текст

Подписчиков: 11     Сообщений: 1108     Рейтинг постов: 4,300.8

разное текст story Clueless manapunk (название временное) 

Пыль в механизме, глава 7(2)

Предыдущая часть: http://joyreactor.cc/post/4238904
Первая часть: http://joyreactor.cc/post/4052961

Кроме того, там было уже знакомое поле “ДТПР”, пустующее, как и везде. Табличку над небольшим круглым переключателем Зиверт только мельком окинул взглядом. Что там было написано он уже догадывался.
— Да. — Растеряно протянул он. — Это аварийный шкаф, никаких сомнений. Но почему тогда он так спрятан?
Милли постучала по покореженной дверце. Остатки краски, когда-то покрывавшей её, полетели на пол.
— Она не была спрятана, наоборот. Вообще-то дверца была покрашена в ярко-красный, просто краска давно облупилась. А утоплена в стене она для того, чтобы вскрыть её было сложнее.
— Я смотрю, не особо помогло, — заметил Зиверт.
— Это как посмотреть. Меня-то никто не останавливал, а до меня шкафчик был закрыт.
— Ладно. Что в аптечке?
— Я не смотрела. Но вот, что интересно. Посмотри на нашивку.
Зиверт узнал эмблему, нашитую на пакет, с первого взгляда. Никакой сложности тут не было, знак имперской медицинской службы, — змею в шестиугольнике, — не изменившийся со времён Раскола, он узнал. В него был вписан треугольник с орлом. Следовательно, это было отделение медслужбы, подчиняющееся министерству обороны.
— Вскрывай. — Решил Зиверт. — Посмотрим, чем снабжали секретные комплексы.
Пакет был прочно зашит. Милли уже потянулась было за ножом, но заметила аккуратный язычок рядом со швом. Потянув за него, она вытащила тонкую леску, которая разрезала шов. Несмотря на прошедшие годы, распаковать аптечку оказалось делом одной секунды. Внутри лежали таблетки, тут же рассыпавшиеся в прах и несколько пустых пузырьков без надписей. Милли подцепила пальцем пыль, оставшуюся от таблеток и растёрла в пальцах.
— Не знаю, что это. — Призналась она. — Так, а вот это ещё может пригодиться.
В запаянной целлофановой упаковке лежала игла и моток гладкой хирургической нити. Упаковка осталась целой, и инструменты, видимо, всё ещё были стерильны. Милли убрала упаковку в карман.
— Можно повскрывать эти шкафчики и забрать такие наборы. — Предложила она. Зиверт пожал плечами.
— На кой они нам сдались? Если в ком-то из нас сделают больше одной дырки, мы вряд ли это переживём.
— Я и не говорю, что мы должны. — Отмахнулась Милли. — Но можем. О-о-о…
Она вытащила последний предмет из аптечки и восхищённо завертела его в пальцах. Это была стопка плоских дисков, завёрнутая в пожелтевшую бумагу.
— Так вот, куда их дели! — Воскликнула она. И, на немой вопрос Зиверта, пояснила:
— Это картриджи с фильтрами для противогаза. Смотри, какие тонкие! Каждый рассчитан на сорок пять секунд, если я правильно помню.
— Не очень-то полезно. — Заметил Зиверт.
— Шутишь?! Абсолютно бесполезно! Их ведь ещё надо распечатать, вынуть старый картридж и вставить новый. Не сломав, не погнув, и попав точно в фильтр. И всё это в условиях газовой атаки. Эта дрянь убила больше людей, уверенных в своей защищённости, чем пули.
Милли вытащила один картридж из упаковки и уставилась на него со смесью отвращения и восторга. Расплывчатое красное пятно химического индикатора говорило о том, что картридж уже непригоден к использованию, что, впрочем, было неудивительно.
— Время, конечно, было тяжёлое. — Добавила она. — Сразу после Раскола Империя оказалась втянута в кучу войн, а вся техническая база уничтожена. Нас вооружали чем попало. — Она красноречиво похлопала по своей “специальной егерской” двустволке. — Но это… И ведь никого за это вроде бы не наказали. А зря.
Милли швырнула упаковку картриджей вдаль по коридору и тщательно вытерла руки о куртку.
— Ну ладно. Что у нас там дальше?
Зиверт сунул руку в шкафчик, нащупал ручку переключателя, и повернул. Раздалось характерное жужжание инерционного маховика, а ручка вернулась в прежнее положение. Ничего не произошло.
— Ну? — Спросила Милли через несколько секунд.
— Не знаю. Погоди, я ещё раз попробую.
На этот раз Зиверт более уверенно повернул ручку, а затем, когда она вернулась назад, ещё и ещё раз. С каждым поворотом жужжание усиливалось, пока, наконец, не переросло в монотонный гул. Он продолжался какое-то время, после чего вдруг запнулся. С резким ударом ближайшая к ним дверь, висевшая под потолком, дёрнулась, но осталась наверху. С неё посыпалась пыль и вездесущие куски краски. Гул затих.
— Ага. — Сказал Зиверт. В какой-то момент он обнаружил, что стоит, пригнувшись и прикрывая голову руками, и медленно разогнулся. — Так этот переключатель всё-таки открывает двери. Тогда… — Он повернулся в сторону опущенной двери и разочарованно застонал.
— Переключатель от той двери остался за ней. — Закончила за него Милли. — Просто прекрасно.

Они вернулись к закрытой двери и, уставившись на щель между ней и полом, с полминуты молчали. В щель никто из них не пролез бы, а на поднятие стальной массы не хватило бы даже сверхъестественных сил Милли.
— Можно… — Начала было девушка, но Зиверт зашипел на неё, и, от удивления, она замолчала. Он думал. Никто из них не пролезет в щель, но, может быть, найдётся что-то другое? Что-то, чем можно было бы управлять, как марионеткой. Взять того погибшего, реанимировать и заставить выполнять приказы. Но хватит ли сил высохшему скелету выломать стенной шкаф? Может и хватит. А хватит ли сил ему самому координировать действия лишённого мышц тела? Может… и хватит. Главная проблема в том, что…
— Главная проблема в том, что второй попытки у нас, скорее всего не будет. — Заключил Зиверт. — А ты что думаешь?
— Я думаю, что ты опять забыл рассказать о своих планах вслух.
— Тьфу. Я хочу поднять того отравленного парня, чтобы он открыл дверь с той стороны.
— Так просто?
— Конечно, — поторопился добавить Зиверт, — тут есть сложности. Во-первых, нужно открыть шкафчик. Во-вторых, схватить переключатель столетними костяшками и повернуть. И в-третьих, мне самому нужно не надорваться. Честно говоря, мне совершенно не нравится то, что я вижу, когда теряю сознание.
— Ладно, не распыляйся, резюмируй кратко. — Поморщилась Милли. — Что тебе для этого нужно?
— Для начала — блокнот, карандаш и само тело. Тащи его сюда, только ничего не потеряй по дороге.

Получив блокнот, Зиверт нашёл чистую страницу, на обороте которой Милли записывала результаты его стрельбы, и принялся чертить. Самое сложное в поднятии мертвеца — это основа, то есть, скелет. Конечно, было бы проще, имей этот скелет какую-нибудь плоть, но её можно заменить. Без основы пытаться вообще не было смысла. Экспериментальная гомункология пыталась создать искусственные скелеты, но без отпечатка живой души оживить их ни разу не удалось, неважно насколько анатомически точны они были. Итак, скелет у них был, но это всего лишь делало задачу теоретически выполнимой, а не простой. Нужно ещё заставить его встать. Зиверт набросал схематичное изображение человека и попытался прикинуть, какими мышцами можно пожертвовать. Пожалуй, одной руки хватит. Позвоночник придётся держать, значит, понадобятся мышцы спины. Он нахмурился. Куда проще было бы заставить покойника ходить на четвереньках, но тогда он не дотянется до шкафчика. Прямохождение тут всегда вызывало больше трудностей, чем давало преимуществ. Равновесие… нет, это слишком, придётся импровизировать. А ещё зрение...
Зиверт очнулся, потому что машинально укусил себя за грязный палец, и отвратительная горечь заставила его вынырнуть из водоворота мыслей и начать отплёвываться.
— Ну что? — Спросила Милли, заглядывая в блокнот через его плечо.
— Это, э-э-э… скажем так, не невозможно. — Определил Зиверт, вытирая руку о штаны. Пытаясь отвлечься от онемения, расползавшегося по языку, он уставился в блокнот. Карандашный рисунок человечка оброс стрелками, формулами и вопросительными знаками.
— Звучит неубедительно.
— Расскажи мне. Ты-то не представляешь объёма задачи, для тебя исход бинарный. Либо получится, либо нет. — Милли неопределённо хмыкнула, а Зиверт раздражённо застучал кончиком карандаша по рисунку. — Ладно. Мы оба знаем, что я всё равно попробую, чего время тянуть. Давай сюда этого парня.
“Этот парень”, которого Зиверт про себя твёрдо считал учёным, лежал у стены. Милли не стала заморачиваться аккуратной переноской, а просто сложила кости в халат и притащила их, как мешок с соломой.
— Знаешь, — заметил Зиверт, задумчиво разглядывая старые кости, — меня не покидает ощущение, что кто-то из нас должен выказывать больше уважения покойным. Но, хоть убей, не могу придумать, почему.
Милли пожала плечами.
— Он не жалуется. А если ему всё равно, то мне тем более.

На подготовку ушёл почти час. Скелет был аккуратно разложен на полу, а Зиверт старательно переносил схемы из блокнота на бетон. Портняжный мелок, который он всегда носил с собой, почти стёрся, пришлось перейти на карандаш, но об бетонный пол он стирался ещё быстрее.
— Всё. — Заключил, наконец, Зиверт, в последний раз затачивая жалкий огрызок карандаша.
— Неужели? — Лениво зевнула Милли. Как всегда, когда ей было нечего делать, она ничего и не делала, усевшись у стены в подобии транса. — Почему у тебя с теми лошадьми таких проблем не было?
— Разные цели. — Объяснил Зиверт, с трудом поднимаясь на безнадёжно затёкшие ноги. — Если бы… Ай-ай… Если бы мне нужно было заставить мертвеца ходить, это заняло бы минут пятнадцать. — Он неловко подпрыгнул на негнущихся ногах. — Если нажимать на рычаги — час, как ты могла заметить. Если бы я хотел, чтобы он это делал без моего контроля — дня полтора-два. Чтобы он стрелял из винтовки и перезаряжал её? Неделя. И не меньше двух-трёх лет, если бы я захотел приделать человеческие руки к скелету лошади.
— А это зачем?
— Ради науки. — Объяснил Зиверт. — Ладно, я начинаю. Твоя задача, как обычно, следить, чтобы я не вырубился. Вроде бы не должен, но тем не менее.
Он снова опустился на колени, но спохватился, и вместо этого уселся на пол, подвернув ноги под себя, мгновенно став похожим на какого-то дикого шамана.
— Когда я… Вернее, когда он, — Зиверт указал на скелет, безучастно уставившийся в потолок пустыми глазницами, — помашет рукой, привяжи к ней свой нож и пропихни скелет под дверь. Поняла?
— А почему не сейчас?
— Я не помню, какую руку подключил, — признался Зиверт. И, видя, как Милли закатывает глаза, заторопился. — Всё, не мешай, мне надо сосредоточиться.
Он яросто растёр руки, всплеснул ими, подготавливаясь, и прикрыл глаза.

Сначала было головокружение, короткий полёт сквозь мрак. Разум растерянно пытался зацепиться за что-нибудь, но в темноте не было ориентиров. Это нервировало, и Зиверт усилием воли заставил себя отдаться полёту. Наконец, из пустоты вынырнули слепяще-белые нити. Две развернулись параллельно друг другу и повисли на чёрном полотне. Несколько секунд спустя Зиверт, наконец, понял, что смотрит на потолок коридора.
Смотрит? Нет.
Он всё ещё сидит, подвернув под себя ноги, руки вяло свисают с колен. Но в то же время у него как будто появились дополнительные конечности. Очень неуклюжие, словно небрежно воткнутые в снеговика палки, символизирующие руки, но всё же управляемые. Зиверт пошевелил дополнительной головой, чувствуя, как напряглась настоящая шея. Чудовищно некомфортно. Восприятие марионетки не добавляло удобства — он видел только стыки поверхностей, отмеченные белыми линиями. Две нити сверху — потолок. Две снизу — пол. Дверь нависала светящейся паутиной, от которой кружилась голова. Медленно Зиверт поднял фальшивую руку и попытался помахать ей. Милли заметила сигнал, и, кажется, что-то сказала, но через системы восприятия марионетки её слова превратились в шипение пустого радиоэфира.
Нити прыгнули в сторону. Мимо пронеслась паутина двери. “Пора”, подумал Зиверт.
Натягивая до отказа полувоображаемые мышцы, он заскрёб костями марионетки по стене, поднимая её с пола. Управление походило на попытку закрутить шуруп отвёрткой, удерживаемой пассатижами, к ручкам которых были приклеены черенки от лопат. Зиверт бы выругался на себя за беспечность, если бы все силы не уходили на контроль движений. Он чувствовал, как спину — настоящую спину — скручивает судорога, но не мог позволить себе отвлечься.
Неуклюже дёргаясь, марионетка поднялась на ноги, упираясь лбом в стену над аварийным шкафчиком. Зиверт видел его чужими глазами — четыре светящиеся нити в пустоте образуют прямоугольник. Теперь нужно его вскрыть. Он потянулся фальшивой рукой и вдруг похолодел от ужаса. Он не настроил зрение, а значит, не мог воспринимать руку марионетки.
“На слух… Но слуха нет”, лихорадочно думал Зиверт. “Нет, ещё не всё. На ощупь. Значит, на ощупь”.
Обратная связь от движений скелета оставалась очень слабой, но всё же, удары ножом в бетон отличались по ощущениям от ударов в металлическую дверцу.
“Бетон. Бетон”, напряжённо отслеживал Зиверт, перемещая фальшивую руку. “Ага, металл. Теперь найти край”.
Он видел эту дверь.
Она висела прямо перед ним, дразня его.
Нужно только открыть её, и…

— Стой! — Раздражённый окрик настиг его, когда он уже протянул руку, чтобы открыть дверь. Зиверт удивлённо обернулся. По коридору к нему приближался человек неопределённого возраста. Волосы то ли седые, то ли припорошенные чем-то, фигура то ли мальчишеская, то ли просто худощавая.
— Куда ты тянешь руки? Не видишь табличку, что ли? Не входить! — Продолжал человек, решительным шагом приближаясь к Зиверту. Чем ближе он подходил, тем больше деталей проявлялось в его внешности, но ни одна не раскрывала его личность, наоборот, они начинали конфликтовать. Зиверт зачарованно уставился на это зрелище.
— Чего молчишь? — Спросил незнакомец, остановившись в двух шагах. Он перешёл в из состояния движения в состояние покоя резко, как будто один кадр сменили другим. На его лице красовались защитные очки в кожаном корпусе с затемнёнными стёклами.
— Студент?
— Чего? А, да. — Спохватился Зиверт, выходя из ступора. — Я ищу аудиторию 23-Б.
— Но это же не она. — Ткнул пальцем незнакомец. — Видишь табличку?
Зиверт послушно уставился в указанном направлении.
— Нет. — Признался он.
Подошедший ощупал свою голову и, с некоторым удивлением обнаружив на ней очки, сдвинул их на лоб, после чего прищурился и тоже посмотрел на дверь.
— И правда. Кто-то опять её свинтил. А я просил этого не делать, не предупредив меня! — Возмутился он. — А если кто-то войдёт? Кто после этого будет отмывать полы, я, что ли?
Зиверт наконец разглядел незнакомца. Он всё же оказался молод, хотя и постарше его самого. На его груди болталась карточка, заполненная неразборчивыми каракулями, возможно, именем и фамилией. Как бы то ни было, такие карточки носили только аспиранты.
— Имя? — Спросил тем временем аспирант, разглядывая Зиверта.
— О, э-э-э… Зиверт. — Ответил он. — Александр Зиверт.
— Арвенсий Йорданов. — В свою очередь представился молодой человек, протягивая для приветствия руку. — Аспирант.
— Да, я понял. — Кивнул Зиверт, пожимая протянутую руку.
— Хорошо. Нет, стой!
— Не хорошо? — Растерялся Зиверт.
— Я не о том. Зиверт, да? А. Зиверт? Я натыкался на твоё имя, когда помогал проверять студенческие работы. — Йорданов развернулся на месте, словно вырезанная из бумаги фигурка. Вот он смотрит вперёд, а теперь на месте его лица возникает затылок. — Идём, я тебя провожу. Аудитория 23-Б в другом крыле. Ты идёшь не в ту сторону.
— О. — Неопределённо высказался Зиверт. Манера общения собеседника очень сильно сбивала его с толку. — И, э-э-э… как они? Работы, в смысле.
— Не помню. — Беспечно отозвался аспирант, шагая чуть впереди. — Ты идёшь не в ту сторону — вот всё, что я о тебе запомнил. Не знаю, почему.
— Да, я уже по…
— Ну да, точно. Вот, что меня смутило. Хорошие работы. Не идеальные, но хорошие. Подробные. Показывают понимание. Но не показывают, — Йорданов несколько раз щёлкнул пальцами, пытаясь подобрать слово, — осознания.
— Разве это не одно и то же? — Спросил Зиверт, пытаясь уследить за ходом мысли собеседника.
— Нет.
Повисла пауза. Зиверт ждал продолжения, но его не последовало. Когда же он наконец набрал воздуха в грудь для уточняющего вопроса, Йорданов резко остановился.
— Здесь тонкая граница, — сказал он, как будто не было никакой паузы. — Понимание позволяет тебе предсказывать последствия своих действий. Кирпич на кирпич — будет стопка кирпичей. Но позволит ли это построить дом? И вот, Зиверт, то, чего ты пока не осознаёшь.

Йорданов повернулся, и Зиверт впервые заглянул ему в глаза. Их не было. Глазницы аспиранта — две дыры, сквозь которые видна бесконечная, космическая бездна.
— Ты, — сказала бездна голосом, от вибрации которого дрожали кости черепа, — идёшь не в ту сторону.
Развернуть

разное текст story Clueless manapunk (название временное) 

Пыль в механизме, глава 7(1)

Предыдущая часть: http://joyreactor.cc/post/4152566
Первая часть: http://joyreactor.cc/post/4052961
То же самое, но на author.today: а нету. Это меня только тормозило. Потом туда выложу.

Клянусь, я мог бы писать по главе в неделю, если бы чудовищно ленился. Ну... у меня нет оправдания на самом деле.

Лестница оказалась довольно короткой, чуть длиннее человеческого роста. Зиверт едва не наступил на пальцы Милли, которая замешкалась, нащупывая ногой пол.
— Что за архитектурный кошмар. — Проворчала она, отдёргивая руку. — Зачем здесь этот перепад с лестницей?
— Думаю, у них был план, — невнятно откликнулся сверху Зиверт.
— А я думаю, что подрядчик сэкономил на инженерных расчётах и промахнулся с тоннелем, — заявила Милли. — И потом заявил, что так и задумывал.
Зиверт спустился и оказался рядом с Милли в низком, но довольно широком коридоре. В полумраке, подсвеченном тусклыми красными лампами, взгляду было особо не за что зацепиться. Стены, пол, потолок — сплошь серый бетон, только слегка шершавый, как будто изъеденный какой-то кислотой. Из-за включившейся тревоги аварийные лампы постоянно мигали, разбрасывая по стенам дрожащие тени вентиляционных решёток и старого хлама. Картина могла быть ещё тревожнее, если бы работала сирена, но она лишь изредка неуверенно чихала где-то за стеной.
— Может и промахнулся, — пожал плечами Зиверт, разглядывая обстановку без особого энтузиазма. — Ты что, из налоговой? Давай искать то, за чем пришли.
— И за чем мы пришли?
— Мы ищем информацию. — Важно ответил Зиверт. — Что-то, что поможет нам выяснить, как тут всё взаимосвязано. Чем больше мы знаем… — Он запнулся и растерял пафос.
— Тем меньше не знаем. — Закончила за него Милли. — Всё ясно. Вот тебе первая находка.
Она ткнула пальцем в пол. На бетонной поверхности застыли тёмные брызги.
— Когда-то очень давно здесь лежал человек. — Указала девушка. — А потом кто-то выстрелил ему в голову.
Она присела и поскребла пол лезвием своего трёхгранного ножа.
— Причём не исключено, что это был он сам. — Добавила она задумчиво. — Видишь этот налёт? Весь комплекс залили газом. А потом… смыли. Дегазировали, то есть. На стенах налёта почти нет, только на полу.
Милли вздохнула и поднялась на ноги.
— Чем больше мы знаем, тем меньше мы знаем.
Зиверт внимательно изучил стены.
— Ты уверена? — Спросил он, разглядывая серые следы вокруг вентиляционных решёток.
— Нет. — Отозвалась Милли. — Я не химик, с боевым газом только один раз сталкивалась. Но очень похоже.
— А чем смывают ядовитый газ? Тут вообще можно дышать? — Запоздало забеспокоился маг.
— Зависит от газа. — Пожала плечами девушка. — Думаю, раз у тебя изо рта не свисают лёгкие, то дышать можно. Но вот стены я бы на твоём месте не стала облизывать.
Коридор уходил вглубь комплекса. Он был длинным и абсолютно прямым. По обе стороны то и дело попадались небольшие подсобные помещения, нечто среднее между комнатой и встроенным шкафом, но никаких развилок не обнаруживалось. Милли и Зиверт осторожно двинулись вдоль правой стены, заглядывая в каждую незапертую подсобку. Все они были пусты, за исключением поломанных полок и ящиков, вывороченных из стальных картотечных шкафов. Через каждые несколько метров попадались ниши, высеченные в стенах. Высотой они были чуть выше человеческого роста, то есть, почти до потолка, а располагались они всегда попарно, слева и справа. За исключением обрывков проводов и разбитых датчиков, в них тоже было пусто. Более того, нельзя было сказать даже для чего они были предназначены, кроме того, что в них, судя по всему, должны были находиться какие-то приборы.
— Интересно, что стояло в этих нишах. — Задумчиво произнёс Зиверт.
— Надеюсь, что воздушные фильтры. — Буркнула Милли. — В противном случае не завидую тем, кто оказался внутри, когда сюда заливали газ.
Иногда они проходили мимо тяжёлых бронированных дверей, уходивших куда-то в потолок. Опустившись, массивные стальные перегородки должны были делить коридор на замкнутые отсеки, но, как и все остальные системы безопасности, были отключены и угрюмо нависали над головой. Иногда чуть ниже — Зиверт, неосторожно засмотревшийся на очередную нишу, крепко приложился об одну из них.
— Этот коридор когда-нибудь кончится? — Раздражённо выпалил он, потирая лоб.
— Сложно сказать. — Отозвалась Милли. — Кажется, я вижу выход. А если нет…
— То..?
— То пойдём дальше. Куда ты торопишься? Смотри по сторонам, собирай свою информацию.
Зиверт, не найдя слов, только махнул рукой. Всё, что можно было, они уже и так выяснили. Входной коридор был абсолютно типовым и утилитарным. Его прокладывали абсолютно не считаясь с геологическими данными. Какие бы слои породы он не пронзал, строители строго следовали плану — начерченной по линейке прямой линией. Почему?
Здесь Зиверт невольно заинтересовался. И правда, почему? Туннель для поезда изгибался, следуя, видимо, какой-то геологической формации. Значит, так было проще его прокладывать. Но здесь даже не попытались, более того, строго выдерживали направление. Если бы только взглянуть на…
— … план. — Закончил мысль Зиверт.
— Что “план”? — Не поняла Милли.
— Нужно найти план комплекса. Где-то же он должен быть, правильно? Что бы это ни было, здесь работали живые люди.
Милли посмотрела на него с сомнением.
— Ну, какое-то время. А потом их вытравили отсюда, как тараканов. Ты уверен, что… Стой!
На полу, скрючившись, словно младенец, лежал скелет. Зиверт едва не наступил на его череп, и окрик Милли остановил его ногу в паре сантиметров от костей. Маг осторожно убрал ногу и присел на корточки.
— Старый. — Прокомментировал он, разглядывая истлевшее серое тряпьё, служившее когда-то одеждой покойного. — Чёрт, а ведь он наверняка что-то знал. Эти тряпки очень похожи на лабораторный халат.
— Сможешь что-то из него выжать?
Зиверт скептически окинул скелет взглядом.
— Наверняка нет. Те мародёры под бункером умерли несколько лет назад, и я даже пытаться не стал, а этому... парню не меньше сотни, а то и полутора. С другой стороны...
— Парню? — Перебила его Милли.
Зиверт кивнул.
— Скелет мужской. А что?
— Да ничего. Пытаюсь заполнить пробелы в познании анатомии. Что там с другой стороны?
— А? А. С другой стороны, в отличие от мародёров, он намного теснее связан с этим местом, а нам может помочь даже обрывок эмоции. Я бы допрашивал всех встречных покойников, если бы мне хватало сил, но увы, приходится выбирать.
— Не то чтобы их было так много. — Заметила Милли. — Если весь комплекс вытравили, то куда делись тела? И почему этого бросили? Место на тележке кончилось?
Зиверт осторожно дотронулся до черепа и, наконец, решился.
— Других источников информации у нас пока нет. — Сказал он, сбрасывая сумку с плеча, чтобы освободить руку. — Попробую что-нибудь узнать. На всякий случай будь готова ударить меня по голове.
— Запросто. — Кивнула Милли. — Как сильно?
— Так, чтобы я отрубился.
— Погоди, ты не шутишь? — Недоверчиво переспросила она. — Это будет как минимум сотрясение мозга. Уверен, что это хорошая идея?
— Нет. — Признал Зиверт. — Но других вариантов у нас нет. Если будет так же, как в доме инквизитора, то альтернатива мне ещё меньше нравится. Постарайся только не убить меня и не оставить идиотом.
И, прежде, чем Милли успела отпустить какую-нибудь ядовитую остроту, некромант простёр руки над покойным и погрузился в транс.

Сначала была пустота. Ощущение огромного незаполненного пространства. Зиверт нечасто сталкивался с настолько древними покойниками, но ощущения были знакомыми — как будто он вошёл в пустую аудиторию, где уже давно никто не бывал. На секунду ему даже привиделись перевёрнутые стулья и пыльные столы. Зиверт позволил этим видениям плавно крутиться в голове — разум растерянно хватался за любые знакомые ассоциации, и мешать ему не стоило. Вместо этого он мягко, но настойчиво потянулся мыслью к ушедшему.
“Кто ты был,” думал Зиверт, “что ты видел?”.
Ответа не было, потому что не осталось ничего, к чему можно было бы обратиться. Зиверт сменил тактику, сосредоточившись вместо этого на видении комнаты. Что-то должно было остаться, какие-то следы, тени. Под столами? На столах? Некромант представил, как проводит рукой по пыльной поверхности и вляпывается в какое-то липкое пятно. Должно быть, кто-то пролил кофе. Зиверт мысленно отругал себя.
“Слишком увлёкся”, подумал он, “сам додумываю детали”.
Он попытался выкинуть пятно из головы, но оно упорно не хотело пропадать. Наоборот, стало обрастать подробностями. Вот за столом сидит пожилой мужчина. На нём белый лабораторный халат. Лица не разобрать. Он неловко взмахивает рукой, и кружка с напитком падает на стол. Мужчина… напуган. Что-то случилось, и он испугался.
Неожиданно чёрно-белое видение обрело краски. Зиверт отчётливо увидел коридор подземного комплекса. Он намного чище, и заполнен людьми. Некромант ощутил нараставшую волну паники раньше, чем увидел зелёные облака, разливавшиеся над головами людей. Они вдруг прыгнули и заполнили собой всё окружающее пространство. Зиверт умер, не успев упасть на пол.

Он очнулся от того, что его настойчиво трясли за плечи.
— Зиверт, ты в порядке? — В голосе Милли звучало раздражение с ноткой обеспокоенности. — Врезать тебе ещё раз?
— Не надо. — Промямлил он, чувствуя, что щека постепенно заливается огнём. Вероятно, на ней проступал сейчас бледный отпечаток пятерни. — Я тут, всё в порядке.
Милли слегка успокоилась.
— Тогда говори, что ты узнал?
“Столы, стулья. Столб света в облаке пыли. Хочу кофе. Страшно, очень страшно”.
— Он был напуган. — Сказал Зиверт, отгоняя настойчиво лезущий в голову бред. Стандартная плата за переговоры с покойными. — Самое яркое воспоминание, то, что осталось даже после смерти, это ползущее на него облако ядовитого газа.
— Можно было догадаться, — разочарованно протянула Милли. — И это всё?
— Нет. — Отрезал Зиверт, пытаясь сосредоточиться. — Нет, не всё. Он был напуган, в ужасе, но… Не удивлён. Как будто ждал этого.
— Только не спрашивай “почему”. — Добавил маг, видя, что Милли собирается что-то спросить. — Я не знаю.
Та осеклась и вздохнула.
— Чем больше мы знаем…
— До определённого предела. — Возразил Зиверт, поднимаясь на ноги. — Рано или поздно всё сложится в картину. Может, в неполную, но… В какую-нибудь точно сложится.

Путь оборвался совершенно неожиданно. Просто в какой-то момент Милли и Зиверт едва не уткнулись носами в опущенную взрывостойкую дверь, такую же, как те, что встречались раньше, но покрытую наискосок чередующимися чёрными и жёлтыми полосами. Цвета казались такими яркими по сравнению с выцветшим окружением, как будто краску нанесли буквально пару дней назад. Хотя, при ближайшем рассмотрении становилось ясно, что она уже кое-где облупилась и покрыта слоем пыли. Слегка растерявшийся Зиверт улёгся на пол и попытался что-нибудь разглядеть в темноте за перегородкой. Коридор нырял под неё, и, кажется, расходился в разные стороны, но точнее сказать было невозможно. После нескольких попыток просунуть под заслонку руку, Зиверт неожиданно отпрыгнул назад, насколько это было возможно, лёжа на полу, и вскочил на ноги.
— Ты чего? — Удивилась Милли, тоже заглянув под перегородку.
Зиверт замахал руками и зашёлся в кашле.
— Пыль вдохнул. — Выговорил он в перерывах между приступами. И добавил, отдышавшись:
— А ещё я вдруг представил, как эта махина падает вниз, прямо мне на руку.
— Это вряд ли. Сколько она тут висит?
— Знаю, знаю. Испугался просто. Всё равно под ней не пролезть, рука дальше плеча не проходит.
Он задумчиво прошёлся по коридору от стены до стены, ведя рукой по холодной поверхности двери.
— Погоди, — вспомнила Милли, — а как же…
— Те, кто шёл до нас? — Подхватил Зиверт. — Как раз об этом думаю. Помнишь вскрытую панель управления? Тут и так всё едва живое, а они ещё и в системах ковырялись. Может, они забрали, что хотели, а тревогу включили, когда уходили. Или это я её включил, когда сам копался в системе.
Он задумчиво постучал по двери. Массивная стальная заслонка проглотила звуки ударов.
— Или то, за чем они шли, было как раз перед этой дверью. — Подхватила Милли.
— И что это могло быть?
— Откуда мне знать? Они же его забрали.
Не найдя, что добавить к этой безупречной логике, Зиверт молча повернулся к стене, рядом с которой стоял, надеясь отыскать какой-нибудь механизм, открывающий дверь. Милли последовала его примеру и пошла вдоль противоположной стены.

Ничего нового в коридоре не обнаруживалось, несмотря на смену перспективы. Очередная подсобка с перекошенной, заклинившей дверью. В тревожном красном свете, от которого у Зиверта уже начинала болеть голова, было видно, что и там пусто. Наконец, он добрался до стенной ниши. Рассеяно проведя пальцами по краю, Зиверт ощутил прикосновение металла, и наклонился, чтобы рассмотреть поближе. Маленькая стальная табличка, прикрученная справа от ниши, была покрыта мелкими знаками. Всё, что удалось разобрать, было наименование “АГ132” и пустующее поле “ДТПР”. Зиверт тупо пялился на табличку, пока не сообразил, что загадочное “ДТПР” должно было, видимо, означать “дата проверки”, а в пустое поле вписывалась сама дата. В любом случае, надпись давным-давно стёрлась, а название ничего ему не говорило. Провода в глубине ниши выглядели жалко, печально поникнувшие и изъеденые коррозией. Кто-то вырвал то, к чему они крепились, не заботясь о сохранности прибора. Как будто целью было уничтожить его, а не похитить.
Эту мысль оборвал громкий скрежет сгибаемого металла и голос Милли.
— Глянь-ка! — Судя по голосу, она была довольна собой. Зиверт подошёл к ней и увидел небольшой шкафчик, некогда спрятанный в стене, а теперь варварски вскрытый. Дверца, сделанная вровень со стеной, не выделялась абсолютно ничем.
— Это что? — Спросил Зиверт, разглядывая шкафчик.
— Аварийный шкаф. — Объяснила Милли. — В нём лежит аварийная аптечка и установлен аварийный переключатель.
— Ну да, как же. — Поморщился Зиверт. Милли хмыкнула.
— Ты думаешь, я шучу? Загляни внутрь.
В нише за дверцей лежал кожаный пакет. Зиверт вытащил его наружу и обнаружил, что на стене за ним висела табличка.
“Аварийная аптечка”, гласила она.
Развернуть

бабуля коронавирус автобус текст story 

В Екатеринбурге две пенсионерки ПЫТАЛИСЬ НЕ ПУСТИТЬ В КАРАНТИННУЮ ЗОНУ НА БАЗЕ САНАТОРИЯ АВТОБУС С гражданами Китая | я ^ лВвВ *\|» 4,2НЬ,бабуля,коронавирус,автобус,текст,Истории
Развернуть

сексуальные домогательства пиздец трап текст story много букв длиннопост 

Всем привет , не привычный для меня формат постов - но решил поделится тем , что произошло сегодня . 

Короче те кто читают теги поняли , что случилось . Но лучше немного рассказать о себе .

Я женственный молодой парень и когда я говорю женственный - женская фигура , карэ , округлое красивое лицо с женскими чертами , тонкий голос . Кстати , хотел бы рассказать , что ко мне относятся положительно несмотря на то что пишут в инете про ненависть к такому типу парней у нас в стране : многие хотят со мной поговорить , почти все - если не все относятся доброжелательно "я кстати этому всё время удивлён" , часто дают чаевые - хотя моя работа не предполагает на такое .

Я не знаю почему пишут про негативное мнение , может это просто характерно для моего крупного города далеко от запада - в сибири "Новосибирск" + я очень общительный и доброжелательный . 

Но короче , как понятно ко мне относятся всегда для меня положительно , 

и если мне намекали какие то сексуальный намёки это было максимально культурно и ненавязчиво .

сексуальные домогательства,пиздец,трап,текст,Истории,много букв,длиннопост

Но сегодня - в обычный чудный день , после работы и посещения бабушки .

Ко мне подошёл какой то 50 летний пожилой человек . "да-да я сам в не верил в пошлых старикашек"  

Он на меня пристально смотрел в притык , но я не предал большого этому значению - потому что на меня часто смотрят и я не социофоб . Фыркал как пошлый старикашка , но я кстати на это не обратил внимание и только вспомнил после всего . 

А вот когда он зашёл со сной в пригородный автобус - тут то я почуял не ладное , потому что обычно в такие автобусы по моему маршруту на остановках заходят максимум 2 человека - а тут чел который на меня пристально смотрел и я не помню что бы видел такого , хотя у меня просто отличное запоминание лиц и имён  : в сторону пригорода где я живу в коттедже не очень много людей пользуются общественным транспортом и обычно их круг деятельности сосредоточен там на стройке новостроек и нескольких магазинов по типу Пятёрки и Магнита а те кто работают уже в центре в основном пользуются личным транспортом. 

И вот через пару остановок - началось !

Он стал гладить мне ноги а затем вообще полностью тереться , при этом говорил мне унизительны и пошлые слова - кстати этот шизик не был пьяным и по словам понимал , что я парень .

Я не могу стерпеть к себе такого отношения - поэтому я выразил , что происходит на весь салон - в котором на удивление больше чем обычно - было аж 16 человек в небольшом советском мелком автобусе . 

И вот тут я впадаю в осадок - потому что услышал 2 фразы : "А нам , что сделать ?" "Какая нам разница ?" - и это было сказано примерно 30-40 летними людьми .

Я начал его от себя отодвигать угрожая - он фыркая отошёл , но продолжал поглядывать на меня ."так длилось аж 10 остановок" . И честно это было чисто смешно , потому что я не мог ему в реальности дать отпор - я вынослив  , но моя сила идентична моей внешности .

К моему счастью , когда я уже начал выходить на своей остановке этот ублюдок при этом попытался последовать за мной - но его остановила троя парней "лет 18-21" близкие моему возрасту  - которые вошли за пару остановок до моей , узнавшие , что происходит из разговоров не чего не делающих уже многолетних взрослых . 

Они не дали ему выйти за мной и как я понял , когда автобус закрылся и поехал началась драка .

Я очень благодарен вам , если вы это читаете .

И больше всего из-за чего я пишу этот пост в виде вызванных эмоций - так это не чего не делающие : уже многолетние люди .

Неужели можно быть настолько апатичным и наплевательски относится к тому , что происходит с другими ?

Развернуть

Отличный комментарий!

Честно говоря это все звучит как типичная паста с двача
Zven StengtonZven Stengton29.01.202017:49ссылка
+106.8

Визуальные новеллы фэндомы owleron Gingershadow Ru VN прогресс текст story 

Итоги трехлетней разработки новеллы Gingershadow. Спойлер, игры еще нет, но вы держитесь.

Привет мои имбирные друзья ( ̄ω ̄)/
Старый год провожает нас последними шажками, и готовится передать в заботливые руки нового, в связи с чем я хочу подвести небольшие итоги по разработке моей новеллы Gingershadow, за долгие три года работы над ней.
Сразу оговорюсь, что это не коммерчески ориентированный проект, который я разрабатываю в свое удовольствие, в свободное от работы и домашних дел время, так что огромной скорости создания игры, ждать не стоит. Тем не менее я старался посвящать ему все свое свободное время, которого как это часто бывает, не так много.

И так, на данный момент мы имеем:
Сценарий - 100%
Текст - сложно, процентов 10%
Персонажи и их спрайты - 16 персонажей с которыми можно взаимодействовать, отрисовано 48% спрайтов (86 уникальных спрайтов из 180)
Арты (CG) - 50% (102 из 200)
Беграунды (задники) - 100% (32 из 32)
Написание мелодий - 35% (14 из 40)
Запись мелодий - 0% (0 из 40)
Анимационная заставка - 10%
Кодинг и интерфейс - 5%

Как итог могу сказать, что с постоянным пересмотром содержимого новеллы, я совсем незначительно продвинулся и теперь степень готовности составляет всего около 40% シ_ _)シ
Это не означает что я не занимаюсь развитием новеллы и не работаю над ней. Я много переделывал, перерисовывал, добавлял еще большее количество контента, а что-то готовое безжалостно выбрасывал, что в конечном итоге и повлияло на процент готовности игры.
Надеюсь в будущем у меня появится чуть больше свободного времени, но я в этом сильно сомневаюсь. Может смогу доделать ее в ближайшие 10-20 лет, кто знает)
Спасибо за внимание, с наступающими праздниками вас, реакторчане! Всем добра (づ ̄ ³ ̄)づ
Визуальные новеллы,фэндомы,owleron,Gingershadow,Ru VN,Русскоязычные визуальные новеллы,Отечественные визуальные новеллы,прогресс,текст,Истории
Развернуть

story фантастика постапокалиптика сделал сам антиутопия последняя хромосома текст почти ранобэ песочница 

Пишу для тех, кому понравилось написанное мной ранее. 


Начало тут: http://joyreactor.cc/post/1006284 


можно прочесть с самого начала здесь: https://tl.rulate.ru/book/24521 


ПОСЛЕДНЯЯ ХРОМОСОМА 


ГЛАВА 44


Жаль конечно, но отдохнуть и отоспаться в теплой постели пока возможности не представлялось. Даже на сборы времени особо не было, ведь до города, в котором, будет проводиться встреча путь не близкий. Снова пришлось просить Ольгу о помощи, и она снова помогла. Соня в этот раз осталась дома – мать не отпустила молодую девушку, приказав работать с уже отснятым и записанным материалом. Может оно и к лучшему, ведь если все пройдет по плану, то ничего интересного там, на встрече, не случится.

Кроме прочего, Ольга рассказала о последних новостях. Оказывается, примерно в то время когда мы были в джунглях, произошел серьезный прорыв тварей. Тот город, где я вел первые бои, названный теперь Рубежом, подвергся нападению. По слухам, отбиться удалось лишь чудом. Множество раненых и убитых. Пострадала даже Власова, которая сейчас находится в военном госпитале. Обязательно навещу ее, после того как закончу с этим, внезапно возникшим по моей вине кризисом. Теперь стало понятно из-за чего зверей в джунглях встретилось так мало – Идеальные согнали огромное их количество к городу для атаки.

На место мы прибыли за день до мероприятия. Времени на подготовку хватало, однако ни я, ни Ай с Альбой показываться на улицах, по известным причинам не могли. Водитель, которую нам выделила Ольга сходила за покупками и попыталась ненавязчиво узнать о намечающемся событии, но продавщица, естественно знала не больше нашего. Итак, на следующий день, когда мероприятие уже началось я, не скрываясь подошел к ближайшему контрольно-пропускному пункту и представился:

- Здравствуйте. Я представитель мужского пола планеты Земля. Будьте так любезны, пропустите.

И добродушно улыбнулся. Поднялся неслабый переполох. Вызвали начальницу охраны. Точнее их примчалось сразу три. По одной от каждого государства. Женщины никак не могли решить что со мной делать и тогда я просто пошел напролом. Точнее я просто прошел в дверь и остановился около этих трех дам, пока они спорили. Охранницы у дверей не успели среагировать, но и преследовать не решились, ведь я уже находился около их начальниц.

- Уважаемые дамы, в чем проблема? Вы сомневаетесь в моей принадлежности к мужскому полу, или, быть может, боитесь что я принес с собой оружие? Можете обыскать меня прямо здесь и сейчас, чтобы удостовериться в первом, а заодно будете уверены в том, что я безоружен.

Женщины тупо уставились на меня.

- Мне бы не хотелось пропустить все самое интересное, давайте уже начнем.

Произнес я, расстегивая пуговицы на рубашке. Дамы, как это уже было не раз в этом мире, узрев подобную картину, зависли, почти раскрыв от удивления рты. Хотя, на этот раз, мне попались подготовленные, уверенные в себе особы, быстро взявшие себя в руки. Ну и меня заодно, обыскав быстро, но, наверное, тщательно, ведь в этих делах я не особо разбираюсь.

- А теперь, если, вас не затруднит, может проводите меня в нужное место.

Все высшие руководительницы сейчас находились на встрече, и задать вопрос о моих полномочиях эти дамы ни у кого не могли, а брать ответственность на себя, и просто выставить последнего настоящего мужчину вон, не решились. Именно поэтому сейчас меня вели по каким-то коридорам к черному входу. Открывать парадную дверь после начала и до окончания заседания запрещалось.

Тихонько отворив дверь одна женщина собиралась проскользнуть вовнутрь, видимо чтобы посоветоваться по поводу меня с присутствующими в зале. Однако и здесь я совершил тот же маневр что на проходной – нагло удержал дверь и протиснулся за ней в помещение. Все что успели сделать сопровождающие, это тихо вымолвить «Эй!», но мне на этот их возглас было наплевать.

Зал имел округлую форму с пьедесталом в центре и множеством кресел, расставленных полукругом. Выступавшая у трибуны представительница Звездного Альянса, как раз обвиняла северных соседей в совершении диверсий и краже ценных данных. Недолго думая я сразу же направился к этому самому пьедесталу. Необходимо было прорваться к микрофону как можно скорее, пока еще есть такая возможность. Воспользоваться, так сказать эффектом неожиданности.

Рот говорившей женщины замер на полуслове, когда я бесцеремонно подошел к трибуне, и встал рядом. Дама сделала шаг в сторону, а я просто сказал ей за это спасибо и начал свою речь. Правда первое что выдали динамики, когда я слишком близко придвинулся и слегка их задел это гулкий раздражающий звук, но потом все нормализовалось.

- Уважаемые дамы. Извините что прерываю, но мне просто необходимо кое в чем признаться. Это именно я совершил кражу данных из ваших лабораторий, так же я угнал корабль Азиатской Ассоциации, на котором и совершал данные преступления. Он, кстати, уж не знаю почему, находился близ города Северного Союза, ну это, наверное, не столь важно. Я не принадлежу ни к одной организации или государству. Кражи данных были совершены мной как из лаборатории Звездного Альянса, так же и из лаборатории Азиатской Ассоциации, но помимо этого я забрал жесткий диск с данными непосредственно из компьютера Валерии Безобразовой, главной ученой Северного Союза. Все это я совершил только для того, чтобы помочь человечеству, в это сложное время. Все данные, которые мне удалось собрать, я сегодня предам всем вам. Каждый получит наработки по улучшению людей, ведь вы же не против поделиться вашими достижениями с другими, если это взаимно, не правда ли? Так же я добавлю в качестве бонуса образцы своей крови и кхм… свое семя. Кроме того, я побывал в джунглях и раздобыл множество образцов необычных растений и животных. А еще, там я столкнулся с теми, кого назвали «Идеальной парой». Эти существа разумны, похожи на нас, людей, но намного сильнее, обладают телепатическими способностями, а так же способностью издавать звук, лишающий человека сознания. Вот они-то и являются причиной нападения монстров из джунглей, ведь многие из тех животных, вообще травоядные. По пути моего следования постоянно велась видео съемка, и вскоре у вас появится возможность получить эти записи. Могу лишь надеяться на то, что мои слова изменят ваш агрессивный настрой.

Сделав эффектную паузу, я обвел зал взглядом.

- И последнее, если все-таки, кто-нибудь решит что настало время начать войну между людьми, я выступлю на стороне тех, кто будет защищаться.

Закончил я свою речь и тут же направился вглубь зала. Тем же путем что и пришел, а не через парадный выход, ведь я не собирался «громко хлопать дверью». Наконец на душе стало легко – все что задумывалось месяцы назад, до отплытия, сделано. Более того, обошлось без серьезных жертв и разрушений, так что мы могли гордиться собой.

Странно, но за дверью меня никто не караулил, однако зайдя за угол стало понятно почему. Передо мной, почти носом к носу стояла Безобразова. На некотором отдалении за ней, вооруженная группа во главе с Альфой. Бывшая ученая Северного Союза держала в руке пистолет для стрельбы дротиками, и мне не пришлось долго гадать над тем, что же находится в этих самых дротиках.

Возможно эти дамы и надеялись застать меня врасплох, но они прогадали. Свою способность я активировал еще до того как вышел из зала собрания. Безобразова дважды нажала на спуск выстрелив, и дротики, не спеша, начали свой полет. Естественно «не спеша» только для меня. Другие же наблюдали как в подставленную мной руку, вонзились два снаряда и впрыснули свою отраву. Я легко мог уклониться или даже отбить дротики, но не стал этого делать. Необходимо было продемонстрировать тщетность таких «засад», чтобы в будущем они не повторились. Поджавшая губы Валерия медленно опустила свое оружие.

Дозы транквилизатора, влитой в организм, хватило бы, чтобы свалить с ног слона, не то, что человека. Аккуратно вытащив впившиеся в руку снаряды, я выбросил их и медленно, шаг за шагом начал подходить к ученой. Вооруженные охранницы встрепенулись, поудобнее перехватывая оружие, но Безобразова подняла руку, отдавая приказ «не стрелять». Оказавшись на расстоянии вытянутой руки от женщины, я улыбнулся. Мои желтые глаза смотрели на нее в упор, и я спокойно, двумя пальцами достал один из шприцов, что сейчас находились в одном из карманов ее куртки. Выдавив все что было в этом шприце в воздух, я вонзил иглу в вену, недалеко от места, куда попала Валерия. Ловко набрав собранную усилием воли в одном месте жидкость из ее дротиков, я вложил почти полный шприц обратно в карман куртки Безобразовой.

- Так вы могли остановить меня раньше. Сейчас уже бесполезно, и даже эти девочки с оружием ничего не смогут сделать, Валерия. Пожалуй, на этом закончим. Не делайте глупостей, калечить людей я не хочу, но случиться может всякое…

- Ты монстр!

Прорычала в ответ Безобразова, но мне было плевать на ее слова. И, отведя взгляд, я собирался просто уйти, однако она продолжила:

- Чудовище, просто в шкуре человека! Такой же, как твари в джунглях. Именно так, ведь тебе ввели предназначенный «Идеальной паре» препарат, пусть и измененный немного.

Ей все же удалось привлечь мое внимание своим откровением, хотя о чем-то таком я и так догадывался.

- Знаешь Валерия, человек не здесь, а вот здесь.

Сначала положив руку себе на грудь, потом указав на голову, произнес я, и продолжил:

- Я намного меньший монстр чем ты. Воспитанный тобой одиннадцатый оказался трусливым социопатом и маньяком. Но винить его в этом, наверное, я не в праве. Ты сделала его таким. О твоих экспериментах я знаю немало, и они очень далеки от человечных. Так что здесь есть монстр, и он прямо передо мной. А еще, знаешь, исходя из имеющихся у меня данных, в том числе твоих собственных, единственное отличие этого организма от обычного человека – Последняя Хромосома. Y-хромосома, коих у меня две, вместо XY, как положено, вот и все. А теперь, прощай.

Бросив взгляд на столпившихся в проходе вооруженных девиц, я вложил немного силы в этот взгляд, чем заставил их расступиться. Безобразова молча наблюдала за тем как я удаляюсь, но отдать приказ стрелять все же не решилась. Однако пройдя несколько метров, сзади послышались шаги тяжелых металлических сапог. Обернувшись, я увидел Альфу, преследующую меня. Снимая шлем она произнесла:

- Ты вернул свою силу! Сразись со мной!

Не хотелось этого делать, но, похоже, великанша так просто не отстанет. Уже собираясь напасть, я вдруг заметил валяющуюся ампулу около ног улучшенной девушки.

- Стой. Ты что вколола себе ту дрянь, что вам с Альбой, эмм… Бетой, давала Безобразова?

- И что с того? Испугался?

Скривилась великанша, уже выбирая путь наилучшего нападения, но я продолжил говорить:

- Ты знаешь как оно работает? Чем больше ресурсов организма ты под этим задействуешь, тем больший вред ему нанесешь по окончании действия. А при серьезных нагрузках, до этого самого окончания, ты просто можешь не дожить.

- Плевать!

Рявкнула Альфа, сорвавшись с места. Ранее я сказал чистую правду – не хочу кого бы то ни было калечить, поэтому пришлось использовать выученный недавно трюк. Установив зрительный контакт с девушкой, я нанес удар. Не физический, а ментальный, и Альфа остановилась, покачнулась, и начала заваливаться набок. Такого эффекта я сам не ожидал, надеялся просто сбить ее с толку и сбежать, но так даже лучше. Поймав ее падающее тело, осторожно прислонив к стене, я удостоверился в том, что великанша просто спит. И после этого наконец покинул здание и направившись к автомобилю, где находились Альба и Ай.

К счастью долго ждать не пришлось – минут через тридцать к нам уже подошли представительницы государств, и я выдал им по чемоданчику с обещанным. Посыпались вопросы о планах на будущее, и предложения сотрудничества, в «любом виде». На все это мне пришлось уклончиво отвечать, мол – буду работать в лаборатории созданной Дианой Жмаевой и всех желающих буду рад видеть там, а так же вместе работать на благо всех людей. Столько лживых улыбок за раз, наверное, я не видел раньше ни разу. У всех, без исключения, подошедших ко мне женщин, были свои скрытые мотивы, и разрази меня гром, если я хотел узнать то, чего они хотят на самом деле.

Кое-как отбившись от этого града вопросов и предложений, стараясь никому не нагрубить, мы наконец уехали из этого ужасного места. Мы отправились в главный военный госпиталь Союза. Где лежала Власова и еще много других пострадавших во время нападения зверей из джунглей. Встретившая нас медсестра даже не смогла нормально удивиться. Под ее глазами были синеватые круги от недосыпа – весь персонал работал на износ, пытаясь спасти как можно больше жизней. Власова встретила нашу маленькую компанию слабой улыбкой. Вся в бинтах, она имела жалкий вид. На лице виднелись две багровые борозды, оставленные чьими-то когтями, а правой руки, от локтя, попросту не существовало.

- Уж извини, что в таком виде. Не могу встать и поприветствовать вас как положено, но, думаю, вы меня простите.

Улыбнувшись ее стойкости, мы расположились у кровати и рассказали обо всем, что успели сделать во время странствий. Викторию порадовала новость о взорванном бассейне, и она даже не удивилась когда я рассказал про Идеальных.

- Перед нападением камеры засняли несколько похожих по описанию существ. Они ходили у самой опушки что-то высматривая, а потом случился прорыв. Столько монстров я никогда не видела. Орудия на линии баррикад не справились с лавиной захлестнувшей город. Бои шли на улицах. Как видишь, я тоже в этом поучаствовала. Однако в какой-то момент твари замерли на месте, а потом развернулись и побежали обратно в лес. Только это спасло нас от полного уничтожения. Теперь, после твоего рассказа, я думаю это могло произойти из-за того что вы взорвали бассейн, а может на них так повлияла смерть желтоглазой твари, которую ты обезглавил. В любом случае, город решено оставить. Там теперь дежурит небольшая мобильная группа – ведет наблюдение на случай нового прорыва, чтобы предупредить соседние города.

Женщина тяжело вздохнула и взгляд ее застыл где-то на потолке. Положив руку на плечо я включил способность, ускоряя процессы восстановления ее организма.

- Все будет хорошо. Когда поправишься, приходи в мою лабораторию, посмотрим что можно сделать с твоей рукой. Альба покажи, пожалуйста, руку. Видишь, пальцы были отрублены по самое основание. Хорошо кушай, примерно как я, и быстро встанешь на ноги. А там, глядишь, и рука отрастет, через годик-другой.

Вселив надежду нашей военной подруге, мы наконец поехали к Жмаевой. Диана, как и обещала, закончила все приготовления и запустила лабораторию, даже персонал набрала. Пару дней отоспавшись, я и сам приступил к работе в этом учреждении.

***

Около года прошло с нашего возвращения. Сидя перед монитором, женщина сняла очки, помассировав надавленное ими место.

- Получилось, Тим.

- Да, профессор, поздравляю. Раковые клетки пациентки полностью уничтожены. Она здорова и может теперь завести ребенка.

Ответил я, на что женщина возмутилась:

- Хватит уже издеваться, Тим. Ты зовешь меня профессором когда мы наедине, но как только рядом другие люди, сразу переходишь на «Сару», при матери даже «Сарочкой» назвал, как тебе не стыдно вообще?

Коннорс легонько стукнула меня в плечо, застенчиво улыбнувшись. Теперь она уже совершенно не походила на ту уставшую военную, что отдала нам данные лабораторий звезд. После того происшествия ее заставили уйти из армии Звездного Альянса. Поэтому я, как только выдалась такая возможность, пригласил даму работать со мной, и она согласилась. Как оказалось, ей никогда не хотелось быть военной, женщину привлекала наука. В дверь довольно громко постучали, и тут же вошли. Власова, при полном параде звонко цокая каблуками, подошла и протянула вперед руку. Регенерация остановилась у самой кисти и немного замедлилась.

- Хватит тут хихикать! Можно как-нибудь это ускорить? Оно жутко чешется и мне постоянно хочется есть! Я уже почти готова остаться вообще без руки, лишь бы эта чесотка наконец прошла!

- Я и так выжимаю из твоего организма максимум. А ты потом скачешь кузнечиком, вместо того чтобы хорошенько высыпаться, так что, страдай!

Огрызнулся я, но Власова все это уже слышала не раз, так что никак не отреагировала.

- В этот раз я пришла не просто так. На Рубеже что-то происходит. Камеры зафиксировали несколько Идеальных и множество зверей, стягивающихся к опушке. Группа готова в любой момент сняться с места.

На следующий день пришли вести с Рубежа – город заполонили звери, хотя желтоглазых среди них замечено не было. К этому времени я уже мчался туда на машине, делая остановки только для заправки. Целый год я к этому готовился, однако не отказался бы и от еще одного спокойного года.

Оставив машину на дороге перед въездом в Рубеж, я продолжил путь пешком. Из оружия я взял только один двуручный меч, но использовать его собирался лишь в самом крайнем случае. Монстры, шаставшие по улицам злобно скалились пуская слюни, но не нападали. В тот момент, когда первая тварь заметила меня, я почувствовал сильное давление со стороны джунглей, но лишь укрепил свой ментальный барьер. Животные взирали на меня с разных точек, кто с крыши здания, кто из окна полуразрушенного строения, а кто просто, сидя на дороге, но напасть не могли. Приказы отдаваемые им Идеальными натыкались на возведенную мной стену и разум бедных созданий впадал в ступор. Поняв что происходит Идеальные применили другую тактику. На крыше уцелевшей многоэтажки сидел крылатый гигант, которого я не замечал, пока он не оказался слишком близко, пикируя на меня с огромной скоростью, выставив вперед когти и разинув пасть.

В то мгновенье когда он уже почти врезался в меня, я сделал шаг. Не люблю этих странных названий из всяких фильмов или аниме типа «призрачный шаг» или что-то типа того но мое движение было на это похоже. Только что я медленно брел по одной стороне улицы, а в следующее мгновенье так же медленно иду по другой. Крылатый гигант кое-как приземлился, завалившись набок по инерции, но тут в него вонзились бивни Бронто. Я просто внушил бронированному существу что крылатый это я, и убрал барьер, поэтому давление Идеальных на его сознание почти свело с ума бедную зверюгу. На огромной скорости Бронто впечатал пронзенного гиганта в стену ветхого здания, и их обоих засыпало обломками.

Больше нападений не последовало. Даже ментальное давление Идеальных ослабло. Похоже они поняли кто идет к ним и решили подождать, выяснить, так сказать зачем я здесь. Взобравшись на брошенные людьми баррикады, я устремил свой взор в сторону леса и ослабил барьер. Я будто приглашал Идеальных на разговор, но они никак не реагировали. Тогда я сам попытался обратиться к ним, вспоминая чувства, которые владели мной при нашем прошлом с этими существами разговоре, и результат не заставил себя ждать:

«- Враг… из… нас..! Зачем… ты… пришел..?»

Раздались, как и в прошлый раз голоса в голове.

«- Ошибаетесь. Я не «из вас», я – человек! Однако и врагами быть нам не обязательно.»

Ответил я им, и они услышали.

«- Разве… ты… человек..? Ты… как… мы… а… люди… слабы… и… должны… быть… уничтожены..!»

«- Я здесь для того, чтобы предупредить – если продолжите нападать на людей, мне придется вас самих уничтожить!»

Присовокупив к этим словам образ отрубаемой головы Идеального, я даже ощутил их страх. Весь год я размышлял над сложившейся ситуацией и понял что уничтожение разумного вида бесчеловечный поступок. Тем более что Идеальные созданы по образу и подобию людей, или на их основе, не суть важно. Однако, если они не оставят другого выхода, это придется сделать.

«- Ты… не… сможешь..! Ты… один… а… нас… много..!»

«- И снова ошибаетесь. Я не один.»

Ответил я, и страх существ, на этот раз, оказался намного сильнее, ведь они поняли что я не вру. В следующее мгновенье зверье из города помчалось обратно в джунгли. А я получил желаемый ответ:

«- Мы… отступим..! Не… будем… нападать… больше..! Мир… и… процветание…»

***

А где-то далеко отсюда, в небольшом домике на мягкой кровати лежала девушка азиатской внешности, с черными волосами и почти белой кожей. На руках она держала младенца, который сейчас тянулся ручками к круглому животику женщины-альбиноса. Младенец будто чувствовал родственную душу в этом животике, но никак не мог дотянуться к нему своими слабыми ручками. В следующее мгновенье он наконец смог сделать это и блаженно улыбнулся, а его глаза вдруг изменили цвет, обретя желтую радужку с вертикальными черными зрачками.





Конец. Одесса. 2019 год.



Надеюсь, написанная мной книга доставила вам позитивные эмоции и удовольствие, искренне ваш, Константин К. Simple.
Развернуть
Комментарии 5 26.11.201912:55 ссылка -1.7

story фантастика постапокалиптика сделал сам антиутопия последняя хромосома текст почти ранобэ песочница 

Пишу для тех, кому понравилось написанное мной ранее. 


Начало тут: http://joyreactor.cc/post/1006284 


можно прочесть с самого начала здесь: https://tl.rulate.ru/book/24521


ПОСЛЕДНЯЯ ХРОМОСОМА 


ГЛАВА 43


Предвкушая кровавое пиршество, мои пальцы коснулись Ай, и мне действительно захотелось ее крови. Однако возникло еще одно чувство. Очень знакомое, ведь каждый день с того момента как она начала в полной мере ощущать эмоции, я делал это. Пытался помочь, восстановить барьер, и при этом всегда прикасался к ней. Уцепившись, из последних сил за эти воспоминания, я отринул все остальное. «Да барьер. То, что защищало девушку от чувств. Именно. Чувства это лишь реакция на что-то что приходит извне. От них не нужно отрекаться или отгораживаться, нужно просто изменить свое восприятие. Но не только восприятие внешних раздражителей. Нужно полностью пересмотреть восприятие мира в целом», и вот тогда я четко осознал – жажда крови пришла извне. Я даже смог ощутить ее источник. Эти желания навязаны мне желтоглазой, мохнатой тварью. Вон она, за спиной, ожидает моих дальнейших действий.

«Погодите-ка, но ведь если он смог заставить меня делать такое, значит ли это, что во всех случаях нападений зверей из джунглей, тоже виноват он?» мелькнула мысль, и я аккуратно опустил Ай на землю, снова поднимая свой меч. Тварь с интересом наблюдая за мной склонила голову набок, до сих пор не сдвинувшись с места.

- Не стоило тебе этого делать. Теперь пощады не жди.

Произнес я, и шагнул навстречу монстру. Сомневаюсь что он меня понял, но это и не важно.

«- Кто… ты… есть… такой..?»

Вдруг зазвучали голоса в голове. Именно так, будто каждое слово было произнесено множеством голосов.

«- Ты… не… похож… но… ты… один… из… нас…?»

Существо оказалось не просто разумным. Оно было телепатом?

- Ты сам-то, кто такой?

Крикнул я, не переставая обдумывать наилучшие пути нападения, и сделал еще один шаг навстречу.

«- Создатели… дали… имя… идеальная… пара… но… нас… намного… больше…»

Вот теперь я наконец все понял.

- Так вы улучшенные люди?

«- Нет… мы… не… люди… мы… идеальны… люди… угроза… и… должны… быть… уничтожены… ты… из… нас… присоединяйся..!»

А существо, вдруг подняло руки, будто намереваясь обнять и начало передавать информацию. Это было похоже на то, как я извлекал воспоминания своих предков. Только теперь мне показывали прошлое этих созданий. Всего десять особей успели создать ученые разрушенной лаборатории до того как пришли военные других стран. После бойни их осталось восемь, но зато они стали полноправными хозяевами этих земель. Люди истребили сами себя, оставив руины на многие километры вокруг. Однако идеальные действительно не были «парой», хоть они и обладали каждый своим «я», так же они все были объединены ментально. Между ними постоянно шел обмен информацией. Не было у них лидера, подчиненных, старших или младших. Все были равны и всё было общим, даже желания. Поначалу им было тяжело – найти пищу оказалось непросто, зато потом они осознали свою силу. Идеальные быстро научились вселять ярость, граничащую с безумием другим живым существам. Так же они могли издавать необычный звук, лишающий сознания, тем самым и обеспечивали себя пропитанием. Сырое мясо не было проблемой для их желудков, а еще они не нуждались в одежде. В общем, поговорку: «человек – царь природы», можно было смело переписывать, ведь появились новые цари, или, быть может лучше сказать короли?

Никто никогда не мог воспротивиться их ментальным воздействиям… До сего момента. Именно из-за этого твари восприняли меня как одного из них. А может они почувствовали силу, что скрыта в теле одиннадцатого, и предложили объединиться – влиться в их сознание, считая это высшим благом. Конечно это предложение в некотором роде имело свои привлекательные стороны – о завтрашнем дне можно будет не волноваться, всегда сыт, всегда в безопасности, никакой собственности и индивидуальных потребностей. Что-то типа жизни Адама в райском саду, которую описывала одна из религий моей прошлой жизни. Конечно я был против такого «родства» и попытался воспротивиться, но что-то сразу пошло не так.

Чувствуя, как сама собой активируется моя суперсила, я хотел было обрадоваться, но вместо того чтобы воспользоваться преимуществом, начал терять контроль. «Нет-нет! Только не сейчас! Это мое тело!..»

«- А вот тут ты ошибаешься. На самом деле, оно мое.»

Вдруг ответил внутренний голос.

«- Что… Кто..?»

Совершенно не понимая что происходит, вопросы всплывали сами собой.

«- Ну как же, я настоящий владелец этого тела, ты меня одиннадцатым всегда называл, хотя по сути, имени у меня никогда не было. А сейчас, будь так любезен, исчезни! Мне уже порядком надоело твое вечное стремление к опасности. Не для того я извлекал тебя из генной памяти. Да-да, не удивляйся. Конечно это не было спонтанным действием организма, такое попросту невозможно. Только разум может совершать настолько великие поступки. Хотя не буду спорить, сделал я это тогда интуитивно, да и девчонка разочаровала, но выбирать тогда приходилось, сам ведь знаешь, мир слишком жесток и я не был к нему готов. Однако ты! Ты хуже чем она! Я сто раз мог умереть из-за тебя! О, сколько раз я собирался поменять тебя на кого-то другого, но ты все время умудрялся впутать нас в еще большие неприятности, из которых никто кроме тебя бы и не выпутался. Вот что тебе мешало жить спокойно? Спал бы, жрал и трахался, а однажды утром вместо тебя бы проснулся я, и жил бы в тепле и уюте! Но нет, тебе всегда было мало! И вот мы здесь. У-у-у как я зол! Сгинь навеки, а я, пожалуй, сольюсь с Идеальными, человечество все равно обречено, ведь рано или поздно, своей силой они всех уничтожат. Ну а я буду вместе с победителями!»

Вся эта тирада заняла какое-то мгновенье, вспыхивая мыслями в сознании. Осознание собственной беспомощности, и подтверждение слов Безобразовой о том, что я всего лишь информация, просто кусок памяти молодого парня, что давно прожил другую жизнь и умер, угнетало. Стало понятно почему я не мог активировать способность. Одиннадцатый оказался обычным трусом, прятался где-то в глубине сознания и наблюдавшим за моими страданиями. И даже когда я балансировал на грани жизни и смерти, все что он делал, это прятался. Дальше больше – он просто блокировал способность, надеясь что я и правда где-нибудь осяду, в теплом местечке. «Как же все это мерзко… Пропади оно все пропадом! Одиннадцатый! Идеальные! Мир этот, подыхающий…» но в этот момент одиннадцатый повернул голову. Он посмотрел на девчонок.

«- Потрахаюсь наконец. Никогда не мог понять тебя, Тим. Такие красивые куски плоти, столько всего можно с ними сделать…»

Он даже губу закусил, явно представляя какие-нибудь извращения. «Интересно, что с ними будет, когда я исчезну..?»

«- Ну для начала развлекусь, а потом на корм пойдут. Там еще много, хочу всех попробовать.»

Вдруг ответил одиннадцатый. И это разожгло во мне настоящую ненависть. «Не важно что этот мир далек от идеала. Плевать на причины моего появления. Я изменю здесь все так, как сам захочу! Ведь мир есть я, и я есть мир!» отметив себя как центр, я создал собственный барьер, похожий на тот что был у Ай, только я отметал им не только эмоции, а все, кроме себя самого. Раздвигая его границы все дальше и дальше, выходя за пределы тела одиннадцатого. Моего тела!

«- Стой! Нет! Прекрати, что ты делаешь??!»

Прокричал свои последние слова одиннадцатый перед тем как полностью исчезнуть.

- Как ты и сказал. Именно разум, а не тело, способен на невероятные и великие поступки. Со временем, я уверен, идя по нужному пути, не я, так кто-нибудь другой, дойдет, воистину, к божественным пределам.*

Мохнатая тварь в недоумении склонила голову набок, а я, врубив на полную способность, рванул вперед. Меч, как продолжение руки, даже не сверкнул, рассекая существо на части…

Однако тварь была не так проста. Ее желтые глаза не были похожи на мои. Они были такими же. Его скорость ничуть не уступала моей. Тварь, благодаря своим размерам была сильнее, имела большую мышечную массу и использовала ее на полную. Эффект неожиданности все же сыграл в мою пользу, и существу не удалось полностью избежать урона. Конечно разрубить пополам Идеального не получилось, но левую кисть по самое предплечье я отсек.

Имея общее сознание существо не испытывало такой боли как человек, разделив ее с другими такими же, где бы они сейчас не находились. Идеальный тут же махнул ногой, и когтями оставил довольно глубокие царапины на моей груди. Охладив свой пыл я занял оборонительную стойку, и начал отражать посыпавшиеся градом атаки. Получив наконец полный доступ ко всем способностям этого тела, раны заживали почти мгновенно, хоть на это и расходовалась энергия, так что бой не будет длиться долго. Идеальный регенерировал тоже очень быстро, правда отрубленная кисть не отросла, а лишь покрылась коркой, прекратив кровоточить.

Все колюще-резанные раны что я успевал нанесли твари, похоже вообще не отвлекали Идеального, а мои силы таяли подозрительно быстро. И ведь действительно, в последний раз способностью я пользовался очень давно, и уже подзабыл как это делается. Спасали лишь знания и навыки приобретенные в спаррингах и из воспоминаний, ведь ошибка в бою с этим противником, легко могла привести к потере конечности, а быть может и головы. Здраво оценив обстановку мне стало ясно – первым в этом бою выдохнусь я, потому пришлось использовать уже не раз выручавшую тактику – «отдай плоть, сломай кость».

В общем, я подставился под удар, выставив клинок в сторону, а потом резко крутнувшись вонзил его по самую рукоять в тело Идеального. Плечо обожгло, когда тварь вонзила в него когти, вырывая кусок мяса, но продолжив движение по инерции, существо пронеслось вперед а у меня в руках остался только эфес двуручника. Лезвие сломавшись у самого основания и застряло в мохнатом существе.

Пока тварь валялось на земле, пытаясь выковырять из себя инородный предмет, я успел подбежать к Альбе, которая в этот момент оказалась ближе и схватил ее клинок, подаренный Ольгой. В следующее мгновенье я уже занес его над головой бестии, а она, наконец обратив внимание на приближающуюся опасность выставила руки и разинула пасть, снова издавая звук лишающий сознания, но было уже поздно. Вместе с протянутыми руками клинок отсек голову Идеального, и монстр наконец перестал шевелиться.

- Не такой уж ты и Идеальный, без головы.

Выдохнул я, опускаясь на колени. Наконец обратив внимание на заливающий глаза пот и затянувшиеся, но напоминающие о себе жгучей болью раны я залпом осушил литровую флягу воды. К сожалению времени на отдых не было, ведь там, возле бассейна с мутирующей субстанцией тикают часики взрывного механизма. Не отключая усиления, я подобрал девушек и потащил в лес.

- Как бы фривольно это не звучало… Эхехе…

Подбодрил я сам себя, с трудом переставляя ноги. Как бы ни казались близки, те самые «божественные пределы», путь к ним, для меня, пока неизвестен и закрыт. Шаг. Еще шаг. Еще один. Так я и двигался, сбившись с их счета где-то после тысячи. Прогремевший за спиной взрыв прервал мои усилия, и я рухнул на землю. «Нет… нельзя отключаться…» ругал я себя, но тьма вдруг навалилась со всех сторон.

Что-то холодное и слизкое медленно наползало на лицо, а уютную тьму, почему-то, разгонял яркий свет. Пытаясь прикрыться от этих неприятных чувств, я поднял руку но она наткнулась на что-то твердое. Пришлось перевернуться и встать. Упавшая рядом здоровенная улитка спряталась ненадолго в свой светящийся панцирь, а потом снова осторожно высунула рожки-усики и дальше куда-то поползла. Уж не знаю сколько времени прошло, но небо успело окончательно потемнеть. В воздухе витал слабый запах гари, но на пожар похоже не было. «Видимо та дрянь долго горела. Хорошо что там деревьев поблизости не росло» предположил я и попытался растолкать Альбу с Ай.

Хоть и не сразу, но сделать это все же удалось. Обратный пусть, благодаря браслету с указателем, и куда-то подевавшимся хищникам прошел гладко. Всего пару раз на нас нападали звери, но эти одиночные атаки были отбиты без происшествий. Соня встретила потрепанную группу горячим чаем, после чего все тут же завалились спать.

***

Рассекая волны, на полном ходу мчится корабль с пиратским флагом на антенне. Солнышко пригревает, а ветра и волн практически нет. На палубе скрестив под собой ноги напротив меня сидит Ай, закрыв свои почти черные глаза. Мои же, желтые, с вертикальными зрачками, наоборот широко распахнуты. Еще одно усилие воли и я, наконец, закончил.

- Ну как, Ай, что-нибудь чувствуешь?

- Все так же, как раньше, и в то же время как-то по-другому…

Отвечает неуверенно девушка.

- Правильно, потому что я изменил барьер. Эмоции ты чувствовать не перестанешь, а вот стареть будешь, медленно, как раньше. А сейчас отдохни. Мне пришлось заставить твой организм работать на пределе, чтобы добиться нужного результата. Я пожалуй, тоже отдохну. Альба, ты за старшую.

Обратился я к беловолосой великанше, на что та, отсалютовав почти полностью отросшими пальцами бодро произнесла:

- Да, капитан! Уже завтра будем на берегу!

Ее новое обращение появилось как раз тогда, когда мне все-таки удалось обмануть природу. Заставить клетки не восстанавливаться, а делиться, выращивая новые ткани. После боя с Идеальным, когда его отрубленная второй раз рука пролетала мимо моего лица, я заметил бугорок, в месте первого сруба. Тогда-то я понял – тварь может отрастить новую руку, а значит смогу и я. Дальше были дни экспериментов, немного пролитой мной крови – отрубил себе кончик мизинца, чтобы, так сказать, на собственной шкуре все прочувствовать. Избавившись от трусливого ублюдка, одиннадцатого, я получил доступ ко всем возможностям этого тела. И хотя не совсем пока разобрался в нюансах, уже сейчас понимал что потенциал его, просто огромен. Вплоть до контроля всех внутренних процессов. Выбитые зубы теперь совершенно не проблема. Даже болевые ощущения можно отключать, хотя у меня пока вышло только слегка их притушить. Однако я не перестаю практиковаться, медитируя каждый день, в ущерб спаррингам.

К берегу мы причалили как раз на следующий день, после обеда. Странно, но спустившись на берег, меня не встретила машина и не повезла к Жмаевой. Здесь вообще дежурила всего одна девушка, и это была подчиненная Ольги. И направились мы в ее особняк. Пока ехали, мне вдруг вспомнилась Карина. «Интересно, как она, первая девушка с которой у меня был… была любовь, назову это так», думал я, глядя в окно. Без задержек доехав до самого крыльца, автомобиль остановился. На пороге, скрестив на груди руки, стояла хозяйка этого места. И в своей излюбленной манере, грозно глядя на нас вымолвила:

- Знаешь ли ты, что предшествовало войне, семьдесят лет назад? Той самой, после которой перестало существовать целое государство?

- Эм… Ну, они хотели создать из людей монстров..?

Почесав затылок, выдал я.

- Нет! Это была причина, а предшествовало войне встреча военных представителей государств! А как ты думаешь, сколько раз после того, проводилось такая-вот встреча? Ни разу! А что у нас назначено на понедельник следующей недели? Знаешь?

- Не уверен, но, может быть, встреча представителей?

Продолжал я валять дурачка.

- Ну а кто виноват в этом всем, знаешь?

- Хмм… ну, исходя из всего того, что я делал ближайших пару месяцев, точно не я!

Странно, но никто кроме меня над этой шуткой не посмеялся…

____________________________________________________________________

*Из стиха С.Есенина "Религия раба"
Развернуть

Гитлер сбербанк текст story Антисемитизм Баян 

Сбербанк отправил клиенту
СООБЩЕНИЕ С ПАРОЛЕМ «ПЛАЧЬ, УБИВАЙ
евреев». Компании обвинила в
ОШИБКЕ ГЕНЕРАТОР КОДОВ.
условиях, например, при сумме кредита 258 ОООр. под 13,9% годовых на 60 мес., платеж составит 5 990 р./мес. Подайте заявку в офисе банка -пароль
СИУУК11_иЕ\Л/8.
Развернуть

Отличный комментарий!

SSбербанк
vover vover 21.11.201923:48 ссылка
+45.6

разное текст story Clueless manapunk (название временное) 

Пыль в механизме, глава 6(2)

Предыдущая часть: http://joyreactor.cc/post/4149001
Первая часть: http://joyreactor.cc/post/4052961
То же самое, но на author.today: https://author.today/work/45021

Короткий поезд, состоявший из пары вагонов, выскочил из тоннеля и настойчивый гул рассыпался на отдельные звуки — стук колёс, дребезг обшивки и гудение электрического двигателя. Пройдя магнитные тормоза на рельсах, поезд начал тормозить, пока, наконец, не уткнулся в ограничительный буфер, завершавший пути. Какое-то время электродвигатель пытался преодолеть сопротивление, и его гул становился всё натужнее, но в конце концов автоматика разомкнула цепь, и он, печально вздохнув, отключился. Зиверт отомкнул замок на воротах, ведущих к поезду и потянул их на себя. Они легко повернулись в петлях и с металлическим лязгом легли на решётку, открывая доступ к вагону.
Дверей у поезда не было, так что Милли и Зиверт просто зашли внутрь и оказались в полутьме. Окна неизвестный конструктор тоже счёл неоправданной роскошью, их заменяли узкие щели чуть выше уровня головы. Вдоль стен протянулись жёсткие скамьи, обтянутые потрёпанной искусственной кожей прямо поверх досок.
— Уютно. — Прокомментировала Милли, оглядываясь по сторонам. — И… как называется это чувство, когда кажется, что стены на тебя давят?
— Клаустрофобия? — Отозвался Зиверт.
— Да, она. Ну что, как отправить этот гроб обратно? Мы только зашли, а я уже хочу выбраться.
— Поищем пульт управления. — Решил маг. — Если его не окажется, значит, придётся отправлять поезд из диспетчерской, так же, как вызвали.
Впрочем, пульт нашёлся. Он находился в конце вагона, в массивном корпусе, утыканным разными рукоятями, лампочками и датчиками. Над ним находилось единственное застеклённое окно. Из интереса Зиверт сбегал в противоположный конец поезда и обнаружил там под таким же обзорным окном второй такой же пульт, близнец первого. Конструкторы подходили к дублированию систем управления со всей серьёзностью.
Вернувшись обратно, Зиверт уверенно схватился за единственную солидно выглядевшую рукоять, застывшую посередине вертикальной прорези. Шкала радом с ней была разбита на пронумерованные деления — от минус до плюс ста.
— Ты же знаешь, что делаешь? — Настороженно спросила его Милли.
— Понятия не имею. — Признался он. — Я рассчитываю на защиту от дурака и на здравый смысл. Вот эта рукоять, например, единственная, расположенная параллельно ходу движения. Следуя логике…
Он толкнул рукоять от себя. Послышалось гудение двигателя, поезд дёрнулся, но остался на месте. Зиверт двинул ещё дальше. Гудение усилилось. В воздухе повисло напряжение, как будто сжалась пружина. Когда рукоять упёрлась в верхний ограничитель, двигатель на мгновние взвыл, но тут же чихнул и постепенно затих.
— Ручник забыл снять. — Заявила Милли.
— Откуда здесь ручник. Но тормоза… э-э-э… секунду…
Зиверт вернул рукоять в нейтральное положение и осмотрел пульт ещё раз. Взгляд терялся в куче деталей без единого обозначения. О назначении большинства оставалось только догадываться, но одна сразу привлекала внимание. Это была большая треугольная кнопка, горевшая красным. На ней был нарисован восклицательный знак. Воображение тут же нарисовало картину запуска процедуры самоуничтожения и затопление туннеля, но Зиверт отогнал эту мысль как маловероятную, и нажал на кнопку. Послышался громкий щелчок. Поезд вздрогнул, а кнопка сменила цвет на зелёный.
На этот раз, подчиняясь движению рукояти, вагон начал плавно ускоряться. В порядке эксперимента, Зиверт вернул её в нейтральное положение, а потом потянул на себя. Поезд резко затормозил и покатился назад.
— Интересно. — Сказал Зиверт, возвращая рукоять вперёд примерно на середину от полного хода. — Довольно просто и понятно.
Он уселся на скамью и откинулся назад.
Набрав скорость, поезд нырнул в туннель. Он шёл довольно плавно и относительно тихо, лишь иногда ударяя колёсами о стык рельсов. Придётся повышать голос, но вполне можно поговорить. Надо только решить, с чего…
— Спрашивай. — Милли сидела на скамье напротив Зиверта, устало вытянув ноги вперёд. Свет мелькавших мимо ламп просачивался в вагон выхватывал из полумрака её лицо: глаза безразлично уставились в пустоту. Это слегка сбило мага с мысли.
— Как, э-э-э… о чём спрашивать? — Пробормотал он. По лицу Милли пробежала тень раздражения, а может, это была игра света.
— Ты хочешь узнать, что это за ступор, в который я иногда впадаю. Ну так спроси.
— Что это за ступор, в который ты иногда впадаешь? — Послушно повторил Зиверт за неимением лучшего варианта.
— Воспоминания. — Выражение её лица не изменилось. — Я никогда не забывала, что со мной было, но иногда они затапливают разум. Становятся слишком реальными. Как будто я всё ещё там, сражаюсь на войне столетней давности. Не знаю, почему. Я не могу вызвать их сознательно, и не могу понять, почему они вдруг накатывают. Это редко случается, посреди боя я вряд ли выключусь.
— Слушай. — Серьёзно сказал Зиверт. — Я давно тебя знаю. И я никогда не пытался докопаться до того, о чём ты не хотела рассказывать.
— Ценю. — Безразлично бросила Милли.
— Но я хотел бы тебе помочь. Возможно, что-то можно с этим сделать.
— Я не…
— Меня не производительность волнует, я за тебя беспокоюсь. — Заключил некромант, пристально глядя на спутницу. Милли удивлённо моргнула и вдруг рассмеялась.
— Вот смотрю я на тебя, а вижу того шестилетнего мальчишку. — Сказала она чуть потеплевшим голосом. — Не волнуйся за меня. Всё, что со мной могло случиться, уже случилось.
Зиверт хотел что-то возразить, но не смог подобрать слова.
— Ну ладно. — Сказал он, сдаваясь. — Но когда-нибудь мы ещё к этому вернёмся.
— Когда-нибудь потом. — Фыркнула Милли, возвращаясь постепенно к своему обычному язвительному настрою. — На твоём месте я бы беспокоилась о том, что неизвестный поезд везёт нас по подземному туннелю неизвестно куда.

Подземный туннель, по которому их вёз неизвестный поезд, довольно резко уходил вниз, ещё глубже под землю. Он просматривался далеко, но не до конца, постепенно уходя влево.
— Слушай, — обратился маг к спутнице, после того как полминуты пытался вычислить что-то на пальцах, — если туннель загибается вон туда, — он ткнул пальцем, — значит, мы в сторону реки едем?
Милли посмотрела по сторонам, что-то прикинула в голове и кивнула.
— Только мы сейчас ниже неё. А что?
— А тормозит этот поезд автоматически?
В обзорном окне виднелась конечная остановка: рельсы утыкались в стену рядом с металлическими мостками, ведущими над рельсами к бетонной будке. Зиверт потянул рукоять управления на себя, но поезд никак не отреагировал.
— Ладно… — Растерянно сказал маг, водя руками над пультом управления. — Ладно, э-э-э…
Стена неумолимо приближалась.
— Ложись, придурок! — Рявкнула Милли, рывком опрокидывая Зиверта на пол. — Ногами упрись куда-нибудь!
В этот момент поезд налетел на первый тормозной буфер. Инерция вжала Зиверта в пол, а в подошвы врезались крепления скамеек, в которые он упирался ногами. После следующего буфера воздух наполнился истеричным скрежетом — включились автоматические тормоза. Зиверт лежал на полу, а какая-то часть его мозга флегматично отслеживала, как перегрузки сдавливают металл вагона и его собственное тело. Наконец, когда прошла, казалось бы, вечность, поезд ткнулся в ограничители пути и окончательно замер. На самом деле всё торможение от начало до конца заняло от силы секунд пять. Он поднялся с пола, слегка оглушённый, и принялся отряхивать плащ. Рядом поднялась Милли.
— Защита от дурака, да? — Спросила она с непонятным выражением лица.
— И здравый смысл. — Подтвердил Зиверт, прислушиваясь к звуку своего голоса. После оглушающего скрежета тормозов он звучал странно и неестественно. — Заметь, мы всё ещё живы.
— Говори за себя. — Мрачно буркнула девушка.
Они вышли на металлические мостки, заменявшие здесь платформу. Мостки упирались в бетонную коробку, торчавшую из стены. Шаги по ним вызывали глухое дребезжащее эхо. С тех пор как изобрели бетон, архитектура технических помещений резко потеряла в разнообразии, приобретя взамен узнаваемую серо-коричневую гамму. Но одно отличие от станции под радиобункером сразу чувствовалось — это была сырость. По монолитным серым стенам расползались пятна плесени, образуя мешанину неприятных зелёновато-белёсых цветов. Обнажённые детали арматуры обросли рыжими хлопьями ржавчины. Здесь, под руслом реки, недостаток обслуживания сказывался намного серьёзнее.
Дверь в будку, разумеется, оказалась закрыта. На этот раз ключей на гвоздике у двери не оказалось.
— Есть идеи? — Спросил Зиверт. — Не зря же мы сюда ехали.
— Грубая сила. — Не задумываясь ответила Милли. — Дверь, конечно, стальная, но если здесь всё такое ржавое, каким выглядит…
Она подтянула штаны и шагнула к двери прежде, чем Зиверт успел ответить.
— А ну, на счёт три… Три!
Выброшенная вперёд со скоростью пушечного ядра нога неожиданно пробила металл и застряла в двери. Не ожидвашая этого Милли взмахнула руками, пытаясь удержать равновение, а по обе стороны от двери с резким щелчком распахнулись скрытые люки, за которыми блестнули стволы пулемётов. Несколько мгновений путники не шевелились: Зиверт — парализованный ужасом, Милли — застрявшей ногой. Но ничего не произошло, выстрела не последовало. Переведя дух, Милли аккуратно вытянула ногу из пролома и, нащупав замок, повернула его. Ржавая дверь всё равно открывалась с трудом. В какой-то момент, после особо яростного рывка, она попросту сломалась пополам.
— Сразу бы так. — Недовольно произнесла Милли, выбрасывая оставшуюся у неё в руках половину вниз, на рельсы. — Это что за безумная система защиты?
Не дождавшись ответа, она шагнула внутрь. Стряхнув оцепенение, Зиверт последовал за ней.
С другой стороны стены система обороны выглядела очень странно. Механизм, открывающий люки представлял собой переусложнённое нагромождение шестерёнок, деталей и противовесов. Как будто кто-то просто выдёргивал из кучи случайных деталей одну наугад и пытался её куда-то пристроить. Орудия действительно некогда были пулемётами, но теперь от них остались только стволы. Подача патронов должна была осуществляться с матерчатой ленты, но система взвода куда-то потерялась при сборке, лента истлела, а патронов не было. Тем не менее, если бы кто-то загрузил в стволы по патрону, то при срабатывании этой системы, каждый выстрелил бы по разу. Милли, молча разглядывавшая эту кучу деталей, неуютно поёжилась.
— Не могу понять, — протянула она, — гений это сделал, или абсолютный психопат. Такая сложная система, причём, кажется, рабочая, — и такая бессмысленная.
— Да, в образ секретного комплекса не вписывается. — Согласился Зиверт. — С другой стороны, кто знает, что тут происходило с тех пор, как его забросили. Идём дальше.
Из внешней будки вглубь стены уходил узкий коридор. Дальний конец терялся во мраке, но после того как Зиверт щёлкнул выключателем на стене, лампы, конвульсивно вздрогнув, зажглись, и коридор осветился неверным красноватым светом. Два человека разошлись бы здесь с трудом, поэтому Зиверт шёл впереди, а Милли, сняв дробовик и положив его на плечо, чуть сзади. Коридор заканчивался слегка расширенной площадкой перед массивной металлической дверью. Эта дверь, увенчанная огромной поворотной рукоятью, не имела ничего общего с жалкими воротами, попадавшимися ранее. Слева от неё располагалась утопленная в стене стальная коробка, чем-то напоминавшая пульт управления из поезда. Только на ней было единственное отверстие для ключа и лампочка, горевшая недружелюбным красным цветом. Милли проскользнула к двери и попыталась повернуть колесо. Безрезультатно. Оно ходило из стороны в сторону всего на пару миллиметров, но наотрез отказывалось поворачиваться дальше, хотя явно не было ржавым. Назначение коробки для ключа, и без того очевидное, становилось яснее некуда.
— Здесь грубой силой не обойтись, — хмуро сказал Зиверт, присаживаясь перед ней на корточки. Вблизи было заметно, что коробка покрыта облупившейся зелёной краской. — Интересно, как тут прошли те, кто были тут до нас.
— С ключами? — Предположила Милли.
— Не похоже. Если у них и были ключи, то не все.
Он задумчиво пробежался пальцами по коробке, обламывая кусочки краски. Тяжёлая сталь не скрывала никаких люков. Бетонная стена за ней тоже.
— Вряд ли они дошли до сюда, сказали “а, чёрт, забыли ключи”, и пошли назад. — Заметила Милли. — Может, ключ спрятан где-то рядом?
Зиверт покачал головой.
— Сомневаюсь. Есть уровень безопасности, на котором их перестают прятать под ковриком, и этот сейф, — он кивнул головой на дверь, мрачно возвышавшуюся над ним, — как раз на него указывает.
В задумчивости, маг легонько ткнул коробку кулаком.
И замер.
Прочный, наглухо завареный стальной короб слегка покачнулся.
Зиверт нажал ещё раз, на этот раз сильнее. Так и есть, передняя стенка явственно прогнулась.
— Что там? — Заинтересовалась Милли.
— Эта стенка не закреплена. — Медленно ответил Зиверт. — Можешь пнуть её посильнее?
Милли пожала плечами и, не говоря ни слова, пнула стальной корпус. Передняя стенка накренилась внутрь. Её края блестели чистым металлическим блеском, а толщина была добрых миллиметров пятнадцать. Кто-то попросту вырезал её, причём очень аккуратно. Совместными усилиями, раскачивая стенку туда-сюда, её удалось вытащить и отбросить в сторону.
— А, чёрт, ничего не видно. — Пожаловался Зиверт, заглядывая внутрь. Движением руки он создал крошечный шарик света и осветил внутренности коробки. Внутри оказались провода — меньше, чем можно было судить по внешнему объёму корпуса, но достаточно, чтобы образовать хаос. Два были обрезаны и зачищены, выделяясь серым на фоне цветной изоляции. Какие-то точно должны открыть дверь, но какие? Зиверт некоторое время тупо пялился на них, но никаких подсказок не обнаружил.
“Ладно, значит, наугад”, решил он, потянувшись к обрезкам с синей изоляцией. Задержав дыхание, от замкнул их и тут же отпустил, прислушиваясь. Где-то раздался приглушённый шорох, но больше ничего не изменилось.
— Что ты сделал? — Долетел до него голос Милли.
— Замкнул провода. А что там случилось?
— Свет замигал. Что-то за стеной хрюкнуло. Из люка в потолке выпал какой-то мусор.
Послышался звук, как будто пинают мусор, упавший из люка.
— Похоже, что система тревоги попыталась включиться, но не смогла. — Заключила Милли. — Я слышу как сирена сипит. Кто-то её обрубил, просто не до конца.
— Ладно. А теперь?
Зиверт соединил оставшиеся два провода. Послышался щелчок.
— А вот теперь дверь разблокирована. — Заявила Милли. — Вылезай.
Пока Зиверт вылезал из-под коробки, Милли схватилась за поворотную рукоять. С видимым усилием, девушка повернула её против часовой стрелки. Послышался скрежет металла. Штыри скользнули обратно в пазы, разблокируя дверь. Милли толкнула её от себя, и та открыла крохотную каморку. Из колодца в полу торчала лестница, уходившая вниз.
— Вперёд, вперёд, друзья мои, без страха и сомненья! — Пропела Милли слова старого морского гимна, хватаясь за лестницу и спускаясь вниз, в непроглядную темноту.
Развернуть

разное текст story Clueless manapunk (название временное) 

Пыль в механизме, глава 6(1)

Предыдущая часть: http://joyreactor.cc/post/4086486
Первая часть: http://joyreactor.cc/post/4052961
То же самое, но на author.today: https://author.today/work/45021

Теперь у меня есть нормальное название и даже обложка. Дорога в тысячу ли начинается с первого шага, и всё такое.

Бункер был окружён. Разношёрстная толпа мертвецов облепила его со всех сторон и продолжала прибывать. Некоторые тупо долбились в стальную дверь, не делая попыток её открыть, но большая часть бессмысленно толкалась, стараясь пробиться поближе к стенам и уткнуться в них лбами. Зиверт вздохнул и закрыл окошко, в которое смотрел.
— Не могу сказать, что удивлён. — Мрачно сообщил он. — Должен бы, но не удивлён. И так уже понятно, что это не стихийное явление.
— Мне казалось, что солнце должно их парализовать. — Заметила Милли. — Утром они уходили, это точно. Тогда что заставило их вернуться?
— Скорее, “кто”. — Уточнил маг. — Солнце парализует только слабейшую нежить, а это уже явная направленная атака. Но не слишком сфокусированная. Думаю, они знают, где мы, только примерно, поэтому пытаются нас блокировать. Вопрос в том, на что ещё они способны.
— Ну что ж, это даже в какой-то степени хорошо. — Заключил он, спрыгнув на пол и отряхнув руки. — Есть повод проверить подвал.

Милли долго смотрела на заваренную дверь и молчала.
— Ну, чего ты её гипнотизируешь? — Не выдержал Зиверт. — Отсюда мы всё равно ничего не выясним, надо лезть внутрь.
— Пытаюсь найти хорошую причину не лезть туда. — Вздохнула Милли.
— Но у нас…
— Нет других вариантов, знаю. С такой толпой у входа больше нам идти некуда. Но подумай сам, что хорошего может найтись за дверью в подвале бункера, которую сначала заварили, а потом, — она похлопала по отогнутому углу двери, угрожающе торчавшему вперёд, — выломали изнутри?
Зиверт хотел было возразить, но повнимательнее присмотрелся к двери. Даже в тусклом свете “светлячка” было заметно, что по оригинальной задумке дверь должна была открываться наружу, в тёмный коридор. Тем не менее, кто-то или что-то вбило угол внутрь, проявив настойчивость, граничащую с кретинизмом. Что это было? Куда ведёт эта дверь? С одной стороны, кто бы ни стал причиной, по которой дверь наглухо заварили, желания познакомиться поближе он не вызвал. С другой…
— С другой стороны, — продолжил Зиверт, забыв, что не высказал свои рассуждения вслух, — если что-то выломало дверь и сбежало, значит, там его уже нет. Логично?
— Эти маги со своей логикой. — Проворчала Милли себе под нос, и повысила голос. — Ладно, гений, чего ты от меня-то хочешь?
— Да ничего особенного, — пожал плечами маг, присаживаясь на корточки. — Просто следи за мной. Если я вдруг дико заору или вздрогну и обмякну, сразу тащи меня за ноги.
— Я бы пропустил тебя вперёд, — продолжил он, просовывая голову в тёмную дыру, — но я не смогу тебе подсветить. А тогда… какой в этом… хм.
Голос Зиверта обрёл раскатистое эхо и постепенно затих. Торчавшие из двери ноги принялись задумчиво попинывать бетонный пол. Потом нижняя часть мага начала ворочаться — Зиверт с той стороны пытался развернуться, чтобы посмотреть наверх. Милли нетерпеливо пнула его в колено.
— Ну, что там?
— Тут… какой-то зал. И, кажется, рельсы. Короче, сама посмотри.
Каждое слово рождало эхо, заставлявшее стальную дверь слабо вибрировать. Должно быть, зал был действительно большим. Ноги Зиверта заскребли по полу сапогами и исчезли в дыре.
— Всё. — Глухо донеслось из-за двери. — Лезь сюда.
Милли задумчиво цыкнула зубом, но любопытство, которого она не была лишена, всё же победило. Мимоходом подумав о брошенном наверху рюкзаке — как бы зомби не добрались и не сожрали все консервы — она сунула в дыру ружьё и полезла следом.

Выбравшись на ту сторону, Милли обнаружила, что стоит на каменной платформе, шириной не больше двух метров. Она оканчивалась высокой решёткой, закрытой со всех сторон. Сразу за ней, на дне тёмной ямы, слабо блестели в свете магического шарика рельсы. Зиверт топтался у двери и пытался разглядеть потолок. Свет отправленного насколько хватало сил вверх “светлячка” едва доставал до него, и на него ложились дёргающиеся тени от металлических прутьев, перекрывавших верх клетки. Прямо напротив двери в решётке были вырезаны широкие ворота, сейчас закрытые. На них висел внушительного вида замок. Наконец, кусочки картины, выхваченные из темноты то там то тут, сложились в одно целое.
— Это же метро. — Удивилась Милли. — Вот уж чего не ожидала увидеть.
Она прошлась по платформе, разглядывая окружающую обстановку. В длину платформа была не больше семи-восьми метров, так что особенно гулять было негде. Дойдя до края, Милли обнаружила ещё одни ворота, на этот раз закрытые на два замка — сверху и снизу. Посередине эти ворота были самым наглым образом разогнуты. В образованную щель, пожалуй, мог бы пролезть некрупный ребёнок.
— Понавешали замков, а толку. — Хмыкнула девушка. — Знаешь, по-моему если этой платформой и пользовались, то крайне редко. Больше на запасной выход похоже, чем на парадный вход.
— Думаешь? — Откликнулся Зиверт с другого края платформы.
— Ага. Представь, сколько замков им пришлось бы постоянно отпирать. Вот тому, кто отсюда бежал, заморачиваться не захотелось.
Она заглянула за ворота. Свет от магического шара до туда почти не доставал.
— Хотя для беглеца из подземелий он был на удивление воспитан. — Заметила она чуть погодя. — Тут лестница, ведущая к рельсам. Значит, он поднялся по ней, а потом разогнул технические ворота, хотя явно мог выломать решётку в любом месте.
Больше тут смотреть было не на что, так что Милли вернулась к некроманту. С его стороны платформа заканчивалась деревянной будкой — разумеется, зарешёченой — которую тот отрешённо разглядывал.
— Параноики. — Пожал плечами Зиверт в ответ на выразительный взгляд спутницы. — Уверен, что у них была причина именно так строить платформу.
— Уж надеюсь. — Заявила Милли. — Знаешь, как говорят: нарушение требований пожарной безопасности приходит перед падением.
Зиверт покосился на неё, но ничего не сказал.
— Как думаешь, — произнёс он задумчиво, — сможем ли мы туда попасть?
Милли с сомнением осмотрела решётку и ворота. Стальные прутья, лишь слегка тронутые ржавчиной у основания, выглядели внушительно и прочно. Массивный навесной замок с толстыми дужками тоже радушием не блистал. Незваных гостей сюда, ну, не звали. О чём Милли и сообщила магу.
— Ты уверен, что нам вообще туда надо? — Уточнила она. — Мы можем вылезти на рельсы и идти пешком. До следующей станции вряд ли больше пары километров, местность неподходящая для длинных туннелей.
— Можем, — согласился Зиверт, щёлкнув пальцем по металлической пластинке, прикрученной к стене будки. — Но я хотел бы поехать на поезде.
Краска на пластинке облупилась, но выдавленные на ней слова вполне читались. Это была памятка для работника — кем бы он ни был. Она гласила:

Перед уходом проверь:
электрооборудование;
датчики давления;
состояние замков.

— Ах-ха. — Недоверчиво произнесла Милли, пробежав памятку глазами. — Поезд, значит. Электропоезд. Здесь. Зиверт, этим тоннелям лет пятьдесят. Ну пускай… да нет, сколько бы ни было, это в любом случае значило бы, что электропоезд здесь пустили задолого до Альтштадта, задолго даже до столицы. Зачем? И откуда здесь вообще энергия?
— Тут рельсы. Что по-твоему по ним ездило? — Парировал Зиверт. — Дрезина? Зачем гадать, нужно проверить. Ты сможешь сломать замок или нет?
— Если ты настаиваешь. — Вздохнула Милли. — Тащи палку покрепче. В идеале цельную арматуру, но и труба подойдёт.

Зиверт уполз обратно за дверь, и шарик света улетел вслед за ним. Оставшись в темноте, Милли задумчиво прошлась вдоль двери туда-сюда. Относительная пустота всех этих подземелий её беспокоила. Магический купол не выпускал их с Зивертом наружу, поэтому двигаться оставалось только вглубь. Интуиция подсказывала, что в конце туннеля будет ждать что угодно, но не пиво с крендельками. А значит, придётся бежать назад. В узкие коридоры. Толкаться в дверях. Карабкаться в люки. Пока всё дрожит от артиллерийских ударов, и с потолка сыплются куски сырой земли, попадая за шиворот, а взрывы всё ближе, начинает подкатывать паника, стены пульсируют, в басовитом рокоте ударов слышатся голоса, но непонятно, что они говорят. Свои? Чужие? Винтовка цепляется за низкий потолок норы, норовя выскользнуть из пальцев, мокрых от пота и земли, а взрывы всё ближе, и всё трясётся от тяжёлых ударов, но ничего не слышно, только тяжёлое дыхание царапает горло, уши словно набиты ватой и кто-то неожиданно…

— Милли!

Она вздрогнула и замерла на месте, не понимая, где находится. Бетонная платформа, клетка. Зиверт, торчащий из-под двери. Шарик, болтающийся рядом, выхватывает из темноты его лицо, на нём написано беспокойство. Ну да. Ну да. Станция, метро.
— Нормально. Всё нормально. — Её голос дрогнул, но только на мгновение. Видение отступило так же стремительно, как пришло. — Просто… накрыло чего-то воспоминаниями.
— Точно нормально? — Уточнил Зиверт.
— Так, средне. — Бросила Милли, вытирая пот со лба. — Ты нашёл… за чем ты там ходил?
— Нашёл. — Кивнул Зиверт. — Там куча этих стеллажей, но металл паршивый, прямо руками гнётся. Я подобрал какую-то трубу, и использовал её как рычаг, чтобы разбирать завалы, пока до меня не дошло. Хотел тебе рассказать, а ты стоишь, как статуя, и не отзываешься.
— Задумалась. — Упрямо мотнула головой девушка. — Давай сюда свою трубу.

Замок почти гудел от напряжения, но не поддавался.
— Умели же раньше делать. — Уважительно пропыхтела Милли. Она передвинула трубу и нажала с новой силой. Её глаза слабо засветились синим, и Зиверт это заметил.
— Не перенапрягайся. — Неуверенно сказал он. — Давай я попробую. Каждый раз когда ты выходишь за предел…
В этот момент замок сдался и с глухим лязгом упал на бетонный пол. Милли перевела дух и распахнула ворота.
— Предел-шмердел. — Довольно осклабилась она и махнула рукой. — Давай, проходи.
Когда Зиверт заходил в будку, Милли снисходительно похлопала его рукой по спине.
— Многому тебе ещё предстоит научиться, юнец. — Сказала она. Зиверт поморщился.
— Не говори, как престарелый учитель, тебе не идёт.
Внутри будка не оказалась больше, чем снаружи — такая же тесная. Милли, заглянув внутрь, наотрез отказалась толкаться в “этой конуре”, и осталась снаружи. По сути, будка была не более чем стальной клеткой, обшитой изнутри фанерой в два слоя. Между листами фанеры был набит какой-то мягкий материал вроде ваты или просто тряпок. Неизвестно, было ли так задумано изначально, или это проявил инициативу работник, пытавшийся оградиться от оглушающего грохота поезда, но эхо, принимавшееся скакать по туннелю от любого шороха, сюда совершенно не попадало, так что работала изоляция, по-видимому, неплохо. Также внутри стоял простой деревянный стол с одним ящиком, занимавший почти четверть внутреннего пространства будки. Напротив стола к бетонной стене был прикручен металлический щиток. Зиверт наудачу подёргал его. Заперто. Он уже было хотел прибегнуть к проверенной тактике борьбы с запертыми предметами, но вспомнил про ящик в столе. В нём обнаружилась связка ключей с маленькими ярлычками — “В1”, “ВТ”, “Щ” и “СВТ”. Ключа от самой будки, разумеется, не было. Ещё в ящике лежала пустая стеклянная бутылка без этикетки и официального вида бумага с выговором за “ненадлежащее хранение ключей”. Треугольная печать походила на имперскую. Зиверт окликнул Милли и сунул ей бумагу.
— Видела такую где-нибудь? — Спросил он. Та отрицательно покачала головой.
— Похожа на общую печать министерства обороны, у них тоже треугольная. Но в ней должен быть орёл и аббревиатрура конкретного отдела. Или только орёл. А что это за знаки, я вообще не знаю.
Почесав затылок, Зиверт вернулся к щитку. Ключ с биркой “Щ” провалился в небольшой замок и легко повернулся. На мгновение Зиверт ощутил укол беспокойства, но не успел ухватить ощущение, и оно растворилось так же быстро, как пришло. За дверцей оказалась широкая панель, покрытая сетью переключателей, неизвестного назначения датчиков и лампочек. Возле некоторых из них были прикручены металлические пластинки с выбитыми аббревиатурами. В этом хаосе угадывалась структура, но никаких подсказок внутри щитка не было. Стрелки датчиков мёртво покоились за пыльными стёклами. Все, кроме одного. Его стрелка мерно покачивалась в зелёной зоне циферблата. По обе стороны от неё располагались жёлтые и красные зоны — слишком высокий уровень явно был так же плох, как слишком низкий. “Перед уходом проверь датчики давления”, вспомнил Зиверт.
— Милли! — Крикнул он. — Давление в норме.
— Какое ещё давление? — Переспросила Милли.
— Не знаю. На циферблате написано “атм”, значит, это датчик давления. И оно в норме.
— Ну здорово. Распишись в отчётном листе, получишь значок почётного диспетчера.

В нижней части панели зияла замочная скважина. На пластинке рядом читались буквы “СВТ”. Сложив в уме два и два, Зиверт сунул в щель нужный ключ и, задержав зачем-то дыхание, повернул. Какое-то время ничего не происходило. Но через несколько секунд откуда-то из стены послышался низкий гул. Он нарастал, вибрации усиливались. Наконец, прежде, чем в лёгких мага закончился воздух, раздался резкий хлопок, и в туннеле зажёгся свет. Зиверт выглянул наружу. Лампы в потолке загорались по очереди, одна за другой, словно электричество подползало к ним лениво и неохотно. Примерно треть так и не зажглась, но, по крайней мере, держать магический свет стало необязательно.
— Здорово. — Прокомментировала Милли, оглядываясь по сторонам. — А поезд вызвать сможешь?
— Э-э-э…
Зиверт посмотрел на панель. Ни один из переключателей ничем не выделялся. Кнопок тоже было несколько, и довольно невзрачного вида. Он потянулся было чтобы ткнуть наугад, но в последний момент резко сместил руку и дёрнул переключатель в углу. За щелчком переключателя последовал резкий хлопок из глубины тоннеля. Они прислушались. Скрежет и стук колёс по стыкам рельсов сигнализировали о приближении поезда.
— Ладно, это было впечатляюще, признаю. — Кивнула Милли. — Откуда ты знал?
— Я не знал. — Растерянно ответил Зиверт. — Я просто…
Тут его осенило. Вот, что его беспокоило.
— … просто на нём не было пыли! И замок так легко повернулся. Милли, тут кто-то был! И недавно.
Милли посмотрела на замки.
— Пришли и ушли.
— Причём со своими ключами. — Добавил Зиверт. — Этот комплекс живёт и работает. Есть электричество, поезда, мародёров отстреливают.
— Допустим, — Милли сплюнула на пол и нахмурилась. — Один вопрос: как сюда вписываются наёмники Мартинеса? Он знал, что тут что-то не так, или, по крайней мере, догадывался. Он пытался разграбить это место? Что-то украсть?
— Совместные раскопки? — Предположил Зиверт. — Не поделил находку с партнёром.
— Это как?
— Ну, они нашли этот древний комплекс, а в нём оказался какой-то артефакт. И партнёр Мартинеса захотел оставить его себе и захватил… Ладно, забудь, когда я это вслух сказал, стало похоже на какой-то бред.
— Хуже, звучит как сюжет для какого-то бульварного романа, которые на вокзале на развес продают. — Поморщилась Милли и повысила голос, перекрывая шум приближающегося поезда. — В любом случае, постарайся не запоминать ничего слишком интересного. Не хочу, чтобы нам потом сказали, что никак не могут нас отпустить, из-за того что мы слишком много знаем.
ыль в механйИШ',разное,текст,Истории,Clueless manapunk (название временное)
Развернуть
В этом разделе мы собираем самые смешные приколы (комиксы и картинки) по теме текст (+1108 картинок, рейтинг 4,300.8 - текст)