#Лит-клуб разное текст story 

Птичий гриб. Глава 5

Городское фентези. Повесть.
Предыдущая глава:
http://joyreactor.cc/post/4336060

Инспектор отдела взаимодействия Алексей Зайцев как раз допивал утренний кофе, как вдруг в помещение ворвалась его коллега, белая ведьма Синистра Блэкторн.
Синистра была женщиной полной, даже тучной, поэтому на секунду остановилась, чтобы перевести дух.
— Извините за опоздание, Алексей, — наконец сказала она. — Я только что прибыла из Ирана, с места раскопок. Нашла много интересного…
— Вы о том ковре? Можете уже не напрягаться, мисс Блэкторн. «Магические возмущения» уже забрали у нас это дело.
Выражение шока и недоверия возникло на лице ведьмы.
— Что? Когда?
— Вчера днём, — Алексей сверился с планшетом. — Признаться, я и сам удивлён. Мы отправили наш предварительный отчёт ещё три дня назад.
— Действительно, они либо реагируют сразу же, либо не реагируют вообще. Ну что же, против воли Редлок не попрёшь…
— Редлок? — удивился инспектор. — Она ведь уже год как не у дел!
— Что? — Синистра была ошарашена. — В этом ВЦ ведь нет ничего более постоянного, чем Лора Редлок! Она тут уже лет сто работает, правда, с коротким перерывом на необъяснимую смерть и неожиданное воскрешение.
— Вам стоит больше интересоваться делами нашей организации, мисс Блэкторн! Мисс Редлок была уволена со скандалом в прошлом году, а потом пропала без вести. Её место теперь занимает Миления Флёр, ранее работавшая там секретаршей.
— Миления Флёр… А, это та юная друидесса! Встречала её иногда в столовой. Скромная и вежливая, но я чувствовала в ней какую-то такую внутреннюю силу… Ладно, полагаю, дело в надёжных руках, друиду действительно будет легче разобраться с этими загадочными грибами. Хотя, думаю, мне стоит передать остальные материалы. Заглянем к ней, Алексей?
— Да, это стоит сделать.
Алексей встал с кресла и машинально поправил свой галстук. Этот предмет гардероба, на котором был изображён вихрь из всех цветов радуги, ярким пятном выделялся на фоне его строгого официального костюма. Галстук буквально притягивал к себе взгляды собеседников, отчего мало кто мог вспомнить, как вообще выглядел инспектор.
Лифт быстро доставил их на нужный этаж.
— Да уж, отдел знавал лучшие времена… — покачала головой Синистра, оглядывая пустые кабинеты и мебель, закрытую пластиковыми чехлами. — И что с их лабораторией? «Возмущения» всегда были на острие магической науки.
— Вы, похоже, много знаете об этом отделе.
— Мисс Редлок неоднократно пыталась сманить меня к себе, — Синистра задумчиво вздохнула. — Но я не могу. Мне не хочется крутиться в пучине интриг этой женщины.
— Она опасна? — спросил Алексей.
— Нет. Я просто её… не понимаю.
— В каком смысле?
— Очень сложно объяснить. Алексей, вы же ознакомились с базовой теорией ведьмовства? Ну, о порядке и непорядке?
— Признаться, не до конца, но, допустим, я понимаю, о чём вы.
— В общем, Лора Редлок — это некий посторонний элемент, который, тем не менее, не создаёт беспорядка. Как если бы вы притащили в сад камней новый булыжник, откуда-то далеко, из-за морей, совсем другая порода, другой минерал, но он красивый, отполированный, и встал, как будто бы всегда там стоял… И вот вы успокоились, разровняли граблями песок вокруг него, а на следующий день обнаружили его совершенно в другом месте, однако песок вокруг всё равно ровный, без малейших следов, и вы задумываетесь, а не почудилось ли это вам, или не сходите ли вы с ума…
— Уф… — вздохнул инспектор, потирая виски.
— А, не берите в голову, — махнула рукой Синистра. — Как и сказала, это очень сложно объяснить.
В приёмной начальницы, практически незаметная из-за высоких стопок бумаги, сидела молоденькая рыжая секретарша, усердно выставляющая штампы на этих бесконечных документах. Синистра отметила её худобу и бледность, как и явную усталость.
— Душечка, — сказала ведьма, — простите, что мы не по записи, но можно ли переговорить с вашей начальницей? Мы из отдела взаимодействия, инспекторы Блэкторн и Зайцев.
Девушка остановилась и подняла глаза.
— Я… спрошу.
Пошарив под бумагами, она выудила интерком и нажала кнопку вызова.
— Что там, Трисса? — раздался голос Милении.
— Я Лар… — секретарша вздохнула, оборвав фразу. — К вам посетители. Из отдела взаимодействия.
— Что им… Ладно, пускай заходят.
— Госпожа Флёр примет вас, — кивнула секретарша. — Вам приготовить какие-нибудь напитки?
— Да, пожалуйста, — кивнула Синистра. — Мне…
— Мозамбикский чёрный кофе с каплей соуса «Табаско», — перебила её девушка. — Смешать, но не взбалтывать. Я как раз заварила такой, вам повезло. А вам, господин агент, полагаю, цейлонский чёрный чай с лимоном и ложкой тростникового сахара?
— Я уже выпил свой утренний кофе, — замялся Алексей, — но, наверное, от чая не откажусь.
— Вас устроит из термоса? Просто в этом ВЦ некоторые проблемы с заварочными чайниками, приходится готовить дома.
— Меня устроит даже пакетированный…
— Хорошо, заходите, я всё принесу.
Синистра внимательно посмотрела на секретаршу.
— Душечка, где же ваш отдел нашёл провидицу такого уровня?
— Провидицу? — непонимающе моргнула девушка. — Я всего лишь стараюсь быть предусмотрительной.
Она открыла тумбу рядом со столом и указала на несколько разноцветных термосов и пару френч-прессов.
— Цейлонский чёрный для господина инспектора, молочный улун, на случай если заглянет госпожа Кассия, и немного тёплого молока катоблепаса если нас почтит присутствием отец госпожи Флёр и захочет свой любимый «флэт-уайт».
Синистра пожала плечами и недоверчиво покачала головой, но, решив не развивать эту тему, направилась к двери кабинета.
Дверь открылась легко, даже слишком легко, впустив инспекторов в кабинет Милении. Хозяйка кабинета, что-то мурлыча под нос, читала журнал о садоводстве. Алексея поразили обширные парники с гигантскими плодами, Синистра же осмотрела обстановку и заметно поёжилась. «Эти овощи… будто бы наблюдают за тобой…» — едва слышно пробормотала она.
— Итак, — Миления оторвала взгляд от журнала, — что привело вас ко мне?
— Мне хотелось бы передать вам материалы дела о том ковре, — ответила Синистра. — Так вышло, что я нашла некоторые новые обстоятельства…
— Да-да, положите отчёт на стол, я проверю.
— Но… обстоятельства…
— Я уже забрала у вас это дело, — пристально взглянула на инспекторов начальница. — И даже уже разобралась с ним.
— Что? — удивилась ведьма. — А что насчёт пророчества в пещере, написанного клинописью? Вы расшифровали его?
— …Да, оно не имеет отношение к делу, — отмахнулась Миления. — Как и сказала, всё под контролем. Положите свои отчёты мне на стол, приобщу их к делу.
Друидесса вернулась к чтению.
Синистра несколько раз открыла рот, но так ничего и не смогла произнести. Наконец, глубоко вздохнув, она встала.
— Пойдёмте, Алексей, — сказала ведьма.
На выходе они столкнулись с Ларисой, несущей поднос с двумя кружками
— Ох, вы уже уходите? Возьмите напитки с собой. Не волнуйтесь, кружки зачарованы вернуться в наш отдел после того, как опустеют.
Синистра пригубила свой кофе. Вкус был отменным, даже лучше, чем она делала себе сама. Складывалось впечатление, что девчонка знала идеальную пропорцию и время заваривания, а потом не менее идеально их соблюдала. Очень странно, ведь этот кофейный коктейль с острым соусом придумала сама Синистра, и никто другой в ВЦ ничего подобного не пил.
«Значит, ты просто предусмотрительная?» — подумала про себя ведьма.
— Лариса, дорогуша, можно тебя на минуточку, — Синистра мягко взяла ведьмочку за плечо и отвела в сторону. — Скажи, только между нами, твоя начальница действительно решила эту проблему с ковром?
— Вы сомневаетесь в компетентности Госпожи? — девушка подняла бровь. — Институт уже и так находится под наблюдением «безопасников», а с минуты на минуту должен придти ответ от археологического сообщества о результатах проверки места раскопок, согласно которому и будет решено, выполнять ли «зачистку».
— Это же стандартные процедуры! Наш отдел сделал бы то же самое. Почему тогда за дело взялись именно «возмущения»?
Лариса смутилась, понурив взор.
— Это… моя вина. Не разобралась. Поставила печать. Показалось…
— Что показалось?
Алексей удивлённо взглянул на коллегу. Обычно добродушная, пускай иногда и немного наглая Синистра, буквально нависла над ведьмочкой, чуть ли не вдавив её в стену своим массивным телом.
— Это секретная информация, — лепетала Лариса.
— Что. Тебе. Показалось?! — с агрессией в голосе повторила инспектор.
— Не… непорядок!
Девушка разрыдалась и, кое-как вывернувшись из хватки Синистры, убежала в коридор.
Агент села на стул для посетителей и залпом осушила свою кружку.
— Что на вас нашло, мисс Блэкторн? — спросил Алексей. — Зачем вы так с ней?
— Пойдём отсюда, — вздохнула ведьма, вставая.
Они молча дошли до лифта. Синистра нажала на кнопку вызова.
— Скажу честно, — наконец заговорила ведьма, — об отделе Расследования Магических Возмущений на самом деле известно очень мало. Я знаю чуть-чуть, лишь потому, что Лора когда-то приглашала меня тут работать. Секретаршей.
Лифт приехал и они вошли в него. Основной пик уже завершился, поэтому в кабине они оказались одни.
— С трудом представляю вас в окружении бумаг или варящей кофе посетителям по первому требованию, — ухмыльнулся агент.
— А знаете ли вы, каким требованиям должна соответствовать секретарша этого отдела? Разрешение на ношение боевых артефактов, опыт владения ими, навыки выживания, знание боевой магии — далеко не полный список.
— Это звучит как требования к оперативнику «Дисциплины»…
— Именно. А ещё, пожалуй, самое главное требование, — наличие чувства порядка. Когда Лора звала меня к себе, она дала мне посидеть за столом секретарши. И, не знаю, дело ли в столе, отделе, или в самой Редлок, однако… Обычно я не очень хорошо предсказываю, но ко мне всё равно потом несколько дней приходили видения о наличии определённых блюд в меню столовой, а также о малейших непорядках в процессе их изготовления. Эта девочка, Лариса, пускай и скрывает, но явно талантливая прорицательница, а уж сидя за тем столом, она будет видеть такие подробности, которые ускользнут даже от наших глаз. Непорядок, сказала она. Поэтому и поставила печать. Почему Миления, которая тоже когда-то была секретаршей, не уделила предчувствию девочки должного внимания?
Лифт остановился на нужном этаже и инспекторы покинули его.
— Тогда что вы предлагаете, мисс Блэкторн?
— Попытаюсь связаться с Кассией, может, она позволит нам пересмотреть дело. А нет, так придётся действовать самой…
— Но ведь это против устава! — воскликнул Алексей. — Вы рискуете вылететь с работы!
Инспектор резко осёкся, потому что из-за поворота вдруг вышла Сара Гринлок.
— И кто это у нас может «вылететь с работы»? — спросила она.
— А, мисс Гринлок, — перехватила инициативу Синистра. — Чем обязаны вашему визиту?
— Пока ничего серьёзного, — улыбнулась агент. — Хожу, проверяю отделы. Заметила, что самая звёздная парочка Отдела Взаимодействия куда-то отлучилась. Решила подождать.
— Мы согласовывали передачу материалов расследования отделу Расследования Магических Возмущений…
— Да, это известно, — Сара кивнула. — Надеюсь, вы понимаете, что после этого дело уже не принадлежит вам. Запрещено оспаривать передачу и проводить свои собственные расследования. Иначе… будут последствия.
Агент Гринлок неторопливо проследовала к «особому» лифту, дверь которого открылась сразу, как она подошла.
— Теперь вы понимаете? — Алексей вытер платком пот со лба.
— Нет, не понимаю, — заявила Синистра. — С чего это Гринлок так интересуется этим делом? Тут что-то нечисто…
— Но, ваша карьера…
— Я вам вот что скажу, Алексей… — вздохнула Синистра. — Наша карьера не будет иметь никакого значения если в мире вдруг станет на пять миллиардов людей меньше.

Странный человек неторопливо шёл по улице города, пошатываясь. Иногда он запускал покрытую гнойниками руку в грязные патлы на своей голове и яростно скрёб ногтями, мерзость зрелища подкреплялась лишь облаками перхоти, высыпавшейся при этом. Он словно бы не видел куда шёл, натыкаясь на людей, не обращая внимания на оклики. Человек натолкнулся на туристку, делавшую «селфи» на фоне небольшой статуи, та в гневе оттолкнула его, прокричав что-то на китайском, он упал, неуклюже сел, пытаясь подняться. Почувствовав себя виноватой, китаянка предложила помощь, но человек отмахнулся. Встав на ноги, он, внезапно, резко вдохнул, и начал чихать. Его тело тряслось в судороге, каждый чих сопровождался стоном и вздымающимся с его головы облаком перхоти. Наконец, после почти пятиминутной муки, он упал и замер. Люди столпились вокруг него, не понимая, что происходит. А ветер уже весело нёс перхоть дальше по улице…
Развернуть

#Лит-клуб разное текст story 

Птичий гриб. Глава 4

Городское фентези. Повесть.
Предыдущая глава:
http://joyreactor.cc/post/4313583

Миления прошагала по направлению к своему кабинету.
— Доброе утро, госпожа!
Её новая секретарша уже была на рабочем месте, разбирая бумаги. Рядом, на передвижном столике, стоял серебряный френч-пресс, источающий великолепный аромат кофе, кувшинчик с подогретыми сливками, сахарница и блюдце с ломтиком малинового чизкейка, украшенного листиком мяты. Начальница была впечатлена. Даже несмотря на то, что Миления опоздала на пятнадцать минут, эта ведьмочка уже приготовила кофе, будто бы предсказав точный момент её появления. И откуда она знает, что начальнице нравится малиновый чизкейк?
Миления кивнула и подошла к двери. Удивительно, но она открылась значительно легче, чем вчера, хотя усилие всё равно пришлось приложить.
— Я попросила уборщика смазать петли, госпожа, — заметила Лариса.
— Хорошо.
Начальница зашла в кабинет, повесила накидку на вешалку и пошла проверять грядки. Через секунду дверь открылась и Лариса, позвякивая посудой, вкатила столик внутрь.
— Ваш кофе, госпожа.
Миления кивнула, подвязывая огуречный стебель.
— Забери бумаги с моего стола и займись их обработкой. Можешь потом просто выкидывать их в мусор.
— Как скажете, моя госпожа.
Достав из-под своего столика металлическую корзинку, ведьма быстро сгребла туда завал бумаги, и, поднатужившись, потащила к выходу.
Миления пригубила кофе. Потрясающе. Да и чизкейк был отличным, друидесса не пробовала ничего подобного в известных кафе кластера. Откуда эта ведьма его взяла? Надо будет поинтересоваться.
Миления села в кресло и достала садоводческий журнал. Предстоял очередной скучный день, но теперь, хотя бы, не приходилось копаться в этих бесполезных бумагах.
С громким звоном труба пневмопочты высунулась прямо из стола, отбросив подшивку журналов, валявшихся на том месте. Резкий свист — и депеша буквально выстрелила в Милению, чуть не опрокинув её вместе со стулом.
— Какого? — выругалась начальница, пытаясь восстановить равновесие.
Кое-как вскрыв капсулу, она достала оттуда пергамент.
Это был один из отчётов, массово приходящих в её отдел каждый день. Что-то от отдела Взаимодействия на этот раз. Вот только внизу красовалась жирная чёрная печать в виде греческой буквы «Кси» и вертикального глаза.
— Что за чушь? — выругалась Миления, порвала бесполезную бумажку и выбросила в мусор.
Пахнуло серой и озоном. Разорванный пергамент вихрем вылетел из корзины, собираясь в воздухе в целое полотно, разрывы вспыхнули, зарастая, замятия разгладились…
Идеально ровный и свежий отчёт с чёрной печатью опустился на рабочий стол, будто бы и не рвали его минуту назад, а в помещении внезапно раздался голос:
— Внимание! Уничтожение документа, отмеченного печатью Отдела Расследования Магических Возмущений невозможно до разрешения описанной в нём проблемы! О повторных попытках порчи будет уведомлено руководство! Благодарим за понимание!
Миления задрала голову и прокричала:
— Алиса!!!

— Лариса, госпожа. Вы звали? — секретарша заглянула в кабинет.
— Да! — сквозь зубы произнесла Миления, подняв документ. — Что. Это. Такое?!
Девушка подошла к столу и бегло просмотрела пергамент.
— Это отчёт от отдела Взаимодействия. Я поставила на нём печать около десяти минут назад. И как он оказался у вас? Я же вроде ещё не отсылала документы…
— У меня другой вопрос: зачем ты ставила на него эту печать?!
— Ну, — ведьма задумалась, приставив палец к подбородку, — я почувствовала в описанной там ситуации… непорядок. И пока думала, какую печать поставить, эта чёрная просто сама скользнула мне в руку.
— Дурья твоя башка! — Миления вскинула руку, и секретарша вскрикнула. — Из-за тебя придётся заниматься совершенно бесполезной работой!
Лариса издала сдавленный хрип, её тело поднялось в воздух, суставы вывернутых конечностей хрустнули.
— Говоришь, в баклажан? — прошипела Миления. — А как насчёт тыквы? Пустой и толстой!
Лицо девушки исказила гримаса боли, она беззвучно разевала рот, будто бы хватая воздух. Руки и ноги лишались пальцев и суставов, укорачивались, втягиваясь в раздувающееся тело. Удивительно, но платье не порвалось, а просто исчезло, будто бы его и не было.
— Я сделаю из тебя украшение на Самайн! Или пущу твои внутренности на кашу!
С громким хрустом тело ведьмы раздулось в несколько раз, приобретая характерные для тыкв бугры. Миления специально замедлила изменение головы, чтобы секретарша чувствовала и осознавала всё, что происходило с ней.
И тут начальница присмотрелась к её лицу.
Ведьма не кричала от ужаса, не пыталась молить о пощаде. Высунутый язык, томный взгляд прикрытых глаз… Она что, наслаждалась этим наказанием?!
С громким свистом тело Ларисы «сдулось», руки и ноги будто бы выстрелили из восстановленного торса.
Обнажённая девушка шлёпнулась на пол. Будто бы не веря, она ощупала тело, а потом разочарованно вздохнула.
— Уйди с моих глаз, извращенка! — крикнула Миления. — И прикройся!
Ведьма поклонилась, и, снова вздохнув, поторопилась к выходу.

Тяжело дыша, Лариса упала на свой стул. Она попыталась щёлкнуть дрожащими пальцами, но получилось лишь с третьего раза. Платье вновь возникло на ней, целое и невредимое. Какая удача, что она догадалась зачаровать свой бедный гардероб на возвращение в сумку в случае искажения тела.
В этот раз начальница не успела поменять её человеческую плоть на мякоть растения, поэтому ведьме удалось быстрее прийти в себя. Тем не менее, ощущение… растянутости ещё оставалось, отдаваясь ноющей болью в мышцах и коже.
Дурная привычка ставить людей в неловкие ситуации на этот раз сослужила ей хорошую службу: Ларисе действительно удалось убедить Милению, что полиморф — её фетиш, и это спасло от очередного превращения. Хотя где-то глубоко внутри, ей было любопытно, как бы она выглядела в форме тыквы, это был чисто академический интерес, присущий в разной мере любой интересующейся магией ведьме… Но вот боль и риск умереть от перенапряжения не стоили того.
Дверь кабинета начальницы открылась, и пылающая гневом Миления ворвалась в приёмную. Она явно хотела сделать это эффектнее, но тяжёлая дверь опять помешала её планам.
— Идёшь со мной! — прорычала начальница. — Раз уж из-за тебя это произошло!
Лариса молча подхватила сумку и накидку.

Бернард почему-то промолчал, когда Миления зашла к нему в лифт. Лишь взял под козырёк. А вот Ларисе он едва заметно улыбнулся.
Лифт проехал всего пару этажей и остановился.
— Простите, у нас ещё один пассажир, — извинился лифтёр.
Миления злобно вздохнула.
Дверь открылась и в лифт вошла Сара Гринлок.
— А, Миления Флёр, Лариса, не ожидала вас здесь увидеть! Вы на задании?
— При всём моём уважении, дела отдела расследования Магических Возмущений вас не касаются! — прошипела начальница.
— ...Лишь пока вы выполняете свои дела должным образом, — парировала агент.
— Вы на что-то намекаете?!
— Ни на что не намекаю, — Сара загадочно улыбнулась, но от этой улыбки по коже начинали бегать мурашки. — Слышала, вы взялись за тот инцидент с инфекцией. Вы уж постарайтесь там.
Дверь лифта открылась, и агент вышла на нужном ей этаже.
— Эта проклятая всезнайка! — воскликнула Миления, после того, как лифт продолжил движение. — Как же бесит! Она словно следит за мной!
Они прибыли на крышу.
— Уверена, — начальница повернулась к своей секретарше, — она точно что-то замышляет. Наверняка ищет способ оправдать свою сестру, но не может действовать открыто, ведь я могу подать жалобу в связи с конфликтом интересов. Учти, если хоть что-то разболтаешь этой проклятой агентше, я тебя уничтожу.
Лариса быстро-быстро закивала головой.
Миления вскинула руку в традиционном жесте вызова, и кеб с семиногим единорогом на борту выехал из ниоткуда.
— Институт инфекционных заболеваний, — озвучила начальница цель поездки.
Институт находился на краю кластера, окружённый обширной санитарной зоной, обычная мера предосторожности для центра изучения различных заболеваний, где, конечно же, хранились и образцы патогенов. Активисты периодически поднимали протесты с требованием перенести организацию подальше от города, но убрать что-либо подальше от Huge City — задача почти невыполнимая. Кроме того, институт был, пожалуй, первым бастионом на пути возможных эпидемий, так что его можно считать «необходимым злом».
Охранник на воротах придирчиво осмотрел удостоверения чародеек. Конечно же, они были в порядке.
— Проходите, — кивнул он, открывая шлагбаум.
Его молодой напарник проводил странную парочку взглядом.
— И кто на этот раз?
— Санитарно-гигиеническая инспекция, — скучающим тоном ответил охранник.
— Да ну! Как по мне, эта парочка меньше всего похожи на «санитаров». Одна одета как на вечеринку, а другая будто бы сбежала из Салемского музея ведьм.
— Слушай, — в тоне мужчины проскользнуло раздражение, — тебе что недостаточно было выговора за то, что ты отказывался пускать агентов Федерального Бюро Ковровых Покрытий на прошлой неделе?
— Это та голосистая толстуха и русский с попугайским галстуком? Цирковой сброд! Да и что это за «бюро» такое? Чем оно занимается?
— Их документы в порядке. О визите уведомили. Поэтому просто замолкаешь и пускаешь их внутрь. Поработай с моё и перестанешь удивляться.
Напарник хотел было что-то возразить, но осёкся, поняв, что это бесполезно.

Миления шла по дороге к зданию института. Дорога через санитарную зону была неблизкой, но для опытного друида, способного усиливать своё тело, это была лишь лёгкая прогулка. Конечно, она бы предпочла транспорт, но, увы, под рукой не было ничего подходящего, что можно было бы легко скрыть от глаз Неодарённых. Кроме того, это лишило бы её удовольствия слушать, как пыхтит Лариса, пытаясь поспевать за её пятиметровыми «шагами». Пускай и весьма необычно выглядящая, подобная «ходьба» легко скрывалась Аурой Обыденности и для Неодарённых выглядела лишь как быстрый бег.
Друидесса «дошла» до здания, обернувшись, она была очень удивлена увидеть слегка запыхавшуюся секретаршу прямо позади. Странно, Милении казалось, что ведьма упала от усталости ещё 400 метров назад. Эта девчонка не казалась сколь-нибудь подготовленной физически.
— Простите, госпожа, я пыталась вам сказать, но вы так резко ушли вперёд… — воскликнула Лариса, быстро переведя дыхание. — Я умею оборачиваться лошадью и могла бы вас подвезти…
— Что? — удивилась Миления.
Вместо ответа, секретарша совершила кульбит и, ударившись оземь, обернулась прекрасной вороной кобылой с рыжей гривой. Всхрапнув, она рассыпалась как дымка и снова возникла в человеческом обличье.
Миления была в шоке. Техники превращения в животных у друидов, конечно же, имелись, но увидеть нечто подобное в исполнении ведьмы? Низкоуровневой заклинательницы, которая может лишь довольствоваться «объедками» с магического «стола»?
Однако, сверившись со своим магическим чутьём, она успокоилась. Превращение секретарши не было идеальным, оно не изменяло её сути как полноценный полиморф. Материальная иллюзия, на большее ведьмы были не способны. Всё равно, что залезть в костюм лошади, волшебный, но всё-таки костюм.
Милении даже стало интересно, как эта девчонка собиралась её на себе нести. Обязательно стоит попробовать на обратном пути.

Фойе института встретило их идеальной чистотой. В убранстве не было никаких излишеств, лишь статуя, изображающая основателя, украшала обстановку.
Чародеек встретил учёный с сединой в висках, Миления сразу подметила на его лице следы недосыпания.
— Приветствую, — сказал учёный, — мое имя — Томас Челленджер, врач-эпидемиолог. Вы пришли узнать о моих исследованиях?
— Всё верно, — ответила друидесса. — Миления Флёр, санитарно-гигиеническая инспекция, главный инспектор кластера. А это — мой ассистент.
— А, я ожидал вашего визита. Прошу, пройдёмте за мной в лабораторию.
Они прошли по коридору и зашли в лифт.
— Вам, наверное, известно, что неделю назад на мой запрос уже откликнулось Федеральное Бюро Ковровых Покрытий? При всём уважении к их деятельности, я не думаю, что у них достаточно… квалификации для решения проблемы, с которой мы здесь столкнулись. Признаться, я рассчитывал на более серьёзную реакцию правительства, эпидем-контроль или здравоохранение… Но, думаю, вы тоже подойдёте.
— Поверьте, доктор Челленжер, — заявила Миления, — у меня достаточно квалификации и полномочий. Почему бы вам не ввести нас в курс дела?
— Прошу прощения, конечно.
Лифт приехал на нужный этаж.
— Знакомы ли вы с орнитомикозом? — спросил доктор.
— Это грибок, паразитирующий на птицах? Мне доводилось слышать о таких видах. Попадаются крайне любопытные экземпляры, например, утиный опёнок, который буквально фарширует зараженную птицу своим мицелием.
— Ох! — восхитился учёный. — Похоже, вы действительно разбираетесь в теме!
— Грибковые заболевания — одно из следствий несоблюдения гигиены, — холодно заметила Миления. — Особенно в таком грязном городе как Huge City.
— Вы абсолютно правы, инспектор! — учёный кивнул головой с довольным видом. — Отчасти, возникшая проблема касается этого.
Они зашли в большой отдел, уставленный исследовательским оборудованием. В закрытой зоне на стене висел странный поеденный молью ковёр аляповатой расцветки, который внимательно изучала пара учёных в защитном снаряжении.
— Этот ковёр был обнаружен во время раскопок на территории Ирана, в закрытом хранилище, предположительно некоей преступной группировки древности. Археологов заинтересовала его расцветка и структура, а также тот факт, что он не истлел за долгие века. Анализ установил, что он соткан из овечьей шерсти с добавлением пуха неизвестной птицы. Судя по узору и материалу, он явно не из Персии, возможно похищен пиратами у какого-нибудь странствующего торговца…
— И какое отношение эта тряпка имеет к нам? — нетерпеливо спросила Миления.
— У учёного, который исследовал ковёр был лёгкий насморк. Естественно, он носил маску и соблюдал все меры предосторожности, чтобы не заразить коллег, однако вскоре симптомы простуды начали наблюдаться у всей группы. На это не обратили внимания, инфекционные заболевания на то и инфекционные, чтобы передаваться от человека к человеку, но затем, после того, как ковёр транспортировали в музей, в асептических условиях, само собой, два музейных работника подхватили простуду, а за ними — ещё два охранника и уборщик. Мало того, тот уборщик был заражён герпесом, к симптомам заболевания других пациентов добавилось и это.
— Вы что-то обнаружили? — друидесса внезапно проявила интерес.
— Боюсь, что да.
Оставив Ларису в кабинете, Миления надела предложенный ей защитный костюм и зашла за доктором Челленджером в закрытую зону.
— Вот, — учёный положил под микроскоп препарат.
Миления взглянула в окуляры, увидев там странное переплетение ворса с полупрозрачными волокнами.
— Как я говорил, ковёр необычен. В пряжу включён этот пух неизвестной птицы. Птицы, заражённой орнитомикозом, который я ещё не видел никогда. Электронный микроскоп выявил, что в его мицелии дремлет по крайней мере десяток вирусов, и каждая его спора несёт с собой часть этого «коктейля», если не весь. Конечно, большая их часть не опасна для человека, но вот в чём проблема: в данный момент в волокнах появились копии новых вирусов, а именно тех, что вызывают простуду и герпес.
— Какой потрясающий симбиоз! — воскликнула Миления. — Вирусы ослабляют иммунную систему заражённого животного, и грибок может свободно разрастаться без помех.
— Вы совершенно правы, инспектор, — кивнул учёный. — Но этот симбиоз… неестественен. Нет, грибы могут вступать в симбиозы, лишайники тому подтверждение, но целенаправленно собирать и хранить вирусы — такое было замечено впервые. Этот организм… словно был создан искусственно, будто бы специально подогнан под определённые нужды.
— Такое возможно, — друидесса задумалась. — Кажется, я натыкалась на одну работу по микомантии…
Она осеклась. Забыла, что говорит с Неодарённым.
— Что вы сказали? — переспросил доктор Челленджер.
— Ничего. Простите, задумалась. Что с заболевшими?
— Изолированы и находятся под наблюдением. Вирусное заражение удалось легко устранить обычными методами лечения, а грибок, хоть и пытался разрастись в их телах, но, на счастье, не был приспособлен к организмам млекопитающих, да и иммунитет у нас, думаю, посильнее, чем у древних персов. В, общем, ничего страшного не произошло. Однако, сами понимаете, нельзя упускать такое из виду. Этот микоз сумел сохранить человеческий вирус. Простуда и герпес — это неприятно, но не страшно, а если гриб войдёт во взаимодействие с чем-то более опасным? С оспой, гепатитом, одним из печально знаменитых китайских коронавирусов? Или с вирусом иммунодефицита? Он сможет «продавить» даже самую сильную оборону. Адаптироваться. Убить нас всех.
— Но вы, полагаю, не допустите этого? — ухмыльнулась Миления.
— Само собой. Ковёр находится в защищённой зоне и к нему имеет доступ лишь авторизованный персонал.
— Хорошо, — друидесса кивнула. — Я услышала вас. Можете быть уверены, наша организация пошлёт квалифицированных экспертов. Дело взято под мой личный контроль.
Они вышли в шлюз между закрытой зоной и лабораторией. Автоматические распылители обрызгали их двойной дозой антисептической жидкости, а потом сотрудник лаборатории дополнительно полил их чем-то ещё. Убедившись, что посетители полностью очищены, он дал добро на снятие костюмов.
— Дополнительная обработка фунгицидом, — пояснил доктор Челленджер.
— Понимаю, — кивнула Миления.
Погрузившись в свои мысли, начальница проследовала к лифту. Лариса поспешила за ней.
— Нашли что-то, госпожа? — поинтересовалась ведьма.
— Хм, да… То есть нет, — Миления махнула рукой. — Как и ожидалось, у них все под контролем. Не о чем волноваться.
Она строго посмотрела на подчинённую.
— Но впредь, Анфиса, прежде чем ставить печать, сначала обговори это со мной!
— Хорошо-хорошо, госпожа, — закивала головой ведьмочка.

Охранник мотнул головой и потёр глаза. Гостьи возвращались, причём та, важная, в вечернем платье… ехала верхом на другой?!
— Вот… как ты это объяснишь? — он толкнул своего бывалого коллегу.
Второй охранник устало оторвал взгляд от планшета.
— Что объяснишь?
— Одна едет на другой!
— Ну может у них ролевые игры такие? — вздохнул бывалый. — Я же тебе сказал, не обращай внимания.
Молодой моргнул и наваждение резко исчезло. Обе женщины шли к их пропускному пункту на своих двоих. Сдав временные пропуска, они сели в такси и растворились в непонятно откуда взявшемся тумане.
Тут что-то было нечисто…
— Не обращай внимания, — ещё раз строго повторил коллега, возвращаясь к планшету.
Молодой охранник вздохнул и, бубня что-то по нос, отошёл от КПП. Достав из кармана пачку сигарет и зажигалку, он закурил. Выдохнув дым, он бросил взгляд на небольшую рощицу в паре десятков метров от ограды.
Между деревьев что-то проскочило…
Бросив сигарету, охранник вытянул тазер из кобуры и нажал кнопку рации.
— Замечено движение в квадрате А2, провожу проверку, — отрапортовал он.
«Принято. Помощь нужна?»
— Пока ожидайте. Возможно это просто заяц.
«Хорошо, не рискуйте. Патруль прибудет в течении пяти минут».
Охранник осторожно приближался к рощице, держа тазер наизготовку. Полоса деревьев была совсем узкой, хорошо проглядывалась насквозь… Или ему так лишь показалось?
Стоило войти — и выход пропал с глаз, человек будто оказался в густом туманном лесу без конца.
— Что за чертовщина? — выругался он, нажав на кнопку рации, но та ответила ему лишь радиопомехами.
Холодный пот выступил на его коже, сердце забилось чаще.
— Успокойся, — сказал он себе, — этому наверняка есть логическое объяснение. Эта роща просто кажется больше из-за тумана.
Под его ногой хрустнула ветка, и следом за этим, из-под кучи бурых листьев вылетела крупная птица, отчаянно стрекоча. От неожиданности, охранник упал, нажав на спусковой крючок тазера. Контактные провода вонзились в ствол дерева, громко застрекотали и замолкли. Выругавшись, мужчина поспешил заменить сменный модуль прибора. Тазер стал медленно заряжать конденсатор. Слишком медленно…
Потянувшись к штанине, охранник достал из скрытой кобуры небольшой револьвер. У него будут проблемы, если выяснится, что он носит с собой оружие, но сейчас он был рад, что оно у него есть. Он встал на ноги, тревожно озираясь по сторонам. Казалось, лес стал ещё больше, деревья нависли над ним, закрывая солнце. Мужчина достал телефон, тот показал нулевой сигнал, а потом и вовсе отключился. Сердце колотилось, а руки дрожали, бедняга отчаянно пытался не поддаться панике.
«Вспомни тренировки бойскаутов. Мох растёт с южной стороны… Или с северной? Да кого ты обманываешь, ты же так и не получил значок по ориентированию!». Мужчина неуверенно осмотрелся, выбрал направление и пошёл. Но стоило сделать два шага, как его нога запуталась в каких-то стеблях, и охранник снова оказался на земле. Перевернувшись, он попытался освободиться, но стебли держали его мёртвой хваткой. Мужчина ухватился за них, пытаясь порвать, но сил не хватало. Полностью увлечённый этим процессом, он не заметил, как листья перед ним взбугрились, приобретая некую форму.
Охранник поднял голову и заорал.
Пять выстрелов прозвучали в лесной тишине и сразу откликнулись топотом и криками местной фауны.
Охранник, вопя во всё горло, давил на спусковой крючок опустевшего револьвера, а перед ним стебли собирались в фигуру, напоминающую человеческую. Пули 38 калибра, конечно, повредили её, но раны сразу же заполнились новыми стеблями. Мужчина попытался оттолкнуть существо свободной ногой, но то легко уклонилось. Пучок стеблей буквально выстрелил из зелёной массы, обвив шею несчастного, охранник захрипел, чувствуя, как исполинская сила отрывает его от земли. Стебли освободили его ногу, но легче от этого, конечно же, не стало. Существо полностью приняло форму человека, но выглядело скорее, как грубая пародия, уродливое месиво лиан и листьев, с камнями вместо зубов и бледными склизкими плодами в глазницах. Придержав мужчину другой «рукой», чудовище повернуло голову охранника, осматривая в профиль и анфас, а затем довольно проурчало. Стебли на голове твари сгладились, выравниваясь в сплошное полотно и через некоторое время задыхающийся охранник с ужасом наблюдал перед собой своё отражение. Мелкие стебли перекручивались и соединялись по всему телу существа, формируя текстуру, неотличимую от человеческой кожи, создавая полную копию жертвы, двойника выдавала лишь лёгкая зеленца.
— Прекрасно… Прекрасно… Прекрасно… — проговорило существо разными голосами, пока, наконец, не подобрало нужный.
Движение кистью руки — и шея охранника хрустнула, бедняга дёрнулся и замер навсегда.

Мужчина вышел из рощи, на ходу поправляя кепку.
«Седьмой, седьмой, ответьте!» — отозвалась рация.
— Слушаю.
«Где вы пропали, седьмой? Мы уже послали патруль!»
— Можете отзывать. Ничего не произошло.
«Вы не отвечали почти пять минут»
— Да тут в кустах пряталась лиса, укусила меня за руку! Пожалуй, я наведаюсь в медпункт.
«Принято. Сами справитесь?».
— Конечно.
Отключив рацию, он побежал к институту. Его движения были резкими и быстрыми, мало похожими на бег обычного человека. Но Неодарённый увидел бы лишь быстрый шаг…
Развернуть

#Лит-клуб разное story текст 

Птичий гриб. Глава 3

Городское фентези. Повесть.
Предыдущая глава:
http://joyreactor.cc/post/4272492

Уладив дела в отделе кадров, Лариса с облегчением выдохнула. Тётушка Лукреция говорила ей, что высшие друиды могут видеть тебя насквозь, но девушка думала, что это всего лишь фигура речи. Эта Сара Гринлок действительно была опытной чародейкой: мало кто знал, что такой «не важный» орган, как селезёнка, часто оказывается не на месте после снятия полиморфных проклятий. Непонятно только, что заставило агента отступить, ведь в какой-то момент Лариса уже почувствовала себя крохотной мышкой, на теле которой смыкались когти филина.
Ведьма решила пойти по лестнице. Не факт, конечно, что ей грозила бы какая-нибудь неприятная встреча в лифте, но сейчас не хотелось пересекаться вообще ни с кем, даже с Бернардом. Да и небольшой моцион после отмены полиморфа не повредит, благо до крыши было всего-то десяток этажей.

Регулировщица София Кейн наслаждалась солнцем, сидя на посадочной площадке ВЦ, расположенной на крыше. Только что она разрулила несколько десятков чародеев, заторопившихся по своим делам, поэтому заслужила небольшой отдых. Эти дела у них наверняка нашлись после неожиданного визита агента Сары Гринлок и слухов о проверке.
Однако, она не теряла бдительность, поэтому быстро заметила знакомый силуэт на метле, приближающийся к зданию.
— Кого я вижу! Джейн, тебе не спится? — поприветствовала она свою коллегу.
— Да я, собственно, уже отдохнула после смены. Просто пролетала мимо. Думала, загляну…
— А, всё думаешь о той ведьмочке? — София подмигнула.
Джейн смутилась. Подруга попала в точку.
— Она всё ещё в здании, — улыбнулась регулировщица. — Если хочешь, могу сказать точное местоположение…
— Да незачем мне его знать! — мотнула головой ведьма. — Хотя ладно, говори…
— Она… — София сверилась с планшетом. — Уже здесь.
Открылась дверь, ведущая к лестнице и оттуда вышла запыхавшаяся Лариса.
Она явно переоценила свои силы. Первую пару этажей она прошла довольно бодро, но дальше началась боль в ногах, да и дыхание стало подводить. Юная ведьма от всей души надеялась, что это временно. Просто устала. Просто истощена. Никаких остаточных эффектов после превращения.
— А у тебя хороший вкус, — тихо сказала София своей подруге. — Она действительно милашка.
— Да что ты такое говоришь! — прошипела Джейн.
— Давай, иди, — подруга мягко подтолкнула её. — Ты ведь хотела с ней поговорить?
Джейн готова была провалиться сквозь землю от смущения, но смогла взять себя в руки. Решительной, как ей казалось, походкой она направилась к юной ведьме, которая пыталась отдышаться.
— Привет…
— Госпожа регулировщица! — воскликнула девушка. — Простите, я, наверное, задерживаю движение…
— Успокойся, я не на смене. И что за обращение такое, «госпожа»? Называй меня Джейн.
— Хорошо… Джейн.
— Что с тобой произошло? Почему ты шла по лестнице?
— Пустяки… Госпожа Флёр отпустила меня, а я решила размяться и немного не рассчитала силы. Мне стоило бы передохнуть…
Она зевнула и покачнулась.
— Тихо ты! — Джейн придержала девушку за плечи. — Говоришь, ты сегодня свободна? Если хочешь, я могу отвезти тебя домой. Где ты живёшь?
— Я? Нигде… Пару ночей провела в зоопарке, там очень добрый сторож… Даже накормил… Но не хочется злоупотреблять его гостеприимством…
— В зоопарке? О чём ты? — регулировщица непонимающе покачала головой. — Так, ладно. Едем ко мне, у меня найдётся для тебя место.
— Я не хочу тебя утруждать…
— Всё нормально.
Настолько уставшей ведьме было опасно лететь на метле, поэтому Джейн, вздохнув, подняла руку в традиционном жесте вызова. Почти сразу ярко-желтый кэб магического сообщества выехал откуда-то из-за пределов зрения.
Неодарённому наблюдателю наверняка показалось бы диким увидеть такси, приехавшее на крышу стоэтажного небоскрёба, но для ведьм и чародеев это было в порядке вещей.
Однако Ларису это удивило. Она смотрела на автомобиль как завороженная…
Дверь с изображением семиногого единорога открылась, галантный водитель в безупречно чистой униформе помог девушкам положить мётлы и прочие вещи в багажное отделение, а потом придержал для них заднюю дверь.
Садясь в автомобиль, регулировщица случайно бросила взгляд в сторону Софии. Та с улыбкой показала ей палец вверх.
Вздохнув, Джейн назвала адрес и кэб немедленно начал движение. Лариса удивлённо выглядывала в окно, не в силах отвести взгляд от переливов искажённого пространства, в котором перемещался волшебный автомобиль.
Наконец, они приехали.
— Сколько с нас? — спросила Джейн.
Кэб магического сообщества был довольно дорогим удовольствием, но сейчас другого выхода не было.
— Нисколько, — ответил таксист. — Ваша спутница ведь из отдела Расследований Магических Возмущений? У них есть право на две бесплатные рабочие поездки в день. Она ведь сейчас по работе?
— Да, да, конечно, — закивала головой Джейн.
Регулировщица жила в небольшом спальном районе на окраине кластера. Несколько красивых, расписанных видами природы, многоэтажек на краю огромного парка — отличное место для обители современного чародея. Квартиры здесь стоили недёшево, но родители помогли Джейн приобрести свой уголок.
Однако «уголок» — это было сказано слишком мягко. Лариса издала возглас удивления и восторга, стоило ей увидеть эту внушительную квартиру-студию, где с комфортом могла жить небольшая семья. Когда-то давно, передавая дочери документы на квартиру, мать Джейн недвусмысленно давала понять, что это инвестиция в её будущее… и в будущее фамилии. С браком и детьми у ведьмы, увы, не сложилось, но тут, на счастье, «подсуетилась» её младшая сестра, спася девушку от многозначительных покашливаний и вздохов мамы. Надолго ли? В любом случае, Джейн теперь могла спокойно жить как жила, занимаясь любимым хобби: рисованием. Она специально выбрала суточные дежурства в ВЦ, ведь они неплохо оплачивались, но при этом давали много свободного времени, которое она часто тратила на картины, благо парк по соседству давал много тем для вдохновения.
— Располагайся на диване, — предложила Джейн. — Я принесу плед.
Лариса кивнула и устало побрела в указанном направлении.
Регулировщица открыла шкаф, где хранила постельные принадлежности, как вдруг почувствовала лёгкий выброс магии откуда-то со стороны дивана. Бросив всё, она немедленно бросилась проверять, что было её источником.
Джейн осторожно подошла к дивану.
На подушке, свернувшись калачиком, крепко спала чёрно-бурая лисица.
Регулировщица мотнула головой, пытаясь прогнать наваждение, но животное никуда не исчезло, продолжая крепко спать.
Джейн хотела было окликнуть Ларису, может это был её приживал или просто питомец, но внезапно поняла: лиса и была Ларисой. Ведьминским чутьём регулировщица ощущала в ней магическую ауру человека, а не животного.
Джейн слышала, что некоторые ведьмы могли обращаться в зверей, но всегда считала это выдумками. Теперь же, перед ней было доказательство.
«Ночевала в зоопарке, да? — улыбнулась регулировщица. — Вот, что ты имела в виду».
Вид лисы, безмятежно спящей на диване, неожиданно принёс ей вдохновение. Джейн подхватила графический планшет с пером и сделала быстрый набросок.
Усиленные магией технические устройства Одарённых способны были на многое. При желании, картину можно было просто вообразить, а специальное приложение преобразовало бы этот мысле-образ в нужный формат. Изображение можно было дополнить запахом, звуком, даже настроением…
Поэтому Джейн использовала для рисования технику Неодарённых. Графический редактор, её собственная рука и глазомер — вот и всё, что нужно художнику для выражения своего видения. Нельзя искусственно навязывать зрителю свои эмоции, он должен сам ощутить картину без помощи колдовства.
Стилизовав свою картину под карандашный набросок, ведьма изобразила спящую лисицу, передав текстуру её шерсти быстрыми штрихами. Удовлетворившись нарисованным, она сохранила картину и опубликовала её в своём блоге. Подписчиков у неё было немного, но девушка и не гналась за популярностью.
Наступил вечер. Лиса открыла глаза, потянулась, зевнула, затем высоко подпрыгнула в воздух, и, совершив невероятный кульбит, вновь стала Ларисой.
Джейн выглянула из кухонной зоны своей квартиры.
— Ты проснулась?
— Да. Спасибо за то, что приютила меня. Давно я так не высыпалась.
— И часто ты… спишь в форме лисы?
— Прости, я, наверное, доставила тебе беспокойств. Так устала, что тело отреагировало само. В тотемной форме я высыпаюсь и восстанавливаюсь быстрее — один полезный трюк, которому меня научила тётушка Варвара.
— Но почему… чёрная лисица? Просто ты рыжая, и имя у тебя… рыжее.
— Имя — ещё не всё, — Лариса покачала головой. — Имена придумывают на основе видений, знамений и внешности. Кто-то из моих воспитательниц увидел спящую лису близ менгира, вот я и стала «рыжей лисой» по имени. Однако мой тотемный зверь — чёрно-бурая, уж не знаю почему. Так вышло.
— Прости, для меня это всё в диковинку… Впервые вижу, чтобы ведьма обращалась в зверя.
— А ты не умеешь? Мне казалось, что твоя связь с тотемами довольно сильна…
— Что это значит? — удивилась Джейн. — Мне никогда ничего подобного не говорили.
Лариса подошла ближе.
— Расслабься.
Девушка легонько ткнула Джейн пальцем в лоб. Совсем чуть-чуть.
Однако, в тот же момент регулировщица почувствовала, что падает. Усердно пытаясь сохранить равновесие, она совершила какой-то невообразимый кувырок и упала… на четыре лапы!
«Что происходит?!» — воскликнула она, но изо рта раздалось лишь… мяуканье?
— Успокойся, всё хорошо, — раздался голос Ларисы. — Не пытайся говорить, просто передавай мне свои мысли.
Джейн подняла голову. Предметы, мебель, Лариса — всё казалось ей огромным.
«Что со мной?!»
— Ты смогла обернуться. Разреши?
Ведьма аккуратно подхватила её, взяв на руки, и поднесла к зеркалу. Джейн с удивлением увидела Ларису, держащую маленькую кошку песочного цвета с широкой приплюснутой мордочкой.
— Барханная кошка, если не ошибаюсь, — сказала девушка. — Очень милые животные, маленькие обитатели пустынь, но при этом — грозные охотники.
Джейн завороженно смотрела в зеркало, с трудом веря, что эта маленькая кошка — она. Лариса опустила её на пол и села рядом.
«Расколдуй меня, пожалуйста!»
— Я не зачаровывала тебя, если ты об этом. Лишь слегка подтолкнула, а всю остальную работу проделала ты. Вспомни, что чувствовала и делала во время превращения, а потом, как бы тебе лучше объяснить… Сделай всё наоборот!
Легко сказать! Джейн была напугана. Что если она не сможет? Так и останется кошкой навсегда?
— Ты уже смогла. Просто вспомни.
Регулировщица зажмурилась, пытаясь вспомнить. Потеря равновесия, кувырок, падение.
Прыжок, кульбит, встать на ноги.
Джейн покачнулась, но смогла удержаться на ногах. На своих, человеческих ногах. Она быстро глянула в зеркало. Всё в порядке. Она человек. Выглядит нормально, никаких звериных черт. И внутри всё вроде тоже на месте.
— Можешь быть спокойна, — заверила её Лариса. — Это не считается полиморфом, древние чародеи, кажется, называли такое «сдвигом формы». Как бы другое тело, которое ты используешь вместо основного.
— Всё равно… страшно.
— Почему?
— Эта форма была пугающе… удобной, — Джейн поёжилась. — На секунду мне даже захотелось остаться в ней.
— Хорошо, — девушка кивнула. — Запомни это чувство. Сохрани его. Слишком много ведьм обращались навсегда, пытаясь сбежать от проблем человеческих.
— Зачем же ты тогда показала мне способ?
— Не показала бы, если бы не была уверена в том, что ты справишься, — Лариса хитро улыбнулась. — Дальше тебе решать, что делать с этим знанием.
Неожиданно живот ведьмы издал протяжный звук.
— Ах да, я же уже сутки ничего не ела…
— Что? — воскликнула Джейн. — Так, пошли на кухню!
Регулировщица слишком поздно вспомнила, что еды у неё не так уж и много. Жила она одна и не привыкла много готовить, перебиваясь омлетами да салатами.
— Наверное, придётся заказать еду… — вздохнула она, глядя в холодильник.
— Дай взгляну, — Лариса отодвинула её в сторону. — Яйца, молоко, яблоки. Найдёшь немного муки — и я наделаю нам блинов.
Джейн как завороженная смотрела на то, как юная ведьма управляется с кухонным инвентарём. Быстрыми уверенными движениями она взбила яйца с сахаром и щепоткой соли, влила подогретое молоко, подсыпала муку… Казалось, венчик в её руке мерцал быстрее крыльев шмеля, мгновенно взбивая всё в однородную массу. Она выливала тесто на разогретую сковороду, добавляя тончайшие ломтики яблока, как заправский шеф-повар переворачивала, подбрасывая в воздух, опрокидывала готовый блин в тарелку и сразу же приступала к следующему. Горка тонких блинов на тарелке росла на глазах. Параллельно с этим, Лариса как-то успела вскипятить воду и заварить травяной чай.
— Вот! — довольная ведьма поставила блины на стол и разлила чай по кружкам. — Ужин готов, и не надо ничего заказывать.
Тонкие блинчики с яблоками были потрясающе вкусны и прекрасно утолили голод. Джейн даже и не думала, что подобное можно сделать из таких простых продуктов. Ну а травяной чай наполнил квартиру свежим ароматом луга и подарил тепло.
— Как же вкусно! — восхитилась Джейн, потирая живот. — Ты научилась готовить в своём ковене?
— Я была одной из многих сирот, обучающихся там, нам с юных лет прививали, как это любила называть тётушка Фёкла, «ответственность и самодостаточность». Да и Учитель повторяла, что ведьма должна лучше прочих уметь три вещи: убирать, готовить и колдовать, причём в этой последовательности.
— Так ты сирота? И… что случилось с твоими родителями?
— Я не знаю, — Лариса пожала плечами. — Меня выловили из реки ещё крошечным младенцем, почти на грани смерти. Матушка Аврора выходила меня и дала своё молоко, благодаря ей я жива. Её и считаю матерью.
— И ты не искала своих настоящих родителей? У меня есть связи в службе безопасности, они могут поднять архивы…
— Не нужно, — Лариса покачала головой. — Это было давно. И наш ковен вряд ли будет упоминаться в ваших хрониках. К тому же, Учитель сказала, что это бесполезно и мне не стоит забивать таким голову.
— А кто она, твой Учитель? — возмутилась Джейн. — Почему говорит такое?
Лариса вздохнула, отставив чашку в сторону.
— Было время, когда я ненавидела её всем сердцем. Даже сейчас, спустя столько лет, я вижу её в кошмарах. Меня, маленькую девочку, она заставляла выполнять всю работу по дому, убирать и готовить, а после были изнурительные тренировки, призванные усилить мой магический потенциал. Однажды она принесла три мешочка с крупой: гречкой, рисом и пшеницей, рассыпала по земле и приказала рассортировать. Если она находила — а она всегда находила — единственное зерно не в том мешке, то рассыпала их снова, заставляя начать с начала.
— Что за варварские методы? Это ужасно!
— Я тоже так думала. Поначалу. Но, оглядываясь назад, могу сказать, что из всех людей, которые были в моей жизни, именно Учитель ценила меня больше всех и подготовила ко всем испытаниям, что свалились на меня позднее. Я не могу чувствовать к ней ненависть, и, если нам доведётся встретиться вновь, обязательно поблагодарю её за науку.
Лариса встала, взяла опустевшую посуду и пошла её мыть. Джейн смотрела ей вслед, до сих пор в ступоре от рассказа девушки. Мир велик, и наверняка в разных его частях обучали по-разному. Джейн была городской девчонкой и своё образование получила в академии: по сути, обычной школе, но с курсом магического контроля и ведьмовскими дисциплинами. О том, как обучали в ковенах, древних сестринствах, которые переросли в крупные поселения, она знала очень мало. Вроде бы как учениц там тренировали чуть ли не с рождения, отсюда и сравнительно молодой возраст выпускниц, кроме того, обучались там только ведьмы, поэтому учителя, по слухам, уделяли больше внимания профильным дисциплинам и меньше общей теории магии. Часто в ковены попадали Одарённые сироты и дети из неблагополучных семей, многие так и оставались, пополняя преподавательский состав и обслугу. Джейн знала нескольких ведьм, обучавшихся там, действительно сильных чародеек, но они не очень любили рассказывать о своей прошлой жизни. Неужто и они проходили через такое?
— Ладно, — Лариса вытерла руки полотенцем, — думаю, мне пора идти. Спасибо за гостеприимство!
— Куда? Ночь же на дворе! Оставайся…
— Я… не хочу тебя утруждать…
— Лариса, — Джейн подошла к девушке и взялась за её плечо. — Оставайся. Ты совсем не утруждаешь меня. Если тебе некомфортно, давай разделим обязанности, будем жить вместе как две подруги. Почему-то… я внезапно поняла, как мне одиноко здесь, в этой большой квартире.
— Просто… — Лариса потупила взор. — Это немного неожиданно… Я знаю, вы, городские девушки, более открыты в этих делах… И я не то, чтобы против подобного… Но всё равно… не торопишь ли ты события…
— О чём ты? Ах!
Джейн густо покраснела, это было видно даже на её тёмной коже.
— Прости! — она замахала руками. — Я ничего такого не имела в виду! Проклятая София, это она на меня так влияет! Я просто предлагаю тебе пожить у меня…
Лариса хихикнула, мило прикрыв губы ладонью.
— Прости, — сказала девушка, — не сдержалась. Бывает, подшучиваю так над людьми, когда нервничаю. Вредная привычка. Ну, если ты не против, то давай жить вместе. Места много не займу, буду готовить и убирать.
Джейн выдохнула.
— Тогда… добро пожаловать!
Развернуть

#Лит-клуб разное story текст 

Птичий гриб. Глава 2

Жанр: городское фентези. Повесть.
Предыдущая глава:
http://joyreactor.cc/post/4263030

Утром, Миления Флёр, как всегда блистая своей безупречной красотой, вышла из оранжереи на крышу ВЦ и проследовала к особому лифту. Обслуживающий персонал посадочной площадки шушукался за её спиной, но одного взгляда из-под очков хватило, чтобы их заткнуть. Подумаешь, пришла на полчаса позже. Она начальник, ей можно.
Лифтёр сдержано взялся за козырёк фуражки, впуская её в лифт. Лифт был огромным и потрясал своим убранством, все эти статуи, лепнина, отделка! Самое то для такой важной персоны, как она. В этом лифте можно было быстро заменить ковры на газон и играть в лакросс, по слухам где-то здесь, в тайнике, хранилась именная клюшка «стик» основательницы ВЦ. Миления считала такое расточительством. Куда лучше было бы разбить грибную ферму.
Она вышла на своём этаже и прошла по пустому офису. Вообще-то, отделу полагался штат из двадцати оперативных сотрудников, персонал отдельной исследовательской лаборатории в количестве пяти человек и четыре охранника, но после скандального увольнения Лоры Редлок, эти привыкшие к беззаботной жизни лентяйки под разными предлогами перевелись в другие отделы. Миления не огорчилась. Скатертью дорога, она прекрасно справляется со всем сама.
Подходя к своему кабинету, она заметила посетителя. Высокий статный джентльмен в походном, но тем не менее, весьма элегантном костюме, он сидел на стуле для посетителей, поглядывая на карманный хронометр. У его ног стоял обитый медью, видавший виды саквояж. Может он и выглядел просто, но его поза и стать сразу выдавала человека благородных кровей.
— Фредерик? — воскликнула Миления. — Что ты тут делаешь?
— Знаешь, раз уж мы не дома, могла бы уже и назвать меня «папа», — друид золотого серпа Фредерик Флёр улыбнулся, подходя к дочери, чтобы обнять.
Миления мягко отстранила отца.
— Ты колешься своей бородкой, Фредерик. Разве Брунгильда не говорила тебе её сбрить?
— Ну только ты вот не начинай, дочка! Тебе же всегда нравилось обниматься со мной, и моя «элегантная эспаньолка» этому не мешала. Всё-таки, в нашей династии принято носить бороды, у моего прапрадеда вообще была длинная белая борода до земли!
— Да, да, он заметал ей следы, поэтому его и прозвали Неуловимый. Ты рассказывал эту историю уже много раз. Ну, а от меня ты что хотел?
— Неужели отцу нельзя навестить свою дочь? — Фредерик всплеснул руками. — Тем более, дочь, которая пропала почти на десять лет, да так, что мы все опасались самого худшего! А потом вдруг выяснилось, что у тебя престижная работа, да ещё и оливитовый ранг!
— Уже серебряный серп. Я решила отказаться от шаманских рангов.
— Неважно! О Великое Древо, я хотел расспросить обо всём, как ты жила, что делала, а твоя мать даже не удосужилась прислать мне сообщение о твоём визите в особняк! Ты же знаешь, я бы бросил всё и примчался бы мгновенным порталом, не пожалев любых денег! И вот, я возвращаюсь в особняк и узнаю об этом от горничной! От горничной, Миления! А Брунгильды даже не было дома, она отправилась куда-то «по делам»! Вот как это называется? В чём был, я ринулся в Huge City, всё лишь бы поговорить с тобой!
От его тирад у Милении начал дёргаться глаз.
— Ладно, Фредерик, — вздохнула друидесса. — Давай, что ли, зайдём в мой кабинет, там разговаривать будет удобнее.
Миления схватилась за ручку двери и, с превеликим трудом, сдвинула её с места.
— Наверное, стоит смазать петли? — предположил отец, подавая руку помощи.
— Распоряжусь, — прошипела Миления.
Обстановка кабинета восхитила друида.
— Прекрасно, прекрасно! Твоя работа? — спросил он, осматривая огромный алый томат на одной из грядок.
— Да-да, всё моё.
— Удивительно! По мастерству ты, наверное, уже догнала свою мать! Странно, но тебе же не очень нравилось садоводство?
— Времена меняются, — ухмыльнулась друидесса, располагаясь за столом.
— Однако, тебе стоит меньше налегать на магические удобрения, — заметил Фредерик, поглаживая кожицу алого плода. — Может я и старомоден, но считаю, что огородные культуры нужны, чтобы их есть, а чрезмерное воздействие чар лишь портит вкус.
Мужчина сел на стул для посетителей.
— Ну?
— Что такое?
— Чем же моя дочь занималась эти долгие десять лет? Чему научилась? Как оказалась так далеко от дома в Северной Америке?
— Скиталась, училась, искала себя, — равнодушно ответила Миления. — Долго рассказывать.
— Пожалуйста, выдели ну хоть минутку! Или ты настолько занята?
Друидесса вздохнула.
— Ладно.
Она потянулась к интеркому.
— Мелисса, приготовь кофе.
Молчание было ей ответом.
— Где носит эту секретаршу? Первый день, а она уже…
Внезапно Миления замолкла.
— А, точно. Совсем вылетело из головы.
Она достала гравированный серебряный серп и взмахнула им в сторону грядки, запустив заклятие.
Проследив за направлением заклинания, Фредерик с ужасом наблюдал, как тот томат, который он пару минут назад осматривал, задрожал. Магическая сила искажала плод, эфемерная материя со свистом исходила из него, превращая в аморфную массу, которая бурлила и вращалась, выбрасывая отростки. Вот один из отростков стал напоминать человеческую ногу, затем появилась ещё одна, неестественно вывернутая, руки, со стремительно отрастающими пальцами… Масса сжалась, формируя тело невысокой девушки, увенчанное гладкой безликой головой с плодоножкой вместо волос. Тело, по-прежнему покрытое кожицей томата вместо человеческой плоти, рухнуло на грядку и затряслось. С ужасным хрустом внутри возникали кости, кожа теряла алый цвет и блестящую гладкость, на голове прорезался рот и сразу же издал высокий крик ужаса и боли.
— Великое Д… Нет, какого чёрта, Миления? — выругался Фредерик. — Ты с ума сошла? Ты превратила девушку в томат? Я ведь ещё чувствовал, что с этим плодом что-то не так! Разве не действует запрет на применение полиморфных заклинаний?! Откуда ты вообще знаешь такое проклятие?!
Он подбежал к возвратившейся в человеческую форму девушке, которая тряслась на грядке, словно в припадке.
— О, Древо! Как давно она в этом состоянии? Ты понимаешь, что столь кардинальные изменения могли стать необратимыми?
Он крепко схватил девушку и прижал к себе. По её телу шли сильные судороги — «паника» восстановленной нервной системы и мышц, бешено стучало сердце, пытаясь донести отсутствовавшую недавно кровь до каждой клетки тела. Девушка жадно глотала ртом воздух, задыхаясь от сильной нагрузки.
— Тихо, тихо, успокойся, всё позади…
Фредерик влил в её тело немного своей силы, используя учение Бодрости. Судороги постепенно затухали, дыхание и пульс приходили в норму.
— Ничего бы с ней не случилось, — заметила Миления. — Молодой организм…
— Что? Да она чуть не умерла от инфаркта на моих руках!
Друид накрыл обнаженную девушку своей курткой и взял её на руки.
— Где здесь лазарет? Её должен осмотреть паранорм-медик.
— Не надо… — чуть слышно сказала Лариса.
— Что?
— Не надо… Госпожа… Миления… Просто проверяла мою устойчивость к магии… Всё под контролем…
Шокированный Фредерик переводил взгляд с девушки на свою дочь и обратно.
— Всё как она говорит, — закивала головой друидесса. — В нашем отделе… важна устойчивость!
Лариса попросила опустить её на пол, и друид подчинился. Девушка подобрала обрывки сарафана, по-прежнему валяющиеся рядом с грядкой, и, кое-как прикрывшись ими, поковыляла к выходу.
— Спасибо за куртку… Я оставлю её на вешалке…
Неожиданно она согнулась почти пополам и, крепко зажав рот ладонью, выбежала за дверь.
— Я… я не знаю, что сказать, Миления, — Фредерик покачал головой. — Не хочу вмешиваться в ваши дела, но это… неправильно. Наверное, я пойду.
Друид подхватил саквояж и побрёл к выходу.
«Я думал, ты будешь лучше своей матери», — чуть слышно пробормотал он.

Лариса сидела возле унитаза, а её пустой желудок сводила судорога. Чудо, что она смогла быстро найти на этаже туалет, начальница наверняка была бы недовольна, если бы она «не донесла». Ведьма взглянула в унитаз, который почти до краёв был заполнен томатной пастой. Сколько же в ней поместилось? Оставалось надеяться, что это была лишь лишняя материя, накопившаяся во время превращения, а не важные внутренние органы, не вернувшиеся в обычное состояние.
Она встала на ноги, а унитаз автоматически всё смыл, вызвав у провинциальной ведьмы удивление. Нет, она конечно была в курсе современных благ цивилизации, но в больших городах всё по-другому…
Лариса вздохнула, заплетая перед зеркалом косу. Её парадный сарафан испорчен, серьги тоже потеряла. Щелчком пальцев она призвала прямо на себя повседневное серое платье из своей сумки. Этот трюк она выучила довольно давно, и он здорово экономил время, а самое забавное то, что даже никто из «городских» не понимал, как она это делает и не мог повторить. Возможно, в будущем, у неё будет много разных платьев и она сможет их мгновенно менять под настроение…
Но это будущее ещё должно настать.
А пока, она должна сварить начальнице кофе.
Миления бродила по кабинету, о чём-то задумавшись. Иногда она машинально поправляла стебли своих растений.
— Позвольте? — Лариса появилась на пороге кабинета с подносом в руках.
Удивительно, но девчонка умудрялась открывать эту тяжёлую заедающую дверь чуть ли не одним пальцем.
— Значит, говоришь, я испытывала твою сопротивляемость магии?
— Всё верно, госпожа, — Лариса кивнула, подходя к начальнице. — Всё было именно так.
— Да. Да, действительно.
— Только пожалуйста, в следующий раз предупредите, чтобы я могла подготовиться… Чтобы не испортить конечный результат. И если можно… Превращайте в баклажан. Мне больше нравится быть… продолговатой.
Лариса потупила взор, а на её щеках выступил румянец.
Миления посмотрела ведьму с оторопью. Что эта дурочка задумала? Или подобные наказания доставляют ей удовольствие?
— Будете кофе, госпожа? Остывает.
— Да-да, спасибо.
Друидесса взяла обсидиановую чашку. Напиток имел мягкий вкус арабики, но при этом пробирал до дрожи в коленях. Что-что, а кофе девчонка готовить умела.
— Хорошо, — кивнула Миления. — Ты доказала, что достойна работать в отделе.
Она вытащила из кучи бумаг на столе нужные и поставила подпись.
— Отнесёшь в отдел кадров на оформление. И ладно, на сегодня можешь быть свободной. Завтра приступаешь к работе.
— Естественно, госпожа, — ведьма поклонилась.
Забрав документы и поднос, она выскользнула из кабинета.

Подойдя к лифтам, Лариса качнулась и едва не упала. Девушка села на пол, тяжело дыша и обняла колени. Эти пятнадцать минут она продержалась лишь на чистой силе воли. Тело словно бы рвало изнутри, отдельные мышцы продолжали подёргиваться, а вдобавок, ведьма не была уверена, что её селезёнка находится в правильном месте. Ей действительно стоило прислушаться к совету Фредерика Флёра и навестить знахаря, но это вызвало бы массу неудобных вопросов и большой риск получить на свою голову кучу неприятностей. Она справится сама. Как обычно.
Это был не первый её полиморф, ведьмы из её ковена иногда зачаровывали учениц в качестве испытания, хотя делали это после ряда предварительных согласований и оценки рисков. Лариса с улыбкой вспомнила, как провела пять прекрасных зимних дней резвясь в снегу и ловя мышей, когда её впервые обратили в лисицу.
Но то было превращение в животное, а Миления превратила её в растение, совсем другую форму жизни, полностью поменяв структуру тела. Мало того, её заклинание было грубым, словно гигантская рука с огромной силой заталкивала в заданную форму и зажимала в ней как в ловушке. Поэтому и обратное превращение было таким жёстким: нельзя нормально собрать поломанное тело просто вытянув из формы и бросив на землю.
Раздался звоночек особого лифта и его двери открылись. Лариса поспешила подняться, чтобы никто не увидел её такой, однако из лифта никто не вышел.
— Желаете прокатиться, мисс? — пожилой лифтёр взял под козырёк.
— Но я ещё официально не работаю тут…
— Формальности, — мужчина махнул рукой. — Заходите. Вам в отдел кадров?
— Да, будьте добры.
Они проехали совсем немного, как вдруг лифтёр остановил лифт.
— Простите, у нас ещё один пассажир.
Двери открылись и зашла женщина. Лариса охнула, глядя на неё. Высокая блондинка с развитой мускулатурой, она производила впечатление дикой амазонки, что только что вернулась с охоты на существо ничуть ни меньше быка, причём поборола его голыми руками. Тем не менее, одежду она носила вполне городскую: удобные кроссовки, армейские камуфляжные штаны и майка, выставляющая напоказ её сильные руки. На поясе у неё висел мерцающий лунным светом серп, гранёный кинжал из туманного кварца и вязанка костяных амулетов гри-гри — регалии друида высшей категории всех трёх основных традиций.
— А, мисс Гринлок! — воскликнул лифтёр, как обычно взявшись за козырёк фуражки. — Нечасто вас увидишь в наших краях!
— Приветствую, Бернард, — добродушным тоном ответила женщина. — Готовлю масштабную проверку в этом ВЦ. Теперь, мы будем видеться часто.
Она зашла в лифт. Двери закрылись.
Женщина вдруг принюхалась. Втянув носом воздух, она вдруг повернулась к Ларисе.
— Девочка, почему от тебя пахнет томатной пастой и проклятием?
— Я… Это… просто небольшая неприятность при изготовлении зелья…
— Твоё сердцебиение ускорилось, и ты пытаешься избежать зрительного контакта. Очевидно, ты лжешь.
Мисс Гринлок продолжала говорить это добродушным тоном, но у бедной ведьмы было чувство, будто на неё валится скала.
— Я… я…
Женщина бесцеремонно схватила девушку за подбородок и внимательно осмотрела лицо, затем и вовсе повернула спиной к себе и наклонила, что-то внимательно осматривая. Лариса буквально чувствовала её взгляд, жгучий как пламя кузни.
— Так и знала, селезёнка не на месте. Бернард, останови лифт. И устрой нам пару кресел.
— Будет сделано.
Лифтёр нажал на малозаметную кнопку, и два удобных кресла выехали прямо из стены.
— Садись, — предложила женщина.
Ноги Ларисы сами понесли её к креслу и уронили в его мягкие объятия. Собеседница заняла второе.
— Итак, позволь представиться. Сара Гринлок, агент Дисциплинарного Комитета Главного управления Организации. В обязанности входит осуществление внутренних проверок, поиск правонарушений и случаев превышения служебных полномочий. Можешь не отпираться, по состоянию твоего тела вижу, что ты была подвергнута полиморфному проклятию, причём недавно и в стенах этого здания. Ты обязана доложить о любом случае подобного обращения с собой, даже если творец заклинания не имел злого умысла.
— Я… не могу…
— Девочка, — Сара наклонилась вперёд, взглянув Ларисе в глаза, — то, что с тобой сотворили — это нарушение правил. Ты пытаешься покрывать нарушителя? Если тебе угрожают, не бойся. Готова взять тебя под личную опеку. Расскажи, что произошло. Не волнуйся, если хочешь, никто не узнает о нашем разговоре. Правда, Бернард?
— Совершенно верно, мисс Гринлок. Что происходит в лифте — остаётся в лифте.
Лариса опустила голову и слёзы полились из её глаз.
— Я… не могу, — всхлипнула она. — Я должна… продолжать…
— Что за чушь?
Внезапно Сара остановилась, почувствовав некое вмешательство. Время… встало?
Краски мира потускнели, рыжая ведьмочка застыла как статуя, Бернард тоже был неподвижен.
— Оставь мелкую в покое. Разве не видишь, это её выбор. Её путь.
— Лора, — Сара вскочила с кресла.
Её сестра, Лора Редлок, сидела на высоком табурете с журналом в руке и пила кофе. Одета она была в красную шёлковую пижаму и выглядела так, будто недавно проснулась.
— Это что, твоя работа? — воскликнула Сара. — Нет… Ты не настолько небрежна. Но тогда что тут происходит? Один из твоих бесчеловечных экспериментов? У тебя какие-то планы на эту девочку?
— Как много вопросов, — Лора отхлебнула кофе и отставила кружку на стойку, возникшую рядом из ниоткуда. — Да, эта девчонка нужна. Но не мне. И тебе от неё пользы не будет, так что оставь пока всё как есть. Она на своём месте. На своём пути.
— Опять твои загадки и интриги… Что ты вообще делаешь здесь?
— Живу, — Лора пожала плечами. — Как ты знаешь, ВЦ №13 — мне как дом, а после того, как меня мастерски «подсидела» моя секретарша, кабинет стал вне зоны досягаемости. Вот и пришлось пока расположиться тут. Не беспокойся, я обитаю в гиперреальности, поменяв местами пространство и время, поэтому меня не может видеть никто, кроме тех, в чьём мгновении я решу поселиться.
Сара удивилась. Был период, когда их сестра Дора прожужжала им все уши так называемой «квантовой физикой» Неодарённых, в том числе описывая подобные манипуляции, но это всё казалось настолько сложным и фантастичным, что они с Марой обычно находили предлог, чтобы сбежать. А Лора всегда оставалась с сестрой, как им казалось, из вежливости. И теперь умеет такое?
— Но магия такого масштаба потребляет гигантское количество энергии…
— Как хорошо, что в этом здании находятся сотни Одарённых, непрерывно её перерабатывая и излучая.
Сара покачала головой.
— Ладно, сестра, твоя взяла. Отпущу девочку. Но это не значит, что спущу всё «на тормозах». Пришла сюда проводить расследование, и именно этим и буду заниматься.
— Успехов. Увидимся!
Гиперреальность Лоры рассыпалась, уступив место обычной.
Сара вздохнула. Подойдя к Ларисе, она положила ей руку на плечо, подавая салфетку.
— Прости, напугала. Не нужно было на тебя давить. Ладно. Это твоё дело. Не буду заставлять.
Ведьма всхлипнула, вытирая слёзы.
— Я правда… не могу…
— Да, да, — Сара кивнула.
Лариса встала с кресла.
— Не могу смотреть, когда что-то не на своём месте, — агент вздохнула. — Разреши поправлю…
Ведьма вскрикнула, когда почувствовала, что рука агента Гринлок прикоснулась к её спине, но пальцы не остановились там, а прошли сквозь её одежду и плоть как раскалённый нож сквозь масло. Нащупав то, что искала, Сара резким движением переместила руку в район желудка Ларисы. Девушка застонала.
— Что такое? Больно?
— Нет, — ведьма покраснела. — Просто меня ещё никто не трогал… Там…
— Ставлю твою селезёнку на место. Вот, закончила.
Она вытащила руку из тела девушки, и та сразу почувствовала облегчение.
Двери лифта открылись.
— Отдел кадров, — объявил Бернард.
— Большое спасибо, — кивнула Лариса, и торопливо вышла из лифта.
Лифт снова тронулся.
Сара посмотрела на свою руку, ту, которой она влезла в тело ведьмочки. Пальцы были в глубоких царапинах, которые начинали покрываться чёрной коркой. Что-то было в теле той девушки, что-то, что смогло так поранить. Усилием воли, агент изменила направление движения крови и повысила давление, вымывая заражение, после чего облила руку жидкостью из фляжки на поясе, заращивая раны.
С ужасом она смотрела на свою кровь на салфетке: она чернела и кристаллизовалась, превращаясь в острые «ёжики» из тончайших игл.
— Во имя Великих Сил, Лора, что ты выпустила в этот мир?
Развернуть

#Лит-клуб разное story текст 

Птичий гриб. Глава 1

Жанр: городское фентези. Повесть.
Продолжение моей предыдущей повести "Ночи прогресса", желательно ознакомиться сначала с ней:
http://joyreactor.cc/post/4111275

Это было обычное, немного сонное утро, в Huge City. Пускай этот гигантский мегаполис и не спал толком никогда, но всё-таки, если можно так выразиться, на рассвете он немного позёвывал.
Над бизнес-районом Кластера 13 летела молодая девушка. Летела она не самостоятельно, а при помощи старой метлы, которая, казалось, вот-вот развалится. Тёплая накидка защищала её от ураганного ветра, вечно бушующего на такой высоте, а длинные огненно-рыжие волосы были заплетены в такую тугую косу, что у стихии не было ни шанса их растрепать. Страннее всего выглядела на её голове тёмная остроконечная шляпа, стереотип, от которого избавились уже все современные ведьмы.
— Ну же, метёлка, не подведи! — молила девушка свой «летательный аппарат».
Просила она, однако, зря, потому что, несмотря на вылетающие искры и клубы пыли, метла летела ровно и тягу терять не собиралась.
Ведьминский Центр кластера, как и весь город, и не думал спать. Лишь позёвывал слегка. Это, прощаясь с коллегами, разлеталась по домам уставшая после дежурства ночная смена.
— Простите, извините!
Чародейки возмущённо окликали молодую ведьмочку на старинной метле, которая чуть не столкнулась с потоком улетающих с крыши.
— Прошу прощения! А!
Столкнувшись с вылетающим с нижнего этажа магом верхом на грифоне, ведьма кубарем полетела с метлы, но каким-то невероятным образом упала именно на крышу здания ВЦ.
— Эй, эй, не ушиблась? — ведьма-регулировщица подскочила к девушке. — Ты чего летела с этой стороны? Я же сигналила, заходи с другой!
— Простите-простите! — молодая ведьма сидела на крыше и мяла свою стереотипную шляпу, готовая расплакаться. — Я ещё не летала по таким людным местам…
Регулировщица было собралась прочитать девушке нотацию, но глядя на её смущение, сменила гнев на милость.
— Ну ладно, главное, что всё закончилось хорошо. Метлу не потеряла?
— Вроде нет.
Ведьмочка чуть слышно свистнула, и её старинная метла, с чадом и искрами прилетела откуда-то сверху и зависла рядом с ней. Использовав её как поручень, девушка встала и начала отряхиваться.
— Беда-беда, огорчение-то какое! Всё платье в пыли!
— Ну это дело поправимое, — улыбнулась регулировщица.
Щёлкнув пальцами, она мгновенно очистила от пыли юную ведьму, да ещё и придала её одежде свежий запах.
— Ох ты! — воскликнула девушка. — Что за магия такая?
— Я — белая ведьма, — сказала регулировщица. — Мы берём понемногу от каждого Цвета и поэтому у нас есть колдовство на все случаи жизни. Ладно, теперь формальности. Какова цель твоего визита в ВЦ №13?
— Меня направили сюда. Работать.
— А, новенькая, значит! Ладно, давай оформлю тебе временный пропуск для первого визита. Как зовут тебя?
— Лариса Рыжая, — ответила девушка.
— Прости, но прозвища на пропуске указывать нельзя. Полное имя?
— А… Ладно. Величают меня Лариса Марфа Прасковея Рыжая Лиса Что Лежит В Закатной Тени Близ Менгира.
— Значит… так и запишем, Лариса Рыжая, — регулировщица выдохнула, чёркая в бланке пропуска. — Всё. И в какой отдел тебя направили?
— Хм, — девушка задумалась, приставив палец к подбородку. — Кажется, там что-то было про магические возмущения?
Регулировщица охнула, а её глаза расширились.
— Отдел Расследования Магических Возмущений? Ты… уверена?
— Точно! Именно так мне и сказали!
Регулировщица закусила губу.
— Лариса. Ты можешь поменять назначение?
— Нет, а что такое?
— Ты… ещё молодая девушка. У тебя вся жизнь впереди. Я просто… не хочу смотреть, как их проклятая начальница высосет из тебя все соки и разрушит твою жизнь. Пожалуйста, прошу, не иди туда. Скажи, что заболела, что не можешь работать в таком оживлённом районе, попроси о переводе… Придумай что угодно! Но не устраивайся туда.
— Но нет… Я должна! Меня туда направили! Иначе у меня будут проблемы!
— Но… — регулировщица вздохнула. — Ладно. Иди. Но прошу, подумай о том, что я сказала.
Юная ведьма пожала плечами, подхватила метлу и направилась к лифтам. Время ещё было довольно раннее, поэтому она прошла без очередей.
А вот и нужный этаж.
В отделе было как-то на удивление тихо. Может, ночная смена уже ушла? Или отдел вовсе не работал по ночам? В любом случае, ей нужна была начальница отдела, а значит, нужно найти её кабинет. Конечно же, это была самая большая дверь, а рядом с ней, конечно же, был столик секретаря. Странно, но он выглядел совсем заброшенным, будто бы и не работал за ним никто.
Лариса убрала накидку в свой походный рюкзачок, разгладила невидимые складки на скромном светлом сарафане с юбкой до пола и вдела в уши свои самые красивые серьги с перьями сойки. Как говорила ей тётушка Лукреция, важно произвести хорошее впечатление, но не пытаться затмить начальницу.
Её сердце забилось сильнее, когда она осторожно постучала в дверь. Какой будет её встреча с начальницей? Какое впечатление на неё девушка произведёт?
Никто не ответил.
— Ох я глупая! — стукнула ведьма себя по лбу. — Ещё же только семь часов! А в этом отделе работа начинается с восьми. Как же всё у городских неспешно.
Вздохнув, Лариса села на стул для посетителей и достала из рюкзачка вязание.
Она закончила красный шарфик и принялась за варежки, как вдруг услышала звоночек большого лифта для важных персон. Ей вроде сказали, что сотрудники отдела Расследования Магических Возмущений могут свободно пользоваться им. Ну что же, возможно уже сегодня Лариса сможет прокатиться на нём!
Громкий стук каблуков раздался на этаже. Было в нём что-то зловещее, впечатляющее. Всё ближе и ближе… Лариса поспешила убрать вязание и встала.
Начальница прошла мимо, не заметив юную ведьму, однако, подойдя к двери обернулась, и, взглянув на девушку поверх аккуратных очков с линзами-полумесяцами, воскликнула:
— А ты кто такая? Что тут забыла?
— Прошу вас, не гневайтесь, госпожа! Я — Лариса Рыжая, меня направили к вам в отдел.
— Как ты меня назвала?
— Прошу прощения! Если госпоже не нравится, что её называют госпожой, просто прикажите!
— Да нет, всё нормально, — начальница мечтательно приподняла подбородок, будто бы смакуя слово. — Да. Называй меня так. Действительно, звучит.
— Как пожелаете, — Лариса поклонилась, — госпожа Флёр.
Начальница отдела Расследования Магических Возмущений, Миления Флёр, приложив значительное усилие, открыла дверь в свой кабинет. Складывалось впечатление, будто бы дверь и не собиралась открываться.
— Заходи. Проведу твоё собеседование.
Лариса подчинилась.
Кабинет начальницы впечатлял. Огромная комната была залита светом множества светильников, по центру журчал небольшой каменный фонтан, а стены были украшены фресками, изображавшими деревья, плоды и посевы. Прямо в помещении были разбиты два огорода, на которых росли огромные овощи. У Ларисы захватило дух от вида гигантских тыкв и баклажанов.
— Увлекаешься садоводством? — поинтересовалась начальница.
— Немного, госпожа, — кивнула ведьма. — У нас в деревне росло много всего, но, конечно же, с вашим садом нашим скромным посевам не сравниться!
Миления Флёр села за стол, смахнув в урну небольшую горку бумаги, скопившуюся там.
— Значит, ты деревенская? — спросила она.
— Да, госпожа. Центральная Европа, Азовский ковен. Обучалась также студенткой по обмену в Мемориальной Академии Салема.
— Понятно.
Начальница особо и не слушала ведьму, углубившись в бумаги.
— Что умеешь, Мелисса?
— Могу работать с документами, принимать звонки, убирать, готовить обед, варить кофе и чай. И, госпожа, моё имя — Лариса.
— Да-да, неважно, — начальница собрала ещё несколько бумажек в ком и отправила в корзину. — Сойдёшь. Мне как раз нужна секретарша.
Миления поставила печать на документ и кинула его в «Исходящие». Затем она потянулась, широко зевнув.
— Что ты там говорила о кофе?
— Одну минуту, госпожа.
Миления с удивлением смотрела на деревянную чашку с горячей синей жидкостью, украшенную голубым цветком.
— Это что?
— Кофе, госпожа, — Лариса поклонилась. — Простите, у меня не было молока, поэтому я решила добавить сок страстоцвета голубого. Он немного оттенит горечь и придаст нужную вязкость.
Начальница недоверчиво пригубила напиток.
— М! — глаза Милении расширились. — Недурно! Думаю, мы сработаемся, Кларисса.
— Лариса, госпожа.
Глаз начальницы дёрнулся. Она поставила на стол мусорную корзину, полную бумаги.
— Выкинь в ящик для компоста. Он рядом с грядкой.
Лариса подчинилась. Уже дойдя до грядки, юная ведьма вдруг почувствовала сильный магический выброс, рефлекторно она попробовала обернуться, но было уже поздно.
Сильное проклятье ударило ей в спину, от чего позвоночник девушки выгнулся дугой. Словно змеи, чары поползли по её телу, вызывая онемение, по коже пошли бугры. Лариса попыталась закричать, но её парализованные лёгкие не дали издать ни звука, а через секунду её рот и вовсе зарос, будто и не было его вовсе. Жуткое давление появилось в её груди, распирая её маленькое тело и искажая саму его суть, с треском порвался сарафан, не выдержав натиска. Порвались туфельки, словно пули выстрелили из ушей серьги. Ведьма упала на грядку, её глаза застлала багровая пелена.
Последним, что она услышала, был жуткий хохот Милении.

Миления зевнула и потянулась. Очередной тихий денёк. Пневмопочта выплюнула ей ещё ворох бумажек, но, бегло просмотрев, она выкинула их в корзину.
В них не было никакого смысла. Если подумать, и в этом отделе не было никакого смысла. Проверять работу других отделов, и так сделанную нормально? Ставить печати при появлении каких-то подозрений? Чепуха какая-то! Всё больше она убеждалась, что глава ВЦ №13, Кассия Спокойная, лишь создала «тёплое местечко» специально для своей старой подруги Лоры Редлок. Отсюда и тайное финансирование всех прихотей этой красной ведьмы, и подозрительно обширный набор привилегий для сотрудников. Теперь, когда удалось избавится от неё, Миления могла почивать на лаврах и пользоваться всеми благами.
Но этого мало. Всегда нужно стремиться вверх…
Отложив в сторону садоводческий дайджест, друидесса взглянула на часы. До конца рабочего дня оставался ещё час, но какая уже разница? Поправив своё длинное узкое платье, она накинула на плечи меховую накидку и пошла к выходу из кабинета.
У Милении появилось чувство, что она что-то забыла, но друидесса сразу же отбросила эту мысль. Подождёт до завтра.
Ещё раз проверив работу агро-светильников и системы полива своего огорода, она покинула отдел.
Ведьма-регулировщица на крыше бросила на неё какой-то подозрительный взгляд, но сразу отвела глаза, стоило только посмотреть в ответ. Надменно усмехнувшись, друидесса прошла в мини-оранжерею и ушла через Лесные Тропы.

Регулировщица выдохнула. Та утренняя девчонка никак не выходила у неё из головы. Сколько ей было лет? Если она обучалась в ковене, с детства, то никак не больше двадцати. Её невинный вид, широко раскрытые карие глаза и веснушки на щеках... Ещё у неё был маленький шрам, проходящий через левый глаз, тот факт, что девочка не удалила его косметическими чарами уже свидетельствовал о её неопытности. Угораздило же её попасть в этот проклятый отдел!
Если честно, регулировщица хотела поймать ведьмочку после работы и угостить её ужином за знакомство. Может быть, ей удалось бы уговорить бедняжку покинуть это ужасное место. Однако, вот уже и её начальница сбежала домой, и дневная смена расходилась по домам, а девчонки всё не было.
Регулировщица связалась с отделом безопасности:
— Привет, ребята! Можно поинтересоваться, покидала ли ВЦ ведьма Лариса Рыжая? У неё ещё какая-то древняя метла, не могу определить марку.
— Привет! Да, метла у неё действительно примечательная. Структура энергетических флуктуаций совершенно уникальная. Ручная работа. Антиквариат.
— Ого!
— Вот-вот. И, нет, ВЦ метла не покидала, мы до сих пор фиксируем её в здании.
Регулировщица поблагодарила безопасников и задумалась. Волноваться, наверное, не стоило. Действительно, девочка наверняка ещё не нашла квартиру и остановилась в мотеле при ВЦ, вот почему и не покидала здание. Можно было, конечно, навестить её там, но это бы уже выглядело как навязчивость.
Ладно. У них будет ещё много возможностей встретиться. Если только эта негодяйка Миления Флёр не заморит бедняжку раньше.
Смена закончилась, и регулировщица отправилась забрать вещи в комнату персонала.
— Эй, Джейн! — окликнула её коллега-сменщица. — Что ты такая задумчивая? Влюбилась?
— Да нет… Встретила сегодня одну ведьму, новенькую…
— О! — глаза коллеги зажглись. — Давай-ка подробности!
— Да не в этом плане! — Джейн смутилась. — Просто она такая милая, юная, беззащитная… Так хочется ей помочь сделать правильный выбор…
Коллега хихикнула.
— Ой, да ну тебя, София! — регулировщица отмахнулась от коллеги.
Схватив метлу, ведьма-регулировщица Джейн Санлайт выбежала на крышу и с разгона бросилась в звёздное небо, надеясь, что холодный ветер остудит её горящие щёки…
Её сменщица, София Кейн, что-то с улыбкой черкнула в своём маленьком розовом блокнотике.
Развернуть

#Лит-клуб разное story текст 

Ночи прогресса. Глава 7 (последняя)

Миления стонала от боли. Будто бы невидимые ледяные когти впились в её сердце, стараясь его остановить. «Успокойся, — сказала она себе, — ты уже смогла защититься от этой магии раньше, сможешь и теперь». Сделав усилие, она восстановила концентрацию, но ледяные когти по-прежнему скреблись о её барьер, пытаясь вновь впиться в её жизненную силу.
Кое-как она смогла приподняться и открыть глаза.
Первая висела перед Древом, истекая духовной энергией, Мара яростно молотила алебардой по барьеру, что оградил место ритуала, а в кроне… Посреди кроны был Джон Коттс. Некромант хохотал, выпивая энергию из Карис, а дерево пылало огнём душ ещё сильнее.
Лора возникла рядом с сестрой.
— Я не могу пробиться, — сообщила она. — Не чувствую его жизнь, не вижу кровь. Ты же говорила, что он не оживёт?
— Он и не оживал! Не пойму, что тут за магия!
— Глупые ведьмы! — крикнул некромант. — Признаю, я не слишком силён в колдовстве, но свои слабые стороны я закрыл технологией! Мой разум уже давно находится во всемирной сети, подпитываемый миллионами устройств корпорации и духовной силой их пользователей, а то бесполезное тело и так уже исчерпало свой ресурс. Признаться, я выжидал, пока та малолетняя пигалица подойдёт поближе, ведь её связь с Богиней весьма сильна, но какая же удача! Сама Первая Сигрун почтила нас присутствием и сразу попалась в мои сети! С её энергией Ссельда явится в наш мир в кратчайшие сроки!
— Это меня действительно бесит! — крикнула Мара. — Какой-то некромант-недоучка переиграл меня на моём поле?!
Лора ойкнула и сразу же растворилась в воздухе.
Волна магии смерти осветила окрестности, вызвав у несчастной Милении физическую боль. Мара издала ужасный хохот, отводя свою алебарду в сторону. Со звоном колокола, лезвие её оружия повернулось перпендикулярно древку, создав более подходящую образу некроманта косу. Пыль окружила колдунью, формируя доспех из костей. Под шлемом в виде клыкастого черепа загорелись глаза, фиолетовым и серебристым сиянием.
— Понеслась! — крикнула Мара, взмахнув косой.
Казалось, её оружие рассекло всё. Воздух, здание, жизнь и смерть.
Миления закричала от ужаса, когда волна разрушения двинулась к ней, но тут перед ней возникла Лора, выставив вперёд правую руку. Три призрачных орлиных крыла вспыхнули перед ней, и, словно каменная стена, заслонили от вреда. Но что же остальные? Миления оглянулась по сторонам. Младшая Сигрун, гарпия и пленные Карис лежали позади неё, вероятно начальница успела оттащить их от места проведения ритуала.
Коттс хохотал.
— Признаю, это был мощный удар, но чего ты этим добилась? Защита Древа абсолютна!
Неожиданно он осёкся, посмотрев на ствол дерева. На нём появилась глубокая, сочащаяся энергией душ, зазубрина.
— Что? Как? Что это за оружие?
— Показать ещё раз?! — крикнула Мара, опять взмахнув косой.
— Проклятье, она так всё здесь порушит, — выругалась Лора, снова выставляя защиту.
С грохотом и пылью рухнула часть здания, разрезанного смертоносной волной. Ещё одна зазубрина возникла на стволе, заставив Коттса вскрикнуть.
— Так ты его никогда не срубишь! — крикнула Лора сестре. — Целься в одно место! И хватит бить такими размашистыми ударами, ты тут не одна!
— Да знаю я, всё знаю! — рыкнула Мара, готовя новый замах.
Но в тот момент, когда волна уже почти сорвалась с лезвия косы, бездыханное тело Первой Сигрун полетело в тёмную чародейку. Невероятным усилием Мара остановила замах, но тело сбило её с ног. Сила броска была настолько большой, что чародейка и Карис перелетели через газон и кубарем покатились по тротуару.
Чародейки с ужасом смотрели на разрез в пространстве, откуда высунулась сотканная из энергии душ рука. Это именно она бросила Карис. Искажая пространство, разлом расширялся, и рука усердно помогала этому.
— Моя госпожа! — с благоговением воскликнул Коттс.
Из расширившегося разлома показалась голова, другая рука, а затем существо стало вылезать ещё усерднее.
Разлом схлопнулся. Существо стояло на коленях перед деревом, сияя энергией.
— Госпожа! Позвольте я вам помогу! — Коттс бросился к ней.
Существо оттолкнуло его призрачную руку и встало на ноги. С удивлением, оно рассматривало свои сияющие руки и тело, потом, со странным замешательством ощупало район груди.
— Это тело — заготовка. Придайте ему форму своей божественной волей!
Существо кивнуло. Бушующая энергия стала затвердевать, приобретая форму женского тела, затем вспышка озарила окрестности, явив окончательный результат.
Окружённая сверхъестественным сиянием, перед деревом стояла девушка, словно сошедшая со страниц модного журнала. Длинные белокурые волосы были собраны в идеальную причёску, прекрасное лицо, макияж, маникюр — всё было идеальным. Золотое платье с глубоким декольте, выделяло немаленькую грудь и подчёркивало образ.
В руке Ссельды возник золотой смартфон, и она сразу же сделала им с десяток сэлфи.
— Отлично, просто класс, — улыбнулась богиня, поправляя причёску и прихорашиваясь.
— Вы идеальны! — лебезил Коттс.
— Ты идиот! Почему проход был таким узким! Я едва пролезла!
— Простите, я торопился. Мне мешали…
Раздался дикий рык. Мара, с косой наперевес пронеслась к дереву, целясь богине в шею.
— Куда прёшь, дура! — воскликнула Ссельда.
Незримым движением она уклонилась и ухватила тёмную чародейку за горло, сдавив до хруста. Мара захрипела, но смогла полоснуть богиню по животу.
— Ай! — воскликнула Ссельда, с удивлением глядя на место удара. — Зараза! Ты! Порвала! Моё платье!!
У Милении заложило уши от удара, которым богиня буквально вбила тёмную чародейку в землю.
— Ты! Поганая! Тварь! — добавила Ссельда, добавляя каблуком.
— Не надо! Прекратите! — воскликнула Миления со слезами на глазах.
Ссельда подняла голову и в следующий момент возникла прямо перед друидессой, окатив её волной ледяного ветра с запахом озона.
— Она — твоя подруга? Прости, но она реально этого заслужила. Но… Небеса иногда бывают милосердны. Давай так: пади ниц передо мной и целуй ноги, клянясь в вечном служении. Тогда, возможно, эта дура отделается лишь переломами.
Слёзы ручьём потекли из глаз Милении. Она ещё раз взглянула на Мару, что лежала лицом вниз с неестественно вывернутыми руками. Если даже она не смогла победить богиню, то какие у них шансы? Всхлипнув, друидесса встала на колени.
— Молодец, хорошая девочка, — Ссельда одарила её лучезарной улыбкой и выставила вперёд ногу в элегантной золотой туфельке, чьё сияние буквально ослепляло.
— Назад! — раздался крик младшей Сигрун, и порыв ветра отбросил Милению.
Карис подняла молот к небесам.
— Проклятая, презренная, никчёмная, пустоголовая! — крикнула она, и молнии сорвались с оружия. — Негодная, мерзкая, гадкая тварь!
Вихрь объял богиню и молнии заплясали вокруг. Ссельда с некоторой оторопью смотрела на это, а потом прекратила простым взмахом ладони.
— И они называют меня тупой, — покачала она головой, притронувшись пальцем ко лбу. — Дурная ты курица! Ты только что попросила меня стукнуть меня же моей силой. Что, по-твоему, должно было произойти? Хотя я удивлена, что у тебя вообще что-то получилось. В любом случае, прощайте. Вы мне надоели.
Все звуки затихли и статическое электричество подняло дыбом волосы Милении и Сигрун. Это могло обозначать лишь скорую грозу…
Последнее, что увидела друидесса — это красная вспышка.
Миления очнулась в полуразрушенном офисе, рядом приходила в себя Сигрун. Оглядевшись по сторонам, они увидели Лору, осторожно выглядывающую в окно. Рядом лежали похищенные Карис, накрытые большим покрывалом.
— Что произошло? — воскликнула Сигрун.
Лора повернулась к ним, приставив палец к губам.
— Я вытащила вас за миллисекунду до удара молнии. На счастье, реакция Ссельды немного замедляется, когда она готовит подобные чудеса. Полагаю, она думает, что убила вас.
— Чем она занята сейчас? — Сигрун осторожно придвинулась к ведьме.
— Завела блог и записывает стрим, призывая молиться новой богине.
— Серьёзно?
— Да.
Лора протянула планшет, на экране которого красовалась Ссельда, летающая камера-дрон снимала её с выгодных ракурсов, а сама богиня плела какую-то чушь. Выглядела она как очередная интернет-красотка, торгующая своей внешностью.
«Лол, очередная тупая шлюшка возомнила себя важной шишкой» — возник чей-то комментарий внизу. Богиня вдруг остановилась.
— Кто тупая, я? — раздался крик из парка. — Иди-ка сюда, идиот!
Чародейки почувствовали мощный выброс магии и выглянули в окно. Перед Ссельдой внезапно возник полноватый мужчина в домашней одежде и упал на задницу, ошарашенно осматриваясь по сторонам.
— Что происходит? — лепетал он. — Где я?
— Я. Не. Потерплю. Оскорблений, — прошипела Ссельда.
Тотчас же ослепительная молния превратила несчастного в облачко пепла.
— Её сила поражает, — вздрогнула Миления.
— Это лишь начало, — покачала головой Лора. — Пока что IT-отделы Организации сдерживают её блог от выхода в топ, но число подписчиков всё равно растёт, а если они превратятся в её верных последователей, сила богини будет расти в геометрической прогрессии, и она спокойно войдёт в Пантеон нашего мира, откуда её уже невозможно будет убрать.
— Тогда что делать?! — Сигрун сжала кулаки. — Ей всё нипочём! Вы же можете вызвать подкрепление, магический удар или эту, как её, ракету?
— Время идёт на минуты, а сущность такого рода просто не убить, — ведьма покачала головой. — Но выход есть.
— Какой?
— Как любил говорить мой учитель, всегда найдётся ещё большая рыба. Нам нужна богиня нашего мира.
— Но ведь последний раз это привело к катаклизму! — возразила Миления. — Германия и часть Польши превратились в необитаемые земли! Да и сам ритуал чертовски сложен!
— На самом деле нет, — Лора вздохнула. — Я… была там. Я помню. И нам не нужны все четыре ведьмовских богини. Достаточно и одной. Нам нужна Мимарра.
Миления впервые услышала это имя, но вздрогнула от его звучания. Казалось, это были просто звуки, обычные звуки необычного слова, но каждый касался её души подобно ледяным пальцам.
— Фиолетовая Сестра?! — с дрожью в голосе предположила она.
— Она самая. Милосердная предвестница смерти и апологет разрушений.
— Что нужно сделать? — спросила Сигрун.
— Нужен аватар и великая жертва, — ответила Лора. — И, по стечению обстоятельств, у нас есть и то, и другое.
Она откинула два окровавленных покрывала рядом с собой.
Миления закрыла рот руками. Сигрун тихо выругалась.
Под первым покрывалом лежала Мара, чьё прекрасное лицо и тело были изуродованы почти до неузнаваемости. А под вторым — Первая Сигрун, истощённая, иссушенная, но ещё живая.
— Ранения Мары не так страшны, как кажутся, а будучи одной из… последовательниц Фиолетовой Сестры, она подойдёт как аватар. Что до Си… она выпита почти досуха и чудо, что ещё жива. Её смерть будет великой потерей… Великой жертвой.
— Вы хотите убить бабушку?! — едва не крикнула Сигрун.
— Не я. Её принесёшь в жертву ты.
— Что?!
— Из нас троих лишь ты имеешь связь с божественным, — сказала Лора, доставая из сумки церемониальный кинжал, чьё лезвие имело вид языка пламени. — Мы с Милей умеем лишь гонять магические потоки, и можем только поддерживать ритуал. Удар должен нанести… священник. А ваша связь лишь усилит призыв.
— Это чушь! Я не могу!
Неожиданно раздался тихий голос.
— Сигрун… Дитя моё…
— Бабушка! — Сигрун подбежала к Первой.
Та открыла потускневшие глаза и подняла дрожащую руку.
— Я… слышала. Я… согласна. Доверяю Лоре. Если… моя смерть… уничтожит нашу создательницу… Я буду знать… что умерла не зря. Прошу тебя, девочка… Жизнь и так покидает меня, зовя в Земли Вечной Охоты… Ты… сможешь. Пускай духи наших погибших сестёр направят твою руку…
— Хорошо… Хорошо, бабушка…
— Я готовлю ритуал, — кивнула Лора.
Не было ни хитрых магических диаграмм, ни оккультных символов. Лора нарисовала краской на полу два круга, соединённых линиями крест-накрест, расчертив большой подобно спицам колеса.
— Этот ритуал идёт ещё с зарождения магии, — пояснила она, украшая своё творение отпечатками ладоней. — Ещё первобытные племена пытались взывать к этим силам с переменным успехом. Эта печать — одна из немногих сохранившихся, найденная в заваленной пещере глубоко под землями Африки.
Лора перенесла сестру в большой круг.
— Мы с Милей зарядим печать. Наша магия не сочетается, но её столкновение вызовет нужную нам реакцию. Когда малый круг начнёт светиться, положи в него Си и пронзи её сердце моим кинжалом.
Сигрун кивнула, утирая слёзы.
— Что мне делать? — спросила Миления.
— Положи руки на отметины, что я поставила за кругом. Освободи поток и вливай магию, сколько сможешь. Есть некоторая вероятность, что у тебя начнутся галлюцинации от соприкосновения с божественной сущностью, но не прекращай ритуал ни в коем случае. У нас всего одна попытка.
Лора заняла свою позицию, а друидесса свою.
— Начинаем.
Начальница влила в печать свою энергию, а секретарша свою. Подобно жидкости сила текла по этой древней диаграмме, заполняя и насыщая её. Два потока, красный и зелёный, соединились посредине вспыхнув золотым сиянием и начали бушевать, смешиваясь друг с другом. Миления с опаской смотрела как поток энергии Лоры захлёстывал её цвет, обращая его в золото, что неумолимо подступало к её рукам. Наконец, потоки мешались полностью и друидессу захлестнул поток. Чуждые ей воспоминания вспыхивали в голове. Холодный дождь… Четыре женщины, дрожащие под ним… Боль, страдания, кровь. Словно в страшном калейдоскопе, перед её глазами крутились картины уничтожений и смертей, ужасы эпидемий и войн. И посреди этой какофонии звуков и картин ярким светом горели красные глаза, жуткие, глядящие прямо в душу.
— Печать заряжена, — раздался голос Лоры откуда-то далеко, с другой стороны. — Приносите жертву.
Боль сотен одновременно умирающих людей оставила рану на сердце Милении. Что это были за видения? Чьи воспоминания?
— Сигрун! Сделай это! — друидесса услышала крик сквозь накрывшую её пелену.
С почти звериным воплем скорби, юная Карис опустила кинжал, пронзив сердце Первой.
Всё исчезло.

Ссельда обернулась на крик, раздавшийся откуда-то из здания.
— Кто там орёт?
— Здесь никого нет, я сканирую всю территорию, — обеспокоенно заявил призрачный Коттс. — Разве что… Красная ведьма! Она ускользала от моего взора даже когда я подключился ко всем камерам!
— Я недовольна! Если эта зараза прервёт мою трансляцию… Я хочу себе сто миллионов подписчиков как можно быстрее! Разберись!
— При всём уважении, я сейчас несколько не в форме…
— Хороших слуг теперь не найти… — выругалась богиня. — Ладно, я снизойду. Придержи трансляцию. Поставь там пока рекламу или что-то ещё. Так, и откуда же был крик?
Она осеклась, увидев странную фигуру, что вошла в парк.
— Снова ты? Добавки хочешь?
— Госпожа, — взволнованно заметил некромант, — я не думаю, что это та чародейка… Хотя и очень похожа…
— Неважно. Умирают они все одинаково.
Ни одно устройство мира не смогло бы уследить за рывком Ссельды. Словно молния, она мгновенно оказалась перед тёмной фигурой и схватила её за горло.
— Как же приятно хрустят ваши шеи…
Богиня неожиданно осеклась. Она давила со всей силы, но её пальцы даже не смяли кожу соперницы.
Ссельда наконец-то поняла, что перед ней не тёмная чародейка. Обнажённая женщина с тёмно-серой кожей глядела на неё глазами, горящими фиолетовым цветом, её невероятно длинные волосы охватывали пространство, подобно тени, а две их фиолетовые пряди извивались как змеи, пылая потусторонней энергией.
ПРИКОСНОВЕНИЕ / КОНТАКТ. ОТКАЗАТЬ / НАКАЗАТЬ.
Это были не слова, а потоки образов, вспышки в сознании, которые оставляли тёмный след в голове, будто бы от взгляда на солнце. И в следующий момент вокруг шеи незнакомки вспыхнула волна.
— Что? Как? — Ссельда схватилась за обрубок своей руки, с недоумением глядя, как отрубленные пальцы с остатками кисти разлетаются в разные стороны, обращаясь в пыль. — Ха-ха, интересный трюк, но это бесполезно!
Энергия, вытекающая из обрубка, оформилась в новую руку.
— Вот, как новая…
Ссельда осеклась. Вместо её идеальной руки получилась скрюченная высохшая лапа, чьи закостеневшие пальцы были изогнуты под неестественными углами.
Незнакомка вопросительно наклонила голову.
ПРОБЛЕМЫ / НЕПРИЯТНОСТИ?
— Чёрт тебя дери! — выругалась богиня. — Получи, получи, получи!
Казалось, разряды молний заполнили всё окружающее пространство, превращая его в обугленную пустошь. Ссельда сдула пыль порывом ветра и захохотала, не увидев там соперницу.
СЗАДИ.
Богиня вскрикнула, обернувшись и едва не потеряла равновесие, отскочив назад. Женщина стояла там, её лицо по-прежнему не выражало никаких эмоций.
— Да как… Ааа! — Ссельда закричала и начала увеличиваться в размерах.
Больше. Больше! Выше здания, до небес!
— Я раздавлю тебя как червяка!
Она занесла исполинскую ногу…
— А? Что.
БЕСПОЛЕЗНОЕ / НЕНУЖНОЕ. ДЕМОНСТРАЦИЯ / ПОКАЗУХА.
Ссельда подняла голову. Что за чушь? Она же увеличилась. Она чувствовала, что её тело огромно, что её руки и ноги имеют исполинский вес… Но почему всё вокруг осталось таким же, будто бы и не увеличивалась она вовсе?
— Я не понимаю…
НЕ СТОИТ / НЕ СМОЖЕШЬ.
Немыслимым образом перспектива исказилась, нарушив все законы реальности. Огромная рука тянулась к Ссельде, богиня пыталась убежать, но пространство бесконечно расширялось, не давая ей уйти далеко…
Пальцы сомкнулись вокруг её тела, и Ссельда беспомощно завопила, понимая, что сейчас она подобна кукле в руке у ребёнка.
ГЛУПАЯ / НИКЧЁМНАЯ. ИГРУШКА / ПАЯЦ.
Другая рука взяла её за голову, вызвав у богини ужас. Она поняла, что сейчас произойдёт.
Со смешным щелчком её голова была оторвана от тела. Лёжа на раскрытой ладони и разевая рот в беззвучном крике, она глядела, как её прекрасное тело, брошенное в сторону, рассыпается в блестящую пыль.
Фиолетовая Сестра обратила свой взор на Стальное Древо, в кроне которого дрожал от ужаса призрачный Коттс.
— Моя госпожа, — завопил он, падая ниц. — Я всегда был верен только вам! Я… подобрал вам достойную жертву! Захваченная богиня другого мира!!
ЛЕСТЬ / РАБОЛЕПИЕ. БЕСПОЛЕЗНО / БЕССМЫСЛЕННО.
Фиолетовая прядь вонзилась в призрачный образ.
— Я… не могу уйти в Сеть… Почему?
ТВОЁ. МЕСТО / МОГИЛА. ТУТ.
Другая прядь поддела бездыханное тело Коттса, спрятанное подальше от камер. А затем, фиолетовые пряди совместили свою добычу.
Брошенное на землю мёртвое тело открыло глаза и издало дикий вопль боли. Коттс орал, хватаясь за разрез в своей груди плохо гнущимися окоченевшими руками, он молил о смерти, но Фиолетовая Сестра лишь безучастно смотрела на мучения души в мёртвом теле.

Чародейки вышли из здания. Лора поддерживала истощённую сильным заклятием Милению, за ними шла Сигрун держа на руках тело Первой, завёрнутое в покрывало.
Стальное древо пылало магическим огнём, рассыпаясь на части, Коттс мямлил что-то, сжавшись в комок, а Фиолетовая Сестра лишь тихо стояла, наблюдая за этим.
— И что теперь? — Спросила Сигрун, положив тело бабушки на скамейку. — Всё кончено?
Фиолетовая повернулась к ней и протянула руку. В её ладони лежала сфера, словно заспиртованная в банке, там плавала голова Ссельды, её волосы волнами струились вокруг, создавая ощущение золотистой вязкой жижи.
ТЫ. НАЗНАЧЕНИЕ / ПРОКЛЯТИЕ. ХРАНИТЕЛЬ / НОСИТЕЛЬ.
Она бросила сферу в руки Карис, та попыталась её поймать, но артефакт пролетел сквозь её руки и вошёл в тело. Разряды молний прошли по телу Сигрун и она упала на одно колено. Тяжело дыша, девушка поднялась, смотря на свои руки, на которых затухали искры.
— Эта сила… Зачем? Я… не понимаю…
— Фиолетовой Сестре присуща не только жестокость, но и милосердие, — пояснила Лора. — Уничтожение Ссельды как источника вашей силы могло бы ослабить или даже истребить вашу расу. А так вы сохраните свою связь с божественным. Теперь тебе нести эту силу, а когда у тебя появятся дети, ты передашь её им, но это будет уже их сила, не связанная с богиней.
Фиолетовая Сестра кивнула и обратила взгляд на Лору.
СЕСТРА / СОТРУДНИК. САМОЧУВСТВИЕ? / СТАТИСТИКА?
— Благодарю за заботу, — ведьма учтиво поклонилась. — Пускай я уже и не так сильна, как в лучшие годы, но ещё повоюю. А теперь, раз уж всё закончено, могу ли я попросить свою сестру назад?
ПРИНЯТО / ПОДТВЕРЖДЕНО. УДАЧНОГО / БЛАГОПРИЯТНОГО. СУЩЕСТВОВАНИЯ / БОДРСТВОВАНИЯ.
Фиолетовая исчезла без следа. На её месте осталась лишь обнажённая Мара. Лора быстро подскочила к сестре, подхватив её тело и уложила на покрывало. Миления отметила, что тёмная чародейка избавилась от всех своих ран, но её аура всё ещё была слабой, как у умирающего.
— Давай, Мара, просыпайся, — взволнованно бормотала Лора. — Я не для того собирала тебе это тело, чтобы ты в нём умерла.
Мара внезапно громко вдохнула и вскочила.
— Что? Что, во имя Магии, тут произошло?
Она огляделась по сторонам, ощупала своё тело… Внезапно она схватилась за волосы.
— Волосы… Длиннее? И… Да вы шутите!
В её длинных волнистых волосах теперь красовались две фиолетовые пряди.
— Метка Фиолетовой? Лора, ты что, призывала Её? Тебе мало было прошлого раза?
— Ну, как видишь, всё обошлось. Острова не уходили под воду, и страна не превратилась в пустошь. А иначе у нас бы появилась новая богиня и пришлось бы вызывать сразу четырёх.
— Необходимое зло, да? — Мара вздохнула и щёлкнула пальцами, призывая одежду. На этот раз это было на удивление простое и практичное чёрное платье. — Каждый призыв Сестры ослабляет контроль, и мы не знаем, что будет, если они вырвутся на свободу.
— Не мне об этом напоминать.
Лора сняла заколку и волосы рассыпались по её плечам. Миления ахнула. Под внешним слоем здоровых каштановых волос, скрывалась сплошная седина с вкраплениями алых прядей. Одним движением руки, ведьма снова завязала узел и вернула заколку на место.
— Да, нам уже немало лет, — ухмыльнулась Мара. — И, когда-нибудь, наши циклы завершатся. Ты лишь приближаешь конец. И кстати, с тебя всё ещё рассказ о том, как ты «умерла».
— Всему своё время. Кажется, штурмовые отряды уже подошли к зданию. Нужно сдать им Коттса.
— Конечно, — Мара выставила руку в сторону и поймала прилетевшую алебарду, а потом проверила горе-некроманта. — Ух ты. Фиолетовая заперла его душу в мёртвом теле, отказав ему в спасении через смерть, да ещё и выпила всю магию, что в нём оставалась.
— Убейте меня! Пожалуйста! — завопил Коттс.
— Увы, не могу, — покачала головой Мара. — Нельзя идти против воли богини. Будешь теперь гнить в тюрьме. И гнить буквально.
Теневые слуги подхватили горе-некроманта и понесли к выходу.
— Как вы понимаете, о выходе богини лучше не говорить, — сказала Лора. — Это была неудачная попытка обращения в высшую нежить, а Карис были использованы для усиления ритуала.
— Но что же бабушка? — возмутилась Сигрун. — Что с её жертвой?
— Первая была ранена, сражаясь с чудовищем, призванным некромантом, но сумела прервать ритуал и спасти сестёр, пожертвовав собой. Смерть, достойная героя. Или ты хочешь рассказать им всю правду?
Сигрун сжала кулаки и закусила губу, но промолчала.
Лора дотронулась до её руки.
— На тебя возложена тяжелая ноша, понимаю. Проклятая сила вашей создательницы бурлит в тебе, но только ты знаешь её истинный источник. Лучше пускай остальные сёстры живут в неведении, выпивая эту божественную энергию и обезличивая её, чем продолжая поддерживать жизнь этого… существа своей памятью.
— Я… понимаю, — девушка выдохнула. — Глупая богиня должна умереть вместе со мной. Да будет так.
— А что же Коттс? — спросила Миления. — Он же всё видел.
— Он никому не расскажет, — заверила её Мара. — Фиолетовая стёрла имя С… этой богини с языков землян. А его свидетельства сочтут лишь бредом человека, что повредился в рассудке из-за неудачного ритуала.

Специалисты по проклятиям осматривали ослабленных Карис, Сигрун, тяжело вздыхая, рассказывала историю о смерти Первой представительницам своего народа, Лора и Мара беседовали с представителями Дисциплинарного комитета. Миления сидела в сторонке, потягивая зелье восстановления из предложенной паранорм-медиком бутылочки. На небе ярко горели звёзды, дул прохладный бриз и ничто не выдавало того, что ещё несколько часов назад здесь был кромешный ад. Отделы взаимодействия замяли историю: неодарённым сообщили какую-то чушь о вышедших из-под контроля экспериментальных функциях устройств Malus Tech, вызывающих массовые галлюцинации, «сломанные» устройства изъяли. Акции компании, конечно, немного упали, но ничего страшного на биржах не произошло. В том, что касается сокрытия факта существования магии, Организация была на высоте.
— Устала? — спросила Лора свою секретаршу. — Так уж и быть, можешь взять отпуск. За отчёты не беспокойся, я сообщила, что ты попала под удар и провалялась без сознания, а твоё магическое истощение работает в пользу этой версии, так что с тебя спросу не будет.
— Большое спасибо, — ответила Миления. — А вообще, часто у вас такое бывает?
— Спасать мир и не получать за это признания? Слишком часто, — кивнула начальница. — Говорят, ты подумывала о переводе в другой отдел? Я… не обижусь. Мало кто остался бы с нами после сегодняшнего…
— Нет, — покачала головой Миления. — Почему-то… мне кажется, что я на своём месте.
Лора улыбнулась.
— Тогда жду тебя на рабочем месте после отпуска, — ведьма подмигнула. — Оперативники отвезут тебя домой. Что до меня… У меня другой транспорт.
В небе раздался крик орла и на землю спрыгнула женщина. В тот же миг рядом открылся портал и через него прошла другая.
— Лора! Как ты могла! — сказала первая, атлетично сложенная блондинка в джинсах и майке, выставляющей напоказ её развитую мускулатуру.
— Появилась из ниоткуда, да ещё и потащилась сразу на опасное задание! — мелодичным голосом заявила вторая, с пышной причёской из светлых, почти белых волос, одетая, несмотря на жару, в бело-синюю шубку, выглядящая как сказочная принцесса.
Миления сразу заметила, как их лица похожи на лицо начальницы, а значит это могли быть только её сёстры, Сара и Дора.
— Кого я вижу! — воскликнула Мара. — Привет, блондинка, привет, маленькая принцесса!
— Прекрати меня так называть! — прошипела Дора.
— Вы были очень заняты, и я решила вас не беспокоить, — ухмыльнулась Лора.
— Уж ради такого и могла, — спокойно заметила Сара.
Её голос пробудил у Милении какое-то смутное воспоминание. Будто бы она уже слышала его недавно…
— В любом случае, теперь всё кончено и ваша помощь больше не требуется, — Лора махнула рукой и пошла по улице.
— Ты куда? Эй! — воскликнули сёстры.
— Не могу задерживаться, у меня ещё много работы.
Ведьма достала метлу и стремительно взлетела ввысь.
— Вот так всегда, — вздохнула Мара. — Вроде обещала, что не исчезнет больше.
— Будем надеяться, — сказала Дора.
— Не знаю, как вы, а я бы сейчас навернула борща, — внезапно сказала Мара. — Принцесса, организуешь портал на Лысую Гору?
— Я же сказала… А, неважно. Использовать мою магию для межконтинентальных перемещений только для того, чтобы пойти в любимый ресторан? Ладно. Сегодня разрешаю.
Взмахом руки, чародейка открыла разлом в пространстве.
— Сара, ты идёшь?
— Да, конечно.
Заходя в разлом, Сара обернулась и на секунду встретилась взглядом с Миленией. Секретарше вдруг показалось, что она… подмигнула?
Миления задумалась, как же ей провести отпуск? Сидеть дома и упражняться в садоводстве? Слетать в Южную Америку к учителю или…
Девушка открыла на планшете информационный лист для охотников за головами. Её изображение по-прежнему висело там с внушительной суммой награды внизу. Её мать, Брунгильда, явно не пожалела состояния на поиски. Почему?
Наверное, стоит, наконец, наведаться домой.
Развернуть

#Лит-клуб разное story текст 

Ночи прогресса. Глава 6

Миления медленно приходила в себя. В ушах звенело, а затылок, которым она ударилась о пол, болел.
Удивительно, но пространство под этим небольшим столиком оказалось довольно просторным.
— Не ушиблась? — спросила её Мара. — Прости, что пришлось дёрнуть тебя.
— Ух, что это было? — Сигрун тоже потирала очередную шишку на голове.
— А Макото ещё говорила мне: «И зачем тебе котацу с защитой уровня «Дракон», ты что, параноик, Лора?» — пробормотала красная ведьма.
Она осторожно приподняла одеяло. Бушующее пламя тут же попыталось хлынуть под столик, но наткнулось на невидимую преграду. Пахнуло гарью.
— Живое пламя, — покачала головой Лора. — Кто-то решил действовать наверняка. Кто дал тебе этот телефон, Сигрун?
— Я… не скажу точно, — покачала головой Карис. — Какие-то люди организовывали в нашем анклаве телекоммуникации. Они принесли много таких, в дар. Паломницы часто берут их, чтобы оставаться на связи.
— В моём кабинете отключаются все электронные устройства, кроме тех, которым я дала разрешение. Твой телефон работал, значит мог обходить защитные чары. Очень важно, чтобы ты вспомнила хотя бы фирму-производителя.
— Я не помню! Хотя, у них вроде такой запоминающийся логотип в виде дерева с буквой «Т».
— Malus Tech Wonders, — сказала Миления. — Очень популярная марка среди Неодарённых. Хоть их и сильно критикуют, но раскупают как пряный сидр на Йоль.
— Хм, тогда всё серьёзно. Похоже, их использовали для слежки за вашей молодёжью.
— Но почему его сейчас взорвали? — спросила Мара.
— Давай подумаем, — Лора поправила очки. — Устройство начало готовиться ко взрыву сразу после твоего рассказа, о том, как оптимизировать процесс призыва божества.
— Нас подслушивали?!
— Верно. И узнав, что мы напали на след, попытались устранить.
— Проклятье! — Мара ударила кулаком. — Теперь они узнали способ!
— Не кори себя, ты не могла предвидеть. Однако мне тоже не стоило слепо доверять защитным чарам. В любом случае, теперь враг в общих чертах понял, как выполнить возрождение богини. Нам нужно действовать.
Лора снова приподняла одеяло. Огонь никуда не исчез, даже наоборот, казалось, что он только стал сильнее.
— У нас нет времени дожидаться помощи. Эль!
— Мяу! — ответила дракошка.
— Именем нашего союза взываю к твоей истинной сути! Ступай, Атерниэль, и поглоти пламя, что терзает мои чертоги!
— Слушаю и повинуюсь, госпожа! Но потом, с вас вкусняшки! — ответила дракошка.
Или это уже была не она? Животное преображалось с каждым шагом, всё меньше походя на кошку, пускай и не лишаясь её грации. Без опаски она шагнула через барьер в бушующее пламя.
Лора опустила одеяло. Из-за него донеслось приглушённое рычание, вой ветра и… чавканье? Спустя несколько минут всё затихло.
— Можно выходить.
Они выползли из-под котацу. Укреплённые магией стены кабинета выдержали, вот только большая часть мебели и ковры превратились в угли. Выжил только стол начальницы, барельеф и оружейная стойка. Посреди хаоса сидела и облизывалась дракошка. Её желтые глаза горели в полумраке.
Рядом с котацу лежал теневой прислужник, постепенно растекающийся в тёмную жидкость.
— Ассистент… — вздохнула Мара. — Прости, я не смогла защитить тебя. Ничего, восстановлю позже.
Внезапно она повернулась к месту, где стоял теневой манекен, но увидела там лишь обугленный остов кринолина.
— Нет! — воскликнула некромант. — Только не моё парадное платье! Ох, кто-то мне заплатит!
— У тебя таких как минимум десять! — возразила Лора
— Да, разных оттенков фиолетового, под настроение! Как мне теперь наряжаться по поводу духовного подъёма?
Лора вздохнула, покачав головой. Она подняла обгоревшие куски бамбуковой ширмы.
— А вот это действительно потеря, таких сейчас не делают. После того, как Япония пошла ко дну, трудно найти мастера и нужный сорт бамбука.
Двери кабинета распахнулись и внутрь ворвалась команда магов, обвешанных защитными талисманами.
— Был обнаружен выброс магии! Что случилось?
— Нападение на сотрудников ВЦ с применением дистанционного проклятия через магический якорь, — отчиталась Лора. — Отражено силами отдела. Немедленно проверить периметр, изъять у сотрудников для досмотра электронные устройства Неодарённых. Искать любые скрытые чары, даже незначительные.
— Вас понял! Приступаем.
Маги немедленно бросились исполнять приказ.
— Вряд ли они что-то найдут, — покачала головой Мара.
— Всё равно, сейчас лучше поднять уровень безопасности, — покачала головой ведьма. — Ты ведь тоже чувствуешь, сестра?
— Да, — некромант кивнула. — Непорядок. Противник уже начал действовать.
— Сигрун, одевайся, — Лора щёлкнула пальцами, открыв ванную. — Домовые уже должны были почистить твоё снаряжение. Миля!
— Да, — ответила друидесса.
— У тебя есть оружие?
— Моё копьё со мной.
Миления прикоснулась к деревянному диску на поясе. Эта деревяшка была связана с её личным дуплом Великого Древа и позволяла мгновенно достать любой предмет, что там хранился. Копьё выглядело не слишком красиво, но она сделала его сама, вырастив деревце и вплетя в его ветви осколок обсидиана.
— Неплохое оружие, — похвалила Мара. — Твоя работа? Чувствуется определённый ацтекский шарм.
— Я предупрежу начальство, — сказала Лора. — Нужно двигаться.
— Но куда?
— Сейчас узнаем.
Этажи ВЦ заполнила тревожная трель сирен.
«Внимание всем сотрудникам! Это не учебная тревога! Обнаружено нарушение Вуали высшего порядка! Всем отделам приготовить средства обороны!»
Миления поёжилась. Такой знакомый могильный холод… Казалось, он окружал здание, пытался ворваться внутрь…
— Ух ты, — Мара схватилась за свою алебарду обеими руками, пытаясь удержать равновесие. — Чувствую небывалый всплеск фиолетового цвета. Не теряют же времени в той корпорации.
— Я связалась с Кассией, — кивнула Лора. — Похоже, телефоны Malus Tech Wonders содержат «якоря», позволяющие использовать их как единую чародейскую сеть. Просто невероятно, что мы прошляпили такое!
— Одарённые редко интересуются техникой, — пожала плечами Миления. — Да, мы используем компьютеры, но в них больше магических, чем технических компонентов.
На удивлённые взгляды, друидесса пояснила:
— Во время своих странствий по Южной Америке, я старалась как можно меньше использовать магические средства связи. Как оказалось, техника Неодарённых не сильно хуже, хоть и имеет ряд серьёзных недостатков.
Сигрун вернулась в своём полном боевом облачении.
— И что теперь? — спросила она.
— Нужно действовать быстро, — Лора выглянула в окно. — Судя по всему, устройства воздействуют на разум владельцев, превращая в безмозглых рабов, а затем высасывают духовную энергию, пока не превратят жертву в пустую оболочку.
— И вся эта энергия перенаправляется в башню мага, чтобы подпитывать ритуал, — кивнула Мара.
Миления и Сигрун тоже выглянули в окно. По улицы стаями носились истекающие духовной энергией жертвы, нападая на людей, пытаясь прикладывать свои телефоны к их головам.
— Какой ужас! Они пытаются поработить даже тех, у кого нет устройств корпорации! — воскликнула друидесса.
— Предполагаю, что цель находится в головном офисе компании, — сказала Лора, сверяясь с планшетом. — Это на Западном Побережье.
— Так далеко? — воскликнула Сигрун. — Даже моя «прогулка по молниям» не донесёт нас туда быстро…
— Поэтому нам нужны «Лесные Тропы», — Лора посмотрела на Милению.
— Но… Но я не умею их открывать!
— Не умеешь или не пробовала? — подняла бровь Мара.
— Мой ранг ещё довольно низок…
— Значит, не пробовала, — кивнула Лора. — Пробуй. Растений рядом с твоим рабочим местом должно хватить. Ты о них хорошо заботишься, пора попросить их об ответной услуге.
Они вышли из кабинета.
Миления обречённо взглянула на офисные растения, стоящие рядком перед стеной. Пускай это и крошечный уголок природы, но, теоретически, их должно хватить.
— Но я даже не представляю, как…
Мара положила ей руку на плечо.
— Расслабься. Сара говорила мне, что важно знать, что ты хочешь сделать, а не то как это сделать. Представь реку. Войди в её русло. Направь его. Позволь нести тебя.
Слова Мары шли вразрез со всем, чему её учили. Если и сравнивать магию с рекой, то нужно было запирать её плотиной и выпускать по мере надобности. Но направлять само русло? Не снесёт ли её тогда потоком? Но смысл в этом… был. Природа непостижима и сильна, она рано или поздно уничтожит и сотрёт все попытки её обуздать. У некоторых на поддержание «плотины» в надлежащем состоянии уходили все силы…
Миления глубоко вдохнула. Она осторожно открыла свою плотину, но не стала безучастно наблюдать, а встала на пути бушующей стихии. Дрожь пошла по её телу, земля стала выходить из-под ног, но, сжав зубы, друидесса смогла сохранить равновесие. «Ты на правильном пути, девочка, — раздался незнакомый голос, чем-то напомнивший ей голос Лоры. — Не препятствуй потоку, пропусти его через себя». Миления подчинилась.
Плотина рухнула и ей показалось, что она стала рекой. Каждая клеточка её тела слилась с потоком, но магия была под полным её контролем. Что это была за сила? Усилием воли друидесса успокоила поток, расширив и укрепив его берега, и, вдруг, её разум заполнился видением мира. Она будто бы взирала на него из космоса, видя каждый лист, каждую травинку, растущую в нём. Сосредоточившись на Западном Побережье, Миления легко нашла главный офис корпорации и подходящие растения рядом.
Миления выдохнула и закашлялась. Открыв глаза, она обнаружила себя и других чародеек посреди сказочного леса. Раздавалось пение чудесных птиц, потревоженный белоснежный единорог поспешил скрыться в чаще.
— Это… потрясающе! — воскликнула Сигрун. — Я никогда не видела ничего подобного! Вот бы поохотиться здесь!
— Нельзя, — тяжело дыша, сказала Миления. — Это священное место.
— Ну… — разочарованно протянула Карис.
Лора достала вибрирующий кристалл связи из сумки.
— Слушаю. Да, применение «Лесных троп» было санкционировано мной. И раз уж вы позвонили, зарегистрируйте прошение о присвоении моей сотруднице Милении Флёр ранга «Оливит», она выдержала экзамен.
У друидессы снова перехватило дыхание. Она-то думала, что её обсидиановый ранг, что аналогично бронзовому серпу кельтского друида, — её предел. Оливит был равен серебряному серпу, а это значительное достижение в её возрасте.
— Хорошо, — Лора положила кристалл в сумку. — Миля, показывай путь.
Секретарша кивнула. На первый взгляд, эта бесконечная чаща была непроходимым лабиринтом, но инстинкт подсказывал ей правильный путь. Она смело двинулась вперёд, ведя за собой остальных.
Чем ближе она подходила к точке выхода, тем сильнее становилась её тревога. Голоса птиц замолкали, звери больше не выбегали из кустов, напуганные появлением чародеек. Лес будто бы… умирал.
— Мощный выброс фиолетовой магии, — подтвердила её опасения Мара. — Настолько сильный, что разъедает даже карманные измерения, имеющие точки соприкосновения с реальностью.
— Нам нужно торопиться! — сказала Лора. — Миля, если магия уничтожит твой «якорь», то мы застрянем!
— Мы почти пришли!
Друидесса указала на рощу бамбука. Выглядела она плачевно, листья увядали, а стволы на глазах покрывались пятнами гнили.
«Потерпите, пожалуйста, — взмолилась Миления. — Мы спасём вас!»
Чародейки зашли в чащу.
Жуткое ощущение холода и смерти объяло секретаршу. За последние сутки она слишком привыкла к этому чувству…
На ходу Миления оторвала от бамбукового стебля одну из немногих уцелевших веточек и спрятала в сумку. Возможно если посадить в землю, она приживётся, и роща продолжит жить.
Они стояли на почерневшей лужайке под закрытым саваном тьмы полуденным солнцем. Маленькая декоративная рощица бамбука около здания компании, что была «якорем» Милении, окончательно лишилась жизни и распалась в чёрный прах.
— Четыре часовых пояса всего за полчаса, — сказала Лора, подстраивая наручный хронометр. — Это прекрасный результат как для первого раза.
Миления тяжело дышала, не столько из-за утомления, сколько потому, что её окружала смерть. Кто бы не творил эти бесчинства, он жадно выпивал энергию из всего живого. Эти щупальца тянулись и к ней, но что-то уводило их в сторону.
— Пока я могу маскировать наше присутствие, — заявила Лора, вытащив из кармана статуэтку кошки, обмотанную алыми волосами. Артефакт излучал ауру магии, но её суть ускользала, стоило только присмотреться к ней внимательней.
— Понятно! — Сигрун кивнула. — Значит, мы сможем напасть неожиданно!
— У этих чар есть предел, — ведьма покачала головой. — Боюсь, что когда мы доберёмся до сути, я не смогу отражать пагубное влияние.
— Я применила пару защитных заклинаний перед нашим прыжком, — сказала Мара, — но всё равно, будьте осторожны. У нас тут выход забытого бога намечается. А мы всего лишь кучка… смертных чародеек.
Офис компании MTW был внушительным прямоугольным зданием из стекла и бетона, отстроенным по последнему писку архитектурной моды. Каждый этаж представлял собой застеклённую террасу, с офисами-студиями и развлекательными площадками. Всё было сделано для удобства работников и продуктивности их работы, за что компания и пользовалась огромной популярностью на рынке труда.
Но сейчас офисы были пусты, а окна разбиты. Мёртвый, пахнущий тленом ветер завывал в помещениях.
— Тут нет охраны, — заметила Сигрун.
— Типичная ошибка начинающего некроманта, — кивнула Мара. — Устроить нашествие орд нежити, но забыть притупить голод у отряда защиты. Наверняка рванули следом за пирующими марионетками.
— Однако это не значит, что он не сможет призвать их назад, когда мы нападём, — предупредила Лора.
Тени сгустились рядом с Марой и издали еле слышный шёпот.
— Ритуал проводится в парке, что находится прямо посреди здания, — сообщила тёмная чародейка. — Увы, больше ничего сказать не могу, мои разведчики и так рискуют.
— Тогда нам остаётся только идти туда самим, — вздохнула Лора. — Как в старые добрые времена, сестра?
Начальница пошла к зданию.
Если честно, у Милении вызывал недоумение тот факт, что Лора не взяла никакого оружия. Тот внушительный арсенал, который секретарша видела вчера в кабинете, так и остался висеть на стойке. Конечно, она могла держать что-то в своей бездонной сумке и карманах костюма, но сейчас, на фоне остальных, начальница выглядела беззащитной.
Они шли по пустом зданию, стараясь не наступать на осколки стекла и техники, и чем ближе они подходили к центру, тем сильнее магия давила на них.
— Мурашки по хвосту идут, — прошептала Сигрун, вздрагивая. — Никогда такого давления не было.
— Я отвожу магию от нас, — ответила Мара. — Однако, ты права, концентрация здесь крайне высока. Миля, ты как?
— Держусь, — секретарша тяжело дышала.
Лора повернулась к ней.
— Успокойся, сосредоточься. Помни про реку. Позволь ей питать тебя, ограждать от вреда.
Миления глубоко вдохнула. Реку можно загрязнить, но пока жив исток, вода смоет грязь и вновь станет чистой.
Выдохнуть.
Давление ослабло. Будто бы каменная стена оградила её от штормовых ветров.
— Другое дело, — кивнула начальница. — Твоё сопротивление растёт. А ты ещё сомневалась, что достойна ранга «Оливит».
— Эти ваши ведьминские штучки, — пробормотала Сигрун. — Я вот ничего такого не чувствую…
Она резко пошатнулась и охнула, едва не упав на колени.
— А вот это уже не хорошо. Похоже, у него начинает получаться…
— Крепись, мы уже пришли, — сказала Мара.
Чародейки вышли в парк, окружённый стенами здания. Это была своего рода зона отдыха под открытым небом, вот только вместо деревьев и газонов здесь было множество кинетических скульптур и дорожек из гладкого камня. В центре стояло огромное металлическое дерево, оно и было центром ритуала, нещадно впитывая энергию душ отовсюду. Оно светилось и переливалось холодным светом, во всполохах которого угадывались очертания тел замученных людей. Подобно плодам с него свисали странные коконы из проволоки, внутри которых кто-то шевелился.
— Это ужасно, — прошептала Миления. — Противоестественно. Отвратительно.
Фигура в тёмном плаще с капюшоном, почти невидимая на фоне дерева, повернулась к чародейкам.
— Ничего вы не понимаете в функциональном искусстве, — заявил незнакомец. — Стальное Древо не только эффективно поглощает духовную энергию, но и раздаёт на всё здание Wi-Fi, имея пропускную способность 15 Гигабит в секунду! А чем могут похвастаться ваши «магические технологии»?
— Признаться, коллега, — заявила Мара, — у вас тут всё неплохо обставлено. Я и не думала, что ещё когда-нибудь увижу Стальное Древо ордена Неодруидов, да ещё и в таком превосходном состоянии. Жалко только, что нам придётся его срубить. Его сила… слишком опасна для смертных.
— Ничего страшного, — под капюшоном зловеще сверкнули очки, — она в самый раз для богини!
Всплеск энергии поднял вихрь, из-за чего кинетические скульптуры начали двигаться особенно быстро, создавая ужасную какофонию скрипа, свиста и грохота. Ветер сорвал с головы некроманта капюшон показав немного полноватое лицо обычного американца лет за 40, лицо человека из толпы, обычное, невзрачное… Но именно такое лицо было у учредителя и менеджера по развитию компании Malus Tech Wonders, Джона Коттса.
— Зачем вам это? — крикнула Миления, пытаясь удержаться на ногах. — Вы — лицо одной из величайших компаний современности! У вас же есть и слава, и богатство!
— Увы, всё совсем не так радужно, — ответил Коттс сквозь завывающий ветер. — Компания уже давно не принадлежит мне, а мой талант и изобретения не получают должного почёта! Я сплёл магию и технологии воедино, а взамен получил лишь почётную грамоту и звание «тот мужик, рекламирующий смартфоны». Корпоративные глупцы ведь даже уже увольняли меня, но стали нести огромные убытки, поэтому приползли, чтобы я снова вытаскивал их из ямы! Но я знаю, что они будут рады избавиться от меня раз и навсегда…
— А причём здесь Ссельда? — крикнула Сигрун. — Зачем тебе наша пустоголовая создательница?!
— Молчи! — рявкнул Коттс и порывы ветра усилились. — Я связался с богиней случайно, с помощью одного из своих экспериментальных устройств. Пускай ум… не является сильной её стороной, но она дала мне много идей, рассказывая о своей прошлой жизни, ещё до вознесения. Многочисленные сервисы, приложения, элементы интерфейса вдохновлены её рассказами, отчего мы и стали лидерами отрасли! Вот почему сегодня она будет призвана в этот мир! Мир, который я создал для неё!
— Я услышала достаточно.
Коттс вскрикнул, с удивлением глядя на лезвие клинка, вылезшее из его груди.
— Кх… как?
Лезвие исчезло так же быстро, как и появилось. Мужчина с глухим стуком упал лицом на каменную плитку. За его спиной стояла Лора. По-прежнему, у неё не было никакого видимого оружия.
— Хорошая работа, Миля, — сказала начальница. — Ты смогла его разговорить, что позволило мне подобраться ближе.
Миления была готова поклясться, что начальница ещё мгновение назад… со скучающим видом сидела на скамейке рядом? Друидесса обернулась и действительно увидела её там, читающую журнал. Но тут этот образ дёрнулся и наваждение пропало.
Со смертью некроманта ветер пошёл на убыль. Кинетические скульптуры замедляли свой ход, прекращая ужасный скрип.
— Учение Красоты, я полагаю? — прокомментировала Мара. — Показывать противнику только то, что он должен увидеть. Ты обманула даже мой духовный взгляд, сестра. Впечатляет.
Лора перевернула тело Коттса. На его лице застыло выражение удивления и боли. Мара подошла ближе.
— Я не чувствую каких-либо филактерий поблизости. Его смерть окончательна.
— Однако у нас ещё есть вот это, — Лора показала взглядом на Стальное Древо, по-прежнему горящее призрачным огнём.
— Да, его действительно нужно уничтожить, — кивнула тёмная чародейка. — Но сначала стоит снять с него этих несчастных.
Теневые слуги Мары быстро разрезали коконы и спустили заключённых в них Карис на землю.
— Сёстры! — Сигрун бросилась к ним. — Они живы, но это дерево высосало очень много их духовной энергии.
— Но этого явно было недостаточно для призыва, — кивнула Мара. — К счастью.
Некромант протянула руку к дереву.
— Какая фантастическая мощь. Даже сейчас, лишившись подпитки, оно готово продолжить ритуал. Хотя, всё равно, не хватает некоего ключевого компонента…
В небе возникла странная тень и Мара с Лорой резко подняли головы.
— Это что, гарпия? — спросила тёмная чародейка. — Но ведь они же вымерли?
— Гарпия, но не та, — покачала головой Лора. — Это одна из мутаций народа Карис.
С небес к ним спускалась женщина с крыльями вместо рук, а за её птичьи ноги держалась Карис в лёгком боевом облачении.
— Бабушка? — воскликнула Сигрун.
— Да, это я, дитя, — спрыгнув на землю, воительница сняла шлем.
Несмотря на двухсотлетний возраст, Первая Сигрун выглядела ненамного взрослее своей внучки, на её лице не было даже ни единой морщинки. Лишь мудрый усталый взор её серых глаз подсказывал внимательному наблюдателю, что это не юная девушка. Гарпия села рядом, обернувшись оперёнными крыльями как плащом и, по-птичьи, дёрнула головой, осматриваясь по сторонам.
— Узнав о твоих проблемах с законом, я прилетела так быстро, как только смогла, — продолжила Первая. — Но мне сказали, что тебя забрала ведьма для выполнения задания. Я понимаю, тут случилось нечто ужасное?
— Бабушка, этот человек, — Сигрун указала на тело Коттса, — хотел призвать в этот мир Ссельду, да будет проклято её имя! Я… была вынуждена попросить этих людей о помощи… Прости, я не знала, что делать…
— Не стоит извинений, дитя, — Первая улыбнулась. — Волею случая, ты обратилась к нужным людям. Лора, моя внучка не доставила вам проблем?
— Ничего такого, с чем бы не справилась хорошая воспитательная беседа, — улыбнулась ведьма в ответ. — Рада тебя видеть, Си.
Они обнялись как старые подруги.
— Вы… знакомы? — удивилась младшая Сигрун.
— Разве мать не рассказывала тебе об алой ведьме, что вытащила её и других моих девочек из секретной лаборатории под Франкфуртом восемьдесят лет назад во время Великой Войны?
— Но я думала… Люди ведь живут недолго и… — младшая покачала головой в недоумении. — Неужели это были вы? Мама рассказывала, что вы не оставили и камня от того бункера, где они были заточены, движением руки вы создавали огромные огненные шары, расчищая путь, и испепеляли злых магов одним взглядом!
— Ей тогда было сколько? Лет шесть? — ухмыльнулась Лора. — У детей живая фантазия. Это была совместная операция с британской разведкой и ковеном Портсмута, я была всего лишь одной из ведьм, приглашённым специалистом по тайным операциям.
— Не скромничай, Лора, — покачала головой Первая. — Именно благодаря разработанному тобой плану никто из моих дочерей не пострадал. Мы недаром считаем тебя почётной сестрой и всегда рады видеть в любом из анклавов.
Первая осмотрела истощённых Карис, всё ещё лежащих без сознания.
— Как же это получилось? — она закусила губу. — А у меня ведь ещё появлялось странное предчувствие, когда этот Коттс расспрашивал об обычаях нашего народа, предлагая наладить коммуникации в анклавах.
Первая подошла к дереву.
— Эта… штука, она действительно способна призвать нашу никчёмную создательницу?
— Сила Стального Древа велика, — Мара кивнула. — И это очень плохая сила. Увы, о ней мало что известно. Шестьсот лет назад одно такое дерево, напитавшись душами умерших от эпидемии, едва не устроило катаклизм мировых масштабов. Этот экземпляр, конечно, не столь силён, но этого хватит на призыв. Однако, здесь всё равно чего-то не хватает для завершения ритуала…
Мара замолчала, глядя на старшую Сигрун. Остекленевшим взглядом она следила за странными переливами магии в кроне.
— Твою же ж… Стой!
Развернуть

#Лит-клуб разное story текст 

Ночи прогресса, Глава 5

Друидесса кое-как приходила в себя. Под столиком был нагреватель, который усердно выгонял могильный холод из её тела. Вот только всё равно чувствовалась какая-то тяжесть в груди…
Миления откинула одеяло. Тяжестью оказалась Эль, задремавшая на ней сверху. Дракошка мурлыкнула, приоткрыв жёлтые глаза и, с неохотой, спрыгнула, уйдя глубже под котацу. Удивительно, но её жар не повредил одежду девушки.
— С возвращением.
Мара сидела на подушке с другой стороны столика, и пила чай из маленькой фарфоровой чашки. Её пышное платье стояло в углу, надетое на теневой манекен, а сама тёмная чародейка переоделась в более удобное кимоно с цветочным орнаментом. Её тёмные волосы были собраны в пышный хвост и перевязаны фиолетовой лентой с серебристыми рунами. Теневая кошка дремала у неё на коленях.
— Ты меня напугала. Думала, придётся тебя реанимировать.
Милению передёрнуло от такой мысли. Нет, она знала, как делать искусственное дыхание и непрямой массаж сердца, но подумать, что это было бы применено к ней, пускай и для спасения жизни…
— Сколько времени я провалялась?
— Всего час. К твоему счастью, у меня много времени, а у Лоры есть этот замечательный молочный улун.
Она налила ароматный чая из чайника в кружку и пододвинула Милении.
— Перед тем, как потерять сознание, ты о чём-то бредила. Удалось что-то узнать?
— Пожалуй, да, — девушка пригубила чай. Горячий напиток легко выгнал остатки холода из её тела. — Среди тьмы этого кристалла, я почувствовала обрывки ауры жизни. И не обратила бы на это внимание, если бы не столкнулась с чем-то похожим утром. Мне кажется, это кости народа Карис.
— Кого? — непонимающе переспросила Мара.
— Ну ты даёшь, сестра, — Лора снова бесшумно возникла рядом, устраиваясь перед котацу. — Высокие, хищные, с хвостом? Только женского пола, сильная предрасположенность к божественной магии?
— А, эти! Они отдельная раса? Я думала, это какие-то виккане. Если честно, особо не вникала в их физиологию. Общение с иномирцами — это больше по части нашей маленькой принцессы Доры.
— Принцессы? — переспросила Миления.
— У нас есть ещё одна сестра, известный этнограф и путешественница, а по совместительству актриса популярных сериалов и ведущая новостей, Дора Азурлок, — пояснила Лора. — Вот только она сейчас где-то в Тибете ищет Шамбалу, поэтому к ней мы обратиться не сможем. Но, думаю, что знаю, как нам получить информацию.
По щелчку пальцев ведьмы, на котацу возник интерком. Начальница набрала короткий номер и нажала на кнопку вызова.
— Дисциплинарный комитет. Слушаю.
— Приветствую, коллеги, это отдел Магических Возмущений. Не подскажете, та Карис с просроченными штрафами ещё у вас?
— А куда же ей ещё деваться? Мы как раз заканчиваем отлеплять от неё красные.
На фоне раздался звук рвущейся бумаги и нецензурная брань. «Так, — раздался голос инспектора, — за оскорбление вам полагается ещё штраф!». Нечеловеческий вой огласил помещение.
— Гренландский анклав согласился заплатить за неё, — продолжил сотрудник, — но ей всё ещё полагаются общественные работы.
— Отлично! — ухмыльнулась Лора. — Как насчёт прислать её к нам? Уж у нас она поработает на благо Магии.
— Уверены? Она буйная. Но ладно, высылаю вам её пневмопочтой.
С потолка опустилась большая труба. Из неё немедленно раздались приглушённые крики и проклятия, которые становились всё ближе и ближе… Пока на свободную подушку перед котацу не выпала взъерошенная Карис.
— Вы!! — прокричала она, вскочив на ноги.
Из трубы раздался грохот. Карис непонимающе подняла голову и сразу же получила своей сумкой, выпавшей оттуда. За сумкой последовал веер, а за ним и молот…
Вздохнув, Лора достала из мини-холодильника пакет льда и подошла к схватившейся за голову Карис. С силой, которую Миления не ожидала от начальницы, подняла нарушительницу спокойствия за воротник плаща и усадила на подушку.
— На, — ведьма протянула пакет льда. — Приложи к шишке.
Карис метнула дикий взгляд, но пакет приняла.
— Это не значит, что вы меня задобрили и всё такое!
— Ах, какие мы злые! — засмеялась Мара. — Сколько тебе лет, девочка? Пятнадцать?
— Четырнадцать, — девушка отвернулась, пытаясь скрыть стыдливый румянец. — С половиной.
Миления удивилась. Карис была… довольно развитой для четырнадцатилетней. С другой стороны, она ведь не человек. Что ж, столь юный возраст явно объяснял её вызывающее поведение.
— И что же столь юная леди, ещё и не сведущая в порядках внешнего мира, делает за пределами анклава? — спросила Лора, возвращаясь на место.
— Я не ребёнок, слышите! Я не ребёнок! — вспылила девчонка. — У меня великий Дар! Я прошла испытание силы! Я несу имя Первой! Я — Сигрун Химмельфелл Третья!
— Тихо, тихо успокойся, — сказала Лора. — Никто не называл тебя ребёнком. Сигрун, так тебя ведь тебя зовут? Я прекрасно знаю, что вы быстро растёте и в четырнадцать лет уже вполне можете считаться взрослыми. Меня удивило то, что ты оказалась в нашем кластере совсем неподготовленной, отчего, кстати, и нахватала штрафов.
— Я… — голос Сигрун задрожал. — Я просто хотела доказать, что могу быть самостоятельной. Вся моя родня опекала меня после того как мама пропала без вести! Я… сбежала из анклава и отправилась в Huge City. Но деньги закончились быстро, а работы так и не нашла. Я поняла, о чём меня предупреждала тётушка Астрид: нас боятся, потому что думают, что мы как-то очаровываем мужчин, чтобы нарожать побольше детей! Со мной обращались как со шлюхой, какие-то фетишисты чуть не оборвали мне хвост, у меня чуть не украли мой волшебный веер!
— Ты могла бы просто вернуться, — сказала Мара. — Семья был бы рада принять тебя назад.
— Но тогда бы я лишь доказала свою никчёмность! Моим последним шансом была работа охотником за головами, тётушка Астрид мне много рассказывала о ней, а я как раз знаю много заклятий поиска! Она говорила мне, что нужно быть напористой, наглой, давить авторитетом! Я пришла в отделение Гильдии и потребовала дать мне самое сложное задание!
— И они дали тебе безнадёжное, чтобы посмеяться, — подытожила Мара. — В этом деле одной напористости мало, нужна ещё репутация и опыт.
— Но я думала, что справлюсь! Всего-то нужно было найти эту пропавшую богачку! И я чувствовала, что она где-то в этом кластере! Моё предвидение не могло лгать. А теперь я даже сама не уверена, настолько ли я хороша в этом деле… Ну вот, мне снова кажется, что цель где-то рядом.
Она пристально осмотрела присутствующих.
— Или у меня уже галлюцинации от голода…
Она упала головой на котацу, пытаясь унять судороги в животе.
Мара закатила глаза.
— Похоже, завтра мне придётся накормить весь мир. Хорошо, дам распоряжение на кухню.
— Скажи, пускай не увлекаются выпечкой, — посоветовала Лора. — Мясо минимальной прожарки, мёд и много фруктов. И порцию как для взрослого мужчины.
— Поняла. Думаю, повар что-нибудь сообразит.
Уже через десять минут на столике возник поднос с блюдом, накрытым крышкой. Движением ладони некромант отбросила крышку в сторону, явив на свет большой сочный стейк с лёгким овощным гарниром, пару початков кукурузы-гриль и чашу с тремя спелыми гранатами, разрезанными на дольки. Рядом стоял кувшин с ароматным лимонадом на меду. Голодная Карис едва могла сдержать текущую слюну.
— Я не могу… Я не принимаю подачек!
— Это не подачка, а задаток за небольшую услугу, которую ты нам окажешь, — сказала Лора. — Так что давай, ешь. У нас ещё много дел.
Сигрун замешкалась, но голод победил.
Миления с некоторым отвращением наблюдала, как Карис, презрев всякие манеры, ухватила мясо руками и стала рвать его на части своими двойными клыками подобно дикому зверю. Она сгрызла кукурузу, едва не проглотив початок, выпила лимонад прямо из кувшина, буквально скуля от восторга. Альса, наблюдавшая за этим вполглаза с колен Мары, презрительно чихнула и уползла под столик, чтобы не видеть безобразия. Но когда дело дошло до гранатов… Глаза Сигрун загорелись, когда она впилась зубами в алые зёрна.
— Что это, что это?! Я никогда не ела ничего вкуснее!
С удвоенным энтузиазмом она приговорила плоды, в итоге измазавшись с ног до головы гранатовым соком.
— Ванная комната — там, — Лора указала на дверь, открывшуюся в стене. — Одежду брось в корзину, доспехи — на стойку, их почистят. Там есть халат и полотенце. Приведи себя в порядок и возвращайся.
Мара проследила взглядом за Сигрун.
— Какое, всё-таки, удивительное существо. И такой аппетит.
— У них бешеный метаболизм, все процессы в организме протекают быстрее, чем у людей, — пояснила Лора. — Питательная диета с большим количеством мяса и сладкого для них — необходимость. Но, как не парадоксально, они спокойно доживают до двухсот лет без каких-либо признаков старения. Сара, возможно, знает больше, но из своего опыта, могу предположить, что клетки их тел могут полностью обновляться, как у некоторых примитивных животных.
Чародейки выпили ещё по кружке чая. Наконец, Сигрун вышла из ванной, одетая в короткий белый халат. Она, несколько робея, прошла босиком по ковровому покрытию и снова села за котацу. Милению поразили её ноги, они выглядели как нечто среднее между звериными и людскими, с удлинённой ступнёй и широкими пальцами, на которые Карис и опиралась при ходьбе. Хвост служил балансиром, позволяя поддерживать идеальное равновесие.
— Хм, — начала Мара, — прости за нескромный вопрос, а у всех ваших… две пары грудей?
Хоть и под халатом, но от зоркого взгляда тёмной чародейки это не скрылось. У девушки действительно была вторая пара, хоть и значительно меньшая
— Не у всех. Это… атавизм, — смутилась Сигрун. — Во всяком случае, так это называла Первая. У каждой из нас есть… изъян подобного рода. Шерсть или даже перья в неожиданных местах, лишние органы, загнутый хвост. Мне достался такой… Предлагали удалить лишние хирургическим путём, но я отказалась. Не факт, что они не отрастут снова. Просто утягиваю их, когда выхожу в люди.
— Давайте уже перейдём к делу, — поморщилась Лора. — Сигрун, нам нужно, чтобы ты взглянула на один магический предмет. Мы подозреваем, что он имеет к народу Карис некоторое отношение.
Теневой слуга поставил на котацу ларец.
— Предупреждаю, у него сильный магический фон, — сказала Мара. — Если не выдерживаешь — кричи.
Ларец открылся и Миления поёжилась. Странные видения перед тем, как она упала в обморок от контакта с реагентом, снова напомнили о себе. Она не видела в них смысла, но может Сигрун поймёт?
Карис с опаской взглянула на кристалл. Взяв веер, она чуть слышно пробормотала слова, больше похожие на проклятья, чем на молитву, и её глаза вдруг стали лучиться мягким синим светом.
— Я вижу… страдание, страх, мрак… Мама? Нет, кто-то похожий на неё… Кто-то древний… Кто-то…
Сигрун с воплем отпрыгнула от шкатулки, лепеча какую-то тарабарщину, полную свистящих и щёлкающих звуков. Мара поспешно захлопнула ларец и бросилась к девушке.
— Тихо, тихо, успокойся! Я закрыла ларец.
— Что ты видела? — спросила Лора.
— Это… она, — подбородок Сигрун дрожал, слёзы полились из глаз, — Ссельда, Презренная! Она идёт… Идёт пожинать наши души!
Она закрыла лицо руками и разрыдалась.
— Миления! — Лора повернулась к секретарше.
— Да!
— Открой архивы, есть ли у нас какая-то информация об этой Ссельде.
— Делаю.
Миления достала планшет и ввела код доступа сотрудника. Это давало ей полный доступ к архивам ВЦ, наиболее полному собранию информации о магии и магических явлениях. Но нигде и близко не было упоминаний о таком.
— Ничего!
— Вы ничего не найдёте! — Сигрун оттолкнула Мару, и, шатаясь, встала на ноги. — Где мои вещи? Я должна идти, оповестить Первую. Это дело Народа Карис.
— Ты никуда не пойдёшь, — с холодом в голосе сказала Лора, — пока не расскажешь нам всё. Задача моего отдела — защищать мир от угроз любого характера. И вы, Народ Карис, нравится вам это или нет, тоже часть этого мира.
— Но вы не понимаете! Вы не знаете, с чем имеете дело!
— Тогда рассказывай. В этой комнате два высокопоставленных сотрудника ВЦ и высшая тёмная чародейка. Мы все повидали многое. Если мы можем помочь, мы это сделаем.
Миления покраснела, услышав такую свою «характеристику».
— Давай, — подмигнула Мара, — я даже тебя гранатом угощу.
Багровый плод возник в её руке.
— Я не… Я… — Сигрун всхлипнула. — Хорошо. Я расскажу вам всё.
Они вновь разместились у котацу. Эль потёрлась о колени Сигрун, и девушка растерянно погладила дракошку.
— Это видение пробудило мою память. Знания спали в моей голове, дожидаясь часа. Похоже, вы будете первыми людьми, кто услышит их.
— Если желаешь, мы можем дать пламенную клятву, — Лора протянула руку и огонь вспыхнул на её ладони. — Знания не выйдут за пределы этого кабинета.
— Не нужно. Я… доверюсь вам. Похоже, другого выхода нет.
Сигрун вздохнула и начала рассказ:
— Как вы, конечно же, знаете, наш Народ прибыл из другого мира. Бабушка передала мне память о нём. Хотела, чтобы я знала всё, если с ней что-то случится. Ужасное место, где кровь текла рекой, а людьми правила зависть и алчность. Этим миром правило семь богов, но затем шесть младших свергли творца, жаждя его силы, но этим лишь повергли всё в хаос. Каждый бог создал свой избранный народ, и благоволил ему, подливая масла в огонь вечной войны. Ссельда, богиня Изменчивых Небес, именуемая Глупой и Презренной, была той, кто сотворил нас. Она хотела создать идеальных существ и вложила всю энергию созидания, что у неё была. Но результат… был плачевным. Другие боги, которые разумно распределили силу между сотворёнными существами, подняли Ссельду на смех, когда та представила им нас — скорее зверей, чем людей, уродливых бесформенных чудовищ. В ярости, Глупая Богиня бросила нас на произвол судьбы. Но мы выжили. Пускай Ссельда и забыла сделать для нас мужчин, мы могли спариваться… с любым существом. В результате эволюции мы отбросили лишнее, вобрав лучшие черты больших ящеров и млекопитающих. На своих землях мы стали самыми опасными хищниками, хотя по-прежнему оставались неразумными зверьми. И тогда на нас обратили внимание другие расы. Нас ловили и приручали, используя для охоты или боёв, разводили, пытаясь закрепить какие-то качества. На каком-то этапе и произошло наше первое «скрещивание» с людьми. И это привело к рождению человекообразных Карис. Поначалу мы были безмозглыми рабами и секс-игрушками, но с каждым поколением становились умнее и хитрее и, в итоге, подняли восстание, освободив сестёр от гнёта.
— А что же Ссельда? — спросила Миления. — Всё это время она была без последователей?
— Пускай Презренная ничего и не достигла, но её божественная мощь всё ещё была высока, поэтому среди прочих народов находились те, кто согласился поклоняться ей. Однако, узнав об успехе народа Карис, она явилась во сне к нашим старейшим и предложила покровительство, будто бы это не она изначально обрекла нас на жалкое существование. Мы подняли её на смех и стали проклинать каждый день. И, что самое странное, это стало придавать нам силы. Осыпав Ссельду проклятиями, мы могли стать сильнее и даже создавать молнии и ветер! Мы обрели божественную силу.
— Поразительно, — удивилась Мара, — вы черпаете силу не из обожания богини, а из ненависти к ней. Это может круто повернуть некоторые теологические теории.
— И как же вы оказались в нашем мире? — спросила Лора.
— Боги не способны были усмирить тот хаос и разрушение, что творился в истерзанном мире, поэтому отстранились и пустили всё на самотёк. Таким образом, они не увидели, что свергнутый Демиург стал вновь набирать силу. Создав из угнетённых, потерявших всё существ тысячи безликих воинов, он расшатал само основание мира и уничтожил своё создание. У него… не было другого выхода. Среди безликих было много Карис, нашедших в служении Демиургу новое призвание и, в благодарность, он согласился спасти одну из нас. На обломках сгорающего в Хаосе мира, народ Карис передал все знания и память одной девочке, последней в их роде и первой в новом. Ею и была Первая Сигрун, моя бабушка.
— Но если мир уничтожен, то как Ссельда может повлиять на вас? — поинтересовалась Миления. — Разве она не должна была погибнуть вместе с ним?
— Я… не знаю. Но могу предположить, что богиню убить не так-то просто… Хотя сейчас, когда память рода возвращается ко мне, у меня появилось ужасное предположение. Возможно ли, что призываем Презренную в этот мир своим существованием? Первое поколение не владело божественной магией, второе — получило силу, но что послужило толчком? Интуиция? Или память о богине? Подумать только, я сама бахвалилась своим великим Даром, а ведь причиной моей силы были знания, сокрытые в голове. Знала, кого нужно проклинать. И звала её…
— Чтобы призвать забытого бога в этот мир нужно определённое количество последователей, острое желание и аватар, что примет сущность, — покачала головой Мара. — И не стоит забывать о ритуальных жертвах. Однако, ваша уникальная манера «поклонения», возможно и влечёт Ссельду, но, в то же время, держит её на безопасном расстоянии.
— Вы… много знаете об этом, — удивилась Сигрун.
— Теургия, так называется мистическое учение о контакте с божественным, всегда шла рядом с некромантией. Смерть ведь многие тоже отождествляют с высшим провидением. И, знаешь, после твоего рассказа, у меня начинают появляться некоторые идеи. Кто-то хочет призвать вашу богиню, но так как народ Карис в этом не заинтересован, эта личность стала импровизировать. Сигрун, не пропадали ли массово без вести представительницы вашего народа?
— Моя мать, Халла, упоминала о пропажах молодых Карис из Антарктического и Сибирского анклавов. Несколько моих старших подруг тоже пропали, но мы связали это с их паломничеством на место падения Первой. Мать отправилась расследовать исчезновения, но от неё давно не было вестей. Тогда-то мои тётушки и стали опекать меня. Вероятно, из-за знаний, что были сокрыты в моей голове?
— Боюсь, что пропавшие могут быть мертвы, — покачала головой Мара. — И твоя мать также. Пускай ваша раса и прошла уникальный путь развития, по сути, создав себя самостоятельно, но тела всё ещё несут дыхание богини, остатки материалов сотворения. Если выделить достаточно материи, вполне можно создать «якорь».
— То есть… этот кристалл… — лицо Сигрун выразило шок. — Может быть кем-то из моих сестёр?!
— Не совсем, вернее, не полностью. Кристалл создала я, лишь анализируя прах. Предположу, что некромант пытался насытить обычные алхимические материалы выделенной из тел народа Карис эссенцией. Этого хватило на создание реагента высшего качества, но подозреваемый, по неопытности или незнанию, не сумел им должным образом распорядиться. Из праха, пускай и столь насыщенного эссенцией, тело для бога не сделаешь. Кристаллизовав компонент, он мог бы гораздо лучше закрепить божественную сущность аналогом камня души, а потом и выстраивать вокруг него искусственный аватар.
— Понятно, — Лора кивнула. — Значит, непосредственной угрозы вторжения нет. Я немедленно оповещу отделы Взаимодействия и Дисциплинарный комитет, чтобы начали усиленно проверять исчезновения Карис и отслеживать выбросы ритуальной энергии…
Ведьма замолкла, взглянув на Сигрун.
— Что у тебя там, в кармане?
— А, это? — Карис вытащила из кармана халата телефон. — Просто смартфон. Мне его подарили. Хм, что он так мигает непонятно…
— Дай, — Лора выхватила устройство из её рук и взглянула на экран.
Зрачки ведьмы внезапно расширились. Быстрым движением, она швырнула телефон в сторону окна.
— Все под столик, немедленно! — прокричала ведьма
— Что?.. — воскликнула Миления.
Прогремел оглушительный взрыв…
Развернуть

#Лит-клуб разное story текст написал сам 

Ночи прогресса, Глава 4

Миления проснулась в своей небольшой квартире точно по сигналу будильника хорошо отдохнувшей. Вчерашний «отгул» явно пошёл на пользу, тем более, что от увиденного ей действительно стоило привести мозги в порядок. Подумать только, ещё позавчера она лишь протирала сидение кресла да ставила бесполезные штампы, а теперь у неё появилась настоящая начальница, тягающая по заданиям. Не сказать, что это её особенно радовало, Миления предпочитала более спокойную работу, но всё же Лора внесла некоторое разнообразие в её рутинные дни.
В любом случае, нужно было собираться. Миска овощного салата на завтрак, лёгкая натуральная косметика и волшебный тоник для зубов, простое холщовое одеяние с ритуальным узором, которое было и к природе ближе, и легко, если понадобится, могло сойти за одежду неодарённых. Перехватив длинные светлые волосы лентой, девушка надела удобные мокасины и, взяв короткий разбег, прыгнула в окно.
Её квартира находилась на двадцать пятом этаже и отсюда можно было легко допрыгнуть до соседнего дома, а затем, серией лёгких прыжков по крышам, набрать высоту и добраться до небоскрёбов делового района. А там уж и рукой подать до Ведьминского Центра №13.
Однако на подлёте к месту работы, её едва не снесло ураганным ветром. Милении потребовался весь её опыт воздушного планирования, чтобы дотянуться до края крыши и с усилием перевалиться через него.
Взволнованная ведьма-регулировщица подскочила к ней.
— У вас всё в порядке? С ветром твориться что-то странное, я сигналю всем ожидать, но вы, видимо, не заметили…
— Да, всё нормально, — Миления поднялась на ноги, тяжело дыша.
Падение с высоты ста этажей её бы, конечно, не убило, но гордость бы точно пострадала.
Казалось, само здание содрогнулось, когда в крышу с оглушительным грохотом ударила молния. Когда пахнущая озоном дымка развеялась, в месте удара обнаружилась высокая светловолосая девушка скандинавской внешности в кожаном плаще, держащая над головой увесистый молот. В другой руке она сжимала украшенный сапфирами веер, и каждый его взмах создавал новый порыв ветра.
Ведьма-регулировщица шумно выдохнула и решительной походкой двинулась к новоприбывшей.
— Немедленно остановите чары штормовых ветров! — возмущённо выкрикнула ведьма. — Божественным заклинателям предписывается уведомлять о передвижении магическим способом в пределах кластера за полчаса! А за применение «прогулки по молниям» вне специального защитного круга для сверхскоростных перемещений и создание опасных ситуаций на посадочной площадке вам полагается штраф!
На ходу заполнив штрафной талон, ведьма бесцеремонно всунула его незнакомке в карман плаща.
— Талон имеет свойства проклятия и привязан к вашей духовной сигнатуре до момента оплаты штрафа. А теперь попрошу извинить, мне нужно разрулить сотрудников и посетителей, которые, благодаря вам, уже пятнадцать минут не могут приземлиться!
«Как хорошо, что проклятия к нам не липнут» — чуть слышно пробормотала незнакомка, убедившись, что регулировщица отошла достаточно далеко, а затем просто смяла талон и выкинула с крыши.
Миления знала, что это бесполезно, ведь если штраф выписан, бумажка немедленно прилетит обратно, даже собравшись из отдельных молекул, если её что-то уничтожило…
Но сейчас этого не произошло.
— Эй, ты, ведьма зелёная! — грубо обратилась она к Милении.
— Я друид! — возмутилась девушка.
— Ну у вас же тут «ведьминский центр»? — парировала та. — Где у вас тут отдел Сохранения Тайны? Ума не приложу, почему нам ещё требуется там отмечаться.
Она оскалилась, сверкнув двумя парами острых клыков на верхней челюсти. Миления также заметила и высунувшийся из-под плаща длинный гибкий хвост, которым незнакомка постукивала по крыше в нетерпении. «Народ Карис: скорость ягуара, выносливость бизона, мозги курицы» — так, помнится, описывал их её учитель. Говорят, на Землю их, вернее первую из них, Сигрун Химмельфелл, принёс метеорит, упавший где-то в Скандинавии лет двести назад, а та уже и нарожала первое поколение от человеческих мужчин. Удивительно, но хвостатым удавалось скрываться от обнаружения достаточно долго, ровно до того момента, как у второго поколения не начал проявляться довольно редкий дар божественного заклинательства. Они, а вернее их необычная физиология, также привлекли внимание учёных, многие из которых не брезговали и вивисекцией. В итоге, титаническими усилиями отделов Взаимодействия и ООН, удалось создать охраняемые резервации для нового народа и ввести ряд запретов на инвазивные эксперименты. Миления могла понять интерес учёных, «Первая Сигрун» была жива до сих пор и, по слухам, не показывала признаков старения, а это обозначало, что Карис обладают долголетием, сравнимым с магическими существами.
— Двадцатый этаж, — ответила на вопрос друидесса.
— Вот, так бы сразу. А то стоишь тут, ворон ловишь. Слушай, как-то мне лицо твоё знакомо, мы раньше не виделись?
— Наверняка нет. Уж я бы запомнила.
— Ну и ладно. Бывай! — она двинулась к лифтам
Нагло оттолкнув в сторону зазевавшуюся юную ведьму, гостья бесцеремонно влезла в лифт. Собравшаяся перед дверьми очередь возмутилась, но двери уже закрылись.
«Как грубо!» — покачала головой Миления.
Она уже потеряла много времени. Очередь перед лифтом собралась приличная. Придётся опять ждать…
Девушка хлопнула себя по лбу. Что там говорилось про привилегии сотрудников отдела Магических Возмущений?
Проследовав мимо раздосадованных задержкой чародеев, Миления смело подошла к «особому» лифту и нажала позолоченную кнопку вызова. Двери распахнулись почти сразу.
— На работу, мисс Флёр? — Бернард взял под козырёк.
— Да, будьте любезны.
Лифт быстро домчал её до нужного этажа. Поблагодарив лифтёра, девушка вышла к своему отделу.
Хм, ей показалось, или он стал выглядеть как-то… живее? Во всяком случае стало меньше целлофановых чехлов и появились новые столы и стулья. Судя по всему, начальница не теряла времени.
Что ж, благодаря поездке на особом лифте, у Милении появилось несколько дополнительных минут, чтобы полить цветы и насладиться чашечкой гадкого кофе… Вот только кофе-машину, похоже, кто-то неслабо приложил чем-то тяжёлым, а потом ещё и поджог. Ладно, не очень-то и хотелось.
На столе секретаршу ждала стопка отчётов и привычные штампы. За работу.
Краем уха она услышала звоночек обычного лифта, но шагов за этим не последовало. Кто-то случайно нажал не тот этаж? Миления продолжила вчитываться в отчёты, подбирая нужный штамп для них.
— Оп-па, снова ты, ведьма зелёная!
Миления дёрнулась от испуга, едва не упав со стула. Эта негодница Карис внезапно возникла рядом с ней!
«Вот тебе ещё один факт о народе Карис: они ходят совершенно бесшумно. Особая форма ног» — вспомнила она слова своего учителя. Укоряя себя за потерю бдительности, девушка поспешила возмутиться:
— Я — друид! Зелёных ведьм не бывает! Только красные, синие и белые!
— Какая разница! Слушай, мне тут нужно потолковать кое о чём. Короче, знаешь эту девчонку?
Она подняла руку и кристалл, лежащий на её ладони, спроецировал иллюзорное изображение.
Миления сглотнула. Это был её портрет. А под ним красовалась награда, причём заметно большая, чем вчера. «Спокойно, — сказала она себе, — тебя пока не узнали. Чары, судя по всему, работают»
— Никогда не видела! Не мешайте мне работать!
— Странное дело, — Карис бесцеремонно присела на угол стола и закинула ногу на ногу, — по моим сведениям, она работает именно тут.
— Как бы то ни было, ваши сведения ошибочны… Пожалуйста, покиньте отдел!
Хвост наглой Карис дёрнулся подобно змее и остановился перед лицом секретарши.
— Да нет, дорогуша, хвостом чую, я пришла по адресу. Уж что-что, а инстинкты охотника за головами меня ни разу не подводили. Где вы её прячете? Учти, я владею магическим зрением и рано или поздно пробью любую иллюзию.
Холодный пот прошиб бедную Милению. Конечно, она не могла знать, сможет ли эта негодяйка увидеть сквозь чары, но проверять совсем не хотелось.
— И кто вам дал право отвлекать моих сотрудников от работы?!
На этот раз настал черёд Карис подпрыгнуть от неожиданности. Лора возникла рядом с ней совершенно незаметно. Выглядела начальница несколько взъерошенной и помятой… «Она что, ночевала здесь?» — подумала Миления.
— Да ладно, мы же просто общались, обсуждали дела…
— У вас тут не может быть никаких дел, — казалось в помещении стало на несколько градусов холоднее от этой фразы начальницы. — Я попрошу вас удалиться.
— А иначе что? — охотница за головами оскалилась.
— Выпишу вам штраф.
В руке у Лоры появилась визитница, из которой она извлекла знакомую розовую бумажку квитанции. Начальница зажала её указательным и средним пальцем подобно восточному талисману и тотчас же на ней проступил текст и сумма. Быстрым движением ведьма прилепила штраф прямо на лоб Карис.
— Ха-ха, насмешили!
Охотница сорвала бумажку, скомкала и попыталась выбросить. Но бумага сразу же распрямилась и прилипла к её пальцам.
— Какого? — выругалась она, тряся рукой.
Она попыталась порвать штраф — он сразу же собрался из кусочков и снова прилип ко лбу, она сожгла его малым разрядом молнии — пепел обратился вихрем, и бумажка восстала из него как птица Феникс, сразу же прилипнув к охотнице опять.
— Что это за чертовщина?!
— Ваша так называемая «сопротивляемость проклятиям», — холодно заметила Лора, — исходит лишь из непонимания природы магической ауры народа Карис большинством чародеев. К вашему несчастью, Дисциплинарный Комитет как раз поручил нашему отделу модернизацию штрафных бланков, с чем я успешно справилась. И, наверное, особую «радость» вам принесёт тот факт, что обновление коснулось в том числе и уже выписанных ранее бланков.
Миления заметила, что за окном стало как-то темно. Это заметила и Карис.
— Нет, нет… Нет… — охотница в ужасе затрясла головой.
— Да, да, и ещё раз да.
Лора подняла руку и щёлкнула пальцами.
Окно открылось нараспашку и в помещение хлынул поток штрафных квитанций. Карис с криком ринулась к лифтам, но неумолимый бумажный поток захлестнул её, сбивая с ног и облепливая как стая саранчи. Миления с ужасом смотрела, как охотница пытается вынырнуть, как тянет слабеющие руки и хвост, но поток был неумолим. «Будьте вы прокляты!» — завопила было она, но один из штрафов, уже багрово-красный от долгой неуплаты, залепил ей рот. Квитанции собрались в ком, и эта масса покатилась к лестнице, а потом начала весело прыгать по ступенькам наверх. Миления слышала сдавленное мычание изнутри каждый раз, когда штрафной ком стукался о ступеньки.
— Куда они её несут? — спросила секретарша.
— В Дисциплинарный Комитет, куда же ещё. Она не избавится от них, пока не уплатит все штрафы.
Миления сглотнула. Их отдел был на двадцать пятом этаже, «дисциплина» на девяносто седьмом. Охотнице предстояло биться о ступеньки целых семьдесят два этажа… Конечно, она это заслужила, но всё же…
— Не нужно её жалеть, — сказала Лора. — Нынешнее поколение Карис совсем распоясалось. Редкий магический дар, статус охраняемого этноса — всё это не пошло на пользу. Не за это боролась Сигрун Первая. Ты знаешь, когда-то именно она разработала проект «Пангея», объединивший разорванный Катаклизмом мир в единую конфедерацию, где все народы могут быть равны?
Окно закрылось само по себе. Удивительно, но ни одна бумажка не слетела с рабочего места Милении.
Лора начертила на столе секретарши пентаграмму и оттуда сразу же выплеснулась уже знакомая обсидиановая кружка инфернального кофе.
— Кофе-машина… сломалась, поэтому приходится довольствоваться своими запасами. Тебе призвать?
— Нет, спасибо, — Миления поёжилась. — Мне ещё дороги… мои внутренние органы.
— Разумно. У тебя низкая сопротивляемость к демонической порче.
Лора отпила из кружки. На этот раз чоколатль уже не затуманивал сознание секретарши, и она с ужасом наблюдала, как темнеет кожа начальницы, как воспламеняются волосы, как отрастают и вновь пропадают рога.
— Но мне как-то неудобно, что ты осталась без утренней «дозы». Давай покажу один фокус.
Лора взяла Милению за руку и нарисовала её пальцем причудливый символ.
— Сестра говорила, ученики Ицтлипочтли обладают хорошей мышечной памятью. Запомнила последовательность?
— Да…
Что верно, то верно. Учитель часто заставлял её делать каждое обрядовое движение по много раз, доводя исполнение до автоматизма. Сам символ, показанный Лорой, не сохранился в её зрительной памяти, но рука могла воспроизвести его.
— Наверняка он кажется тебе незаконченным, так? Нарисуй его, заверши, как тебе покажется нужным, хлопни в ладоши и положи руки по обе стороны.
Миления выполнила ритуал — и о чудо! — прямо из стола хлынул поток мягкого света, запахло хвоей, и через мгновение возник высокий деревянный сосуд, украшенный веточкой можжевельника, распространяющий бодрящий аромат кофе с молоком.
— Что это? — в восхищении спросила секретарша.
— Надо подумать. Обычно этим символом я призываю Латте Диаволо с молоком коровы-суккуба, ты же вливала в него Зелёный Цвет, да и добавила пару вензелей от себя, поэтому и получила хвойный кофе с молоком… небесного буйвола? Вроде, похоже по запаху и лазурному оттенку. Думаю, у тебя на столе сейчас легендарный Латте Сильванас. Наслаждайся.
Миления посмотрела на благоухающий сосуд как на святыню. Об этом напитке, «лазурном нектаре», ходили легенды и одна французская кофейня делала целое состояние, разливая его. И вот теперь он у неё на столе, призван ею, простым ритуалом, без значительных затрат.
Секретарша пригубила напиток и просто утонула в его восхитительном сливочном вкусе. Казалось, она стоит в сосновом бору, вокруг неё поют птицы, а по небу проплывает стадо небесных буйволов, умиротворённо мыча чудесную мелодию.
Наваждение рассеялось и Миления с грустью обнаружила у себя в руках пустой сосуд. С печальным вздохом она отставила его в сторону, и он сразу же развеялся, оставив лишь веточку можжевельника после себя.
Секретарше вдруг показалось, что она перенеслась в другой отдел: на этаже вдруг появилось много разных людей, они занимали столы, ставили свои вещи, в общем, обживались.
— Пришла в себя? — усмехнулась Лора. — Как видишь, у нас появилось много новых коллег. Отдел начинает работу в штатном режиме. И, кстати, они все ждут заданий. Лучше бери в руки штамп…
Миления кивнула. Божественный напиток приятным теплом разливался по телу, наполняя небывалой бодростью. Работа закипела!
Если честно, секретарша совсем не могла понять, как это работает. Вот она замечает какой-то подозрительный нюанс в отчёте, и чёрная печать как-то сама возникает в руке. Она откладывает бумагу в сторону — и через мгновение у кого-то из агентов на столе звякает пневмопочта, выплёвывая депешу с заданием. Ознакомившись с ним, работник хватал вещи из шкафа с инвентарём и отправлялся. Всё как в обычных отделах? Ну разве что уезжали они на особом лифте, любезничая с Бернардом. Старик, судя по всему, был рад общению с новыми людьми.
Наконец, настал обеденный перерыв.
Миления устало откинулась в кресле, разминая руку. Перекусить на рабочем месте или пойти в кафе? Говорят, на пятнадцатом этаже открылась неплохая столовая для сотрудников.
Звякнул особый лифт.
«Ты всегда можешь воспользоваться моим предложением, Бернард» — «Спасибо, госпожа Шейдлок, но я откажусь. Это существование меня вполне устраивает» — «Ну, как хочешь».
Некромант как всегда производила неизгладимое впечатление. Стуча каблуками по паркету и скрипя объёмным кринолином роскошного викторианского платья, она прошагала по отделу, неся на плече свою внушительную алебарду. Теневой прислужник следовал за ней с небольшим сундучком, от которого исходила мощная аура тёмной магии.
Дойдя до стола Милении, она повернулась к девушке.
— Привет, Миля. Лора у себя?
— Во всяком случае, я не видела, чтобы она выходила.
— Опять, наверное, играется со своей дракошкой. Пошли.
Миления сама не поняла, почему подскочила и пошла за Марой. Некромант протянула руку к двери, но та открылась ещё до того, как в неё постучали.
Секретарша снова погрузилась в полумрак кабинета начальницы, заметив некоторые изменения в его убранстве: у окна появился подсвеченный лампой древний каменный барельеф, изображающий женщину с огненными волосами, перед которой пали ниц какие-то культисты. Это была Красная Сестра, одна из четырёх ведьмовских богинь. История магии не подтверждала их существование, но и не могла опровергнуть. В углу также появился деревянный столбик со следами гари и когтей, а также несколькими метательными ножами, вонзёнными в него. «Когтеточка для Эль, наверное. Только вот ножи зачем?» — подумала Миления. Небольшой участок кабинета превратился в своего рода азиатский уголок с ширмой из бамбука и рисовой бумаги, рядом с которой стоял низкий столик с одеялом, называемый котацу. Легка на помине, Эль в человеческой форме высовывалась из-под него, играясь с электронным планшетом. Сама же Лора сидела за своим монументальным столом, увлечённо изучая бумаги.
Почуяв Мару, приживал немедленно обратилась в дракошку и с радостным мяуканьем ринулась к некроманту.
— Тихо! — воскликнула та. — Подожжёшь платье — прокляну!
Эль зависла в метре от тёмной чародейки и плавно опустилась на землю. Её кошачья мордочка выражала разочарование.
— Альса, выходи, не стесняйся, — некромант приподняла платье. — Или ты не рада встретить подругу?
Из-под кринолина вытек сгусток теней, который оформился в пушистую тёмно-серую кошку с серебристыми глазами. Эль сразу же потешно подпрыгнула, пятясь назад, а потом припала к полу, размахивая хвостом. Серая смотрела на это всё с отсутствующим выражением. Даже когда дракошка накинулась на неё и повалила на пол, та лишь вяло отбивалась лапой. Две вспышки: дымная и теневая — и на полу уже лежали две девочки.
— Я так соскучилась, Альса! — воскликнула Эль.
— А я-то как, — равнодушным тоном заметила вторая.
Она встала, разгладив ладонями свой длинный сарафан с рюшами, стряхнула с жилетки, что носила поверх него, невидимые пылинки и поправила свои длинные пепельные волосы, заплетённые в две толстые косы.
Взявшись за руки, девочки проследовали к котацу.
Эта семейка всё больше и больше удивляла Милению. Некроманты вообще неохотно заводили приживалов, и чаще предпочитали воронов, крыс или каких-нибудь призрачных сущностей. Но выбор кошки, пускай и теневой, был свойственен скорее ведьме. Да ещё и удивлял тот факт, что приживал мог принимать человеческий облик. Друидесса слышала о подобном, но происходило такое чрезвычайно редко. Вроде бы как такое возможно, когда приживал доживал до определённого возраста, получал большое количество магической подпитки или совершал некий подвиг во благо хозяйки. Увы, Миления не сильно разбиралась в прикладном ведьмовстве и их потусторонних существах-компаньонах в частности.
— Что-то не сильно ты торопилась, сестра, — заметила Лора, откладывая бумаги в сторону.
— Прости, — ответила Мара. — Опять парочка дураков решили сыграть в «попаданца».
— О чём ты?
— Да всё о том же. Берут какого-нибудь Неодарённого, заколдовывают и бросают мне в гробницу, внушив, что он переродился в ином мире и теперь он единственный герой, что может спасти мир от злобного некроманта!
— Но ведь это же прямое нарушение Тайны! — воскликнула Миления.
— Да, и карается весьма строго. Если, конечно, причастность сумеют доказать. Но на этот раз хулиганы превзошли все мои ожидания. Они подсунули мне в гробницу гигантскую сколопендру, которая считала себя школьницей из Орегона. Когда я выцепила эту тварь (та ещё задача была, скажу тебе!) и сдала её и хулиганов в «Сохранение Тайны», выяснилось, что сколопендра никакая не школьница, а самая обычная увеличенная магией сороконожка, которой в «мозги» вставили чужую личность. И, собственно, состава преступления не оказалось, ведь ни один Неодарённый не пострадал!
— Похоже, от твоего маленького хобби теперь одни сплошные неприятности, — усмехнулась Лора.
— Да как сказать, — неким образом кринолин Мары обмяк, позволив ей сесть на стул для посетителей. — Без всей этой чехарды я бы уже вконец одурела от скуки. Даже исследования и поиск древних артефактов уже не приносят мне того удовольствия, что раньше. Хотя, признаться, ты подкинула мне действительно интересную задачку…
Живот Милении вдруг весьма некстати забурчал.
— Ах, бедное дитя! — воскликнула некромант. — Какая же я негодяйка, выхватила тебя с обеденного перерыва!
— Да я, собственно, могу и потерпеть…
— Никаких возражений! Лора, разрешишь теневой портал?
— Даю разрешение.
Тьма сгустилась перед друидессой, обретя форму столика. Рядом возникла тень в поварском колпаке. Она обменялась взглядами с госпожой и, исчезнув на секунду, возникла с корзинкой, полной ароматной выпечки.
— Угощайся.
У Милении потекли слюнки. Корзину украшали ароматные пироги киш четырёх разных видов: классический, с луком и яйцом, с морепродуктами, с ветчиной и сыром, с грибами и птицей. Просто разбегались глаза.
И не у неё одной. Оба приживала возникли слева и справа. Глаза Эль горели, Альса же усердно делала вид, что ей ничего не интересно, но уже явно присмотрела себе лакомый кусочек.
— Как же хорошо, что взяла с запасом, — покачала головой Мара. — Ешьте, не стесняйтесь.
Эль взвизгнула от удовольствия и стала хватать пироги.
— Манеры, Эль, — строго сказала Лора. — Хотя бы пока ты в человеческом облике.
Девочка показала хозяйке язык и сразу обратилась дракошкой. Поняв, однако, что в такой форме не так удобно есть, она вернулась обратно и, вздохнув, поубавила темп.
— А у тебя, Миления, есть животное-компаньон? — неожиданно спросила Мара. — Друиды же их заводят?
— Я из династии растительных друидов, — пожала плечами секретарша. — Мать недолюбливала животных, она даже избавилась от пони, которого отец подарил мне на шестилетие. Она была одержима выращиванием гигантских овощных культур и рассматривала зверушек либо как вредителей, либо… в роли удобрения. Мать заставляла меня зубрить энциклопедии садоводства и тренировать чары буйного урожая. Хоть я и, тайком от неё, изучала волшебных зверей, но даже не знаю, смогу ли я правильно заботиться о ком-то из них…
— Не узнаешь, пока не попробуешь, — улыбнулась некромант. — Что-то мне подсказывает, что из тебя выйдет превосходная хозяйка магического зверя. Если хочешь, я могу поговорить с нашей сестрой Сарой Гринлок, она расскажет тебе что к чему и поможет выбрать питомца.
— Спасибо, я обязательно воспользуюсь вашим советом. Когда буду готова.
Она дожёвывала пирог, глядя на приживалов, устроивших, в кошачьих формах, возню под котацу. Действительно, кого бы она хотела себе? Ястреба? Волка? У её учителя был чёрный ягуар, да и она сама видела в них что-то близкое. А может, кого-то волшебного, вроде грифона или даже единорога? Хотя вряд ли бы она могла содержать подобное существо, особенно в городских условиях…
— Ладно, с обедом покончили, — прервала её размышления Лора, — пора и узнать, что тебе удалось найти, сестра.
— Да-да.
Мара подозвала теневого прислужника жестом. Он поставил сундучок на стол и открыл его.
Мурашки прошли по коже Милении. Пахнуло какой-то жуткой магией, чуждой всему, к чему она привыкла…
— Мне пришлось прибегнуть к алхимии, чтобы подробно проанализировать образец, — пояснила некромант. Отсюда и запах.
— Что удалось выяснить?
— Ты правильно определила ценность этого реагента. Это останки высшей нежити. Возможно, демилич.
— Деми… что? — переспросила Миления.
— Старый, развалившийся на части немёртвый колдун. — пояснила Лора. — Чаще всего от таких остаётся одна голова или рука, а всё остальное рассыпается в прах от времени. Возможно ли, что пробудился какой-нибудь многотысячелетний «вяленый»?
— Это было бы самой очевидной разгадкой… Но всё куда интереснее. Кости не принадлежат человеку.
— Потусторонний?
— Возможно, хотя я не знаю ни одного подобного колдуна иной расы. Столь радикальную некромантию всегда практиковали людские чародеи, жаждущие если не вечной жизни, то вечной смерти. Возможно что-то упускаю, но мне кажется, что я ещё не сталкивалась с таким.
— Услышать такое из твоих уст, сестра, — Лора сделала паузу, — весьма тревожно.
Миления посмотрела на задумавшихся чародеек.
— Можно, — робко начала она, — ещё раз взглянуть на образец?
— Ты точно хочешь этого? — переспросила Мара. — Мои эксперименты кристаллизовали его, ты можешь не выдержать концентрированной мощи.
Некромант пододвинула ларец к друидессе, внутри действительно был кристалл, напоминающий кварц, только с лёгким фиолетовым оттенком. Миления надела перчатки, подаренные Лорой и коснулась его. Зажглись, потрескивая, защитные пентаграммы и могильный холод стал неприятно колоть ей пальцы. Сосредоточившись на ауре, друидесса попыталась понять её форму, сопоставить образ с чем-то в своей памяти…
Миления вскрикнула, падая со стула. Пальцы онемели, руки дрожали, разум заполнили ужасные видения, тело отказывалось подчиняться. Сознание покидало её…
Мара поспешно захлопнула ларец и бросилась к девушке. Она легко, как куклу, подхватила Милению на руки и быстро отнесла к котацу, накрыв одеялом.
Развернуть

#Лит-клуб разное story текст 

Ночи прогресса, Глава 3

У Милении захватило дух. Эшвуд был чем-то вроде исторического городка, который сохранил свой исконный вид даже когда стал частью неумолимо расползающегося по Америке мегаполиса Huge City. Готические особняки украшали его улицы, маня сотни туристов, жаждущих острых ощущений. Говорят, Вуаль Обыденности здесь специально ослабили, дабы создать эту атмосферу мистики.
Но вот особняк, у ворот которого они стояли, выделялся особенно. Огромный чёрный дворец стоял на пригорке, будто бы впитывая свет со всей округи. Даже сейчас, в солнечный полдень, двор особняка выглядел так, будто над ним царила ночь.
— Здесь даже есть тёмный лабиринт, ведущий к гранатовому саду, — сообщила Лора. — Глупцы думают, что эти плоды даруют бессмертие, и, пытаясь их добыть, навеки теряются в изменчивых ходах лабиринта… Пока их не вышвырнет садовник, само собой. Ну а с той стороны и находится знаменитая сокровищница госпожи Шейдлок, в которую регулярно спускаются искатели приключений, пытаясь пройти её на время.
Из гробницы раздался жуткий вой.
— Ещё одна команда пала… Мир их праху… до следующего возрождения.
— Зачем вообще делать… такое? — спросила Миления.
— Исключительно ради развлечения. Мара всегда была одержима подземельями и драконами, поэтому она и сотворила гробницу с регулируемой сложностью, заманивающую искателей приключений несметными богатствами. В целом, молодым Одарённым там находится неплохая практика, а от тех крох, которые выносят успешные искатели, Мара не обеднеет. Дошло до того, что прохождение сокровищницы на время стало своего рода спортом. Не волнуйся, пускай бойцы и получают там настоящие раны, они исчезают сразу после выхода из подземелья, а любые «смерти» отменяются в контрольной точке.
— Странно, что я раньше не слышала о таком времяпрепровождении.
— Скорее всего, ты просто не интересовалась. Сейчас, в спокойное время, мало кто одержим духом приключений настолько, чтобы испытывать себя такими походами. Мара наверняка держит гробницу лишь для самых ярых фанатов.
Лора очистила от паутины кнопку звонка и нажала её.
«Убирайтесь!!!» — сразу же завопил потусторонний голос, сопровождаемый внезапным дуновением ледяного ветра. Даже готовившуюся к чему-то эдакому Милению пробрало насквозь. А вот Лора лишь слегка поморщилась.
— Ох уж эта Мара, вечно любит этот нелепый пафос…
Секретарша с удивлением смотрела, как её начальница начала ощупывать ворота, скользя пальцем по кованым узорам в виде черепов и цветков фиалки. Неожиданно что-то щёлкнуло — и открылась тщательно замаскированная калитка!
— Ха-ха, хотела меня запутать, повернула нужный цветок на пол-оборота. Пошли, Миля, мы тратим время.
Секретарша робко вошла вслед за начальницей в сумрак двора этой обители некроманта. Мурашки сразу же поползли по её коже, запах смерти был здесь на каждом шагу… Если бы она конечно могла чувствовать запах из-за насморка, что нахлынул на неё после ледяного ветерка. Высморкавшись в платочек, она с опаской втянула воздух ноздрями…
Пахло весьма приятно. Луговые травы с нотками фиалок. Газон всего лишь выглядел мёртвым, но, на самом деле был цветущим и ухоженным. Вдалеке, небольшое стадо чёрных овец щипало травку, судя по всему, работая живыми газонокосилками. Если бы не магический сумрак и зловещая глыба чёрного замка — ничто бы не выдавало обитель мастера Тёмного искусства.
— Потрясающе… — выдохнула девушка. — Как вы думаете, можно мне потом будет взять несколько саженцев фиалок?
— Спроси у Хариса.
Миления вскрикнула, когда рядом вдруг возник Мрачный Жнец с косой наперевес. Из темноты капюшона раздался жуткий стон.
— А вот и он, лёгок на помине, — сказала Лора. — Это садовник Мары, Харис, всё это великолепие — его заслуга. Думаю, у вас найдётся много тем для обсуждения, но потом, после того, как мы встретимся с его госпожой.
Харис вновь издал стон, но какой-то… более приветливый?
— Я тоже рада видеть тебя, — улыбнулась Лора. — Но мне нужно поговорить с твоей хозяйкой.
Начальница решительно двинулась к дворцу, Миления бросилась за ней следом. Садовник помахал им вслед костлявой рукой.
Уже подходя к парадному входу, Лора неожиданно свернула вбок, на малоприметную дорожку, ведущую к клумбе. Секретарша помедлила, но пошла за ней.
— Куда мы идём?
— Тут есть секретный ход. Можно было бы войти через парадный, но я не хочу быть облизанной с ног до головы Пушистиком и Хвостиком.
Лора указала взглядом на двух горгулий, сидящих над входной дверью. Странно, на вид, особой пушистостью или хвостатостью они не обладали, но Милении совершенно не хотелось проверять это лично.
Постучав древком метлы по совершенно ничем не выделяющимся кирпичам в стене, Лора открыла секретный ход. Стена просто ушла в сторону, показав тёмный ход с винтовой лестницей в глубине. По ней они и двинулись наверх.
В итоге, они вышли в огромную комнату, полную самых разнообразных платьев, надетых на манекены. Были тут и античные хитоны, и тяжёлые викторианские наряды, и вполне современные платья. Объединяло их одно — роскошь.
— Мара очень любит наряжаться, — пояснила Лора. — Мы сейчас в её платяном шкафу.
У Милении снова перехватило дух. Нет, её мать тоже владела десятками нарядов, как ритуальных, так и официальных, но её коллекция была невообразимо далека от масштабов увиденного тут.
Пройдя через ряды платьев, Лора открыла дверь.
Они вышли в мрачную спальню, где на огромной каменной кровати, украшенной барельефами, лежала, скрестив руки, прекрасная черноволосая женщина, судя по всему, хозяйка поместья собственной персоной. Удивительные чёрные лилии и всё те же фиалки украшали её ложе по углам, создавая совершенно сказочную атмосферу. Миления привыкла, что некроманты отличались нездоровым цветом лица, излишней хилостью и костлявостью, но Мара была в отличной физической форме, а лицо не было лишено здорового румянца. Кстати…
Секретарша не поверила глазам, несколько раз недоверчиво вглядываясь то в лицо Маре, то в лицо начальницы…
Они были одинаковыми… Как будто…
— Пробудись, сестра! — Зычно крикнула Лора. — Легионы тьмы на подходе!
— А? Что? Как! Я же их…
Мара подскочила со своего ложа, внушительных размеров алебарда мгновенно возникла в её руках. Некромант приняла боевую стойку, ошарашено нацеливая остриё то в сторону Лоры, то на Милению.
— Что за проклятое наваждение?! — Крикнула тёмная колдунья. — Лора? Как?!
— Рада, что ты никогда не теряешь бдительности, сестрица.
— Ну и дурацкие же у тебя шутки, Лора! — Вздохнула Мара.
Она расслабилась и резко стукнула обратным концом алебарды об пол. Тени со всей комнаты саваном облекли её, а через мгновение рассеялись, показав колдунью, переодетую в викторианское платье, украшенное аметистами.
— Двадцать пять лет, — продолжила она. — Двадцать пять лет, сестра! Я уже подумала, что ты на самом деле умерла!! Конечно же, я знала, что твоя окончательная смерть имела бы определённые последствия…
Она осеклась, взглянув на Милению.
— Я вернулась на свой пост в ВЦ, — сообщила Лора. — Это моя секретарша, Миления Флёр.
— Неужто та самая? — Мара приблизилась и взглянула девушке в глаза.
Миления содрогнулась. Глаза некроманта, один — загадочно-фиолетовый, другой — серебристо-серый, словно бы сверлили её голову.
— Кто накладывал на тебя чары, девочка? — поинтересовалась тёмная колдунья. — Даже когда сестра назвала мне твоё имя, я с трудом узнала. А ведь за тебя назначена приличная награда…
— За… меня? Награда? — Миления охнула.
— Твоя мать, Брунгильда, уже давно разыскивает тебя, — сгусток тени в руке Мары превратился в магический планшет с изображением девушки и суммой, в которой было до безобразия много нулей. — Но не волнуйся, я умею хранить тайны. Если ты не хочешь быть найденной, не выдам.
— Спасибо. Наверное
Когда начальница ВЦ №13, мудрая синяя ведьма Кассия Спокойная, принимала Милению на работу, девушка рассказала, что не хочет, чтобы родители вмешивались в её жизнь, на что колдунья просто кивнула и сказала не волноваться. Неужто она и наложила столь необычное заклятие?
— Ну ладно, — Мара прервала её размышления. — Раз уж вы ко мне заявились, давайте хоть чаем угощу. Вы же наверняка ещё не обедали?
Живот секретарши предательски заурчал.
Некромант хлопнула в ладоши — и одна из стен отодвинулась, расширив её будуар раза в два. В полу открылся люк, из которого поднялась платформа с чайным столиком и тремя удобными стульями. Из теней материализовался дворецкий с подносом. Миления не могла разобрать черты его лица, он был словно дрожащей тенью во фраке.
— Абид, что там у нас с выпечкой?
Дворецкий издал странный шелест.
— М, круассаны? Неси.
Лора уже расположилась на одном из стульев, Мара присела на другой. Как ни странно, пышное платье совсем не стесняло некроманта.
Сев на свободное место, Миления в который раз подивилась тому, насколько тёмная колдунья не соответствовала тому, какой она её представляла. Элегантная, энергичная, ухоженная… Мало того, Мара даже не излучала ауру смерти, от которой собеседники некромантов обычно испытывали дискомфорт.
— Что будешь пить, сестра?
— Ты знаешь, — ответила Лора.
— Эх, хоть бы раз отведала чего-то нового… Ладно.
На столе перед начальницей возникла пентаграмма — и из толщи стола выплеснулся раскалённый обсидиан. Одна-ко прежде чем растечься, он сразу же застыл, превратившись в высокую кружку с бурлящей чёрной жидкостью внутри.
— Мокко Инферна, только что из Нижних Кругов. Наслаждайся.
Мара повернула голову к Милении.
— А тебе, я полагаю, какао?
Девушка кивнула.
Божественный аромат заполнил комнату, когда дворецкий снова возник в комнате. Он аккуратно поставил перед друидессой золотую кружку.
—Чоколатль по рецепту из Эльдорадо.
Миления пригубила и слёзы полились из её глаз ручьём. Как же давно она не пила этот напиток.
— Надеюсь, перца достаточно? — поинтересовалась Мара. — Повар предложил добавить призрачный, но я остановила его на двойном чили.
— Да, отлично, — друидесса утёрла слёзы. Действительно, пекучая горечь была неимоверной… Но в этом и была вся суть чоколатля…
Она сделала ещё глоток — и во всём теле начался пожар.
— Ну вот, Лора, — сказала Мара, — смотри, какие замечательные напитки предпочитает молодёжь! А ты всё давишься своим инфернальным кофе!
— Спасибо, обойдусь.
Начальница отпила немного. Миления готова была поклясться, что кожа Лоры потемнела, по ней пошли прожилки, напоминающие кипящую магму, глаза вспыхнули, а красные пряди в волосах загорелись огнём… Но в следующее мгновение наваждение исчезло. Девушка списала это на галлюцинации от чоколатля.
Мара приготовила напиток и для себя: вязь оккультных символов зажглась под её ногтем и четырёхмерный портал озарил стол сиянием горечи и ароматом черноты. Мерзкие, сочащиеся ихором щупальца, хлынули оттуда на свободу, но наткнулись на магическую преграду и стали неистово молотить по столешнице, извлекая звуки вселенской какофонии. Через десять секунд, которые показались вечностью, портал стал закрываться и отвратительные отродья поспешили убраться в него, оставив после себя пульсирующий пузырь с потусторонним огнём, пылающим внутри. Разорвав пузырь острым ногтем мизинца, Мара явила на свет ритуальный стеклянный сосуд, распространяющий вокруг восхитительный аромат кофе и горячего молока, что ещё не видывал этот мир…
— Лате-Ниггурат, — прокомментировала Лора. — Хороший выбор. Но я не люблю козье молоко. Кстати, что там с круассанами?
Дворецкий Абид снова материализовался возле стола и водрузил на него блюдо, источающее восхитительный аромат выпечки. На нём красовались чёрные как смоль круассаны, маленькие хрустящие французские булочки и пирог киш с морепродуктами.
Миления с опаской надкусила круассан, и её обожжённый чоколатлем рот внезапно почувствовал новый взрыв вкуса. Нежнейший черничный джем буквально хлынул из слоёного теста, унеся девушку на вершину гастрономического блаженства.
Дворецкий убрал опустевшую посуду и блюдо, усыпанное крошками.
Миления потирала наполненный вкусностями живот.
— Ладно, — нарушила молчание Лора. — Спасибо за угощение, сестра, но мы, как понимаешь, пришли по делу.
Она положила пакетик на стол.
— Как интересно! — сказала Мара, проведя рукой над ним.
И тут некроманта передёрнуло.
— Откуда?!
— Так и знала, что это тебя заинтересует. Я не слишком хорошо знаю Фиолетовый цвет, но подозреваю, что качество этой эссенции весьма высоко?
— Не то слово… Я уже давно не видела столь чистого реагента. Где вы его нашли? Чёрный рынок? Древний склеп?
— Простой мусорный контейнер в городском гетто.
Мара недоверчиво подняла голову, но по выражению лица сестры поняла, что та не шутит.
— Не было ли рядом человеческих останков? Тел со следами фиолетовых чар, сшитых ремнями костей?
— Нет, — Лора покачала головой. — Оперативники бы их заметили.
— Странно… У меня есть пара мыслей, но я пока не готова озвучить их. Нужно провести ночной ритуал и определить точную природу этого реагента.
— Понятно, — вздохнула Лора. — Я не буду тебя торопить.
Она встала, взяв сумку.
— Хорошо, Миля, тут мы пока закончили.
Друидесса вздохнула и, с трудом встав со стула, последовала к двери комнаты.
— И что? — спросила Мара. — Как обычно, просто уйдёшь, толком и не поговорив с сестрой?
— На этот раз я не собираюсь исчезать на двадцать пять лет. И, поверь, уже готовлю вечеринку по поводу нашего общего юбилея.
Некромант проводила их к выходу.
— Она знает? — спросила Мара у сестры, кивнув головой в сторону немного обогнавшей их Милении.
— Нет, — покачала головой Лора. — В любом случае, она должна дойти до этого сама. В другое время, в другой истории.
Стоило сосредоточиться, чтобы вникнуть в язык теней — и садовник Харис оказался весьма разговорчивым и совсем не страшным. Он с радостью передал Милении горшочек фиалок и рекомендации по уходу.
— Думаю, на сегодня ты можешь быть свободна, — сказала Лора, когда они вышли за ворота. — Мара всё равно ничего не сообщит нам до завтрашнего утра. Я же проверю ещё несколько незакрытых дел. Но не думай, что я буду отпускать тебя так каждый день.
Лора бросила шутливо-грозный взгляд из-под очков.
— До завтра.
Ведьма села на метлу и улетела ввысь.
— До свидания…
Развернуть