рассказ

рассказ

Подписчиков: 12     Сообщений: 745     Рейтинг постов: 1,146.7

рассказ story картинки сделал сам нейросеть MidJourney пидоры спасибо 

Иллюстрации для моего рассказа "Подводная ипотека" от нейросети MidJourney.

Ученый случайно научил людей дышать под водой, чиновники же решили загнать челядь в искусственные озера с помощью дешевой ипотеки и того самого изобретения ученого. Все для того, чтобы "высшим сословиям" никто не мешал царствовать на земле под солнечным светом.

рассказ,Истории,картинки,сделал сам,нарисовал сам, сфоткал сам, написал сам, придумал сам, перевел сам,нейросеть,MidJourney,пидоры спасибо
Почитать/послушать/скачать/обмазаться рассказом можно в моем тг-канале (я там еще о тяжелой жизни в Польше пишу): https://t.me/hz_gde_dom

Отдельное спасибо пидорам реактора за то, что заинтересовались рассказом в комментах к прошлому посту и вообще предложили его выложить. В комментариях бонус.

 Li tjörj 1 li .•ili. ' *'| -Л j __ , ■ 1 !* p A J |№ К i* Í T —^ !*1 1 1 ff 1 41 1 ift. 'Л IH 1,рассказ,Истории,картинки,сделал сам,нарисовал сам, сфоткал сам, написал сам, придумал сам, перевел сам,нейросеть,MidJourney,пидоры спасибо

рассказ,Истории,картинки,сделал сам,нарисовал сам, сфоткал сам, написал сам, придумал сам, перевел сам,нейросеть,MidJourney,пидоры спасибо

рассказ,Истории,картинки,сделал сам,нарисовал сам, сфоткал сам, написал сам, придумал сам, перевел сам,нейросеть,MidJourney,пидоры спасибо

рассказ,Истории,картинки,сделал сам,нарисовал сам, сфоткал сам, написал сам, придумал сам, перевел сам,нейросеть,MidJourney,пидоры спасибо

рассказ,Истории,картинки,сделал сам,нарисовал сам, сфоткал сам, написал сам, придумал сам, перевел сам,нейросеть,MidJourney,пидоры спасибо

рассказ,Истории,картинки,сделал сам,нарисовал сам, сфоткал сам, написал сам, придумал сам, перевел сам,нейросеть,MidJourney,пидоры спасибо

рассказ,Истории,картинки,сделал сам,нарисовал сам, сфоткал сам, написал сам, придумал сам, перевел сам,нейросеть,MidJourney,пидоры спасибо

 1 t j 1 I j 1 L 1 I r 1 ' I J,рассказ,Истории,картинки,сделал сам,нарисовал сам, сфоткал сам, написал сам, придумал сам, перевел сам,нейросеть,MidJourney,пидоры спасибо

рассказ,Истории,картинки,сделал сам,нарисовал сам, сфоткал сам, написал сам, придумал сам, перевел сам,нейросеть,MidJourney,пидоры спасибо

Развернуть

#относительно красивые картинки Чёрнокрасный ад цифра козлорогие зверолюды рассказы #Лит-клуб хтонь триллер сделала сама ...разное story 

Невиновный, гл2, Сорванная боль

относительно красивые картинки,Относительно красивые картинки,разное,Чёрнокрасный ад,цифра,козлорогие,зверолюды,рассказы,Истории,Лит-клуб,литклуб, литературный клуб, литературныйклуб,,хтонь,триллер,сделала сама

Отовсюду доносились сдавленные стоны. Паралич давно прошел, но боль всё усиливалась. Она не походила на то, как должны ныть синяки и ссадины, самое страшное, чем могла им грозить их транспортировка в пыточную. Но даже Насвер, боец, перенесший не одно ранение, прошедший бои с жрецами Гельмента, едва мог сдерживать крик боли. Она до судорог крутила мышцы, волнами накатывалась на них, едва не доводя до шока, лишая сил и воли к сопротивлению пуще железных оков. Казалось, мучения причиняло все — прикосновения «доспехов», одежда на коже и даже воздух, который они вдыхали. Но ничто не бесконечно, и эта боль в том числе. Пока сознание несчастных пылало, а реальность находилась за гранью восприятия, стальные прислужники Рентагов устраивали их тела в «комфортабельных» устройствах. И приходили в себя гости уже накрепко привязанными и зафиксированными, вполне осознавая, что страдания вернутся сторицей. Вялое шевеление довольно скоро сменилось сначала тихими, а потом всё более громкими возмущениями и руганью. Благо, им никто не запрещал кричать. Пока что.

— Твари! Уроды рогатые!

— За что? Что мы вам сделали?!

— Гельментовы отродья! А я говорил…

— Выпустите меня!

— Сколько вам заплатили? Я заплачу столько же, нет, вдвое больше, только отпустите меня!

Не все решили открыто показывать свои эмоции. Двое хранили относительное спокойствие. Насвер и, что неожиданно, Изана, шепчущая проклятья под нос, но чей взгляд выдавал холодный интерес к сцене. Как будто не она была подвешена за руки и ноги над полной свежими углями жаровней. Отставной адмирал тем временем, все сильнее ощущал тяжесть в груди, перераставшую в нечто, чего он давно боялся. Сердце заходилось в бешеном ритме, грозя сорваться.

Но прислушиваться к своим ощущениям долго у него не вышло — в помещение зашли хозяева этой ночи. В клубах сладковатого дыма, в развивающихся плащах, рогатые фигуры вызывали иррациональный страх, заставляя и так нервничающих «гостей» еще сильнее забиться в оковах. Зеленым светились глаза и зеленым огнем горели курильницы в их руках, источающие дурман. Нереальность происходящего усугубилась.

— Вы сейчас спрашиваете себя, за что вы попали сюда, и что вас ждёт?

— М-мы вам расскажем-м. Вы здесь тут из-за зла вашего прошлого и настоящего. За то зло, которое вы не несете груз последствий.

Никто ничего не понял. Речь козлолюдов, и так непонятная из-за всё усиливающегося акцента, стала и вовсе непонятна, то ли из-за наркотика, уже начавшего действовать на ослабленный ядом и усталостью разум, то ли из-за туманности речи. Какое зло, о чем они говорили, догадывался только Насвер и, пожалуй, Сингал, мгновенно переставший орать и костерить недостойными словами зверолюдов, этих конкретных и весь их род в общем. Дым заполнял помещение, заставляя сознание пленников путаться под лавиной всевозможных эмоций и образов. И навряд ли кто-либо осмелился назвать эти образы иначе чем кошмарами, выворачивающие душу и желудок наизнанку. Кому-то слева от Насвера вне поля его зрения не повезло прочувствовать последнее буквально. Кажется, это была та молодая писательница.

— Совершившие многое зло, но считающие его благом, мы дадим вам шанс признать его, — сказали Рентаги в унисон. – А сделавшим неправильный шаг да помогут боги, ибо позавидуют они иным мертвецам.

"Как дешево и театрально", — подумал Насвер. Он бы посмеялся над полоумными зверолюдами, не будь он намертво прикован к пыточному агрегату. Не хотелось бы злить этих безумцев в таком положении. Он уже подозревал, что рассвет ему не увидеть, тяжесть в груди начала перерастать в боль. Тяжело задышав, он все-таки рискнул. Подняв обескровленное лицо, с запавшими глазами, он едва слышимо прошептал:

— Помогите… Мне плохо… Пожалуйста…

Он не надеялся, что ему помогут, или хотя бы вообще услышат. Сумасшедшие, похожие на обозленных культистов-зверолюды, твердящих про какое-то зло, что было сделано и за которое они не признали… Разве можно поверить, что они прислушаются к мольбе о помощи своего пленника? Судя по их положению — им явно не позволят выйти из этого особняка живьём.

Но Насвер опять ошибся. Осекшись, жена од Рентаг обратила на него свое внимание. И… тревога, даже, в какой-то манере, испуг промелькнул в ее взгляде. Отставив курильницу, она метнулась к адмиралу проверить его состояние. Тревога на ее морде усилилась. Что-то проблеяв на своем языке, она полезла в суму на боку. Достав оттуда какой-то раствор в запаянной ампуле и симбиотическую маску. Вот как. Его будут спасать, причем, прикладывая немалые средства и усилия. Симбионт мгновенно парализовал его, проникнув клювом в рот, заполнив горло и легкие щупами, но принес облегчение заходящемуся в болезненных спазмах сердцу. Он будет жить, такова воля хозяев этих стен. Может все не так и плохо будет для него, если конечно его спасали не для того лишь, чтобы его мучения продлились согласно планам козлорогих. Крепким аргументом в пользу этой версии было то, что симбионт, парализовав его, не лишил бывшего адмирала чувствительности к боли. И только боги знали, какие еще составы заготовили их мучители. Возможно, смерть от сердечного приступа была бы даже предпочтительней…

Как оказалось, подозрения не были беспочвенны, и симбионтов оказалось семь, по числу несчастных, попавших в лапы безумной пары. Живые «доспехи» надели их на каждого, порой стальными пальцами разжимая челюсти сопротивлявшихся из последних сил людей, только что не ломая кости и не выбивая зубы. Напряженное молчание, треск огня в курильнях, тихий перезвон цепей, качающихся на неведомо откуда взявшемся сквозняке и скрежет металлических оболочек прислужников Рентагов заполнили помещение.

— Итак. Приступимм к том-му, о чём-мы говорили, — Звемаг снял явно мешавшую ему маску и подошел к молодому человеку, едва ли знакомому адмиралу. — И начнем мы, пожалуй, с тебя. Кулхам-м-ме, не так ли? Подающий надежды мастер театральных трупп, на счету пять удачных постановок, ам-мбициозный и полный совершенно новых идей. Ты хотел продвигать свое виденье за звонкую монету, и толпы шли тебе навстречу, в кои-то веки. И ты этим пользовался, мерзко и низко, как только люди могут.

— Мало кто знал, по какому принципу ты отбирал актеров себе на сцену. Свободный конкурс? Испытание м-мастерства? Ну полно, вы сам-ми понимаете, как эти дела делаются. Да, мастер Кулхам? — Анмель впервые за всё время повысила тон, почти срываясь на блеющий крик. Было видно, что ее лично задел этот человек. И она же подошла к нему, сжимая короткое изогнутое лезвие в лапе. Кончик клинка подрагивал, подобно жалу злого насекомого, только не защищаться собиралась Анмель. Срезав остатки одежды, она методично принялась наносить множество едва ли кровоточащих порезов по всему телу. Странная пытка, учитывая даже не всегда понятную логику зверолюдов. Навряд ли эти порезы можно было назвать опасными или болезненным, как под сомнением была их магическая природа. Её замысел был намного коварней. Одна из склянок подле невезучего мастера-постановщика, прикованного к агрегату из странных стеклянных куполов и трубок, содержала некую густую смесь с острым сладковатым запахом. И этой смесью зверолюда густо намазывала его раны и лицо. Кулхам отчаянно захрипел не то от боли, не то подозревая, зачем его могли бы так «готовить». Но страшнее всего выглядели не действия козлорогой, но то, насколько фантасмагорично всё это выглядело…

— Итааак, м-м-муж мой, не был бы ты так добр продем-монстрировать нашему гостю, как работает Гудящий Кристалл. Прошу, — Анмель театрально поклонилась, явно перед остальными пленниками, как фокусник, приготовившийся выступать на сцене. Насвер только сейчас заметил тот факт, что все они якобы случайно были развернуты так, чтобы видеть несчастного вне зависимости от своего положения. Как и то, что под каждым из них была явно подвижная платформа.

Звемаг не стал медлить. Не менее нарочито медленным жестом, он, предвкушая будущее зрелище, опустил пару рубильников, замкнув неведомые цепи внутри агрегата. И довольно скоро агрегат отозвался на эти действия, запечатав внутри себя тело неудачливого молодого человека. Послышался странный гул, поднимающийся откуда-то снизу, быстро нарастающий и так же стремительно вселяющий ужас. Это был гул насекомых, которые подобно авангарду флота показались в стеклянных трубках ведущих к стеклянному пузырю. Последние сомнения о назначении сладкой мази исчезли. И вот уже первые анкраты попали на кожу театрала, вот они уже начали рвать кожу Кулхама, сжирая питательную массу вместе с кусками мышц. Парочка даже начала откладывать личинки в его раны. Казалось, человек уже обречен на медленную смерть. Но Звемаг решил иначе. Повторно дернув рубильники, он отрезал трубы, ведущие к стеклянному саркофагу, освобождая при этом голову бедолаги. Уже поджидавшая того Анмель, жестоко сорвала с его лица маску, едва не оставив Кулхама без зубов.

— Признаешься ли ты в своих мерзостях? В тех бесчисленных девушках, что лишились чести и достоинства по вине твоего сладострастия? Что угрожал их жизни и чести в отказе? Что возлагал свою смрадную лапу на наш род?

Ответом ей был лишь крик, сдобренный ругательствами, да перемежавший их скулеж. Подождав немного, козлорогая повторила свой вопрос, сдобрив его звонкой пощечиной.

— Ничего я не знаю про тех девок! О чем вы говорите, какие девицы! Отпустите меня! Ааааа, чтоб у вас рога отпали, никого я не совращал! Не было, не было! Больно, твари, как же больно! Не признаю я ничего, зверолюды поганые!

Иных слов, кроме бранных, никто от него более не слышал. Подождав еще тон, она вновь попросила Звемага включить ловушку. Но в этот раз никто не ограничивал пир насекомых. Целый рой, собравшийся в трубах, ворвался в стеклянный сосуд, тут же принимаясь бесконтрольно пожирать тело, откладывать яйца в многочисленные раны Кулхама, забираясь в его рот и нос. В тягостном молчании все наблюдали за смертью несчастного. И только глухо доносились из-за стекла стоны и вой обреченного. Вот уже анкраты пали, исполнив свое предназначение, а дрожащее тело развратника превратилось, пускай и ненадолго, в живой улей.

— Такова его судьба. А ведь, казалось бы, признайся он, что актрис он нанимал по горизонтальным навыкам, он бы мог спастись… ну или не совращать их молодые души и тела. Ха! А ведь все должно было быть так просто, так сладко - молодой дурак, еще худой как смерть Гельмента,- Анмель на миг задумалась о чём-то крайне близком и болезненном лично для нее. Но довольно скоро она встрепенулась, отгоняя тяжелые мысли и неприятные воспоминания, завладевшие ею, и пристально посмотрела на «гостей». Она явно выбирала вторую жертву. Выбрав, она указала на импозантного мужчину с седыми висками, и доспешные слуги привели в действие механизмы платформ, разворачивая пленников лицом к известному в некоторых кругах человеку, давнего знакомого Насвера…

Развернуть

#относительно красивые картинки перо карандаш акварель старое НЁХ некромант #Лит-клуб рассказ story ...разное зарисовака криповое 

Песчаное бедствие

относительно красивые картинки,Относительно красивые картинки,разное,перо,карандаш,акварель,старое,НЁХ,некромант,криповое,Лит-клуб,литклуб, литературный клуб, литературныйклуб,,рассказ,Истории,зарисовака

Брюшинная пасть невероятно чешется изнутри — пятая седьмица в этих пустынных краях не лучшим образом сказывается на целостности его немёртвого тела. Едва хватает сил уберечь резервуар фамилиара от вездесущих песчаных пальцев суховея. Он и так уже полупустой, крови последнему пациенту с каждым гвэ нужно всё больше и больше и каждая потерянная втуне капля может стоить ему лишнего дня жизни. Не помогает даже частичное некропротезирование — розовое нутро с каждым новым рассветом обретает всё более могильный, грязно-бурый оттенок смерти. И с каждым тоном надежды на спасение становилось только меньше.

Песчаное бескровие, будь оно неладно, уже забрало жизни пяти пациентов всего за один лунный цикл. Бесцветная пустыня давила, где даже после заката не уходила душная пелена, с которой одинаково сложно было бороться, что живым, что мертвым. И подобно этим серым камням и этому бледному песку, уже и сам некромаг мало-помалу начал терять краски. Но сдаваться под этим безжалостным солнцем внутреннего пояса он не намерен, пока в сосудах его змея хранятся бесценные рубины, пока в его гало теплится Свет Неугасимый, он будет бороться за жизнь своего племени так, как боролся бы за свою не-жизнь. Немного их осталось, и каждый пустынник, каждый, в ком текла песчаная кровь, шёл на вес танталовой гривны.

Густые, лиловые тени жёстко очертили пределы, где ему дозволено было появляться. Презренные мракобесы, шаманы, в чьём невежестве и гордыне можно было утопить элефанта, не пускали даже тени его рук в жилища своих людей, в тщетной попытке не пустить смерть в лице некромага. Но смерть всё равно приходила и не было того, кто был способен отвернуть беду. О, Погонщик, отчего же в их украшенных перьями и бусами черепушках столь мало разума и столь много страхов? Трое из уже умерших, мог бы он спасти, не заставляй его эти сыны Отвергающего и лаисты топтаться здесь, среди руин он смог бы и спасти от неприглядной участи начать разлагаться живьём. И не пришлось бы резать чужую плоть прямо тут, среди камней и птичьего помёта, рискуя сепсисом и отторжением, что и произошло. А теперь они стоят за его спиной, обескровленными болванами, без намёка на разум, полностью утратившие свою самость. Скорбной свитой напоминая некромагу о его неудачах.

Брюшинная пасть чесалась, когда ветер усиливался, лез в неё песчаными когтями-лезвиями, будто хирург-недоучка. Теперь бесценной витаэ в фамилиаре почти не осталось — последний соплеменник лежал перед ним, распятый на камне, едва укрытый какой-то грязной шкурой, и дрожал в предсмертной лихорадке. Из гнилых ран вытекал гной, из раскрытого рта сочилась струйкой зловонная а желчь, коих в полостях несчастного давно уже было много больше, чем крови. За спиной некромага столпились скорбные тени, молчаливо и торжественно ожидая пополнения своих рядов, пока их господин пустым взором провожал солнце, печально озаряющее ряды опустевших шатров последним светом. Он остался последним сохранившим память о трагедии этих мест — вот она цена бессмертия, невежества и суеверного страха.

Развернуть

многа букаф милиция Реальная история story рассказ 

Милицейские истории, ч. 2 (реальная история)

Рискну продолжить истории из милицейского прошлого. Сижу как-то раз дежурным по отделу, уже поздний вечер, более-менее спокойно (ну, то есть, ножевых, огнестрелов, разбоев, грабежей пока нет). В дежурную часть приходят перепуганные мужчина и женщина, объясняют: только что им позвонила их тринадцатилетняя дочь и сообщила, что её похитили какие-то кавказцы, привезли в какую-то квартиру, она не знает, где находится, после чего связь прервалась. Уточню, что было это во времена, когда для большинства граждан сотовая связь была вполне себе роскошью, сотовый телефон – весьма статусной вещью, поэтому все разговоры велись по стационарным телефонам.
Похищение ребёнка для дежурной смены – более чем серьёзное происшествие, оно обязательно немедленно ставится на контроль в РУВД и в главке (Главное управление внутренних дел по городу), каждые десять минут дежурному по отделу звонят всякие проверяющие и выносят мозг, требуя немедленных докладов о принятых мерах. Немедленно ввели план «Перехват», тормозили по всему городу и ближайшим пригородам автомобили с кавказцами, ППСники вылавливали и тащили в ближайшие отделы мужчин характерной внешности, короче, шухер навели грандиозный (а дело, на секундочку, происходило в Питере, так что можно себе представить масштаб мероприятий и количество задействованных сотрудников).
К счастью, отец пропавшей барышни оказался начитанным товарищем и догадался после разговора с дочерью не класть телефонную трубку на рычаг аппарата, а оставить её рядом с телефоном, таким образом, не оборвав линию связи с АТС. Около полуночи начальник АТС, поднятый из тёплой постели наглым и настойчивым милиционером (мной), высылает дежурный персонал на станцию в пригород Питера, чтобы определить, откуда поступил звонок в квартиру родителей пропавшей барышни. Спустя примерно час телефонисты выясняют, что звонок был переадресован из АТС Центрального района. Поднимаю из постели начальника АТС Центрального района, он высылает специалистов для определения номера исходящего звонка. В итоге, спустя часа три бесконечных звонков, переговоров, уговоров, матюгов, ора, докладов в различные милицейские инстанции – получаю вожделенный номер телефона. Определить адрес по телефону – два пальца об асфальт. Квартира – в центре Питера, коммуналка, 100500 соседей. Звоню в территориальный отдел милиции, выдёргиваю сонного дежурного участкового, объясняю ситуацию. Человек срывается с дежурным нарядом, ставит раком указанную коммуналку…
Девочка захотела переночевать у подружки, а поскольку мама с папой запретили ей – решила немножко схитрить и выдумала историю с кавказцами. Утром родители привели её в отдел, глупенькая маленькая девочка, глазками луп-луп. Ей было очень лестно, что из-за неё всё ГУВД целую ночь стояло на ушах. Папа долго извинялся и благодарил.
Развернуть

Отличный комментарий!

Как бы люди не поносили стереотипичного "копа" (да и есть за что), спасибо, блядь, что есть люди, идущие в такие службы для реальной помощи людям, а не что бы бабло грести на бедах людей.
Kon_Boi Kon_Boi27.05.202211:03ссылка
+60.2

много букаф рассказ story милиция реальная жизнь политика 

Случай из личной практики (реальная история)

Когда-то давно, когда полиция ещё называлась милицией, когда людей не сажали за оскорбление чувств верующих, дисредитацию действий ВС РФ в Украине, и за посты «Вконтакте» (да и самого Вконтакта ещё не было), служил я в одном из территориальных отделов милиции в Питере участковым инспектором (да, был такой факт в моей биографии, чёужтам…)
Дежурю как-то по отделу, прибегает в отдел мальчишка лет 10-12, и рассказывает: его папа, состоящий на учёте у психиатра, вообразил, что его преследует КГБ, и решил самовыпилиться от греха подальше.
Приезжаем с водителем в адрес, входим в квартиру (очень тихо, на цыпочках). Пол в квартире залит кровищей. Папа балансирует на подоконнике в раздумьях, сейчас ему сброситься с 11-го этажа, или чуть-чуть погодить. Мужик рослый и здоровый. Когда я пытаюсь схватить его сзади за шею и оттащить от окна, начинает прыгать, как бык под ковбоем. Мой вес для него – тьфу и растереть. Спасибо, водитель успел среагировать и повалил нас на пол, иначе летели бы мы дуэтом с 11-го этажа, мужик был настроен вполне серьёзно.
Вызываем скорую психиатрическую помощь и, пока они едут, выясняем, как было дело.
Короче, мужику надоели голоса в голове и слежка из розеток, и он решил покончить с собой.
Для начала попытался вскрыть себе вены на руках, залез в одежде, как был, в ванну, изрезал себе запястья, подождал немного – нет, не получается. Тогда он решил: зря, чтоли, резался? Сейчас закачаю себе шприцем воздух в вену, и помру. Но опять что-то пошло не так, старушка с косой не спешила. Мужик решил, что ускорить процесс поможет яд. Поскольку приличного яда под рукой не оказалось, он просто разбил термометр, и выпил из него ртуть.
Всё это безобразие происходило на глазах жены и сына на протяжении полутора-двух часов.
Парнишка кое-как ухитрился выскользнуть из квартиры и добежать до отдела.
Прибывшая скорая отвезла страдальца в больницу (не психиатрическую, так как сначала его надо было подлатать), а на следующий день экипаж скорой рассказывал: этот крендель расхреначил в приёмном покое окно и с большим осколком стекла бросился на хирурга. К счастью, тот оказался кмс по боксу, и быренько успокоил поциента…
Развернуть

Отличный комментарий!

Хм, ну раз за ним КГБ следило даже после развала СССР, то видимо мужику было что скрывать.
Dardevil Dardevil24.05.202215:39ссылка
+27.6
Судя по рассказу, бессмертие.
Van-ay Van-ay24.05.202215:41ссылка
+108.7

story рассказ Йоль сказки середины зимы Ольга Кузьмина много букав Iren Horrors artist 

Йольский кот

mj7c¡rrons
	' |^H		V \\v?Sy4. v V \V \ N-	
нАчу* У/- vüvîi CT* .Vs1,~ n	r 1	/ 1	\\ \ \ s	
		n.	l*\ . ,1 /,Истории,рассказ,Йоль,сказки середины зимы,Ольга Кузьмина,много букав,Iren Horrors,artist


Чтобы попасть на Базар гоблинов, нужно выполнить три условия: найти вход, открыть дверь и заплатить пошлину. Первые два условия для меня — не проблема. А вот третье… Ну где вы видели кота с кошельком? И защёчных мешков у котов тоже нет. Так что три рубина изрядно натерли мне язык, пока я нервно перекатывал их во рту, опасаясь ненароком проглотить. Оно конечно, проще было позвать с собой матушку Грюлу - у нее и пояс есть, и кошелек на этом поясе. Однако время сейчас для матушки хлопотное — Йоль на дворе. Чертова дюжина её детишек каждый день на промысел отправляется. Тролли, они такие — тащат всё, что не прибито гвоздями. Железными, разумеется. Бронзовые гвозди тролли запросто перекусывают. Должно быть, поэтому люди и перешли на железо. Возвращаются сыночки матушки Грюлы непременно с добычей, но голодные. Всех напои-накорми, добычу разбери… В общем, воздухом подышать некогда, не то что на базар сходить. 

 

Нет, Грюлла мне не хозяйка. Плюньте в глаза тому сплетнику, который вам такое скажет! Это собакам непременно требуется хозяин, а я кот и гуляю сам по себе. Просто приятно знать, что есть дом, куда ты можешь прийти зимней ночью, когда ветер выдувает из шкуры, погреться у очага, получить миску мясной похлебки. Матушка Грюлла отменно готовит. Аж в животе заурчало, как вспомнил. А нынешняя ночь, как назло, выдалась суровая — сначала мороз ударил, потом вьюга налетела. В общем, неудачное время выбрал мой злейший враг, чтобы помереть. 

 

Пока я у входа в гоблинский холм с лапы на лапу переминался, дожидаясь своей очереди, у меня на спине сугроб намело, и зуб на зуб уже не попадал. Так что я даже не стал торговаться, выплюнул под ноги сборщику пошлины самый маленький рубин, встряхнулся как следует, хвост трубой поднял и прошествовал мимо, пока он, ругаясь нехорошими словами, ползал в тающем снегу, рубин искал. 

 

В честь Йоля гоблины расщедрились - вместо дымных факелов под земляными сводами висели лампы с танцующими огнёвками. Под ними тесными рядами расположились торговцы - кто в настоящих палатках, увешанных зазывно мерцающими лентами, кто за открытыми прилавками из бочек и досок, а кто попросту расстелил на земле рогожу. Между рядами бродили ведьмы, увешанные снизками амулетов, брауни в коричневых комбинезонах, водяные и болотники, закутанные в брезентовые дождевики, чтобы никого не намочить. Над головами пролетали, хихикая и корча рожи, пикси. 

 

Мне вежливо уступали дорогу. Попробуй не уступи, если я, при желании, крупнее тигра могу стать. Откуда я про тигра знаю? Увидел однажды в зверинце. Стыд и позор такого красавца в вонючей клетке держать! Ну, посмотрели мы с ним в глаза друг другу… Мда… В общем, в ту же ночь зверинец сгорел - вместе с хозяином. А тигра я своими тропами в Иной мир проводил. Там чудищ хватает, никто и не заметил, что одним больше стало. С сих пор встречаемся иногда, мурлычем. 

 

 

Слева донеслась музыка — кто-то играл на флейте. Я музыку люблю, так что задержался послушать. На удивление, музыкант оказался человеком, даже не человеком еще, ребенком. Лет десяти от роду. Щуплый, бледный, в чем душа держится. А играл отменно, всю эту самую душу вкладывал. В кепке у ног посверкивало серебро. Ох, зачаруют мальчишку, уведут в холмы! На Базаре-то его никто не тронет, а вот потом — пиши пропало. А может, это и к лучшему — одёжка у музыканта старая, повстречай я его наверху, съел бы с полным правом. На Йоль следует в обновках щеголять. В добрых хозяйствах еще по осени стриженую овечью шерсть вымыли, высушили, для всех домочадцев свитера, шапки и варежки связали. А если у тебя обновки нет, стало быть либо сам лентяй, либо никому в семье не нужен. Так и так одна дорога — в мою пасть. 

 

А вы думали, почему брауни так радуются подаренной одежде, особенно на Рождество? Потому что в обновках они могут не прятаться по людским домам, а праздновать Йоль с волшебным народом, без страха повстречаться со мной. Сами виноваты, слишком с людьми сблизились. Как говорится, с кем поведешься… Для меня, что люди, что брауни — одним духом пахнут. 

 

А по этому музыканту сразу видно — сирота и бродяга. Куртка с чужого плеча, башмаки не по размеру, веревочками подвязанные, чулки драные. Откуда только флейту взял? Где играть научился? Да так, что даже прижимистые дварфы мимо не проходят, сыпят серебро. 

 

Мальчишка доиграл мелодию, протер флейту чистой тряпицей. Поглядел вокруг и меня увидел. Глазищи серые, и так большие, в пол-лица расширились. Усмехнулся я, выплюнул в его кепку второй рубин. Для моей покупки и одного много. Второй я на всякий случай прихватил, как знал, что пригодится. 

 

- Купи, - буркнул, - обновку себе. А то ведь встречу… 

 

И дальше пошел. Вслед мне музыка понеслась — весёлая, аж лапы заприплясывали. Ну, точно, уведут! И обновки купить не успеет. Да мне-то что, я здесь за другим делом. Рассказать кому — не поверят. Чтобы Йольский кот на Базар гоблинов явился пса выкупать! Да не простого пса — баргеста, злейшего своего врага. Так уж сложилось, что я всё больше в Исландии промышляю, но порой и на Альбион заглядываю, и на Зеленый остров. Вот и пересеклись однажды наши дорожки. Да так пересеклись, что только шерсть полетела! Силы у нас тогда равны оказались. Ну, и поклялся я, что только от моих клыков эта тварь сдохнет. Потом еще не раз мы когти скрещивали и расползались в разные стороны — раны зализывать. А недавно слух прошёл, что сгинул враг мой заклятый. Вот уж пришлось мне побегать! Я ведь клятву дал, а наша клятва не то что человеческая — плюнул и забыл — нет, у нас и окочуриться недолго, если не выполнишь обещанное. И неважно, по какой причине не выполнил. Так что я всех должников своих на уши поднял, но след мне нашли. Оказалось, баргест мой на какого-то не в меру ретивого святошу нарвался. А ведро святой воды на загривок и рябиновым крестом по лбу — это, доложу я вам, для любой нечисти не начихать. Вот такого — ослабевшего до полной потери сознания — и подобрали его гоблины. А что к гоблинам попало, то ищи на Базаре. 

 

 

Впереди запахло кровью, послышалась птичьи крики. Я с шага на трусцу перешел, а то еще перекупят моего врага, пустят черную шкуру на коврик. Ведьмы такой стиль любят. Мимо клеток с белыми мышами и крысами я пробежал, даже глаз не скосив. Какофония ароматов в рядах с живым товаром оглушала, но могильный запах баргеста я сразу учуял и прямиком направился к палатке почище и повыше других. Ясно, хозяин непростым товаром торгует. 

 

- Прошу прощения, госпожа! - промурлыкал я, огибая моложавую каргу, закутанную в пеструю шаль из птичьих перьев. - У меня срочное дело. 

 

- Конечно-конечно! - ведьма подвинулась. - Небось, для Грюлы чего-нибудь вкусненькое ищешь? Как её драгоценное здоровьичко, кстати? 

 

- Не жалуется, - машинально ответил я, обшаривая глазами темное нутро палатки. 

 

Гоблин-хозяин радушно раскинул лапы: 

 

- Господин Йольский кот! Какая радость! Не поверите, как раз про вас думал! Извольте взглянуть, какой у меня упитанный кролик имеется. Вам для жарки или сырым предпочитаете? 

 

Он поднял большую клетку. Сидевший в ней белый кролик выронил золотые часы на цепочке и хлопнулся в обморок. Я облизнулся. Действительно, в самом соку. Такого погонять — одно удовольствие. 

 

- Сожалею, - я непритворно вздохнул, - но… 

 

И тут я его увидел. Баргест черной неряшливой грудой лежал на рогоже в глубине палатки, прямо под клеткой с птенцом феникса. Я моргнул. Подавил недостойное кота желание протереть глаза. Рядом с баргестом сидел маленький брауни, замотанный в старый шарф, и гладил моего заклятого врага по безвольной лапе. Шептал что-то в лохматое ухо. 

 

- Э-э-э… - хозяин лавки замялся. - Если вы насчет брауни… Не продается. Сам пришел, никак выгнать не могу. Твердит, что они с приятелем выкупят эту дохлятину, как только деньги соберут. 

 

- Задаток они тебе дали? 

 

Гоблин понятливо ухмыльнулся. 

 

- Никак нет, господин кот. 

 

И ладонь подставил. Я выплюнул последний рубин. 

 

- Сдачи не надо. Только найди кого-нибудь, пусть вытащат эту тушу наверх. 

 

Я думал, брауни крик поднимет. Но он только молча губу закусил, потерся мордочкой о шерсть баргеста и убежал куда-то. Вот и хорошо, а то обновки и на нем нет. 

 

 

Когда гоблины-носильщики вытащили мою покупку наверх и бросили посреди вересковой пустоши, я всех богов об одном молил — чтобы эта паскуда не сдохла в последний момент. Но нет, на воздухе баргест даже глаза открыл. Метель стихла, луна за тучами видна стала. Идеальный момент для завершения пьесы. 

 

- Ну, здравствуй, старый враг, - я шерсть вздыбил и когти выпустил. - Здравствуй и прощай. 

 

Зря старался — баргест на меня даже не взглянул. Насторожил уши и заскулил, как щенок. 

 

- Не трогай его! 

 

- Это наша собака! 

 

Я чуть не подскочил. Как эти пацанята умудрились незаметно ко мне подкрасться, ума не приложу! Брауни сразу к баргесту кинулся, а флейтист встал передо мной, поклонился и кепку на землю положил — с серебром и моим рубином. 

 

- Вот, возьми. Это выкуп! 

 

Я как стоял, так и сел на задние лапы. До сих пор мне даже в голову не приходило, что у баргеста тоже могут друзья завестись. 

 

- Да как вы посмели появиться перед Йольским котом без обновки?! 

 

Мальчишка отчаянно сжал на груди куртку. 

 

- У нас всё было, честное слово! Мы продали… А новое купить не успели. 

 

Я присмотрелся к нему. Похоже, не врёт. Руки и лицо чистые, соломенные волосы ровно подстрижены. Интересно, как он в эту компанию затесался? Впрочем, я здесь не для того, чтобы загадки разгадывать. 

 

- Отговор-рки, - промурлыкал я и когтями поиграл. - Но дам вам шанс. Сейчас я с этого пёсика шкуру сдеру - как раз вам на обновки хватит. Обоим. Если наденете, отпущу. 

 

- Беги… те… - баргест поднял голову. - Бр-рысь... 

 

- Нет, мы с тобой! - запричитал брауни, силясь обхватить его за шею. - С тобой мы… 

 

- Ты его не тронешь, - музыкант отступил к ним поближе и вынул флейту. 

 

- Зачаровать меня хочешь? - я улыбнулся так, что Чеширский кот удавился бы от зависти. - Малыш, у тебя силенок не хватит. 

 

Он заиграл. Я говорил, что люблю музыку? Снова сел, когти спрятал. Грех музыканта есть, когда он играет. Да и сколько этот доходяга продержится — на морозе-то? 

 

Мальчишка доиграл колыбельную до конца, только потом вхлипнул и флейту из одеревеневших пальцев выронил. А баргест тем временем на ноги поднялся Пошатывался, но стоял. И рычал на меня, почти как раньше. 

 

- Пор-р-рву!.. 

 

Брауни у него из-за передней лапы выглядывал и что-то острое у него в кулачке поблескивало. На эльфийский наконечник стрелы похоже. Получить таким в бок — радости мало. Но со стрелой или без стрелы я всех троих одной лапой передавлю, как мышей. И баргест в этом не сомневался, по глазам видно. Вот и хорошо. Вот и разобрались. 

 

- Ладно, - говорю, - весело с вами, детки, но мне пора. Следите за своим питомцем, как следует. И про обновки не забудьте, Йоль еще не закончился! 

 

Луна как раз прояснилась. Если знать, как смотреть, можно увидеть между лунными лучами щель в Иной мир. Я прыгнул и успел услышать, как залаял вслед баргест. Раз с врагом моим всё в порядке, пора и о друге подумать. В Ином мире всякие встречаются, драконы к примеру. Надо проверить, вдруг обидели моего тигра? А потом… Кто знает? Пути кошачьи неисповедимы. 

Автор: Ольга Кузьмина

Автор рисунка Iren Horrors (Ксения Свинцова)

Развернуть

помогите пидоры рассказ story песочница 

Добрый день, мои любимые реакторские пидоры. Помогите найти один рассказ.

Вкратце: Сюжет описывает разговор между туристом и коренным жителем(возможно, милиционером) некого государства с полноценным коммунистическим строем. То есть в процессе разговора с коренным тот рассказывает об отсутствии денег, о полностью бесплатных материальных благах и о том, что наказанием в этом государстве является лишения доступа к материальным благам. На протяжении рассказа (действие происходит в кафе) эти два человека спорят о политическом строе и в конце концов мирно расходятся. Скорее всего этот рассказ есть только в интернете, поскольку читал его то ли в ВК, то ли на каком-то сайте.

Заранее спасибо.
КУПОН НА 1 помощь,помогите пидоры,рассказ,Истории,песочница
Развернуть

рассказ story 

Эпос о доблести скифов


Свет рыжего костра робко выхватывал из сгущавшихся сумерек расплывчатые очертания дремучего старика. Одинокий и уставший, он сам не знал куда и зачем направляется. Сидя у огня, старик разглядывал такой же старый как и он сам, золотой браслет. Взгляд усталых глаз медленно скользил по почерневшим от времени граням украшения. Рядом проходили люди. Пешие и верхом, старые и молодые, но никто не обращал внимание на странного старца. Наконец несколько юношей решились заговорить с ним.

-- Отец, ты здоров? Тебе нужна помощь?

Старик поднял глаза. Перед ним стояли три молодых парня рядом толпились их уставшие лошади. То были скифские охотники - кормильцы своего племени. По-видимому они возвращались в племя после очередной своей вылазки.

-- Ты впорядке? - вновь спросил один из них - Ты целый день сидишь и смотришь на эту железку. Мы видели тебя утром.

-- О, это не просто "железка". У этой "железки" очень интересная история. Я мог бы рассказать вам... если конечно хотите. - ответил старик своим скрипучим голосом.

-- Почему бы и нет, всё равно с добычей нам не повезло.

Юноши сели вокруг костра и уставились на старика. Тот подкинул хвороста затухающему огню, опёрся на посох и начал свою историю:

-- Давным-давно, когда вас ещё не было на свете, этой землёй правил великий царь скифского народа и имя ему было - Мордос. Бесстрашный и мудрый, он правил своим народом с благословления богов. Его подданные любили своего господина аки отца, а враги - дрожжали от одного его имени. Время шло, племя всё больше расширялось. На старых пастбищах не успевала расти трава. И царь Мордос в мудрости своей решил искать новые земли. Силой и влиянием он подчинил окрестные племена и начал продвижение на запад. Мелкие племена и общины почти без сопротивления вливались в ряды его войска. Через какое-то время в его руках оказалась огромная армия в семдесят пять тысяч всадников и казалось нет силы, что способна остановить его, пока не появилось новое племя.
Народ лесов и снегов, они почти не использовали лошадей, но отряды копьеносцев и пращников действовали очень эффективно. Царь понял, что это племя не получится взять простой демонстрацией силы - слишком силён был враг. Он послал шпионов и лазутчиков в окрестные земли с целью оценить размеры его территорий. Земли лесного народа оказались небольшими, но густо заселёнными: лишь пять городов из которых только два имели стены и укрепления. Мордос разделил свою армию на три равные части. Две из них он доверил своим лучшим генералам и отправил на север, сам же с оставшейся частью направился на юг, надеясь таким образом нанести неожиданный удар отвлечённому врагу. Первое время всё шло просто отлично: северные армии сходу овладели двумя городами и осадили одно из двух укреплённых поселений. В ходе северного наступления были разбиты две большие армии противника и казалось дальнейшему завоеванию ничего не угрожает. В это же время на юге царь подошёл к слабому поселению под названием Белз, последнему барьеру на пути к вражеской столице, осадил его и выслал патрули. Поселение представляло собой городишко на пару десятков домов, которые защищали около четырёх тысяч ополченцев. Такое войско никак не могдло тягаться с двадцатипятитысячной армией степных кочевников. Мордос назначил штурм на утро и занялся своими делами. Но ближе к вечеру, неожиданно для разведки и патрулей из леса появилась огромная армия неприятеля. Не меньше пятидесяти тысяч человек. В любой другой ситуации царь приказал бы отступить и соедениться с остальными силами, но в данном случае это означало обнажить тылы. Враг раскрыл замысел нашего мудрого царя и вместо удара по основным силам, как это планировалось, он напал на секретную армию обхода.
Царь Мордос приказал построиться в боевые порядки и приготовиться к битве. По его команде полки правой и левой руки, состоящие из конных лучников начали обход армии противника с флангов. За неимением конницы, враг никак не мог этому помешать. Большой полк, состоящий из таранной конницы и конных лучников ожидал, пока истощённый враг подойдёт. Но численное превосходство играло на руку противнику. На месте каждого убитого воина вставали два новых. Бой был воистину жарким: Конные лучники кружили вокруг отдельных отрядов врага, пытаясь выцелить фланг или спину. Таранная конница кинжальными ударами вклинивалась в ряды неприятеля и колола, рубила, топтала.
Прошло несколько часов. Поле боя было густо усыпно телами лесных воинов, но так же скифов и их лошадей. Таранная конница была полностью уничтожена. у стрелков кончались стрелы. Любому военочальнику было бы ясно, что пора уходить, но Мордос не мог оставить своих позиций и пустить всё ещё большую армию вглубь своей территории. Нет! Он не отступил! Он приказал конным лучникам атаковать в ближнем бою. Все понимали, что он просит пойти на верную смерть, но никто не востпротивился приказу, такова была сила личности этого человека. Конные лучники, мужчины и женщины, все как один рванулись на вражеские ряды. И сам царь не остался в стороне. Со своей свитой в двести царских бронированых конных лучников он ринулся в самый центр вражеского войска. Храбро сражались царь и его верные воины, в той сече полегли почти все. К сожалению в их числе был и бесстрашный Мордос. Царская свита ещё долго сражалась подле своего погибшего повелителя, охраняя его тело, пока всех их не перебили. Видя это молодой командир собрал оставшихся в живых воинов и устремился к погибшему царю. Внезапным ударом они отбили своего господина и унесли его прочь. Так закончилась одна из самых кровавых битв нашего народа. Славный царь Мордос, да будет его имя жить в веках, и его доблестные двадцать пять тысяч воинов пожертвовали своими жизнями, но не пустили врага на свою землю. Во истину мы понесли огромную утрату, но и племя леса потеряло очень многих. Из пятидесяти тысяч воинов вышедших из леса, обратно вернулись едва ли три тысячи.

-- Подожди, старик, - вдруг прервал его один из юношей. - ты рассказываешь так много и ярко. Откуда ты это знаешь?

Старец вновь устало взглянул на потёртый браслет и тяжело вздохнул.

-- Твоя догадка верна. Это я был тем молодым командиром, что забрал тело царя.

-- Так значит ты нарушил прямой приказ своего господина? Ты дезертир!

-- Мне понятно твоё возмущение. Когда-то я и сам думал так же. Я ходил подальше от людей, ненавидимый всеми... и в первую очередь самим собой. Но время шло, я старел, а со старостью приходит мудрость. Сегодня, смотря с высоты своих прожитых лет я могу сказать: Я сделал правильный выбор. Не гоже царю становиться обедом для воронов. Такой великий человек заслуживает подобающей тризны. Да, я не могу вернуть ему жизнь, даже если отдам свою, но пока я жив - память о нём не умрёт. Я посвятил оставшийся мне срок просвящению людей о жизни и смерти этого великого человека ибо каждый народ должен знать своих героев!


Это мой первый пост, но я не прошу щадить его оценкой. Наоборот, буду рад конструктивной критике - это поможет повысить скилл. Пока что это лишь проба пера.
Развернуть

кольцо огня Глава 2 Глава 3 научная фантастика рассказ story перевел сам Фентези песочница 

Кольцо Огня (Sgt_Hydroxide) - Глава 2 и 3

Выкладываю сразу 2-ю и 3-ю главу «Кольца Огня», ибо они обе небольшие.

Ссылка на Главу 1 - 

http://joyreactor.cc/post/4723201

Страница автора: 

https://www.reddit.com/user/Sgt_Hydroxide/

Все-таки решил продолжить перевод после получения разрешения автора на публикацию. Возможно, он даже решит продолжить писать сериал _

________________________________________________________________________________

Кольцо Огня – Глава 2

Переписано с интервью с Глорией М. Кабальерос, директором по прикладным наукам в рамках «Глобальной Инициативы Авангард». Датировано тремя неделями после появления Кольца Огня у Селат Панджанга, Индонезия.

Вы знаете фразу: когда все, что у вас есть — это молоток, все начинает выглядеть как гвоздь?

Я входила и выходила из военного зала ГИА почти сто раз. И каждый раз я сталкиваюсь с одними и теми же четырехзвездочными генералами, чиновниками политбюро, представителями частных военных компаний и десятком других военных ребят - все они убеждены, что Огненное Кольцо — это гвоздь, который нужно забить.

Они составили список вещей, которые могут поместиться в портал. Подводные лодки класса «Тайфун». Эсминцы «Замволт». МБР. Авианосец класса «Джерард Р. Форд» (с трудом). Приходилось отклонять каждое предложение, одно за другим, и объяснять, почему только потому, что это выглядит как дыра, не значит, что пихать в нее свои причиндалы. Больше всего я должна была объяснять, почему мы не смогли послать армаду через Кольцо Огня и выиграть войну до Рождества.

Первая проблема была в самом Кольце Огня. Все беспилотники, которые мы посылали в портал, каждый электронный зонд, который мы просунули за порог, все отключились, как только прошли через разлом. Намертво вырубились и не запустились даже после того, как мы их извлекли. Данные невосстановимы. Было что-то в самом портале, что делало сложное электронное оборудование бесполезным.

У нас было много теорий. Может быть, форма волны портала сама по себе была управляемым ЭМИ импульсом. Может быть, аккреционный диск содержал нейтрино, колеблющиеся на нужной длине волны, чтобы действовать как массивная микроволна для поджаривания электроники. Мы не знали - то самое оборудование, которое дало бы нам понять, что, черт возьми, происходит — оно не смогло даже дотронуться до портала.

Я научилась кратко объяснять это, в двадцати словах, не больше, каждому военачальнику, собравшемуся за этим столом. Что если авианосец «Джордж Буш» когда-нибудь пересчет порог, он мгновенно превратится в бесполезный кусок мертвого груза. Так же, как и сам Джордж Буш.

Вторая проблема была в логистике. Армии, находящейся в движении, нужен постоянный подвоз снабжения и информация. Координация между отдельными подразделениями. Портал сделал все это невозможным. Спутниковые снимки, GPS, беспилотные летательные аппараты, прямая видеосвязь, даже радио - все бы исчезло. Наши солдаты двадцать первого века воевали бы как армия девятнадцатого, внезапно лишенные тех преимуществ, которые они считали само собой разумеющимися, на враждебной земле, о которой мы знаем абсолютно ничего. И отправка большой военной силы на незнакомую территорию с уверенностью в победе — это рецепт катастрофы. Спросите Гитлера, как ему это удалось с Россией. Или Наполеона.

Третья проблема была ещё более сложной. Осознание того, что мы вступили в войну. Война дорого стоит. Цена высока. Каждый момент, когда ты не выигрываешь, ты проигрываешь. Слишком многое поставлено на карту, чтобы объявлять войну, когда ты не знаешь, против кого идешь. Мы абсолютно ничего не знали о геополитическом ландшафте другого мира. Мы не знали, сколько разумных видов там проживает, и как нападавшие на нас звериные существа вписываются в местную иерархию. Может быть, они были доминирующей расой, или даже единственной. Что, если они были монголами своего мира, разоряющими и грабящими все другие виды? Стали бы мы рисковать массовым военным вторжением в другой мир, разозлив каждого потенциального врага нашего врага? Ворваться с уверенностью в наших военных возможностях, игнорируя все, что касается чужой земли с тысячелетиями, или даже эпохами геополитической оперы? Знакомо звучит?

В конце концов, я достучалась до них. После демонстрации множества графов, диаграмм и презентаций мне удалось восстановить видимость здравомыслия среди бешеных призывов к немедленным действиям. Я знаю, что средства массовой информации делают из меня некую чемпионку феминисток, одинокую сильную женщину, стоящую против полчищ на мужском поле. Меня это не волнует. Скорее, я была парой плоскогубцев, пытающихся донести свое мнение до кучки молотков. Мне пришлось изменять жестко запрограммированное столетиями мышление.

Бригада «Застрельщики» стала результатом компромисса. Вместо молотка у нас была отвертка. Небольшая, точная сила, действовавшая и как разведывательный отряд, и как элитное военное подразделение, с четкой целью как можно быстрее вернуть наших пропавших гражданских и нейтрализовать будущие угрозы со стороны зверолюдей. Они обучались целиться с помощью мушки и использовать бинокли, заменяя радиосвязь и спутники сигналами фонарей и семафором.

Они также будут нашими основными сборщиками информации. Пробы почвы и воды. Медицинские карты наблюдения. Каждую ночь курьер будет доставлять через портал отчёты и образцы людям в костюмах химзащиты. На следующий день «Зодиак» будет возвращался с полным трюмом свежих припасов. 

«Застрельщики» никогда не предназначались для того, чтобы быть постоянной силой. Они должны были стать Первым Проектом нашего военного плана, написанного на лету. Одновременно мы начали работы по созданию электроники, устойчивой к воздействию портала. Разработку метода передачи радиоволн непосредственно через разлом. Проектирование нового вида оружия и оборудования для работы в ином мире. Это займет время. Мы не могли просто пропихнуть подводные лодки через разлом - нам пришлось заново изобретать такую субмарину, чтобы она могла функционировать на той планете. Возможно, в конце концов, у нас была бы новая армия для новой эры, чтобы войти в Кольцо Огня и одержать победу, в которой мы нуждались. Чтобы беспрепятственно достичь наших целей и защитить наш мир от будущих угроз. И тогда мы могли бы начать дипломатические переговоры, распутывая хитросплетения общества другого мира с его собственной культурой, языком и жителями.

А до тех пор у нас есть бригада «Застрельщики», и надежда, что их будет достаточно.

Кольцо Огня – Глава 3

Она в тысячный раз натянула свои путы. Кровоточащие руки прижались к веревкам, и она почувствовала, как еще один ноготь выломалсяиз пальца. Она вздрогнула от боли.

Дерьмо.

Ее товарищи-пленники уже давно сдались; избитые и покрытые ссадинами мужчины и женщины покорно прижимались к толстым деревянным столбам, вбитым в землю, всякое желание сопротивляться было выбито из них. Какое бы сопротивление они ни оказали вначале, все было закончено жестокой расправой кнутами, палками или даже голыми когтями зверолюдов.

Менее чем в десяти футах от нее, лежал холодный и окоченевший мужчина, его глаза были широко раскрыты в шоке и ужасе, разрез зиял на горле. Зверолюд, в приступе необъяснимой ярости наотмашь ударил его, и один из когтей распорол сонную артерию. Человек истек кровью за считанные секунды. Хотя волк, видимо, и не собирался его убивать, это его заметно развлекло, и он издавал горловое рычание, по-видимому, заменявшее им смех.

Это не на самом деле.

Всего несколько часов назад они были счастливой семьей, наслаждавшейся своим первым за многие годы семейным отдыхом на борту круизного лайнера, впитывающего солнечный свет, деля палубу со многими другими семьями, завязывая разговоры о супружеской жизни и мировой экономике. Теперь она была привязана к колу рядом с испуганными пассажирами, многие из которых разговаривали с ней всего несколько часов назад. Некоторые из них уже были мертвы.

Многое уже дошло до них. Они уже не в Индонезии, или даже не на планете Земля, по-видимому. Какой бы странной ни была эта земля, она была другой. Воздух был другим. Почва неприятно натирала их кровоточащие ноги. Заходящее солнце казалось странным в небе – возможно, расположено ближе, и его лучи несли меньшее тепло в прохладных сумерках. И их похитители - они явно не были людьми. Мохнатые, похожие на волков чудовища, они были чем-то вроде кошмара.

Человек-волк прошел мимо вдалеке, обнаженный, помимо набедренной повязки, лениво балансируя копьем на плечах. Она замерла, глядя, как оно – он? - остановилось у высокой, островерхой палатки и зашло внутрь.

Она продолжала бороться. Она была бы избита, если бы похитители обнаружили, что она все еще сопротивляется.

Мне все равно.

Она не собиралась сдаваться, пока не узнает, что ее дочь жива.

Рейчел.

Она натянула веревки, и задрожала, когда они врезались в кровоточащие язвы на запястьях. Она оттолкнулась от столба ногами.

Пожалуйста, моя малышка. Пожалуйста, издай звук, любой звук. Дай мне знать, что ты все еще там.

Отчаянно, безнадежно, приказывала наручникам разорваться, чтобы отыскать единственную причину, из-за которой она до сих пор не сдалась.

Прошу вас.

Потом она услышала это. Из одной из палаток. Одинокий, простой плач, пронзительный, наполненный дыханием и жизнью.

Любая мать узнает звук плача собственной дочери.

Элеонора Финли упала на деревянные столбы, по ее запястьям текла свежая кровь, и она, наконец, поддалась рыданиям.

______________________________________________________________

Закат.

Полторы тысячи метров за порогом Кольца Огня, на неопознанной территории.

«Я резать мотор», – сказал русский коротко на английском с сильным акцентом. «Мы гребем».

Морпех взял одно весло, и один из малайских братьев взял другое. Твердыми, ровными ударами они начали грести. Солнце зашло. Воздух был холодный, ночное небо чужим, и их судно скользило по безмятежной воде, прозрачной, как стекло.

Американец посмотрел на другого брата. Прижавшись к носу, он прожигал горизонт неподвижным взглядом. Одной рукой он держался за планшир. Другая крепко опиралась на рукоятку револьвера Taurus Model 82 у бедра.

Под лодкой точки света, сверху отражались звезды, их пути разбивались от ритмичных ударов веслами по стеклянно-гладкой воде.

«Эй, Рехан, верно?» – проговорил морпех другому гребцу. «Не хочешь сказать брату, чтобы он расслабился и отдохнул? У нас и так трое смотровых. Кто знает, сколько нам еще плыть, куда бы мы не направлялись».

Рехан покачал головой. «Низам зол», - ответил он с легким акцентом. «Он не успокоится, пока не убьет тех, кто забрал наших родителей. Прямо сейчас, делать что-то, что угодно, ему нужно больше, чем сидеть и отдыхать. Думаю, вы понимаете, капитан Финли.»

«Просто Чак, пожалуйста», - ответил американец с тягучим произношением Среднего Запада. «Мы далеко от Америки или Малайзии, и мы пробудем вместе долгое время.» Он сделал паузу. «Соболезную, что так вышло с вашими родителями. К черту этих волосатых ублюдков. Я собираюсь забить каждого, кого смогу достать.»

«Да», - пробормотал Рехан. «Мы дали клятву перед отъездом, мы с братом. Джихад против этих чудовищ и всего, что им дорого.»

Финли повернулся к Рехану. «Джихад?»

«Расслабься. Я знаю о вашем отношении к этому слову.» Рехан улыбнулся и окунул весло для очередного гребка. «Не волнуйся. На мне нет жилета смертника. Джихад — это священная война. Это обещание перед нашим Богом. Это значит преследовать нашу цель до самого горького конца. Мы добьемся справедливости для наших родителей, неважно, какой ценой. И мы также обещаем», - сказал он, улыбаясь морпеху, - «мы сделаем все, что в наших силах, чтобы найти твою жену и дочь. И дочь майора Абакумова тоже».

«Катерина. Ее имя». Грубоватый голос звучал с задней стороны лодки. «Мы вернём её.»

«Мы вернем», - согласился Рехан.

Настал момент тишины. Морпех проверил отсек рядом с носом лодки. В темноте он мог разобрать очертания их арсенала, взятого у индонезийской полиции. Он почувствовал знакомые контуры карабина М4, лежащего под лавкой.

«Священная война», - размышлял Финли. «За такую идею я готов идти. Пусть Бог помилует моих врагов, потому что я не стану.»

«Да», в ответ прогрохотал Григорий Абакумов. «Я пересекаю океан ради Катерины. Если понадобится, я насыпаю тела зверей-человеков высоко мост, перебраться через океан».

«Точно, блядь», - сказали одновременно Рехан и Финли.

«Я искать зверей, которые оскверняют дочь. Режу члены. Делаю коллекцию и надеваю на шею», - прохрипел русский с мрачной решимостью.

"Земля", - раздалось с носа. Это был первый раз, когда Низам заговорил. Все три пары глаз повернулись к нему.

Силуэт береговой линии вырисовывался впереди на горизонте сквозь туман тьмы. На фоне ночного неба, тени высоких горных вершин мерцали в колеблющемся свете звезд.

«Идём». Абакумов переполз по дну и схватил оба весла. Рехан и Финли отдали их с удивлением. «Я гребу. Могу делать работу на двоих. Трое товарищей могут помочь в другом?»

«Например?», - Рехан поднял бровь.

«Найти две коробки под сиденьем.»

Финли поднял коробки. Отложив их на пустое место, он поднял картонную крышку.

«Что за...»

В недоумении морпех вытащил пустую бутылку «Tiger Beer», одну из почти пятидесяти стеклянных бутылок в контейнере.

«Абакумов, ты пил?»

Русский рассмеялся. «Слабое пиво с мочой не победить русская печень. Я выливаю все. Открыть другую коробку.»

Рехан вытащил вторую коробку и открыл заслонку. «Что тут у нас - ножницы, коробки со свечами, старая ветошь, масло, карандаши, салфетки?» Он смотрел на своего брата, который сошёл с носа. «Ты совершил налет на круглосуточный супермаркет или что-то в этом роде? Что нам со всем этим делать?»

«В нос лодки канистра с бензин. Больше, чем нужно для обратная дорога.» Абакумов продолжил грести, невозмутимый. «Бритье свечных хлопьев ножом, смешивание с пятой частью масла в пивной бутылке. Использовать салфетки, сделать воронку. Налить бензин. Перемешать карандашом. Запечатать. Резать ткань».

Рехан и Низам смотрели друг на друга, понимание расцветало на своих лицах. Финли мрачно кивнул.

Абакумов кивнул. «Сделать коктейль Молотова».

В темноте трое солдат начали работать под звездным небом, пока лодка шла вперед.

Развернуть

Ring Of Fire кольцо огня фэнтази научная фантастика перевел сам рассказ story Sgt_Hydroxide песочница 

Кольцо Огня (Sgt_Hydroxide)

Нашел неплохой рассказ для перевода, там всего 25 частей.

Если публике зайдёт, возьмусь за остальное.

https://www.reddit.com/r/HFY/comments/3am1ls/ring_of_fire/

Автор: Sgt_Hydroxide

Кольцо Огня

Пятый день Калимара, второй год правления Ее Величества Эльфийской богини Этриилии Справедливой.

Это последнее завещание старейшины Орингена, бывшего Пентарха территории Морданта. Предъявляется для прочтения Ее Величеством и Высшим Советом, после моей казни и погребения.

Именем Моей Богини и Моей Королевы, настоящим клянусь, что данное изложение является точным, насколько это возможно.

Это произошло без предупреждения. Не было никаких предзнаменований. Небо не вспыхнуло кровавым сиянием, боевые вороны не летали кругами, и наши провидцы не заголосили во сне. Никто в нашей империи не был готов в день, когда залив Мордант был разорван пополам.

Я видел это своими глазами. Там, где небо встречалось с морем, ореол света горел, как возвышающееся огненное кольцо, ровно наполовину над водой, а наполовину погрузившись. Оно вращалось, как колесо, создавая водоворот, и вокруг него бурлила масса морской воды.

То, что мы увидели через кольцо, навсегда изменило наш мир.

Вместо горизонта, мы увидели другой пейзаж. Побережье какого-то огромного острова лежало за его пределами, на просторах лазурной воды. И повсюду на нем была огромная серая масса. Конгломерат угловатых форм и мерцающих огней, окутанный маревом жары. Металл и камень.

В моем сердце не было сомнений, когда я, наконец, отложил подзорную трубу. Это серое пространство, это титаническое тело невозможных форм и цветов, было создано смертными руками. Город, лежащий за разломом, появившимся из ниоткуда.

В ближайшие недели город станет центром легенд, сплетен и слухов. Некоторые утверждали, что это были Неувядающие земли, последнее пристанище эльфов и чудовищ. Другие утверждали, что это не более чем иллюзия, созданная для проверки нашей верности богине и нашей культуре. Ибо как такой город может существовать в реальности? Более чем в пять раз больше нашей столицы, с башнями, которые, казалось бы, простираются в небо? Нет, конечно, это была не более чем насмешка над Селентисом. Ибо чьи смертные руки могли построить город, способный соперничать с красотой и изяществом нашей славной столицы, краеугольным камнем нашей бессмертной культуры, самим бастионом цивилизации и цивилизованности в нашем мире?

Мы должны были наблюдать и ждать. Мы должны были проявить осторожность и благоразумие, действуя со спокойным терпением, подобающим народу с жизненным циклом в тысячи лет. Вместо этого мы действовали, как грубые звери, как раздражительные напуганные дети.

И я отдал приказ.

Через два дня после открытия портала король вульфенов запросил аудиенцию со мной.

Он был высок, всего на дюйм ниже меня. Волосатый и пахнущий землей и потом, рыло, дёргающееся в возбуждении, скрытое за маской безразличия. Вульфены всегда с презрением относились к нашему роду, "остроухим", неохотно примиряясь с ролью наших вассалов. Их король был лишен вежливости и почтения, и он обратился с просьбой прямо, без преамбулы.

Он хотел послать в город за кольцом рейдерский отряд. В его мечтах за мистическими вратами лежали богатство и власть. Огромная добыча, и рабы на блюде с золотой каймой. Его фразы можно было грубо перевести как, "забрать без милосердия" и "убить всех, кто сопротивляется".

Я прошу, чтобы меня запомнили вот за что: я изначально отказался. Город, как я утверждал, появился из ниоткуда. Мы ничего о нем не знали, даже не знали, был ли он настоящим или иллюзией. Что, если выход за пределы разлома повлечет за собой мгновенную смерть? Я не мог допустить, чтобы вульфены потеряли двести бойцов из-за глупости в то время, когда их непокорная, дикая орда служила для охраны западной части наших земель. У них был долг и перед богиней.

Он рычал в знак протеста, но я был непреклонен. Он лаял, что это его право, согласно договору, подписанному семнадцать лет назад. Все побережье западных земель принадлежало вульфенам, и врата в город, как он считал, были на его территории. Это была его добыча.

Он огрызался и спорил, рычал и плевался. Но он понимал, сколь опрометчиво действовать без моего согласия. Несмотря на глупость и развращенность своего народа, вульфены крепко держались за память предков. И они помнят, что эльфы есть и всегда были их хозяевами. Мы покорили их народ и уничтожили тысячи. Мы сожгли их деревни и засыпали солью их поля. Мы сломили их и подчинили нашей воле. Они презирали нас, но также понимали, что "остроухие" - их хозяева.

И поэтому вина лежит на мне, и только на мне, когда я дал ему свое согласие.

Флот отплыл на рассвете. Двадцать военных каноэ с отрядами вульфенов направились к разлому. Я смотрел, как они входят в свет вращающегося кольца, пересекая барьер. Я слышал, как доносятся крики дикого ликования в ожидании кровопролития и грабежа.

Так что я принимаю свою судьбу в этот день. Сидя в своей камере, считая часы до моей казни Я посвящаю свою последнюю волю и завещание всем, кто предстанет передо мной, обреченным эльфам, которые унаследуют прах, оставшийся от нашего мира. Легендарный мудрец однажды сказал, что наш взгляд похож на взгляд богов, когда мы смотрим в прошлое. Теперь я вижу проложенный мною путь, крах всего, что мы знали, гибель, постигшую нас, и все это началось с одного рокового налета в неведомый мир столько лет назад.

______________________________________________________________

Заявление, записанное Харуном Тертибом, Инспектур Полиси Сату (первый инспектор полиции) ПОЛСЕК Селат Панджанг, Индонезия, в связи с инцидентом, произошедшим 20 октября 2020 года. Нижеследующее устное заявление транскрибировано и переведено с оригинала на индонезийском, с незначительными исправлениями для большей ясности.

Я до сих пор не знаю, как это случилось, или что случилось. Я оставляю этот вопрос астрофизикам и религиозным лидерам. Уже и так слишком много домыслов. Люди кричат о том, что грядет Киамат [Судный день]. Другие обвиняют в открытии разлома Большого Адронный Коллайдер. Я знаю, именно поэтому вы обращаетесь ко мне за ответами, и поэтому слова простого полицейского теперь тщательно протоколируют. Я также знаю, почему сейчас мне грозит пожизненное заключение.

Все, что я знаю, это то, что я видел. И то, что я сделал.

Огненное кольцо возникло на границе краю Селат Панджанг за два дня до этого. Удивительно, но мало кто запаниковал. В конце концов, это было через пару дней после китайского Лунного Нового года. Полагаю, многие думали, что это был новый крутой фейерверк, запущенный провинциальными властями.

В тот день я патрулировал. Я и двое моих друзей, Тирто и А Ченг, на маленькой моторной лодке с подвесным мотором. Мы шли вдоль левого борта круизного лайнера. Да, того самого. «Сан Нила Утама», единственный корабль, известный сейчас во всем мире. Его имя сейчас известно всем, как Кеннеди, или Усама, или Гинденбург.

В общем, «Сан Нила Утама» приблизилась к разлому на двадцать, может быть, тридцать метров. Возможно, капитан хотел порадовать пассажиров видом на огненное кольцо. К тому времени многие уже знали, что странная круглая штука в море была не тем, чем казалась. Естественно, им было любопытно. Никаких заявлений от провинциальных чиновников до тех пор не было.

Мы приближались к задней части корабля, примерно в семидесяти метрах от кормы, когда я услышал крики и улюлюканье, как от стаи обезьян.

Вокруг круизного лайнера кружили лодки, деревянные лодки с неглубоким дном и узкими корпусами. Я видел блеск клинкового оружия, похожего на паранги [мачете] при солнечном свете. Десять, может быть двенадцать человек, в лодке. Они кружили вокруг лайнера, как акулы. Мои инстинкты сработали, и я развернул лодку. Первой мыслью было, что это пиратская атака. Тогда я не мог предположить, что эти каноэ пришли из кольца огня.

Я схватил радио и связался с ничего не понимавшим штабом. А Чэн взял руль. Тирто начал заряжать наш револьвер, единственное огнестрельное оружие на троих.

Когда мы приблизились к массе лодок, Тирто сделал один предупредительный выстрел. По нашему опыту, у пиратов в проливе обычно не было огнестрела. Зачем, если мачете отлично справлялись с работой? Их добычей обычно становились невезучие круизные и грузовые корабли. Мы надеялись отпугнуть их. Я увидел около пяти лодок рядом с судном. В каждой лодке один из этих рейдеров прикреплял какой-то крюк к борту корабля, вероятно, чтобы удерживать их лодки на месте. Остальные взбирались на борт. Тогда я не увидел в этом никакого смысла. Корпус был из гладкого металла. Я думал, что они использовали крюки или альпинистское снаряжение. Мне тогда не пришло в голову, что у них были когти. Я еще не понял, что эти твари не были людьми.

Мы приближались. Тридцать метров. Я надеялся, что капитан будет следовать протоколу. Переместить всех гражданских в холл, отдать пиратам, что они хотят. Выполнять их требования.

Потом я посмотрел на палубу и увидел ад.

Эти пираты, эти волосатые чудовища, перерезали глотки экипажу и туристам и выбрасывали их за борт. В процессе они что-то кричали, или, может быть, смеялись. Я никогда не забуду это зрелище. Звук мольбы и криков людей на борту, вид матерей, прижимающих своих детей к груди только для того, чтобы их они были вырваны и выпотрошены. Лезвия, вгрызающиеся в плоть. Кровь, окрашивающая перила, палубу, корпус, море.

То тут, то там, один или два этих зверя хватали молодую женщину или ребенка и тащили их за волосы, рыча и крича, пока как эти женщины, эти дочери, и матери, и сестры, плакали и умоляли о пощаде. Я знал, что с ними происходит, что эти пираты сделают с этими девочками, и я хотел, чтобы они умерли и были избавлены от этого ужаса. Когда я повернулся к Тирто, я увидел выражение его глаз и вспомнил, что случилось с его сестрой три года назад.

- Бангсат, - услышал я его проклятие. «Ублюдки».

Нам троим не нужно было ничего обсуждать. А Ченг подвел моторную лодку к ближайшей лестнице. Я начал кричать по радио, чтобы каждое гребаное полицейское судно и вертолет пришли к нам прямо сейчас, блядь. Тирто поискал под палубой, и нашел запасное весло и длинный нож. Он вручил нож А Ченгу, а весло мне. Потом он зажал револьвер в зубах и начал карабкаться.

Мы не думали о том, что нас было лишь трое против всех этих адских чудовищ, или о том, что около десяти или одиннадцати из них взбирались на корабль всего в метрах от нас безо всякого страха. Я никогда не узнаю, что происходило в голове Тирто или А Чена. Всё, о чём я думал, это то, что я умру, но не осмелюсь встретиться с моим Богом и сказать ему, что я ничего не сделал.

Мы добрались до нижней палубы, где были расположены пассажирские каюты. Я схватил весло в руку и повернулся - как раз вовремя, чтобы впервые увидеть зверолюда поближе.

Он был огромный. Около шести футов в высоту, покрытый мехом, с лицом, похожим на волчью морду. Его руки заканчивались когтями, а не ладонями, а его пасть была окрашена в красный цвет свежей кровью. Он не был похож на человека.

Люди часто спрашивают меня, испугался ли я в тот момент. Зная, что то, на что я смотрю, не похоже на человека, и не из этого мира.

Я не испугался. Вместо этого я почувствовал облегчение. Да, понимаю, это удивило и меня тогда, до тех пор, пока я не подумал об этом в последующие дни. Видите ли, я никогда раньше не убивал человека. За все годы службы в полиции я никогда не отнимал жизнь у человека. Я никогда не хотел. Я не хочу видеть, как жизнь исчезает из глаз, похожих на мои.

Но я убивал собак раньше, когда рос в деревне. Помню, как в двенадцать лет, по дороге домой из школы, я проломил палкой череп напавшей на меня дикой псины.

Я мог убивать собак. А у этого зверя была морда собаки.

Я действовал без колебаний. Не успел он отреагировать, как я врезал веслом ему в голову.

Голова твари буквально взорвалась брызгами крови. Кусочки черепа и мозга. Как пластиковый пакет с отходами. Весло продолжило двигаться по кровавой дуге по инерции.

Я закричал, как в страхе, так и в ярости, когда по обе стороны коридора появилось больше зверолюдей, тащивших с собой несколько женщин. Эти существа застыли, когда увидели нас. Нас мгновенно ударил запах. Запах, который вы чуете, когда рядом с вами дикая собака, или когда буйвол вырвался из своего загона и несется на вас. Запах грязи и надвигающейся опасности. Первобытный спусковой крючок, который заставляет наш звериный мозг кричать: сражайся или беги!

Тирто закричал, когда главарь зверолюдей рванул вперед с изогнутым клинком в руке. Когда зверолюд замахнулся, Тирто увернулся и пнул зверя в коленную чашечку. Чудовище упало на одно колено, и Тирто приставил револьвер к его виску и нажал на курок. На другой стороне А Ченг сражался со своим зверочеловеком. У него не было никакого опыта в боевых искусствах. Он размахивал своим длинным ножом, как идиот.

Я отступил от позиции Тирто, чтобы помочь ему, когда стрела попала в грудь А Ченга. Он сжимал древко, торчащее прямо из сердца, хватаясь за оперенный конец. Потом еще двое ударили его в горло.

Я смотрел, как мой друг умирает, ни сказав ни слова.

Я помню, как заорал, как сумасшедший демон, и понесся на них, подняв весло, как боевой топор. Одним ударом я вышиб мозг двоих зверей. Я не знаю, скольких еще я забил. Не помню, когда весло сломалось пополам, и я начал использовать острый зазубренный кусок, чтобы пронзать все, что двигалось. Я также не знаю, когда в меня попали двумя стрелами, одна в руку, а другая отрезала мне ухо.

Тогда я и оглянулся на Тирто. Вокруг него было около семи-восьми зверей, и он был вымазан кровью. Его револьвер лежал на палубе, полностью разряженный, и этот маленький бронзовый человечек полтора метра ростом схватил зверолюда на голову выше себя и бил головой о стену. Она треснула, как яичная скорлупа, и красновато-пурпурная жижа с каждым ударом брызгала на пол. У Тирто было три стрелы в спине. Он был поглощен кровавым безумием. Он не видел грязного зверя, обходившего его со стороны с изогнутым мечом в руке.

Я выкрикнул ему предупреждение, опоздав на полсекунды - лезвие обрушилось на его шею и отсекло голову.

Затем горячая боль ударила меня в бок, и я понял, что меня ударили ножом.

Я медленно, как в тумане, повернулся, схватил зверолюда, который ударил меня обеими руками, и проткнул его лицо острым куском разломанного весла. Я почувствовал мимолетное сопротивление плоти, и кол прошел через кость в мягкий мозг. Я почувствовал, как кровь выплеснулась на мою руку через ноздри, и я позволил твари рухнуть на пол.

Я начал спотыкаться, держась за бок. Повсюду были мертвые зверолюди. Ползали по полу, прижимались к стене, путались в перилах палубы. Кровь повсюду, тут и там кучи внутренностей. Я увидел трех или четырех женщин, забившихся в ниши в стенах, одна из которых прижимала к себе младенца. Мне хочется думать, что мы спасли их. Что мы изменили ситуацию. Что А Ченг и Тирто умерли не зря.

Я упал на мокрую землю и потерял сознание, как только услышал выстрелы вокруг.

Полагаю, именно тогда, наконец, подоспел флот. Говорят, что около половины орды зверей погибло, когда солдаты высадились на корабль с автоматическим оружием. Мне нравится представлять, что эти монстры страдали. Я хочу верить, что наши солдаты загнали их в угол и зарезали без пощады. Я хочу, чтобы их последние моменты были такими же страшными, как и у тех, чьи жизни они оборвали.

Остальные, как я понимаю, сбежали через кольцо огня с той добычей, которую им удалось унести с собой. Вместе с пленными.

Через три дня я проснулся в больнице, весь перебинтованный, с трубкой в горле, и еще одной в члене. Врачи сказали мне, что я больше не смогу служить в полиции. Раньше я каждое утро совершал пятикилометровые пробежки. Теперь, поднимаясь по лестнице, я задыхаюсь. Когда я встаю слишком резко, то могу ненадолго потерять сознание. Награда, которую мне вручили, почти ничего не значит. Я сделал то, что сделал бы любой человек на моем месте. Один холодный факт преследует меня во сне и заставляет проклинать мои раны.

Эти зверолюди, они взяли пленных. Сто пятьдесят восемь мужчин, женщин и детей.

В первую очередь я считаю себя индонезийцем. Всегда считал. Я свободно признаю, что до этого мне не нравились иностранцы. Белые, черные, люди, не такие, как я. Но я провел много времени на больничной койке, пялясь в потолок. Думая о тех людях, которые сейчас за огненным кольцом. Были ли они на самом деле не такими, как я? Только потому, что многие из них были иностранцами? Разве они не были отцами, матерями, сестрами и братьями, сыновьями и дочерьми? Разве они не любили свою семью так, как я люблю свою?

Теперь я осознал, что меня так разозлило. Так взбесило. Потому что, когда эти зверолюди забрали этих людей с корабля, они забрали у меня. Потому что я человек. Человечество должно защищать своих, яростно и бескомпромиссно. Человечество не должно быть таким разобщенным из-за цветов и слов, или драться за то, какому символу мы молимся, или в каком направлении мы преклоняем колени, или ссориться из-за того, кого мы выбираем себе в партнеры. Я думаю, что перемены, которые произойдут во всем мире в ближайшие месяцы, в первую очередь коснулись меня. Резня на борту "Сан Нила Утама", захват ста пятидесяти восьми пленных, потрясли мир. Они заставили нас понять, что есть другой мир. И заставили нас понять, что есть общий враг - тот, который отнял у нас.

Так что, дамы и господа, теперь вы понимаете, почему я сделал то, что сделал.

Почему, когда четверо мужчин пришли явились ко мне темной ночью и рассказали мне свою историю, я прислушался. Я услышал рассказ человека, который дрался за своею жену и дочь только для того, чтобы их вырвали из его объятий и бросили в каноэ, пока он рыдал на борту корабля. Я слушал, как как у двоих из них, братьев, пожилых родителей разрубили на куски прямо на их глазах, как они корчились на своих обрубках, веселя зверолюдей. Я слушал старшего мужчину, чью младшую дочь, перед тем как забрать, изнасиловали эти псины. Все рассказывали одну и ту же историю о беспомощности, о том, что они не смогли спасти тех, кого любили.

Я слушал внимательнее, когда они рассказывали мне о том, что они за люди. Один из них был американцем, морским пехотинцем США, с двумя командировками в Ирак. Старик служил в русском спецназе. Два брата сражались с партизанами в Калимантане во время кризиса 2017 года под командованием Вооруженных сил Малайзии.

Я слушал, как они говорили мне, что они хотят, чтобы я сделал.

И поэтому, дамы и господа, 27 октября 2020 года я открыл арсенал полицейского участка Селат Панджанг и позволил им забрать все, что они могли унести. Поэтому, когда они взяли нашу моторную лодку, я помог им погрузить канистры с бензином в трюм.

Вот почему сегодня меня не страшит возможность провести остаток своих дней в тюрьме. Некоторые борются за мое освобождение. Многие говорят, что сделали бы то же самое, если бы не больше. Я благодарю этих людей. Но что действительно важно для меня, так это не мое наказание.

Одна удивительная мысль пришла ко мне, когда я томился в больнице. Когда я подумал о том, как одним ударом обезглавил зверолюда, как Тирто, этот маленький темнокожий человечек, смог голыми руками убить монстра на голову выше себя.

Они слабее нас. Какой бы мир ни родил их, какая бы земля ни лежала за огненным кольцом, она сделала плоть слабой, а кости хрупкими. Правда, их клинки и их стрелы унесли жизни моих друзей и мое собственное здоровье. Мне сорок лет, и я никогда не был в хорошей форме. Я проигрывал соревнования по армрестлингу в академии. Я приходил последним в каждом утреннем забеге. Но в тот день сила зверолюда не могла сравниться с моей. Их кости ломались в моих ладонях. Я мог оборвать их жизнь голыми руками.

Так что, если трое неподготовленных, слабых, почти не вооружённых людей могли забить так много этих зверей...

Только представьте, на что способны четыре хорошо обученных и вооружённых человека.

Сейчас за разломом живут сто шестьдесят два человека. Четверо из них ищут остальных сто пятьдесят восемь. Двое из них ищут своих любимых. Двое ищут мести за тех, кого потеряли. И я знаю, в глубине души, что они убьют всех чудовищ в своем поиске.

Так зачем я это сделал? Это просто.

Потому что я человек.

И что вы теперь будете делать?

________________________________________

Бывший инспектор Харун Тертиб был приговорен к пожизненному заключению без возможности условно-досрочного освобождения. Позднее этот приговор был смягчен до трех лет тюремного заключения и двух лет домашнего ареста под давлением со стороны недавно созданной Глобальной Инициативы «Авангард» в связи с его действиями на борту судна «Санг Нила Утама». Он продолжает получать финансируемую государством медицинскую помощь в связи со значительными проблемами со здоровьем, включая почечную недостаточность, травму плечевого сплетения, хроническую инфекцию среднего уха и анемию.

________________________________________

Приложение А

Четыре человека, которые, по подтвержденным данным, вошли в аномальный портал 27 октября 2020 года — это капитан USMC Чарльз Декстер Финли, майор ФСБ Григорий Абакумов, сержант ТДМ Рехана бин Камарулзаман и капрал ТДМ Низам бин Камарулзаман. Все четверо, как было подтверждено, вооружены и находятся в состоянии взаимного сотрудничества в целях извлечения лица или лиц, которые, как утверждается, были похищены нечеловеческими гуманоидами во время инцидента с «Санг Нила Утама». Согласно прогнозам, их нынешний курс за пределами портала будет пролегать в северном направлении через прибрежную зону, обозначенную как "Массив 8В". Силы Глобальной Инициативы «Авангард» (ГИА) назначили их поиск и безопасное возвращение в качестве второстепенной задачи.

________________________________________

Приложение В

Индонезийский Отряд 88 направил предложение о том, чтобы 20 человек были зачислены в недавно сформированную Бригаду Охотников. В настоящее время в состав этого нового отряда входят 10 человек из российского спецназа, 7 человек из британской САБ и 22 человека из морских котиков ВМС США, при этом ожидают рассмотрения предложения от китайских и малазийских вооруженных сил. Все участвующие страны потеряли своих граждан во время инцидента на борту судна "Сан Нила Утама". Их главная задача заключается в том, чтобы возглавить вторжение в аномальный портал для установления надежного плацдарма человечества. Поскольку инцидент с судном "Санг Нила Утама" представляет собой акт войны на человеческой земле, Бригаде Охотников было разрешено использовать летальную силу для подавления любого встретившегося сопротивления. Ее второстепенной задачей является полная и всеобъемлющая нейтрализация гуманоидов, ответственных за вышеупомянутый инцидент, которые неофициально названы "зверолюдьми". Вследствие этого спасение и эвакуация военнопленных были сочтены неприоритетной целью.

Интересно почитать следующие части?
Да
10 (90.9%)
Нет
1 (9.1%)
Развернуть
В этом разделе мы собираем самые смешные приколы (комиксы и картинки) по теме рассказ (+745 картинок, рейтинг 1,146.7 - рассказ)