рассказы

Подписчиков: 19     Сообщений: 445     Рейтинг постов: 911.0

длиннопост многа букаф ведьмы рассказ story изба-читальня Ведьмы Джексонвиля 

Ведьмы Джексонвиля, финал

А вот и финал истории о Джексонвильских ведьмах. Спасибо всем тем, кто читал и дочитал её до конца =) Ради вас я это писал и выкладывал)


Первая часть
Вторая часть

Третья часть

Четвёртая часть
Пятая часть (несмотря на ошибку в названии)

Шестая часть

Седьмая часть

Восьмая часть


длиннопост,многа букаф,ведьмы,рассказ,Истории,изба-читальня,Ведьмы Джексонвиля


***


Сумерки начали перетекать в ночную мглу. Вдруг набежали тучи и скрыли полную луну; лететь пришлось в кромешной темноте. Фару Таша не включала, чтобы не привлекать лишнего внимания.


Где-то на горизонте появился крохотный огонёк. Ведьмино чутьё подсказывало, что им туда. Благодаря заклятиям ни девушка, ни девочка не ощущали холодного ветра, хотя мотоцикл ощутимо качало из стороны в сторону.


Огонёк приближался. Скоро они увидели костёр посреди небольшой полянки в центре чащи. Лес был настолько густым, что свет огня тонул в оставшейся на ветках листве. Где-то вдалеке завыл одинокий волк.


Мотоцикл приземлился в центре поляны, рядом с костром. Таша заглушила двигатель, и мир погрузился в тишину; только изредка потрескивали горящие ветки и остывающий металл глушителей. Таша нервно огляделась, но поляна была пуста. Только в кронах деревьев чернели силуэты птиц, безмолвно наблюдавших за пришельцами. Внезапно Таша осознала: то, что она приняла за неопавшую листву, было огромной стаей. Птицы облепили каждую ветку.


 - Похоже, мы прилетели первыми... – раздался позади голос девочки, и в этот момент все птицы бросились с деревьев вниз, на лету превращаясь в оседлавших метлы ведьм.


 - Бегом к байку! – успела крикнуть Таша, а через секунду/мгновение ее сбила с ног пикирующая колдунья. Другая подхватила ребёнка и унесла куда-то вверх.


Таша рывком поднялась и бросилась к мотоциклу, попутно уворачиваясь от ещё нескольких ведьм. Одна из них когтями разодрала ей предплечье, но девушка даже не обратила внимание на боль и хлынувшую из ран кровь. Запрыгнув на Бруми, Таша завела старый спортстер и рванула наверх.


Всё это было обыкновенной засадой, капканом, в который Ташу заманили, как глупого кролика. Слишком чётко круг показал место, слишком легко она в это поверила! Ученица Табиты даже не подозревала, что существуют чары, способные обмануть ищущего шабаш, но это означало лишь то, что она – наивная и неопытная дура. Ненависть к себе придала джексонвильской ведьме сил, ревущий байк стрелой пронёсся через стаю Сестёр ночи.


Мелькавшие тут и там ведьмы перекидывали девочку друг другу, словно игрушку, унося её всё дальше. Лавируя между хохочущими девушками, Таша погналась за похитительницами.


Она размахнулась и метнула намотанный на руку аркан. Цепь обвила тонкую щиколотку блондинки, державшей Эми за шиворот. Резко дёрнув на себя, Таша сбросила девушку с метлы, но девочку тут же подхватила следующая ведьма. Второй раз замахнуться не дали: в запястье вцепилась чья-то сильная рука. Сразу после этого мощный удар едва не выбил её из седла. В этот момент она услышала истошный вопль Фелиции, которая выпрыгнула из кофра и накинулась на нападавшую.


Клубок из когтей и зубов начал полосовать тело женщины, и та, выпустив Ташу, схватила кошку. Воспользовавшись этим, Таша вытащила обрез и наотмашь ударила ведьму рукоятью по затылку. Та обмякла и повалилась вниз.


Таша потеряла девочку из виду, но уже было не до того. Вокруг неё летали ведьмы: били, толкали, царапали. Её стащили с мотоцикла и начали терзать в воздухе, заклёвывая, словно стая ворон. Таша услышала грохот Бруми, упавшего на поляну, но ничего не могла сделать. Ещё минута-другая, и Сёстры ночи буквально разорвут её в клочья.


Сквозь хохот ведьм и свист ветра Таша услышала нарастающий рокот. Несмотря на боль и страх, она нашла в себе силы удивиться: ведь Бруми, заглохший, должен был лежать где-то внизу. Необычный шум приближался, и сознание Таши пронзила мысль: это работал не один мотор, а множество!


Пространство вокруг вспыхнуло от лучей электрического света. Ведьмы зажмурились, зашипели и бросились врассыпную. Таша начала падать, но у самой земли кто-то подхватил её. Она подняла голову. От увиденного у неё захватило дух.


В кружащую над поляной стаю ворвались джексонвильские ведьмы. Они гоняли взятых врасплох Сестёр своими летающими байками, сбрасывали с мётел, сбивали огненными стрелами. Те пытались дать отпор, но им не хватало слаженности и организованности “Хеллвич”.


Мимо промелькнула совсем молодая оторва на спортивном мотоцикле. Она тащила за волосы извивающуюся “салемскую кошку”, в руку которой вцепилась разъярённая Фелиция.


 - Ты жива? – спросила спросила женщина на "Триумфе", та, что поймала Ташу. Юная ведьма узнала голос могучей индианки Кэмэрин, главы ковена.


Таша попыталась ответить, но вместо слов выплюнула наполнившую рот кровь. Это вполне устроило спасительницу, рослую краснокожую матрону.


 - Прости, что так поздно. Мы узнали обо всём в последний момент и тут же рванули на выручку. “Хеллвич” своих не бросает! – сказала она и резким маневром столкнула с метлы очередную Сестру.


 - Девочка! Нам нужно найти её! – прохрипела Таша и начала бешено оглядываться по сторонам. – Туда!


Она указала на край поляны, где мелькнуло белое платье Эми. Кэмэрин на ходу посадила Ташу за спину и без лишних вопросов полетела вниз.


Воспользовавшись суматохой, две ведьмы из “Змей Данвича” схватили ребёнка, приземлились и начали творить Ашк-Энте, обряд призыва Жнеца. Заклинание было уже практически завершено, когда Таша прыгнула с пролетавшего мимо байка на одну из похитительниц и сбила ту с ног. Вторая бросилась на выручку, но ведьму снёс мотоцикл. Рядом приземлилась индианка.


Расправившись с противником, Таша взяла девочку на руки. Эми, дрожа от страха, прижалась к девушке.


Наспех начертанная на земле пентаграмма уже слабо светилась. Таша поняла, что они не успели.


 - В-всё кончено, – её губы дрожали. – Я… я подвела тебя. Жнец будет здесь с минуты на минуту... Мы не успели добраться до Шабаша.

Словно подтверждая её слова, земля под ногами треснула. Из разлома повеяло могильным холодом.


 - Таша, – голос статной индианки был на удивление спокойным. Она положила руку ей на плечо. – Мы уже на Шабаше.


Ведьма уставилась на неё невидящими от слез глазами.


 - Ч-что?


 - У Шабаша нет конкретного места проведения, девочка. Шабаш всегда там, где в нужное время соберётся большая часть действующих ведьм, – произнёс незнакомый мужской голос у них за спиной. Из темноты вышла фигура в деловом костюме-тройке. – И это место, смею вас заверить, полностью подходит.


 - Дамы, можно ли немного тишины? – Незнакомец говорил негромко, но каждое слово как будто впечатывалось в сознание. Он был худощав, чуть сутул, но очень высок. Таша не могла определить его возраст: лицо с бородкой-эспаньолкой казалось то молодым, то покрытым сетью морщин. Но более всего внимание притягивали глаза, источающие усталость, разочарование и какую-то нечеловеческую тоску. А ещё в них не было зрачков.


Ведьмы всех ковенов моментально забыли о распрях и молча опустились на поляну, раболепно склоняясь перед мужчиной. Кэмэрин последовала их примеру.


 - Князь! – выдохнула Таша и хотела пасть ниц, но тот лёгким движением руки остановил её. Он повернулся и слегка наклонился над девочкой, которую ведьма держала на руках. Правая бровь Князя слегка приподнялась.


 - Какой талант! Амалия, ты можешь стать великой ведьмой, если пожелаешь. Жаль, что по вине некоторых моих подопечных у тебя могло сложиться не самое приятное впечатление о Сёстрах ночи.


Его слова прервал треск раздираемой почвы и рвущихся корней. Из провала в земле  вырос огромный скелет. Вокруг пожелтевших древних костей клубилась тьма, а пустые глазницы с ненавистью горели зелёным огнём.


 - Я вижу, что за тобой по пятам идёт Жнец. Теперь понимаю, почему ученица Табиты привела тебя сюда. Получается, ты в ловушке.

Жнец оскалился, но не посмел приблизиться к Князю.


 - Мне не нравится, когда у человека нет настоящего выбора. Это противно моим принципам. Чтобы загладить вину своих недалёких слуг, я предлагаю тебе особые условия: подписать только половину Договора. Твоя душа переходит ко мне, но я не требую от тебя покорности. Ты получишь мою защиту и сможешь вернуться к привычной жизни с тётушкой. Обещаю, это будет долгая и счастливая жизнь. Или ты можешь пойти с ним. – Князь кивнул в сторону Жнеца. – К сожалению, времени на раздумья у тебя нет.


Эми испуганно оглянулась по сторонам, затем посмотрела в глаза Таше. Ведьма прижала девочку к себе и молча опустила её на землю.

Собравшись с духом, Эми подняла взгляд на Князя Тишины и произнесла:


 - Я хочу стать ведьмой.


Над поляной разнесся отвратительный скрежет зубов Смерти. Князь чуть склонил голову набок.


 - Ты же понимаешь, что это лишь накладывает на тебя обязательства? Ты не получишь ничего сверх того, что я тебе уже предложил.


 - Я хочу стать ведьмой!


 - Мне нравится твоя настойчивость! – рассмеялся Князь и достал из внутреннего кармана конверт. – Вот, прочитай и подпиши.

Внутри был сложенный лист и обычная шариковая ручка. Амалия развернула бумагу. На ней от руки наискосок было написано:


1. Теперь моя душа принадлежит Князю Тишины.


2. Посещение шабаша раз в году – обязательно.


3. Буду подчиняться правилам своего ковена.


Амалия Вуд


Эми поставила крестик рядом со своей фамилией и вернула документ с ручкой Князю. Тот вновь спрятал их во внутреннем кармане.


 - Осталась последняя формальность, дитя. Выбери ковен. Полагаю, нет нужды рассказывать о каждом?


 - “Хеллвич”. Я буду джексонвильской ведьмой!


 - Да будет так. Отныне ты – одна из них и находишься под моей защитой, а Жнец не властен над твоей жизнью. Теперь же перейдём ко второму вопросу.


Голос Князя вдруг стал ниже и громче. Он сплёл пальцы и пронзительно посмотрел на замерших ведьм.


 - Признаюсь, вы меня разочаровали, дамы. Мало того, что вы заключаете сомнительные сделки с сущностями, от которых когда-то бежали ко мне, так ещё и превращаете нашу ежегодную встречу в настоящий балаган. Мне кажется, что вы перестали чтить Заветы и понимать их истинную суть.


Движением руки он заставил подняться трёх старых ведьм.


 - Чёрная Ворона из “Адских фурий”. Виктория Торнвуд, “Салемские кошки”. Безымянная Мать “Змей Данвича”. В охоте на Ташу и Амалию участвовали почти все ковены, но именно ваши согласились на сделку со Жнецом и начали травлю. За это вы и поплатитесь.


 - Брат, – обратился он к Жнецу, застывшему в пентаграмме, – дитя должно было покинуть мир живых, теперь оно принадлежит мне. Но я не смею нарушить равновесие. Взамен Амалии Вуд я отдаю тебе души трёх своих слуг. Этого должно быть более чем достаточно, чтобы восполнить утрату.


Князь Тишины протянул открытую ладонь Жнецу. Пламя в черепе Смерти стало полыхать не так яростно. Из клубящейся тьмы показалась костяная длань, и Князь со Жнецом скрепили договор рукопожатием.


 - Да будет так, – кивнул Князь.


Земля под стоявшими ведьмами разверзлась, и все три с нечеловеческими воплями провалились в бездну. Огромный скелет захохотал и начал рассыпаться. Когда последняя кость упала в провал, тот затянулся, словно рубец.


 - Остался последний вопрос, – произнёс повелитель ведьм, и в его руках появилась невзрачная веточка вереска. – Кто в этом году станет Матриархом? Чей ковен в этом году станет первым среди равных? Обычно я выбираю из старых, проверенных временем ковенов, но сейчас три из них обезглавлены и выбывают из борьбы, а остальные очень сильно разочаровали меня. Все, кроме одного.

Он отрешённо разглядывал ветку, вращая её между пальцами.


 - Кэмэрин, глава джексонвильских ведьм... Долгое время я с изрядным сомнением наблюдал за вашей деятельностью, но сегодня вы доказали, что лучше остальных понимаете настоящую суть ведьмовства. Осознаёте, что выживание ведьм как вида невозможно без взаимовыручки и поддержки. А также чтите Свободу и независимость от чужого мнения, что тоже мне по нраву. За это я дарую вам ветвь до следующего шабаша. Ты знаешь, какую власть она даёт. Распорядись ею мудро.


Элегантным жестом он вручил вереск индианке. Та молча склонила голову.


 - По традиции, ты можешь задать мне один вопрос.


 - Господин, стыдно признаться, но я не ожидала, что “Хеллвич” удостоится такой чести, и… Понимаю, что это дерзость и глупость с моей стороны, но у меня нет достойного вопроса…


 - Можно я? Можно? – встрепенулась Амалия, услышав это.


Кэмэрин запнулась на полуслове и бросила испуганный взгляд на Князя, но тот благосклонно кивнул.


 - Задавай свой вопрос, дитя.


И она задала.

Развернуть

длиннопост многа букаф ведьмы рассказ story изба-читальня Ведьмы Джексонвиля 

Ведьмы Джексонвиля, ч8

В канун Самайна выложу несколько частей подряд, вплоть до финала


Первая часть
Вторая часть

Третья часть

Четвёртая часть
Пятая часть (несмотря на ошибку в названии)

Шестая часть

Седьмая часть


H#fW tJ > i JR/ i. ♦ ■1 Д— •* /. ^ _L ^ J |Ш ' i,длиннопост,многа букаф,ведьмы,рассказ,Истории,изба-читальня,Ведьмы Джексонвиля



***


Мощные потоки ветра кидали мчащийся в поднебесье мотоцикл из стороны в сторону. Вокруг сгущались грозовые тучи.

 - Зачем нам так высоко лететь? – старалась перекричать ветер Эми.


 - Чем дальше от земли, тем меньше у Жнеца власти! – ответила ей Таша. – Здесь не так уж много жизни, а без неё нет и Смерти. На высоте он практически слеп и глух!


 - Я, кажется, тоже скоро оглохну!


Вместо ответа она услышала раскат грома.


Через некоторое время в зеркале появилось несколько чёрных точек, парящих в воздухе.


 - Похоже, у нас компания! – Таша кивнула в ту сторону. Амалия, не переставая обнимать ведьму за талию, обернулась. – Спросим у них дорогу!


Мотоцикл сбросил скорость, и точки начали приближаться. Это оказались ещё три ведьмы: две верхом на мётлах и одна – в ступе. Последняя гребла воздух помелом, словно веслом.


 - Попутного ветра, сёстры… – начала Таша и осеклась: мимо неё пролетела огненная стрела. – Твою мать!


Ведьмы заголосили и начали швырять в мотоцикл сгустки магической энергии. Один из них обжёг Таше левую руку. Она, не обращая внимания на боль, уворачивалась от шквала заклинаний. Амалия испуганно прижалась к ведьме, Фелиция забралась в сумку.


 - Да что вы творите, сукины дочери?! – проорала Таша, лавируя между волшебными снарядами.


 - Молчи, джексовильская шлюха! Отдай нам девочку! – крикнула ей черноволосая ведьма справа, делая пируэт вокруг Таши. – Жнец назначил награду за её голову!


 - Венец бессмертия той, кто принесёт ему соплячку, – вторила ей другая, рыжая.


 - И он будет наш, – проскрипела за спиной карга в ступе, – хочешь ты того или нет!


Таша заметила, что нападающие не столько пытаются сбить мотоцикл, сколько мешают разогнаться и теснят к земле. Значит, они всё-таки боятся нанести ей серьёзный вред и вызвать гнев ковена или, чего хуже, Князя…


“Ну, стервы, дайте только добраться до шабаша!” – со злостью подумала Таша, маневрируя между нападающими.


Однако ей всё-таки приходилось снижаться, чтобы шальная молния или сгусток огня не задели Амалию. Колдовать в ответ не было ни сил, ни времени.


Облака расступились, и она увидела внизу тёмный лес. Между деревьями на призрачном коне скакал Жнец с огромной косой в руке. Он вращал ею над головой, и с каждым взмахом оружие становилось всё больше, длиннее. Опасения Таши подтвердились. Ведьмы из другого ковена пытаются сдать её и Эми Смерти, не замарав рук.


Но ради Венца бессмертия они окунут их в кровь по локоть, если придётся.


 - Чёртовы барахольщицы! – заорала Таша во всю глотку. – Вы его по очереди носить собираетесь?


 - Какое твоё дело, дрянь? – огрызнулась древняя ведьма. – Это решится старшинством!


 - С чего бы это старшинством, карга? – возмутилась рыжая. Молния, готовая было сорваться с её пальцев, погасла. – Мы договорились тянуть жребий!


 - Дуры! Венец достанется той, кто принесёт девчонку Смерти! – бросила им черноволосая. – И пока вы, клуши, спорите, это сделаю я!

Она совершила неожиданный кульбит, превратилась в коршуна и тут же бросилась к девочке. За секунду до того, как когти коснулись плеча Амалии, в птицу попал огненный шар. Вспыхнув, ведьма переметнулась и с истошным криком полетела вниз вместе со сломанной метлой.


 - Через мой труп, головастик! – крикнула ей вдогонку старуха. – Венец будет моим!


В этот момент рыжая схватила её на лету и вытащила из деревянной кадки.


 - Отпусти меня, тварь! – карга, извиваясь, пыталась ударить соперницу помелом.


 - Как пожелаешь! – засмеялась та и выполнила просьбу. Размахивая руками и источая проклятия, старая ведьма упала в лес.


Таша понимала, что ещё не окрепла для серьёзных заклинаний. Но это не значило, что она беспомощна. Воспользовавшись склокой нападавших, она сунула руку в кожаный чехол на вилке и извлекла оттуда обрез. Ловким движением ведьма перекинула ногу через бак и села лицом к девочке.


 - Эми, мне срочно нужна твоя помощь! – ведьма растормошила зажмурившегося от страха ребёнка. – Садись за руль!

Та испуганно зажмурилась и пропищала:


 - Нет! Я не смогу! Я не умею!


 - Задери тебя бесы, ЖИВО!


Девочка всхлипнула и полезла вперёд. Она неуклюже потянулась к рулю, но прежде чем её пальцы успели коснуться ручки, байк покачнулся. Эми, потеряв опору, сорвалась с мотоцикла.


Едва не выронив оружие, Таша схватила девочку свободной рукой. Рот Амалии был открыт в беззвучном крике. Она с ужасом провожала взглядом слетевшую с ноги туфельку, которая летела вниз, стремительно уменьшаясь в размерах.


Бруми продолжал мчаться вперёд, но для девочки и ведьмы всё вокруг словно померкло. Эми подняла взгляд от мелькавших внизу деревьев: бледная Таша пристально смотрела ей прямо в глаза, боясь даже дышать.


Спустя мгновение, показавшееся обеим вечностью, Таша вытащила девочку и посадила вперёд, на бак.

 - Веди Бруми ровно... и держись крепче.


Эми молча кивнула и вцепилась в руль. Пересев на пассажирское сиденье, Таша взвела курок.


Тем временем, рыжая колдунья расправилась с конкуренткой и бросилась в погоню. Когда она нагнала летающий мотоцикл, волшебство уже струилось между её пальцев.


Таша, сжимая двустволку обеими руками, направила оружие на врага.


В момент, когда ведьма собиралась метнуть в них пульсирующий сгусток чёрного огня, Таша нажала на один из спусковых крючков. Выстрел грянул, как раскат грома, и в тот же миг шар тёмного пламени лопнул в руках у создательницы.


От огня вспыхнули рыжие локоны и прутья метлы. Ведьма завизжала и в панике начала сбивать с головы разрастающийся, как алый цветок, костёр.


 - Разворачивайся к ней, Эми!


Девочка, не задавая лишних вопросов, наклонила летающий мотоцикл набок, закладывая его в поворот. Из кофра показалась голова кошки. В зубах она держала звено тонкой цепи.


 - Умница, Фелиция! – обрадовалась Таша, схватила цепь и вытянула её из седельной сумки. – Серебряный аркан – то, что нужно!


Выбрав момент и размахнувшись как следует, она хлёстким движением метнула аркан в горящую девушку. Он обволок ей шею, и Таша резко дёрнула цепь на себя.


Рыжая ведьма свалилась с метлы и повисла на аркане, безуспешно пытаясь разорвать впившиеся в горло звенья. Её горящее помело спикировало вниз.


Таша подняла повисшую на аркане и беснующуюся, словно рыба на крючке, ведьму. Её выпученные глаза были полны ненависти и боли. На голове дымились остатки некогда пышной шевелюры. Отвратительно пахло горелыми волосами.


В вытянутой левой руке Таша держала цепь, в правой – дробовик, направив его на пойманную ведьму.


 - Ну что, сестрица, поболтаем?


Девушка прошипела что-то в ответ. Таша чуть разжала левый кулак, ослабив волшебный аркан на шее жертвы.


 - Только посмей меня пальцем тронуть, ты, узкоглазая тварь! – прохрипела та, как только обрела способность говорить. – За тобой идёт сам Жнец, у тебя нет шансов!


 - Мне нужно от тебя только одно: где в этом году будет проходить шабаш?


 - Ты не доживёшь до него!


Второй курок поднялся с характерным щелчком. Пойманная колдунья испуганно уставилась на дуло обреза.


 - Ответишь – я отпущу тебя, и ты упадёшь вниз. Переломаешь себе руки и ноги, но, зная наше племя, скорее всего выживешь. Если продолжишь тратить моё время, я снесу тебе голову из этой штуки. И ты прекрасно знаешь, что ни одно заклятие не спасёт тебя, пока на твоей шее серебряный аркан.


 - Ты не посмеешь…


 - Эми, закрой глаза.


 - Я не знаю! Я правда не знаю! В прошлую ночь ни одна пентаграмма не сошлась! Посмотри сама!


Рот ведьмы безвольно раскрылся, глаза потемнели. Таша заглянула в них и увидела, что та не врёт. Но, кроме этого, она узнала кое что ещё.


 - Сколько ещё за нами?


 - Все “Салемские кошки”, “Адские фурии”, половина “Змей Данвича”. Много из Старого Света, я не знаю имён. Мы просто первыми напали на след, но остальные близко. Много десятков, может, уже сотня. И слухи о Венце ползут дальше. Тебе не уйти. Отдай девчонку Жнецу, иначе тебя разорвут на части!


 - Спасибо за совет. Передавай привет Сестричкам! – сказала Таша и разжала кулак с арканом. Волшебная цепь тут же сползла с шеи рыжей ведьмы, и та с криком полетела вниз, где среди леса бродил огромный призрачный всадник с косой.


 - Плохи наши дела, – сказала Таша, вновь садясь за руль. – За нами гонится целая свора ведьм, алчущих бессмертия. Если мы не успеем добраться до шабаша и попасть под защиту Князя, нас выдадут свои же. Вторая плохая новость: проблемы с навигацией не только у меня. Похоже, сейчас ни одна ведьма не может точно сказать, где будет шабаш в этом году. Но нам, в отличии от них, знать это жизненно необходимо.


 - А хорошая новость? – подавленно спросил ребёнок.


 - Ну, мы ещё живы, так? С учётом всего происходящего это удивительно. Думаю, если мы до сих пор не откинули концы, то у нас неплохие шансы продолжить в том же духе.


Девочка слабо улыбнулась.


 - Верь мне, Эми. Вместе мы справимся.


“Хотела бы я сама в это верить, – подумала Таша, – а ещё знать, почему я видела Жнеца без заклятий…”


Безымянный палец на левой руке зудел. С удивлением Таша заметила, что медное колечко нагрелось и потяжелело.


***


Эми держала канистру над баком Бруми. В горловину тонкой струйкой лился бензин. Неподалёку Таша сидела на земле и хмуро всматривалась в разложенные перед ней предметы: кости, осколки стекла, перья. В центре рисунка лежало кольцо.  На плече у ведьмы сидела Фелиция, чьё внимание тоже было приковано к гаданию.


 - Получается? – спросила у Таши девочка, ставя пустую ёмкость перед мотоциклом.


 - Что-то странное творится. В прошлые разы круг указывал лишь направление, да и то очень общее. А сейчас расклад стал ясным, как лунная ночь. Я вижу конкретное место, где будет проходить шабаш, и оно недалеко от нас, но…


Ведьма задумалась, вновь посмотрела на схему, продолжила:


 - Как-то всё странно в этом году. Мне это не нравится. А ещё проснулось подаренное Таби кольцо. Вернее, магия в нём.


 - Ого, ты не говорила, что оно волшебное!


 - Я и сама не знала. Без долгой подготовки я не могу точно сказать, что именно оно делает, но оно как-то связано со Жнецом. Возможно, именно благодаря кольцу он не может добраться до нас сам и был вынужден просить помощи ведьм. Но я не уверена…


 - Табита не рассказывала тебе о кольце?


 - У неё была уйма безделушек. Я думала, это всего лишь одна из них. Понятия не имею, что за сила скрыта в этой медяшке. Ладно, полетели. Нельзя долго засиживаться. Если мои расчёты верны, мы будем на месте как раз около полуночи.


Девушка и ребёнок оседлали летающий мотоцикл и поднялись в вечернее небо. На ведьм они больше не натыкались, и Ташу это очень сильно волновало. Она знала, что рыжая не врала. Джексонвильская ведьма постоянно оглядывалась по сторонам, ожидая, что вот-вот небо потемнеет от сонма летящих за ними колдуний, но на багряном небосводе не было даже птиц.


 - Пока всё идёт хорошо, – сказала сидевшая позади Эми.


 - Слишком хорошо. Я ни за что не поверю, что ведьмы оставили попытки нас схватить. Но где же они, чёрт их дери?


 - Думаешь, у них есть план?


 - Даже не сомневаюсь. Но они должны успеть до того, как мы доберёмся до шабаша, потому что с появлением Князя Тишины все распри прекратятся. А когда ты подпишешь договор, твоя душа перейдёт к нему, и награда Жнеца потеряет смысл.


 - Долго ещё лететь?


 - Несколько часов. Потому-то я и волнуюсь: времени у них осталось всего ничего.


 - Я хочу как-то помочь.


 - Будь начеку. Чем раньше мы их заметим, тем быстрее сможем отреагировать.


Но они так и не встретили ни единой живой души.


***
Развернуть

длиннопост многа букаф ведьмы рассказ story изба-читальня Ведьмы Джексонвиля 

Ведьмы Джексонвиля, ч7

длиннопост,многа букаф,ведьмы,рассказ,Истории,изба-читальня,Ведьмы Джексонвиля

Вчера пришлось отвлечься на пост о Дикой Охоте, но сегодня продолжаю историю Джексонвильских ведьм)


Первая часть
Вторая часть

Третья часть

Четвёртая часть
Пятая часть (несмотря на ошибку в названии)

Шестая часть




***


Ведьма, словно спросонья, тёрла глаза после транса. Когда в них прояснилось, она продолжила:


 - Табита разглядела во мне Дар. Она стала не только наставницей, но и настоящей матерью. Научила меня всему, что я сейчас умею, рассказала о ведьмах и привела в местный ковен Хеллвичей. Мне очень не хватает её…


 - Что с ней стало?


 - Её дом сожгли, а сама она пропала. Я так и не смогла выяснить, что там стряслось. Связано ли это с ведьмовством, цветом кожи или просто скверным характером… У неё было много врагов и среди ведьм, и среди простых смертных. Но она явно чувствовала беду. За день до пожара она попросила меня перегнать Бруми к себе. Тогда я не понимала, зачем. Теперь этот байк – единственное, что осталось у меня от Таби, кроме воспоминаний. И  кольца, которое она подарила мне перед обрядом посвящения.


Таша подняла левую ладонь: на безымянном пальце было надето простое медное колечко.


 - Ты до сих пор не знаешь, жива она или нет?


 - Я перепробовала все доступные мне средства. Никаких следов. В этом мире я не могу её отыскать.


 - Ты говорила, что души ведьм принадлежат Князю Тишины. Нельзя спросить его?


 - Понимаешь, Амалия, Князь – это не справочная или телефон доверия. Обратиться к нему может только глава ковена, которой он на шабаше вручит символ власти – веточку вереска. Хеллвичи ещё никогда не получали ветвь, да и я едва ли когда-нибудь дорасту до Матриарха.


 - Если она когда-нибудь попадёт ко мне в руки, я обязательно спрошу!


Таша улыбнулась.


 - Я думаю, к тому времени у тебя будут вопросы поинтереснее. Но для начала нам с тобой нужно пережить эту ночь и добраться до шабаша. За нами по пятам идёт Мрачный Жнец. Если честно, мне тревожно от того, что он так легко отстал. Это очень на него не похоже…


Девочка уткнулась в живот ведьмы.


 - Всё будет хорошо. Мне понравились твои истории…


Через минуту Таша услышала тихое посапывание Эми. Ведьма сидела перед костром, смотрела на огонь и ощущала, как возвращаются силы.


***


Амалия выбралась из-под тёплого пледа. Костёр давно потух, но она не чувствовала холода. Всё вокруг было припорошено выпавшим за ночь снегом. Неподалеку от мотоцикла Таша сосредоточенно чертила что-то палкой на белоснежном ковре. Вокруг рисунка ходила кошка.


 - Что ты делаешь? – поинтересовалась девочка, кутаясь в плед.


 - Мы сбились с пути. Пытаюсь выяснить, в какой стороне будет шабаш.


 - И как?..


 - Какая-то ерунда получается, – ведьма нахмурилась, стёрла одну линию и нарисовала рядом другую. – Впервые у меня такое в гаданиях по пентаграммам! Выходит, будто место проведения то ли не определено, то ли смещается. Или мы двигаемся... Бред какой-то.


 - А картами ведьмы пользуются?


 - Только игральными или Таро, остальным не доверяют. На них обычные ориентиры для обычных людей... Ладно, круг поиска говорит, что нам нужно продолжать двигаться на север. Придётся искать наощупь, останавливаться и периодически сверяться с маршрутом. Как же не вовремя…


 - Мне снилось, что я проваливаюсь в темноту, а оттуда ко мне тянутся костяные руки, – девочка поёжилась. – А ещё там были брат и мама с папой…


 - Ты сейчас между двух миров. Твоя душа всё ещё принадлежит Жнецу, и он очень хочет её вернуть. Когда ты засыпаешь, границы между мирами стираются, и отражение Всадника пытается тебя достать. К сожалению, пока мы не доберёмся до шабаша, эти кошмары будут преследовать тебя.


Стерев рисунок на снегу, Таша выбросила палку и повернулась к Эми.


 - Но есть и хорошая новость: в мире снов Бледный Всадник не имеет власти и может лишь пугать тебя. Нам повезло, что он не водит дружбы с Песочным человечком… Ладно. Ты, наверное, голодная?

Девочка кивнула.


 - Пойдём, пороемся в кофрах. Где-то там должна быть банка сардин. Не забудь поделиться с Фелицией!


Фамильяр, утробно мурлыкая, начал тереться о ноги Амалии. Таша подошла к мотоциклу, залезла в сумку и через некоторое время извлекла оттуда консервы.


 - Ага! Как я и говорила. Лови! – она кинула добычу Эми, та поймала жестянку.


 - Таша, а тебе… не холодно? – спросила девочка, косясь на обнажённое тело ведьмы.


 - С чего бы? – удивилась та. – А-а, ты про мой наряд… Понимаешь, ведьмы не очень любят одежду. Она… ммм… ограничивает магический потенциал, сковывает движения, да и вообще становится не нужна, когда ты освоишь кое-какие чары. К тому же, это нечто вроде традиции.


 - А зачем ты тогда носишь жилетку?


Ведьма повернулась к ней спиной. На вытертой джинсе красовалась большая нашивка “Хеллвич Джексонвиль”. Между надписями, закинув руки за голову и сложив ноги, сидела голая крылатая девушка. Таз её закрывала пентаграмма, а вместо головы скалился череп.

 - Одно из первых нововведений, которые появились у джексонвильских ведьм, – символика. Каждая из нас носит Знаки, которые доказывают её принадлежность к ковену. Это сыграло огромную роль в объединении.


 - И мне тоже придётся… ходить нагишом?


Таша снова встала к Эми лицом.


 - Только если сама захочешь. Поверь, когда стыд, навязанный обществом, уйдёт, ты сама поймёшь, что так гораздо проще. Ладно, завтракайте быстрее, мы слишком задержались на одном месте. С этого момента нам придётся постоянно двигаться.


 - А ты сама не голодная?


 - Я перекусила утром.


Уговаривать Эми было не нужно. Девочка с кошкой принялись уплетать консервированную рыбу.


***


Развернуть

длиннопост многа букаф ведьмы рассказ story изба-читальня Ведьмы Джексонвиля 

Ведьмы Джексонвиля, ч6

Первая часть
Вторая часть

Третья часть

Четвёртая часть

Пятая часть (несмотря на ошибку в названии)


длиннопост,многа букаф,ведьмы,рассказ,Истории,изба-читальня,Ведьмы Джексонвиля


***


Дети недавно проснулись. С подносами в руках они рассаживаются за столами. Звон тарелок, стук оловянных вилок, окрики воспитателей. Обычное утро в приюте Святого Иосифа.


Юки уныло смотрит на  треснувшую тарелку с покачивающейся на ней желтоватой бесформенной массой, которую Толстая Мо готовит по вторникам. Она называет это запеканкой. Юки ненавидит вторники.


Юки с подносом идёт через зал, высматривая свободное место за столом. Сегодня она опоздала, и её обычный уголок занят. Кто-то ночью порвал ей платье, пришлось в спешке его зашивать. За годы, прожитые в приюте Святого Иосифа, Юки привыкла ждать угрозу отовсюду.


Она по большой дуге обходит стол, за которым сидят “сестрички” Олсен. Так зовут группу девочек, которых в конце лета собирается удочерить семья богатых филантропов. Юки не знает точно, что значит слово “филантроп” – наверное, это что-то вроде “поехавшего”. Хоть “сестрички” вовсе и не родственницы, все как одна белокурые, высокие и голубоглазые – точь-в-точь погибшая дочка четы Олсенов. Сестричек ненавидели за их пренебрежение к менее удачливым обитателям приюта, но на самом деле просто завидовали им, получившим билет в лучшую жизнь.


Скрыться от внимания сестричек не удаётся. Одна из них, София, замечает наспех залатанное платье, прыскает смехом и начинает что-то тараторить подругам, тыча пальцем в сторону Юки. Смех распространяется по столовой со скоростью лесного пожара. Юки, готовая провалиться сквозь землю, стискивает тонкими пальцами поднос и прибавляет шагу, едва удерживаясь, чтобы не сорваться на бег.


 - Юная леди, куда это вы так спешите? – окликают её сзади. Голос старшей воспитательницы звучит, словно удар бича. Юки останавливается как вкопанная.


 - П-позавтракать, миссис Хэлоран...


 - Вас разве не учили разговаривать со старшими лицом к лицу?


Девочка глотает подступивший к горлу комок и медленно поворачивается. Стальной характер, выточенные, словно из гранита, скулы и ледяной голос миссис Хэлоран вселяли ужас во всех обитателей приюта Святого Иосифа, от мала до велика. Несмотря на то что старшая воспитательница была ниже многих своих подопечных, она обладала уникальной способностью смотреть на всех сверху вниз, даже исподлобья.


 - Опустите поднос, юная леди. Что вы под ним прячете?


Последняя надежда отделаться лёгкими неприятностями тает, как дым. Девочка покорно опускает руки. Воспитательница в ярости орёт на неё:


 - Какой позор! Что ты сделала со своим платьем? Как ты посмела появиться здесь в таком виде?


 - Я п-проснулась, а оно уже было таким, и… и…


 - Вздор! И слушать не хочу! Налогоплательщики тратят деньги, а ты рвешь казённую одежду? Неблагодарная девица!


На жёлтую запеканку падает слеза. Юки изо всех сил сдерживается, чтобы не зареветь. За свою недолгую жизнь в приюте Святого Иосифа она терпела и побои, и издевательства, но ещё ни разу её не унижали прилюдно. По горлу начинает расползаться отвратительная горечь.


 - Вы поплатитесь за свою… неопрятность, юная леди, – голос миссис Хэлоран снова стал ледяным, как ноябрьский ветер. – Садитесь в центре зала, на особое место. Пусть все дети видят, с кем им приходится жить. А после завтрака я жду вас в моём кабинете, чтобы вы как следует закрепили этот урок.


Юки бледнеет. Она с отчаянием озирается по сторонам, но нигде не находит поддержки. Все или смотрят на неё с нескрываемым злорадством, или нарочно отводят взгляд. Под осуждающие выкрики она плетётся к небольшому складному столику для младших сирот, который стоит между общими столами. Когда в приюте нет совсем маленьких детей, его используют как позорный столб.

Влезть на крошечный стул, к тому же приделанный к столу, Юки не смогла бы при всём желании, поэтому садится на пол. Встав на колени, она ставит поднос и дрожащей рукой берёт вилку.


Для нелюдимой девочки, всегда избегающей лишнего внимания, этот завтрак – настоящая пытка. Она старается не смотреть вокруг, чтобы не видеть десятки пар вперившихся в неё глаз, не обращать внимание на шёпот – наверняка про неё, – не думать о том, что происходит. Едва шевеля губами, она повторяет “Этонесомной, этонесомной, этонесомной...”, хотя самообман даётся с трудом. И без того отвратительная запеканка вызывает тошноту, но Юки, давясь, всё равно запихивает в себя бесформенные куски, боясь вызвать новую волну осуждения.


Когда она уже на грани того, чтобы выблевать отвратительную готовку Толстой Мо, дверь со скрипом распахивается, и в помещение входит директор Моррисон с незнакомой женщиной. Дети моментально затихают и утыкаются в свои тарелки. Из всех звуков в зале остаются только звон столовых приборов и голоса пришедших.


 - ...и не думаю, что вы тут найдёте кого-то подходящего, – писклявый фальцет сгорбленного старичка Моррисона звучит, как расстроенная скрипка. – Хороших уже почти всех разобрали, да и вы, я так понимаю, хотели бы чёрн… кхм, потемнее?


Директор редко спускается к детям – он не особенно-то их любит, поэтому каждый подобный случай становится настоящим событием в жизни приюта. Про Моррисона среди сирот ходят страшные слухи: поговаривают, будто его дед был гномом или ирландским лепреконом, а сам он ест ребят, не нашедших семью. Но сейчас всё внимание, все взгляды из-за плеч, прикованы к его спутнице.


Первое, что бросается в глаза, – это огромный рост незнакомки. Вытянутой рукой она спокойно могла бы достать до висящей в центре зала люстры. Воспитательницам, чтобы поменять лампочку, приходилось влезать на стремянку.


Юки не может рассмотреть, во что одета женщина. Её силуэт словно плывёт перед глазами – вероятно, из-за слёз, – но девочка отчётливо видит мощные руки с огромными мускулами, перекатывающимися под лоснящейся кожей цвета тёмного шоколада. На голове – густой куст вьющихся волос, чёрных как смоль. Бесстрастное лицо напоминает языческие идолы-тикки.


 - Джозеф, мы же договорились, – басом прерывает она старика. – Я сама выберу себе девочку, без твоих советов, хорошо?


 - Они все в вашем распоряжении, кроме того стола с блондинками.


Негритянка бросает взгляд в указанную сторону и фыркает.


 - Эти меня и не интересуют.


Зал замирает. В этот момент Юки, наконец, вырывает.


Гигантша удивлённо оборачивается на звук. Её глазам предстает не самая приятная картина.


В центре столовой, на полу, в луже с остатками запеканки сидит девочка в наспех зашитом платье и рыдает в три ручья. Едва ли во всей Флориде в эту минуту есть зрелище более жалкое.


Темнокожая женщина внимательно, но бесстрастно, смотрит на Юки, а та даёт волю всем накопившемся за утро чувствам. Никогда раньше она не ощущала себя настолько жалкой, бесполезной неудачницей. Сегодня всё против неё, с самого начала, с первой минуты. Чёртово платье, чёртова запеканка, чёртова ведьма Хэллоран… а сейчас она опозорилась перед тем, кто мог бы – ну можно же хоть на секунду представить! – забрать её из этого, пропади-он-пропадом, приюта Святого, пропади-и-он-тоже, Иосифа, где она живёт в долг, о чём ей каждый день напоминают, где она навсегда останется желтомордой, узкоглазой рисоедкой, где нет ни одного друга или хотя бы просто человека, которому можно довериться! Но нет, даже этот призрачный шанс она упустила, испортила, и этот день ей будут вспоминать до конца жизни!


Плотина, сдерживающая слёзы, окончательно рушится, и Юки от стыда закрывает лицо грязными, пахнущими рвотой руками. Она слышит приближающийся стук каблуков миссис Хэллоран и сжимается в ожидании удара.


Словно раскат грома, по залу разносится голос незнакомой женщины:


 - А ну-ка встань.


Команда настолько неожиданная и мощная, что в столовой моментально устанавливается абсолютная тишина. Пропадает даже цокот туфель старшей воспитательницы.


 - Встань, я сказала.


Внезапно Юки понимает, что слышит голос негритянки не ушами, а словно изнутри. И обращается та именно к ней. Она поднимает голову, находит в себе силы взглянуть женщине в глаза. То, что она в них видит, навсегда меняет девочку.


Великанша поворачивается к директору и кивает в сторону Юки.


 - Мне подходит вот эта. Когда можно забрать?


 - Личинку-азиатку? – Моррисон выглядит растерянным. – Да хоть завтра. На оформление документов уйдёт неделя-другая, но я не думаю что там возникнут проблемы…


 - Личинка у тебя между ушей, старый хрыч. Я забираю её сейчас. С бумажками разберёшься сам.


От этих слов по залу прокатывается дружное аханье, у директора Моррисона отвисает челюсть. Он собирается что-то возразить, но под взглядом негритянки сразу становится поникшим, осунувшимся. Мямля что-то невразумительное, старик пятится из зала.


 - У тебя есть какие-то ценные вещи? – снова звучит в голове.


 - Н-нет…


 - Тогда мы больше сюда не вернёмся. Пойдём, дитя.


Ноги заплетаются, но противиться этому голосу нет никакой возможности. К тому же, больше всего Юки хочет покинуть столовую, и как можно быстрее.


Они идут по длинному коридору, выходят наружу. У потёртых гранитных ступеней припаркован мотоцикл.


 - Ездила когда-нибудь на байке? – спрашивает великанша.


Юки поднимает взгляд на свою новую маму.


 - Н-нет, м-мэм…


 - А летала?


Девочка настолько растеряна, что застывает с открытым ртом. Негритянка беззлобно смеётся.


 - Забирайся на мот, птенчик. Моё имя – Табита, но для тебя – тётушка Таби.


Юки карабкается на высокий мотоцикл. Со второй попытки ей удаётся взгромоздиться на пассажирское сиденье. Даже в таком положении девочке приходится смотреть на Табиту снизу вверх.


 - Тебя-то как звать?


 - Юки Кавасаки, мэ… тётушка Таби.


 - Это как японские моторы, что ли? – удивляется великанша.


 - Меня подкинули в приют младенцем. Это первое, что пришло в голову директору, когда нужно было вписать имя и фамилию.


 - Расисткие ублюдки… Спасибо, хоть не Перл-Харбор, задери их бесы. Забудь про это, теперь ты... – она на кладёт руку Юки на голову и некоторое время молчит, – теперь ты просто Таша.


 - Та-ша-а, – протягивает девочка, словно пробуя новое имя на вкус. – Как будто меня так всегда звали…


 - Это истинное имя, имя твоей души. Таша и Таби. Звучит как отличное название квартета!


 - Но, мэм, квартет – это же четверо?


 - Ещё раз назовёшь меня “мэм”, и снова станет трое! Знакомься, это Бруми, – Табита хлопает мотоцикл по баку. – А это Ба-кум.

Из кучерявых волос негритянки выползает огромный тарантул. Таша падает с мотоцикла.


***


Развернуть

длиннопост многа букаф ведьмы рассказ story изба-читальня Ведьмы Джексонвиля 

Ведьмы Джексонвиля, ч4

Несмотря ни на что, я продолжаю постить рассказ. Если кто-то читает, вы хоть маякните в комментах, что ли =)


Первая часть
Вторая часть

Третья часть

Четвёртая часть

длиннопост,многа букаф,ведьмы,рассказ,Истории,изба-читальня,Ведьмы Джексонвиля


***


 - С давних времён рождались девочки, которые могли видеть чуточку больше, чем остальные. Кто-то из страха подавлял в себе необычные способности, другие же, наоборот, старались развить и подчинить их. Некоторым это удавалось. Так появлялись ведьмы, колдуньи, ведуньи, гадалки – слов много, а суть одна. То было кровавое время: церковь хотела иметь монополию на чудеса, в которую волшебство никак не вписывалось. На кострах нашли свою смерть тысячи женщин – тёмных заклинательниц, безвредных знахарок и даже совсем непричастных к ведьмовству.


Тогда ведьмы поняли, что им необходима защита кого-то по ту сторону. Впервые Сёстры ночи объединили силы для общего дела и попросили помощи. Их зов не остался без ответа; на него откликнулся тот, кого мы называем Князем Тишины. Как и у Жнеца, у него много имён, и это лишь одно из них. Князь – не зло и не добро, но он обладает великой Силой. Выслушав ведьм, собравшихся на первом шабаше, он сделал предложение: защита в обмен на души.


 - Но ведь их забирает с собой Жнец… но куда?


 - До сих пор никому неизвестно. Церковь пророчила ведьмам адские муки, поэтому терять им было нечего. Так был заключен Договор.

Князь научил ведьм раскрывать свой потенциал, накладывать морок, облёк заклятия в слова. За это они согласились на два Завета. Про первый я уже сказала: после смерти души ведьм достаются Князю Тишины. Второй: раз в год принявшие Договор колдуньи должны собираться вместе на шабаш, чтобы поклониться Князю. Как ни странно, но именно это вызвало больше всего недовольства у Сестёр ночи.


 - Почему?


 - Они не могли примириться с тем, что им придётся постоянно что-то делать сообща! Видишь ли, ведьмы тогда были убеждёнными одиночками. Каждая ведьма видела в другой только конкурентку, соперницу.


 - И они согласились?


 - Не все и не сразу, но выбора не было. Те, кто отказались тогда, или передумали потом, или закончили жизнь в руках инквизиции. Так и повелось: раз в год Ведьмы со всего света слетались на общий шабаш к Князю Тишины, а в остальное время были совершенно независимы.


Такой порядок длился столетиями, пока у ведьм не появился новый враг. Когда религия начала сдавать позиции, а костры Инквизиции потухли, расправить крылья смогли не только Сестры ночи, но и люди науки. Ведьмы для них стали диковинкой, трёхлапыми лягушками, которых будут резать до тех пор, пока не найдут причину дефекта.


 - А как же помощь Князя?..


 - То, что хорошо работало против святош, не очень-то помогло с учёными. С наукой нельзя бороться в одиночку. Её оружие: методичность, анализ, наблюдения – то, перед чем отдельные колдуньи были абсолютно беззащитны. Любой прокол одной ведьмы тут же отзывался ударом по всем Сёстрам. Все случаи волшебства, необъяснимые явления записывались, изучались – и порождали вопросы.


Ведьмы поняли, что у них просто нет возможности, как прежде, скрываться по одиночке. Если ничего не предпринимать, очень скоро общество признает их существование и поглотит. Или уничтожит. И та, и другая перспектива свободолюбивым Сестрам ночи не нравилась.


Именно поэтому полтора века назад на очередном шабаше Договор был дополнен третьим Заветом: каждая обращённая ведьма, присягнувшая Князю Тишины, должна вступить в Ковен, нечто вроде… организации или закрытого клуба.


И хотя нововведение было принято ведьмами ещё хуже, чем прошлые Заветы, система начала работать. Благодаря слаженным действиям Сестёр, официальная наука отвергла существование магии и заклеймила всех причастных к ней шарлатанами. Чуткий контроль позволил сохранить этот порядок до сих пор.


Таша пошевелила палкой тлеющие угли и подкинула в костёр веток. Переведя дух, она продолжила.


 - Как я уже говорила, хоть ведьмы и согласились на создание ковенов, в остальном они были очень консервативны. Предрассудки, что шли ещё из средневековья, чтились как закон. Ведьмам запрещалось пользоваться чем-то сложнее прялки. А вступить в ковен могла только подходящая по цвету кожи, волос, глаз. Никаких азиатов, чернокожих, индейцев и прочих... хотя Дар, в том числе сильный, встречался среди девочек по всему миру.


В пронизывающем взгляде Эми читался явный вопрос.


 - Хочешь спросить, как меня приняли, с моей-то родословной? Слушай дальше.


 - Такие порядки были в колыбели ведьмовства, Европе, и в старых колониях Нового света. Однако в Америке, на фронтире, начали появляться молодые ковены, которые сильно отличались от прежних.


 - Первыми стали Хеллвич Джексонвиль – небольшая группа ведьм, которые отбросили большинство пережитков прошлого. Они сменили мётлы на мотоциклы, отказались от кастовой системы и начали исповедовать необычные идеи о том, что магия – это не власть, а свобода. Но самое главное, джексонвильские ведьмы принимали в свои ряды всех девушек с Даром без оглядки на происхождение. Остальные ковены возненавидели Хеллвич, но те не нарушали ни один из Заветов, а значит также находились под защитой Князя Тишины. Палки в колёса, конечно, ставили и ставят, но мы постоянно растём. Хеллвич настолько расширился, что появились отделения по всему континенту, и даже за его пределами. Я, например, из майамского ковена.


 - А как ты сама стала ведьмой? – от нетерпения Эми схватила девушку за кисть. Таша откашлялась:


 - Давай в другой раз. У меня уже горло болит.


Амалия раздосадовано вздохнула и повернулась к огню. Таша высвободила руку, потёрла пальцы друг о друга. На указательном блеснула крохотная искорка.


 - Ладно, у меня идея. Для настоящей волшбы я ещё не окрепла, но на такое сил, пожалуй, хватит.


Таша закрыла глаза. Пальцами правой руки она коснулась виска, а ладонь левой положила на холодный лоб девочки.


***

Развернуть

длиннопост многа букаф ведьмы рассказ story изба-читальня Ведьмы Джексонвиля 

Ведьмы Джексонвиля, ч4

Первая часть
Вторая часть

Третья часть


длиннопост,многа букаф,ведьмы,рассказ,Истории,изба-читальня,Ведьмы Джексонвиля


***


Таша пришла в себя от того, что кто-то настойчиво вылизывал её лицо. С трудом открыв глаза, она увидела Фелицию. На питомца было жалко смотреть: всклокоченная  шерсть стала бледнее, правый глаз не открывался, а опущенный хвост слегка подрагивал. Кошка словно вернулась с того света. Ведьма попыталась встать и поняла, что её состояние не лучше.


Фелиция хрипло мяукнула. Таша собралась с силами и огляделась: мотоцикл застрял в кроне высокого тополя – похоже, это случилось на излёте, когда двигатель уже заглох или работал на холостых оборотах. Дерево сбросило почти всю листву, но упругие ветви удержали Бруми и его пассажиров. Таша зацепилась жилеткой за сук, а девочка чудом не свалилась с мотоцикла.


Вокруг, насколько хватало взгляда, была дикая местность: опушка леса и припорошенные первым снегом поля. Пасмурный день уже перетекал в сумерки. Одному ветру известно, как далеко они смогли улететь от Жнеца. Ведьма не ощущала близкого присутствия Смерти, а для заклятий у неё просто не осталось сил.


Ташу колотило. Давно забытый октябрьский холод пронизывал нагое тело до самых костей. Значит, она настолько исчерпала запас внутреннего огня, что его не хватало даже на защиту от внешней среды – самые простенькие чары, которым обучали молодых ведьм перед тем как посадить на метлу. Таша не знала, сколько времени ей потребуется на восстановление, но если в ближайшее время она ничего не предпримет, то умрёт от переохлаждения.


Трясущимися руками девушка сняла с вилки “Бруми” свёрнутый шерстяной плед и укуталась в него, словно в плащ. Увы, согреться и пережить ночь под ним было нельзя. Собравшись с силами, Таша начала аккуратно вытаскивать мотоцикл из ветвей. Холодный металл непривычно обжигал пальцы. Мурашки бегали по обнажённому телу, начался кашель. С небольшими перерывами она смогла освободить байк из древесного плена. “Бруми” с Ташей, Фелицией и Эми начал медленно опускаться на землю.


Побродив по округе, Таша собрала немного хвороста и несколько пучков сухой травы. Обычно она создавала огонь всего лишь щелчком пальцев, поэтому в её поклаже не было ни спичек, ни зажигалки. Пришлось проявить смекалку.


Смочив сухую траву в бензине из бака “Бруми”, она выкрутила одну из свечей, вернула провод на место и зажала её между рёбрами двигателя. Левой рукой Таша держала пучок травы рядом со свечой, правой – нажала на кнопку стартера. От искры трава мигом вспыхнула, и ведьма поспешила разжечь от неё сложенные шалашом ветки.


Костёр разгорелся быстро. Таша закуталась в плед и укрыла девочку, положив её голову к себе на колени. Эми всё ещё была без сознания, но её жизни уже ничто не угрожало. Обморок перешёл в сон. На животе у ребёнка дремала Фелиция.


Ведьма долго смотрела на пляшущее пламя и раздумывала о случившемся. То, что она сделала, – очень серьёзное вмешательство в вопросы, которые существам её уровня нельзя было даже задавать. Умыкнуть у самого Жнеца душу значило нажить себе очень большие неприятности. Души Таши и других сестёр ночи не принадлежали Жнецу, но он имел достаточно власти, чтобы косвенно повлиять на продолжительность их жизни. Бледный всадник не отступится, пока не вернёт украденного. В чём-в чём, а в терпении и настойчивости отказать Жнецу было нельзя.


Таша опустила взгляд на девочку и вздрогнула. Ребёнок пристально смотрел на неё разноцветными глазами.


 - Нат? - спросила она, оглядываясь, - Где мой брат?


 - Его… здесь нет, Ами. Тебя и его ждал…


 - Человек в чёрной простыне? Который ехал с нами?


 - Да, это был Жнец. Мрачный Жнец, Смерть, Харон – у него множество имён.


- Он забрал Ната? – тихо спросила Эми.


Таша кивнула. В глазах ребёнка блеснули слёзы. Девочка всхлипнула, а через мгновение начала рыдать. Таша дала ей выплакаться.


 - Кто ты?  – голос Эми дрожал.


 - Та, кто спасла тебя.


 - Ты не такая, как все. Ты... светишься. А ещё голая. Ты ангел?


 - Почти. Не совсем… Если честно, я – ведьма.


Эми недоверчиво посмотрела на девушку.


 - Ты не похожа на ведьму. Они старые и на мётлах.


Таша нашла в себе силы улыбнуться.


 - Это в сказках? Пришло время молодых ведьм. А вместо метлы у меня “Бруми”, – она показала на прислонённый к дереву мотоцикл.


 - Я читала, что ведьмы злые и едят детей... Зачем ты меня спасла? Чтобы съесть?


 - Предпочитаю говядину. Дети жёсткие и не особо полезные. А если серьёзно, то я почувствовала, что ты – одна из нас. Ты видишь то, что скрыто от остальных.


 - Да, – вздохнула Эми. – Рассказывала им, но никто не верил. Говорили, что я придумываю, чтобы привлечь внимание. Издевались. Тётка отвела меня к врачу, там мне выписали какие-то таблетки, горькие. От них постоянно голова кружилась, а это всё… никуда не делось. Только брат меня любил, а теперь и его нет...


 - Когда посреди океана серости появляется яркая звёздочка, её всегда пытаются погасить. У тебя очень сильный Дар. Ты видишь существ по ту сторону и сможешь творить мощные заклинания… когда научишься.


Девочка ошарашенно молчала. Таша продолжила.


 - Твоя жизнь должна была кончиться там, в машине, но вмешались мы с Фелицией. Теперь Жнец преследует нас, но, кажется, оторваться всё же удалось. Он очень могущественный, но не всесильный, и вынужден играть по правилам.


 - Он не оставит меня в покое?


 - Нет. Пока Жнец не получит твою душу, он не успокоится. Но у меня есть план.


 - Расскажи!


 - Раз в год все ведьмы слетаются на шабаш. Там творятся разные ритуалы, передел сил и прочие магические действа. Помимо этого, каждая ведьма может привести туда свою ученицу и провести обряд посвящения, чтобы сделать её Младшей Сестрой. А Жнецу души Сестёр ночи неподвластны… У них свой хозяин. Хорошая новость: следующий шабаш начнётся через несколько дней; до встречи с тобой я как раз летела туда. Плохая: место его проведения каждый год новое, и нам придётся самим отыскать его.


 - А если мы не успеем?


 - Меня Жнец забрать не сможет, а вот тебя… Мне не известна сила, которая была бы способна так долго скрывать душу смертного от слуг Бледного Всадника.


 - Я не хочу умирать, – девочка прижалась к Таше, – и боюсь шабаша. Я ничего не знаю про ведьм.


 - Ну что ж, мы всё равно никуда не полетим, пока ко мне не вернётся магия. Так что слушай...


***


Продолжение, по традиции, завтра

(хоть оно нафиг никому не сдалось)


Развернуть

длиннопост многа букаф ведьмы рассказ story изба-читальня Ведьмы Джексонвиля 

Ведьмы Джексонвиля, ч3

Без надежды выйти из песочницы остаюсь верен задуманному :) Всё ещё верю, что кто-то это всё же читает.

Первая часть
Вторая часть

длиннопост,многа букаф,ведьмы,рассказ,Истории,изба-читальня,Ведьмы Джексонвиля


***


Таша увидела впереди дым и поняла, что не успела. Лавируя между тормозящими машинами, она приближалась к месту катастрофы. Через несколько минут ей открылась ужасная картина.


Зелёный универсал врезался в разделительное ограждение между полосами. Из-под смятого капота вырывалось пламя и валили маслянистые клубы дыма. Чуть поодаль стоял грузовик, в открытом кузове которого были свалены массивные стальные трубы. Одна из них торчала из лобового стекла “понтиака”.


Вокруг останавливались машины, бегали и суетились люди. Где-то далеко – слишком далеко – завыли сирены. Кто-то выламывал заклинившую пассажирскую дверь машины Вудов. Таша спрыгнула с мотоцикла и побежала к искорёженному “понтиаку”, на ходу сплетая заклинание. За ней прыжками последовала Фелиция.


Во рту появился привкус крови. Частые переходы между мирами, особенно без тщательной подготовки, крайне опасны. Астрал выталкивает любое живое существо, как вода – ныряльщика, и чтобы оставаться по ту сторону, нужно тратить огромное количество сил. А если не рассчитать, то можно не выплыть.


Движения людей вокруг замедлились. Вой подъезжающей “скорой” стал надрывно-протяжным, превратившись в военную сирену. Скрежет металла походил на взрывы и выстрелы. Выломанная кем-то дверь автомобиля повисла в воздухе.

Натан был мёртв. Труба, вывалившаяся из грузовика, снесла ему голову и застряла в заднем диване, на котором всё так же сидел Жнец. Душу парня он уже забрал и теперь ждал девочку.


Эми лежала ничком, уткнувшись лбом в переднюю панель. Из носа капала кровь, а внутренний огонь едва теплился, пульсируя всё слабее с каждой секундой. Таша заглянула глубже и увидела кровоизлияние, повреждения тканей, растущую гематому. Жизнь быстро утекала из слабого детского тельца.


Жнец достал из недр балахона крошечные песочные часы. В верхней колбе оставались последние крупицы песка. Действовать нужно было немедленно.


Фелиция прочитала мысли хозяйки и стрелой метнулась к машине. В астральной проекции её глаза и когти светились зелёным огнём, а по шерсти пробегали электрические всполохи. В отличие от Таши кошка жила сразу в двух мирах и могла свободно перемещаться между ними.


Запрыгнув в разбитое окно, фамильяр набросился на Жнеца, яростно кусаясь и царапаясь. Когти и зубы животного не могли нанести вред Смерти – они проходили через одеяния, словно сквозь дым, но это дало Таше несколько драгоценных секунд.

Костяной дланью Жнец схватил Фелицию за шею. Кошка моментально обмякла, её свет померк. В этот момент Таша откинула голову девочки и поцеловала в губы.


Пламя внутри Эми вспыхнуло с новой силой. Ведьма делилась с ребёнком жизненной энергией, забирая боль. Затылок Таши словно пронзило раскалённым гвоздём, который с каждой минутой впивался всё глубже в мозг, но связь она не разрывала. Чаша весов ещё не склонилась в нужную сторону.


Верхняя колба часов в руке Смерти начала заполняться быстрее, чем утекал песок. Жнец в ярости отшвырнул кошку и потянулся к Амалии. В этот момент Таша почувствовала, что отдала достаточно сил, и рывком вытащила Эми из машины.


Поднимая клубы пыли и распугивая астральных существ, подлетел “Бруми”. Сквозь стекло фары на Ташу преданно смотрел огромный глаз с вертикальным зрачком. Перекинув ребёнка поперёк байка, ведьма сделала резкий манёвр, увернулась от броска Жнеца, который тем временем выбрался из автомобиля, и подхватила лежавшую без чувств кошку.


За спиной раздался грохот. Ведьма бросила взгляд в зеркало и увидела, как шоссе позади треснуло и начало осыпаться. Из возникшего провала выскочил пламенеющий скелет лошади, и окрестности огласило леденящее душу ржание, по сравнению с которым вопль баньши показался бы колыбельной. Жнец запрыгнул на своего скакуна и ринулся в погоню. Грохот копыт заглушал даже рёв истошно молотящего мотора Бруми, но всё-таки всадник отставал от летающего байка.


Внезапно всё исчезло: и Жнец со своей ужасной лошадью, и тусклые цвета астрала, и бешено бьющееся в груди девочки пламя. Действие заклинания прошло, Ташу выбросило из потустороннего мира. Боль в голове мгновенно усилилась, а изо рта хлынула кровь. Из последних сил Таша подняла мотоцикл над трассой. Она мчалась прочь от невидимой погони, пока не лишилась сил.


***


Продолжение следует, несмотря ни на что :)
Развернуть

длиннопост многа букаф ведьмы Ведьмы Джексонвиля изба-читальня рассказ story 

Ведьмы Джексонвиля, ч2

Как я и ожидал, прошлый пост с началом рассказа скатился в минуса. Но так как я не кармадрочер, буду продолжать его выкладывать - вдруг всё-таки кому-то зайдёт :)

JVM /'ж Ш 1 Г к Mi,длиннопост,многа букаф,ведьмы,Ведьмы Джексонвиля,изба-читальня,рассказ,Истории


***

Даже свист ветра не мог заглушить заливистый смех ведьмы.


- Нет, ты видела его лицо? Интересно, смогло бы оно вытянуться ещё сильнее, не используй я морок?


Фелиция повернулась к хозяйке и осуждающе, протяжно мяукнула.


- Ой, да будет тебе! Он даже не заметил, что я трижды поменяла наряд! Люди стараются не замечать то, что не вписывается в их картину мира... Ну ладно, ты права. В следующий раз буду аккуратнее.


Кошка фыркнула и легла на бак. Поток холодного воздуха ласкал нагое тело девушки, которое прикрывала только короткая джинсовая жилетка. На спине красовалась недавно полученная нашивка “Хеллвич Джексонвиль”. Таша только-только стала полноценной ведьмой, и это должен был быть ее первый шабаш. На шабаши не принято было опаздывать. А вовсе не найти нужного места – позор на всю оставшуюся жизнь. Неудивительно, что она так торопилась.


Она летела вдоль оживлённой трассы, но достаточно высоко, чтобы люди в проезжавших внизу машинах не могли разглядеть в ночном небе крошечный силуэт. Звёзды и луна скрылись за вереницей облаков, читать путь по ним сейчас было невозможно. Освещённая фонарями асфальтовая змея была отличным ориентиром: несколько сотен миль можно двигаться вдоль неё.


Через час Таша нагнала ещё одну молодую ведьму, которая летела стоя на метле. Резкими движениями она раскачивала её в разные стороны, демонстрируя завидное равновесие. Густые чёрные волосы струились по ветру, а в глазах блестела уверенность. На ней были только массивные золотые серьги да длинная нить бус. Черты лица выдавали цыганскую кровь. Рядом парила огромная летучая мышь.


Заметив соседку, цыганка улыбнулась, помахала рукой и ловко славировала к мотоциклу.


- Здрава! – крикнула она. – Летаешь на шабаш? Я – Шофранка из “Ночных бестий”. Каски сан... Из какого ты ковена?


- Лунной ночи, сестра! Таша, “Хеллвич Джексонвиль”. Майами Ковен, – девушка показала на предплечье, где вспыхнула татуировка в виде скрещенных мётел.


- Ха! Я слушала о Джаксонвилских ведьмах, да! Вы от-чень… как это сказать?.. смотрите в будущее. Но не через шар!

- Мы предпочитаем называть это “прогресс”.


- Я любить вашу смелость! Но таких мало. Древние Сёстры недовольны.


- Мы чтим традиции, Шофранка, но тот, кто не идёт в ногу со временем, остаётся в прошлом. Многих сестёр сгубило то, что они отказались меняться. Вспомни Салем!


- Твоя правда, Таша, но пока ваших меньшинство. Кстати, твой “про-грес”, кажется, немного стал грустным!


Двигатель “Бруми” и правда снова начал чихать и глохнуть. Летающий мотоцикл отставал от метлы и терял высоту. Шофранка рассмеялась и перед тем, как умчаться ввысь, крикнула Таше:


- До встречания на шабаше, сестра! Надеюсь, ты будешь туда добраться!


***

Приземлиться пришлось на обочине трассы. Ведьму раздражали мелькающие мимо автомобили, но “Бруми” требовал срочного ремонта. К тому же Таша не обладала ночным зрением Фелиции, а фонари вдоль дороги обеспечивали хоть какое-то освещение. Конечно, можно было призвать болотный огонёк или разжечь костёр, но последнее, что она хотела, – это привлекать лишнее внимание. Да и мотоцикл уже был на последнем издыхании.


Волшебный полог Таша использовала лишь в момент приземления. Полная невидимость требовала много сил, да и движение на этом участке трассы было оживленным. Машины проносились быстро, и едва ли кто-то в них заметил, как у края дороги возникла девушка, толкающая мотоцикл. Морок был куда проще, тем более Таша весьма поднаторела в его наведении. Дотолкав байк до небольшой асфальтированной площадки, ведьма поставила его на подножки и достала инструменты.


Таша настолько увлеклась починкой, что не заметила, как рядом остановилась машина. Услышав лязг закрывшейся двери, девушка вздрогнула и резко обернулась.


Из-за руля зелёного “понтиака”-универсала, остановившегося на обочине неподалёку, вылез молодой парень лет двадцати пяти. Его простое, добродушное лицо располагало с первого взгляда.


 - Привет! Проблемы? Ехал мимо, увидел вас, решил: надо помочь!


Таша улыбнулась в ответ:


 - Спасибо большое! Нет, тут ерундовая поломка, на самом деле. Проблема в проводах. Немного изоленты и терпения, и скоро старик вернётся в строй!


Парень достал из кармана рабочего комбинезона синий моток и протянул Таше.


 - Вам повезло, я только сегодня купил парочку. Оставьте себе, ещё пригодится! Со старой техникой никогда не знаешь, что придётся латать в следующую минуту.


 - Вы меня очень выручили! Моя закончилась ещё утром. Я уже хотела сматывать её с ручки газа…


 - Натан. Натан Вуд. – Парень протянул руку. – Далеко едете?


Ведьма некоторое время смотрела на ладонь Вуда, о чём-то раздумывая, после чего пожала её и ответила:


 - Юки Смит. Рада знакомству, Натан. Просто путешествую.


 - Хотите горячего кофе? У нас с собой есть термос и бутерброды…


 - Да, пожалуй, не откажусь. У нас?..


 Не успела Таша закончить вопрос, а парень уже повернулся к машине и крикнул:


 - Эми, иди сюда! И сумку с едой захвати!


Из-за правой передней двери автомобиля показалась девочка и, боязливо прижимая к себе пакет, подошла к ним. Она была невысокого роста, хрупкого телосложения. Короткие русые волосы взлохмаченны, движения скованны, но в ребёнке чувствовалась скорее не беспомощность, а настороженность. И любопытство.


 - Не бойся, Эми, подойди! Это мисс Смит, её мотоцикл приболел. Давай поделимся с ней бутербродами, – после этих слов он повернулся к Таше и, виновато улыбаясь, сказал: – Амалия, моя младшая сестра.


Девочка, бросив быстрый взгляд на Ташу, отпрянула и спряталась за широкой спиной брата.


 - Она хорошая, но немного странная. Плохо сходится с людьми, вот опять меняем школу. Везу её в училище Доусона, – как будто извиняясь, продолжил Натан и легонько подтолкнул сестру вперёд.


 - Почему такая милашка не ладит с… – Таша взглянула на Эми, и слова застряли в горле. Тяжёлый взгляд девочки словно пронизывал ведьму насквозь. В её глубоких разноцветных глазах читался целый спектр чувств, и добрых среди них не было.


Нат взял из рук девочки пакет с едой и извлёк из него термос, три кружки и несколько целлофановых свёртков.


 - Видите, о чём я говорю? Волком смотрит на всех незнакомых. А знакомиться ни с кем не хочет… Так, Эми, пока я наливаю нам кофе, достань бутеры. Нам тоже не помешает перекусить.


Таша отхлебнула горячий напиток и начала заматывать провод изолентой. Даже сидя к Амалии спиной, она продолжала чувствовать на себе пристальный взгляд девочки. Посмотрела через плечо: да, та стояла поодаль и не сводила глаз с ведьмы.


 - Нат, можно покормить кошку тёти? – негромко спросила Эми.


Моток чуть не выпал из рук Таши.


 - “Чёрт возьми, совсем забыла про Фелицию!”


Фамильяр, дремавший до этого на баке, проснулся и удивлённо поднял мордочку.


 - Какую кошку?.. – удивился было брат, но вдруг приметил зверька. – Ого, мисс Смит, так вы тоже в компании путешествуете! Я даже и не увидел в темноте. Не против?


 - Да, конечно, – ответила удивлённая ведьма и повернулась к девочке, – предложи ей бутерброд. Она обожает ливерную колбасу.

Фелиция недоумённо посмотрела на хозяйку, после чего спрыгнула с мотоцикла и подбежала к ребёнку. Эми протянула кошке половину своего бутерброда.


 - Ладно, мисс, если вам действительно не нужна помощь, то мы, пожалуй, поедем, – сказал Натан Вуд, вставая. – Наша тётка страсть как не любит, когда мы с сестрёнкой опаздываем, а путь нам предстоит неблизкий.


- Конечно, Нат, ещё раз огромное спасибо! Вы с Эми очень выручили меня. Доброй дороги!


Перед тем как сесть в машину, сестра подошла к брату и что-то прошептала. Нат ответил тихо, но его слова Таша расслышала:

 - Не говори глупости, Эми! С чего ты взяла, что она голая? Ты опять забыла принять лекарство?


Таша остолбенела. Смутные подозрения, что девочка видит куда больше, чем её брат, подтвердились: на Амалию не действовал морок.

Этому могло быть множество объяснений, но все они были из ряда вон выходящими. Таша не могла рисковать, ей нужно было увидеть ауру ребёнка – или существа, которое им притворялось. Экспромтом сплетя заклятие истинного видения, она повернулась к отъезжающей машине.


Мир вокруг словно поблек, почернел, погрузился в слегка колеблющиеся тени. Вокруг зашевелились не видимые до этого силуэты причудливых астральных существ, распустились дивные ажурные цветы. Воздух стал густым, как кисель, время – вязким.


Импровизированная волшба продержалась недолго, но нескольких секунд хватило, чтобы разглядеть яркий синий огонёк там, где в машине сидела девочка. Холодное пламя было настолько ослепительным, что просвечивало сквозь ткань и металл. Амалия обладала врождённым Даром редкой силы, из неё могла бы получиться легендарная ведьма. Магия пронизывала каждую клеточку ребёнка, струилась по венам и росла с каждым днём. Но то была ещё неосознанная, неоформившаяся сила – первоклассная глина, которой требовалась рука опытного скульптора. Без правильного обучения Эми так и останется изгоем среди детей и взрослых.


Открытие так захватило Ташу, что она едва не упустила ещё одну деталь: за спиной у брата и сестры, положив костлявые руки на их плечи, сидел Жнец. Огромный сгорбленный силуэт повернул голову в сторону смотревшей на него ведьмы, но вместо лица Таша увидела парящий в чёрной бездне череп. В этот момент заклятие спало, Жнец исчез, время снова потекло с привычной скоростью. Машина растворилась в потоке трассы.


Присутствие Жнеца означало только одно: жить Вудам оставалось очень недолго. Таше стало горько от того, что такая сила обречена пропасть, так полностью и не раскрывшись, но судьба девочки была предопределена. Только сумасшедший встал бы на пути у самой Смерти.


Фелиция доела оставленный бутерброд и снова забралась на “Бруми”.


Ведьма торопилась. Быстро замотав проводку, она вскочила на байк и вдавила кнопку стартера. Внизу раздалось прерывистое жужжание.


 - Давай, дери тебя бесы, давай!..


Она опустила руку под бак и прикоснулась к мотору. От пальцев в металл потекло тепло, и мотоцикл, наконец, завёлся.


Под неистовый визг клаксонов ведьма юркнула в плотный поток и помчалась за старым “понтиаком”.


***


Продолжение следует...
Развернуть

длиннопост многа букаф ведьмы Ведьмы Джексонвиля изба-читальня рассказ story 

Ведьмы Джексонвиля.

Год назад, под хэллуин, я наткнулся на реакторе на вот эту картинку Стивена Сталберга.

длиннопост,многа букаф,ведьмы,Ведьмы Джексонвиля,изба-читальня,рассказ,Истории


Во время разглядывания оной у меня в голове появилась концепция мира, в котором некоторые ведьмы сменили привычные мётлы на летающие байки (но не утратили привычки летать нагими), потом выстроился сюжет... В ходе неконтролируемого приступа графомании я написал рассказ. Прошёл год, скоро снова грядёт хеллуин\самайн, и я решил - а почему бы не поделиться рассказом с реактором, который меня на него и вдохновил? Буду выкладывать кусочками до празднества, всё равно никто читать не будет вдруг кому-то понравится :)

***

- Чтоб мне провалиться, Билл, если это не Джо Салливан вернулся по твою чёрную душонку!


Билл дрожащей рукой поставил бокал с пивом на стол.


- Хорош придумывать, Курт. Я не виноват, что старик с мотоцикла навернулся.


- А то как не виноват, когда последний раз он у тебя чинился.


- И что?


- И то!


- Мало ли чего он в кювет уехал! Да ему лет сто, небось, было.


- Так у евойного мотика колесо переднее отвалилось. Потому что ты ось не прикрутил как следоват!


Билл встал, бросил на стол несколько мятых купюр и, прихватив недопитую бутылку, направился к выходу.


- Вот, значится, – продолжал его товарищ, – призрак Джо вернулся с того света и ищет тебя. Все слышали рёв его мотоцикла на пустой дороге! И я, значится, тож слышал.


В подтверждение его слов где-то снаружи послышался нарастающий рокот мотора. Билл побледнел.


- Дурак ты, Курт Брогэм. Веришь в детские сказки и нечисть всякую.


Демонстративно сплюнув, механик вышел из придорожного бара. Рык двигателя становился громче и громче. Сердце Билла бешено стучало, на лбу выступил пот. Он испуганно озирался по сторонам в поисках источника звука. Рёв достиг пика и начал удаляться, а через мгновение шляпу Билла сорвало порывом ветра.


Ошарашенный механик ещё долго смотрел на пустую до самого горизонта трассу, после чего зашвырнул бутылку подальше и бросился наутёк.


***


Таша опаздывала. Шабаш начнётся через несколько ночей, но ей предстоит ещё долгий путь, а старенький Харли работает с перебоями. Заклинание полёта действовало безупречно, а вот мотор, вращавщий турбину, чихал, захлёбывался и норовил заглохнуть. Это вызывало опасения, но времени на долгий ремонт не было. Прежде всего надо догнать сестёр, а проблемы можно решать по мере поступления.


Сидевшая между ног Фелиция мяукнула и поскребла по баку. Ведьма бросила быстрый взгляд на индикатор уровня топлива и вздохнула: стрелка едва колебалась в красной зоне. Пришла пора заправиться. В такие моменты она завидовала колдуньям, которые предпочитали более традиционный транспорт.


Летающий мотоцикл снизил скорость и завис в сотне метров над землёй. Кошка начала тереться о голый живот. Таша, не обращая внимания на фамильяра, наклонилась и достала из кофра свёрток. Из него ведьма извлекла странного вида инструмент: два гаечных ключа и длинный болт, сваренные друг с другом в форме буквы Y. Она вытянула руки, направила болт в пространство перед собой, и, бормоча под нос заклинания, стала водить железкой вправо-влево, все увеличивая размах. Наконец, штырь слегка завибрировал. По пальцам заструилась приятная дрожь.


- Ага! Заправка в той стороне... Миль сто-сто пятьдесят... Дотянем!


Фелиция заглянула под бак, вытянула лапу и опустила бензокран в положение “Резерв”. Таша ловким движением развернула тушу байка и помчала на север.


***


Бобу Фероне было скучно. Заправка номер 265 была самой крайней точкой сети “Ойл Индастриз” в штате Мэн, притом в такой дыре, куда даже черти не заглядывали. Лишь несколько дальнобойщиков останавливались здесь, но на этой неделе их ждать не приходилось. Боб вздохнул и продолжил гонять пустую консервную банку по растрескавшемуся асфальту.


Жестянка с грохотом отскочила от ящика с песком, но Боб внезапно утратил к ней всякий интерес. Он отчётливо слышал звук приближающегося транспорта: машины или мотоцикла. Фероне сощурился и начал рассматривать петлявшее между холмов шоссе, пытаясь разглядеть заблудившегося неудачника, но в этот момент звук исчез. Дорога была пуста. Наверное, галлюцинации, подумал Боб.


- Почудится же! – он повернулся обратно к заправке и едва не потерял дар речи.


Перед колонкой стоял мотоцикл. В открытую горловину бака его хозяйка вставляла заправочный пистолет. Заметив Боба, она подняла голову и улыбнулась.


- Вы не будете против, если я наполню ещё и канистру? Мне предстоит неблизкий путь.


- А… э-э-э… у-у-у… гхм, – ответил Боб, вращая головой в очень неоднозначном жесте. Мотоциклистка, решив, что это согласие, достала из бокового ящика складную ёмкость.


Уверенность, с которой нежданная туристка хозяйничала на его заправке, окончательно подавила Боба, и тот молча наблюдал, как она заливает горючку в бак.


Разрез глаз и невысокий рост выдавали в девушке восточные корни, но, судя по смуглой коже и отсутствию акцента, она давно обосновалась на этом континенте. На ней была теплая синтетическая куртка зелёного цвета и длинная юбка, из-под которой торчали армейские сапоги. Наряд несуразный, но Фероне ничего не смыслил в моде и допускал, что там, где кипит жизнь, это считается нормой. Одно он никак не мог взять в толк: как девушка садилась на байк в такой юбке.


Мотоциклистка повесила пистолет на колонку.


- Так, тридцать два литра. Где у вас тут платить?


Боб показал пальцем в сторону близлежащего строения.


- К-к кассе п-пройдите.


Следуя за девушкой, Фероне ненадолго остановился рядом с мотоциклом и уставился на него так, будто впервые увидел двухколёсный транспорт.


Перед ним был потасканный харлей-спортстер, лучшие годы которого были явно позади. Менее всего он походил на дамский мотоцикл. Массивные цилиндры с чёрными рёбрами блестели от масляных подтёков; болты, судя по головкам, явно не раз откручивали и возвращали на место. Картер двигателя покрывали многочисленные зазубрины и заваренные трещины, рама кое-где покрылась ржавчиной. На неказистом надутом баке прямо поверх аэрографии с пламенем белела нанесённая баллончиком надпись “BROOMY”. В целом было похоже, что мотоцикл намотал уже не одну сотню тысяч миль, однако было в нём что-то странное, неправильное. Пытаясь понять, что именно, Фероне начал обходить байк и едва не растянулся перед колонкой, запнувшись о вторую подножку.


- Да отвались ты, железяка… Что?!


У всех мотоциклов, которые повидал заправщик, всегда была одна подножка, и находилась она не у заднего колеса. Под кофром, однако, не было никаких инородных деталей. Байк продолжал стоять на единственном боковом упоре, который находился там, где и положено: в передней части рамы.


- Эй, мистер, долго вы там ещё? – донесся из домика голос девушки.


Заходя внутрь, Боб ещё раз мельком оглянулся на мотоцикл. Тот мяукнул. Боб Фероне понял: пора в отпуск.


Путешественница тем временем рассматривала газету, взятую с ближайшей стойки. На первой полосе был напечатан заголовок: "МОЙ МУЖ ВЕРНУЛСЯ С ТОГО СВЕТА!"


- Неужели люди этому верят? Как будто в средневековье живём…


Фероне обошёл прилавок и встал за кассовый аппарат.


- С вас тридцать восемь долларов, мэм.


Девушка полезла в карман джинсов, вытащила полтинник и вложила в ладонь заправщика.


- Сдачу можешь оставить себе, ковбой. Ладно, мне пора. Спасибо за горючку!


Она наклонилась над прилавком, сверкнула вырезом блузки; взгляд Фероне мгновенно оказался прикован к обнаженной груди.


Воспользовавшись этим, девушка поцеловала заправщика в щёку, развернулась и ушла, постукивая высокими каблуками.


Из замешательства Боба вывело рычание удаляющегося мотоцикла. Выбежав наружу, он не увидел ни девушки, ни байка. Они словно растворились в воздухе. В кулаке Фероне сжимал кленовый лист.


***

Продолжение следует.

(Буду рад мыслям, отзывам, комментариям =) )
Развернуть

КС155 покинутые много текста творчество рассказ story песочница 

Часть десятая, последняя, девятая тут: http://joyreactor.cc/post/3269882

Первое, что я увидел, когда проснулся, это макушку с золотистыми волосами, принадлежащую девушке, что тихонько сопела, лежа на мне.
- Златовласка, просыпайся, - она открыла заспанные глаза и посмотрела на меня мутным взглядом, потом вернула голову в прежнее положение и ответила.
- Не хочу, потерпи меня, пожалуйста, ещё пять минуточек.
И я терпел, пять минут, десять, пятнадцать.
- Златовласка, ну пора уже подниматься, нам в путь дорогу собираться.
- Мы же не сегодня планировали, - сказала она, не открывая глаз.
- Но смысла торчать тут теперь нет, давай съездим туда сегодня. Если мощность недостаточная, то у нас больше времени будет для подготовки экспедиции на луну.
Девушка кивнула, соглашаясь со мной и нехотя поднялась.
- Тогда ты собирай вещи, а я пока попробую что-нибудь приготовить на завтрак, - и она пошла на кухню.
Я отыскал свой лямочный мешок и первым делом сложил в него немного провизии в дорогу, собрал туда же небольшую аптечку, которая очень пригодилась в прошлый раз. Дальше надо было подготовить оружие, всё так же, нож в сапог, заряженный обрез на бедро, оставшиеся шесть патронов в сумку на поясе. Жаль, конечно, что добытый боем пистолет пришлось оставить на луне, лишний ствол мне бы сейчас ой как пригодился, тем более Бывалый мог до сих пор ждать нас на станции. Собрав всё, я спустился на первый этаж, с кухни доносился запах жареных грибов.
Завтрак был простенький, Златовласка пожарила грибы и яйца, получилось у неё довольно вкусно, особенно если верить её словам о том, что подобным образом на открытом огне она готовит впервые. Я включил музыку и принялся за еду, и как назло в этот момент в дверь кто-то постучал. Этим кем-то оказался Доцент.
- Утра, Пионер, ну как вы?
- Неплохо, насколько это сейчас возможно. Позавтракаешь с нами? – жестом я пригласил его к столу.
- Нет, спасибо, я сыт, зашел сюда только чтобы узнать, что ты дальше делать собираешься.
- Планирую сегодня отправиться к АЭС, если получится, то сегодня же свалю с этой планеты, если не получится, то вернусь и попозже попытаюсь снова.
- Значит, не останешься? Старик мне вчера сказал, что оставляет бар тебе, и нам не хотелось бы, чтобы он закрывался. А как же он будет работать, если хозяин покинет не то что город, а планету?
- Знаешь что, ты ведь торговец информацией, и какое место может быть лучше для её добычи, как не место бармена за барной стойкой? Старику столько баек рассказывали каждый вечер, он знал тайны едва ли не всех жителей города. Так что, может, сам будешь бар содержать? – Доцент пытался скрыть то, как обрадовало его это предложение, но получилось у него плохо.
- Но ведь Старик всё-таки тебе его оставил, нехорошо как-то.
- Слушай, Доцент, Старик знал, что я долго тут не задержусь, так что не знаю даже, почему бар он оставил на меня. Но раз уж теперь бар мой, то значит, я могу делать с ним всё что хочу, так что можешь считать, что я взял тебя на работу. Можешь тут жить, работать, всё, что тут есть, так же оставляю на тебя. Может, когда-нибудь вернусь и проверю, как тут дела, так что береги это заведение.
- Буду беречь как зеницу ока! – наконец он позволил себе улыбнуться во все свои оставшиеся зубы.
- Договорились, ключ оставлю под дверным порогом, вечером выходишь на первый рабочий день. Если завтра днем не вернусь, значит, меня уже нет в этом мире, тогда все желающие смогут отправиться за нами, инструкцию мы там оставим, как туда добраться я тоже напишу и оставлю на столе, вечером вывеси на всеобщее обозрение.
- Хорошо, приду вечером. А вам двоим удачи желаю, - он помахал на прощание рукой и пошел по своим делам, а я вернулся к трапезе.
Вскоре мы, наконец, собрались выходить.
- Ну что, идем? – спросил я.
- Да, - кратко ответила Златовласка и взяла меня за руку.
Выходили из бара мы под песню Сплина: «Скоро рассвет, выхода нет…». «Ошибаешься, дружище, выход я таки нашел, а девочка с глазами из самого синего льда рядом со мной и держит меня за руку, так что сейчас я поверну ключ, и мы полетим из этого мира», мысленно ответил я певцу и закрыл дверь.
К станции мы добрались к вечеру, всё на той же дрезине. Правда я решил не доезжая до станции слезть с неё и идти пешком, на случай, если нас будет ожидать засада. Но всё было тихо, никаких следов пребывания тут кого-либо. Я зашел в ангар, Златовласка бесшумно ступала за мной. В ангаре не было той трети пола, которая пропала, когда я выносил отсюда девушку, может Бывалый спустился на нём же вниз, когда понял, что бесполезно гнаться за нами? Но когда я подошел к краю и заглянул вниз, то понял, что ошибся. Лифт застрял, а на его полу разлагалось тело обитателя лунной базы.
- Ужасная смерть – тихо прошептала Златовласка, тоже смотря вниз.
- Будем считать, что это карма, за то, что они хотели сделать с тобой, с твоим миром, со мной. Я потащил девушку за собой к лифту.
Как только мы добрались вниз, Златовласка сразу же побежала к пульту управления КДП.
- Пионер, радуйся, хоть он и не дотягивается туда, куда я хотела, но всё-таки две планеты нам доступны. А на одной из них, очень кстати, находится мой домик для отдыха. Так что мы сразу окажемся в комфортных условиях, и я, наконец-то, смогу нормально искупаться.
- Я кстати ведь обещал, что мы им инструкцию оставим, ты сможешь это сделать?
- Да, я сейчас вобью координаты, по которым прыгнем мы с тобой, а на последующие использования поставлю по умолчанию формулу, по которой будут вычисляться координаты центра миграции. Устроим этой конторе сюрприз, да им сразу там и документы будут оформлять. А инструкцию по включению телепорта оставлю на жкране. Всё готово, можем лететь ко мне домой – она счастливо улыбалась.
- Слушай, а откуда ты берешь все эти координаты? – не может же быть, что она их все заучила, подумалось мне.
- А, они вычисляются в мозговом чипе, помнишь, я тебе про него рассказывала? В общем, не суть важно, ну что, идем ко мне домой?
- Постой, постой, меня в прошлый раз от такого прыжка наизнанку вывернуло, не хотелось бы знакомство с новым миром начинать с такого. Нет ли какого способа этого избежать?
- Ну, каждый организм реагирует по-разному, но первые разы всегда даются трудно, потом постоянно привыкаешь. Так что, спрошу лишь раз: ты со мной? – спародировала она мою фразу, сказанную при первой нашей встрече, и так же протянула руку. И я был бы последним идиотом, если бы в этот момент отступил.
- Конечно я с тобой, - и взял её ладонь.
- Тогда закрой глаза, выдохни весь воздух, сделай шаг вперед, а главное крепко держи меня за руку и ни за что не отпускай, - я сделал всё, что она сказала, крепко сжал её ладонь и сделал шаг в неизвестность.
Моё тело опять сплющило, по мне словно проехались катком, но вот уже я ощутил твердую поверхность под ногами.
- О, вы вернулись, добро пожаловать домой! – произнес приятный мужской голос, а у меня сработали рефлексы.
- Кто здесь, - я моментально вынул обрез, осматриваясь вокруг и пытаясь понять, откуда доносился голос. Стояли мы в жилой комнате, с окнами во всю стену, за которыми росла незнакомая мне растительность, а до линии горизонта было видно лишь воду.
- Нет нет нет, - Златовласка повисла на мой руке с обрезом, - не стреляй, это свои, и вообще это компьютер, ему ты своей пушкой не навредишь, а вот домик мой попортишь. И вообще, оружие лучше бы спрятать, тут оно тебе не пригодится уже.
Она усадила меня на очень удобное кресло.
- Посиди пока здесь, сейчас я сделаю самые важные вещи и потом займусь тобой. Артур, а ты подключись ко мне, найди все воспоминания, связанные с человеком, которого я звала Стариком, и сохрани их у себя.
- Будет сделано, - снова этот голос, который, казалось, доносился ото всюду.
- А что это за Артур? – Златовласка посмотрела на меня и засмеялась.
- Прости, прости, просто у тебя такой забавный ошарашенный вид. А ещё твой костюм, насколько к месту он смотрелся на Земле, настолько не к месту смотрится тут. Артур мой домашний компьютер, назвала его в честь короля Артура, в детстве зачитывалась легендами о нём.
Златовласка ушла в другую комнату, а вышла оттуда уже в другой, чистой одежде, которая облегала все изгибы её тела.
- На тебя, к сожалению, одежды тут нет, но я сделала заказ, так что скоро её доставят. А пока что давай ка поедим, - она отошла к чему-то, что я принял за маленький холодильник, и достала оттуда прямоугольную коробку, - просто пицца, не невесть что, но тоже вкусно, не знаю, доводилось ли тебе есть такое на Земле.
Она поставила коробку на столик передо мной и открыла. Действительно, пицца, от которой валит пар, значит это ни черта не холодильник, хотя, может, они и греть в нем научились.
- Только на картинках видел, а вот пробовать ещё не было возможности, - в животе предательски заурчало, пахло уж очень вкусно.
- Сходи сначала хоть руки помой, - с улыбкой сказала Златовласка, - вон та дверь, просто поднеси руки к крану, вода сама польется, она с антисептиком, так что мыла не нужно, а я пока напитки приготовлю.
За дверью оказалась ванная комната, но там было столько всякой техники, что она вполне могла посоперничать в их количестве с контрольным пунктом, который я видел на луне. Вода, как и сказала девушка, лилась сама, я всполоснул руки, и вернулся за стол. Златовласка уже разместила на нем два стакана, с какой-то зеленой сладкой газированной водой и соломкой.
- Приятного аппетита, очень надеюсь, что тебе понравится, - ну а мне оставалось только откусить кусок.
- Ничего вкуснее я в жизни не ел, - честно признался я, и принялся поглощать пищу с тройным усердием.
- Ну, ну, не торопись так Пионер, тут такой еды навалом. Больше тебе не придется голодать или охотиться, чтобы досыта наесться.
После нашей трапезы нам доставили одежду, которую Златовласка заказала для меня. Девушка пошла мыться, а мне включила какой-то фильм. Экран был на всю стену, показывали, похоже, историю того самого короля Артура. Но, правда, с таким количеством фантазии, что в фальшивости происходящего не было сомнений. Аккурат к концу фильма, Златовласка вылезла из ванной комнаты и отправила мыться меня, дав в руки новую одежду и сказав, чтобы я переоделся в неё, как помоюсь. Ванна уже была наполнена горячей водой, и впервые за долгое время, если вообще не впервые в жизни, я, наконец, смог расслабиться. А ещё Златовласка включила мне какой-то массаж, так что вылез я оттуда настолько аморфным, что готов был, как жидкость, растечься по полу. А девушка уже лежала в кровати.
- Златовласочка, а это, мне то где спать?
- Прав был Старик, говоря, что ты балбес, - сказала она, не поворачиваясь в мою сторону, - ложись рядом. Домик рассчитан на одну меня, второго спального места нет. Кровать большая, места нам хватит.
Я лег рядом и обнял её за талию, заметил, что она улыбнулась. Но больше ничего сделать не успел, ибо был настолько расслаблен, что уснул, как только голова коснулась подушки.
Проснулся от её поцелуя в щеку.
- Проснись и пой, Пионер, труба зовет. У нас сегодня очень много дел. Тебе надо вживить чип, после этого назначены слушания на счет меня и тебя, надеюсь на них ты, как и обещал, выступишь на моей стороне.
- Что? Чип? Мы так не договаривались, меня же там зарежут.
- Не говори глупостей, операция полностью безопасна, делается каждому человеку. Я ведь говорила, что без этого чипа в нашем мире никак. Да и это не займет много времени, я ванну принимаю дольше, чем делается эта операция.
- Ну лаааадно.
Далее утренние водные процедуры, вкуснейший завтрак. Я ощущал себя очень странно. Не нужно было больше бегать и добывать пищу, не нужно было бояться, что у тебя её отнимет более сильный, не нужно было спать, готовым проснуться от любого шороха. Я, наконец, могу успокоиться, и мои нервы, которые до этого постоянно были натянуты, как тетива лука, получат послабление. А ещё беззаботные разговоры ни о чем с близким человеком. За столько лет путешествий в одиночку, я уже и забыл, какого это, иметь кого-то близкого рядом.
После завтрака Златовласка дала мне ещё один набор одежды, сказав что перед советом в домашнем мне появляться не стоит. Правда выходить без своего галстука я отказался. А потом мы поехали в медицинский центр. Операция действительно прошла быстро, для меня она вообще заняла одно мгновенье, ибо меня усыпили и тут же разбудили, на деле же прошло полчаса. Златовласка сказала, что она за это время прошла полную диагностику, осмотрели её рану, и сказали, что ей ничего не грозит, зашили добротно, похвалили даже доктора из дикого старого мира.
- Удивились, правда, что я там от радиации не померла, пришлось наврать про защитные костюмы. Не знаю, поверили или нет, но в любом случае, все наши миры должны скоро узнать правду. Тебя кстати тоже осмотрели, ужаснулись количеству переломов, травм и прочего. Сказали, чтобы я как-нибудь привезла тебя сюда на несколько дней, и они тебя подлатают.
- Ну нет, пока что-то не начнет отказывать, я не буду по больницам шастать.
- Кстати, теперь ведь я знаю твоё настоящее имя, забавно даже, наши имена начинаются на одну букву. Им пришлось считать всю нужную для заполнения документов информацию из твоего мозга, не бойся, ничего лишнего они там не увидели, только самое необходимое.
- Эй, нечестно, ведь я-то твоё не знаю… - сказал было я, но осекся. Вообще-то ведь знаю, но откуда? Златовласка улыбнулась, увидев удивление на моём лице.
- Это ещё одна возможность чипов, передавать информацию напрямую из памяти, я ещё обучу тебя пользоваться всеми возможностями. Только обещай мне, несмотря на то, что теперь ты знаешь моё имя, все равно будешь звать меня Златовлаской, когда мы наедине.
- Мне быть Пионером тоже привычнее, так что и ты тоже, а я обещаю.
- Хорошо, тогда поехали на слушания, - она снова вела меня за руку. Мы с ней поменялись ролями, теперь она везде таскала меня за собой.
Слушания проходили в зале, напоминающем цирковую арену, наблюдатели располагались вокруг, на зрительских местах, свободных сидений я не увидел, а нас повели в центр арены, и поставили перед трибуной на пятерых людей. И вот вышли члены совета, как их назвала Златовласка.
- Итак, наша милая беглянка. Сначала вы завалили совет требованиями организовать экспедицию на Землю, потом сбежали туда, нарушив запрет, а теперь вернулись, и говорите, что обладаете данными, которые заставят нас передумать? – обратился к ней человек, севший по центру.
- Да, несомненно. Точнее даже не данными, я привела человека с той планеты. Ему уже вживили чип, его документы вам доступны. Я считаю, что вы совершаете ужасную ошибку, поддерживая решение ваших предшественников бойкотировать землян, к тому же врать про ядерную войну, - зрители данного процесса начали перешептываться между собой.
- Вас бы конечно строжайшим образом наказать, за то, что вы подвергаете общество, приводя сюда этого дикаря. Но мы готовы его выслушать.
- Он не дикарь, и совершенно не опасен для окружающих… - но я прервал гневную речь Златовласки, положив ей руку на плечо и шепнув на ухо: «Не надо за меня заступаться, у меня самого есть, что им сказать».
- Итак, господин…
- Галстук видите? Значит Пионер, и без господина, просто Пионер, – перебил я его.
- Хорошо, Пионер, что же такого вы нам расскажете о себе, о вашем мире, что мы должны будем изменить решение, что обеспечило нашему обществу безопасность и процветание на много лет вперед?
- Ну, начнем с того, что мне трудно не согласится с теми людьми, которые приняли это решение. Нет, правда, вы оставили в том мире столько преступников, людей, готовых идти к своей цели по чужим головам. Конечно, без них вам жилось лучше. Мой отец всегда мне говорил, что мне не место в этом мире, что он должен доставить меня в новый мир. Он остался на Земле, потому что маму не пустили с ним, уж не знаю, в чем была причина, но она завалила ваши тесты. А потом вы бросили моего отца гнить на той планете вместе с остальными сотнями тысяч людей.
- Но мы оставили вам все средства к существованию!
- О да, это наверно сродни тому, как если бы в старые времена люди возили бутилированную воду жаждущим в Африку, но не рассказали им, как эти бутылки открыть. Вы оставили всё оборудование, но людей, которые умели с ним обращаться и могли научить других, почти не осталось. Но я всё равно согласен с вашим решением, о бойкотировании Земли. Да боже упаси жить среди вас людям, что хотели подорвать ваши города, их ведь всего лишь заперли на Луне, лишив возможности вернуться домой. В старом мире видел столько грязи, столько жестокости, не для ваших изнеженных глаз и психики такое зрелище. И я бы с радостью отказался от всего этого, и отказался, покинул Землю и вот я здесь. Только знаете в чём разница между вами и людьми, наличия которых в вашем обществе хочется избежать? Никакой! Там на земле ещё хватает людей полных чести, благородства, доброты и сострадания. Людей, без которых я бы не стоял здесь, перед вами. Пусть их совсем немного, и они теряются в общей массе, но они есть, и вы не имеете права отрицать их существования. Я знаком со словом жестокость не понаслышке, и могу сказать, что вы к этим людям проявили жестокость сравнимую с той, которую к ним применяют те люди, с которым вы их заперли на одной планете. А теперь попробуйте спокойно уснуть с мыслью о том, что вы сами стали теми, от кого стремились избавить ваше общество.
- Но как вы будете подтверждать свои слова?
- Я могу это сделать, - сказала Златовласка, и на большом экране под потолком появилось изображение. Точно, это же её воспоминания, вот я вытаскиваю её с лунной базы, вот Старик кормит её с ложки, вот Фиалка обрабатывает и перевязывает её рану, и далее и далее. Пока она показывала все эти воспоминания, её голубые глаза заблестели от слез.
- Вот все те люди, которые спасли меня, мою жизнь, рискуя собой, делясь со мной всем, что у них было. Они не были обязаны мне ничем, я была им никем, но за то короткое время, что я провела там с ними, они стали мне ближе всех, кого я знаю тут. Один из них потерял свою дочь, когда та была ещё ребенком, а всё потому, что у них не было нужных лекарств и медицинской помощи. И сам этот человек умер у меня на глазах, а я так хотела показать ему свой мир, отблагодарить за всё, что он для меня сделал. Но не успела. И я могу с чистой совестью сказать, что Старик был более человечен, чем вы все вместе взятые. Пусть он жил в том диком страшном мире, где почти каждый готов перегрызть тебе глотку, но он смог сохранить лучшие человеческие качества, преумножить их и даже побуждал других к тому же. И таких людей вы оставили в том мире на растерзание хищным мразям, от которых сбежали сами.
- Совет принял во внимание все ваши доводы, мы удаляемся, для принятия решения по данному вопросу.
И все пятеро встали и вышли за дверь за трибуной. Я обнял и успокаивал Златовласку, похоже, что она снова пережила все те эмоции, которые испытывала при событиях, которые только что показывала совету. Через минут десять они вернулись.
- Совет принял решение, - зал затих, наверно, можно было бы услышать, как иголка упадет на пол, - к сожалению, мы не можем сразу взять и открыть КДП к нам, - по залу пошла нарастающая волна недовольных возгласов.
- Попрошу тишины! – перекричал их член совета, - мы не можем этого сделать, из соображений безопасности. Вы сами слышали рассказ землянина о том, насколько одичавшие люди там обитают, им не место в нашем мире. Но так же мы приняли решение, что начнем контакты с землянами. В первую очередь начнем оказывать гуманитарную и медицинскую помощь. Начнем переговоры, в ходе которых будем выявлять людей, что хотят прийти в наш мир, чтобы выявить тех, кто не представляет опасности для нашего общества, и за несколько лет работы надеемся вывезти всех таких людей оттуда. Пионер, мы не согласны с вашим утверждением, что мы такие же злодеи, каких не хотели пускать в наше общество. Мы искренне сожалеем о том, что бросили там людей, которые могут вести себя столь самоотверженно. Похоже, что наш тест не был рассчитан на людей, которые ради близких готовы были на всё, и потому мы отсеяли подобных этому старику, о котором вы рассказывали. Это наша ошибка, и было верно сказано, что ошибка ужасная. Мы постараемся исправить её настолько, насколько сможем. Так же мы хотим предложить вам возглавить команду для ведения переговоров с землянами, как представителя вашего общества.
- Вернуться на Землю? – отвечал я саркастичным тоном, - не для того я столько лет искал способ побега оттуда, чтобы через день в новом мире вернуться обратно. Так что ни за что на свете. И потом, вы верно назвали меня дикарем, даже люди на Земле меня так называли. Дикарями там зовут одиночек, бродящих по миру, не живущих в селениях и готовых для выживания пойти на всё необходимое. И таким вот дикарям почти нигде доверия нет. Так что я худшая кандидатура из всех возможных. Оставьте это дело профессионалам.
- Что ж, мы вас поняли. Слушания на этом окончены, просим всех разойтись.
Всю дорогу обратно Златовласка сияла от счастья, и я мог её понять, она добилась своей цели, ради которой поставила на кон свою жизнь. Это я привык, что моя жизнь постоянно на волоске, а она росла в тепличных условиях, и представить не могу, откуда она набралась столько смелости, чтобы рискнуть своей жизнью ради такой, пусть, несомненно, великой и благородной цели.
Как только мы добрались домой, она снова усадила меня на кресло, села напротив и взяла меня за руки.
- Теперь, когда у тебя есть чип, я наконец-то могу сделать то, что так давно хотела. Закрой, пожалуйста, глаза и постарайся ни о чем не думать, - я выполнил её просьбу.
И внезапно на меня нахлынули её воспоминания, как я вытащил её из плена, как помогал вставать на ноги, как носил на руках, как ухаживал за ней, как мы болтали часами напролет, а самое главное, я не просто видел картинки в голове, я ощущал её эмоции.
- Вот, таким я тебя помню, а главное так я тебя чувствую. Таким вот образом в нашем мире признаются в чувствах, и так мы не можем обмануть, - я посмотрел прямо в её голубые глаза.
- Златовласочка, я не знаю, как этими вашими вундервафлями пользоваться, так что сделаю всё по старинке. Придется тебе просто поверить тому, что я сейчас сделаю, - и, не дав ей опомниться, поцеловал её в нежные губы, манящему зову которых сопротивлялся уже столько дней. И последний камень с души в этот момент упал.
К моему счастью она тут же ответила на мой поцелуй и обвила руками мою шею, сев мне на колени и прижимаясь ко мне. Этой ночью между нами случилось нечто прекрасное, я ещё никогда не ощущал себя настолько счастливым, я даже не думал, что можно быть настолько счастливым, но эта девушка сделала меня таким. Мы, наконец, поддались чувствам, чего оба давно хотели, но не могли сделать. И после всего, лежали в обнимку в кровати. Гладя Златовласку по телу, я нащупал её шрам на животе.
- Мы же были в медицинском центре, неужели там не могут его убрать?
- Могут, конечно, но я решила его оставить, пусть служит напоминанием о моем приключении, о том, что ты спас мне жизнь. Я вымоталась, давай спать, мой милый Пионер, - она поудобнее устроила голову на моем плече и уснула. А я успел подумать, насколько же я везучий человек, раз не просто достиг своей цели, добраться до другого мира, а ещё встретил столько прекрасную девушку, которая к тому же полюбила такого дикаря как я, после чего тоже уснул сладким сном.

P.S. прошу прощения что так долго тянул с концовкой, навалилась куча дел, просто не было времени сесть и дописать свой рассказик.
Развернуть
В этом разделе мы собираем самые смешные приколы (комиксы и картинки) по теме рассказы (+445 картинок, рейтинг 911.0 - рассказы)