рассказы

Подписчиков: 12     Сообщений: 636     Рейтинг постов: 889.8

пидоры помогите рассказ story заключенный унитаз песочница 

Уважаемые пидоры, пытаюсь вспомнить автора и название одного небольшого рассказа.
Общий смысл был таков: заключённого везли в кузове автозака, он там беседовал с сопровождающим о том, что , возможно, он уже подключен к симуляции для уменьшения страданий, а на самом деле его уже везут на казнь, которая заключалась в превращении останков заключённых в фаянсовую продукцию типа раковин и унитазов. Типа безотходное производство.
Возможно, что-то напутал во взаимосвязях размышлений персонажей, но идея про унитазы и про симуляцию там точно есть. Кто-то знает оное произведение? Заранее благодарю.
пидоры, помогите -Ü 05 С <,пидоры помогите,реактор помоги,рассказ,Истории,заключенный,унитаз,песочница
Развернуть

История песочница рассказ story 

история-рассказ

Решил попробовать себя в формате рассказов, историй. Бывают полеты фантазий, которыми хотел бы поделится. Частично планирую писать о жизненном опыте, частично о полностью выдуманных событиях. В будущем есть идеи для комикса, но это когда куплю планшет)
воспринимаю критику, хочу стать лучше.


летняя ночь.
Я помню этот вечер. Я выглядил уставшим, но чувствовал себя хорошо. Возвращялся домой поздно и решил идти пешком, погода была прекрасной и это меня успокаивало. Вечер переходил в ночь. Я знал что ночь быдет приятной, это была одна из тех летних ночей когда не хочеться что бы время остановилось. Пахло приятно, свежо. Привычнй путь домой, я тут вырос и каждый камешек и дерево мне было знакомо. Проходил я через небольшой лесок, однако сегодня тут почему то не работали фонари. Днем это место выглядит умиротворительно, здесь так же есть лавочки на которых можно отдохнуть от городской суеты. Почитать, покормить белок или просто насладиться спокойствием. Идти было не много и я пошел. Не припоминаю что бы когда то боялся темноты. Но тогда все изменилось. Я остановился, поднял взгляд и увидел силуэт. Я не мог понять кто это, ведь там никого не должно быть, время позднее да и рядом лес. Сделав несколько шагов я заметил странное. Вы не поверите, какое оно было высокое. Как вы думаете что оно делало? О чем оно думало?
Глубокая ночь, я и силуэт стоим во мраке и легком лунном свечении и повторяем движение друг друга, точнее что то повторяет мои действия. И самое страшное то, что куда бы я несделал шаг, оно приближалось, оно делало шаг на встречу мне. Я остановился, крикнул но в ответи тишина, говорить было не с кем. Дальше пыталься рассмотреть что это, но деталей не увидел было слишком темно, хоть и мое зрение уже немного првыкло к темноте. Я мог слышать только себя. Прошло минут 5, 10, 15, или же пару секунд. Я не знал, время как будто остановилось. Я стоял, оно стояло. Я надеялся что если развернусь, то смогу убежать, но после оборота Я увидел то же самое...
Развернуть

текст story рассказ История проза песочница 

Юбилей

У каждого в голове, в её самом отдалённом участке, или в сердце, как принято считать у романтиков, имеется тайная комната. В ней хранятся наши идеалы. Всего. От носков до планет и галактик. Сложно сказать, как наполняется эта комната, и ещё сложнее сказать, у кого находятся ключи. Человеку лишь остаётся заглядывать в замочную скважину и украдкой наблюдать за тем, что греет сердце: планы на Новый год, домашний уют, семья, дни рождения. Последнее, пожалуй, самое встречаемое в жизни разочарование. В детстве, едва слетит с календаря лист, оповещающий о полугодовой отметке с прошлого дня рождения, мы начинали готовиться. Кто-то сознательно, кто-то нет. Предвкушение подарков, праздничной еды, компота или газированной воды, вплоть до видения погоды за окном в момент появления заветного торта со свечами – все вырисовывалось в голове, иногда и без нашего вмешательства. И от одной этой фантазии, мечты об идеальном дне, на душе становилось тепло.
Безусловно, возраст меняет нас. До мозга костей, как бы банально это ни звучало. Однако наша комната все помнит. Аккуратно, в чистоте и в строгом, алфавитном или датированном порядке она сохраняет каждый дорогой для нас момент. Среди прочего в душевном чулане можно найти и наше видение самих себя. Идеальных, на каждом этапе своей жизни.
Фрейд считал, что все проблемы человека из-за несоответствия трёх «Я»: идеальный, настоящий и видимый другими человек. Что же остаётся нам? Видеть себя идеальными? Этому неврозу название «нарциссизм». Изменить идеальное видение человека, каким мы хотим быть? Но бессознательное ничего не забывает. Меняться? С каждым днём по одному шагу, оставаясь при этом все тем же собой, собранным из атомов, зародившихся вместе с большим взрывом. Но и тут есть подвох: нужно найти золотую середину между терпимостью к самому себе и дисциплиной. Каждая чаша весов таит бесчисленные пороки: на одной – самобичевание за малейшую слабость, а на другой – бесхребетность, неспособность заставить себя даже почистить зубы перед сном.
Как бы там ни было, всегда будут люди, для которых видение себя и реальность будут бесконечно далеки друг от друга. Для них нет радости ни в чем. Хотя какая радость может быть у человека, встречающего собственный юбилей в одиночестве? Его волосы постепенно захватывает серебро, знаменитый бес уже скалится на рёбрах, а борозды, подаренные Хроносом, с каждым годом глубже врезаются в когда-то смазливое лицо. Вот он, пятидесятилетний старик, сидящий на кухне.
– С юбилеем тебя, – шепчет он пересохшими губами и поджигает свечу, одиноко стоящую, будто безымянная могила на пустыре, в купленном куске торта. Руки, покрытые шрамами, ссадинами и белеющими волосами, переворачивают экраном вверх телефон, стоящий на беззвучном режиме. Все те же, пришедшие ещё утром, два поздравительных сообщения ждут, когда адресат прочтёт их. Но отправителям без разницы, улыбнётся ли юбиляр добрым словам. Они всего лишь напускная заботливость, проделки маркетологов, считающих, что так они повышают лояльность к своим продуктам.
«Поздравляем Вас с днём рождения! Желаем крепкого здоровья и долгих лет жизни! Дарим Вам купон на 0,5% во всех наших магазинах. Будьте счастливы!»
– Кого вообще может порадовать такое поздравление? – утирает слезы виновник торжества, чувствующий себя стариком.
Он оглядывает стены своей квартиры, пристально изучает жирные пятна на обоях возле стола, дыру в скатерти, образовавшуюся после падения сигареты, и так и не исчезнувшую со временем чёрную окантовку по кругу. Темные, как горький шоколад, глаза всматриваются в окна, покрытые слоем пыли и окружённые темно-жёлтыми занавесками.
«А ведь когда я их покупал, они были белыми» – думает старик и переводит взгляд на плиту. Переключатели газа, конфорки, даже стоящий чайник – все будто покрыто янтарной плёнкой. Рядом, среди крошек и пепла, лежат чашка, тарелка и ложка. Эти проборы, ровно, как и стол, подставка для обуви, вешалка или раковина, никогда не видели своей пары или других людей. Только тускнеющее с каждым днём лицо человека, с угасающими изнутри темными глазами.
– Вот и пятый десяток... – Шепчет он. Слезы все так же душат, но губы и язык ещё способны сотрясать воздух словами, отгоняя от окружённой светом фигуры одиночество, скрипящее ногтями по стеклу. Огонь свечи, укрываемый от оконного сквозняка морщинистыми ладонями, продолжает дрожать, но теперь уже от тяжёлого, старческого дыхания. Единственным другом, отрадой, становится танцующее рядом с пальцами пламя, пусть и живёт оно всего пару минут.
– Вот и мой фитиль скоро догорит, – сетует юбиляр. – Короток наш век, малыш.
Говорят, некоторые чувствуют приход смерти. Знают день и точное время, когда их жизни придёт конец. Одиночество пестует априорное знание каждый день, вплоть до того момента, пока оно не станет эмпирическим опытом.
Свеча угасла через минуту, как и жизнь одиноко сидящего на деревянной табуретке старика. Глаза его закрылись, и непроглядная темнота заполонила все пространство…
***
Эйнштейн доказал, что время относительно. Но людям и раньше было известно, что одна минута на костре не равна по длительности минуте с любимым человеком. Восприятие. Именно оно создаёт призму, которая так причудливо, через простые и не очень формулы, объясняет процессы в макрокосме. Именно человеческое восприятие, а точнее, 3-4 килограмма мягкого, словно пластилин, серого вещества, способны превратить секунду в час или даже год. Быть может, нейробиологам эта способность покажется завораживающей, однако, если человек переживает трансцендентный опыт, для него каждая такая секунда – моральная мясорубка. Темнота, боль, непонимание и отчаяние годами напролёт наматывают струны души на сюрреалистические шестерёнки. Проснувшись от такого сна, человек не сразу понимает, что реально, а что нет. Сама суть его существования ставится под вопрос. Столпы восприятия рушатся, пока сознание перемалывает воспоминания. Отделить зерна от плевел все труднее с каждой секундой, ибо теперь время возвращает свой естественный ход.
– Тебя сбила машина, – обращается к нему медсестра дежурным тоном. – Сотрясение, перелом ребра и повреждение внутренних органов.
– Я... Жив? – выдавливает юноша пересохшими губами.
– Ну, если нет, то мне следует взять пару недель отпуска, – все так же индифферентно отвечает девушка и удаляется, шумно зевая на ходу.
Для полного физического восстановления юноше потребовался не один месяц. Но ни о каком душевном спокойствии не могло идти и речи. Как бы ни убеждали врачи, какие бы примеры ни приводили, молодой человек знал, что он видел не сон и не галлюцинацию. Все то, что он чувствовал, было правдой. Его жизнью.
– Смерть, – говорил он, – подарила мне второй шанс, показав, что со мной станет, если я не изменюсь.
И он изменился. Гедонизм во всех проявлениях стал самоцелью. Вещества, выпивка, отношения на одну ночь – все это было лишь первой ступенью.
– Я слишком молод и не так уж глуп, – парировал он все замечания, – чтобы так просто сдохнуть.
Разрушительный образ жизни, так почитаемый среди несформированных личностей, сменился следующим этапом – отрезвлением. Потом было паскетарианство, вегетарианство, сыроедение и контролируемые голодовки.
– Энергия, которую мы ищем в еде, есть и солнечном свете, просто наши тела разучились его принимать. – Юноша, сам того не понимания, повторял чужие слова, веруя в них. За фанатизмом, как это всегда бывает, скрывалось сомнение, и когда оно взяло верх, молодой человек вернулся к прежнему питанию.
– Теперь-то уж одумается, – с тёплой улыбкой смотрели на него родители. Но им было и невдомёк, какая заноза сидела у сына между полушарий. Она проникала все глубже, влияя постепенно на суждения и решения.
Как и у всякого бывшего наркомана или алкоголика, разочаровавшегося в фанатичной вере, но не желающего возвращаться на прежний путь, у юноши были свои варианты получения от жизни «кайфа». И в них едва ли вписывались работа, отношения, и уж тем паче семья.
Прыжки с парашютом, с тарзанки, с моста, с крыши давали нужную дозу адреналина лишь первый год. Затем и они приелись.
– Я хочу увидеть мир! – Щёлкнуло в голове, ещё не тронутой сединами, в один будничный вечер. На эту мысль натолкнула шедшая по телевизору передача. Затем реклама, кричащая из каждого утюга «будь собой» и «следуй за мечтой» укрепила намерение.
Потянулись месяцы изнуряющей работы в попытках накопить на первое путешествие.
– Я здесь только на полгода, – с высоко поднятым подбородком говорил новый работник всем, кто хотел с ним сблизиться. Цель, маячившая на горизонте, приковывала взгляд настолько, что больше ничего не имело значения. И этот день настал довольно быстро: юноша отправился изучать мир. Сначала недалеко, только в пределах своей страны. Но с каждым разом, уезжая все дальше, парню было все труднее возвращаться домой, в старый видавший виды подъезд, в квартиру, требующую вот уже второй десяток капитального ремонта, на опостылевшую работу.
– Путешествия расширяют горизонт, мама, – отвечал он на любое предложение задуматься о будущем. – Надо жить здесь и сейчас.
И он жил. Здесь и сейчас. Никаких долгих отношений, никакой постоянной работы. Случайные, мимолётные знакомства, путешествия, переезды – все эти вещи настолько глубоко захватили человека, что он и подумать не мог о чем-то ином. Стабильность? Она виделась стагнацией, застоем, постепенным увяданием, и ещё одним шагом к тому будущему, которое он увидел на больничной койке в неполные 18.
Солнечные дни сменялись дождливыми, а затем и морозными, один год сменял другой, пока юнец превращался в мужчину. Он похоронил сначала одного родителя, а потом и второго. Продал их старую «халупу» и взял маленькую квартирку, «чтобы было, где бросить кости на пару недель».
– Может, я добавлю, и мы возьмём другую квартиру, побольше? – робко интересовалась его девушка.
– Нет, – отвечал мужчина, – мне так удобнее. Я сам. Тема закрыта.
Как когда-то родители не понимали его мироощущения, так и он теперь не понимал чувств своей пассии. Ей хотелось прожить с ним остаток жизни, слиться с ним и свить небольшое гнездо, с одним или двумя птенцами. Но ни увещевания, ни ультиматумы не приносили плодов. Каждый раз, направляясь в его квартиру, дама намеревалась сделать что-то, что сблизит их, свяжет тонкой, красной нитью судьбы. И каждый раз она ехала домой несолоно хлебавши.
В таком ритме прошли ещё пять лет. За этот срок девушка стала женщиной и покинула так и не повзрослевшего мужчину. Путешествия для него стали труднее: мышцы дряхлели, а кошелёк худел. Мысли о гедонизме посещали все реже, тогда как желание устроиться в кровати и отдохнуть – все чаще. Воспоминания поблекли, скомкались в один большой, толстый, весом почти в 30 лет, блин. Кусок теста, состоящий из кратких моментов, отобрал все, что могло создать хоть какую-то крепкую связь.
Одним пасмурным утром неутомимый путешественник проснулся и отправился готовить завтрак. Там, на кухне, между первой и второй сигаретой, на сотовый телефон пришло сообщение. Дата, заставка, пожелтевшие обои, грязные окна и жирные пятна на стене вернули в мозг старые воспоминания.
– Значит, сегодня? Сегодня мне 50?
Газ на плите был потушен. Юбиляр сходил в магазин и купил кусок торта, которому предназначалось принять в себя только одну свечу. Именинник осмотрел пустую комнату: ни друга, ни семьи, ни собаки, даже ни одной фотографии.
– С юбилеем, – прошептал он. Чуть подрагивающие, стареющие на глазах, пальцы поднесли горящую спичку к свече, живущей, пока горит фитиль, окружённый твёрдым, но податливым цветным парафином. Впрочем, как и человек…
Конец.
Развернуть

Реактор читающий помогите найти пидоры помогите рассказ story 

Рассказ про цивилизацию открывшую межзвездные полеты сразу после пороха

По обрывкам сюжета который помню гугл не выдает ничего похожего. В рассказе все цивилизации кроме человечества открывали межзвездные полеты в одно время с пороховыми ружьями и отправлялись захватывать тех кто еще не успел этого сделать. Мы же упустив секрет космических кораблей пустились в изучение всех других отраслей науки. Повествование ведется от лица инопланетянина, летящего захватывать очередных аборигенов, подлетая к планете экипаж отмечает что следов технологии межзвездных кораблей нет, но невероятно большие города для такой "отсталой" планеты всех настараживают. По приземлению они знакомятся с автоматическими винтовками, тех кто выжил захватывают для допроса. Рассказ довольно короткий.
КУПОН НА 1 помощь,Реактор читающий,помогите найти,пидоры помогите,реактор помоги,рассказ,Истории
Развернуть

sirenhead рассказ story крипота песочница Mystery Basket 

Сиреноголовый


Развернуть

рассказ story аудиокнига фантастика 

Пёрышки


Написал и озвучил историю про ангела и бомжа Василия
Развернуть

песочница печатная машинка сторителлинг рассказы story Каляки-Маляки по-писательски писатель сценарист 

Вы пишите рассказы? На чем вы их пишите?

Глубокоуважаемые тролли, девственники и остальные творческие личности, откликнитесь те, кто пишет рассказы и сценарии.

Очень интересно узнать на чем вы пишите свои нетленки?


История началась с того, что работая на компьютере много отвлекался от написания текстов на интернет и социальные сети. Качество написанного падало до дна, по которому стучали снизу и требовали больше ничего туда не ронять. Вторым негативным моментом было отсутствие физического носителя труда. Работа есть, результат есть, а пощупать его никоим образом нельзя. Печатать каждый раз листы с рассказами не вариант, поскольку лень возиться с принтером.


Первым этапом деградационной цифровой детоксикации стали попытки писать ручкой на бумаге. Тут меня подвел мой природный почерк врача, получающиеся шифрограммы под силу только мне, а вносить в них изменения не представлялось никакой возможности. Не хватало эстетики труда.


Вторым этапом стал переход от шариковой ручке к перьевой. Сидишь долгими осенними ночами, царапаешь пёрышком по бумаге. Бесшумно колеблется пламя свечи, лёгкий пар от чашки чая рассеивается в полутьме комнаты. Романтика. Перьевая ручка видоизменила каракули до вполне читаемых образов. Но вносить правки и  корректировки всё также тяжело. А после нескольких часов работы рука молится о пощаде. Такого со мной не случалось даже в период жёсткого пубертата.


Третьим этапом стало приобретение печатной машинки. Архаичный механизм позволяет обдумать, перед тем, как написать слова. Результат труда виден сразу и можно легко внести правки на полях и между строк. Эстетика работы в сочетании с практичностью. Так в моей жизни появилась Unis TBM de Luxe в редком оранжевом цвете.


Мне стало интересно, многие-ли из вас создают свои произведения традиционными инструментами: ручкой, пером, печатной машинкой и какие марки вы используете? Если используете нечто более архаичное - бересту, пергамент, стило и молоток, то поделитесь своей историей.


P.S. прошу не топить в минусах, пост создан ради науки.

песочница,печатная машинка,сторителлинг,рассказы,Истории,Каляки-Маляки по-писательски,писатель,сценарист
Развернуть

рассказ story фэнтези сказка песочница 

Как рыцарь принцессу вызволял

Рыцарь снял шлем и нацепил очки. Внимательно оглядел башню принцессы и дракона, развалившегося у основания. Рептилия подобралась, из ноздрей потянулся черный дым.

— Простите, — начал рыцарь, — я так понимаю, вы — Дракон, а там — принцесса?

— А вы, значится, людь? — Спросил дракон.

Надбровные дуги угрюмо сдвинулись на переносице, придавая ящеру крайне оскорбленный вид. Рыцарский конь ржанул и попятился, не спуская взгляда с клыков чудовища.

— Простите?

— У меня, вообще-то, имя есть. — Ответил дракон.

— Ох... как неловко получилось... что-ж, не окажите мне честь представиться?

— Шэкграцкентфантанизэл, семьдесят третий этого имени, Парящий Над Морем.

— Ох... приятно познакомиться, Леопольд.

— И всё?

— Что?

— А где пышные титулы и обязательная цифра после имени, что подчеркнет вереницу благородных предков? Да и должна быть приставка местности откуда вы. Вроде, Леопольд из Промежного Урочища или Леопольд де ля фон Д’Урочищ.

— Кхм... боюсь, я сам себе благородный предок, а титулы... у меня всё впереди.

— Похвальный оптимизм, сэр Леопольд.

Дракон приблизился, оглядывая сияющие доспехи рыцаря и исполинский меч в ножнах, притороченных к седлу. Конь перестал пятится, повинуясь твердой руке, натянувшей повод. Леопольд похлопал по шее, наклонившись шепнул на ухо, конь всхрапнул и мотнул головой.

— Спасибо, уважаемый Шэкграцк...

— Шэкграцкентфантанизэл. — Подсказал дракон. — Но для удобства можете звать меня Шэк.

— Большое спасибо, так вот, уважаемый Шэк. Как я понимаю, вы пленили младшую дочь короля Утера в этой самой башне?

— Да, так оно и есть. Вы несомненно наблюдательны, сэр.

Рыцарь слез с коня, поправил очки и еще раз оглядел башню, словно сомневаясь.

— Рыцарское дело нынче сложное, господин Шэк. Путаница сквозит во всём, зачастую печальная.

— Например?

— Мой дорогой друг, сэр Гарольд. Поклялся освободить особу королевской крови из башни, тоже драконом охранялась, и попал в неоднозначную ситуацию.

— В желудок?

— Ах если бы... ах если бы. К несчастью, благородный Гарольд победил вашего соплеменника и спас особу...

— А что за ситуация-то?

— Это был принц.

— Оу...

— Сами понимаете, клятва дана при свидетелях и боге, пришлось венчаться.

— Печально слышать. Прошу простить мой сарказм, теперь ваша осторожность не кажется нелепой.

— Благодарю.

Над дальним лесом взмыли птицы, суматошно молотя крыльями полетели прочь, оглашая округу истошными криками. Дракон проводил взглядом, потянул носом, стараясь учуять, кто или что спугнуло пернатых. Леопольд снял с седла меч, забросил на плечо, как длинную палку, и принялся рыться в седельных сумках.

— Ну так что, сэр Леопольд, — спросил дракон, — мы можем начинать сражение?

— Что? Нет, нет! Еще парочка формальностей, прошу извинить меня.

— Это каких же?

— Мне нужно разрешение принцессы.

— Э-э...

— Вам не составит труда позвать благородное создание и передать ей это?

Рыцарь протянул дракону ворох свитков, две запечатанные чернильницы и моток гусиных перьев. Шэк внимательно осмотрел, даже тщательно обнюхал и спросил:

— Магические свитки?

— В какой-то мере. Юридические соглашение о согласии на спасение и сопутствующие действия.

— Я... не понимаю...

— Ну, смотрите. Мне придется мало того, что спасать принцессу, так еще и касаться её. А вдруг она не согласна и обвинит меня в посягательстве на её честь? Я же вовек не отмоюсь! Сами понимаете, нужно быть осторожным.

— Дайте угадаю, были прецеденты?

— И не один! Благородный сэр Саймон однажды спас княжну от своры разбойников, но, забывшись, взял за ручку окровавленной перчаткой. Скандал поднялся выше замковой крыши! Беднягу до сих пор держат в темнице, нацепив колодки на руки и ноги.

— Раньше с этим попроще было... — пробормотал дракон.

— Святая правда. Ну так, передадите? Вам просто лапу протянуть в окошко, а мне карабкаться по стенке в доспехах... проблематично.

— Да-да, секундочку.

Дракон бережно перенял бумаги и, словно хрупкий хрусталь, поднял к верхнему оконцу башни. Пару минут ничего не происходило, затем из окна высунулась молоденькая блондинка с царственной диадемой на челе. Оглядела рыцаря, дракона и документы. В васильковых глазах отразилось недоумение.

— Что это?

— Документы о согласии на спасение и сопутствующие действия. — Повторил дракон.

— И что мне с ними делать? Пусть спасает меня! Я согласная!

Рыцарь покачал головой, сказал:

— Миледи, подпишите бумаги и я мигом вас вызволю.

— Грамоту не пристало знать принцессе! Для этого писари есть! Если я крестик поставлю, как папенька?

Дракон перевёл взгляд на Леопольда. Рыцарь покачал головой и повесил меч на седло.

— Боюсь что нет, дорогая леди. Вот спасу я вас, а королевские люди, что спрятались вон в том лесу, сразу скрутят меня и потащат в темницу, как насильника.

— Но я же подтвержу, что вы меня именно спасли!

— Боюсь, риск слишком не оправдан.

Не обращая внимания на крики принцессы Шэк вернул бумаги и спросил:

— Ну так это... мы того, драться будем?

— А смысл? Мне без соглашения могут приплести и жестокое обращение с животным.

— Я же дракон!

— Тем более! Скажут, что вымирающий вид браконьерил! До Свидания, сэр Шэк.

— Бывайте, сэр Леопольд.

Когда рыцарь на коне скрылся за деревьями, дракон поднялся на задние лапы и заглянул в окно. Принцесса с каменным лицом сидит за столиком, сцепив пальцы в замок.

— Ну что, благородная, будем грамоте тебя учить.
рассказ,Истории,фэнтези,сказка,песочница
Развернуть

песочница текст story рассказ написал сам литература 

Гаммы Эридана. Глава 2.

Автор - Dark Kollen
Жанры: повседневность, школа, фэнтези, приключения, юмор.
Предупреждения: присутствуют элементы толерантности к людям нетрадиционной ориентации, но без постельных сцен и прочего интима.
Описание: Тиверий и Эридан - главные герои моего повествования. Они обычные школьники, за исключением одной их особенности - они умеют управлять растениями и животными. К проблеме поиска себе подобных добавляются ещё и проблемы в школе, с поиском второй половинки, сдачей предстоящих экзаменов и прочие сложности школьной жизни. Однако, им во что бы то ни стало надо найти таких же, как они сами и Эридан решит отважно взять на себя эту роль. Нам же останется лишь пройти весь этот нелёгкий путь от начальных поисков Гамм до находки Омикрона вместе с героями.

Примечания автора: прошу вас по достоинству оценить мой текст и слог, указать на ошибки, и дать конструктивную критику. Я начинающий автор и мне любой совет будет бесценен. Заранее спасибо всем, кто прочитал эту главу. Приятного чтения.



До конца урока я глазел на Эридана, пытаясь придумать оправдание своим действиям с кустом. Хотел сначала отговорить, мол, всё ему показалось, хотел списать на игру света и тени, судорожно представлял насколько странно мои необдуманные действия выглядели со стороны. "Да уж, допрыгался, Тив... Знал же, что этот день настанет, что тебя раскроют, мог бы и заранее придумать, как оправдываться", - корил я себя. Все шестерёнки ы моём мозгу крутились до пара из ушей. Раскрывать правду новичку, да ещё и совершенно незнакомому человеку уж слишком не хотелось; это ведь ненормально - то, что я умею!
Звонок с урока вывел меня из состояния астрала. Я проморгался, огляделся вокруг и обнаружил, что класс уже почти опустел, Эридан собирал тетради и учебники в сумку.
- Очнулся наконец, - не глядя на меня сказал он. - Извини, я слишком резко накинулся на тебя с таким вопросом. - Он поднял на меня голову и виновато улыбнулся. - Не думай, что я от тебя отстану, поговорим об этом во время окна.
Не дав мне возможности и слова вставить парень вышел из класса.
- Мда-а... - Вздохнул я и небрежно скинул учебники в портфель.
Поднявшись и немного пошатываясь, я направился на следующий урок. Всю химию я просидел как в воду опущенный. Смотрел в одну точку и пытался разобраться ч огромным комом мыслей, что целиком занял всю мою голову. Хотелось уйти домой, прогуляв оставшиеся уроки и даже отказаться от окна с Калей, и засесть за компьютер, забыться, смотря сериал или какой-нибудь мультфильм.
Но прослыть трусом я не хотел, поэтому бежать от проблемы сразу отказался. "Попробую соврать всё, что можно и нельзя, а если ни во что не поверит, то придётся сказать правду-матку и пусть думает, что хочет".
Как только раздался звук звонка я мигом выскочил из кабинета и отправился в столовую. "Если Каля придёт первая, - думал я, - то я скажу Эридану, что у меня нет времени говорить с ним". Однако, судьба решила нас есть на меня в этот день по полной и в столовку во всей красе ввалился новенький. Только сейчас я заметил, что он неплохо сложен и одет в стильные вещи, носил сумку через плечо, как немногие в нашей школе. Он сел напротив меня и уставился в глаза.
- Если ты сейчас решишь заливать мне про маленькие лампочки на ладонях, то я конкретно обижусь, - сказал он с улыбкой.
- Мне-то что с твоей обиды? Обижайся сколько влезет, - ответил я, сложив руки на груди.
- Вот как? Но если я обижусь, то все голуби в этом районе решат сопроводить тебя до дома. Ну, и пометить заодно, конечно, - он весело подмигнул.
- Ты угрожаешь мне тем, что меня обосрут голуби по дороге домой? Ты спятил?
- Слушай, - Эридан сделал серьёзный вид, - у нас у обоих есть секрет, о котором не знают даже наши родители, не так ли? Если ты мне не доверяешь, то я раскрою свой секрет первый.
Он встал из-за стола и взял меня за руку, которую я тут же одернул, но тоже поднялся. "Он слишком странный и из-за этого паршивца плакало моё счастливое окно с Калей". Я обречённо вздохнул своим мыслям и отправился вслед за Эриданом. Он привёл меня в крыло младшеклашек и подошёл к окну.
- Подойди ко мне, - он поманил меня пальцем, и я покорно занял место одесную этого интригана.
Подняв руки к окну, Эридан зашептал что-то неразборчивое, его руки объяло серое свечение. Увидев это я раскрыл рот и хотел было что-то сказать, но новичок пальцем поднял мою челюсть на место и, ткнув меня в щёку, отправил смотреть в окно. В пасмурном небе пролетела стая голубей, видимо, очень сытых, потому что окно они засрали знатно. С полминуты я смотрел на этих крылатых Гамазов и в конечном итоге прочитал красивое и лаконичное слово из голубиного дерьма: "Х*Й". Я повернулся к Эридану, еле сдерживая себя, чтобы не вмазать этому генитальному шутнику.
- То есть ты хочешь сказать, что... управляешь птичьим помётом? - Спросил я, сдерживая истеричный смешок.
- Даже не знаю, обижаться мне на тебя, или поржать, - удивлённо глядя на меня отозвался Эридан. - Нет же, балда! Я управляю всей фауной! Мне подвластны все животные!
Я с недоверием смотрел на него несколько секунд, но потом понял наконец, что этот парень может со мной и подружиться, и поделиться информацией о наших силах, а знал он явно больше, чем я. Я протянул ему руку, облегчённо улыбнувшись.
- Я боялся, что один такой. Я управляю всеми растениями, могу лечить их, слышать их голоса, подорожником могу лечить настоящие раны, да и вообще все народные средства в моих руках действеннее.
Только я успел договорить, как Эридан набросился на меня с объятиями.
- Наконец я нашёл второго друида! Девять лет искал и только сегодня мой воробушек тебя заметил! Я так рад!
- Да-да, я тоже рад, что нашёл себе подобного, только слезь с меня, - сказал я, отпихивая нового друга от себя.
- Да, прости, - он отстранился и заинтересованно посмотрел в глаза. - Ну что?
- Что?
- Ну... Ты познакомишь меня с остальными Гаммами, что есть в этой школе?
Я недоумевал и просто моргая смотрел на Эридана.
- Не-е-е-ет, только не говори, что ты ни о ком больше не знаешь! - Капризно протянул мой друг.
Теперь настала моя очередь виновато улыбаться, что я и сделал, пожав плечами.
- Говорю тебе, я думал, что я один такой.
Вздохнув, Эридан с серьёзным лицом посмотрел в окно.
- Девять лет ушло на поиски моей половины, но за это время я нашёл других ребят с подобными силами. Этой школой я ещё не занимался так тщательно, поэтому с сегодняшнего дня я отправлю всех птиц района следить за всеми из нашего класса и с параллели.
- Постой-постой, какую половину ты нашёл? Меня что ли? - Я поднял руки и попятился от новичка. - Не-не-не, чувак, я не из этих. Эридан, лучше поищи себе девушку, ну, или парня, как ты там хочешь, но я...
- Да не тараторь ты так, я просто не совсем верно выразился, - он повернулся ко мне и закусил губу, - как бы понятнее объяснить... Ты, Тив - Инь - спокойствие, умиротворение, твоя стихия неподвижна и созидательная. Я - твой Янь, что неразрывно с тобою связан, как флора и фауна. Моя стихия быстра и осторожна, наблюдательная и опасна. Мы дополняем друг друга.
Я поднял одну бровь.
- Это всё ещё звучит по-гейски и так, словно мы должны стать парочкой.
- Не совсем, - засмеялся Эридан, - мы должны стать союзниками, соратниками. Друзьями в крайнем случае мы обязательно должны стать.
Я облегчённо выдохнул.
- Так бы сразу и сказал, а то половинки какие-то выдумал, дополнения друг друга. Я уж было подумал, что ты из этих, заднеприводных, - я широко улыбнулся другу.
- А может так оно и есть, я же ничего ещё не сказал, - Эридан лукаво прищурился и усмехнулся.
- Не напрягай меня, Эридан, лучше сразу всё выкладывай!
- Не кричи, я всё тебе расскажу, когда мы станем хорошими друзьями, а сейчас пока ещё не время. И кстати, зови меня Эри или Эрик, меня так обычно друзья называют.
- Ну, на Эрика ты точно не похож, - улыбнулся я, - да и весь шарм твоего имени сразу теряется, так что я буду звать тебя Эри. Хотя нет, раз уж мы в какой-то степени друг для друга особенные, то и звать я тебя буду не так, как все. Я буду звать тебя Эдан, идёт?
Эдан удивлённо посмотрел на меня своими зелёными глазами и смущённо кивнул.
- Да, Эдан звучит тоже красиво.
Я хоть и не из этих, но вот глаза его и правда заставляют меня таять. Был бы он девушкой, я бы сразу забыл про Калю.
- Блин, Каля! Я же хотел побыть с ней в окне! - Я ударил себя ладонью по лбу и полубегом отправился в столовую. - Приятно было второй раз познакомиться с тобой, Эдан, - я помахал ему рукой и скрылся за углом.
Развернуть

песочница текст story написал сам литература рассказ 

Гаммы Эридана. Глава 1.

Автор - Dark Kollen
Жанры: повседневность, школа, фэнтези, приключения, юмор.
Предупреждения: присутствуют элементы толерантности к людям нетрадиционной ориентации, но без постельных сцен и прочего интима.
Описание: Тиверий и Эридан - главные герои моего повествования. Они обычные школьники, за исключением одной их особенности - они умеют управлять растениями и животными. К проблеме поиска себе подобных добавляются ещё и проблемы в школе, с поиском второй половинки, сдачей предстоящих экзаменов и прочие сложности школьной жизни. Однако, им во что бы то ни стало надо найти таких же, как они сами и Эридан решит отважно взять на себя эту роль. Нам же останется лишь пройти весь этот нелёгкий путь от начальных поисков Гамм до находки Омикрона вместе с героями.

Примечания автора: прошу вас по достоинству оценить мой текст и слог, указать на ошибки, и дать конструктивную критику. Я начинающий автор и мне любой совет будет бесценен. Заранее спасибо всем, кто прочитал эту главу. Приятного чтения.



- Вставай, зараза, хватит хлебало плющить!
Так начиналось почти каждое моё утро в школьные годы. Мама скидывала с меня одеяло и включала ослепляющий свет люстры. С трудом продирая глаза, слипшиеся после внезапного ночного кошмара, из-за которого мне пришлось поплакать, и сжимаясь от холода, я принимал на себя очередное зимнее утро. Обняв себя руками и свернувшись в клубочек, дабы получить хоть немного тепла, я почти уже утонул в объятиях Морфея, но вновь из них меня вырывал хабальский жест мамы, которая с криком "Я не по-русски выразилась?! " кидала в меня скомканную одежду. Я нехотя, как и любой ребёнок, садился на кровати и какое-то время тупо пялился в стену. Не знаю зачем я это делал, но уж точно не для того, чтобы осознать реальность. Скорее всего, чтобы просто потянуть время и хоть зад погреть на ещё тёплой кровати.
Скрипя сердцем и зубами я расставался со своим ложем, развешивали одежду на батарею, чтобы залезть после душа в тепленькое, и брёл в ванную комнату. Я ненавижу воду, поэтому моя личная комната пыток встречала меня холодной плиткой и ещё не пропущенной ледяной водой из включенного горячего крана. Глубоко, страдальчески вздохнув, я набрал в ладони едва тёплой воды и плеснул себе в лицо. Сон сняло как рукой. Зачёрпывая постепенно теплеющую воду ладонями снова и снова, я умылся и поднял лицо на своё отражение в зеркале. Редко меня устраивает моя внешность, особенно с утра, но сегодня я показался себе довольно привлекательным. Не отрываясь и не мигая я смотрел в свои ореховые глаза, обрамлённые чёрными ресницами, затем улыбнулся отражению:
- Ладно, сегодня ты красавчик! Возможно, нам даже удастся подольше поторчать с Калей в столовке во время окна.
Ободрённый этой мыслью я наскоро почистил зубы и вылетел из ванной. Влетел в свою комнату, чуть не сбив с ног мать и получив новую порцию брани, я быстро оделся в подогретую школьную форму и накидал в рюкзак учебников с тетрадями. Пока я одевался в коридоре, мама положила мне ланч и пихнула карманных денег в пуховик. Помогая надеть неподъёмную ношу, она шлёпнула меня по затылку шапкой.
- Ма-а-а-ам, ну отстойно же в шапке ходить, у меня ведь есть капюшон, - проныл я, беря в руки связанную ею шапку.
- Я эту дрянь вязала, чтобы ты нос морщил?! Капюшон тебя, может, и спасёт от мороза, но от праведного материнского разноса - только шапка. О тебе же забочусь, - она приняла серьёзный вид и упёрла руки в бока.
Мы оба залились смехом.
- О да, сегодня я почти тебе поверил, моя маленькая актриса (мама ниже меня почти на полторы головы)! - Сказал я, утирая нос кулаком.
Мама потрепала меня по волосам и вкладывая шапку мне в руку с улыбкой сказала:
- Быстро влез в эту колючку (шапка и правда была связана из колючей пряжи и под ней чесались уши и лоб) и чтоб пока за углом не скроешься, не снимал. Прояви уважение к материнскому труду в конце-то концов!
Она подмигнула мне, чтобы уговорить, а я и не думал ей отказывать, так что со вздохом натянул шапку. Мама хоть и грубая почти всегда, орёт матом и любит выпить виски с колой время от времени, но в душе она чудесная и забавная, кроме того не навязывает мне сверх необходимой заботы. Я для неё в основном друг, а уже потом сын. Она же для меня старшая сестра, подруга, а иногда даже дочь, когда я приношу ей мороженое или киндер. В такие моменты она превращается в настоящего ребёнка и мне в ней это очень нравится. Думаю, что лучшей мамы я при всём желании даже представить не смогу.
Темнота февральского утра сожрала меня, как только дверь освещённого подъезда закрылась. Ветра совсем не было, а заиндевевшие деревья блистали золотом в свете оранжевого фонаря. Я глубоко вдохнул морозный сверкающий воздух и побрёл в школу, думая о предстоящей аудиенции с Калей.
Калерия, или Каля - девушка из нашего класса - мой кумир и недосягаемый идеал. До 7 класса она была ничем не примечательной девчонкой, каких много в нашей школе, серой лошадкой и заучкой с косичками. Но 1 сентября в 8 классе я увидел новую Калю. Она распустила косы, отстригла длинные чёрные волосы и сделала стильную причёску. В её гардеробе стала преобладать кожа сдержанных тонов, но однажды она пришла в латексных блестящих и обтягивающих брюках с кучей молний, и тогда, как любой уважающий себя мужчина, я втрескался в Калю по са, ое не балуй. Но изменения в одежде и имидже не повлияли на её характер. Как была она застенчива, но общительная, так и осталась. Сама Каля говорила, что летние курсы за границей так на неё повлияли.
Утонув в своих размышлениях, я не заметил, как добрался до заднего двора школы. Всё же рассеянность - мой злейший враг. Я налетел на заснеженный кустарник и упал в него, с треском поломав несколько ветвей. В этот момент в моей голове раздался болезненный стон, а сердце упало в пятки. Я навредил растению... Быстро поднявшись на ноги я схватил уцелевшие ветки куста.
- Прости, прости меня, дружочек,я не со зла...
Прошептав это, я быстро опустился на колени и, озираясь по сторонам, снял перчатки и положил руки на сломанные ветви. Источая слабый зелёный свет, мои ладони гладили пострадавшие ветки, отчего те, не сильно дрожа, поднимались к местам излома и со скрипом выпрямлялись. Залечив раны, которые нанесло моё неуклюжее тело, я бережно провёл пальцами по верхним веткам. "Спасибо тебе", - сонный голос кустарника раздался в моей голове.
- Что ты, дружок, я сам сплоховал и должен был тебя подлечить.
Отряхнув колени и руки от снега я облегчённо вздохнул и отправился в школу. Толкучка у раздевалки как обычно кипела вплоть до звонка, а я сидел в холле и ждал, пока это буйство уймётся. Только со звонком я добрался до крючка со своим номером и обнаружил, что на моём месте уже висит чья-то куртка. Не желая конфликта, я повесил свою куртку под одежду оккупанта и отправился в класс.
Глаза. Зелёные, как молодая трава, неестественно яркие глаза, они словно пробуждали во мне мои способности к друидизму. Глаза цвета летней лесной лужайки с сочными оттенками зелени - это первое, что я увидел, войдя в класс. Эти глаза смотрели прямо в мои, не мигая, а я ничего не смог сделать, кроме как отвечать этому гипнотизирующему взгляду. Я влюбился в эти глаза без памяти.
- Молодые люди, мы вам, случайно, не мешаем? Может, нам выйти и оставить вас наедине?
За насмешливым голосом учителя Эрнеста по классу пронеслось заговорческое "О-о-о-о!.." и гоготание. Переведя взгляд на Эрнеста я увидел, что тот улыбается.
- Для начала моргни уже наконец, а то ослепнешь на оба глаза. И закрой рот, не хватало ещё школьный пиджак слюнявить.
Я заморгал и невнятно промямлил:
- Извините за... За опоздание, Эрнест.
- Отлично, теперь пройди на своё место, Тиверий, и дай мне представить всем нового ученика.
- У-Ученика?.. - Пробубнил я и опустил взгляд на парня, чьи глаза меня так заворожили. Не веря своим глазам, я машинально коснулся пальцами груди новенького. Раздался смех девушек и истеричное визжание парней, уже готовых упасть на пол со стульев.
- Сисек нет, - вынес я вердикт и, опомнившись, наконец отпрянул от парня, который просто смотрел на меня с улыбкой и кивал.
Залившись густым румянцем, я, под звуки общего визжания и смеха вперемешку с чьим-то прерывистым, словно приступ астматика, дыханием, пролетел через весь кабинет и плюхнулся на последнюю парту у окна. В него и уставился.
Раздались хлопки Эрнеста и смех постепенно стих.
- Ладно, ребята, успокойтесь. Тив вывел нас всех из колеи и развеселил, но теперь я прошу вашего внимания. Я рад представить вам нашего нового ученика и вашего, я надеюсь, друга с прекрасным именем Эридан.
Речь учителя я слушал в четверть уха, думая только о том, на кой чёрт переводиться в другую школу в выпускном классе, да ещё и в конце года! От мыслей меня отвлёк заговорческий шёпот на ухо.
- А я знаю что ты делал.
Резко обернувшись я уставился на лицо новенького, судорожно припоминая, когда это я не задёрнул шторы перед занятием всякими непотребствами, первый этаж как-никак.
- Да? Н-ну и что в этом такого? Все это делают, - легкомысленно ответил я и сложил руки на груди, поднимая с улыбкой одну бровь. - А вот заглядывать в чужие окна некрасиво.
Я сделал лицо победителя в споре и гордился тем, что приструнил и "поймал за руку" малолетнего извращенца. Но парень почему-то закрыл рот рукой и тихо засмеялся. Я нахмурился и впёр взгляд в парту.
- Не лучшее начало дружбы - уличать меня в рукоблудии, - пробубнил я себе под нос.
Не успел я договорить, как рука парня легла мне на плечо, заставляя меня замолчать и посмотреть на него. Я обернулся и увидел, как новенький утирает пальцами слёзы смеха.
- Да я не об этом, но спасибо за откровение, - сказал он, захлебываясь смехом.
Глубоко вздохнув и успокоившись, новичок посмотрел на меня с улыбкой.
- Даю слово, что раскрою этот секрет всем и каждому в этой школе, - он поднял ладонь в знак клятвы, а я возвёл глаза к потолку. - Шучу, - тут же добавил парень, - я просто хотел тебе представиться, ты же наверняка всё прослушал. Меня зовут Эридан, - и он с улыбкой протянул мне руку под партой. Мы обменялись рукопожатиями.
- Красивое имя. И созвездие красивое, - пробубнил я, стараясь не смотреть Эридану в глаза.
- Твоё имя тоже красивое и старинное. Напомни, это же имя царя времён Понтия Пилата?
- Императора. Ты был близок, - я улыбнулся парню, потому что очень редко я встречал людей, которые знают откуда взялось моё имя. Похоже, что он умный и начитанный.
- Тив, когда я говорил, что знаю, что ты сделал, я имел в виду тот куст, который ты сломал и тут же починил обратно.
Я замер в ужасе и почувствовал, как холодок пробежал по спине.
- Ты... Ты всё видел?! - Я рефлекторно вскочил с места, чем привлёк к себе внимание Эрнеста. Учитель строго посмотрел на меня.
- Дай гравитации сделать свою работу и прижать тебя к стулу на время урока. С Эриданом вы можете познакомиться и на перемене.
Я сел на место не сводя глаз с парня, но он лишь беззаботно подмигнул мне и отвернулся к доске.
Как он мог увидеть, ведь вокруг никого не было, иначе деревья бы мне сказали, как и обычно. Может из соседнего дома? Но я был спиной к окнам!
Развернуть
В этом разделе мы собираем самые смешные приколы (комиксы и картинки) по теме рассказы (+636 картинок, рейтинг 889.8 - рассказы)