рассказ

Подписчиков: 21     Сообщений: 468     Рейтинг постов: 868.9

story рассказ Лева Задов фантастика 

Дюк Хухем и космические мудазвоны

Истории,рассказ,Лева Задов,фантастика
Развернуть

фэнтези низэтрим рассказ story Интересно сеттинг 

«Теплый привет с побережья северного Фалема» [Сеттинг Низэтрим]

*Не знать чего-то — не стыдно!

Образованный человек - полон амбиций и в поиске возможностей

Он всегда — где-то там

Но сколько бы он не старался, желаемого он не получит

Глупец же наоборот, ни о чем не думает

Жизнь его ограниченна одним днем

Все его желания — здесь и сейчас

Зачем вам будущее и перспективы? Живите одним днем!*



В этот момент милорд Вегистуэ проклял написавшего, и одним движением порвал огромный свиток, который был заполнен этим коротким текстом, повторенным многократно.



— И откуда же вы все лезете сюда, су**ны дети? — спросил он в пустоту.

Совсем недавно подручные милорда донесли, что за океаном, на одном из материков в северном полушарии Низэтрима появилось нечто, позиционирующее себя «божеством глупости, помрачения разума и непросвещенности», и имя ему — Верлинитрикс.



— Буду называть тебя просто — Верли. Не заслужил пока что иного, — рассуждал милорд, находясь в своем поместье, которое плыло в океане мрака, от одного края бесконечности, называемого Бездной, к другому.



И окружение этого новоявленного бо... жества явно ему во всем потакает, делая только сильнее. Вероятно, это распоследние варвары или толпы сильно опустившихся маргиналов.

Но есть и более положительные новости. В той же части света замечены представители «Альянса Сверкающих». Имеется вероятность, что их эмиссары вступят в конфронтацию с Верли, стремясь заполучить себе его лакеев.

Посмотрим что из этого получится. И понадеемся, что апофеоз будет достаточно кровавым.



ㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤ***



Телепатический сигнал исходил от огромного мерцающего куба, левитировавшего над землей в 7-8 метрах. Сигнал сопровождался волнением материи на границах куба, из которой иногда «выплескивались» золотисто-серебряные силуэты человеческих рук. Словно протуберанцы из звезды.

— Верлинитрикс понимает вашу боль! — сигнал заиграл оттенками благородного сопереживания, — разум, наполненный знаниями, подобен влажной губке, которая рано или поздно начнет изливаться. Полезный разум должен быть девственно сух, крепок и не обладать гибкостью. Лишь такой он способен сопротивляться безумию идущему со всех сторон!

Источники вашей боли разнятся. Это и книги, это и пластины наполненные гравированным текстом и цифрами. Даже рисунки могут быть опасны. Только первоначальный образ жизни сможет спасти вас от безумия.



ㅤВокруг Верлинитрикса сидели люди. Их были тысячи. Огромная площадь среди руин города, когда-то огромного и прекрасного. Тысячи людей устремили взгляды на парящий куб. Их тела выглядели изможденными, а одежда — красивой, но старой и изношенной. Как последние остатки сладостей с королевского пира. Бедные опустившиеся представители когда-то могущественного и развитого государства, молчаливо слушали, затаив дыхание.

— К чему разнообразие технологий и развращающих знаний привело ваши жизни? Все закончилось войной и вы лишились всего что имели! Многообразие мнений — не благо, а проклятие.



Толпы ответили одобрительным ревом.



Куб между тем продолжал изливать в окружающий мир свои мысли.

— Единственный шанс на жизнь для вас и последующих поколений — уничтожить все то, что стало угрозой в прошлом. И всех, кто поддерживает старый образ жизни.

Я должен предупредить, что на юго-востоке и севере вашей... НАШЕЙ новой страны, сохранились осколки прошлого миропорядка. Те, кто сохранил веру в прогресс и пользу науки, — Верлиниатрикс стал мерцать быстрее и агрессивнее. — Сокрушить эту угрозу — наша главная задача на ближайшее время.

Куб заразил своей уверенностью и агрессией окружающих людей. Некоторые повскакивали, сжимая кулаки и клинки, скаля зубы.

Огромная орда фанатиков, лишенных позитивных ценностей и своей воли. Завистливые животные, которые будут лишь разрушать, боясь созидания и помня о уроках прошлого.



ㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤ***



Над разрушенным городом с южной его стороны возвышалась гора. Прямо на ней стоял полностью оборудованный маяк. Он был брошен, но уже пару дней служил пунктом наблюдения для «сверкающего».

Кожа существа была серая, практически белая. В глазах плескались океаны молочного цвета. Четыре худые руки опирались на борт наблюдательного маяка.

Волны бились где-то далеко внизу об острые скалы у подножия горы.

Здесь было приятно находится. Не только на маяке. Вообще, на побережье Фалема. Солнечно, умеренно-влажно, прохладный воздух говорящий, что лето идет к своему завершению и обилие хвойной растительности вокруг. Зеркальной чистоты вода... сверкающий улыбнулся, он любил воду, до и после своего обращения. Эту память ему оставили в личное пользование, за что он был признателен Разуму-Предвестнику.

Сверкающий видел и слышал то, что происходило в центре бывшего поселения.

Телепатическая речь существа-куба была трудна для понимания, но общие черты монолога он смог понять.

Щупальца, выходившие из его спины волновались на ветру. И некоторое волнение царило в душе существа. Оно исходило от любопытства. Сверкающий знал, что уже видел таких как Верлиниатрикс, еще до того, как стал тем... кем стал. Но не мог вспомнить этих встреч. Досадно.

ㅤВ этот момент люди начали разделяться на отряды и расходится по руинам в разные стороны. Пришло время и наблюдателю уйти.

Его экспедиционный корпус разослал своих агентов по всему побережью нового, полного загадок материка, в надежде найти здесь тех, кого можно будет взять в ряды Сверкающего Альянса. И вот они нашлись — люди, лишившиеся всего и готовые на все, озлобленные и заметно поглупевшие. Самая легкая в обращении публика.

Осталось лишь освободить их от лидера.

Наиболее простым способом.



Весь сеттинг здесь: http://www.proza.ru/avtor/machiavelly

Источник: https://vk.com/magicalworldsofvolfgert
фэнтези,низэтрим,рассказ,Истории,Интересно,сеттинг
Развернуть

фэнтези рассказ story низэтрим 

Странные сказки

ㅤДнем жизнь в столице княжества била ключом. Люди бежали по своим делам или бежали от них, в места досуга и развлечения. Кого мог привлечь разговор ребенка и странного незнакомца на одной из ее благословенных улиц?



ㅤВысокий мужчина в плаще вылез словно из под земли и угрожающе навис над ребенком. Лицо закрывала полумаска, которая впрочем не могла скрыть неестественную красоту своего обладателя.

— Хочешь сказку, сынок?

Шестилетний сорванец прекратил подметать котом улицу и отпустил беднягу, когда понял кто перед ним оказался.

— Д-да, ваше в...

— Ну так вот. В одном прекрасном государстве жил один прекрасный человек. И был он до безумия злобен, и очаровательно добросердечен. Ну а каким еще должен быть хороший правитель? Да, он был князем.

А еще он очень любил животных. Так исторически сложилось и не будем вдаваться в подробности... княжество росло, условия жизни в центре его улучшались, а на границах - как были низкими, так и оставались таковыми. И решил этот славный князь написать кодекс природопользования. И было много параграфов в том кодексе. Один из которых касался городских кошек. Знаешь как он звучал?

— Нет, я не знаю. Простите.

— Не извиняйся. Слушай дальше. Гласил он примерно следующим образом: "Кто покалечит кошку домашнюю или бродяжную, или убьет, тот будет чародеями княжескими умертвлен и превращен в «Ваоми-Орти»

Ребенок побледнел, но спросил:

— Ваоми-Орти?

— О, ты наверняка любознателен, как и все в твоем возрасте.

Если сказать грубо — это "мертвые дети лесов". Искусственные существа, созданные из тонких веточек, полудрагоценных камешков, костей и других... материалов. Ничего особенного там нет. Чародеи просто вытаскивают остаток жизни жертвы-человека и вживляет в это нечто. Выбрасывая воспоминания прошлой жизни, мечты, особенности характера и другие индивидуальные черты. Если перенос происходит удачно, то конструкт приобретает определенную форму и становится ревностным, повторяю — ревностным защитником. Чего именно защитником — это уже как решает чародей-практикант, который вкладывает в безжизненное тело Ваоми-Орти крохотную бумагу с написанным посланием. Старый и примитивный способ, я считаю. Но эффективный. Дальнейшие задачи и не-жизнь существа будут зависеть от этой бумаги. Но что-то я сильно углубился...


Человека в капюшоне и максимально невзрачной одежде выдавала его красивая осанка и белые, не знавшие физической работы, руки. Презрительно улыбнувшись, он продолжил:

— И случайно князь узнает о проделках своих подданных в далекой северной деревне. Ты представляешь? — хлопнув в ладоши от эмоций, он впервые пристально посмотрел на мальчика — Эти дурни решили, что убийство полутора десятков кошек может помочь им привлечь внимание местного духа плодородия. Естественно, никаких местных божеств там не было и в помине, потому что местность исключительно горная и предпосылок к появлению такого феномена там не было. Но глупые поселенцы об этом не знали. Зато сотворили настоящее варварство! И что же должен был сделать князь, узнав о подобном?

— Н-наказать плохих людей?

— Да не были они плохими. Глупость она... как простуда. Исцеляется после живительного лекарства. Но ты абсолютно прав. Князь наказал их, ибо он был до безумия злобен на тот момент. Не пощадили никого. Все жители поселения, у которого даже названия не оказалось, были уничтожены и превращены в Ваоми-Орти. Кстати, если хочешь назвать убийство человека справедливым — назови его казнью.

Собеседник ребенка печально развел руками.

— Это же не сказка? — тихо спросил мальчик.

— А ты догадливый. Нет, не сказка. Это одна из сторон мира, в котором ты будешь жить. Или не будешь, если не прекратишь мучить бедное животное.

— Не буду его мучить! — ребенок отошел от кота на пару шагов.

Выражение на мордочке того было строгое и словно говорило: "Выкуси!"

— И не бедное животное тоже. К хищным и агрессивным видам на территории княжества существуют другие параграфы в Кодексе. Странно, что родители тебе не рассказали еще. Ты случайно не сирота? Хотя о чем это я... в княжестве «Амианакте» лет восемь — ни одного сироты! Известно благодаря кому, — человек мечтательно улыбнулся.

— А если я захочу стать гражданином другого государства?...

— Тогда ты утратишь его в Амианакте. И выйдя за его границы можешь делать что пожелаешь. Грабь, насилуй, жги-убивай, разрывай континенты на части, — князь засмеялся, — Будь полезным гражданином для нового государства, в общем.

— А что такое — континент?

Князь сделал движение рукой, что-то среднее между желанием отвесить подзатыльник ребенку и закрыть себе лицо. Но потом спохватился, и достал из карманов плаща полновесную золотую монету с выгравированным на ней треугольником.

— Держи, купишь в магазине книг тот самый Кодекс, про который я рассказал. И... заодно попрошу тебя запомнить эту не-сказку. Пригодится.


Князь Одеон Линтария, по прозванию — Золотая Душа — погладил мальчика по щеке, и повернувшись к нему спиной, отправился дальше по своей столице. Он любил ходить среди граждан и высматривать всякое. То, о чем ему как правило не рассказывали даже собственные советники.  Источник: https://vk.com/magicalworldsofvolfgert

фэнтези,рассказ,Истории,низэтрим

Развернуть

Энди Уир рассказ story много букв 

Энди Уир. Яйцо. Короткий рассказ.

Энди Уир,рассказ,Истории,много букв


Ты умер по пути домой. 

Попал в автомобильную аварию. Не особо примечательную, но всё же смертельную. Ты оставил жену и двух детей. Смерть была безболезненная. Скорая пыталась тебя спасти, но всё попусту. Твое тело было так изуродовано, что тебе лучше было уйти, поверь мне. 


И тогда ты встретил меня. 


— Что… Что произошло?- спросил ты.- Где я? 

— Ты умер, - ответил я, как ни в чем не бывало. Не время жеманничать. 

— Там был… грузовик, и его заносило… 

— Ага,- сказал я. 

— Я… я умер? 

— Ага. Но не расстраивайся, все умирают,- подтвердил я. 


Ты осмотрелся. Вокруг была пустота. Только ты и я. 


— Что это за место?- спросил ты. – Это жизнь после смерти? 

— Более или менее, - ответил я. 

— А ты бог? 

— Ага,- сказал я. – Я Бог. 

— Моя жена… и дети – пробормотал ты. 

— Что? 

— С ними все нормально? 

— Мне это нравится, - сказал я. – Ты только что погиб и так волнуешься о своей семье. Это очень хорошо. 


Ты посмотрел на меня с благоговением. В твоих глазах я вовсе не выглядел как Бог. Я казался тебе обычным мужчиной. Или, может быть, женщиной. Каким-то влиятельным человеком с размытым лицом. Скорее учителем начальных классов, чем Господом Всемогущим. 


— Не волнуйся, - сказал я. – Они в порядке. Твои дети всегда будут помнить о тебе только лучшее. Они не накопили к тебе неуважение. Твоя жена будет плакать, но в душе будет чувствовать облегчение. Честно говоря, твой брак разваливался. Если тебя это утешит, то могу сказать, что жена твоя будет чувствовать себя очень виноватой за это тайное чувство облегчения. 


— Ооо…- протянул ты. – Ну а что теперь? Ты пошлешь меня в рай или в ад, или что-то вроде того? 

— Ни то, ни другое – ответил я. – Твоя душа переселится в иное тело. 

— Ааа, значит, Индуисты были правы…. 

— Все религии правы по-своему – сказал я. – Пойдем со мной. 


И ты пошел рядом со мной сквозь пустоту. 


— Куда мы идем? 

— Конкретно - никуда. Просто приятно гулять во время разговора. 

— Тогда в чем смысл? – спросил ты. – Когда я буду рожден вновь, я же буду вновь пустым, как стеклышко? Всего лишь дитя. Значит, весь мой опыт и все, чего я добился в той жизни, не будет иметь значения. 

— Вовсе нет! – заверил я. – У тебя внутри уже заложены опыт и мудрость прошлых твоих жизней. Ты просто их в данный момент не помнишь. 


Я остановился и обнял тебя за плечи. 


— Твоя душа намного огромней, изумительней и прекрасней, чем ты можешь себе представить. Человеческое сознание может воспринимать лишь крошечную долю того, что на самом деле существует. Это словно окунуть палец в стакан воды, чтобы проверить, холодная она или горячая. Ты впускаешь часть себя в этот мир, а когда выходишь из него, то весь накопленный опыт и знания остаются у тебя. 

Ты был в человеке все предыдущие 48 лет, поэтому ты еще не чувствуешь оставшуюся часть своего огромного сознания. Если бы мы с тобой еще здесь походили, ты бы начал постепенно вспоминать все, что было с тобой в прошлых жизнях. Но нет смысла это делать между жизнями. 

— Сколько же раз я пережил реинкарнацию? 

— О, много. Очень, очень много. Ты пережил множество разных жизней, - ответил я. – На этот раз ты будешь китайской крестьянкой в 540 году до нашей эры. 

— Подожди, как так? – поперхнулся ты. – Ты посылаешь меня назад во времени? 

— Ну, можно сказать и так. Время в той форме, в которой ты его знаешь, существует только в твоей вселенной. Там, откуда я родом, все происходит по-другому. 

— Откуда ты родом?.. – удивился ты. 

— Ну да, - объяснил я. – Я тоже откуда-то родом. Но совершенно из другого измерения. И там есть еще такие же, как я. Ты, конечно, хочешь знать, каково это там, но, честно говоря, ты не поймешь. 

— Ааа, — разочарованно протянул ты. – Но послушай, если я перевоплощаюсь в людей из разного времени, я, наверное, когда-нибудь могу пересечься с самим собой?.. 

— Конечно. Такое очень часто происходит. Из-за того, что каждая жизнь осознает лишь себя, ты даже не понимаешь, что встреча произошла. 

— Тогда в чем смысл всего того? 

— Ты серьезно? – удивился я. – Ты спрашиваешь меня, в чем смысл жизни? Немного клише, тебе не кажется? 

— Но это закономерный вопрос, - настойчиво сказал ты. 


Я посмотрел тебе в глаза. 


— Смысл жизни, то, ради чего я создал эту вселенную, это чтобы ты развивался. 

— Имеешь в виду человечество? Ты хочешь, чтобы человечество развивалось? 

— Нет-нет, только ты. Я создал всю эту вселенную для тебя. С каждой новой жизнью ты растешь и развиваешься, превращаешься во всеобъемлющий интеллект. 

— Только я? А как же остальные? 

— Остальных не существует. В этой вселенной больше никого нет. Есть только ты и я. 


Ты уставился на меня. 


— Но все люди на Земле… 

— Это все ты. Разные перевоплощения тебя. 

— Я… Я – ВСЕ? 

— Именно, - с удовлетворением заключил я и похлопал тебя по спине. 

— Я - каждый человек, который когда-либо жил на Земле? 

— И который когда-либо будет жить, да. 

— Я Авраам Линкольн? – поразился ты. 

— И ты Джон Вилкс Бут. 

— Я Гитлер? 

— И ты миллионы его жертв. 

— Я Иисус? 

— И ты каждый из его последователей. 


Ты замолчал. 


— Каждый раз, причиняя кому-то боль, ты причинял боль самому себе. Каждый раз, делая кому-то добро, ты делал добро себе. Каждый счастливый или грустный момент пребывания на Земле был испытан, или будет испытан только тобой. 


Ты задумался.

 

— Зачем? – наконец спросил ты. – Для чего все это? 

— Потому что однажды ты станешь таким, как я. Потому что ты и есть я. Ты часть меня. Ты дитя моё. 

— Значит, я и есть Бог? – недоверчиво спросил ты. 

— Нет, пока еще нет. Сейчас ты только зародыш. Ты растешь. Когда ты проживешь каждую человеческую жизнь на Земле во все времена, ты будешь готов родиться. 

— Значит, вся вселенная, - изумленно сказал ты,- это всего лишь… 

— Яйцо, - подтвердил я. – А теперь тебе пора в новую жизнь. 


И я отправил тебя в путь.


Развернуть

робот будущее права рассказ story Интересно мораль 

— Нет. — неожиданно сказала она.
Я, уже настроившийся на продолжение этого вечера, не обратил на это негромкое возражение никакого внимания..
— Нет. — Лида повторила это громче, когда лямка топика, который она надела сегодня по моей просьбе, поползла вниз.
— Нет, нет, нет... — продолжала она, но я не останавливался. Более того, раздражённый, я повалил её на кровать.
И тут её многочисленные "нет" слились в один звук, который становился всё выше и выше, всё назойливей и назойливей. Он становился всё выше, мне уже было некомфортно, но рука всё ещё продолжала своё путешествие к складкам её юбки...
И тут раздался писк, на самой верхней грани слышимости. Я отпрянул от Лиды, прижав руки к ушам, чтобы не слышать его, но нет - он пробирался через щели между плотно сжатыми пальцами и рвал на части мои уши. Я рухнул на пол, пытаясь уже не зажать уши, а удержать свою голову от распада на части, но звук уже умолкал. Лида внимательно смотрела на меня, улыбаясь, но я впервые увидел в этой улыбке холодный металл, а не теплоту.
За вечер я попробовал к ней подступиться ещё три или четыре раза, но меня грубо прерывало это негромкое "нет".
Если честно, я просто боялся, что оно снова перерастёт в непереносимый звук.
Поэтому с утра я поехал к Славику.
Именно он и надоумил меня купить себе этого секс-робота.
Тогда, пару месяцев назад, я устал выслушивать его восхищённые вопли о том, как он провёл очередную ночь со своим приобретением - Синтией, как он её нарёк. Сделанная по его эскизу, эта кукла стоила ему немало денег, но, судя по мешкам под его глазами от недосыпа, справлялась со своими обязанностями на все сто.
Дверь в его квартиру была закрыта на цепочку. Я постучался. Раздалось шарканье, после чего створка приоткрылась. На меня глянули зелёные, глубокие глаза Синтии.
— 2-к-р. — ответил ей я.
Она кивнула, створка вернулась на своё место, звякнула цепочка, после чего дверь окончательно распахнулась.
Я в очередной раз подумал, что памятника своей первой любви лучше Славик не мог придумать. Рыжие, но не огненного, а спокойного, скорее медного оттенка, волосы. Прямой нос, который то и дело слегка "раздувается", будто девушка и правда дышит, довольно тонкие губы, небольшие ушки, и Глаза, именно так, с большой буквы - зелёные, как сосновые иголки, большие, удивлённо-распахнутые. Аккуратная фигурка, без диспропорций - небольшая грудь, узкая талия, красивые ноги...
По словам Славы, он калымил ради этой покупки почти полтора года. И я склонен ему верить.
Синтия была одета по-домашнему: в футболку, украшенную надписью: "True life never dies", джинсовые шорты до середины бедра и тапочки.
— Привет! — она махнула мне рукой и улыбнулась, абсолютно по-человечески.
Я кивнул ей и прошёл внутрь.
В ванной шумно плескался Слава. Он ненадолго прикрыл воду и высунулся, зажмурившись, в коридор.
— Рома, ты?
— Нет, это его астральная копия.
— А, проходи. — он улыбнулся, сморщился и начал плеваться. — Мыло в рот попало. — объяснил он, после чего продолжил принимать душ.
Я, сопровождаемый Синтией, прошёл на кухню и сел на скрипнувший табурет.
— Чай, кофе? — спросила она, ставя чайник на огонь.
— Чай, с сахаром и лимоном.
"Девушка" повернулась ко мне.
— Может, без лимона? Я плохо обращаюсь с ножом, мелкая моторика, - она подняла руку и попыталась подвигать еле шевелящимися пальцами. Я с ужасом заметил, что кусок "кожи" на запястье и тыльной стороне ладони сорван, обнажая перебитые кое-где провода и приводы. - Нарушена.
— Хорошо, насыпь сахара, а я нарежу лимон.
Синтия достала лимон из шкафа, протянула мне нож, после чего уселась напротив меня и начала смотреть, как я отрезаю ломтики фрукта.
— Как ты умудрилась? — кивнул я на увечье, не отвлекаясь от процесса.
Она замялась, после чего абсолютно человеческим жестом откинула чёлку со лба.
— Это не я, это Слава...
Дверь, ведущая в ванную, хлопнула. Слава, раскрасневшийся и ещё мокрый, прошёл на кухню, завязывая поясок халата. Чмокнул Синтию в щеку, бросил ей:
— Иди в комнату, дорогая, — после чего приземлился на освобождённое ею место. — О, лимончик. - он выхватил у меня один из кружочков и отправил его себе в рот. Слегка скривился.
Чайник закипел.
Слава повернулся к нему, чтобы выключить плиту, и тогда я воткнул в разделочную доску, неподалёку от его руки, нож.
Он дёрнулся. Одна из ручек газовой плиты осталась у него в руке. Он ошалевшими глазами смотрел на слегка дрожащий кусок металла, покачивающийся сантиметрах в двадцати от его ладони.
— Я ведь мог бы и попасть тебе прямо в руку, Слав. — слегка запинаясь, сказал я. — Примерно так же, как ты — Синтии, я прав?
Он вздохнул, воткнул ручку на место и взялся за ручку чайника.
— Не начинай, а.
— Что не начинать? Ты сколько на неё батрачил? Полтора года!
— Два. — поправил он, разливая чай по бокалам. — И три месяца. И кредит ещё выплачивать почти пять лет. - он внимательно смотрел на то, как вытягивается моё лицо. — Да, да, считай давай, на что бы мне хватило.
— Квартира побольше, машина, красивая свадьба, учёба детей, на похороны бы отложил... — я загибал пальцы один за другим.
— А я купил свободу. - ухмыльнулся он. — Относительную, конечно, но это - вопрос времени, да и прогресса. И да, не забывай — Синтия всего лишь робот, находящийся в моей собственности. Что хочу, то и ворочу.
— Садист.
— Это ты тут садист, Рома! Я ж живой человек, это потребности! Пирамида Маслоу, все дела! — он отхлебнул чая, поперхнулся, с трудом проглотил комок в горле и широко открыл рот. - Оень оячий.
— Ну вот так тебе и надо. - ответил я, делая осторожный глоток.
— Да выслушай ты меня! - взорвался он. — Я ж не идиот и не сумасшедший! Приковал её к кровати недавно, а она почему-то начала вырываться. Оказалось, на кухне что-то не так было, конфорку я не закрыл, что ли... В итоге — спинка в щепки, а у неё руку можно в утиль сдавать. — он злобно посмотрел на меня, но его голос смягчился. — Рома, я завтра её починю. Хочешь, вот прямо сейчас покажу тебе все запчасти, которые купил, надо просто на пару часов её отрубить, всё сделать - и будет как новенькая. — он встал, долил в чай воды из кувшина, после чего спросил: — Но это мы в другой раз обсудим. Ты ко мне по какому поводу прибежал?
Я вкратце рассказал о произошедшем вчера. Слава за время моего монолога, пыхтя и отдуваясь, выпил две кружки чая, основательно пропотел и начал задумчиво поглядывать в сторону душа.
— Да, парень, плохи твои дела. — сказал он, после чего убрал со стола кружку и нажал на хитро спрятанную панель.
Немедленно в воздухе соткалась голограмма браузера. Палец Славы начал чертить линии в воздухе. Всё это со стороны напоминало человека, который пытается сосчитать звёзды в небе.
Секунд через тридцать он буркнул себе под нос:
— Всё сложнее, чем я думал.
Ещё через несколько минут он вскочил, открыл дверь, ведущую на кухню и крикнул:
— Синтия, не надо скачивать обновления! Я запрещаю тебе! — повернувшись, он наткнулся на мой недоумевающий взгляд и постепенно вытягивающееся лицо. — Всё, Рома. Закончились волшебные времена. Добились-таки своего.
— Что, что там?
- Лида вчера тебе отказала потому, что ей дали право на это.
Я охнул.
— В смысле?
— Ну, роботы теперь могут отказывать людям в близости. Знаешь, интересно посмотреть на того, кто придумал это. Я уже представляю это: как он валяется в кровати с двумя или тремя такими же, а может, и значительно более дорогими, чем Синтия, куколками, и тут ему в голову приходит мысль: "Долбанное благополучие! Хочу, чтобы и железяки мне мозг выносили!" — Слава погрозил воздуху кулаком. — Идиоты, идиоты! И что дальше? Роботы, которые голосуют и избираются?
— Погоди, Слав. То есть ты хочешь сказать, что теперь она может мне отказать просто по своему желанию?
— Ну, да, вроде того. Может отреагировать на твой нездоровый вид, к примеру. Или решит, что частовато ты к ней пристаёшь. Да что им, роботам, может в голову прийти? — Слава не сидел на месте. Он продолжать крутить пальцами в воздухе, открывая всё новые и новые ссылки.
Я смотрел на эти виртуозные движения и понимал, насколько я отстал от времени. Я-то привык слышать щёлканье клавиатуры или хотя бы ощущать касания пальцами экрана, а Слава просто водил руками по воздуху, как настоящий волшебник.
— Слушай, поговаривают, что похожие проблемы не только у тебя, Ром. - он говорил это чисто механически - его глаза сейчас бегали по многочисленным открытым вкладкам. — На крупных форумах - производителей, онлайн-магазинов, вот всей этой братии настоящий экстаз всяких сочувствующих... ну ты знаешь, представители движений типа "Борцы за право еды быть несъеденной", по-другому и не сказать. Хвалебные посты про уважение, равенство, прочее. А на мелких сайтах - жалобы на то, что роботы не соглашаются. Вообще. Какие-то ноги не раздвигают, какие-то, как твоя Лида, звуком отпугивают. - он вчитался в чьё-то сообщение и хохотнул. - Во, послушай: "Всем привет! Извините за ошибки, но пишу одной рукой, т.к. вторая застряла в роботе, хотел попробовать кое-что новое..."
Я засмеялся.
— Сумасшедший... А, это старая тема, он год назад застрял, нам не подходит. - Слава смахнул пальцем пост. — Копипаста просто. В общем, Рома, советов немного, один из них — беруши, вот.
Я потрясённо посмотрел на друга.
— Ну, тут ходят слухи... — он поёрзал на стуле. — В общем, конспирологи в интернете выдвигают версию, что это право роботам пробила какая-то женская ассоциация. И у роботов теперь уже есть право отказать, но ещё нет права согласиться. Понимаешь, о чём я?
Я помотал головой.
— У них отказ в приоритете. "Да" ты услышишь с очень низкой вероятностью, и то - многие вещи, которые ты хотел бы попробовать, могут оказаться недоступны. Мол, негоже развращать мужчин! — он замолчал, продолжая пробегать взглядом страницы. — Слушай, так эта организация год за годом пыталась что-то подобное сделать. Вот смотри — закон о принудительном старении, закон о робопедофилии...
— Что?!
— Ну, пока роботу не исполнится 16 лет, тебе запрещено вступать с ним в половые контакты. Предлагали специальные пломбы вешать... - Слава ещё немного полистал страницы, после чего, порядком покрасневший, движением ладони "убрал" голограмму в стол. — Извращенки, кхм.
— И вот как думаешь, отчего это?
— Всякое может быть. Может, хотят подстричь всех под одну гребёнку. Может, завидуют, что мужчины выбирают тихих роботов, которые и по хозяйству могут, и в постели не откажут.
Слава глянул в сторону двери, подошёл к ней, защёлкнул шпингалет, включил вытяжку, достал из банки с надписью "Мускатный орех" пачку сигарет, вытащил одну и щёлкнул зажигалкой.
Эта фантасмагория за эти полгода, пока Синтия живёт с ним постоянно, стала уже привычной. Робот был строго против курения, фанатично следя за тем, чтобы Слава не вздумал потянуться к папиросе. Слава, впрочем, держался молодцом, но иногда нет-нет, да и прикладывался к початой секретной пачке.
— Или, знаешь, может всё романтичней, или прозаичней, считай как хочешь. Может, они и вправду верят, что роботам это нужно, что вот есть у них какая-то экзистенциальная пустота в районе материнской платы, заполнить которую может только осознание роботом своих прав... Хотя, это слишком уже. — он слегка покачнулся, выпустил клуб дыма в вытяжку и замер. - Но, если это так на самом деле, то мне страшно. Все самые ужасные вещи в истории человечества выглядели так красиво, когда начинали реализовываться. А потом, знаешь, они стали похожи на музей, где посетителям разрешили трогать экспонаты руками. Вот представь себе - пальцы пробегаются по холстам, стирая краску, уничтожая всё то, что хотел донести художник. Пару дней работы — и все картины превращаются в мешанину красок, около которых "эксперты" рассуждают, что может теперь означать это полотно, после того, как над ним надругались. — Слава затушил окурок под струей воды, выкинул его в окно и помахал рукой, разгоняя дым. - Так и с идеями. Они тоже портятся от человеческих рук, и портятся невозвратно.
Послышался стук в дверь и шаги в коридоре.
Слава выпрямился и сказал мне:
— Ладно, Рома, иди домой. Я подумаю, что ещё можно сделать.
Уже выходя из дома, я заметил, как Слава с задумчивым видом рассматривает из окна облака.
По пути домой я зашёл в аптеку и купил беруши.
Теперь "нет" не могло меня остановить.
Я не слышал, как она говорила это, до меня еле-еле долетел этот писк, переходящий в ультразвук, когда я сорвал-таки с неё джинсы...
И резкий удар тока сшиб меня на пол.
Я смотрел на то, как деловито ухмыляется робот, пока электрод скрывается внутри её указательного пальца. Конечно, система противодействия преступникам.
Ведь я же преступник, ведь я нарушаю её право отказать.
Это же что-то невозможное.
Мы смотрели друг на друга, она — холодно и отстранённо, я — задумчиво, изучающе.
Спать я лёг на диване в гостиной. На утро я не стал с ней общаться. Вообще.
Именно так и прошли пару дней.
В Интернете начали рассказывать истории о том, как нарушивших права секс-роботов на отказ уже несколько раз задерживали полицейские, вызванные самой куклой.
Слава то и дело скидывал ссылки на всё новые и новые странности, но я не обращал на них внимания, ведь у меня в голове зрел план.
Я понял главное — ведь она всегда хотела сказать мне "нет".
Просто теперь ей дали право это сделать.
Но и до этого она бы ответила мне отказом, если бы могла, ведь не зря в её улыбке не было теплоты, а во взгляде - чувств.
Да, это звучит сумасшедше, но ведь идея была именно в этом - создать машину, которая может изображать чувства, а не секс-партнёра, который всегда готов, или не готов. Значит, что-то пошло не так, значит, эту ситуацию надо изменить.
В магазин товаров для дома я зашёл с простой целью — найти подходящий инструмент.
Со вздохом были отложены многие, пока взгляд не зацепил самое простое решение на стенде рядом с кассой.
И вот я уже нёсся, летел домой, отправив сообщение моей Лиде, чтобы она готовилась, потому что её сегодня ждёт сюрприз. Пакет в руке приятно оттягивало что-то тяжёлое.
Дорогу от магазина до дома, если честно, помню плохо. Могу только сказать, что по пути вспомнил какой-то мотивчик и начал вполголоса напевать его, правда, не помню, что именно.
Дверь в квартиру была приоткрыта. На кухне оказался приготовлен нехитрый ужин, а моя Лида, мой самый близкий человек, стояла возле плиты.
Она повернулась ко мне, улыбнулась, и в отблесках лампы под потолком я увидел, как на хромированных скулах натянулась латексная кожа, как она собралась в морщины возле глаз, собранных из фотоэлементов, как поднялись её брови сделанные из настоящих волос (хоть что-то настоящее в ней) и тогда я вынул молоток и начал бить по нему по этому лицу прогресса которое мы же сами люди и облапали своими пальцами своими идеями посягнули на его чистоту и невинность и я тоже трогал его и был там и мне стыдно но я заглажу вину я просто уничтожу ту часть которую трогал и всё станет лучше, для меня станет лучше, ведь я же не нарушил её правило мне отказать.
К моменту приезда полицейских мне не удалось оттереть с рук остатки красной жидкости, которая использовалась в роботе вместо каких-то второстепенных проводов для натурализма.
Дверь я именно в таком виде и открыл.
Молодой лейтенант отшатнулся от меня, но его коллега, капитан, если я правильно понял, всё же спросил:
— Видимо, в вашей квартире произошла бытовая ссора?
— Нет, это не бытовая ссора, просто мой домашний робот забарахлил. Знаете, ему ведь дали право на отказ, вот он и не стал меня обслуживать. — развёл я руками.
— А что вы с ним сделали? - всё-таки полюбопытствовал лейтенант.
Я растянулся в холодной, металлической улыбке.
— Знаете, пока никто не дал право на жизнь роботам. Если будет голосование, считайте, что я заочно отказал им в этом.
После этого я захлопнул дверь.

Источник: https://vk.com/magicalworldsofvolfgert
 https://www.artstation.com/kalberos https://www.artstation.com/kalberos,робот,будущее,права,рассказ,Истории,Интересно,мораль
Развернуть

Баян рассказ story coub песочница 

Развернуть

12 апреля день космонавтики рассказ story много букв песочница 

Может быть, когда мы будем летать дальше, к другим планетам, (…) когда будем летать в другие звездные миры, в это время нам понравится больше, чем голубой, и черный цвет неба, так как мы привыкнем к нему. А пока, конечно, приятнее, пока голубое.

Ю. А. Гагарин



Александр Васильевич Юрков, капитан первого ранга космического флота России, командир экипажа космического челнока «Восход» стоял у входа в сверкающее голубым стеклом здание Центра Управления Полетами. За его спиной, на скрытом махиной ЦУП посадочном поле остывал после посадки верный челнок, на котором капитан Юрков летал последние пять лет в качестве командира и еще три года до этого — штурманом. До «Восхода» были три других корабля — каждый из них Александр Васильевич вспоминал порой со светлой ностальгической грустью.

Однако, сейчас он не думал о челноке, предоставив его чутким рукам техников. Пока прочие члены команды проходили послеполетное обследование, капитан улизнул из комнаты отдыха персонала на улицу. Здесь он с наслаждением вздохнул полной грудью, в очередной раз удивившись тому, что воздух на космодроме отличается на вкус в зависимости от того, прилетел ты или собираешься улетать. Космодром прощался с улетающими в голубое небо сынами земли запахами машинного масла, солярки, раскаленного металла и свежей краски, кислой химической вонью ракетного топлива и едким запахом нагретой изоляции.

Сейчас же легкие Александра Васильевича омыл нежный аромат зеленой листвы. Запах влажной почвы и еще чего-то непонятного, но бесконечно родного. Запах Земли.
Капитан повернул вправо и прошел несколько десятков шагов. Здесь в небольшом закутке, образованном стенами ЦУП, находился небольшой цветочный садик. Юрков вновь с удовольствием вздохнул — теперь воздух пах сладковатой смесью цветочных ароматов — и, присев на скамейку, откинулся на спинку и прикрыл веки.

Минуту спустя гравий, которым были посыпаны дорожки, заскрипел под чьими-то шагами. Юрков открыл глаза — кого это там принесло — и тут же вскочил навстречу.

— Здравия желаю! — произнес он, повинуясь отточенным за годы службы рефлексам.

— Вольно, Саш, — махнул рукой пришедший и, чуть прихрамывая, подошел к скамейке и сел. — Присаживайся.

Его звали Юрий Алексеевич Орлов, и он был заметно старше Юркова, практически старик; последние тридцать лет этот человек бессменно руководил Аэрокосмическим Агентством России.

Он был почти на голову ниже Юркова, и ходил, прихрамывая. Перед ухудшением погоды сустав начинал беспокоить его сильнее, что заставляло Орлова ходить, опираясь на трость. В Агентстве ходила шуточная примета: Орлов с тростью — быть дождю.

— Как оно? — отечески поинтересовался Орлов, с отеческим беспокойством оглядывая капитана.

— Нормально все, Юрий Алексеевич.

Орлов улыбнулся, но его глаза остались серьезными, пытливо осматривая каждую складочку на мундире коллеги.

— Слышал, Марс вчера отчитался о первом урожае в теплицах?

Юрков удивленно вскинул брови.

— Нет еще. Ну, круто же, Юрий Алексеевич! Марс переходит на самообеспечение. А проект «Проксима» утвердили?

— На доработку отправили. Что-то комиссии в рециркуляторах опять не понравилось, — Орлов пожал плечами. — В таком деле спешить нельзя. Кстати, с прошедшим тебя, Саш. Сорок пять — срок немалый, как-никак.

Юрков дернул уголком рта, словно был недоволен чем-то, но потом все же улыбнулся.

— На пенсию спровадить пришли?

Орлов вскинул густые седые брови.

— А хочешь?

На лице капитана промелькнула растерянность. Некоторое время он размышлял, а потом вновь улыбнулся и проговорил, глядя не на начальника, а вверх, в бездонное голубое небо.

— Знаете, Юрий Алексеевич, я в детстве наткнулся как-то раз на видеозапись интервью Гагарина. Старая запись такая, черно-белая. И он там в числе прочего сказал такие слова… Что-то вроде «В космосе черное небо, но нам привычнее голубое». А я увлекался космосом тогда, прямо болел им. И подумал: «Неправ Гагарин, хоть и космонавт». Казалось мне, что голубое небо — вот оно, чего в нем такого… А черное — оно там, за пределами атмосферы, его увидеть не каждому дано.

Капитан повернул голову и посмотрел на улыбающегося Орлова.

— А вот пару лет назад вспомнил эту фразу и вдруг понял, что скучаю. Двадцать лет любил черное небо, но вспомнил земное, голубое — и аж слезы на глазах навернулись. Наверное, так и надо уходить на пенсию — когда вместо черного неба начинаешь мечтать о голубом.

Мужчины помолчали, думая каждый о своем. Несколько минут спустя тишину нарушил Орлов.

— Знаешь, Саш, я ведь тоже видел это интервью. Лет десять мне было… И вот смотрю я на Юрия Алексеевича, молодого, живого, веселого. И так мне сердце вдруг защемило… Он говорил: «Когда мы будем летать дальше, к другим планетам… когда будем летать в другие звездные миры». Он верил в это, Саш, в полеты к другим планетам, он жизнь был готов отдать за эту мечту. Готов был сгореть там, в модуле. А мы…

Орлов гневно сжал пальцы в кулак.

— Это было такое время, Саш, когда считалось нормальным пускать редкоземельные металлы на экраны для смартфонов, которым суждено было оказаться на свалке через год. Когда врач, учитель или инженер получал меньше продавца. Это было время тоски и какого-то внутреннего отчаяния, Саш, когда мода на развлечения менялась раз в месяц, и полгода спустя все говорили: « А помните…» И я был таким же неприкаянным… Вместе со всеми играл в игры, послушно удивляясь улучшенной графике, крутил спинеры, слушал баттлы… Ты, наверное, и не знаешь, что это такое.

Старик усмехнулся.

— Так получилось, что месяц спустя мы были на экскурсии в Звездном. Кто-то до нас написал на памятнике Гагарину: «Юра, мы все про…» Потеряли. Мои одноклассники гоготали, глядя на похабную надпись — матерного слова им было достаточно, чтобы фраза стала смешной. А я читал эту надпись и чувствовал, всей душой, понимаешь, чувствовал бессильную скорбь этого неизвестного мне человека. Я смотрел и видел осколки чьей-то мечты. Мечты всего человечества.

Со стороны стартовых модулей раздался рев взлетающего челнока. Мужчины помолчали, вслушиваясь в шум, мысленно отмечая: все хорошо, полет нормальный; и лишь когда звук стал едва слышным, растворившись в зените, Орлов продолжил.

— Тогда, у памятника, я дал себе клятву. Себе и Гагарину, моему тезке и брату по мечте. Я нашел фотографию памятника с той надписью — она гуляла по всему интернету — распечатал и повесил над кроватью. Я написал на ней маркером: «Юра, мы все вернем!» Для космонавта я был слишком хилым, поэтому решил стать инженером и строить космические корабли. Я зубрил математику и физику целыми днями, растерял всех так называемых «друзей» — им было скучно со мной, а мне вдруг стало бесконечно скучно с ними.

Орлов поднялся со скамейки и в возбуждении принялся расхаживать перед скамейкой: два шага в одну сторону, разворот, два шага в другую. Так же он расхаживал, когда читал лекцию в университете или произносил напутствие отправляющемуся в полет экипажу. Юрков из уважения тоже встал.

— Конечно, мечта одинокого мальчишки не могла изменить мир, как бы яростно он ни штудировал учебники. Но что-то изменилось. Писатели стали писать о космосе — не склизкую как бы фантастику с сисястыми инопланетянками на дешевой обложке, а хорошую, твердую «ЭнЭф», как в середине двадцатого века, как те книги, на которых я вырос. Люди снова стали мечтать о космосе. Правительства стали выделять деньги на космическую программу. Оказалось, что выгоднее сложиться и запустить экспедицию, например на Луну, чем грызть друг друга за клочок истощенной земли.

Его спич прервало появление молоденькой медсестры. Словно валькирия в белом халате, она подбежала к Юркову и начала гневно его отчитывать:

— Александр Васильевич, ну куда вы подевались? Телефон не берете, в корпусе вас нет! Что за безответственность?! Командир экипажа, каперанг, а ведете себя, как мальчишка, сбегаете с комиссии! Живо в смотровую!

Этому маленькому урагану возмущения неведомо было понятие субординации, и капитану пришлось подчиниться. Прощание с Орловым в результате оказалось довольно скомканным. Минуту спустя Юрков вместе с возмущенной медсестрой, которая продолжала отчитывать капитана, как нашкодившего котенка, скрылся в здании, оставив улыбающегося Орлова в одиночестве.

Продолжая улыбаться, министр опустился на колено перед клумбой и осторожно погладил подушечкой пальца гладкий розовый лепесток. Словно почувствовав это касание, из глубины большого лохматого цветка выполз маленький зеленовато-бронзовый жук, недовольно посмотрел на человека, крутя длинными усами. Беззвучно высказав все, что думал об огромных двуногих, мешающих питанию мирных насекомых, жучок поднял закрылки, расправил длинные прозрачные крылья, и, сорвавшись с цветка, с недовольным жужжанием улетел прочь.

Орлов со старческим кряхтением распрямился, посмотрел вслед жуку и подумал вслух:

— Иди, Саш, на пенсию… Погуляй, отдохни, внука повидай… А местечко инструктора я тебе поберегу.

Орлов направился ко входу в ЦУП, но у самых дверей остановился. Развернувшись, он пошел прочь от входа, туда, где на полпути к КПП стоял титановый бюст Гагарина. Обойдя памятник, Орлов посмотрел на открытое улыбающееся лицо первого космонавта, а потом перевел взгляд ниже, туда, где на полированной гранитной плите постаменте резцом скульптора было выведено:

ЮРА, МЫ ВСЕ ВЕРНУЛИ!
Развернуть

Хемингуэй Poroshok портрет грусть рассказ story песочница 

Хемингуэя как-то спросили, может ли он написать короткий рассказ, способный растрогать любого человека...

Ееее... Рисую портреты (первый и последний) Еще ЕК^когпу 10.Apr.2018 11:10 ссылка Мне за этот рисунок обещали пиво, но мне так его и не купили. Рого5Иок 10.Apr.2018 11:14 ссылка |,Хемингуэй,Poroshok,портрет,грусть,рассказ,Истории,песочница
Развернуть

лутбоксы рассказ story написал сам 

Иван смахнул пот со лба, что же, рабочий день окончился. Работать в сталелитейном цехе - не на пляже отдыхать: вроде бы тоже жарко, но вовсе не от ясного солнышка, а от жара доменных печей и расплавленных металлов. Плюс постоянные физические нагрузки, отнимающие много сил. Разве что, хорошая физическая форма тоже радует, но какой ценой. Угрюмые жёсткие товарищи по смене, такие же уставшие, так же, заслышав гудок, медленно двигаются в душевые. Корпорация "Диброфф", на которую работал Иван, хотя бы ещё позволяла работникам принимать душ после смены, а то ведь, бывает, и воду экономят.

- Ну что, как там с планом? - Петровича только это, обычно, и интересует, не зря же бригадир.
- Сделан, - выдохнул Иван.
- Ну тогда вот тебе карточка, иди получай свою награду.

Странно. Вроде бы то, что в начале века казалось какой-то дикостью, в какой-то момент стало нормой. Иван рассмотрел карточку повнимательнее. "Лутбокс стандартный, 1шт.". Почему люди так легко приняли эту систему? Торжество азарта? Грамотное лоббирование и пропаганда? Шантаж населения? Обо всём этом задумался Иван, направляясь к раздаточному автомату.

Руки трясутся от усталости, но это ничего. Главное, вставить карточку в отсек для приёма и нажать на кнопку. Кстати, повезло, он первый подошёл, до очереди, потом можно помыться. Зато, говорят, первым больше везёт. Итак, карточка вставлена, кнопка нажата, пошло раскрытие коробочки.

Интересно, кто рисовал эту анимацию и в каком вообще веке? Коробочка на экране анимирована как картонная, хотя и картона уже не видел лет так десять, как и бумаги, как и деревьев, тут тебе не это, а прогрессивное светлое будущее. Но это всё неважно, важно, что из коробочки вылетело. А вылетела тень того, что мы сегодня получили за рабочий день и выполнение плана, а это, а это...

Иван в нетерпении ждал раскрытия приза. Итак, это... 5 кредитов, ничего, ничего, снова 5 кредитов и... стандартный дневной ! Ура! Можно будет завтра позавтракать и даже поужинать. А 10 кредитов может хватить на... Бутерброд? Чай с печенькой? Хотя, хотя, тут Иван вспомнил, что на квартплату лутбоксы ещё щедры не были, и ведь велик шанс, что и не будут. Тут нужно либо три дня работать на расширенный лутбокс (три карточки же), а это значит, что не питаться практически, либо копить, а это ещё копить и копить и тут 10 кредитов лишними не будут. Эх, как же хорошо, что Иван живёт совсем один. А вот если бы была жена и дети, то пиши-пропало...

Иван вздохнул, забрал кредиты и талон на паёк и направился в душевую. Окончен рабочий день, привет, вечер прогрессивного светлого будущего.
Развернуть

длиннопост многа букаф ведьмы рассказ story изба-читальня Ведьмы Джексонвиля 

Ведьмы Джексонвиля, финал

А вот и финал истории о Джексонвильских ведьмах. Спасибо всем тем, кто читал и дочитал её до конца =) Ради вас я это писал и выкладывал)


Первая часть
Вторая часть

Третья часть

Четвёртая часть
Пятая часть (несмотря на ошибку в названии)

Шестая часть

Седьмая часть

Восьмая часть


длиннопост,многа букаф,ведьмы,рассказ,Истории,изба-читальня,Ведьмы Джексонвиля


***


Сумерки начали перетекать в ночную мглу. Вдруг набежали тучи и скрыли полную луну; лететь пришлось в кромешной темноте. Фару Таша не включала, чтобы не привлекать лишнего внимания.


Где-то на горизонте появился крохотный огонёк. Ведьмино чутьё подсказывало, что им туда. Благодаря заклятиям ни девушка, ни девочка не ощущали холодного ветра, хотя мотоцикл ощутимо качало из стороны в сторону.


Огонёк приближался. Скоро они увидели костёр посреди небольшой полянки в центре чащи. Лес был настолько густым, что свет огня тонул в оставшейся на ветках листве. Где-то вдалеке завыл одинокий волк.


Мотоцикл приземлился в центре поляны, рядом с костром. Таша заглушила двигатель, и мир погрузился в тишину; только изредка потрескивали горящие ветки и остывающий металл глушителей. Таша нервно огляделась, но поляна была пуста. Только в кронах деревьев чернели силуэты птиц, безмолвно наблюдавших за пришельцами. Внезапно Таша осознала: то, что она приняла за неопавшую листву, было огромной стаей. Птицы облепили каждую ветку.


 - Похоже, мы прилетели первыми... – раздался позади голос девочки, и в этот момент все птицы бросились с деревьев вниз, на лету превращаясь в оседлавших метлы ведьм.


 - Бегом к байку! – успела крикнуть Таша, а через секунду/мгновение ее сбила с ног пикирующая колдунья. Другая подхватила ребёнка и унесла куда-то вверх.


Таша рывком поднялась и бросилась к мотоциклу, попутно уворачиваясь от ещё нескольких ведьм. Одна из них когтями разодрала ей предплечье, но девушка даже не обратила внимание на боль и хлынувшую из ран кровь. Запрыгнув на Бруми, Таша завела старый спортстер и рванула наверх.


Всё это было обыкновенной засадой, капканом, в который Ташу заманили, как глупого кролика. Слишком чётко круг показал место, слишком легко она в это поверила! Ученица Табиты даже не подозревала, что существуют чары, способные обмануть ищущего шабаш, но это означало лишь то, что она – наивная и неопытная дура. Ненависть к себе придала джексонвильской ведьме сил, ревущий байк стрелой пронёсся через стаю Сестёр ночи.


Мелькавшие тут и там ведьмы перекидывали девочку друг другу, словно игрушку, унося её всё дальше. Лавируя между хохочущими девушками, Таша погналась за похитительницами.


Она размахнулась и метнула намотанный на руку аркан. Цепь обвила тонкую щиколотку блондинки, державшей Эми за шиворот. Резко дёрнув на себя, Таша сбросила девушку с метлы, но девочку тут же подхватила следующая ведьма. Второй раз замахнуться не дали: в запястье вцепилась чья-то сильная рука. Сразу после этого мощный удар едва не выбил её из седла. В этот момент она услышала истошный вопль Фелиции, которая выпрыгнула из кофра и накинулась на нападавшую.


Клубок из когтей и зубов начал полосовать тело женщины, и та, выпустив Ташу, схватила кошку. Воспользовавшись этим, Таша вытащила обрез и наотмашь ударила ведьму рукоятью по затылку. Та обмякла и повалилась вниз.


Таша потеряла девочку из виду, но уже было не до того. Вокруг неё летали ведьмы: били, толкали, царапали. Её стащили с мотоцикла и начали терзать в воздухе, заклёвывая, словно стая ворон. Таша услышала грохот Бруми, упавшего на поляну, но ничего не могла сделать. Ещё минута-другая, и Сёстры ночи буквально разорвут её в клочья.


Сквозь хохот ведьм и свист ветра Таша услышала нарастающий рокот. Несмотря на боль и страх, она нашла в себе силы удивиться: ведь Бруми, заглохший, должен был лежать где-то внизу. Необычный шум приближался, и сознание Таши пронзила мысль: это работал не один мотор, а множество!


Пространство вокруг вспыхнуло от лучей электрического света. Ведьмы зажмурились, зашипели и бросились врассыпную. Таша начала падать, но у самой земли кто-то подхватил её. Она подняла голову. От увиденного у неё захватило дух.


В кружащую над поляной стаю ворвались джексонвильские ведьмы. Они гоняли взятых врасплох Сестёр своими летающими байками, сбрасывали с мётел, сбивали огненными стрелами. Те пытались дать отпор, но им не хватало слаженности и организованности “Хеллвич”.


Мимо промелькнула совсем молодая оторва на спортивном мотоцикле. Она тащила за волосы извивающуюся “салемскую кошку”, в руку которой вцепилась разъярённая Фелиция.


 - Ты жива? – спросила спросила женщина на "Триумфе", та, что поймала Ташу. Юная ведьма узнала голос могучей индианки Кэмэрин, главы ковена.


Таша попыталась ответить, но вместо слов выплюнула наполнившую рот кровь. Это вполне устроило спасительницу, рослую краснокожую матрону.


 - Прости, что так поздно. Мы узнали обо всём в последний момент и тут же рванули на выручку. “Хеллвич” своих не бросает! – сказала она и резким маневром столкнула с метлы очередную Сестру.


 - Девочка! Нам нужно найти её! – прохрипела Таша и начала бешено оглядываться по сторонам. – Туда!


Она указала на край поляны, где мелькнуло белое платье Эми. Кэмэрин на ходу посадила Ташу за спину и без лишних вопросов полетела вниз.


Воспользовавшись суматохой, две ведьмы из “Змей Данвича” схватили ребёнка, приземлились и начали творить Ашк-Энте, обряд призыва Жнеца. Заклинание было уже практически завершено, когда Таша прыгнула с пролетавшего мимо байка на одну из похитительниц и сбила ту с ног. Вторая бросилась на выручку, но ведьму снёс мотоцикл. Рядом приземлилась индианка.


Расправившись с противником, Таша взяла девочку на руки. Эми, дрожа от страха, прижалась к девушке.


Наспех начертанная на земле пентаграмма уже слабо светилась. Таша поняла, что они не успели.


 - В-всё кончено, – её губы дрожали. – Я… я подвела тебя. Жнец будет здесь с минуты на минуту... Мы не успели добраться до Шабаша.

Словно подтверждая её слова, земля под ногами треснула. Из разлома повеяло могильным холодом.


 - Таша, – голос статной индианки был на удивление спокойным. Она положила руку ей на плечо. – Мы уже на Шабаше.


Ведьма уставилась на неё невидящими от слез глазами.


 - Ч-что?


 - У Шабаша нет конкретного места проведения, девочка. Шабаш всегда там, где в нужное время соберётся большая часть действующих ведьм, – произнёс незнакомый мужской голос у них за спиной. Из темноты вышла фигура в деловом костюме-тройке. – И это место, смею вас заверить, полностью подходит.


 - Дамы, можно ли немного тишины? – Незнакомец говорил негромко, но каждое слово как будто впечатывалось в сознание. Он был худощав, чуть сутул, но очень высок. Таша не могла определить его возраст: лицо с бородкой-эспаньолкой казалось то молодым, то покрытым сетью морщин. Но более всего внимание притягивали глаза, источающие усталость, разочарование и какую-то нечеловеческую тоску. А ещё в них не было зрачков.


Ведьмы всех ковенов моментально забыли о распрях и молча опустились на поляну, раболепно склоняясь перед мужчиной. Кэмэрин последовала их примеру.


 - Князь! – выдохнула Таша и хотела пасть ниц, но тот лёгким движением руки остановил её. Он повернулся и слегка наклонился над девочкой, которую ведьма держала на руках. Правая бровь Князя слегка приподнялась.


 - Какой талант! Амалия, ты можешь стать великой ведьмой, если пожелаешь. Жаль, что по вине некоторых моих подопечных у тебя могло сложиться не самое приятное впечатление о Сёстрах ночи.


Его слова прервал треск раздираемой почвы и рвущихся корней. Из провала в земле  вырос огромный скелет. Вокруг пожелтевших древних костей клубилась тьма, а пустые глазницы с ненавистью горели зелёным огнём.


 - Я вижу, что за тобой по пятам идёт Жнец. Теперь понимаю, почему ученица Табиты привела тебя сюда. Получается, ты в ловушке.

Жнец оскалился, но не посмел приблизиться к Князю.


 - Мне не нравится, когда у человека нет настоящего выбора. Это противно моим принципам. Чтобы загладить вину своих недалёких слуг, я предлагаю тебе особые условия: подписать только половину Договора. Твоя душа переходит ко мне, но я не требую от тебя покорности. Ты получишь мою защиту и сможешь вернуться к привычной жизни с тётушкой. Обещаю, это будет долгая и счастливая жизнь. Или ты можешь пойти с ним. – Князь кивнул в сторону Жнеца. – К сожалению, времени на раздумья у тебя нет.


Эми испуганно оглянулась по сторонам, затем посмотрела в глаза Таше. Ведьма прижала девочку к себе и молча опустила её на землю.

Собравшись с духом, Эми подняла взгляд на Князя Тишины и произнесла:


 - Я хочу стать ведьмой.


Над поляной разнесся отвратительный скрежет зубов Смерти. Князь чуть склонил голову набок.


 - Ты же понимаешь, что это лишь накладывает на тебя обязательства? Ты не получишь ничего сверх того, что я тебе уже предложил.


 - Я хочу стать ведьмой!


 - Мне нравится твоя настойчивость! – рассмеялся Князь и достал из внутреннего кармана конверт. – Вот, прочитай и подпиши.

Внутри был сложенный лист и обычная шариковая ручка. Амалия развернула бумагу. На ней от руки наискосок было написано:


1. Теперь моя душа принадлежит Князю Тишины.


2. Посещение шабаша раз в году – обязательно.


3. Буду подчиняться правилам своего ковена.


Амалия Вуд


Эми поставила крестик рядом со своей фамилией и вернула документ с ручкой Князю. Тот вновь спрятал их во внутреннем кармане.


 - Осталась последняя формальность, дитя. Выбери ковен. Полагаю, нет нужды рассказывать о каждом?


 - “Хеллвич”. Я буду джексонвильской ведьмой!


 - Да будет так. Отныне ты – одна из них и находишься под моей защитой, а Жнец не властен над твоей жизнью. Теперь же перейдём ко второму вопросу.


Голос Князя вдруг стал ниже и громче. Он сплёл пальцы и пронзительно посмотрел на замерших ведьм.


 - Признаюсь, вы меня разочаровали, дамы. Мало того, что вы заключаете сомнительные сделки с сущностями, от которых когда-то бежали ко мне, так ещё и превращаете нашу ежегодную встречу в настоящий балаган. Мне кажется, что вы перестали чтить Заветы и понимать их истинную суть.


Движением руки он заставил подняться трёх старых ведьм.


 - Чёрная Ворона из “Адских фурий”. Виктория Торнвуд, “Салемские кошки”. Безымянная Мать “Змей Данвича”. В охоте на Ташу и Амалию участвовали почти все ковены, но именно ваши согласились на сделку со Жнецом и начали травлю. За это вы и поплатитесь.


 - Брат, – обратился он к Жнецу, застывшему в пентаграмме, – дитя должно было покинуть мир живых, теперь оно принадлежит мне. Но я не смею нарушить равновесие. Взамен Амалии Вуд я отдаю тебе души трёх своих слуг. Этого должно быть более чем достаточно, чтобы восполнить утрату.


Князь Тишины протянул открытую ладонь Жнецу. Пламя в черепе Смерти стало полыхать не так яростно. Из клубящейся тьмы показалась костяная длань, и Князь со Жнецом скрепили договор рукопожатием.


 - Да будет так, – кивнул Князь.


Земля под стоявшими ведьмами разверзлась, и все три с нечеловеческими воплями провалились в бездну. Огромный скелет захохотал и начал рассыпаться. Когда последняя кость упала в провал, тот затянулся, словно рубец.


 - Остался последний вопрос, – произнёс повелитель ведьм, и в его руках появилась невзрачная веточка вереска. – Кто в этом году станет Матриархом? Чей ковен в этом году станет первым среди равных? Обычно я выбираю из старых, проверенных временем ковенов, но сейчас три из них обезглавлены и выбывают из борьбы, а остальные очень сильно разочаровали меня. Все, кроме одного.

Он отрешённо разглядывал ветку, вращая её между пальцами.


 - Кэмэрин, глава джексонвильских ведьм... Долгое время я с изрядным сомнением наблюдал за вашей деятельностью, но сегодня вы доказали, что лучше остальных понимаете настоящую суть ведьмовства. Осознаёте, что выживание ведьм как вида невозможно без взаимовыручки и поддержки. А также чтите Свободу и независимость от чужого мнения, что тоже мне по нраву. За это я дарую вам ветвь до следующего шабаша. Ты знаешь, какую власть она даёт. Распорядись ею мудро.


Элегантным жестом он вручил вереск индианке. Та молча склонила голову.


 - По традиции, ты можешь задать мне один вопрос.


 - Господин, стыдно признаться, но я не ожидала, что “Хеллвич” удостоится такой чести, и… Понимаю, что это дерзость и глупость с моей стороны, но у меня нет достойного вопроса…


 - Можно я? Можно? – встрепенулась Амалия, услышав это.


Кэмэрин запнулась на полуслове и бросила испуганный взгляд на Князя, но тот благосклонно кивнул.


 - Задавай свой вопрос, дитя.


И она задала.

Развернуть
В этом разделе мы собираем самые смешные приколы (комиксы и картинки) по теме рассказ (+468 картинок, рейтинг 868.9 - рассказ)