рассказ

Подписчиков: 19     Сообщений: 434     Рейтинг постов: 893.3

КС155 покинутые много текста творчество рассказ story песочница 

Честь девятая, восьмая тут: http://joyreactor.cc/post/3269255

Дальнейшие пару недель проходили в следующем режиме: Старик с утра и до полудня выгонял меня с каким либо поручением, на охоту, помочь кому-то из знакомых, отнести что-то куда-то, иногда даже просто говорил, мол займи себя чем-нибудь до обеда, только сходи погуляй. Сначала я не понимал, для чего он это делает, но постепенно допёрло. Каждый раз, возвращаясь обратно к Златовласке, я мазал её рану мазью, что принесла Фиалка, и каждый раз на ней не было следов от неё. Похоже она стеснялась попросить меня помочь ей помыться, поэтому с этим ей помогал Старик, а меня он выгонял, дабы не смущать девушку. Да и в дамскую комнату она при мне ни разу не ходила, так что, наверняка, все свои дела делала, пока я гулял до полудня по поручениям. Мои догадки подтвердились, когда Златовласка окрепла настолько, что способна была уже самостоятельно передвигаться по дому, после этого Старик перестал гнать меня по утрам из дому.
Почти каждую вторую половину дня мы проводили вместе за разговорами ни о чём. Играли в шашки, шахматы, карты, гуляли по дому и двору, разминая её тело. Я за это время настолько привык к тому, что она держится за мою руку, к теплу её тела, когда она прижималась ко мне, что мне даже было неуютно ходить куда-то без этого ощущения приятной тяжести на руке. С каждым днём я всё больше и больше привязывался к этой гостье из будущего. Да и она, похоже, чувствовала ко мне определенную симпатию, конечно если все её знаки внимания не были вызваны чувством благодарности. Однажды, она устала настолько, что уснула, лежа на моем плече. Я лежал, боясь пошевелиться, и в итоге тоже задремал, а во сне сгреб её в охапку и прижал к себе, таким образом заработав ещё одно смущающее воспоминание. Правда после этого случая я перебрался с софы к ней на кровать и последующие дни уже спал рядом с ней. А ещё иногда ночью мы забирались на крышу, и смотрели на звездное небо, оно очень интересовало девушку, ведь до этого она наблюдала на небе совершенно другую картину.
В скором времени Златовласка уже почти полностью оправилась, а рана на животе затянулась, оставив после себя ровный светлый шрам. К этому времени мы уже прогуливались по городу, и даже от этих прогулок она перестала уставать. Моя поддержка ей больше уже не была нужна, но она всё так же продолжала держаться за мою руку, меня это безмерно радовало, но всё же было интересно, делает она это в силу привычки или же осознанно? Спросить я боялся, а вдруг перестанет? Как бы то ни было, Златовласка уже была готова к длительному пути, так что мы начали планировать нашу поездку к АЭС. Был выбран день, надо было успеть сделать это до того, как начнет выпадать снег, и рельсы окажутся под сугробами. День мы выбрали так, чтобы в случае недостаточной дальнобойности телепорта успеть вернуться обратно и подготовив план по проникновению на лунную базу, вновь отправиться к АЭС.
За несколько дней до назначенного срока Старик отправил нас вместе в лес по грибы, сказав: «Тошно уже смотреть на то, как вы, голубки, топчетесь на месте и не решаетесь на серьезные шаги, так что ступайте ка в лес, может его романтика вас подтолкнет на решительные действия, а заодно и припасы мне на зиму пополните», или что-то около того. Слова старого деда повеселили и меня, и Златовласку, и мы, взяв большие плетеные корзины и немного еды, направились в лес. Там я ей показывал какие грибы можно собирать, а какие лучше не трогать, она внимательно меня слушала, а её лицо приняло очень забавно-сосредоточенное выражение, что я не выдержал и рассмеялся. Она обиженно посмотрела на меня и начала кидаться сухими листьями, это только больше меня развеселило. Но я всё таки успокоился и продолжил читать ей краткий курс микологии. Научившись определять несколько видов съедобных грибов, она перестала спрашивать у меня, указывая на каждый увиденный гриб, с вопросом съедобно или нет, и начала рассказывать о том, какие места ей хотелось бы показать мне в первую очередь в своём мире. Чем ближе был назначенный день, тем больше она говорила о своём мире, похоже она очень по нему соскучилась, или же ей сильно надоел наш грязный дикий мир, или всё сразу. Не мог её в этом винить, мне тоже не терпелось поскорее дожить до этого дня, пугала только неизвестность нового мира, вся моя надежда была на Златовласку.
Почувствовав голод, мы сели и уничтожили принесенные съестные припасы, после продолжили собирать грибы. К сожалению их было не так уж и много, а потому, когда начало темнеть и я потащил Златовласку обратно, она воспротивилась со словами:
- Но корзинки ещё не полные.
- Не волнуйся, завтра ещё сходим, я вот не хочу тут впотьмах плутать, или ты одна найдешь дорогу домой? Тогда я тебя без проблем оставлю, - шуточная угроза возымела эффект и девушка тут же оказалась рядом со мной, обвив мою руку своими и прижавшись ко мне.
В баре нас ожидал неприятнейший сюрприз, Старик без чувств лежал на полу. Я тут же бросился к нем, проверять пульс и дыхание, нащупал вену, есть пуль, дышит еле-еле. Златовласка стояла рядом со взглядом, полным ужаса.
- Он жив, - попытался я хоть чуть-чуть её успокоить, но тревога так и не покинуло её лицо окончательно, я поднял Старика на руки и отнес в комнату его дочери, положил там на кровать, - Златовласка, будь рядом с ним, я побежал к за Фиалкой.
В дверях бара я столкнулся с Доцентом.
- Стой, Пионер, куда спешишь так, почему в баре никого? Где Старик?
- Без сознания, на втором этаже, бар сегодня закрыт, посторожи тут, передай остальным, я к Фиалке, - Доцент молча кивнул и пропустил меня.
До дома Фиалки я добежал быстро, но вот обратно…она конечно старалась, пыхтела, семенила ножками как могла, но всё же казалось, что движется с черепашьей скоростью. Я всё порывался усадить её на спину и рвануть до бара, но она наотрез отказывалась. Наконец мы добрались до бара. Доцент пошел с нами на второй этаж, Златовласка сидела в комнате и что-то сквозь слезы шептала Старику, а тот лежал и с грустной улыбкой слушал её. Похоже он всё таки очнулся.
- Так, девочка, оставь ка меня с ним наедине, - не терпящим возражений голосом произнесла, Златовласка кивнула и выбежала, Фиалка закрыла за ней дверь.
- Что теперь будет? – дрожащим голосом она спросила, прижимаясь ко мне. Я обнял её, гладил по голове, стараясь утешить хоть как-то.
- Не знаю, Златовласка, не знаю, остается просто надеяться на лучшее.
Казалось прошла целая вечность, прежде чем дверь открылась и Фиалка вышла к нам, освещения в коридоре было недостаточно, чтобы разглядеть выражение её лица.
- Он…он умирает…я ничем не смогу помочь… - говорила она это подавленным, отрешенным голосом, ни к кому не обращаясь, словно не хотела, чтобы её кто-то услышал, словно не желая сама слышать то, что говорит, - попрощайтесь с ним, это единственное, что сейчас можно сделать, - после этих слов она резко развернулась и пошла вниз.
- Пионер, пусти меня вперед, я быстро, скажу ему пару слов, а потом пойду, расскажу всем остальным, - я кивнул, давая своё согласие Доценту. Он и вправду вышел оттуда очень быстро, даже минуты наверно не прошло, и не сказав ни слова, тоже пошел на первый этаж.
Я открыл дверь и пропустил Златовласку вперед, она тут же со слезами бросилась к Старику и рыдала у него на груди, стоя на коленях возле кровати. Он гладил её по золотым локонам и, успокаивающим голосом говоря:
- Милая, ну не убивайся ты так, мне будет очень грустно умирать, если это доставляет столько боли такой прекрасной девушке. Но выбора у меня нет, так что будь сильной, не расстраивай пожилого человека, - Старик улыбнулся вымученной улыбкой. Златовласка постаралась успокоиться и обратилась ко мне.
- Пионер, надо брать его и везти к телепорту, скорее, в моем мире ему точно сумеют помочь, лишь бы довезти его туда живым… - Старик перебил её, взяв ладонь девушки в свою.
- Златовласочка, не нужно. Я родился в этом мире, в нём и умру. Ну сколько времени ваши врачи смогут мне выиграть? Неделю? Месяц? Два? - если верить рассказам Златовласки, выиграть они могли куда больше, возможно столько, сколько старик уже прожил, но мы оба промолчали, понимая, что тут вопрос не в длительности срока, а Старик продолжал, - стоит ли эта гонка со смертью того, чтобы мучить и тащить умирающего человека незнамо куда? И потом, я уже пережил всех своих родных, друзей, жену, дочь. Мне хочется, наконец, увидеться со всеми ними на том свете, так что не печалься так обо мне, я скоро буду рядом со своими близкими и присматривать за тобой и этим оболтусом с небес. Я прожил долгую и насыщенную жизнь, хватит с меня, пора на покой.
- Старик, я даже не знаю, что сказать… Спасибо за всё, что ты сделал для меня, для нас. Мой долг тебе так и останется неоплаченным, но память о тебе будет жить, пока жив я, - наконец, найдя силы что-то сказать, я подошел поближе.
- А ты, Пионер, всё не поймешь, ради чего я вам помогал. Эта вам спасибо, детишки, что пусть и ненадолго, но снова дали мне почувствовать себя отцом. Надеюсь, не пустословишь про память обо мне, что будет жить, мысль о том, что в годовщину моей смерти хоть один человек да сядет и выпьет со словами «эх, Макаров, хороший ты был мужик», очень греет моё старое сердце.
- Так твоя фамилия Макаров?
- Да, Макаров Андрей Дмитриевич я. – Старик сморщил лоб, словно вспоминая что-то важное, - Пионер, береги эту девушку, такие на дороге не валяются, сам знаешь, пришлось до луны ради неё добраться. А ты, милая моя Златовласочка, следи за этим оболтусом, чтобы глупостей не натворил, он это умеет. В общем, детишки, послушайте старика, вы - самое дорогое что есть друг у друга, а потому вам нужно друг друга беречь. Пионер, притащи сюда граммофон, хочу напоследок свою любимую песню послушать.
Я спустился вниз, достал пластинку с песнями Высоцкого, старик часто слушал эту песню, так что я прекрасно знал, о чем он говорит. Взял граммофон на руки и понес наверх, поставил его в комнате, нужная песня была последней, поставил иглу на нужное место и запустил. Заиграли первые ноты и Высоцкий запел: «Средь оплывших свечей и вечерних молитв, средь военных трофеев и мирных костров…». Мы все молча слушали песню, и я с ужасом чувствовал как она с каждым словом, с каждым слогом все ближе к концу. «Если, путь прорубая отцовским мечом, ты солёные слёзы на ус намотал, если в жарком бою испытал, что почем, - значит нужные книги ты в детстве читал!», последние слова песни были допеты, и в комнате осталось лишь два звука, шумящей пластинки и всхлипы плачущей над, уже похоже мертвым, Стариком, Златовласки, надеюсь хоть песню он дослушать успел. Я выключил граммофон, подошел к девушке:
- Пошли, - я обнял её за плечи и вывел из комнаты.
На первом этаже уже сидело куча народу, странно даже, когда я спускался за граммофоном, тут Фиалка выпивала в одиночестве.
- Ну что? – нарушил гробовое молчание Доцент.
- Я не доктор, не скажу наверняка, но похоже Старика больше нет с нами.
- Я проверю, - Фиалка пошла наверх и скоро вернулась, - да, он ушел.
- Тогда идем готовить погребальный костёр, сжигать будем на площади, - Доцент повел всех за собой.
Я тоже выбрался наружу, холодный воздух немного прояснил мои мысли, а вот Златовласка как на автомате ходила за мной, просто вцепившись в мою руку. На улице стояло ещё больше народу, чем в баре, Доцент сказал им всем печальную новость и почти все направились в лес, собирать древесину для костра. Я тоже пошел за ними, думал было помочь мужикам тащить бревна, но увидев Златовласку, держащуюся за меня, они просто жестами показывали что помощи не требуется, иди мол. Я собрал немного хвороста, сколько мог унести в одной руке, и пошел на площадь. Костер получился просто огромным.
А со стороны бара уже несли тело Старика на импровизированных носилках из белой ткани. Его положили на специально подготовленную платформу на костре, после чего зажгли несколько факелов и раздали их некоторым людям, в том числе и мне. Златовласка к этому моменту более-менее пришла в себя, так что отпустила меня к костру одного.
- Старика больше нет, но в нашей памяти и в наших сердцах, он будет жить как частичка каждого из нас. Кому то он заменил брата, кому-то отца, кому-то деда, но для всех без исключения он был верным и хорошим другом. Да вознесется душа твоя к небу, вместе с дымом этого пламени, да растворится тело твое в земле вместе с золой, что останется после него. Прощай, Старик, – с этими словами Доцент поднес факел к костру, и пламя перекинулось на сухой хворост, и начало жадно его пожирать. Я и все остальные люди с факелами повторили за ним. После выкинули факелы в костер, и я вернулся к Златовласке, которая тут же обняла меня и прижалась.
- Слушай, а почему вы сжигаете мертвых? – голос её больше не дрожал, похоже она выплакала на сегодня всё что могла.
- Причина кроется всё в той же дикости нашего мира, чтобы трупы потом не выкапывали и не жрали. В этом городе вряд ли кто-то пойдет на такое, а вот в более диких местах такое случалось нередко, в итоге традиция сжигать тела распространилась везде.
Казалось, что на площади собрались все горожане, и я бы совершенно не удивился, если бы это было так. Все смотрели на горящий костер, кто-то переговаривался шепотом. Через некоторое время некоторые люди начали расходиться, костер постепенно догорал, пламя ослабло, люди начали выстраиваться в очередь к нему, доставая из карманов стаканы, кто-то и бутылки со спиртными напитками. С теми, у кого не было чего налить, делились, у меня не было стакана, а потому я просто достал и открыл фляжку.
- Златовласка, подожди меня здесь, - она кивнула и я занял место в очереди, и когда оказался в её начале, то сделал то же, что и остальные, насыпал щепотку золы в жидкость и выпил, после чего вернулся к Златовласке, взял её за руку и повел обратно в бар.
- Эй, Пионер, - окликнул меня Доцент, догоняя, -слушай, я завтра с утра зайду к вам, до того момента никуда не уходи, ладно? – я молча кивнул и продолжил свой путь.
В баре никого не было. Но похоже кто-то вернул граммофон на законное место. Я перевернул пластинку и запустил её. «В сон мне желтые огни и хриплю во сне я, повремени, повремени, утро мудренее…», запел всё тот же Высоцкий. Я достал из-за барной стойки свое любимое фруктовое пиво и почти залпом его выпил.
- Пионер, пошли спать, - Златовласка тянула меня за руку, - я не хочу чтобы ты напивался.
- Не волнуйся, я никогда не напиваюсь до неадекватного состояния, - ответил я, но всё же поддался и пошел за ней. Спать на кровати, на которой умер Старик, нам не хотелось, а потому мы устроились на софе. Точнее я на ней устроился, а Златовласка разлеглась на мне, но мы оба были эмоционально вымотаны, так что не смотря на некоторые неудобства оба очень быстро уснули.
Развернуть

рассказ story юмора не содержит отношения творчество сопли много букв 

Никогда раньше этим не занимался, но знакомые часто говорили что им нравится моя манера письма. Сел и решил написать короткий жизненный рассказик. На плюсцы не претендую, ибо понимаю что аудитория реактора явно не является целевой для такого рода творчества. Мне интересно мнение бывалых читак: что изменить в подаче, что поправить?Итак, собственно начнём:

Ты знаешь... у меня для тебя есть история, которую я давно хотел тебе рассказать.


Жил на этом свете мальчик. Была у него девочка которую он когда-то полюбил, но время шло, люди менялись. они поняли, что вместе им тяжело. Опустим причины и виновников. Скажем только, что инициатором был он. Они расстались. Она пошла своей дорогой, он - своей.

Он зарёкся от чувств, он зарёкся от каких-бы то ни было привязанностей. Он пережил свою смерть. Если сравнивать с прописанными лириками «половинками» - можно написать что зияющая дыра на месте второй половины обросла грубым рубцом. Ему казалось что уже никто не сможет встать на это место, никто не сможет растворить этот рубец и добраться до того что под ним — души и мягкого сердца. Он сам построил вокруг своего сердца неприступные стены, а само сердце заковал в стальную броню.

Время шло. Он жил. Хотя какая это жизнь… он существовал. Искал смысл в том что ему нравилось. В том что никогда не предаст. Он одушевлял свою технику, он полюбил звук трещотки, звук хорошей выхлопной системы, ветер в лицо и пыль дорог. Он вознёс на вершину личного пантеона машины, а себя стал с ними отождествлять. Он стал мыслить алгоритмами, двоичной системой, пытаясь просчитывать наперёд события, последствия и шансы. Его кровь смешалась с бензином, запах которого он обожал. Это для него стало жизнью. Обладая аналитическим мышлением, он изучил механизмы работы своего организма в части эмоций и их контроля, он ещё более отошел от этого мира, ведь он понимал первопричину каждой своей улыбки. Он перестал испытывать радость, но для того чтобы оставаться частью социума, который он ненавидел, ему пришлось эти эмоции симулировать.  Были женщины которые были ему симпатичны, но он слишком глубоко спрятался за своей стеной чтобы попытаться сделать хоть что-то. К тому же он видел что эти женщины не подойдут на место покрытое шрамом, а попытка срезать шрам — принесёт боль в начале и разочарование потом. Так продолжалось довольно долго.

Так как он любил только технику, он научился её чувствовать. Работал он с компьютерной техникой в довольно крупной организации. Однажды, когда он стоял возле очередного только-что исправленного монитора, его боковое зрение отобразило прошедший мимо силуэт. Кожа покрылась мурашками, поднимая каждый волосок на теле, сердце замерло, мозг выдал сообщение о системном сбое и запрос на перезагрузку: Мимо прошла небесной красоты девушка. Она села за свое рабочее место, поправила выпавшую из-за уха прядь волос и стала смотреть в монитор. Свет из окна, пробивавшийся сквозь закрытые жалюзи окутывал её контур золотым свечением. Единственное что пришло ему тогда на ум — было мыслью о том, что он своими глазами видит сошедшую прямо с киноэкрана эльфийку.

Придя в себя он задумался. В первый раз за длительное время он почувствовал то, чего не чувствовал никогда в жизни так сильно, и никакие знания причинно-следственных связей не смогли затормозить этот процесс.

«Ну что-же…. Привыкну» - подумал он, тяжело вздохнув.

Время шло, но он почему-то не привыкал. Ситуация стала повторяться из раза в раз. Снова и снова. Даже во время случайной встречи в коридоре. Его это начало раздражать. Он понимал, что умеет знакомиться и налаживать контакт только в деловых целях. При любых её обращениях по работе он «зависал», улыбался и пытался вести себя максимально корректно. Однажды, стоя у окна у себя в отделе, он увидел как она зашла. Просто-так в ИТ отдел люди не ходят:

«Что случилось, солнце моё?» - Он был слишком замкнут для нормального межличностного общения и за несколько секунд не смог придумать ничего лучше. Получив ответ, он сам себе в голове прописал подзатыльник и пошел налаживать технику. Он считал, что совершенно никак не может ей понравиться, как и любой другой девушке. Он окрестил её для себя личным Единорогом, ведь по преданиям это небесной красоты волшебное существо нельзя приручить.

 Он стал терпеть. Ушел с головой в технику. Он продолжил искать спасение свечах, масле, приглушенном свете. И речь сейчас идет не о романтике, а о гаражных вечерам?х. Он осуществил свою детскую мечту: Со словами «литр - это либо надолго, либо до конца жизни» купил мотоцикл. Старенькая Ямаха зарядила его бодростью и позволила немного отвлечься… Но время вернуло всё на круги своя.

Как-то вечером покручивая гайки он вновь размышлял о всём происходящем. Ему в голову пришла простая мысль…

«нет желания прокатиться пассажиром на закрытии сезона завтра?» - написал он, задержал дыхание и нажал на Enter. Ответ его шокировал до глубины души — она была согласна и готова перенести свои планы на день.

За вечер он успел договориться о шлеме для неё и на следующий день, получив первичный инструктаж, она ехала с ним в пробеге мотоциклистов, посвященном закрытию мотосезона. К тому времени у него уже был опыт перевозки пассажирок, но с ней ему было настолько комфортно, что он едва сдерживал захлестнувшие эмоции… но как продолжить общение? Этого он не знал. Через день они встретились просто вдвоём. И просто катались. Он не знал о чем говорить, он не помнил как себя вести — в голове было пусто. Он совсем забыл что такое общение с девушкой, которая нравится. Поняв это, он ещё больше убедил себя в том что его единорог недостижим. Он попытался заткнуть в себе все эти эмоции. Он отводил взгляд в сторону при случайной встрече, избегал контакта… ведь если она попадала в его поле зрения — его мозг вновь перезагружался.

Начался зимний сезон с его проблемами, другие увлечения, новые знакомства, проба себя в новых качествах. Эмоции несколько утихли, но каждый вечер, каждую ночь когда он ложился спать, у него перед глазами возникало её лицо и было лишь одно желание. Нет, это не было желанием плотских утех, ибо он давно перестал считать секс чем-то жизненно необходимым, чем-то ради чего стоит тратить время и деньги. Желание это было намного проще: обнять и уснуть в тишине. Он не понимал почему. Он не понимал чем его давным-давно ТАК зацепила эта девушка, он не мог это объяснить, не мог объяснить что заставляло его организм выбрасывать такие количества нейромедиаторов при одной лишь мысли о ней… Это повторялось вновь и вновь.

Ни что не вечно под луной. Как осень сменилась зимой, так зима сменилась весной. За весной пришло лето. Мотоцикл реально помогал ему в борьбе со своим мозгом, а может быть — в борьбе с сердцем… пока однажды его тактика не дала сбой и ему не пришлось вновь заглянуть в её глаза. Это был обычный рабочий день и какая-то обычная проблема, но эта проблема была у неё. Человек может улыбаться всем лицом и даже телом, но заставить улыбаться глаза получается лишь у немногих. Это вызывает двоякие чувства. И он смотрел сквозь её улыбку в её грустные глаза. Он не знал с чем это связано, он хотел это прекратить, он хотел как-то помочь ей улыбнуться по настоящему, но как и в прошлый раз не знал что для этого сделать. Он отвёл взгляд, как делал это ранее. Чуть позже, находясь в полу-трансе от очередной «перезагрузки мозга» он вновь предложил ей прокатиться, но со шлемом в этот раз всё вышло не так просто. Знакомые из мототусовки сдержанно посмеивались над ним: «Эх ты! Всяких девок катать хочешь, а второго шлема нет!». Но ему не нужны были «всякие» девки. С горем пополам он нашел шлем и они встали на колёса. Покатушки не задались. Погода была против. Они попали под проливной дождь, который пережидали в магазине, затем он повез её домой. Она предложила зайти на чай. Это вызвало у него испуг и ступор. Он был промокшим до нитки и боялся… чего-то. Он отказался, сославшись на то что если снимет куртку то вряд ли сможет заставить себя в неё залезть. Они попрощались, она ушла. Он еще долго стоял на месте обдумывая случившееся. Через несколько минут небо прояснилось, выглянуло солнце и показалась двойная радуга. «Погода решила надо мной поиздеваться» - подумал он, сел на мотоцикл и поехал домой.

Через некоторое время был следующий выезд. Он запомнил его плохо. Память оборвалась в момент когда она надела шлем, вернулась тогда когда за её спиной закрылась дворовая калитка её многоэтажки. Ему это показалось одним мгновением. Ярким, полным света и счастья. «Мне кажется что я веду себя как дурак, так дела не делаются» - его последняя мысль перед тем как открутить ручку газа. При всём к ней отношении он всё ещё боялся подпустить человека ближе, а что уж говорить о том чтобы сделать этот шаг самому. И он это понимал.

Через некоторое время, народ с работы вместе отмечали её новоселье. Туда приехал и он. Замыкаясь в себе при наличии в помещении более 4х человек, он не хотел ехать, но поехал. Почему? Он поехал туда из-за неё, а не из-за праздника. В очередной раз уйдя в себя, он весь вечер просидел в обнимку с гитарой перебирая струны. Когда все уходили, он хотел сделать это, он хотел поцеловать её на прощание. Хотя бы в щёку… но в этот момент было слишком много свидетелей. Поэтому он просто её обнял, обернулся и ушел.

Он решил рассказать ей свою историю, рассказать всё до капли, все свои мысли. Он надеялся что возможно она всё поймет, возможно уйдёт, а может и останется. Он не мог себе позволить назначить место встречи напрямую. Поэтому, он искал обходные пути: Он нашел очередной мотошлем, забрать его он ехал с таким рвением что вскипятил мотоцикл. Ремонт занял вечер. После он звал её вновь сесть к нему за спину, она отвечала «как-нибудь потом, у меня дела». Подумав что ей это не интересно, он предлагал встречу за кальяном. Ответ был тот же. Близилось очередное закрытие мотосезона. Он предложил ей повторить, но суть ответа осталась той же.

В следующий раз вне рабочей обстановки они встретились в вечер после закрытия мотосезона за кальяном у коллеги. За столом кроме их двоих было ещё двое. В такой обстановке он мог позволить себе быть чуть открытие и вести нормальные диалоги, но бОльшую часть времени она сидела молча и, как казалось, смотрела в пустоту. На такси до дома они ехали вместе. Через неё. Он надеялся что у него будет хотя бы пара минут на нормальное общение без посторонних, но в такси, как это ни внезапно, был водитель и при нем ему не хотелось обсуждать личные темы. Он снова в шуточной манере спросил её желания сесть в седло. Ответ был тем же. Когда они доехали до её дома, она изменила точку назначения в заказе, указав его адрес. Он вышел, открыл ей дверь, обнял на прощание, сел в машину и уехал. «Вот и поговорили»…

Ничего не менялось. Он звал. Она отвечала «потом». Он не мог понять причины, он чувствовал что всё испорчено, но боялся испортить ещё больше. Желание всё рассказать достигло пика и перевесилось через те самые стены, о которых речь шла в самом начале. В очередной раз сидя в гаражном боксе у соседей он начал диалог. Ему нужно было узнать немного правды. Он выдумал историю о том что его побудило написать. Сослался на то что за разговором была поднята тема девушек и спросил свободна ли она, так как по её поведению это было не совсем ясно. Она ответила что у неё нет серьёзных отношений. Он снова реквестировал встречу, на этот раз предложив кофе. Она ответила чтобы лучше заезжал с кальяном… но как-нибудь потом. Он тяжело вздохнул и отложил телефон. Почему-то его мозг сделал акцент на слове «серьёзных».

Через неделю был очередной импровизированный корпоратив по случаю увольнения сотрудницы. Пока они находились в одном помещении на её лице ни разу не возникло улыбки. Он не мог поднять интересующую тему вслух, поэтому сидя на расстоянии вытянутой руки, он достал телефон и написал ей сообщение с прямым вопросом: есть ли у него шансы на встречу в принципе. Ответ не заставил долго ждать, но был конкретнее и чётче: теоретические шансы есть, а практические — вряд ли. Он сидел возле неё, а она сидела возле замужнего коллеги. При чем к замужнему коллеге явно относилась с бОльшим доверием и теплом чем к нему. В этот момент его мысли вновь перевернулись. Он встал, попрощался с присутствующими и спустился на улицу, сел на байк и выдохнул. Он чувствовал то, что в таких случаях нормальный человек чувствовать не должен — он чувствовал радость. К нему пришел вывод, а скорее даже осознание того что последние 2 года он мечтал о единороге, которого поймать ему было не суждено даже при активных попытках, осознание того что он достиг финала о котором всегда знал и к которому готов. Она никогда не выделит на него время. Он ей не интересен.

 Он ехал и с каждой секундой его радость была всё сильнее.  Резкое осознание того что живем мы один раз и для себя, Что нужно кайфовать, а не планировать и не бояться. Если неудача предрешена и ты о ней знаешь — не нужно оттягивать, Ведь и слиться можно красиво и с фарсом как терминатор с поднятым вверх большим пальцем. Он моногамен до мозга костей, и ему стало ясно что его текущий объект вожделения никогда его не будет... и Это открывает перед ним новые горизонты. Он понимал что еще долго не встретит человека на которого его мозг будет реагировать так же, а скорее всего - никогда.  И ему это нравилось.

Он понимал что этот кайф кончится когда он проснётся завтра утром, но в тот момент ему было всё-равно.

Он летел по дороге так как никогда раньше: На спидометре было за 200, и это его совершенно не волновало. Он ехал расслабленным в первый раз за 2 года. Ему не нужно было беречь себя ради кого-то, он понял что люди вокруг живут своими жизнями, что машины на дороге не хотят его убить. Они хотят домой, а жизнь - это всего лишь один момент: здесь и сейчас. Что нам завтра, что нам вчера? Нужно успевать жить. Жизнь - скорость тока крови в наших артериях. И чем эта скорость быстрее - тем жизнь интереснее. Скорость, ветер и адреналин - это то из-за чего реально нужно жить.

К приезду домой он понял что стрессовый выброс эндорфинов кончается.

Интересно устроен человеческий организм и его защитные реакции. Особенно со стороны психики. На то, что должно вызывать негатив, депрессию и суицидальные наклонности - дичайший выброс гормонов радости. Всё потому что до этого он жил в состоянии постоянной депрессии, в постоянном напряжении, но он заранее знал концовку. Именно из-за этого и была эта депрессия и напряжение. Теперь же всё кончилось и он может открыть следующую страницу своей жизни, а на этой странице он постарается жить с максимально поднятой головой, чтобы ни случилось. Хватит бояться и пресмыкаться. Он — человек и это должно звучать гордо. Он таков каков он есть и его ничего не исправит, ведь то что не убивает - делает сильнее. 

При всём прочем, он посчитал что стоит отдать должное: в том что он - нерешительный закомплексованный неудачник, который раскачивался больше года на хоть какой-то шаг виноват только он. Свершить невозможное - раскачать его на попытку к хоть какому-то шагу - это нужно было постараться. И она этого достигла, она ничего не делая просто своим наличием заставила обветшать те стены, а сердце в стальной броне — биться.  И раз так - значит с ним не всё так плохо.

Проснувшись следующим утром, он перечитал свои записанные вечером мысли. Вопреки ожиданиям, ему не стало хуже. У него оставался только один вопрос: Почему если он был ей неинтересен, или тем более неприятен, она вместо того чтобы сказать об этом напрямую говорила «потом», давая надежду на завтрашний день? Но надежды на завтрашний день у него не осталось ровно никакой. Раз так — пусть будет счастлива с тем с кем пожелает. Мы сами творцы своей судьбы. Теперь его не сдерживало ничего. Он не мог ничего испортить, так как ничего и не было. Никогда. Он решил что если лично рассказать свою историю не сможет, то во всяком случае напишет. Он не надеялся на то что она дочитает его послание до конца, но ему просто нужно было чтобы она знала всю правду, а как она ей распорядится — лишь ей решать. Он открыл текстовый редактор и начал писать свою историю.  Когда он писал последний абзац — ему в голову пришел вопрос: А зачем ей всё это знать? Это слишком личное… Разве что он видел в ней часть себя и очень похожую проблему? Грусть, которую выдавали глаза когда улыбались губы, стремление к одиночеству и боязнь подпустить кого-то слишком близко… Возможно когда-нибудь она прочитает этот текст и это ей хоть немного поможет понять себя в первую очередь. Он сохранил документ и убрал его в угол рабочего стола. 

Прошо некоторое время. Быть может несколько дней, быть может месяцев, а может и годы. К ней на глаза попал невзрачный с первого вида рассказ. Она начала читать его просто как очередную сопливую историю. Первой строчкой в том рассказе была фраза:

«Ты знаешь... у меня для тебя есть история, которую я давно хотел тебе рассказать.»


Развернуть

КС155 покинутые много текста творчество рассказ story песочница 

Часть восьмая, седьмая тут: http://joyreactor.cc/post/3266786

Ещё не до конца очнувшись ото сна, я сжал в руках что-то мягкое и теплое, прижался к этому щекой, но блаженство прервала мысль: «стоп, а чем это вообще может быть?». Черт бы побрал эту мысль, которая тут же заставила меня окончательно проснуться и едва ли не вскочить с кровати, что очень повеселило мою соседку. Как я и думал, я лежал, обнимая Златовласку за бедро и используя её же вместо подушки, мои щеки тут же залились румянцем, мне в жизни приходилось делать много всякого, казалось бы я уже должен был обрасти непрошибаемой бронёй, но вот опыта общения с девушками ровесницами у меня почти не было. А с настолько красивой вообще впервые. Казалось бы, подумаешь, спал у девушки на ноге, как-то зимой ужасная метель застала меня в одной из избушек богом позабытой деревни. Там жила семья из мужа с женой и троих дочерей, чтобы не замерзнуть ночью, они спали вместе на огромной печи, хранящей тепло от пламени, и спали под дублеными шкурами, прижимаясь друг к другу абсолютно голыми телами, так тепло лучше передавалось от тела к телу, и никто не мерз. И в ту ночь мне пришлось спать так же вместе с ними, тогда я совершенно не думал стесняться, а тут такая мелочь вгоняет меня в краску, ну что за напасть?
- Прости, я это не специально…долго я так спал, положив голову на тебя?
- Ничего страшного, - Златовласка улыбалась, ни капли насмешки, только теплая и даже заботливая улыбка, - ну спал ты всего пару часов, где-то час тому назад сгреб руками под себя мою ногу и расположился на ней.
- Надо было разбудить меня, – я обратно уселся на кровать.
- Я не хотела, ты так мирно спал, и потом, я совсем не против, тем более что тебе, вроде как, очень понравилась такая вот подушка, - тень озорства скользнула по её лицу.
- Знаешь...- я немного призадумался, стараясь верно сформулировать свою мысль так, чтобы сказав её, не пришлось прятать свое красное от смущения лицо, - я бы соврал, если бы сказал, что ты ошибаешься, - и улыбнулся в ответ, фух, вроде не покраснел.
Тут я заметил, стоящий на тумбе возле кровати поднос с едой, которую похоже не доела Златовласка.
- Старик значит заходил? А он заходил до или после того, как я расположил голову на тебе?
- После – девушка сказала это с каким-то добро-издевательским предвкушением.
- Вот же невезуха, и только привык к его постоянным шуткам про меня и девушек, так теперь такой повод дал, вообще от него не отделаться будет, - нарочито обреченным голосом произнес я, - а ты почему не доела всё? Тебе ведь надо силы восстанавливать.
- Старик перестарался, наложил так, словно я не маленькая хрупкая девушка, а здоровенный двухметровый солдат, в полтора своего роста в плечах, да ещё и после марш броска. Ела, пока обратно не полезло обратно, можешь доесть? Оно ещё не совсем остыло наверно, а мне не хочется расстраивать Старика тем, что я не полностью съедаю то, что он для меня готовит.
Внизу, неизвестная мне исполнительница, волшебным голосом тянула оперную арию «Улетай на крыльях ветра», значит, бар ещё работает. И всё-таки у Старика очень богатый репертуар музыки, услышать оперное исполнение в подобном заведении я ну никак не ожидал. Как бы там ни было, спускаться вниз мне не хотелось, не хватало нарваться на ещё одну «дружескую» беседу с Доцентом или что-то подобное, поэтому я молча взял поднос и принялся за еду, а в это время Златовласка, похоже неосознанно, начала вторить песне граммофона. Пела она негромко, не было в её голосе той уверенной силы, что была у оперной певицы, но было нечто другое, чарующее и обволакивающе-успокаивающее. Так она и сидела, в позе Аленушки с картины Васнецова, сложив ладошки на согнутых коленках и положив голову на них, а в безмерно голубых глазах, смотрящих в никуда, чуялась непреодолимая грусть. И даже когда песня уже закончилась, она не сразу опомнилась и некоторое время продолжала сидеть, думая о чем-то своем.
- Откуда ты знаешь эту песню? – вывел я её из транса.
-А? Ну это же классика, я какое-то время в детстве занималась музыкой, тогда и запомнила. Ты не думай, что мы, там, в новом мире, полностью забыли историю, нет, у нас огромное наследие из этого мира, так что многие песни, которые тут играют, мне знакомы.
- У тебя очень красивый голос, - похоже, это прозвучало чересчур искренно, если так вообще можно звучать, но она словно и не обратила внимания, - а о чем ты так загрустила? Просто песня печальная или вспомнилось что?
- Да, детство. Как тогда всё было просто, есть хорошие, есть плохие, и мы были теми самыми хорошими, что заселяли новые планеты, мы были созидатели, творцы. А люди, оставшиеся на Земле, тогда казались дикарями, что довели мир до ядерной войны и уничтожили шансы на своё благополучное существование … а потом оказалось что всем нам всё это время про это врали.
- Честно говоря, разве так уж это далеко от истины? Ядерной войны мы не устроили, но успешно оказались на дне и без этого. Наш мир тут умирает, есть ещё очаги некоторого подобия старого строя, как этот город, есть отдельные люди, хорошие люди, такие как Старик. Но мир жесток, им не выжить в таком мире. Те, кого ты видела на луне, совсем ещё цветочки, по сравнению с теми, кого можно встретить тут на земле, за чертой города. Я видел племя мужиков, что держали в подчинении деревню из одних лишь женщин, заставляя их работать, кормить себя, удовлетворять потребности в постели. И половину рождающихся мальчиков они убивали, остальную половину растили себе подобными. Те женщины настолько отчаялись, что уже начали убивать своих новорожденных дочерей, чтобы не поставлять им новых рабынь, но мужики начали похищать молодых девушек из соседних селений, чтобы восполнить количество своих рабынь. Вот насколько люди одичали, сами по себе, без каких либо ядерных войн, вот от каких людей вас отгородило ваше правительство. И я не думаю, что это настолько уж плохое решение, да, жалко тех женщин, да, жалко дочку Старика, тут достаточно людей, которым не помешала бы ваша помощь. Но будь я вождем племени, то между спасением людей, с риском для своих, и бездействием с гарантией их безопасности, я бы скорее всего тоже предпочёл второй вариант. Ну а спасение утопающих – дело рук самих утопающих. Я вот искал шанс выбраться отсюда, я его нашел, и не сказать, что мне это далось легко. Так что можно долго говорить о бесчеловечности решения ваших людей, но тем не менее это обеспечило вам спокойную жизнь, а про цену, которую за это заплатили, массам лучше не знать. – надо признать, правда, которую я узнал от Златовласки, доводила меня до белого каления, но при этом я не мог признать эффективность данного решения, и понимание, что возможно я сам бы поступил так же, не давало мне взорваться массой ругательств в сторону жителей нового мира.
- Наверное, в чем-то ты и прав, но я не могу спокойно принять такое положение вещей, а потому я задам вопрос, который мучает меня весь день. Когда мы попадем в мой мир, будешь ли ты свидетельствовать в пользу меня, против этого решения, будешь ли ты вместе со мной бороться за право этих людей выбирать, где им жить, в нашем мире или в вашем? – она смотрела на меня очень серьезным и строгим взглядом.
- Знаешь, я искал телепорт не чтобы стать спасителем этого мира, а просто потому что хотел сбежать отсюда. И если бы я смог это сделать, значит, смогли бы и другие, а значит, мне незачем брать за них ответственность, я и так проложу тропинку, им останется только уже пойти вслед за мной. Так я считал и считаю до сих пор, но раз уж ты просишь, я выполню всё в точности, как скажешь.
- Пионер, я серьезно! – в этот момент я был готов поспорить на что угодно, что если бы она стояла на своих двоих, а не лежала в кровати, то рассерженно топнула бы по полу своей ножкой.
- Я тоже абсолютно серьезен, даже люди в этом городе, они скоро все уже будут в курсе нашей истории, и если захотят, пойдут за нами. А если не захотят, то не силком же их тащить туда. «Мы приведем вас в новый дивный мир, даже если нам придется тащить вас за уши», так себе девиз, согласись? – Златовласка хихикнула, а я продолжил – даже, к примеру, Старик, он ни за какие шиши не согласится оставить свой бар. Как он говорит про себя, слишком старый и дряблый пёс, чтобы смочь изменить свою жизнь. И все остальные давно уже не дети, чёрт, да абсолютное большинство горожан старше и тебя и меня, так что за ручку их никуда вести не нужно, сами найдут дорогу, сами решат, идти ли по ней. Наша с тобой задача, им её показать. А если в твоем мире нужно будет помощь с организацией приема новоприбывших, то, конечно же, я помогу тебе, чем смогу, хотя этого у меня и не было в изначальных планах, мне бы там свою жизнь обустроить. Но такой красивой девушке я сейчас не в силах отказать, – вашу ж мать, и кто заставил сказать меня последнюю фразу? Но Златовласка пропустила внезапный комплимент мимо ушей.
- А что стало с той деревней женщин, ты знаешь?
- Ну, там я придумал хитрый план, подкинуть банде кочевников информацию, про деревню одних лишь женщин, заранее просчитать день, когда они до деревни доберутся, увести оттуда к тому времени всех женщин и спрятать всех мелких пацанов, которым ещё не промыли мозги. В общем, кочевники перебили мужиков, ускакали оттуда очень расстроенные, а женщины с тех пор растят своих сыновей сами, прививая совершенно другие ценности.
- Я так и знала, что ты не мог бы оставить это просто так, - девушка повернулась набок и накрылась одеялом, - меня в сон клонит, так что я спать, а ты, пожалуйста, не оставляй меня на ночь одну, тут места хватит нам обоим. Мне, всё-таки, страшно спать одной в таком диком мире.
- Только частенько получалось, что я делал только хуже – пробурчал я себе под нос, а вслух произнес, - как пожелаете, - наигранно раскланялся перед ней, Златовласка едва заметно улыбнулась, - я вернусь, а тебе сладких снов.
Я взял поднос с грязными тарелками и отнес их на кухню, после чего вышел на задний двор, вдохнул холодный ночной воздух, весь пропитанный запахом гниющих листьев, и уселся на крыльце. Мне надо было обдумать кое-что, кое-что о Златовласке, определиться, что же такого твориться со мной рядом с ней. Я вытащил из внутреннего кармана фляжку с огненной водой и немного отпил, чтобы не мерзнуть, а ещё это поможет быть честнее с самим собой, только нужно сохранить ясность мысли, иначе всё это зря. Итак: я её знаю лишь пару дней, и за это время очень сильно с ней сблизился. Да, обстоятельства нашего знакомства были, несколько… экстравагантными…и это ещё мягко сказано, но всё же. Чем она мне так понравилась? Когда она мне так понравилась? Вчера? Вчера, конечно, я оценил её внешность при первом же взгляде на неё, после довелось полюбоваться на её, пробуждающие самые низменные желания, формы, но ведь сегодня, болтая с ней, я ни разу об этом не задумался, не вспомнил даже. А зачем тогда я так спешил к ней после охоты? Просто волновался за её самочувствие? Может быть, всё-таки она мой билет отсюда, и мне необходимо её беречь, но наш сегодняшний разговор, насколько он нас сблизил? А ещё постоянные физические контакты с ней, сначала я столько носил её на руках, но это можно не считать, всё-таки, экстренная ситуация, будь на её месте Старик, я бы его так же носил. Хотя…точно, она ведь тогда на лестнице уткнулась мне в шею своим мокрым носиком! Ведьма! Натурально - ведьма, я невольно усмехнулся, одним этим маленьким незначительным жестом зачаровала меня и теперь у меня жгучее желание быть рядом и защищать её. Она мне нравится? Определенно нравится. Она понравилась мне вчера? Как симпотная мордашка – да. Вчера же она заставила меня ощутить себя нужным для неё. А сегодня, после нашего разговора, она уже нравится мне как человек. «А ещё её бедро мягкое, теплое и такое приятное на ощупь», подсказал внутренний голос. Я сладко улыбнулся, вспоминая то ощущение, и ведь не поспоришь.
«Спасите наши души! Мы бредим от удушья», и снова в баре рвал глотку Высоцкий, исполняя эту песню с особым надрывом. Эх, мою бы душу кто спас, ведь скоро тоже бредить начну, и кто знает, что хуже, бред от удушья или от влюбленности и гормонов в мозгу. Я ещё немного выпил и убрал фляжку обратно в карман. Пора бы и мне на боковую. Я вернулся в комнату к Златовласке, она похоже быстро уснула и сейчас очень мило посапывала во сне. Не осознавая, что делаю, я подошел к кровати, её лицо было спокойным, таким я видел её впервые, ибо до этого она постоянно или улыбалась смеялась, или грустила и плакала. В голову пришла шальная мысль и я просто не нашел в себе сил ей сопротивляться, была ни была, надеюсь она ничего не заметит…или надеюсь что заметит? Я наклонился к ней, поцеловал в макушку и прошептал на ухо: «Спокойной ночи, златовласая голубоглазая красавица». Её лицо сохраняло всё то же безмятежно-спокойное выражение, ни один мускул на нем не дрогнул, похоже она ничего не почувствовала. Ощутив одновременно и облегчение и разочарование, я отошел к софе и улегся спать на ней.
Развернуть

КС155 покинутые много текста творчество рассказ story песочница 

Часть седьмая, шестая тут: http://joyreactor.cc/post/3263058

Я позавтракал внизу, надо признать, что Старик все-таки отлично готовит, после чего отправился на охоту. Похоже, что в этом городе никто не может отказать владельцу бара, ибо он дал мне для охоты чью-то однозарядную винтовку, которую ему одолжили. Правда в замен он пообещал поделиться добычей, так что нельзя было возвращаться с пустыми руками, задачу ещё осложняло то, что патронов мне выдали всего три штуки, а значит и на мелкую добычу размениваться будет нельзя, надо искать дичь покрупнее. С этими мыслями я дошел до северо-восточной границы города, тут у жителей города был фронт войны с лесом за территорию, деревья уже росли между заброшенных домов, трава пробивалась из под асфальта. Городские же рубили эти деревья и выпалывали траву, обратно отвоевывая у леса свой город. Уже через полчаса ходьбы от города деревья стояли так плотно, что их кроны почти не пропускали солнечный свет…точнее не пропускали бы, ну а сейчас осень, многие деревья уже избавились от своих листьев. Они шуршали под ногами, так что не могло идти речи о том, чтобы подкрасться к добыче незаметно, а значит надо устраивать засаду. Через некоторое время я набрел на небольшой ручеек и стал искать место водопоя, которое вскоре тоже нашлось, дело осталось за малым, устроить засаду на тропе, ведущей к водопою. Я вскарабкался на дерево и принялся ждать.
Куковать на ветках пришлось довольно таки долго, а из потенциальной добычи я пока видел только пару зайцев, лису и нескольких куропаток. Но, наконец, мне повезло, на тропинке показался небольшой кабанчик, достаточно большой, чтобы прокормить нас недельку, и достаточно маленький, чтобы я смог дотащить его обратно. Я тщательно прицелился, промах обошелся бы очень дорого, выстрел и кабан пал замертво. Осталось дотащить его в бар … «Ох нелегкая это работа, из болота тащить бегемота», с этой мыслью я взвалил тушку на плечи и побрел обратно.
Дойдя до здания, в котором обосновался Старик, я обошел его и зашел со двора, не хватало ещё в баре заляпать все кровью.
- Старик, куда добычу? – громко спросил я, постучав в дверь, которую почти тут же открыли и Старик ответил.
- Да кидай прям тут под дверью, сейчас же разделаем этого поросенка, а ты куда сам намылился?
- Хотел проведать Златовласку.
- Обожди, к ней Фиалка пришла, осматривает, перебинтовывает, так что тебе там пока не место, разделай ка сначала свой трофей, - с этими словами старик достал из одного из ящиков большой охотничий нож и протянул его мне, - а после воркуй с девушкой сколько душе угодно. Я даже оставлю вас наедине, схожу отдам часть мяса хозяину ружья.
Чёрт, а мне казалось, я привык к постоянным шуткам Старика на счет меня и девушек, но когда шутки стали касаться определенно этой, каждый раз что-то внутри дергало. Мне ничего не оставалось как взять нож и приступить к кромсанию тушки бедного зверя. Управился я с этим делом за полчаса, да ещё и на небольшие ровные куски поделил мясо, правда, теперь надо было отмываться от крови. В этом мне помогла всё та же бочка с дождевой водой, в которой я умылся утром, смыл кровь с рук, с ножа, вернул его на место и пошел на второй этаж.
Златовласка сидела на кровати спиной к Фиалке, а та доплетала ей вторую тугую длинную косу.
- Привет, Фиалка, ну как она?
- Да хорошо, я вот приготовила и принесла вам мазь, каждое утро наноси на вату и приматывай бинтами к ране, должно помочь заживлению. А то сама я бегать сюда каждый день не могу. Ну и кормите её вдоволь, чтобы кровь быстрее восстановилась. Ещё пусть гуляет каждый день, сначала по комнате, потом по дому, потом может выбираться на улицу. Так она сама будет чувствовать, насколько близка к полному восстановлению. Только чтобы без фанатизма, и одну её отпускай, только в сопровождении, не хватало ещё чтобы она упала от бессилия и ударилась головой. – на этих словах Фиалка доплела косу и скрепила кончик резинкой, - ладно, Пионер, пойду я, у меня ещё своих дел полно, Златовласка, выздоравливай.
- Фиалка, я там кабанчика притащил, попроси у Старика кусок для себя, он не откажет. – крикнул я ей вслед.
- Ох, мне так неудобно, все на меня столько времени тратят, а я ведь вам совсем чужой человек… - Златовласка уставилась в пол, накручивая вокруг пальца кисточку из своих волос на конце косы.
- А тебе идут косы – она взглянула на меня и улыбнулась
- Да? Спасибо большое. Я, так понимаю, твоя охота удалась? – продолжила она беседу.
- Угу, подстрелил кабанчика, на недельку нам мяса может хватит, когда останется мало, выйду ещё, - я протянул ей руку, - может, как советовала Фиалка, немного походишь по комнате?
- С радостью, честно говоря, уже то, что пониже спины, затекло ужасно, размяться я только за, - Златовласка взялась за мою руку, я помог ей встать, и мы пошли вокруг комнаты. Она шагала медленно, неуверенно, крепко держась и иногда повисая на моей руке, но всё же сделала полный круг, и мне не пришлось, как в прошлый раз, ловить её в падении. Все это время мы молчали, она сосредоточенно переставляла ноги, хоть комната и не было уж очень большой, но даже такая прогулка заняла у неё несколько минут.
- Никогда не думала, что утомлюсь, лишь пройдя по комнате. Эх, а в моем мире такую рану заживили бы раз, и кровь мне дополнительную влили.
- Прости, но я не рискну везти тебя в таком состоянии к телепорту, неизвестно что нас там ожидает, может вообще люди с лунной базы уже туда перебрались.
- Да я и не прошу, к тому же я не знаю мощность этого земного телепорта, возможно, его не хватит, чтобы дотянуться до наших миров и придется прыгать на луну. А на счет того, что она могли перебраться на Землю, не волнуйся, я поменяла коды доступа к КДП, так что даже если она повторят всё то, что я делала, чтобы в первый раз отправить их сюда, у них ничего не выйдет. Так что максимум, кого мы можем там встретить, это тот толстяк.
- Стоп, то есть, нам, возможно, придется снова возвращаться на луну? – такие вести меня мало радовали.
- Не могу сказать точно, пока не увижу характеристик местного телепорта. Так что отложим этот вопрос до того момента, пока я не буду готова к походу к нему.
- Ладно… Так говоришь в вашем мире медицина настолько развита, что такие раны лечит в два счета? – ко мне вернулось то детское любопытство, с которым я некогда слушал рассказы отца.
- Да, наша медицина шагает семимильными шагами, генная инженерия, предотвращение заболеваний в стадии зародыша, восстановление поврежденных тканей, создание и замена органов, или же имплантация кибернетических аналогов.
- А у тебя уже что-то заменяли? – Златовласка тихо посмеялась.
- Нет, я ещё молода, чтобы мне нужно было что-то заменять. Только небольшой чип в мозгу, но он есть у всех, без него в нашем мире и шагу не ступить.
- А что за чип?
- Нет, нет, подожди, - она уселась поудобнее, - давай задавать вопросы по очереди, мне тоже интересно узнать про ваш мир.
- Спрашивай, - я уселся напротив неё на кровати.
- Почему тебя зовут Пионером? Ты в чем-то первопроходец?
- Что? Нееет, видишь галстук? Во времена моего прадеда государство занималось воспитанием детей, посвящало их в пионеры и выдавало такие галстуки. У них был определенный свод правил, что за правила я тебе не назову, сам их полностью никогда не знал, но что-то типа помогай ближнему, все люди браться и всё в таком духе. В общем, если хочешь быть хорошим пионером – соблюдай правила, будешь соблюдать правила, станешь хорошим гражданином. Ну, вот мои прадед и дед были пионерами, когда рос отец, это движение уже развалилось, но галстук от моего деда он всё равно получил, а потом уже передал его мне. С тех пор почти все, кто впервые меня увидит, сразу же начинают называть меня Пионером. Иногда конечно получаю и другие прозвища, вон после моего путешествия на луну Старик меня уже пару раз Гагариным называл. Но, все таки, подавляющее большинство людей, с которыми я встречался, знают меня как Пионера. – я снял галстук и протянул его Златовласке, чтобы она могла его рассмотреть.
- Ладно, задавай свой вопрос, - сказала она удовлетворив своё любопытство и вернув мне галстук.
- Вопрос тот же, про чипы.
- А, это скучно, не знаю, известно это тебе или нет, но раньше у всех людей были документы бумажные, вот эти чипы их нам заменили. Так же они позволяют мысленно управлять большей частью техники.
- То есть, ты можешь, сейчас, не вставая с кровати запустить граммофон на первом этаже? – удивился я. Златовласка снова рассмеялась, уже более звонко и уверенно.
- Да нет же, глупенький, только цифровая техника, да и то только та, что начала производиться в наших мирах лет тридцать тому назад, тогда как раз эти чипы и появились. Если бы я могла вытворять подобное с любой техникой, то не возилась бы так долго с настройкой КДП на луне и сбежали бы мы оттуда без лишнего шума. Может даже я одна смогла бы сбежать, ведь запертая дверь не стала бы для меня проблемой.
Таким образом мы болтали, пока за окном совсем не стемнело. Она рассказывала про свой мир будущего, который для неё был настоящим, я её про свой, дикий и жестокий. Она конечно часто ужасалась, но все таки в и этом пропащем мире смогла найти некую романтику. Мы подшучивали друг над другом, смеялись, а так же много узнали друг о друге
- …проще говоря наш нынешний общественный строй, это какая-то смесь капитализма и коммунизма, в котором личность и её потребности стоят превыше всего, но не выше чем другая личность. – она закончила рассказывать об устройстве их общества и повисла неловкая пауза. Похоже ей уже не о чём было спрашивать.
«Где твои крылья, которые так нравились мне…» донеслись снизу строки песни, значит, пока мы тут болтали, Старик уже успел открыть бар.
- Пионер, а тут нет каких-нибудь книжек? А то мне так скучно было сидеть тут одной.
- Да, есть несколько, сейчас принесу, - я пошел в свою комнату и принес оттуда все те книжки, что Старик достал из библиотеки, - вот, это всё что тут есть, если быстро прочитаешь, то я тебе ещё достану.
- Хорошо, - Златовласка пролистала их и выбрала ту, что показалась интереснее остальных.
- А я пойду немного подремлю, а то в сон клонит, похоже я ещё тоже не до конца восстановился. – я уже собирался уходить, но девушка сделала мне предложение, от которого я просто не мог отказаться.
- Можешь поспать тут, - сказала она, освобождая место рядом с собой. «То есть даже не в этой комнате, а прям прям рядом с тобой на кровати?» подумал я, а ноги уже привели меня к кровати и я рухнул на неё.

З.Ы. С днем рождения меня, пойду бухать воду их под крана.
Развернуть

КС155 покинутые много текста творчество рассказ story песочница 

Часть шестая, пятая тут: http://joyreactor.cc/post/3261200

Разбудил меня соблазнительный запах жареного мяса, сочившийся из кухни. Предвкушая вкуснейший завтрак, я вышел во двор, там, у двери, стояла большая жестяная бочка, копившая дождевую воду. Я разделся до пояса и начал умываться, холодная вода тут же прогнала последние остатки сонливости, и вернулся я в бар уже на полном заряде бодрости.

- Пионер, подь сюды! – позвал меня Старик из кухни, я сразу же направился к нему, - слушай, я вчера не подумал, но не пойдет раненую девушку держать в той комнате, вот тебе ключ, он от двери дальней комнаты там же на втором этаже, пересели ка нашу красавицу туда, там убранство побогаче будет.

Я взял ключ и пошел на второй этаж, сначала нашел нужную дверь и открыл её ключом. Старик не соврал, комната действительно была довольно богато обставлена, большая широкая кровать, софа, туалетный столик с зеркалом, всевозможные комоды и даже большущий шкаф для одежды. Интересно, для кого Старик хранил эту комнату под замком? Я вернулся к двери, за которой спала Златовласка, и постучал, ответа не последовало, похоже она до сих пор не проснулась. Я тихо прокрался внутрь, действительно, мирно посапывает под одеялом, мне совсем не хотелось её будить, но все же я легонько потряс её за плечо.

- Златовласка, просыпайся, тебе выделили комнату приличнее, так что будешь переезжать.

Она открыла свои кристально чистые голубые глаза, и некоторое время непонимающе смотрела на меня, пока её взгляд, наконец, не стал полностью осознанным.

- Доброе утро, - сказала она с улыбкой, которая почему-то заставила меня смутиться, - ты что-то сказал? Я не совсем поняла.

- Да, говорю, старик отдает тебе в пользование свою лучшую комнату, говорит всё для нашей раненой красавицы, так что сейчас я тебя туда отнесу, - я уже было протянул к ней руки, но она меня остановила.

- Нет, не надо, я сама смогу пойти, - она медленно сменила лежачее положение на сидячее, - мне конечно приятна такая забота и то, что меня столько носят на руках, но я же так совсем ходить разучусь.

Она не переставала мне улыбаться, продолжая заставлять меня смущаться, ох, надеюсь, она не видит моей реакции. Златовласка попыталась встать с дивана, но её лицо скривилось от гримасы боли, и она едва не упала на пол, к счастью я был наготове и подхватил её под руку, придерживая другой рукой за талию.

- Не перенапрягайся, тебе ведь прописан постельный режим.

- Пошли, - прошептала она под самым ухом, и мы медленно двинулись по направлению к её новой комнате. Доведя её туда, я помог ей улечься на кровать и подложил под неё две большие подушки так, чтобы она находилась в полу сидячем положении.

- Ну, ты в целом как? Рана болит? – спросил я, усевшись напротив неё на софу.

- Болит, но терпимо, ужасная слабость в теле, мне даже говорить лень…так что прости заранее, если покажусь тебе неприветливой и нелюдимой, просто сил нет…я бы ещё поспала, но сейчас, даже зная, что жизни ничего не угрожает, боюсь заснуть и не проснуться…но все равно, слабость такая, что проваливаюсь в сон моментально.

В этот момент в комнату вошел Старик, с небольшим подносом-столиком, на котором стояли три тарелки, с картошкой, с мясом и с зеленью, чашка с каким-то компотом.

- Ну, доброе утро! – бодро воскликнул он, - вам, барышня, завтрак в постель, наслаждайтесь, не невесть что, но чем богаты. Съесть нужно всё, возражения не принимаются, тебе необходимо восстанавливать силы. Если хочется чего-то ещё, только скажите, а я уж посмотрю, можно ли достать это в наших краях.

- Большое спасибо, нет, больше ничего не нужно, я и так уже свалилась тут вам как снег на голову, столько беспокойства из-за меня, ещё раз, больше вам спасибо…как вас кстати называть? – голос Златовласки становился тем тише, чем длиннее она произносила фразу, и при этом она ещё старалась приветливо улыбаться.

- Стариком меня кличут все, ты тоже так называй, а ты кто будешь? Этот вот шалопай, - Старик махнул рукой в мою сторону, - назвал тебя Златовлаской, не врёт?

- Ну, мне нравится… называйте так, - похоже голос у неё совсем пропал, так что она принялась за еду. Было видно, что даже жевать ей удается с трудом.

- Так, Пионер, а ты пока расскажи ка мне, как ты сходил к АЭС, со вчерашнего дня уже жду этой истории, - Старик уселся рядом.

Я рассказал ему всё, про то, как бежал туда два дня, про то, как проник внутрь, как мне повезло найти внутри дрезину, повезло, что железнодорожные пути оказались свободными, рассказал, как я нашел телепорт, кого встретил там, как меня вырубили, где я очнулся, как узнал про объект 101, как выбрался оттуда, как нашел Златовласку, про то, как она помогала мне в дальнейшем, что без неё хер бы я оттуда выбрался, потому что оказаться на луне я не был готов от слова совсем, про небольшую потасовку с Бывалым и Балбесом, про то как нам удалось прыгнуть в телепорт и сбежать от Бывалого, про то как я рвал жилы, спеша как можно скорее доставить Златовласку в город. «…ну и вот, собсна, мы здесь», этими словами я закончил свой рассказ, к этому времени Златовласка уже успела опустошить все тарелки.

- Ну ты парень везуч, - похлопал он меня по плечу, - мало того, что телепорт нашел, к тому же рабочий, ещё и такую красавицу обратно приволок. Златовласка, а ты откуда будешь? Откуда такие навыки работы с телепортами? И как оказалась на луне?

- Я с планеты Жийон, здесь, на Земле, она была известна как Trappist-1c. Я наивно полагала, что смогу в одиночку исправить одну большую ошибку…сглупила в общем, потому и попала в плен. Сначала убедилась, что лунная база все ещё функционирует, и прыгнула туда, хотела настроить КДП, тот, что на луне куда мощнее всех земных, его питают пять АЭС, решение строить его на луне было принято из-за риска ядерной катастрофы, а так на луне риск только персонала лишиться. Так вот, переместилась я на лунную базу, но я совершенно не ожидала встретить там людей, они удивились не меньше моего, тут же схватили меня, заперли, потом допросили, потом решали что со мной делать. Оказывается, они там жили с тех самых пор, как телепорты были перекрыты, лунная станция способна сама себя обеспечивать всем необходимым, работа электростанций автоматизирована, питать телепорт им не нужно было, так что энергии было в достатке, это позволяло спокойно выращивать все необходимые продукты, у них небольшая искусственная ферма на станции. Так же блок с растениями для снабжения станции кислородом. В общем я рассказала им кто я и как туда попала, они думали что со мной сделать, и решили, что им хочется мести. Хотели заставить меня открыть проход на мою и другие обитаемые планеты нового мира, чтобы переместить туда ядерные заряды. К счастью, мне удалось убедить их, что для перемещения необходимы два контура, отправляющий и принимающий, обманула, сказав что из этого контура их туда точно никто не пропустит, говорила надо найти рабочий контур на Земле, чтобы сделать это оттуда. Надеялась, что на Земле не будет активного контура, который отобразится на карте. Но такой, к моему тогдашнему сожалению, нашелся, и мне пришлось открыть проход к нему. Они сначала кидали туда предметы, потом животных, старясь понять, работает ли контур, и не выкидываю ли я их в открытый космос или к себе домой, в руки правительства. Наконец они решились испытать телепорт на людях, и, к счастью, в этот момент там оказался Пионер. – Златовласка посмотрела на меня со своей чарующей улыбкой.

- А контуры действительно должны быть отправляющими и принимающими? – попытался я отвлечься от мыслей об её улыбке.

- Да нет конечно, иначе приходилось бы сначала везти контур в точку Б по космосу, и только потом можно было бы путешествовать из А в Б. Можно синхронизировать работу двух контуров, это позволит сложить расстояние, на которое они работают, и тогда действительно один будет принимающим а другой отправляющим. А так контуру надо лишь знать координаты точки сброса, и чтобы они находились внутри дальности его действия, и тогда, деформируя пространство, он отправит человека или предмет в указанную точку.

- Матчасть это конечно интересно, но скажи ка мне девочка, почему вдруг земные и лунный телепорт вдруг перестали работать? – задал свой вопрос Старик.

- Это и есть та самая ошибка, которую я по наивности своей вознамерилась исправить в одиночку. – улыбка покинула лицо Златовласки и она виновато опустила взгляд, - Общество в новых мирах создавалось по законам отличным от тех, к которым привыкли земляне, и не все способны были перенести такой культурный шок, не все готовы были жить по новым законам. Нашему правительству хотелось создать действительно новое общество, и они решили что некоторым людям там не место, низшему классу, преступникам и прочему, как они выразились, «отребью». В общем чтобы получить право жить в новом обществе, нужно было проходить строгие проверки, если не прошел, остаешься на Земле. Но и не это самое страшное. Когда собралось более чем достаточное количество людей для развития колоний на новых планетах, правительство просто изолировало Землю, прервав с ней любые контакты, тут не осталось человека, который умел бы пользоваться КДП, да и большинство из них были выведены из строя. В официальной версии прерывания всякого контакта с землей было указано ядерная война, которая привела к опустошению и заражению планеты, и путешествие на Землю было теперь под строгим запретом. Я сама лишь недавно получила доступ к этой информации, по службе, и пыталась изменить ситуацию, многочисленные просьбы пересмотреть ситуацию с Землей, прошения организовать для меня экспедицию сюда, чтобы наладить контакт и оказать помощь, если она нужна. Но я лишь получала отказы, раз за разом, в итоге мне это всё надоело, и я решилась путешествовать одна, вопреки запретам. Как уже говорила, убедилась, что лунная станция ещё работает, только её телепорт мог достать до планеты с самой развитой колонией, в которой точно не отказали бы в помощи. В моих планах было с луны попасть на землю, наладить тут работу телепорта и, по мере своих сил, помогать людям перебираться в новый мир. Но наткнулась на людей на лунной базе, это потомки тех, кто обслуживал некогда эту станцию, их оставили прям там же, бросили в среде, даже не приспособленной для жизни. И они об этом знали, потому и хотели мести, - тут её голос сорвался на тихий плач, - я, как могла, тянула время, думала, как сбежать оттуда, но всё тщетно. Я не могла допустить стольких смертей, не могла стать орудием мести в их руках, я уже готова была свести счеты с жизнью, но мне повезло, что за мной пришел Пионер. Вот и вся моя история.

В комнате на некоторое время повисла тишина, нарушаемая лишь всхлипами, пытающейся успокоиться, Златовласки. А нам нужно было переварить полученную информацию.

- Эта комната моей дочери, - Старик смотрел в никуда отрешенным взглядом, - ей оставалось лишь пара недель до совершеннолетия, всего лишь какой-то грипп, осложнение, она не дожила до своего восемнадцатого дня рождения. В вашем мире она бы наверно даже не заболела, но тут у нас тогда даже доступа к лекарствам не было, я бы с радостью отдал все остававшиеся в тот момент мне годы ей но она умерла а я живу уже почти сотню лет… - он сжал кулаки так, что костяшки побелели, - скажи мне Златовласка, стоила ли жизнь моей дочери, которая ни разу никому не причинила никакого вреда, спокойной жизни всех людей нового мира?

- Простите, понимаю, что прошу невозможного, но прошу прощения за всех нас, - отвечала ему девушка сквозь слезы.

- Старик, не перегибай палку, она оказалась тут, потому что хотела помочь тем, кто оказался в той же ситуации, что и твоя дочь, и не её было решение бойкотировать Землю, не на ней ты должен срывать злость.

- Нет, мы все виноваты, каждый житель нового мира в ответе за…

- Ты прав, Пионер, - перебил её Старик, - просто минутная слабость, поддался эмоциям, эх, старость не радость. Девочка, прости, что пытался возложить на тебя такой груз вины, забудь, что я сказал. Пионер, а ты спускайся вниз, поешь там, а после мне нужно чтобы ты на охоту вышел, нам нужно будет много мяса в ближайшее время, - сказав это он вышел из комнаты, оставив нас наедине.

- Расскажешь мне про себя? И как ты нашел телепорт? Случайно или целенаправленно его искал? – похоже, Златовласке нужно было отвлечься от тяжелых мыслей.

- Ну, я родился далеко отсюда, даже не скажу точно где, мама умерла ещё когда я даже говорить не научился, на нас тогда напали, чтобы ограбить. Я даже не знаю как она выглядела, у отца не сохранилось никаких её фотографий. С тех пор он воспитывал меня один, сколько себя помню, мы никогда долго не задерживались в одном месте, отец постоянно искал эти телепорты. Ему доводилось бывать в вашем новом мире и он мне из раза в раз рассказывал историю о том, как посещал другие планеты. История эта постоянно менялась, так что я даже не знал, что из этого правда, а что нет. Единственное в чем я был уверен точно, что он остался на Земле из-за мамы, говорил, что её туда не пустили, а без неё он не согласился туда переселяться. Ну а после того, как её не стало, он решил, что мне не место в этом мире и нужно найти для меня путь в новый мир. Его одержимость этой идеей передалась мне, отца не стало, когда мне было десять, мне тогда приходилось охотиться на крыс и голубей, чтобы не окочуриться с голоду. И лишь мечта отца сбежать из этого ужасного места не давала мне лечь умирать, вытянув ноги. Вот уже лет пятнадцать я самостоятельно ищу эти телепорты, и, наконец, нашел. Помнишь, я говори вчера, что у тебя будет возможность отблагодарить меня? Я это и имел ввиду, чтобы ты помогла мне отсюда слинять, ведь на всей планете ты единственная, кто сможет это организовать. Так что скажешь?

- Ну конечно я тебе помогу, я ведь за этим и пришла сюда…так ты меня вытащил оттуда только ради этого?

- Если бы не это, вряд ли бы я о тебе вообще узнал, а если бы я о тебе не узнал, то точно не смог бы оттуда выбраться.

- Слушай, а я так понимаю, сбегая оттуда, ты кого-то убил? – шепотом спросила она.

- Таков уж мой мир, Златовласка, либо ты, либо тебя, а мне вот умирать как-то не хочется, совсем, особенно теперь, когда я так близок к достижению своей цели. Ладно, отдыхай, отсыпайся, а мне пора бы уже на охоту, – я взял поднос с пустыми тарелками и пошел на кухню.

- Удачи тебе там и будь осторожен – сказала она мне вслед.
Развернуть

КС155 покинутые много текста творчество рассказ story песочница 

Часть пятая, четвертая тут: http://joyreactor.cc/post/3258814

- По дороге объясню, за мной, - Златовласка побежала дальше по коридору. Я рванул за ней.
- В общем….мы на лунной базе…тебя сюда в бессознательном состоянии доставили с Земли…тут находится самый мощный КДП в солнечной системе…я им его включила…в смысле они меня заставили…так они попали отсюда на Землю…тебе не повезло в этот момент…оказаться там, куда они переместились… - её дыхание постоянно сбивалось из-за бега, поэтому ей приходилось постоянно делать паузы между фразами. Златовласка остановилась у одной из дверей.
- Давай сюда карту ключ, - я протянул ей карту, она открыла ею дверь и вошла внутрь, я за ней. Похоже, это и был тот самый командный пункт, куча вычислительной техники, которая, похоже, управляла станцией, а вместо дальней от двери стены большое обзорное стекло, по ту сторону которого я увидел телепорт, но куда больше того, который я нашел на земле.
- Так ты хочешь запустить эту штуку и вернуть нас на Землю? – Златовласка времени не теряла и уже что-то делала за панелью управления.
- Тебя вернуть, я не с Земли.
- А откуда ты? – ответить она не успела, ибо по всей станции зазвучала сирена, - чёрт, похоже они обнаружили труп…
- Вон с того компа можно вырубить сирену – Златовласка указала на одну из машин.
Я попытался наугад что-то сделать, и у меня почти получилось. В смысле сирена выключилась, но вместо этого детский хор запел о прекрасном далёко.
- Ты что наделал?!
- Не ругайся, я с этими штуками в первый раз контактирую, по крайней мере конечной цели я достиг, сирена больше не играет.
- Да, но теперь они точно знают, где мы, нам надо к телепорту, а дверь к нему находится с противоположной стороны!
- Щас сделаю нам новую дверь, - я достал топор, от одного сильного удара обзорное стекло разлетелось на кучу маленьких осколков, - дамы вперед, - сказал я ей, пригласительным жестом указывая на новый проход.
- Подожди, выиграю нам немного времени, там ещё и внизу у КДП надо кое-что настроить, - она опять что-то понажимала и тут я ощутил небывалую легкость в теле.
- Что ты сделала?
- Перекрыла все двери и отключила искусственную гравитацию, это немного их задержит, но времени все равно очень мало.
- Иди, настраивай телепорт, а я тут посторожу, задержу их ещё, если надо будет, крикни, как все приготовишь для отбытия.
- Хорошо, - сказав это, Златовласка спрыгнула вниз к телепорту, а через минуту я уже слышал, как ломают дверь в эту комнату.
Я достал пистолет, спрятался за панелью управления, воткнул нож в щель между её задней стенкой и корпусом, крепко держался за него, чтобы не унесло отдачей. Тем временем дверь пала стараниями Бывалого, но увидев меня с пистолетом, он тут же спрятался за угол, так что две пули ударили в противоположную стену. «Земля в иллюминаторе, земля в иллюминаторе…» донеслось из колонок. «Да вы, должно быть, издеваетесь» пронеслось у меня в голове.
- Пионер, давай сюда!!! – Златовласка, наконец, закончила приготовления и позвала меня.
Я развернулся, чтобы спрыгнуть, но тут на меня навалились две туши, и как только успели добежать? Все втроем мы вылетели в комнату с телепортом, в полете у меня пытались отобрать пистолет, я случайно нажал на спусковой крючок и прострелил чью-то ногу, слава небесам, не свою. От греха подальше я откинул его, чтобы никто не смог быстро до него добраться, а если кто и попытается, у меня есть ещё обрез, чтобы его остановить. Как оказалось, ногу я прострелил Балбесу, он с криком боли отцепился от меня, я попытался отбиться от Бывалого топором, но тот быстро меня обезоружил, и топор тоже полетел прочь. Наконец мы упали на пол, я тут же попытался ударить его ножом, но он перехватил мою руку и отобрал нож, в страхе быть заколотым я тут же извернулся и ударил его двумя ногами по роже, от удара мы разлетелись в разные стороны. Я влетел в стену, и тут сильная головная боль снова дала о себе знать, да так, что аж в глазах потемнело. Когда приступ прошел, Бывалый уже стоял рядом, замахиваясь на меня ножом. Но тут ему сзади по голове прилетело обухом топора, но похоже особого эффекта это не возымело, толстяк лишь развернулся, отмахнувшись от нападавшего ножом. Я воспользовался моментом, схватил его за шкирку и пояс, перекинул через себя, отправив в полет в другой конец комнаты. Хвала низкой гравитации, что я смог поднять эту тушу. Напавшей на Бывалого, ожидаемо, оказалась Златовласка, которая почему-то разлеглась на полу.
- Эй, не время отдыхать, - я взял девушку в охапку и прыжками побежал к платформе телепорта, Бывалый уже несся нам наперерез, лишь бы успеть… - как включить его? – не сбавляю ходу спросил я.
- Он уже готов, нужно лишь встать под воронкой, - слабым голосом ответила Златовласка.
Ещё два прыжка и вот, наконец, мы под воронкой, и тут меня словно трижды вывернули наизнанку, скрутили в десять оборотов, выжали из меня всю жидкость и сложили пополам семнадцать раз. Я упал на колени, опустил девушку на пол, отполз немного в сторону и тут меня стошнило. Я огляделся по сторонам, та странная сферическая комната, в которой меня вырубили и доставили на лунную базу.
- Златовласка, у нас получилось, мы на земле! – девушка молчала, - Златовласка? – я взглянул на ней, она лежала бледная, схватившись за живот в месте, где растеклось большое кровавое пятно.
«ТВОЮ МАТЬ ТВОЮ МАТЬ ТВОЮ МАТЬ!!!» только и успел подумать я, подбежал к ней, взял на руки и шатающейся походкой понёс её к лифту. Сзади раздался звук подошв, приземлившихся на платформу, я посмотрел назад, Бывалый прыгнул за нами в телепорт. «ТВОЮ МАТЬ ТВОЮ МАТЬ ТВОЮ МАТЬ!!!» снова пронеслось в моей голове, времени на очередную драку с ним не было, необходимо как можно скорее доставить Златовласку в город, где ей, возможно, смогут помочь. Собрав всю волю и силы в кулак, я заставил себя побежать к лифту, Бывалый рванул за мной, но упал, поскользнувшись в лужице моей рвоты, это дало мне столь необходимые несколько секунд форы, я добежал до лифта, нажал на первый этаж и осторожно опустил девушку на пол и осмотрел рану.
- Златовласка, ты меня слышишь? Отвечай, это когда тебя так?
- Когда я ударила этого топором, он размахнулся ножом и задел меня, - едва слышно прошептала она.
- Девочка, держись, не умирай, я сейчас доставлю тебя в город, там тебя подлатают, - пытался я успокоить то ли её, то ли себя, но я ведь налегке и бегом добирался сюда два дня, а сколько буду идти с девушкой на руках обратно?
Точно, там же есть рабочая дрезина! Надежда загорелась во мне с новой силой, только наверно благодаря ей я смог донести Златовласку от лифта до ангара, где и оставил дрезину, и ведь даже ворота заранее открыл, хорошо, что я такой предусмотрительный. К моему удивлению, в ангаре пропала треть пола: «Похоже, грузовой лифт для транспорта, Бывалый, наверно, поднимается на нём, нужно спешить». Я поместил свой ценный груз на дрезине и изо всех сил начал работать рычагом, приводящим устройство в движение. Разогнались мы быстро, через минут 15 езды я оглянулся посмотреть, не преследует ли нас кто. Горизонт был чист, ни единой души, тележка ещё ехала по инерции. Я взял Златовласку за руку, она была очень холодной.
- Златовласка, говори со мной, мне нужно знать, что ты жива.
- Я…я…мне трудно…
- Не волнуйся, сейчас я перевяжу тебе рану, - я достал из мешка вату и бинты, надо бы чем-нибудь дезинфицировать…точно, достав фляжку из внутреннего кармана я смочил этим вату и приложил к ране.
- Щиплет… - жалобно простонала девочка.
- Терпи, так надо, - насколько мог успокаивающе ответил я, перебинтовывая её, - скоро будем в городе, там есть Старик, хороший человек, он обязательно найдет способ поставить тебя на ноги, - дальше пытался я успокоить не то её, не то себя, не то нас обоих. Когда бинт закончился, перевязал его узлом, а девушку закутал в свою куртку.
Наверно никогда до этого в жизни я так усердно не работал руками, я вложил всё, что во мне было, чтобы быстрее доставить нас в город, и прибыли мы на вокзал когда солнце только коснулось краем линии горизонта, на дорогу ушло часов пять. Стараясь не обращать внимания на ужасную головную боль, на руки, которые уже просто отваливались, я снова поднял Златовласку и понёс её в бар.
- Старик, у нас тут раненые!!! – прокричал я, пинком открыв двери.
- Так, все, быстро, на выход, бар на сегодня закрывается, - Старик тут же отреагировал и погнал всех прочь, - Сиплый, а ты быстро приведи сюда Фиалку, скажи тут раненая девушка, - один из посетителей молча кивнул и побежал на улицу.
Я положил девушку на барную стойку и тут ощутил, что ближайшее время вообще не смогу поднять рук.
- Кто это? Что с ней? – задал Старик два коротких вопроса.
- Златовласка, вытащил её из плена, ранили ножом, когда сбегали, остальное всё потом.
Я со вздохом опустился на пол, прислонившись спиной к барной стойке и так и сидел закрыв глаза, в голове словно стучали многотонные молоты, вместо рук ощущались два тяжеленных бесформенных куска мяса, да и всё остальное тело тоже ломило от усталости. Вскоре дверь в бар открылась. Сиплый привел Фиалку, ею оказалась женщина за 50, похоже, доктор, судя по белому чемодану с красным крестом.
- Фиалочка, у нас тут девушка с ножевым ранением, Пионер только что доставил, нужна твоя помощь.
- Вижу, Старик, вижу, сдвиньте вместе несколько столов и положите девушку на них.
Я начал сдвигать столы, а Сиплый аккуратно взял Златовласку и положил её на них.
- Сиплый, спасибо за помощь, вот тебе небольшой подарок за это, - Старик протянул ему бутылку пива, - теперь можешь идти. Сиплый молча кивнул и вышел за дверь.
Фиалка достала из своего чемодана хирургические ножницы и начала разрезать рубашку на девушке, вместе с моими бинтами, а я, даже не смотря на всю сложившуюся ситуацию, не смог не отметить привлекательность форм девушки, оставшейся без рубашки. Увидев рану Фиалка сказала:
- Ничего серьезного, просто разрезали кожу, правда потеряла много крови, но не смертельно, сейчас зашью её, отлежится недельку, пока кровь восстановится, потом подождет пока швы заживут, а потом будет совсем как новенькая, - я облегченно выдохнул, - вы вдвоем, держите её руки, зашивать придется по живому, с таким количеством крови в организме наркоз не поможет.
Мы со Стариком прижали её руки к столу, а Фиалка начала зашивать рану, но Златовласка не подавала признаков жизни. Я уже засомневался в словах доктора, я попытался нащупать пульс, очень слабо, но он чувствовался, Фиалка заметила это и сказала:
- Не переживай, Пионер, девушка сильно ослаблена, но не умрет, просто надо дать ей время. Ну, вот и всё, с шитьем закончили, сейчас попробую привести её в чувства, - она достала из чемодана флакон с нашатыркой и поводила им перед носом девушки. Златовласка сморщила лицо и очнулась.
- Где я?
- В безопасности, не волнуйся, я же обещал, что тебе в городе помогут, тебе помогли. Сказали, что жизни ничего не грозит, зашили твою рану, теперь тебе нужен отдых, - я почему-то гладил её по голове.
- Я так испугалась что умру, - её глаза заблестели от слез.
- Так, теперь отнеси её наверх, я попозже принесу ей поесть, а потом она поспит, - вмешался в разговор Старик.
Я в очередной раз взял Златовласку на руки и понёс ей наверх.
- Не устал за сегодня меня на руках носить? – тихо спросила она, пока мы поднимались по лестнице.
- Честно? Мои руки должны были ещё на вокзале отвалиться, но похоже я крепче, чем сам о себе думал.
- Спасибо тебе, спасибо, что уже столько раз спас меня за сегодня, - Златовласка уткнулась мокрым от слез лицом мне в шею.
- У тебя ещё будет шанс меня отблагодарить.
Я, наконец, донес её до дивана, на котором до этого спал сам, опустил и накрыл одеялом.
- Лежи, отдыхай, Старик скоро принесет тебе покушать.
- Только ты никуда не уходи, - она взяла меня за руку своими холодными пальцами.
- Ладно, побуду с тобой, - я уселся на пол рядом с ней.
Вскоре в комнату вошли Старик и Фиалка, Старик принес ужин на подносе.
- Так, Пионер, а ты сам-то как, не ранен? – спросила меня Фиалка.
- Ну, меня вырубали ударом по голове, так что ощущение, будто у меня не череп, а наковальня, которую активно используют прямо сейчас, руки отваливаются, да и в целом все тело устало и ломит, - честно всё рассказал я.
- Давай ка я тогда вколю тебе обезболивающего, отоспишься, а проснешься уже как новенький, - предложила Фиалка, открывая свой чемоданчик.
- Я только за, - Старик в это время принялся кормить Златовласку с ложечки.
Фиалка сделала мне укол, и пока лекарство не подействовало, я спустился на первый этаж и улегся там на лавочке. Не успев подумать, что неудобно будет тут спать, провалился в сон.
Развернуть

КС155 покинутые много текста творчество рассказ story песочница 

Часть четыре, третья тут: http://joyreactor.cc/post/3257781

И снова я очнулся от сильной головной боли, интересно, такими темпами, что произойдет раньше, треснет череп или мозги превратятся в отбивную? Я слышал как рядом переговариваются те два мужика, что стояли на платформе, думая что мне полезно будет послушать их разговор, я решил не подавать признаков жизни.
- …и за то что притащил его судя, перед Шефом сам будешь отвечать, это же лишний рот, его кормить надо.
- Забей, неизвестно ещё, оклемается ли он, а если и оклемается, то станет подопытной крысой, будем уже на нем тестировать телепорт, а то хер знает куда его направит девчонка, можем ведь оказаться хоть посреди космоса, хоть на поверхности звезды. Ты такого хочешь? Я вот нет, так что пусть уж испытывают всё на нем, а мне жить ещё хочется, один раз нам повезло, но нет гарантий что везти будет и дальше. Ну а один рот прокормить не такая уж и сложная задача, будешь вон свою порцию с ним делить. – я слышал как голос приближался ко мне, и ощутил что меня связывают какими-то ремнями, и только до теперь до меня дошло, что лежу я не на холодном полу, а на чем-то мягком. Тот, кто меня связал, кем бы он ни был, затянул ремни так, что они врезались в кожу и мешали нормальному кровообращению.
- Как думаешь, а может объект 101 специально выкинуть нас в открытый космос? – дрожащим голосом спросил похоже тот, кого тот толстяк назвал Трусом.
- Нас уже нет, а вот этого недопионера вполне, но его и не жалко, так что если он не вернется, девчонке уж не поздоровится. Правда тогда нам придется опять идти за новой лабораторной крысой или же снова испытывать всё на себе. – а это похоже голос самого толстяка, что назвался Бывалым.
- Слушай, - а вот этот голос был мне незнаком, может тот самый Балбес, что и вырубил меня, - а как ты пацана вернуться заставишь?
- Да нацепим на него взрывчатку с детонатором, который его подорвет, если не будет раз в пять минут сигнал с базы получать, захочет жить – вернется. Хватит уже языками чесать, я жрать хочу, пошли в столовую, а заодно и этому чего-нибудь достанем, поест как очнется.
Когда они ушли я открыл глаза и осмотрелся, как я и думал, лежу на кушетке прикованный ремнями, по одному на каждом запястье, один связывает ноги, и самый большой ремень на уровне груди, держит руки прижатыми к туловищу и не дает пошевелить корпусом. Шансов выбраться никаких, стал изучать комнату, в которой меня оставили, длинный стол вдоль противоположной стены, один табурет под ним и кушетка на которой я лежу, похоже ничего тут больше не было. Надо было срочно придумывать план побега, судьба подопытного кролика меня не радовала совершенно, а ещё эта девчонка, о которой они говорили, которая объект 101, похоже она много знает об этих телепортах, насколько я понял это она им его настраивала и похоже они уже даже провели успешные испытания. Голова ожидаемо раскалывалась, что ещё сильнее затрудняло составление плана побега.
Где-то через полчаса дверь открылась и вошел Трус.
- О, пионер, проснулся? Хотя какой ты пионер теперь, галстука у тебя больше нет, - он отнес тарелку с какой-то кашей к столу и подошел ко мне демонстративно растягивая мой галстук на своей шее за уголки, - галстук у меня, а значит теперь я пионер, а ты теперь объект 107.
Трус достал из кобуры на поясе пистолет.
- А теперь, объект 107, давай без глупостей, иначе больше уже не очнешься, сейчас я ослаблю твой ремень на груди и освобожу одну руку, дальше все снимешь сам, поешь и вернешься на койку, снова свяжешь себя ремнями в обратном порядке, тебе все понятно? – я молча ему кивнул. Трус как и было сказано, ослабил ремень на груди, наконец я смог вдохнуть полной грудью, и освободил от ремня левую руку, и тут же отскочил назад, держа пистолет направленным в мою сторону.
- Давай, вставай, ешь, а утром будешь помогать нам проверять работоспособность телепорта.
Я расстегнул все ремни и сел на кушетку, медленно начал разминать все суставы, разгоняя кровь по затёкшим конечностям.
- Шнеля шнеля, - поторапливал меня Трус, и когда я встал и подошел к столу, услышал как он отошел к дальнему углу, сохраняя почтительное расстояние, которое я не смог бы преодолеть в один прыжок, добравшись до него раньше, чем он выстрелит.
- Это что вообще такое? – я постарался как можно натуральнее изобразить на лице отвращение, - я не буду это жрать.
- Или ешь это или сидишь голодным, тоже мне, привереда нашелся, ты не в том положении, чтобы выбирать.
- Ну хорошо, я щас это съем, а если у меня на неё аллергия, у меня почти на все аллергия, а утром на испытания телепорта вместо живого меня ты притащишь туда мой разбухший труп, такого исхода хочешь? – Трус призадумался, - вы же забрали мои вещи? Можно меня чем-то из моей провизии накормить, всё что там для меня безопасно, и даже тратить свою еду на меня не придется- подсказал я ему выход из ситуации.
- Разумно…ладно, ложись обратно и связывай ноги и руку ремнями, - бинго, значит мои вещи у них, и скоро у меня появится шанс покинуть эту комнату, останется лишь найти свои манатки и свалить отсюда. Ах да, ещё девчонку бы с собой прихватить. Я сел на кушетку, послушно связал ноги и правую руку ремнями и лег на спину, Трус благоразумно оставил пистолет на столе, чтобы у меня не было возможности выхватить его свободной рукой, подошел ко мне и затянул грудь и левую руку ремнями. Когда он затягивал грудной ремень, я постарался как можно сильнее раздуть ребра и расставить руки пошире.
- А ещё, не мог бы ты накрыть меня чем-нибудь, а то теплую одежду вы с меня сняли, а я тут мерзну, простыну ведь.
- Не наглей, объект 107, - но все таки он достал из под кушетки какой-то покрывало и накрыл меня им, после чего подошел к столу, убрал пистолет обратно в кобуру. Взял в одну руку тарелку с незнакомой мне субстанцией, он подошел к двери, поднес прикрепленную к поясу пластиковую карточку к белой панели и дверь открылась, выпустив его наружу.
Отлично, времени у меня не очень много, так что действовать надо быстро, я выдохнул весь воздух из легких, прижал руки к туловищу, и извиваясь старался выбраться из под ремня, удерживающего мой торс. Через минуту мне это удалось, после чего зубами я смог отстегнуть ремень на правой руке, дальше уже все просто, имея свободную руку я очень быстро освободился ото всех остальных ремней. После чего положил их все обратно просто поверх тела и снова накрыл себя покрывалом, осталось дождаться возвращения Труса. Он не заставил себя долго ждать, и вскоре дверь открылась и Трус вошел в комнату, держа в руках алюминиевую банку с тушенкой из моего мешка. Учитывая, как быстро он вернулся, нетрудно было догадаться, что мои вещи находятся совсем недалеко. Когда Трус отвернулся от меня, чтобы поставить тушенку на стол, я резко вскочил, прыжком оказался у него за спиной, схватил за голову и одним резким движением свернул ему шею. Мгновенная смерть, у безжизненного тела подкосились ноги и оно начало падать, я подхватил, отнес на кушетку и снял свой галстук с его шеи и завязал его на себе. Так же забрал с тела труса пистолет с кобурой, карточку, которой он открывал дверь, больше ничего полезного я у него не нашел. Медлить нельзя, я накрыл тело покрывалом и поднес карточку к панели у двери, она открылась. Снаружи оказался безлюдный коридор, никого не было слышно, я шагнул за дверь, она тут же за мной закрылась. «Номер на двери 107…а меня он называл объектом 107, а значит по логике…», я рванул вдоль по коридору, в поисках двери с номером 101, к счастью была она совсем рядом. Карточка так же без проблем открыла эту дверь, и в комнате за ней я увидел девушку с шикарной копной золотистых волос, сидящую в углу, обняв свои колени.
- Эй, Златовласка, - негромко позвал я её.
- Ты кто? – удивленно спросила она.
- Галстук видишь? Значит Пионер, в общем не суть, меня сегодня вот насильно доставили сюда, и теперь я сбегаю. Спрошу лишь раз, ты со мной? – ну не ломайся, девочка, времени на уговоры нет.
- Да, я с тобой, - к моей радости она быстро согласилась, - только мне необходимо вернуть мои вещи.
- Мне бы тоже, желательно, а ты знаешь где они могут быть?
- Они тут, в соседней комнате, если ты открыл эту дверь, значит у тебя карта-ключ?
- Да, есть, - я показал ей каточку в своей руке, - пошли уже давай, - я протянул ей руку, помог встать и потащил из комнаты.
Златовласка не ошиблась, и наши вещи действительно оказались в соседней комнате. Я открыл мешок, вроде все на месте. Повесил обрез, топор и барсетку с патронами на свои места, убрал нож в сапог, надел на себя свою старую кожанку, шапку что дал Старик и спросил девушку:
- Ну что, всё взяла? Идем отсюда?
- Да, да, давай скорее, нам нужно в командный пункт…
- Зачем нам в командный пункт – перебил я её своим вопросом.
- Ну как же, чтобы включит КДП и вернуть тебя на Землю, тебя ведь оттуда привели? – вопросительно посмотрела на меня Златовласка своими чистыми, как ясное небо, голубыми глазами.
- Да, с Земли, а мы сейчас тогда где находимся?
- Ах да, ты же наверно не в курсе, мы сейчас на спутнике земли, на лунной базе.
- Чего блять?!!! – вот так сюрприз, что в момент спутал все мои планы.
Развернуть

КС155 покинутые много текста творчество рассказ story песочница 

Часть три, вторая тут:  http://joyreactor.cc/post/3256809

На следующий день старик помогал мне собраться в дорогу.

- Держи значит, обрез, - он протянул мне самодельный обрез из старого двуствольного охотничьего ружья, - патронов у меня к нему немного, всего-то восемь штук, так что береги их и не трать зря. Как говорил один генерал, пуля - дура, штык – молодец. Так что вот тебе твой штык, пусть это и топор, - с этими словами он прикрепил к моему поясу небольшой топорик, - он и по хозяйству полезен, и обороняться им в случае чего можно, нож у тебя есть свой, в мешок твой я накидал провизии, на дорогу туда обратно тебе должно хватить. Дорогу помнишь?

- Да, помню, сначала на ж/д вокзал, там ищу пути с вагонами цистернами, сразу за ними пути ведущие к АЭС, идти в западном направлении.

- Отлично, и не слезай с путей, потеряешься, степь все таки, ориентиров никаких. И осторожнее там, счетчика Гейгера у меня, к сожалению, нет, так что если видишь что целостность станции нарушена, даже не думай соваться туда, - Старик сделал пару шагов назад и осмотрел меня, - одет то ты тепло, но вот на голову ничего нет, не дело это, тем более уже холодает, - он огляделся по сторонам, - о, вот это сойдет, - и нахлобучил на меня шапку ушанку с красной звездой по центру.

- Ну, Старик, через недельку или две вернусь, может быть, надеюсь по крайней мере.

- Куда ты денешься, малец, обещал ведь коль не телепорт, так в баре отработаешь, - сказал Старик улыбаясь, - ну, Пионер, готов?

- Всегда готов! – отсалютовал я ему, как меня учил в детстве отец, - спасибо тебе, Старик, спасибо за всё. Ну, мне пора, счастливо оставаться, - сказал я и шагнул за дверь.

Я довольно быстро дошел до железнодорожного вокзала, там, как и говорил Старик, на одном из путей стоял состав из вагонов цистерн, похоже вот откуда в этом городе топливо, слили всё отсюда. Нашел нужный путь за этим составом и бегом двинулся вдоль ржавых рельс и разрушающихся бетонных шпал. К счастью под рельсами и шпалами лежала щебенка, так что путь даже не особо сильно зарос, и страх потерять дорогу из-за рельс, ушедших под землю, отступил. Через две недели отдыха в городе, мышцы радовались привычным нагрузкам, бежать было легко, еще бы мешок не так сильно оттягивал, но он со временем будет становиться только легче и легче, и в конце концов там останется лишь книжка и небольшая аптечка, которая, я очень надеюсь, не пригодится. Через несколько часов бега я решил сделать привал и перевести дух. Бежать весь день для меня было обычным делом, но я не знал, что ожидает меня в пункте назначения, так что не хотелось прибежать туда совершенно измотанным, да и в любом случае при моем темпе, я должен добраться туда за два дня. Я заглянул в мешок, чтобы посмотреть, какой провизией снабдил меня Старик в путь дорогу. Так, картошка, печеная в мундире, чищенная морковь, хлебцы, консервы с тушенкой и гречкой. Начать я решил с овощей, иначе испортились бы они в первую очередь, да и тяжести в желудке от них не будет, что во время долгого бега очень важно. Закончив трапезу, я немного отхлебнул из фляжки, висевшей на поясе. Вот воду, конечно, придется экономить, ибо все что было у меня, одна эта фляжка. Правда во внутреннем кармане кожаной куртки ещё лежит небольшая прямоугольная фляжка со спиртным, но для утоления жажды это не годится. Я снял обрез с набедренной кобуры, осмотрел, нашел на стволе чьи-то инициалы «М.А.Д.». «Неужто фио Старика», подумалось мне, достал из барсетки на поясе два патрона и зарядил, на всякий случай, и повесил обрез обратно на кобуру, завязал свой мешок, перекинул через плечо и побежал дальше. По пути мне, вот удача, попалась рабочая водоразборная колонка, так что мне удалось и напиться и пополнить запасы воды. Бежал я пока не стемнело, пора было устраивать себе ночлег. С помощью топора, что мне дал старик, я срубил один из деревянных столбов, стоявших вдоль железной дороги, и пустил его на дрова, сухой травы вокруг было в достатке, так что развести костер не составило труда. «Эх, как жаль что по пути не попался пустой вагончик, можно было бы заночевать в нем», думал я, укладываясь спать. Уже порядком опустевший мешок положил себе под голову вместо подушки, повернулся спиной к костру и вскоре мое усталое тело провалилось в сон.

Проснулся от капель дождя, упавших мне на лицо: «Черт, вот дождя мне не хватало», раздосадовано подумал я. Позавтракал тем, что вчера осталось в консервной банке, не стал тратить время на разведение костра, тем более под противным моросящим дождем, так что завтрак получился холодный, и в очередной раз выпив воды из фляги, начал собирать вещи, чтобы продолжить путь. «Черт тебя дери, холодно», тут я вспомнил про свою вторую фляжку, «думаю немножко для разогрева мне не помешает», с этой мыслью я вытащил её из кармана и сделал небольшой глоток. Горячительный напиток подействовал мгновенно, разогревая тело изнутри, и вот я уже снова бежал по шпалам. К полудню на горизонте показались какие-то трубы, похоже это и есть тот самый АЭС. Я сделал последний привал перед финальным рывком. Эх, Старик всё таки переборщил с провизией, наверно почти половину я ему обратно принесу, если не пробуду на АЭС слишком долго. Почувствовав себя достаточно отдохнувшим, я начал преодолевать последний участок пути, когда цель моего похода уже было видно, бежалось куда легче и радостнее, а может это просто потому что мешок стал легче. Наконец я добрался до больших плотно закрытых железных ворот, рельсы уходили дальше под них, утопленные в бетон, наверно чтобы пол по ту сторону забора был ровный. А забор то, высокий, чтоб его, да ещё и с колючей проволокой наверху. Я попробовал толкнуть ворота, они не поддались, маленькая дверь для людей в воротах тоже оказалась заперта изнутри, замочных скважин я не видел, так что скорее всего все было закрыто изнутри на засовы. Оббегать вокруг электростанции в поисках другого входа мне показалось потерей времени, а потому я огляделся вокруг, думая как же проникнуть внутрь. Решение пришло в голову почти сразу же, я срубил очередной деревянный столб, подтащил его к забору, приложил к нему под углом и вскарабкался. Наверху вытащил нож из сапога и с его помощью расчистил небольшой проход от колючей проволоки, только вот по ту сторону никто не позаботился о способах спуска. Я скинул вниз мешок, топор, нож, собрался духом и спрыгнул сам, не удержался на ногах и упал на бетонный пол. Больно, но вроде цел, снова повесил на себя все свои вещи и начал изучать окружающую обстановку. На рельсах по эту сторону ворот внутри ангара стояла дрезина с ручным приводом, я залез на неё и проверил работоспособность. «Отлично, со скрипом, но едет, значит обратно можно будет на ней, а не топать снова на своих двоих, к тому же на пути нет препятствий», я решил на всякий пожарный заранее открыть ворота, мало ли в какой спешке мне придется покидать это место? Как я и думал, они оказались заперты на засов, который к тому же насквозь проржавел, так что пришлось поорудовать топором как молотом, чтобы выбить его из гнезда, когда я это наконец сделал и навалился на ворота всем телом, то почувствовал что поддаются они мне с большой неохотой. Похоже петли тоже полностью уже ржавые и отказываются проворачиваться. Но через десять минут титанических усилий, путь для дрезины был свободен. Я присел внутри ангара на мешки с какой-то сухой строительной смесью, уже превратившейся в камень, чтобы перевести дух и наполовину опустошил фляжку с водой.

Наконец я проник внутрь станции и начал исследовать её, на мое удивление внутри даже работал свет, похоже либо у них либо ещё живо питание, либо станция до сих пор рабочая и сама себя питает, что было бы вдвойне удивительнее. Каждый мой шаг отдавал гулким эхом от стен, я снял обрез с кобуры и шел, держа его перед собой, но похоже здесь давно уже никого не было, толстый слой пыли на всех поверхностях красноречиво говорил об этом. «Лифт, мне нужен лифт, если верить книге, то телепорт должен находиться глубоко под землей», говорил я себе мысленно, тут на глаза мне попался висящий на стене план эвакуации, смахнув с него пыль, я начал внимательно его изучать. Бинго, я нашел на схеме лифт и тут же бросился проверять на месте ли он и работает ли, как только я его нашел, тут же нажал на кнопку вызова, и к моей радости она загорелась, а через секунду зашумели и открылись двери лифта. Зайдя внутрь я увидел несколько кнопок на панели, 3 этажа наверх, подвал и неподписанную кнопку под ней, на неё я и нажал. Лифт начал спускаться, ехал он довольно долго, настолько, что мне надоело стоять и я присел на пол, но наконец он остановился и выпустил меня. Я оказался в каком-то темном коридоре, пока стоял и думал в какую сторону мне идти, не верю своим ушам, с одной стороны до меня донеслись звуки, похоже, человеческой речи. Я медленно и бесшумно двинулся к ним навстречу, параллельно думая откуда тут могут быть люди, хотя может это необязательно люди, может это запись голоса, допустим с предупреждением, не включать телепорт например, чтобы не выпустить сюда страшную тварь, если та версия произошедшего, которую рассказал мне Доцент, оказалась верна. Дойдя до конца коридора я увидел просто огромных размеров сферообразную комнату, в центре которой стояла странная конструкция, на полу большая круглая платформа золотистого цвета, а над ней причудливой формы воронка, держащаяся на четырех столбах, похоже подвижных. «Неужто тот самый контур деформации пространства», радостно подумал я, но мою радость омрачали два мужика, стоявшие посреди золотой платформы и о чем-то увлеченно спорившие. Их голоса я и услышал из коридора, но к сожалению не получалось разобрать что они говорят, хоть помещение и больше, но причудливая форма стен не способствовала появлению эха. Так что я решил подойти и «поздороваться» с ними, как и положено приличным воспитанным людям, особенно пионерам. Они были так увлечены своим спором, что совершенно не заметили как я к ним подкрался, и за это время уловил обрывок разговора: «…и черта с два я куда пойду, уговор был, бля, лишь на испытания, я и так, сука, рисковал своей шкурой и не собираюсь дальше на твою сраную разведку, нам повезло и девчонка нас не убила, надо этому порадоваться и выдвигаться обратно…».

- Эй, вы кто такие? Чего здесь делаете? Откуда вообще вы тут взялись? – прервал я его на этой фразе и вышел направив в их сторону обрез. Мужики тут же обернулись ко мне, а тот, кого я перебил на полуслове, даже поднял руки наверх. А вот другой, толстый такой, даже выражение лица не поменял.

-То же самое можем спросить у тебя, кто таков, откуда пришел?

- Ну вот чего ты опять создаешь конфликтную ситуацию, не видишь у человека оружие и он серьезно настроен? – вклинился в разговор первый, худой мужик, - молодой человек, ей богу, простите дурака, не понимает просто когда бояться нужно, инстинкт самосохранения у него сломан.

- Ничего, в наше время много чего поломано, галстук видите? Значит Пионер, а пришел я из такой жопы мира, о которой вы все равно ничего не слышали. И у меня уже рука устала держать обрез, может и дрогнуть ненароком, так что отвечайте, кто вы, Толстый и Тонкий?

- Вообще то Трус и Бывалый, - тем же спокойным голосом ответил толстый мужик.

- И где же ваш Балбес? - в ответ он лишь злорадно улыбнулся, и тут меня второй раз за неделю приложили по голове, но на этот раз удар оказался таким сильным, что я тут же и упал без сознания.
Развернуть

КС155 покинутые много текста творчество рассказ story песочница 

Часть два, первая тут: http://joyreactor.cc/post/3256066

Проснулся я от Цоя, которому очень хотелось перемен, точнее от его песни, звучавшей на первом этаже. Старик очень любил подобную музыку, говорил, что это песни его детства и юности его родителей, очень они ему душу грели. Хотя и я с ними и так был знаком, у отца были схожие музыкальные вкусы, да и мне эти песни нравились, чувствовалась в них воля к жизни, призывы бороться за неё, всё то, чем я занимаюсь с тех пор, как остался один. Песни в баре воспроизводил старый граммофон, для которого Старик собрал богатую коллекцию пластинок. Никакой чистотой звучания там конечно и не пахло, но было у этого звука свое очарование. К тому же не требовалось электричества, которое в нынешние дни в огромном дефиците, так что каждый старался обзавестись тем, что могло работать без него. И в баре такого добра навалом, уже упомянутый граммофон, примусы, маятниковые часы и так далее. Мои же наручные часики показывали, что пошел уже пятый час, хорошо же я подремал, голова, слаба небесам, не болела, если не тревожить место удара. «Песен ещё ненаписанных сколько, скажи кукушка, пропой», задал свой вопрос в никуда Цой, пора бы мне уже подняться. Я спустился на первый этаж, в баре уже сидели несколько завсегдатаев этого заведения, Старик стоял за стойкой и протирал свои граненые стаканы, готовясь к очередной ночной попойке клиентов. Молчаливым жестом он подозвал меня к себе. 


 - Ну что, Пионер, как поспал? Сны хорошие были? А девочки в них красивые? Голова то не болит? – тихо заговорил он, чтобы не нарушать покой своих гостей. 

 - Да, боль прошла, благодаря тебе, спасибо ещё раз.

- Ну будет, будет. Смотри чего принес, - Старик ткнул ногой в стопку книг, стоящих под барной стойкой, - все книги про телепорты, которые Окуляр у себя нашел, в количестве пяти штук, обещал, что если обнаружит ещё, сам их мне принесет. Ну так что, сначала поешь, или сразу возьмешься читать? Сегодня ешь и спишь у меня, и не возражай даже, никуда не пущу, пока не буду уверен, что с головой у тебя все в порядке.

- Я бы пожалуй совместил, - ответил я, чувствуя дичайшую неловкость, второй раз за день питаться за чужой счет было уже слишком, - и чем мне только отплатить за твою доброту, Старик?

- Найди в этих книгах что тебе нужно и достигни своей цели, этим ты отплатишь не только мне, но и всему нашему миру. Ну коли сказки всё это и ничего не получится, будешь у меня тут в баре работать, старость не радость знаешь ли, руки вон как дрожат, сколько стаканов уже побил из-за них.

- По рукам, или нахожу телепорт или работаю на тебя, - сказал я, доставая стопку книг из под стойки.

- Хорошо, иди, на кухне возьми булку и бутылку молока, не невесть что, но червячка заморить хватит, и ещё вот это, - старик сунул мне подмышку бутылку с пенящейся жидкостью, - фруктовое пиво, которое тебе тогда так понравилось, чтобы не было так скучно читать.

После того, как отнес пиво и книги в комнату, где спал до этого, пошел за едой на кухню, спустился по другой лестнице, чтобы не бегать снова через бар, как и говорил Старик, нашел там молоко и булку, но унес только второе, подумав что в качестве напитка мне вполне и пива хватит. Усевшись на подоконнике, я принялся изучать литературу, и первой взял в руки книгу, за которой и залез ночью в особняк Окуляра. Хлебнул вкуснейшего в мире напитка, который мне доводилось пробовать, открыл первую страницу и тут же меня постигло глубочайшее разочарование. Книга, ради которой я рисковал здоровьем, оказалась просто сборником фантастических рассказов, «прекрасный повод получить трубой по голове», горько усмехнулся я про себя. Ну ладно, взглянем на остальные, книги, я взял следующую, фантастический роман, взял третью, тоже художественная литература. «Чёрт, неужели в очередной раз я ничего дельного не смогу узнать», поддался на мгновение я отчаянию. К счастью четвертая книга оказалась ровно тем, что мне нужно, на обложке значилось КДП – контур деформации пространства. Жуя булку, я принялся искать нужную мне информацию.

Через несколько часов чтения, я отложил книгу в сторону и решил спуститься вниз и промочить горло. Все это время певцы на пластинках сменяли друг друга, и теперь там Высоцкий тянул согласные в песнях своей хрипотцой, «…за флажки, жажда жизни сильней, только сзади я радостно слышал, удивленные крики людей». Песня, рассказывающая историю волка, что наплевал на непонятные правила, свято чтимые своим родом, и выжил, чего нельзя сказать о его сородичах. Мне очень легко было ассоциировать себя с этим зверем, но надеюсь, меня не настигнет рок второй песни об этом бедном хищнике. В баре все так же сидели лишь несколько человек, самые людные часы я провел наверху за чтением книги. Меня заметил и окликнул один знакомый человек, который и рассказал мне про библиотеку Окуляра.

- Пионер, как жизнь? Садись давай, поболтаем, - он радушно пинком отодвинул стул от стола, приглашая меня сесть.

- Привет, Доцент, - Доцентом его, конечно же, звали не из-за успехи в научной области, а потому что он очень смахивал на героя одного старого фильма, с таким же прозвищем, - сразу говорю: во-первых у меня нет к тебе вопросов пока что, а во-вторых нечем пока платить за информацию, так что можешь сразу оставить свои попытки мне её продать.

- Обижаешь, Пионер, неужто я не могу хотеть просто выпить со своим другом? – с этими словами он налил что-то крепкое в пустой стакан и пододвинул его ко мне, - как там дела с твоим дельцем, есть продвижения?

- Даже не знал, что мы успели сдружиться, а какое тебе дело, что там с моим дельцем, - откровенно говоря меня очень напрягало его притворное дружелюбие и уж тем более то, что он интересуется моими личными делами.

- А для меня все друзья, всем одна только выгода со мной дружить, я же как этот, заменитель гугла, знаю ответ почти на любой вопрос. Слыхал о такой штуке? Говорят раньше люди задавали ей вопросы обо всём, «Окей гугл, кто знает все обо всех в этом городе?», и я тебе клянусь, существуй эта хреновина в наше время, она бы сказала, что Доцент. Потому и о тебе справляюсь вот, может потом кто у меня спросит: «Доцент, а знаешь ли ты Пионера? Не знаешь ли как у него там дела», ну я им расскажу, а они мне за это отплатят чем-нибудь.

- Окей, Доцент, - съязвил я, - а какой мне резон рассказывать тебе чего-то о себе?

- Ну ты чего, основы рыночной экономики, ты мне, я тебе, слышал Старик достал тебе нужные книжки, и если они тебе чего-то и рассказали, то зуб даю, у тебя появились новые вопросы. Так что ты рассказываешь мне чего нарыл в этих книжках, а я тебе скажу, чем это может тебе помочь.

- Значит просто выпить с другом, говоришь? – с ухмылкой взглянул я на него.

- Не обижайся Пионер, ты мне друг, но первым делом самолеты.

- Ну да ладно, слушай. Значит, на счет этих телепортов, были созданы чтобы путешествовать мгновенно на другие планеты, отпала необходимость в дорогостоящих и длительных космических перелетах, деформируя пространство, они открывали врата в другие миры, позволяя их колонизировать и заселять новые планеты.

- Это я все и без тебя знаю, застал ещё время, когда они работали, чего-нибудь нового расскажешь?

- Сначала ты скажи мне, почему они вдруг перестали работать? И почему никто не знает, где они находятся? Почему ими не пользуются? – Доцент некоторое время задумчиво на опустевшее дно своей бутылки.

- Люди разное судачат, - неторопливо начал он, - кто-то говорит что аппарат этот был несовершенный, и потому застряли мы тут а они по ту сторону, кто-то считает, что на другой планете нашли что-то такое, чему нельзя было дать появиться в других мирах, а потому и разрушили мост между мирами, лишив это нечто возможности покинуть родную планету. А может просто и этот метод путешествия устарел, а нам об этом сказать забыли, когда колонизировали новые планеты, светлейшие умы человечества с большой радостью переселились туда, на Земле осталось только шпанье всякое малообразованное, которое к тому же очень быстро проебали все блага цивилизации, которые для них были созданы. От того и наблюдаемый ныне упадок, не сберегли что имели, а новое сделать не в состоянии, поэтому сейчас очень бережно относятся ко всему, что осталось от старого мира, пытаются сохранить последние средства существования, что не позволяют нам пока скатиться в средневековье. Старик вот содержит и бережно хранит этот бар, мы, жители этого города, стараемся сохранить его, даже пытаемся наладить работу городского ГЭС, чтобы вернуть в город свет. Но не все ведь согласны с нашими методами, некоторым проще прийти и отобрать, по праву сильного, чем пытаться хотя бы восстановить то, что было. Да и чего я тебе это рассказываю, ты ведь сам дикарь, пришел из-за черты города и видел все это собственными глазами…

- Кстати говоря, на счет электростанций, в книге написано, что телепорты килотоннами жрали электроэнергию, и поэтому каждый такой КДП питался от построенного специально для него АЭС. И все эти контуры находились глубоко под землей под этими самыми электростанциями, что-то там на счет тонких материй, настройки аппаратуры, изоляция от внешнего воздействия и колебаний. Есть идеи, где может находиться такой вот АЭС?

-Хммм…. – Доцент призадумался, - а знаешь, ведь есть такое, 3-4 дня пешком от города, станцию строили ещё когда я на горшок бегал, говорят тогда кучу стройматериалов возили с нашего вокзала, туда до сих пор наверно старые железнодорожные пути ведут. Насколько я знаю, из известных объектов станция ничего не питала, город наш энергией снабжала ГЭС, больше крупных энергопотребляющих объектов рядом нет, так что чего бы её там ещё делать. – Доцент взглянул на часы стоящие у стены, - Засиделся я тут с тобой, Пионер, пора бы мне на боковую давно. На счет станции можешь спросить у Старика, он при её постройке был в сознательном возрасте и должен больше знать, если захочешь добраться туда, дорогу он скажет. Ну что же, удачи, приятно было с тобой поболтать, удачи тебе.

- И тебе не хворать, Доцент, - сказал я ему вслед. Очень интересными данными он меня снабдил, за эти несколько дней я, похоже, продвинулся в своих поисках куда дальше, чем за несколько лет до этого. Я махом допил то, что оставалось в стакане и начал думать, что же мне делать дальше.

Развернуть

КС155 покинутые много текста творчество рассказ story песочница 

Снова дернуло меня сесть писать рассказ, и снова обращаюсь к своему любимому реактору за критикой, дерзайте. Продолжение будет

Покинутые.
Я проснулся от дикой головной боли, словно обруч сдавливающей мою черепную коробку. Придется опять идти к Старику, может у него таблетки найдутся, а если и нет, то хотя бы будет чем запить головную боль. Старик это владелец местного бара, как я понял он у всех тут в почете, а бар его является нейтральной зоной, никто не смеет там буянить. Хотя это город, тут и так не особо много всяких стычек, максимум пьяные драки. Прибыл я сюда две недели назад, в поисках доказательств материальности моей надежды, рожденной из слухов. Старик из бара сразу отнесся ко мне хорошо, бегло ознакомил с городом, сказал где я могу чего найти, а куда лучше будет не лезть, сказал где я могу начать свои поиски, с кем стоит поговорить, сам обещал что-то разузнать и даже предлагал крышу над головой, но злоупотреблять его гостеприимством я не посмел.
Вытащив из под тряпья, служившего мне одеялом на ночь, руку с часами, я поднес их к полоске света, просачивавшейся между досок, которыми заколотили окна. Время почти 9 утра, бар ещё долго не откроется, но похоже придется проситься впустить меня, боль становилась невыносимее с каждой минутой. Хорошо же меня вчера огрели трубой по голове, ладно хоть гонялись за мной недолго, но спать все равно пришлось на 10 этаже какого-то старого жилого дома, в котором даже никто не поселился. Ладно, хоть, нашелся тут старый матрас с торчащими пружинами и куча всякой рваной одежды. Часть одежды я сложил на матрас, дабы закрыть торчащие наружу пружины, а часть послужила мне одеялом. Несказанно повезло найти тут всё это, обычно если в доме никто не живет, то выносят из него все под чистую, но похоже в этом городе люди живут лучше, чем я привык видеть.
Когда я поднялся на ноги, в глазах потемнело от резкой боли, ох надеюсь мне мозги не отшибли. Я перекинул через плечо свой, как я его называл, лямочный мешок, куда вмещалось все то немногое, чем был богат, и начал свой спуск по лестнице. Дважды мне пришлось останавливаться, чтобы переждать сильный приступ боли, но наконец я преодолел последний лестничный пролет и открыв входную дверь, оказался на улице и вдохнул промозглый осенний воздух, весь пропитанный запахом гниющей листвы. Если память мне не изменяет, в чем после вчерашнего удара я уже сомневался, бар находится в паре кварталов к северо-востоку от моего места ночлега, туда я и направился. По бокам улицы стояли проржавевшие насквозь машины, какого же было мое удивление, когда я узнал, что некоторые из них тут ещё на ходу и люди на них ездят. Откуда только топливо берут? И из-за этих редких машин приходилось ходить по тротуарам, оставляя проезжую часть свободной, пусть при этом за весь день по этой улице ни одной машины и не проедет. Но все в этом городе почему-то соблюдали подобные правила, будто пытаясь сохранить какие-то остатки цивилизации, а может даже надеялись заново её тут возродить. А я привык делать всё необходимое для выживания, хотя в чужой монастырь со своим уставом, как говориться, так что я просто принял правила их игры. Тем более именно благодаря таким вот правилам, тут было такое чудесное место, как бар Старика, внутри которого могло показаться, что не произошло никакого упадка цивилизации, и все как в старые добрые…хех, знал бы я ещё что это за старые добрые, я то тогда на четвереньках ползал и говорить учился, так что мне сравнивать особо не с чем. Мой мир вот он, опустевшие города, разгул насилия, право сильнейшего и прочие прелести выживания в дикой природе среди диких людей.
Наконец я доковылял до уже хорошо знакомых массивных деревянных дверей и постучал по ним висящей подковой, служившей дверным молотком.
- Кого там несет с утра пораньше? – Старик явно не был рад раннему визиту незнакомцев, к тому же я наверняка разбудил его.
- Старик, это я, прости за ранний визит, но мне бы немного помощи не помешало, если тебя не затруднит.
- Пионер, ты что ли? – ворчливость уже пропала из его голоса. Пионер…в моем мире люди почти перестали обращаться друг к другу по именам, разве что самые близкие так до сих пор делают, вместо имен теперь клички. И их всегда больше одной, в зависимости от места, в котором ты находишься, меня вот в разных городах и селениях знают как Дружинника, Законника, Сыча, но чаще всего все таки называют Пионером. Все из-за красного треугольного галстука, который я постоянно ношу на себе. Единственное наследство от предков, принадлежал прадеду, после него бережно хранился у деда, потом у отца и мне достался почти что в нетронутом виде, хотя мне и говорили что он ношеный и приносит удачу. Так и носил я его, надеясь, что хоть чуть-чуть он мне сможет помочь. Правда теперь он был такой же потрепанный, как и его хозяин, местами выцвел, местами в грязи, на одном углу ткань уже расходилась на нити. Старик наконец то открыл дверь и впустил меня внутрь.
- Что случилось пацан, выкладывай – тут же заботливым тоном произнес он.
- Да ничего такого особого, просто хорошенько вчера огрели по голове, вот интересовался, нет ли у тебя чего от головной боли?
- Так дай ка гляну, - старик начал ощупывать мою голову, - сюда долбанули?
- Ауч, да, не нажимай так сильно, болит же, - скривил я лицо.
- Ну череп вроде цел, хотя без рентгена точно не скажешь, только где его сейчас возьмешь то? Ладно, посиди тут, принесу тебе аспирина, потом расскажешь кто и где это тебя так пришиб.
Старик скоро вернулся со стаканом воды и парой таблеток, и отдал все это мне, я же недолго думая запил таблетки водой.
- Садись за стойку, Пионер, щас соображу тебе чего пожрать, таблетки глотать на голодный желудок не дело.
- Старик, спасибо, но не нужно, у меня своя еда есть.
- Видел я твою еду, не каждая собака это сожрет, так что давай ка не перечь и используй свой болтливый язык по делу, рассказывай где по голове получил.
- Ну ты же знаешь чего я тут ищу. Так вот узнал я про вашу местную библиотеку, которую Окуляр держит. Пришел к нему, здрасьте мол, так то и так то, слава о вашей книжной коллекции достигла моей зажопинской деревни, пришел вот из-за тридевять земель, дабы своими глазами убедиться. Ну этот вроде как радостный такой был, хорошо мол, раз люди приходят и просвещаться хотят. А там значит увидел я книженцию про те самые квантовые телепорты, спрашиваю у Окуляра, а можно ли взять почитать, и тут он как взбесился, не орет, что не выдаем мол книги на руки. Я ему пытаюсь объяснить, что мне не нужно на руки, я могу приходить сюда читать, тут он уже на визг сорвался, ДА НИ В ЖИЗНЬ НЕ КОСНЕТСЯ РУКА ДИКАРЯ ЭТИХ ИСТОЧНИКОВ ЗНАНИЙ, на визг прибежали какие-то амбалы и вывели меня под ручки за ворота и проводили в путь дорогу пинком, а в спину кинули детской книжкой, колобком вроде, мол на вот, раз читать умеешь, приобщайся к литературе. Ну хоть было чем костер развести ночью. Ну так вот, решил я, что мол не хотите отдавать, а причин не объясняете, то сам возьму. Проник ночью в дом, добрался только до полки с нужной книгой, так меня один из тех амбалов как огреет по голове трубой, знал бы какой звон в ушах стоял. В общем мне уже не до книги, унести бы оттуда ноги, амбал этот долго гоняться по городу за мной не стал, нашел я в итоге укромное место, где и заночевал. А с утра проснулся с больной головой и пошел к тебе, вот и сказочке конец.
Старик от души расхохотался, как только я закончил свой рассказ.
- Что же ты за неразумный малый? Надо было после отказа Окуляра сразу ко мне сюда, сходил бы я туда и взял бы тебе эту книжку. Ладно, Пионер, к полудню пойдем к нему, только ты подождешь снаружи, чтобы лишний раз его не провоцировать, возьму я книжу про телепорты и почитаешь её. – Старик поставил передо мной тарелку с гречей и мясом, от которой валил пар.
-А чего он кстати бешенный такой? – спросил я и принялся за трапезу.
- Так он того, неграмотный, вроде и библиотекой владеет, хочет казаться самым образованным в городе, но вот читать так и не научился. То там у него не сложилось, то тут, в городе то все знают, но всем плевать, а тут приходит дикарь, к тому же обученный грамоте, и тыкает его носом в его невежество, вот и съехал с катушек. Комплексы в общем, так что не парься парниш, преследовать тебя с желанием кровавой мести он не станет. – Старик ответил мне и замолчал, дав возможность доесть в тишине.
- Спасибо тебе за ужин, и за лекарства тоже спасибо, не знаю даже как отплатить, и без того уже в долгу у тебя был.
- Пионер, ты эти глупости брось, я же тебе говорил уже, мы старики, должны помогать вам молодым в том, чего сами сделать уже не в состоянии. А твое дельце того стоит, я может и мало в него верю, но верить очень хочется, так что по мере моих сил всегда можешь на меня рассчитывать. Да и мне будет проще просто за книжкой сходить, чем лечить тебя от травм, так что в следующий раз сразу ко мне за советом, прежде чем глупости совершать, уяснил?
- Да понимаю, я, Старик, но знаешь ведь, там откуда я…я привык надеяться только на свои силы, на свою голову…
- Ну вот и получил по ней – перебил он меня и снова рассмеялся, - ладно, ты иди ка на второй этаж и поспи там, будем надеяться, что головная боль пройдет. Неча в таком состоянии по городу впустую таскаться. А я как будет время схожу за книжкой твоей, про телепорты.
- Хорошо, и спасибо тебе ещё раз.
- Да будет уже, иди давай.
Я поднялся на второй этаж, в комнату со старым раскладным диваном, на котором ночевал свою первую ночь в этом городе. Старик уже тогда удивлял меня свой добротой, правда в ту ночь я спал плохо, просыпаясь от каждого шороха, потому что только и ждал того, что меня придут грабить…таков уж мой мир, если к тебе добры, ожидай подвоха. Но Старик оказался не таким, и мне до сих пор стыдно перед ним за те мысли. Я растянулся на диване и сладко зевнул, что же, день начался хреново, но вроде все налаживается, к моменту я проснусь, как минимум у меня должна быть книга, а как максимум я должен и от головной боли избавиться. И в надежде на лучшее я провалился в сладкую полудрему.
Развернуть
В этом разделе мы собираем самые смешные приколы (комиксы и картинки) по теме рассказ (+434 картинки, рейтинг 893.3 - рассказ)