Лит-клуб

Лит-клуб

литклуб, литературный клуб, литературныйклуб, Подписчиков: 64     Сообщений: 98     Рейтинг постов: 213.3

Всяк желающий да запостит свои потуги литературные здесь.

Условие на данный момент лишь одно - постить можно текст только СОБСТВЕННОГО производства.


Как лучше оформить пост читай тут

Развернуть

Фанфики(БЛ) Бесконечное лето Ru VN Визуальные новеллы фэндомы #Лит-клуб разное 

Глава 27 «игра Белла, часть 3», а также интермедия: сновидение третье

Прежде чем мы начнём, позволю себе наглость поделиться новостями и некоторыми мыслями. 

В первую голову, сообщаю, что ближайший год я проведу в армии, а посему, заниматься творчеством возможности не будет. Однако, это не значит, что я бросаю данное произведение, как вам могло показаться - прошлые двенадцать месяцев были не очень продуктивными, но причиной тому был трижды мною проклятый диплом. Так или иначе, следующий год я постараюсь провести с пользой, как следует собраться с мыслями и затем, с новым запалом завершить историю.


Новость вторая - она же не совсем новость. Скорее уж старость, но возможно, некоторые об этом не знают - я плохой маркетолог и вообще саморекламой не люблю заниматься. Так вот. Несколько лет назад на меня вышел один энтузиаст, который предложил перевести "Близнецов" на игровые рельсы, сиречь, сваять мод. Надо сказать, я тогда сильно удивился, но особо ни на что не надеясь, сообщил ему, что без художника это не имеет смысла.  Второй раз удивляться мне пришлось спустя месяц или два, когда тот же парень вновь вышел со мной на связь и сказал, что нашёл художницу, которая оказалась просто золотом, но о ней позже. За пару недель эти двое сваяли пробное демо, состоящее из пролога и первой главы с минимальным моим участием. В общем, по анализу получившегося было решено, что наш кодер не режиссёр и этим придётся заняться мне. Примерно в это же время я выложил на Реакторе этот пост со скриншотом из демки. 


Теперь прервём повествование и я расскажу поподробней о нашей так называемой "команде". Не подумайте, что я отношусь к ней несерьёзно, ребята хоть и не профессионалы, но люди они отличные и каждый старается в меру своих сил.

Сперва - Сергей. Я не в состоянии оценить его как кодера, поскольку сам в этом разбираюсь как футбольная бутса в кораблестроении, но именно его энтузиазм собрал нас вместе и именно он убедил при помощи демо-версии одного неверующего Фому в том, что мод-версия фанфика реализуема. Серёга, если ты это читаешь - спасибо тебе огромное за твою веру в проект и за то, что среди всего вороха контента ты выбрал именно моё творчество. Возможно, я вёл себя слишком холодно при обсуждении всего связанного с модом, но я действительно ценю то, что ты сделал и то, что ты ещё сделаешь.


И какой же мод может быть без человека, умеющего рисовать? Художницей к нам согласилась пойти замечательная Галя. Пару её работ из нашего проекта я выложу чуть ниже, надеюсь, она не будет против. В общем, Галя в ответе за спрайты. За пару дней накидала спрайт Анны, который пошёл в демку, однако, как и у многих других художников, для неё нет предела совершенству, так что после этого она упёрлась лбом и села набрасывать новую версию спрайта (сравнить со старой - земля и небо). Галя, тебе огромнейший респект, я просто не нахожу слов, как я благодарен тебе за твою работу и надеюсь, что однажды смогу выразить её более вещественно.



Фанфики(БЛ),Бесконечное лето,Ru VN,Русскоязычные визуальные новеллы,Отечественные визуальные новеллы,Визуальные новеллы,фэндомы,Лит-клуб,литклуб, литературный клуб, литературныйклуб,,разное

Анна из демо. Правда, спортивную форму ей носить не пришлось.



Фанфики(БЛ),Бесконечное лето,Ru VN,Русскоязычные визуальные новеллы,Отечественные визуальные новеллы,Визуальные новеллы,фэндомы,Лит-клуб,литклуб, литературный клуб, литературныйклуб,,разное

Промежуточный вариант спрайта, в демо не задействован, в релиз не попадёт



Фанфики(БЛ),Бесконечное лето,Ru VN,Русскоязычные визуальные новеллы,Отечественные визуальные новеллы,Визуальные новеллы,фэндомы,Лит-клуб,литклуб, литературный клуб, литературныйклуб,,разное

; i Ü, НТО Ul U U U Mi ',Фанфики(БЛ),Бесконечное лето,Ru VN,Русскоязычные визуальные новеллы,Отечественные визуальные новеллы,Визуальные новеллы,фэндомы,Лит-клуб,литклуб, литературный клуб, литературныйклуб,,разное

Фанфики(БЛ),Бесконечное лето,Ru VN,Русскоязычные визуальные новеллы,Отечественные визуальные новеллы,Визуальные новеллы,фэндомы,Лит-клуб,литклуб, литературный клуб, литературныйклуб,,разное

Фанфики(БЛ),Бесконечное лето,Ru VN,Русскоязычные визуальные новеллы,Отечественные визуальные новеллы,Визуальные новеллы,фэндомы,Лит-клуб,литклуб, литературный клуб, литературныйклуб,,разное

Фанфики(БЛ),Бесконечное лето,Ru VN,Русскоязычные визуальные новеллы,Отечественные визуальные новеллы,Визуальные новеллы,фэндомы,Лит-клуб,литклуб, литературный клуб, литературныйклуб,,разное

Галины скетчи. 




Но вернёмся к истории. К сожалению, начального запала мне хватило чтобы обработать три или четыре главы и дальше меня снова выдернули дела. С тех пор проект завяз и не двигался дальше редких обсуждений отдельных деталей или моментов дизайна спрайтов. Виной тому, наверное, помимо занятости являлась и моя лень - ведь так приятно после лекций засесть и оттянуться за партейкой в "Героев" или ещё чего... Может, дело было и в отсутствии какого-либо ажиотажа вокруг проекта, повторюсь - я не маркетолог и заниматься рекламой мне в принципе противно. Возможно и стоило перевести выпуск мода на "эпизодный" режим, выдавая историю по порциям, но тогда я счёл это бессмысленным по двум причинам. Во-первых, какой смысл так делать, если большая часть сюжета уже есть, её можно прочитать и тогда интерес к моду отпадёт. А во-вторых, вы будете смеяться, это то, что часть сюжета до сих пор не дописана, а это значит, что мне пришлось бы подгонять себя, чтоб уложить написание очередной порции глав в какие-то сроки, а я ленивый, я так не могу. 

Удручающе, в общем. Однако, я здесь распинаюсь не для того, чтоб просто поныть вам о том, как всё плохо. Я полон намерений по возвращении из армии взять быка за рога и а) дописать сам фанфик (три дня позади, в планах ещё один), б)вернуться к адаптации сценария к моду и его режиссуре. Если, конечно, наша команда ещё сможет возобновить деятельность. А до тех пор, я хотел бы тех из вас, кто дочитал до сюда попросить кое о чём. Поддержите ребят морально, пока я буду подметать ломом плац и красить траву. Возможно, мы не самая талантливая ячейка мододелов, пускай мы еле трепыхаемся и не факт, что доберёмся до релиза в ближайшее время, но я верю, что мы сможем это сделать, если вам интересно то, чем мы занимаемся по мере наших скромных возможностей. Я не обещаю чего-то эдакого, мы не выпустим нового слова на рынке модов к "Лету", но мы точно постараемся не ударить в грязь лицом. И другими частями тела тоже.


Творческая студия "Декабрь", Андрей "Овровий" Помелов, 30 июня 2020 года.


А теперь, наконец-то, глава, а заодно интермедия перед следующим днём.


Предыдущая глава на Реакторе

Страница фанфика на Фикбуке





Глава 27: «игра Белла, часть 3»


Голова пульсирует в предвкушении того, как сейчас я загружу её новой проблемой и опрокинутый ранее стакан огненной воды тоже играет не в самые подходящие ворота. Несмотря на малый объём употребления координация уже давала лёгкие сбои. Интересно, это мой первый опыт с крепким алкоголем здесь?До института я в прежней жизни ничего крепче шампанского не пила, а тут мне вообще около семнадцати… Очень может быть. Чёрт, как же я сейчас хочу сдохнуть и не терзать себя в попытках придать происходящему хоть немного осмысленности.Но нет, продолжаем сеанс битья головой об стену. Не знаю, существует ли бог или другой какой сторонний наблюдатель, но судя по всему, кто-то очень любит смотреть за тем как я собираю мозаику из фактов и подбрасывать в набор лишние кусочки. Игра в шахматы с незнакомцем — вот на что похожа наука. Ты исследуешь противника, анализируешь каждый его ход, собирая по кусочкам информацию о том, как он ведёт себя в разных ситуациях, ищешь слабости, допускаешь ошибки — случайные и намеренные, в надежде, что однажды удастся обыграть природу, вселенную, реальность. В общей сложности, всё сводится к двум вопросам — что тебе достанется в случае победы и возможна ли она вообще? И знаете что? Я ненавижу шахматы!

— И что это может означать? — Андрей вырвал меня из размышлений, в третий раз сличив цифры. Похоже, и его мозг тоже отказывался верить в увиденное. Может, он надеялся, что коварные закорючки хотя бы в этот раз сжалятся над нами и поменяются между собой местами. Увы, реальность вам не гимнастка — сгибаться не будет.

— Помимо версии, что девчонки — ещё одна пара двойников? — хладнокровно уточнила я, всё ещё лёжа на кровати и пялясь вверх, — Причём, очень дальних, учитывая никакое сходство. Кстати, в таком случае, мы вообще кого угодно можем двойниками считать. Плюс, почему тогда они ведут себя как местные?

— Потому же, почему и мы, — подсказал брат, —конспирация.

— Бред, — заключила я, — будь они как мы — тоже бы скооперировались. Ещё варианты?

— Телепаты? — предположил Андрей, —голограммы под управлением искусственного интеллекта? Роботы с искусственным интеллектом под управлением голограмм? Случайное совпадение с вероятностью один к двум в двадцатой степени?

— Дебил. Нормальные идеи будут? — мрачно огрызнулась я, поднявшись и сев на краю постели, — и вообще-то, к четырём в двадцатой.

— Одна, — отозвался он, отвернувшись к окну и замолк. Затем брат втянул носом воздух и короткая пауза прервалась, — даже две. Во-первых, что, если это всё-таки не взаправду, как ты и допускала, а компьютер, управляющий симуляцией спалился на генераторе случайных чисел? Ты искала доказательства? Вот они, пожалуйста.


Я уже ничего не понимаю. Только мне кажется, что я подобрала нужный ключ к пониманию каких-то правил этой сумеречной зоны, как всё снова встаёт с ног на голову. Думай, садовая голова! Не могут же все вокруг, даже Алиса быть тупыми роботами с общим вычислительным центром! Ведь не могут же?Кто мы такие, чтоб ради нас стараться?

— Больше верится в совпадение, — прокомментировала я вслух, — а вторая?

— А вторая — надо повторить твой эксперимент, но уже с перекрёстной заменой пар, — ответил брат, — но… девчонки станут задавать вопросы. Славя уже задаёт, по правде говоря… Ань, давай по-честному, нам придётся им довериться.


— Опя-я-ять, — взвыла я, закатывая глаза, —Да они в эту ахинею в жизни не поверят! Ни в то, что мы телепаты! Ни в то, что сами такие же! А может хочешь им объяснить заодно, про то что мы из будущего сюда приехали? А, умник?! — я со злости саданула по столу ладонью.— Так вот, братец, попробуй воспользоваться своими мозгами и скажи, чем это закончится!

— Не злись, Ань, но других вариантов кроме правды у нас нет, — ответил брат, продолжая смотреть в окно.

— Ты понимаешь, что они нас за поехавших примут?!— Я сама не заметила, как вскочила и начала беспокойно ходить по кругу, — впрочем, лучше так, чем если твоя зазноба захочет сдать нас на опыты. Тогда можно будет уходить в партизаны как минимум до девяносто первого,пока чекистам с учёными станет не до клишированных близняшек-телепатов из будущего! Молодец! Пятёрка с плюсом тебе по труду за такие идеи!

— У тебя есть идеи лучше? — заговорил Андрей, — бумаги с результатами опыта мы не подменим. У Слави память как у слона, а ваш лист Алиса заполняла, кто её почерк подделает?

— Да уничтожить результаты и всего делов, —нашлась я, — и никто ничего не…

Глаз самым краем засёк движение и по нейронам пробежал импульс боли от иглы воткнувшейся в мозг догадки. В висящем на дверце шкафа зеркале отражалась едва приоткрытая дверь. К горлу подступил комок. Сколько мы тут уже распинаемся и ни разу за это время дом меня не дошла идея проверить, не осталась ли Двачевская подслушивать? Тупица! Дебилка! Кряква четырёхглазая!

— Ань? — осторожно осведомился Андрей, — ты чего?

— Да так, — снова заговорила я, подавив резко подступившее желание дать себе по уху. Это всего лишь сквозняк. Наверняка сквозняк. В доме с единственным и плотно закрытым окном сквозняк частенько открывает двери!


Всё сущее, что есть в этой по-дурацки устроенной вселенной состоит из чего-то поменьше. Ну ладно, не всё. Где-то на самом нижнем уровне находятся самые мельчайшие частицы, которые уже и частицами-то сложно назвать,но их ещё никто открыть не успел, только придумали. Так вот, время тоже из чего-то состоит. Из чего-то, что могла бы отсчитывать самая тонкая и длинная стрелка на часах, будь у них значительно больше стрелок, чем имеется.Наикратчайший временной интервал, за который происходят самые короткие события вроде проблесков интеллекта у политиков или здорового восьмичасового сна.Назовём его для большей концентрации умных слов квантом времени. Так вот. Один такой квант времени ушёл на осознание мной того, что если за нами действительно следят, то тело мы с Андреем всё равно до леса через весь лагерь не дотащим.Ещё через четыре и четыре сотых кванта мозг сформулировал, что не обязательно убивать Алису здесь и можно сначала отвести её в лес. Последней к финишу пришла мысль о том, что эффективнее всего было бы в целях сохранения конспирации перерезать всё население лагеря в их собственных постелях — раз уж речь зашла об убийствах, то нет смысла останавливаться на одном. Всё это было так глупо, но зерно здравого смысла в начале рассуждений всё же имелось — надо было что-то делать и я выскочила наружу.


Свет из прямоугольника двери скупо осыпал фотонами дорожку перед домом. Никто не ломанулся наутёк и не бросился за угол. Всё было тихо.

— Выходи! — окликнула я окрестности, надеясь изо всех сил, что никто кроме Андрея меня сейчас не слышит.

Ответа не последовало. Оставалось всего ничего — обойти периметр и убедиться, что никто за нами не следил сидя под окном. Я жестом подозвала брата к себе.

— Я слева, ты справа, — шепнула я ему, обернувшись и для верности указала направление кивком.

— Э-это необязательно, — протянул Андрей, глядя мне за спину. Тут же, в благодарность за активную работу в нетрезвом состоянии,мозг решил, что самое время обнаружить затаившуюся на всё это время возле дверей одну нахальную рыжую… Славю?!

— Нет, я тебя когда-нибудь убью, честное слово!— пообещала я, схватив её за плечо и втащила внутрь дома. Блондинка не больно-то и сопротивлялась. В отличие от брата, который попытался вмешаться и оторвать меня от неё, но я уже ослабила хватку, позволив Славе справиться самой.

— А ещё заявляла, что шпионить отказывается, —прорычала я.

— Я не шпионила, — поспешила оправдаться Славя. В её взгляде, обращённом на меня, читалось только спокойное, сдержанное любопытство, — я просто беспокоилась!

— А, то есть теперь это так называется? — рявкнула я раздражённо.

— Да погоди ты, — встрял Андрей, — Славь, что ты слышала?

— Всё, — спокойно ответила блондинка, переводя изучающий взгляд с меня на него, — так это правда? То что ты говорил тогда днём?

— Что ты говорил?! — уточнила я у брата, вскинув брови. Вот именно в такие моменты моё сердце всегда переполняется радостью оттого, что под рукой нет никаких острых предметов.

— Так, — проговорил Андрей, отступая на шаг и хватаясь за дверную ручку, — я сейчас всё объясню, но сперва…

Дверь распахнулась, не дав ему закончить.

Спокойно, Анна. Это уже ценный кадр. Если сильно захочется кому-нибудь открутить голову — то две кандидатуры у тебя уже есть и без того.

— Ты ещё кого-то здесь видела? — осторожно уточнила я у Алисы.

— Никого, — угрюмо ответила Алиса и утёрла кулаком нос.

— Ты её в окно видел, да? Ещё когда мы говорили?— накинулась я на брата, едва сдерживаясь от того, чтоб не начать его душить, — И ты позволил мне болтать дальше?!

Андрей виновато кивнул. Просто кивнул и ничего больше. Ни обоснуев,ни просьбы о прощении. Даже с места не сдвинулся.

— Ну охренеть просто! — раздражённо всплеснув руками воскликнула я, затем подошла к шкафу и со всего размаху врезала кулаком по дверце. Руку обожгло болью. — Я тут голову сломала, думая о твоей в том числе шкуре, а ты тем временем всё взял и слил в унитаз! А разгребать опять кто будет?! А я тебе скажу, кто! Я! Вот только почему я?! Мне остальных проблем по-твоему…

Алиса ринулась вперёд. Схватив за галстук, она подтянула меня к себе и замахнулась для удара. Мне хотелось ещё очень долго орать на брата, но тут пришлось заткнуться, иначе ходить мне дальше везде на ощупь,либо, уподобившись мойрам, делить с братом одну пару очков на двоих.

— Значит так, — Двачевская заговорила с интонацией дознавателя, которому ужасно хотелось уйти домой пораньше, — кончаем цирк!Вы что за дичь тут несли, ботаники?!

— Да ты не поверишь всё равно, — кисло процедила я и попыталась шагнуть назад, но Алиса и здесь сработала на пятёрку —двинулась следом и прижала меня к проклятому шкафу.

— В то, что вы из будущего? — уточнила Славя,подходя ближе к нам с Алисой.

— Слушайте, — осторожно вставил слово брат, —морды побить друг дружке мы всегда успеем, давайте лучше сядем и мы с Анной вам всё разъясним, хорошо?

— Нихера не хорошо! — запротестовала Алиса, но меня отпустила, — с какой мне стати вам верить? Вы же мне не доверяли!

— Алиса, давай дадим им объясниться, — вмешалась Славя, — может, у них причины были?

— Причины не доверять друзьям? Ты совсем глупая?— фыркнула рыжая, — Так они тебе всё и скажут теперь!

— Я верю, что больше они врать не станут, —ответила отличница, взглянув на брата, — послушаем, что ребята скажут, апотом ты решишь, верить или нет.

— Ага, только лапшу с ушей стряхну…

— Слушай, Двачевская, — я снова вызвала огонь на себя, — будь это просто как пирог — я бы сразу тебя во всё посвятила…

— Так я теперь тупая, да? — съязвила Алиса.

— Не хочешь слушать — дверь за тобой, никто не держит, — устало ответила я, — либо сядь и заткнись уже!

— А ты не командуй тут мне! — потребовала рыжая, — а то нарвёшься.

— Ну всё, Двачевская, ты меня достала, — объявила я. В мультфильме у меня бы сейчас пошёл пар из ушей, — Андрюха, готов?

Брат снова молча кивнул. Я прочистила горло,сконцентрировалась и…

— Четыреста шестьдесят пять, ватрушка, оттепель, мячик,семнадцать, — заговорили мы вместе. Акустика комнаты не позволяла эху отражаться от стен, но мы и без этого звучали как сектанты, —Энгельс — Каутскому: паровоз в дупле.

Славя открыла рот, но почти сразу взяла себя в руки и сомкнула челюсти обратно.

— Ну прикольно, — прокомментировала Алиса со скепсисом, — долго репетировали?

— А разговор с тобой мы тоже репетировали?— уточнили мы с Андреем в унисон.

— Э-э-э?.. — удивлённо протянула Алиса.

— У нас что-то вроде телепатии, — тем временем продолжали мы, — страшно?

Выпучив глаза и опасливо поглядывая на нас с братом,Двачевская попятилась назад, нащупывая за собой кровать.

— В каком смысле — телепатии? — спросила Славя, продолжавшая удивлённо изучать нас.

— В не относящемся к телепатии, — ответили мы оба, — но это уже скучные подробности. Если вкратце, то мы оба думаем и говорим одно и то же.

— Знала, что тебе понравится, — проговорила я уже в одиночку, обращаясь к рыжей, — если хочешь, мы так до утра можем.

Наконец отыскав место для посадки, Алиса ещё какое-то время молча смотрела на нас, но затем сдалась.

—Ладно. Хрен с вами. Только врите убедительней…


Андрей в третий раз кивнул и вытащил на центр комнаты стул и сел на него задом наперёд, обняв спинку руками. Славя заняла второй стул,оставшийся возле стола. Алиса передвинулась в изголовье кровати, чтоб прислониться к спинке. Ну, а я так и осталась стоять, прислонившись шкафу. Так я могла держать всю комнату, включая окно и по-прежнему отражающийся в зеркале вход в поле зрения. Ну вот и всё, пора сдаваться на милость линчевателям,впереди пытки и бесчестье.

— Значит так, — проговорил брат, — прежде всего, если кто-то ещё узнает о произошедшем здесь и сейчас разговоре, то мы ссестрой будем всё отрицать. И к тому же, Анна уже сейчас хочет убить всех свидетелей и меня в придачу.

— О, а можно я тогда Ленке расскажу? — оживилась Алиса.

— Алис, думай, что говоришь! — одёрнула её Славя, — Андрей, можно посерьёзней?

— А он серьёзно, — угрюмо хмыкнула я, —хочешь докажу?

— Анна, остынь, убивать это плохо, — перебил меня Андрей, а затем обратился ко всему собранию, — а теперь, давайте уже начнём?

— Ну хорошо, — смягчилась я, — но так как я ненавижу клише, давайте сразу избежим напрасной траты времени. Никаких победителей чемпионатов по футболу на десять лет вперёд, это вам не «Назад в будущее». Также, мы не ваши прямые потомки, а вы не какие-то важные или известные люди из нашего времени… кроме этого вашего Сыроежкина, но об этом сильно потом. И самое главное — никаких вопросов про наступление коммунизма, ясно?

— По крайней мере, не при Аньке, - вставил Андрей ремарку.

— Только попробуй, - угрожающе прошипела я, но брат проигнорировал меня и продолжал.

 — Думаю, будет проще, если вы сами будете задавать вопросы. Ну, кто будет первой?

Пионерки переглянулись между собой. Славя кивнула.

— Ладно, — Двачевская недоверчиво покосилась на нас, — значит, вы из будущего… Чем докажете?

— Отличный вопрос, — прокомментировал брат, —если речь о всяких крутых штуках вроде мобильников, то у нас никаких артефактов нет.

— Теоретически, — добавила я, — мы помним историю конца двадцатого века и можем назвать пару грядущих событий, но нет уверенности, в том, как передача информации может повлиять на историю. И вообще не факт, что мы в нашем прошлом.

— А в чьём? — потупилась Алиса.

— Да в чьём угодно, — я пожала плечами, —главное что у вас история в двадцатом веке иначе шла. А может и до двадцатого,у меня сведений мало.

— То есть, ничего вы не докажете, — подытожила Двачевская.

— Ну да, — я фыркнула, — а мы тут роль в постановке по Уэллсу репетировали, да?

— Да кто ж вас знает! Может и репертировали!

— Ну хорошо, — прервала спор отличница, — а как вы оказались здесь?

— Случайно, — брат пожал плечами. Заснули там, у себя, проснулись уже нарядные и молодые в автобусе.  В промежутке — ничего. Сами мы такого не планировали.

— Молодые? — Алиса снова уцепилась за слово.

— Мы старше были. Нам двадцать пять вообще-то. Но, с какого-то перепуга, здесь мы вроде как ваши ровесники, — пояснила я, — и раз об этом зашла речь, мы или наши полные тёзки с той же внешностью существовали в вашем мире и раньше — у Ольги наши имена в путёвках уже вписаны были.

Значит, — Славя задумчиво посмотрела на потолок, —вы в следующем году родитесь? Андрей словно в шутку говорил, что вы из две тысячи пятнадцатого, значит, родитесь в девяностом.

— В девяносто первом, — уточнил брат и я снова огрела его затылок гневным взглядом.

— Следующий вопрос?

— Чё там с телепатией у вас? — Алиса продолжала сверлить меня взглядом.

— Так. Анна, твой клиент, — Андрей, приглашающе махнув рукой, освободил стул.

Я вышла на свет и отодвинула ногой стул, бросила взгляд на Двачевскую. Ишь надулась, в контру меня уже записала. А Славя до сих порделает вид, что всё нормально, только одну из своих ненаглядных кос в руках теребит на нервной почве. Она их вообще распускает? Так, о чём это я? Ах да.

— Прежде чем начну, — я быстро подошла к столу изабрала тетрадь с протоколом, — я три раза ударю по столу. После каждого хлопка вы обе назовёте любое число, какое придёт в голову. Все ответы потом,начали.

Хлоп!

— Тридцать пять! — раздалось с опозданием с двух сторон.

Хлоп!

—…сто? — уже более неуверенно.

Хлоп!

—…девять и три четверти!

Надо было видеть в этот момент лица обеих.

— Ну хватит! — не выдержав, вскочила Алиса, —ты этому у Кио выучилась, да?! Хорош фокусничать!

— Что, в голове не укладывается? — спросила я не без издёвки и сунула ей под нос проклятую тетрадь, раскрыв на заложенной странице — добро пожаловать в мой мир!

Славя не стала дожидаться приглашения и тоже заглянула через плечо рыжей в отчёт. Она не произнесла ни звука, только шевелила губами.

— В общем, мы точно знаем, что это совсем не телепатия.Предположительно, в особых случаях вы обе можете одновременно думать или говорить об одном и том же. Никто из вас не посылает свои мысли второй и не читает их, так же как и мы. Так что забудьте о возможности передавать информацию как в телеграфе, если уже успели об этом помечтать. Это всего лишь бесполезный фокус. Меня больше удивляет, почему вы на него способны.

— А вы? — спросила отличница, — ваша способность к этому тебя не удивляет?

— Мы вообще со странностями, — увернулась я налету от прямого ответа, — а у вас какое оправдание?

— Слышь, не увиливать! — потребовала Алиса, —Мы пока по-хорошему спрашиваем!

Я оглянулась на Андрея. Он вопросительно поднял брови.Надеюсь, он собой доволен. Заставить бы его самостоятельно объясняться передними. А вот окажись я в этом идиотском лагере одна — такой ситуации не возникло бы. Сбежала бы в лес жить с перепугу, да там и одичала. Ну и чёрт бы с ним, зато не пришлось бы сейчас перед этими расшаркиваться!

— А мы с ним не совсем… — начала я, но договорить мне не дали.


— Так, Ну и кто здесь после отбоя гуляет?!— послышался отдалённый возглас

Ольги Дмитриевны снаружи.

— Ну всё, — проворчала Алиса, — вот и допросили.

— Ой, что сейчас будет… — растерялась Славя, — она меня, наверное, обыскалась!

— Близнецы, что за собрание? — войдя в дом,включила строгую вожатую Ольга.

— Да мы как раз расходились, — первой нашлась Славя, уже освобождая своё место за столом.

— Так, Славяна, а ты что тут… — смутилась вожатая и устало потёрла веки, — у тебя совесть есть? Нам вставать завтра рано,площадь сама к линейке не уберётся, между прочим!

— Ольдмитревна, это я виноват, — вступился брат, — я книгу хотел дать…

— Ну так давай, - зевнула ОДэ приказным тоном.

С этими словами, Андрей действительно взял наугад с полки книгу и передал отличнице.

— С-спасибо, — несколько оторопело среагировала та, — я верну, как можно скорей.

— Ну хорошо, допустим, — поморщилась Ольга недоверчиво и перешла, судя по скисшей физиономии, к наименее приятному блюду, — Двачевская, сколько я ещё буду вынуждена вдалбливать тебе, что отбой касается каждого? Какая отмазка на этот раз?

— Да так, поболтать заходила, — скупо откликнулась Алиса, — потом доболтаю.

— Через пять минут приду и проверю, чтоб у себя уже была, — пригрозила Ольга.

— Ладно, Анка-пулемётчица, до завтра, — буркнула Двачевская. Проходя мимо, она удостоила меня вялым дружеским ударом кулака в плечо. Возможно, мне стоит воспринимать это как персональное прощение. А возможно, казнь просто откладывалась до завтра.

— Ну и вы, — вожатая решила оторваться напоследок, — ещё раз я крики посреди ночи услышу — разговаривать будем уже с начлагеря. Пошли, Славяна.


Когда за дверью перестали быть слышны распекания Ольги, сменя наконец спало оцепенение. На то чтоб раздеваться, не говоря уже о натягивании ночнушки, уже не было никаких моральных сил. Я прямо в чём была повалилась на кровать, сняла очки и закрыла глаза.

— Ты бы хоть галстук сняла, — предложил Андрей.

— Погаси уже чёртов свет, — взмолилась я, —спокойной ночи.




Интермедия, сновидение третье


Я просыпался. Разум мой медленно, шаг за шагом, отвоёвывал власть у отчаянно сопротивлявшегося подсознания. Я был на стороне последнего.Разуму на руку играли гудки паровоза и непрекращающийся перестук колёс,наскакивавших на очередной стык рельс.

Кто-то потряс меня за плечо. Я что-то промычал и попытался укрыться по уши одеялом.

— Проснись и пой! — настойчивый голос, сработал в сочетании с тычком под бок как заводной ключ. — Ты снова проспал завтрак, — я повернулся на голос и приоткрыл глаза. Увиденное заставило меня немедленно и бесповоротно проснуться. Надо мной стояла сестра. Всем своим видом она выражала неудовольствие моей привычкой к ночной жизни, однако,несмотря на это, по-прежнему держала в руках поднос с тарелкой и стаканом чая.

— Ты меня спасаешь, — промямлил я, выбираясь из постели и оглядывая своё купе. Вчера вечером оно казалось гораздо просторнее,но в свете дня оказалось тем ещё чуланом. Воистину, свет дня открывает подлинные личины призраков и видений, что таятся в сумерках.

— Если ты забыл, то я тебе не служанка, — строго промолвила Анна, — и если ты думаешь, что я буду носить тебе еду в купе каждый божий день…

— Я спокойно продержусь и до обеда, — заверил я сестру и наскоро принялся расчищать столик возле окна, чтобы она могла,наконец, избавиться от подноса, — продолжай свои изыскания с числами и не отвлекайся на мою персону.

Боже, во сколько она встала? Явилась ко мне при полном параде, как на променад. Снова её любимое тёмно-зелёное платье — строгое,но не лишённое элегантности, причёска «сахарет», собранная настолько идеально,насколько это вообще возможно в поезде. Впрочем, удивляться нечему —приверженностью к порядку она полностью пошла в мать, и столь же рьяно как иона поучала меня всю дорогу, бросив это бесполезное занятие только в Париже.

— К твоему сведению, математика это поэзия вселенной, — хмыкнула сестрица, поправив пенсне на носу, — и она уж точно полезнее твоих стишков.

— Вот только не начинай опять этот спор, — зевая произнёс я и стал изучать пейзаж, плывший за окном, — где мы сейчас?

— Через час прибудем в Бухарест, через три поезд пересечёт Болгарию. К вечеру будем в Константинополе.

— Турки называют его Истанбулом, — уточнил я,приводя себя в пристойный вид. Спал я одетым, однако, вчерашний мозговой штурм вынудил слегка потаскать себя за волосы и расстегнуть сорочку у ворота, —что является исковерканной греческой фразой «ис тин поли».


Я сел за стол и поморщился, — в тарелке была овсянка.Не может же быть, что за такие деньги в экспрессе подавали какую-то водянистую кашу. Впрочем, Анна, возможно, доплатила повару за возможность меня помучить.

— Какая мне забота до топонимов — безэмоционально ответила сестра, — вчера Константинополь, сегодня Истанбул… Всё равно город никуда от смены названия не денется.

— И всё же, это разные города. Разные люди, разные обычаи. Пусть оба города лежали на одних и тех же старых улицах, один медленно был вытеснен другим. Это было неизбежно. Заставляет задуматься, правда? Всё в нашей жизни скоротечно и подвержено переменам, а люди — лишь пыль у основания гигантских часов, отсчитывающих время до конца времён…

— Всё это очень поэтично, — согласилась Анна,разворачивая газету, лежавшую в моём купе ещё с остановки в Вене. Первая её страница кричала заголовком об убийстве австрийского наследника престола, — но относительно неизбежности я несогласна. Будь так, сербы развязали бы позавчера большую войну, но что-то я не вижу сообщений о мобилизации армий.

— Мир не будет длиться вечно и ты это знаешь, —настаивал я, — на континенте стало слишком тесно и вместе с тем, слишком тихо. Знаешь, однажды мы с тобой будем вспоминать о чудесных днях, когда поезда сшивали воедино из лоскутов Европу, а в их купе соседствовали немецкий промышленник, директор венской оперы, французская певица, а также поэт и его сестра-математик из России. Да, сегодня мы переживаем расцвет искусств и науки,но в этом всё и дело…

— …ведь после полудня солнце неумолимо клонится к горизонту, — закончила за меня сестра. — И почему я только что вспомнила апорию Зенона про черепаху?

— Ну попробуй тогда бежать впереди поезда, —хмыкнул я, — посмотрим, как быстро ты окажешься позади состава. То же случилось и с Византией — поезд её просто сбил и теперь всё, что нам о ней напоминает — старое название столицы Османской империи и тоска по идеализированной жизни в ней. Кажется, французы называют это ностальгией.

— Французы могут называть это как угодно, лично я зову это глупостью, — возмущённо фыркнула Анна, — с какой стати мне или кому-то ещё мечтать о средневековой империи, которой никто из ныне живущих в глаза не видел и не мог? Да и Европа на нашем веку уж точно не сгинет. На дворе начало двадцатого века, а не двенадцатого, убивать людей миллионами больше никто не даст.

— Всё движется, сестрица, — покачал я головой, — и только набирает ход. И кто знает, во что, набрав скорость, мы врежемся завтра.

— Да знаю, — грустно улыбнувшись сдалась она, — но мне так не хочется…


Я стою возле сестры и смотрю на тот же пейзаж за окном несущегося сквозь Румынию вагона. Мне тоже совсем не хочется перемен, вопреки всему, что говорю. Глупо. Знаю, что глупо. Мир, что существовал миллисекунду назад и тот уже не существует, он сгорел как феникс, чтоб восстать вновь,воплотив в себе настоящее, а я, как и многие, хватаюсь даже не за него, а за бледный его отпечаток в памяти, не в силах признать, что однажды поезд придёт в Истанбул и нам придётся покинуть купе Восточного экспресса. Мы выйдем в уже изменившийся, новый мир, но пройдём по всё ещё знакомым улицам древнего Константинополя и дай-то бог нам уцелеть в бурях двадцатого века.



Развернуть

#Лит-клуб разное #Реактор литературный сделал сам длиннопост 

Придворный Маг. Рассказ найденный в самых недрах, первая и единственная крупная работа. Критика и советы приветствуется.

Полутёмное помещение освещалось двумя полу растаявшими свечами, стоявшими на большом прямоугольном столе. На ножках были вырезаны разнообразные узоры. Стол, как и пол вокруг был завален стопками бумаг. За столом сидел высокий мужчина, одетый в белую рубаху и темные штаны. С шеи свисал медальон, формой двухголового орла. Мрак комнаты осветила открывшееся дверь. В дверном проеме стоял человек одетый в поношенную кирасу. Человек был загорелым и не высокого роста, а также имел мягкие черты лица и темно русые волосы. На этом фоне выделялись густые усы и множество шрамов на губах. Он зашёл в комнату и закрыл за собой дверь. Мужчина за столом неторопливо поднял голову и на его лице появилась лёгкая улыбка.
-Я очень удивлён, что сам король решил посетить жалкого простолюдина.-Сказал мужчина, вставая из-за стола и наиграно кланяясь.
Король еле сдержал смех и подошёл к закрытому окну. Распахнув его, он вздохнул полной грудью и облокотился на подоконник.
- И почему мой придворный маг сидит здесь в таком виде? Как какой-то простолюдин.-Наиграно и напыщенно звучали слова короля, а подкреплял он их обильной жестикуляцией.
-Ты заметил, как здесь душно и жарко? -Сказал придворный маг, подходя к открытому окну.
-Так открой окно.
-Все не так просто. Чайки. Чёртовы чайки. Они залетают в окно и мешают мне работать.-С серьёзным видом сказал маг.
-Ты серьёзно? Чайки. Откуда в центре города чайки. Ближайшие водоёмы не близко.-С усмешкой сказал король.
-Я сам не знаю.-Сказал маг, поправляя длинные, вьющиеся волосы.
-Ты же маг, наколдовал был в комнате глыбу льда.
-Я привык использовать магию только в крайних случаях. Это не игрушка, а чтобы создать глыбу мне нужна вода, и много.-Раздражённо сказал маг пока со лба, по острому стрелообразному лицу, стекала струйка пота.
-Ладно, успокойся и возьми перерыв. Сегодня званый вечер, будут все члены совета и надеюсь ты тоже пойдёшь.
-Я не люблю показываться на публике, но ты прав отдых мне не помешает.-Сказал маг, подходя к столу и доставая из ящика ключ.
Когда они вышли из комнаты маг закрыл комнату на ключ и убрал его в карман.
Они шли по длинному коридору с искусно украшенными стенами из тёмного дерева, резного камня и простирающимся на всю длину ковром. Освещался он множеством настенных ламп и люстр. Через некоторое время они вышли к небольшому саду, где мелодично звучал фонтан из ручья. Остановившись, они с изумлением смотрели на небольшой, но пышно цветущий сад в центре перекрестка. Рядом с ручьём росла большая яблоня, высотой доходившая до открытого неба. Из-за открытой крыши в саду было прохладно, но свежее чем во всём замке.
-Твоя жена удивительный человек. Где ещё можно встретить такую красоту-Сказал маг, наклонившись к пурпурному цветку.
-Да. Она такая. Её называли лучшим травником севера. Ты знал что все сады и парки в городе были сделаны под её строжайшим контролем.-Сказал король, прижавшись к обильно заросшей, всякой растительностью, стене.
Их любование прервал юноша, бежавший по коридору. Когда он подбежал, перед королём предстал мальчик почти такого же роста с короткими, неаккуратно подстриженными волосами. Одетый в стандартную офицерскую одежду. Лёгкая кираса, под которой была белая рубаха, узкие наплечники, темные штаны с наголенниками и походный плащ, закрывавший спину. Но всю красоту брони портило обилие засохшей грязи и глины. Юноша отдышался и протянул, исполосованную маленькими ранами, руку.
-Давно не виделись Ирил. Значит ты получил приглашение.-Сказал король, улыбаясь и пожимая руку.
-Я тоже рад видеть тебя Анри
-Ты меня удивляешь. Пришёл в таком виде на званный ужин.-Сказал маг, подходя к Ирилу и пожимая ему руку.
-Простите придворный маг, но мы были на учениях. Нас учили верховой езде, и я несколько раз упал с лошади, поэтому такой грязный. Потом, когда мы вернулись, я получил приглашение и боясь опоздать не успел переодеться и помыться.-Сказал Ирил виноватым голосом.
-Не надо формальностей. Просто Георгий.-Сказал маг, поправляя лезущие в глаза волосы.
Король снял колокольчик, висящий на стене, и позвонил внего. Через минуту к ним подошла низкорослая, молодая женщина и поклонилась.
-Катерина, проводи господина Бэкрина в купальни и выдай ему чистую, торжественную одежду.-Сказал Анри поворачиваясь к Ирилу.-Не против если одежда будет чуть великовата.
-Нет конечно-Ответил Ирил
-Будет исполнено.-Сказала Катерина прощально кланяясь.
-Нам тоже надо собираться, особенно тебе.-Сказал Анри рассматривая придворного мага, который был одет в простую одежду с резко выделенными тёмными и жёлтыми пятнами пота и засаленными волосами.
Вскоре каждый пошёл в свои покои. Придворный маг подошёл к двери в свою комнату, как вдруг к нему подошла высокая девушка с длинными, вьющимся волосами и острыми чертами лица. Одетая в бордовую сюрку и тёмным трико.
-Папа.-Сказала девушка и после этих слов обняла Георгия.-Где ты был? Ты пропал на три дня.
-Работал в кабинете. Как ты узнала меня, такого? -Сказал Георгий, показывая на себя.
-Я сперва и не узнала, но тебя выдал шрам на щеке.
-Он что так сильно выделяется- Сказал Георгий, проводя пальцем по кривому шраму.
-Ну, да.
-Мне надо собираться, потом поговорим.-Сказал маг, заходя в комнату.
-Ты идёшь на званный ужин? Никогда бы не подумала.-С удивлением сказала девушка.
-Как ты догадалась? -Произнёс маг, остановившись в дверях.
-Сейчас это единственное мероприятие в замке. Мало что может оторвать тебя от работы. Уж я то знаю.-Сказала девушка тихо хихикая.-Ладно не буду тебя отвлекать.
Девушка развернулась и быстро ушла, напевая себе под нос. Спустя час из комнаты вышел совсем другой человек. Прибранные и аккуратно зачёсанные волосы. Опрятная, темная мантия с бардовыми вставками. Через плечо висела сумка, наполненная зельями и вещами первой помощи. Георгий пошёл через сад и подходя увидел Анри, который сидел на лавочке и кидал в фонтан куски хлеба.
Подойдя, Георгий заметил, как в фонтане плескались утки.
-Откуда утки? -Спросил Георгий, садясь на лавку.
-Не знаю, когда я пришёл они уже были тут.-Сказал король, отламывая очередной кусок от лепёшки.
-Откуда лепёшка.
-Сбегал на кухню.-Сказал Анри вставая с лавки.-Зачем тебе сумка с зельями?
-На всякий случай.
-Что может пойти не так. Мы все друзья. Идём, скоро начнётся.
Вскоре все собрались в относительно небольшой комнате. Она походила на зал для совещаний. Низкий потолок, скудная обстановка. Из этой простоты выделялись две люстры и пол застланный одним большим, красным ковром. Рядом со входной дверью стояла обувь знатных особ и один из слуг, который помогал гостям если те будут не в состоянии обуться. В середине зала стоял круглый стол, за которым сидели все приглашённые гости. Легаты всех 4-ми легионов и члены совета короля. Слуги носили еду, выпивку и убирали грязную посуду со стола. Среди всех гостей выделялись двое. Дион легат «Катафрактов» был самым высоким, его рост был почти два с половиной метра. Даже по меркам полу-великанов это было слишком. Также его выделял не только рост, но и обильная мышечная масса. Для легиона, где большинство нелюди это не было серьёзным отличием. Следующим был Ирил, самый молодой из всех сидящих за столом. Парнишка, который волей случая смог выбраться из родного, пограничного города и теперь учиться в престижной военной академии.
Через продолжительное время, когда все сидели и тихо придавались воспоминаниям. Рассказывая истории о великих битвах, героических победах и о том, что раньше пиво было крепче, а мясо сочнее. Спустя множество истории, король встал и поднял тост.
-Давайте выпьем за то, чтобы мы и дальше так собирались.-Сказал Анри выпивая кубок вина залпом.
Его поддержали все гости и раздались радостные возгласы и удары кружок и кубков.
Вскоре король упал на пол, а из его глаз, ушей и рта начала течь кровь. Он начал захлёбываться кровью, а тело начало ломаться и изгибаться в конвульсиях. Георгий и Ирил сидели рядом с Анри, поэтому они мигом оказались возле короля. Георгий приказал Диону держать тело Анри, пока он искал в сумке противоядие. Найдя его, он влил противоядие ему в рот. Маг вытянул перед ним руки, которые засветились мягким, прохладным светом.
-Что ты делаешь? -Спросил Ирил
-Охлаждаю тело, чтобы яд не распространялся.-Сказал Георгий.-Приведи лекаря и скажи, чтобы взял самые лучшие зелья лечения.
Ирил стремительно выбежал из зала, совершенно босым. Через семь минут они прибежали.
-Рад видеть тебя, Георгий.-Произнёс лекарь, тяжело дыша и запыхавшись.-Жаль, что при таких обстоятельствах.
-Оставим любезности и перейдём к делу.
-Ладно-ладно-Лекарь сделал глубокий вдох.-Но не здесь. Давая, отнесём его в покои.
-Дион, возьми Анри на руки и идём.-Сказал маг, вставая с колен.-Ирил идёшь с нами.
Дион аккуратно поднял короля на руки и понёс к выходу. Ирил с лекарем вышли, а Георгий задержался. Он повернулся к удивлённым членам совета.
-Если хоть кто-нибудь из вас расскажет, что здесь было. Я лично казню его.-Сказал Георгий, поправляя мокрые от пота волосы.
Зайдя в покои короля, Дион положил Анри на мягкую постель. Все собрались вокруг полуживого тела. Лишь Георгий стоял около дверей. Вскоре в покои зашла королева. Когда она увидела окровавленное тело мужа, она захотела бросится к нему, но Георгий схватил её и держал.
-Что произошло? -Спросила королева
-Сейчас тебе лучше уйти. Не хочу чтобы ты видела его таким.-Сказал Георгий ослабляя хватку.-Иди переночуй у моей дочери, а утром я всё тебе расскажу.
-Ты издеваешься надо мной. Как мне уснуть зная, что мой муж умирает.
-Я понимаю, но пожалуйста уйди.
После этих слов королева отвесила Георгию хлёсткую пощёчину и с недовольным, даже злым, видом вышла из комнаты.
Георгий подошёл к кровати и присел.
-Жить будет? -С волнением в голосе спросил Георгий.
-Состояние тяжёлое, даже слишком, но жить будет.-Сказал лекарь, убирая оборудование в сумку.-Он сильный человек, но будут последствия для здоровья.
-Спасибо Саббат.
-Это моя работа и мне было бы жаль потерять такого короля.
-Ирил тебе лучше уйти.-Сказал Георгий.
-Я понимаю, не буду мешать.
Саббат, Ирил и Дион вышли, а Георгий сел около двери. В комнате было слышно только тяжёлое, хриплое дыхание Анри. Георгий просидел до самого утра, а затем он уснул.
Георгий шёл по коридору, тихо напевая себе под нос. Проходя мимо покоев короля, он ненадолго остановился и через непродолжительное время из комнаты вышла его дочь. Девушка была с взъерошившимися волосами и очень удивилась, увидев отца.
-Не ожидала тебя тут увидеть.-Сказала дочь обнимая Георгия.
-Я тоже удивился-Сказал Георгий.-Расскажешь почему ты здесь.
-Давай в моей комнате.-Сказала девушка, хватая отца за руку и ведя в свою комнату.
За окном шёл ливень и гремел гром, а в комнате было тепло и светло от просторного камина. Неподалёку стоял стол, на котором, аккуратными стопочками, лежала бумага, а письменные принадлежности лежали в ящичке. В правом углу стояло небольшое зеркало. Комната была в строгом стиле. Не было роскоши присущей знатным людям. Всё было просто и красиво, особенно сочетание красного и чёрного в интерьере. Очень сильно выделялся ковер покрывающий весь пол.
-У тебя довольно мило. Простота и минимализм.-Сказал Георгий сев на кровать.-Давай рассказывай, что ты делала у Анри.
-Он предложил мне поехать с королевой на север.-Сказала дочь доставая из ящика расческу.-Там будет праздник, огромный пир. Отцу королевы 56 лет
-Ты уверена, что хочешь поехать.-В голосе Георгия слышалась дрожь и волнение.
-Уверена.-Сказала дочь.-Надо расширять кругозор. Я хочу посмотреть мир, а единственное место вне замка, в котором я была, это окраина столицы.
-Понимаю-понимаю.
Георгий встал с кровати и подошёл к столу. Опустившись перед дочерью на колено, он снял со своей шеи медальон и вложил в руку дочери.
-Этот медальон приносит удачу и помогает в пути.-Сказал Георгий дрожащим голосом.-Мой дед был провидцем. В своих снах он видел будущее и в одном из своих видений, перед смертью, он увидел огромную армию. Закованные в латы воины соседствовали с простыми городскими жителями, а на груди у всех Аквила. После этого он заказал ювелиру медальон. Когда он умер, его начал носить мой отец, а затем и я.
-Спасибо Папа.-С удивлением сказала дочь
-Рано или поздно ты получила бы его. Вот я подумал зачем ждать.
-Я буду беречь его, обещаю.
-Если потеряешь медальон я не буду злится. Главное береги себя.
Георгий обнял дочь и вышел из комнаты. Пройдя по длинным коридорам, он вышел к центральному саду и сел на лавочку. В саду было прохладно, но Георгию это нравилось.
-Чего спишь? -Спросил неизвестный голос.
Георгий с трудом открыл глаза. Перед ним стоял Ирил, в начищенных до блеска доспехах, держа шлем правой рукой.
-Зачем уснул здесь? -С усмешкой спросил Ирил.
-Сам не знаю.-Сказал Георгий, вставая с лавочки и потягивая спину.-Заработался, наверно.
-Понимаю, у меня тоже, в последнее время полно дел и проблем.
-Зачем пришёл?
-Хочу встретится с Анри.
-Ты же знаешь.-Сказал Георгий, положив руку на плечо Ирила.-Прошло два месяца с того случая, а ему становится всё хуже.
-Ты не пустишь меня к нему?
-Я просто хочу предупредить тебя и всё.
-Понимаю, тогда я пойду.
Ирил пошёл по длинному коридору
Будь осторожен.-Кричал ему в след Георгий.-Недавно он казнил прислугу, только за то, что он уронил рядом с ним чашку.
Ирил кивнул и пошёл дальше.
Дойдя до королевских покоев Ирил остановился и сделав глубокий вдох вошёл.
Анри стоял в доспехах, напротив окна и думал, потирая давно небритое лицо. Заметив, как кто-то открывает дверь, он достал меч. Увидев лицо Ирила, он с облегчение выдохнул.
-Прости, я просто не узнал тебя.-Сказал Анри убирая меч в ножны.-Почему твоя броня чёрная?
-После смерти Ангвиния многие перекрасили броню, в честь траура.
-Что! -Воскликнул Анри-Когда? От чего?
-Четыре дня назад. В него попало две стрелы, они были отравлены, но он выжил и мучился два дня.-После этих слов Ирил ударил по столу.-Он умер у меня на глазах.
Анри подошёл к столу и сел в кресло.
-Кто теперь будет легатом?
-Сегодня вечером у нас совет, там и решим.-Сказал Ирил поставив шлем на стол и сев напротив Анри.
-Как ты думаешь, кто будет следущим?
-Много кто, точно сказать не могу.
-Это либо Дираний, либо Ульрис.-Сказал Анри.-Либо ты.
-Я.-Ирил посмеялся -Ты уверен? Я только пару дней назад закончил академию.
-Уверен.-Серьёзно сказал Анри.-Я часто общался с Ангвинием и он всегда говорил что хотел бы чтобы ты возглавил легион после него. Он увидел в тебе потенциал.
-Почему я, почему не Дираний, не Ульрис, в крайнем случае Акир.
-Знаешь, что общего у них всех.-Сказал Анри доставая из небольшого тайника в столе бутылку еля.
-И что-же?
-Они ветераны, старики.
-Это проблема?
-Да и ещё какая.-Анри разлил ель по кружкам и поставил одну напротив Ирила.-Они привыкли воевать по отработанным тактикам. Они не хотят придумывать и использовать что-то новое. Зачем менять то, что и так хорошо работает. Поэтому Ангвиний выберет тебя.
-Мне кажется, что они всё же лучше будут.-Ирил взял кружку и сделал несколько глотков.-Ульрис превосходный мечник, один из самых лучших. Также он самый старый и мудрый.-Ирил тихо посмеялся-Ходят слухи что он был капитаном во времена, когда легиона не было, а была армия наёмников.
-В этом его проблема. Он жил войной и в мирное время он не найдёт себе места. Ещё он потерял двух детей. Это оставило шрамы на и так истерзанной душе. Он великолепный воин, каким и должен быть легат, но он не тактик.
-Дираний. Пример идеального легионера.
-С детства он учился военному ремеслу и привык следовать приказам. Легат, как хороший тактик должен обладать фантазией, иногда надо идти против правил, играть по-грязному.
-Но почему я. Почему. Я не понимаю.-Сказал Ирил и залпом осушил кружку.
-Ты молод и довольно сообразительный-Анри погладил усы-Ты не был развращён преступностью, которая была в твоём городе. Ты спас легион от эпидемии. Ты талантливый и я верю, что ты проявишь себя в будущем.
-Если я стану легатом... Жаль, что Ангвиний не увидит этого.
-Давай вспомним все легионы.
-I легион. "Повелители Тундры"
-Легион, созданный бабушкой Ангвиния. Был одним из двух легионов, созданных лично "Госпожой". Жаль, что был полностью уничтоженным, но есть слухи, о том, что есть выжившие и они всегда первыми предупреждают о походах варваров.
-II Легион. "Стражи Дюн"
-Тоже создан "Госпожой" и тоже уничтожен. В свое время был самым многочисленным и мало организованным. Туда вступали все желающие. Его влияние распространялось на все Южные территории, но внутренние распри раскололи его, а потом пустыня поглотила всех.
-III Легион.-Ирил недовольно фыркнул-"Золотая Гвардия"
-Его создали влиятельные люди. Дети знати должны были в обязательном порядки проходить военную службу, и они создали легион. Туда попадают только дети высокопоставленных людей.
-Они не воины, они только и умеют что выступать на парадах и появляться на светских мероприятиях.-Раздражённо сказал Ирил.
-Все легионы важны. Они выполняют свою роль. Вселяя надежду в людей, словно ангелы, золотые люди.
-IV Легион. "Катафракты"
-Самые крепкие и стойкие воины, словно стена на пути врага. Только новорожденные не знают о них.
-V Легион. "Волчья Стая"
-Мастера Осады. Самые искусные тактики. Не одна крепость не устояла перед ними.
-VI Легион.-Ирил довольно улыбнулся-"Звёздные крестоносцы"
-Твой легион. У него долгая история. Сперва вы были армией наёмников на севере, а после серии триумфальных побед им предложили стать легионом. Мастера скрытных проникновений и засад. Напомни ваш "девиз"
-"Узнай своего врага перед тем, как убить"-С гордостью сказал Ирил.
-Ладно хватит истории на сегодня.-Сказал Анри зевая.-Перед тем как ты уйдёшь я хочу дать тебе совет.
-Какой?
-Насчёт варваров. Начался великий поход легионов, и ты вскоре возглавишь свой. Уничтож варваров всех до единого, не оставляй никого, даже детей и женщин.
Почему? -Испуганно сказал Ирил.
-Раз за разом варвары возвращаются и грабят наши земли, убивают людей не жалея никого.-Анри встал со стула и подошёл к окну.-Я знаю, что Ангвиний учил тебя ценить людскую жизнь, но мы воюем не с людьми, а с животными, с чернью.
-Я понимаю.
-Ирил.-Сказал Анри успокаивающим голосом.-Варваром нужно истребить. Представь, больше не каких набегов на города, никаких жертв, а их территории полны разнообразной руды и минералами. Построим там шахты и у людей будет работа, будут деньги. Все будут счастливы.
-А легионы, что будет с нами. Мы были созданы для защиты границы.
-Вы станете строителями, стражами, будете помогать людям, а в час войн будете призваны. Вы сможете жить как обычные люди. Иногда надо совершить зло, чтобы уничтожить зло куда страшнее. Я сказал хватит историй, но хочу рассказать тебе о пророчестве, о "Конце Времён". "Появится человек богословлённым самим солнцем. Ослепительно прекрасный, а его тенью будут "легионы" тёмных воинов. За которыми остаётся только пепел и выжженные земли.
-Зачем ты рассказал мне это.
-Мне понравилось это пророчество и всё. Я хотел спросить, ты ходил к друиду в западном лесу?.
-Д-да, а как ты узнал.
-Все, кто были у него и посмотрели своё будущее получали метку на лоб. Её могут увидеть только сильные маги и такие же счастливчики. Что ты видел?
-Я видел-Ирил немного колебался-всего два отрывка. Первый это как "легионы" солдат в тёмной броне сжигают какой-то город, а второй. Я лежу в каких-то катакомбах и не могу ничего сделать, будто у меня нет тела, но затем вижу девушку с факелом и коротким мечом и всё.
-Я видел темноту и страшный холод, но только в груди.-Нервно сказал Анри подходя к Ирилу- Будто меня проткнули глыбой.
-Ладно мне надо идти на совет. Удачи.
-Удачи и да прибудет с тобой солнце.
После этих слов Ирил остановился и посмотрел на Анри, а затем вышел.
За окном шёл ночной, проливной дождь, но в таверне было тепло и сухо, благодаря большому камину, где потрескивали дрова. Играла тихая, расслабляющая музыка даже немного грустная. Официантки разносили еду и напитки, люди сидела за столами. Кто-то рассказывал, как прошёл день, другие жаловались на семейные и жизненные проблемы, кто-то спал, но очень часто звучали новости о смерти короля, от рук собственного придворного мага. Все эти разговоры заставляли Георгий сидящем в дальнем углу таверны вспоминать те ужасные события. Труп Анри пробитый ледяной глыбой и спешный побег из замка. Руки Георгий дрожали, но он продолжал пить свой напиток. Он раздумывал куда ему деться и что делать дальше
-Надо уходить из столицы это точно. В Дехоран, там помогут. Оттуда я уйду на север буду искать дочь с королевой. Катерина должна была доставить им письмо.-Говорил сам себе Георгий.
Пока он думал, к нему подошла пышногрудая официантка.
-Мистер, вы здесь уже целый день, но заказали только две кружки еля. Закажите хоть какое-нибудь блюдо. У нас сегодня превосходная тушёная свинина.
-Нет спасибо-Вежливо сказал Георгий-Я собирался уходить.
Официантка ушла, а Георгий допил ель и протерев глаза, накинув плащ вышел из таверны. Идя по улице, он заметил, как два стражника волочат молодого парня, который был сильно избит. Они притащили его на площадь, где стояло множество столбов с привязанными к ним людьми. Они кричали молили о пощаде, но главный стражник пропускал эти слова и вскоре поджог их всех. Георгий отвернулся и ушёл в сторону стоянки с повозками. Через час поисков кучеров, он заметил старика, сидевшего в повозке, который курил трубку.
-Дед, хочу нанят повозку.-Громко сказал Георгий.
-Куда?
-На восток.
-Не маг ли ты часом? В Дехоран ехать хочешь?
-Я еду к экспедиции.
Дед сплюнул, затушил трубку.
-Могу довести только до границы с лесом. Звеняй
-Почему? -Сказал Георгий, залезая в повозку.
-Не слышал, скоро война.
-С кем?
-С кем с кем. С магами. К Дехорану отправят целый легион. Только не могу вспомнить название. Вроде какие-то псы.
-Волчья стая
-Точно, точно. Ладно поехали.
Георгий передал мешок с деньгами кучеру и прилёг отдохнуть.
Через день они оказались около входа в древние эльфийские леса. Георгий с наплечным мешком стоял около входа.
-Помни этот лес не обычный, говорят он волшебный и что там время идёт по-другому.-Крикнул дед удаляясь в даль.
Георгий сделал глубокий вдох и побрёл через небольшую, вытоптанную тропинку
Развернуть

#Лит-клуб разное 

Заметки старого охотника: Человек и монстр. Конец

Жанр: темное фентези. Вторая половина рассказа.
Первая часть: http://joyreactor.cc/post/4328551

11 день 9 лунного цикла 782 солнечного оборота.
День начинается с боли. Болело все. Особенно то, что прирастало назад. Хоть это было и не впервой, приятного было мало. Невериот провалялся до полудня, мучимый лихорадкой. Не смотря на то, что на небесах властвовало солнце, было прохладно. Осень начинала давать о себе знать. Крехтя, Невериот встал. Нужно идти. Сам себя Айвор не убьет, как бы Невериот этого не хотел. Оставалось надеяться, что его письмо успеет вовремя. Используя меч Малсера как костыль, Охотник потихоньку побрел. Призвать коня получится только ближе к вечеру. Пальцы вроде срослись. Двигаются еще плохо, да и побаливают, но уже не гнутся туда, куда не нужно и способны нормально что-нибудь держать. Главное успеть к вечеру добраться до логова. Одна миля сменяется другой. Солнце описывает безжалостный полукруг в небесах, безразлично наблюдая за земными страстями. Когда оно коснулось Криверского хребта, Невериот пришел к месту встречи. Раны почти зажили. Его ждали.
Далеко уже не молодая леди в полном латном доспехе внимательно рассматривала наспех нарисованную карту. Короткие светлые волосы торчали в разные стороны в творческом беспорядке. Пристальный взор серых глаз обратился на Охотника.
– Долго же ты, - пробухтел ее низкий голос. – Ты говорил, что с тобой еще трое. Где потерял?
– В деревне. Как и всю деревню, - спокойно ответил тот. – Что имеем?
- Старый замок. Укреплений почти нет. Со мной двадцать четыре брата и три Стража.
- Хм, похоже церковь заинтересована в убийстве Айвора. Зная его, в замке полно низших вампиров. Ими и займитесь. К самому Айвору не лезьте. Скорее помешаете, чем поможете. – Невериот услышал, как женщина заскрипела зубами. Увы, но это правда. И она это знала. Невериот уже развернулся, но паладин его остановила прикосновением к спине.
- Пелор, даруй воину симу свой свет. Исцели тело, стань путеводной звездой, укажи путь среди троп, укрытых тьмой. – По телу охотника прокатилось приятное тепло, изгоняющее боль и усталость.
- Спасибо. – Только и бросил Невериот через плечо, направляясь в замок. На ходу он пристегнул меч к портупеи.

11 день 9 лунного цикла 782 солнечного оборота. Вечер, переходящий в ночь.
Солнце скрылось за горизонтом. Еще один день позади. Невериот осторожно пробирался вглубь замка, прячась в тени и скрывая простым заговором свое присутствие. По замку гуляет отдаленное эхо сражений. Бежать Айвору некуда. Да и не в его это духе. Благословите боги самонадеянность этих тварей. Он должен быть где то рядом. Охотник приготовился, сжимая крепче топор. Последний поворот. Открытая дверь, ведущая на открытую площадку. Свист и треск кровяной стрелы. Невериот резко отскочил в сторону, стрела разбивает стену, забрасывая Охотника каменной крошкой. Вдох. Выдох. Невериот сорвался с места. Он полностью сконцентрировался на противнике перед собой. Высокий мужчина, в темно багровом доспехе, инструктированном розами. В руках он сживал парный доспеху длинный лук, целиком выполненный из этого багрового материала. Пальцы сжали пустое ложе стрелы, выполненное в виде лезвия. Кровь заструилась, образуя стрелу, по которой заплясали разряды молний. Звон тетивы. Треск летящей стрелы, ищущей свой путь к сердцу. Невериот только и успех подставить топор. Стрела ударила с силой лошади, мышцы свело разрядом электричества. Лицо охотника озарила злобная улыбка. Вдох. Выдох. Коротким рывком Невериот сократил дистанцию. Топор, очертив дугу, опустился на закованную в перчатку руку, выбив из брони искры. Вампир отскочил. Охотник не отступал. Руби его. Топор бессильно отскакивал от брони вампира. Не дай время на выстрел. Не смотря на свою броню, Айвор довольно ловко уклонялся от смертоносного топора старого охотника. Отскочив на стену за пределы топора, вампир выстрелил. Охотник нырнул вправо. Поздно. Стрела задела ногу, завязав узлом мышцы в ней. Кровь полилась ручьем. Потянуло паленым мясом и волосом. Сейчас бы холодного эля. Но мечтать не вредно. Произнеся пару командных слов, Невериот активировал вплетенное в плоть заклинание. По ногам прошла дрожь. Теперь Айвор от него не спрячется и на потолке. Заскочив на стену, Охотник продолжил натиск. Три быстрых удара. От первого вампир увернулся, второй заблокировал, лишившись лука. Третий удар сбил с вампира полушлем, оставив на лице горящую рану. Алые глаза смотрели с ненавистью и сожалением. Но сожаления старого вампира не интересовали Невериота. Его интересовала его нежизнь. Четвертый удар был отбит. На пятом Айвор поймал топор. Затянутый сталью кулак направился в лицо Невериота. Резко вывернув шею, левой рукой Охотник вгоняет стальной кол вбок вампира, обходя броню. Айвор выворачивает руку Охотника, забирая у того топор и тяжелым ударом сбрасывает его со стены. Резко настигнувшая земля выбила дух из Невериота. Закашливаясь, Охотник быстро перекатился в сторону. Но вампир не спешил. Он стоял на стене, рассматривая топор, после чего выбросил его за стену вниз. Вот ублюдок, ищи его потом еще. Айвор извлек короткий меч из ножен на поясе. Прорезав им свою ладонь, вампир смазывает клинок своей кровью, после чего тот загорается. Доспехи заскрежетали. По многочисленным прорезям поилась кровь. Доспехи засияли ярко красным светом. Пока вампир готовился, Невериот извлек меч Малсера, после чего произнес иные командные слова. Тело пронзила резкая боль, мир замедлился. Вампир покинул насиженное место на стене, и противники вновь сошлись. Колющий выпад в лицо от Невериота был отброшен в сторону. Как бы не старался Охотник, но отразить все удары он не мог. Пылающий клинок оставлял глубокие раны, обжигая своим прикосновением. Руки медленно, но верно тяжелели. Но и вампир выматывался. Айвор не скупился на удары. Широкие, размашистые, быстрые. Охотник успевал их отражать только за счет ускоренных рефлексов. Меч вампира пылал жаром в лицо. Получив клинок в бок, Охотник покрепче стиснул зубы и колющей атакой, перехватив меч двумя руками, попытался проткнул горло зловредному кровососу. Левая рука вампира схватила клинок отведя его в сторону.
Это был конец. Невериот, выбросил левую руку вперед и скороговоркой произнеся новую комбинацию. Руку пронзила резкая боль. Она разлетелась шрапнелью костей и крови в вампира. Крик боли и удивления пронесся над замком. Доспехи, пропитанные кровью вампира, треснули. Плоть вампира под ними начала расползаться на лоскуты. Он рухнул на колени, обессиленный. Пинком Охотник повалил вампира на землю. Слабые попытки сопротивления были жестко пресечены. Первый кол Невериот вонзил в правое плечо. Второй – в живот. Третий – в левое плечо. И лишь четвертый нашел свое место в сердце вампира. Охотник тяжело дышал. Кровь лилась ручьями. Пот щипал раны. Заклинания лишились сил, а вместе с ними и ослабевал Невериот. Но наконец можно отдохнуть.
Битва в замке утихла. Кто-то шел на площадку. Из дверного проема показалась женщина паладин. Посмотрев на Невериота и вампира, она облегченно выдохнула.
- Неужели ты в меня совсем не веришь? – усмехнулся Невериот. – Моя работа тут закончена. Оставляю его на вашу совесть. – Паладин удивленно посмотрела на Охотника.
- На солнце его да и дело с концом. Или это с ним не сработает? – спросили женщина.
- Сработает. Лет на шестьдесят он умрет. Но воскреснет. Лучше заприте его в каком нибуть храме. Святая земля со временем его убьет окончательно. – Паладин кивнула.
- Хорошо. В Лоурене как раз есть подходящая. – Пара пришедших с ней паладинов подхватили тело вампира и направились к выходу. Женщина направилась за ними.
- Сколько? – спросил у нее Невериот.
- А тебе есть хоть какое то дело? – зло спросила она. Невериот лишь пожал плечами. – То-то же. – Мда, милого разговора не получится. Ну и в Бездну ее. Невериот прикрыл глаза. Сейчас, отдохнет, и пойдет искать топор. Вот нужно же быть таким ублюдком. Со временем Охотник погрузился в лихорадочные сновидения. Сновидения, полные сожаления, боли, ненависти. Но как любая ночь кончается рассветом, так и самый страшный кошмар кончается пробуждением. Два имени можно вычеркивать из списка. Но он еще не пуст. Так что рано старому охотнику лежать тут без дела. Интересно, как долго он еще продержится в этом безумном круговороте времени? И, что не менее важно, у кого позаимствовать руку?
Развернуть

#Лит-клуб разное story текст 

Птичий гриб. Глава 2

Жанр: городское фентези. Повесть.
Предыдущая глава:
http://joyreactor.cc/post/4263030

Утром, Миления Флёр, как всегда блистая своей безупречной красотой, вышла из оранжереи на крышу ВЦ и проследовала к особому лифту. Обслуживающий персонал посадочной площадки шушукался за её спиной, но одного взгляда из-под очков хватило, чтобы их заткнуть. Подумаешь, пришла на полчаса позже. Она начальник, ей можно.
Лифтёр сдержано взялся за козырёк фуражки, впуская её в лифт. Лифт был огромным и потрясал своим убранством, все эти статуи, лепнина, отделка! Самое то для такой важной персоны, как она. В этом лифте можно было быстро заменить ковры на газон и играть в лакросс, по слухам где-то здесь, в тайнике, хранилась именная клюшка «стик» основательницы ВЦ. Миления считала такое расточительством. Куда лучше было бы разбить грибную ферму.
Она вышла на своём этаже и прошла по пустому офису. Вообще-то, отделу полагался штат из двадцати оперативных сотрудников, персонал отдельной исследовательской лаборатории в количестве пяти человек и четыре охранника, но после скандального увольнения Лоры Редлок, эти привыкшие к беззаботной жизни лентяйки под разными предлогами перевелись в другие отделы. Миления не огорчилась. Скатертью дорога, она прекрасно справляется со всем сама.
Подходя к своему кабинету, она заметила посетителя. Высокий статный джентльмен в походном, но тем не менее, весьма элегантном костюме, он сидел на стуле для посетителей, поглядывая на карманный хронометр. У его ног стоял обитый медью, видавший виды саквояж. Может он и выглядел просто, но его поза и стать сразу выдавала человека благородных кровей.
— Фредерик? — воскликнула Миления. — Что ты тут делаешь?
— Знаешь, раз уж мы не дома, могла бы уже и назвать меня «папа», — друид золотого серпа Фредерик Флёр улыбнулся, подходя к дочери, чтобы обнять.
Миления мягко отстранила отца.
— Ты колешься своей бородкой, Фредерик. Разве Брунгильда не говорила тебе её сбрить?
— Ну только ты вот не начинай, дочка! Тебе же всегда нравилось обниматься со мной, и моя «элегантная эспаньолка» этому не мешала. Всё-таки, в нашей династии принято носить бороды, у моего прапрадеда вообще была длинная белая борода до земли!
— Да, да, он заметал ей следы, поэтому его и прозвали Неуловимый. Ты рассказывал эту историю уже много раз. Ну, а от меня ты что хотел?
— Неужели отцу нельзя навестить свою дочь? — Фредерик всплеснул руками. — Тем более, дочь, которая пропала почти на десять лет, да так, что мы все опасались самого худшего! А потом вдруг выяснилось, что у тебя престижная работа, да ещё и оливитовый ранг!
— Уже серебряный серп. Я решила отказаться от шаманских рангов.
— Неважно! О Великое Древо, я хотел расспросить обо всём, как ты жила, что делала, а твоя мать даже не удосужилась прислать мне сообщение о твоём визите в особняк! Ты же знаешь, я бы бросил всё и примчался бы мгновенным порталом, не пожалев любых денег! И вот, я возвращаюсь в особняк и узнаю об этом от горничной! От горничной, Миления! А Брунгильды даже не было дома, она отправилась куда-то «по делам»! Вот как это называется? В чём был, я ринулся в Huge City, всё лишь бы поговорить с тобой!
От его тирад у Милении начал дёргаться глаз.
— Ладно, Фредерик, — вздохнула друидесса. — Давай, что ли, зайдём в мой кабинет, там разговаривать будет удобнее.
Миления схватилась за ручку двери и, с превеликим трудом, сдвинула её с места.
— Наверное, стоит смазать петли? — предположил отец, подавая руку помощи.
— Распоряжусь, — прошипела Миления.
Обстановка кабинета восхитила друида.
— Прекрасно, прекрасно! Твоя работа? — спросил он, осматривая огромный алый томат на одной из грядок.
— Да-да, всё моё.
— Удивительно! По мастерству ты, наверное, уже догнала свою мать! Странно, но тебе же не очень нравилось садоводство?
— Времена меняются, — ухмыльнулась друидесса, располагаясь за столом.
— Однако, тебе стоит меньше налегать на магические удобрения, — заметил Фредерик, поглаживая кожицу алого плода. — Может я и старомоден, но считаю, что огородные культуры нужны, чтобы их есть, а чрезмерное воздействие чар лишь портит вкус.
Мужчина сел на стул для посетителей.
— Ну?
— Что такое?
— Чем же моя дочь занималась эти долгие десять лет? Чему научилась? Как оказалась так далеко от дома в Северной Америке?
— Скиталась, училась, искала себя, — равнодушно ответила Миления. — Долго рассказывать.
— Пожалуйста, выдели ну хоть минутку! Или ты настолько занята?
Друидесса вздохнула.
— Ладно.
Она потянулась к интеркому.
— Мелисса, приготовь кофе.
Молчание было ей ответом.
— Где носит эту секретаршу? Первый день, а она уже…
Внезапно Миления замолкла.
— А, точно. Совсем вылетело из головы.
Она достала гравированный серебряный серп и взмахнула им в сторону грядки, запустив заклятие.
Проследив за направлением заклинания, Фредерик с ужасом наблюдал, как тот томат, который он пару минут назад осматривал, задрожал. Магическая сила искажала плод, эфемерная материя со свистом исходила из него, превращая в аморфную массу, которая бурлила и вращалась, выбрасывая отростки. Вот один из отростков стал напоминать человеческую ногу, затем появилась ещё одна, неестественно вывернутая, руки, со стремительно отрастающими пальцами… Масса сжалась, формируя тело невысокой девушки, увенчанное гладкой безликой головой с плодоножкой вместо волос. Тело, по-прежнему покрытое кожицей томата вместо человеческой плоти, рухнуло на грядку и затряслось. С ужасным хрустом внутри возникали кости, кожа теряла алый цвет и блестящую гладкость, на голове прорезался рот и сразу же издал высокий крик ужаса и боли.
— Великое Д… Нет, какого чёрта, Миления? — выругался Фредерик. — Ты с ума сошла? Ты превратила девушку в томат? Я ведь ещё чувствовал, что с этим плодом что-то не так! Разве не действует запрет на применение полиморфных заклинаний?! Откуда ты вообще знаешь такое проклятие?!
Он подбежал к возвратившейся в человеческую форму девушке, которая тряслась на грядке, словно в припадке.
— О, Древо! Как давно она в этом состоянии? Ты понимаешь, что столь кардинальные изменения могли стать необратимыми?
Он крепко схватил девушку и прижал к себе. По её телу шли сильные судороги — «паника» восстановленной нервной системы и мышц, бешено стучало сердце, пытаясь донести отсутствовавшую недавно кровь до каждой клетки тела. Девушка жадно глотала ртом воздух, задыхаясь от сильной нагрузки.
— Тихо, тихо, успокойся, всё позади…
Фредерик влил в её тело немного своей силы, используя учение Бодрости. Судороги постепенно затухали, дыхание и пульс приходили в норму.
— Ничего бы с ней не случилось, — заметила Миления. — Молодой организм…
— Что? Да она чуть не умерла от инфаркта на моих руках!
Друид накрыл обнаженную девушку своей курткой и взял её на руки.
— Где здесь лазарет? Её должен осмотреть паранорм-медик.
— Не надо… — чуть слышно сказала Лариса.
— Что?
— Не надо… Госпожа… Миления… Просто проверяла мою устойчивость к магии… Всё под контролем…
Шокированный Фредерик переводил взгляд с девушки на свою дочь и обратно.
— Всё как она говорит, — закивала головой друидесса. — В нашем отделе… важна устойчивость!
Лариса попросила опустить её на пол, и друид подчинился. Девушка подобрала обрывки сарафана, по-прежнему валяющиеся рядом с грядкой, и, кое-как прикрывшись ими, поковыляла к выходу.
— Спасибо за куртку… Я оставлю её на вешалке…
Неожиданно она согнулась почти пополам и, крепко зажав рот ладонью, выбежала за дверь.
— Я… я не знаю, что сказать, Миления, — Фредерик покачал головой. — Не хочу вмешиваться в ваши дела, но это… неправильно. Наверное, я пойду.
Друид подхватил саквояж и побрёл к выходу.
«Я думал, ты будешь лучше своей матери», — чуть слышно пробормотал он.

Лариса сидела возле унитаза, а её пустой желудок сводила судорога. Чудо, что она смогла быстро найти на этаже туалет, начальница наверняка была бы недовольна, если бы она «не донесла». Ведьма взглянула в унитаз, который почти до краёв был заполнен томатной пастой. Сколько же в ней поместилось? Оставалось надеяться, что это была лишь лишняя материя, накопившаяся во время превращения, а не важные внутренние органы, не вернувшиеся в обычное состояние.
Она встала на ноги, а унитаз автоматически всё смыл, вызвав у провинциальной ведьмы удивление. Нет, она конечно была в курсе современных благ цивилизации, но в больших городах всё по-другому…
Лариса вздохнула, заплетая перед зеркалом косу. Её парадный сарафан испорчен, серьги тоже потеряла. Щелчком пальцев она призвала прямо на себя повседневное серое платье из своей сумки. Этот трюк она выучила довольно давно, и он здорово экономил время, а самое забавное то, что даже никто из «городских» не понимал, как она это делает и не мог повторить. Возможно, в будущем, у неё будет много разных платьев и она сможет их мгновенно менять под настроение…
Но это будущее ещё должно настать.
А пока, она должна сварить начальнице кофе.
Миления бродила по кабинету, о чём-то задумавшись. Иногда она машинально поправляла стебли своих растений.
— Позвольте? — Лариса появилась на пороге кабинета с подносом в руках.
Удивительно, но девчонка умудрялась открывать эту тяжёлую заедающую дверь чуть ли не одним пальцем.
— Значит, говоришь, я испытывала твою сопротивляемость магии?
— Всё верно, госпожа, — Лариса кивнула, подходя к начальнице. — Всё было именно так.
— Да. Да, действительно.
— Только пожалуйста, в следующий раз предупредите, чтобы я могла подготовиться… Чтобы не испортить конечный результат. И если можно… Превращайте в баклажан. Мне больше нравится быть… продолговатой.
Лариса потупила взор, а на её щеках выступил румянец.
Миления посмотрела ведьму с оторопью. Что эта дурочка задумала? Или подобные наказания доставляют ей удовольствие?
— Будете кофе, госпожа? Остывает.
— Да-да, спасибо.
Друидесса взяла обсидиановую чашку. Напиток имел мягкий вкус арабики, но при этом пробирал до дрожи в коленях. Что-что, а кофе девчонка готовить умела.
— Хорошо, — кивнула Миления. — Ты доказала, что достойна работать в отделе.
Она вытащила из кучи бумаг на столе нужные и поставила подпись.
— Отнесёшь в отдел кадров на оформление. И ладно, на сегодня можешь быть свободной. Завтра приступаешь к работе.
— Естественно, госпожа, — ведьма поклонилась.
Забрав документы и поднос, она выскользнула из кабинета.

Подойдя к лифтам, Лариса качнулась и едва не упала. Девушка села на пол, тяжело дыша и обняла колени. Эти пятнадцать минут она продержалась лишь на чистой силе воли. Тело словно бы рвало изнутри, отдельные мышцы продолжали подёргиваться, а вдобавок, ведьма не была уверена, что её селезёнка находится в правильном месте. Ей действительно стоило прислушаться к совету Фредерика Флёра и навестить знахаря, но это вызвало бы массу неудобных вопросов и большой риск получить на свою голову кучу неприятностей. Она справится сама. Как обычно.
Это был не первый её полиморф, ведьмы из её ковена иногда зачаровывали учениц в качестве испытания, хотя делали это после ряда предварительных согласований и оценки рисков. Лариса с улыбкой вспомнила, как провела пять прекрасных зимних дней резвясь в снегу и ловя мышей, когда её впервые обратили в лисицу.
Но то было превращение в животное, а Миления превратила её в растение, совсем другую форму жизни, полностью поменяв структуру тела. Мало того, её заклинание было грубым, словно гигантская рука с огромной силой заталкивала в заданную форму и зажимала в ней как в ловушке. Поэтому и обратное превращение было таким жёстким: нельзя нормально собрать поломанное тело просто вытянув из формы и бросив на землю.
Раздался звоночек особого лифта и его двери открылись. Лариса поспешила подняться, чтобы никто не увидел её такой, однако из лифта никто не вышел.
— Желаете прокатиться, мисс? — пожилой лифтёр взял под козырёк.
— Но я ещё официально не работаю тут…
— Формальности, — мужчина махнул рукой. — Заходите. Вам в отдел кадров?
— Да, будьте добры.
Они проехали совсем немного, как вдруг лифтёр остановил лифт.
— Простите, у нас ещё один пассажир.
Двери открылись и зашла женщина. Лариса охнула, глядя на неё. Высокая блондинка с развитой мускулатурой, она производила впечатление дикой амазонки, что только что вернулась с охоты на существо ничуть ни меньше быка, причём поборола его голыми руками. Тем не менее, одежду она носила вполне городскую: удобные кроссовки, армейские камуфляжные штаны и майка, выставляющая напоказ её сильные руки. На поясе у неё висел мерцающий лунным светом серп, гранёный кинжал из туманного кварца и вязанка костяных амулетов гри-гри — регалии друида высшей категории всех трёх основных традиций.
— А, мисс Гринлок! — воскликнул лифтёр, как обычно взявшись за козырёк фуражки. — Нечасто вас увидишь в наших краях!
— Приветствую, Бернард, — добродушным тоном ответила женщина. — Готовлю масштабную проверку в этом ВЦ. Теперь, мы будем видеться часто.
Она зашла в лифт. Двери закрылись.
Женщина вдруг принюхалась. Втянув носом воздух, она вдруг повернулась к Ларисе.
— Девочка, почему от тебя пахнет томатной пастой и проклятием?
— Я… Это… просто небольшая неприятность при изготовлении зелья…
— Твоё сердцебиение ускорилось, и ты пытаешься избежать зрительного контакта. Очевидно, ты лжешь.
Мисс Гринлок продолжала говорить это добродушным тоном, но у бедной ведьмы было чувство, будто на неё валится скала.
— Я… я…
Женщина бесцеремонно схватила девушку за подбородок и внимательно осмотрела лицо, затем и вовсе повернула спиной к себе и наклонила, что-то внимательно осматривая. Лариса буквально чувствовала её взгляд, жгучий как пламя кузни.
— Так и знала, селезёнка не на месте. Бернард, останови лифт. И устрой нам пару кресел.
— Будет сделано.
Лифтёр нажал на малозаметную кнопку, и два удобных кресла выехали прямо из стены.
— Садись, — предложила женщина.
Ноги Ларисы сами понесли её к креслу и уронили в его мягкие объятия. Собеседница заняла второе.
— Итак, позволь представиться. Сара Гринлок, агент Дисциплинарного Комитета Главного управления Организации. В обязанности входит осуществление внутренних проверок, поиск правонарушений и случаев превышения служебных полномочий. Можешь не отпираться, по состоянию твоего тела вижу, что ты была подвергнута полиморфному проклятию, причём недавно и в стенах этого здания. Ты обязана доложить о любом случае подобного обращения с собой, даже если творец заклинания не имел злого умысла.
— Я… не могу…
— Девочка, — Сара наклонилась вперёд, взглянув Ларисе в глаза, — то, что с тобой сотворили — это нарушение правил. Ты пытаешься покрывать нарушителя? Если тебе угрожают, не бойся. Готова взять тебя под личную опеку. Расскажи, что произошло. Не волнуйся, если хочешь, никто не узнает о нашем разговоре. Правда, Бернард?
— Совершенно верно, мисс Гринлок. Что происходит в лифте — остаётся в лифте.
Лариса опустила голову и слёзы полились из её глаз.
— Я… не могу, — всхлипнула она. — Я должна… продолжать…
— Что за чушь?
Внезапно Сара остановилась, почувствовав некое вмешательство. Время… встало?
Краски мира потускнели, рыжая ведьмочка застыла как статуя, Бернард тоже был неподвижен.
— Оставь мелкую в покое. Разве не видишь, это её выбор. Её путь.
— Лора, — Сара вскочила с кресла.
Её сестра, Лора Редлок, сидела на высоком табурете с журналом в руке и пила кофе. Одета она была в красную шёлковую пижаму и выглядела так, будто недавно проснулась.
— Это что, твоя работа? — воскликнула Сара. — Нет… Ты не настолько небрежна. Но тогда что тут происходит? Один из твоих бесчеловечных экспериментов? У тебя какие-то планы на эту девочку?
— Как много вопросов, — Лора отхлебнула кофе и отставила кружку на стойку, возникшую рядом из ниоткуда. — Да, эта девчонка нужна. Но не мне. И тебе от неё пользы не будет, так что оставь пока всё как есть. Она на своём месте. На своём пути.
— Опять твои загадки и интриги… Что ты вообще делаешь здесь?
— Живу, — Лора пожала плечами. — Как ты знаешь, ВЦ №13 — мне как дом, а после того, как меня мастерски «подсидела» моя секретарша, кабинет стал вне зоны досягаемости. Вот и пришлось пока расположиться тут. Не беспокойся, я обитаю в гиперреальности, поменяв местами пространство и время, поэтому меня не может видеть никто, кроме тех, в чьём мгновении я решу поселиться.
Сара удивилась. Был период, когда их сестра Дора прожужжала им все уши так называемой «квантовой физикой» Неодарённых, в том числе описывая подобные манипуляции, но это всё казалось настолько сложным и фантастичным, что они с Марой обычно находили предлог, чтобы сбежать. А Лора всегда оставалась с сестрой, как им казалось, из вежливости. И теперь умеет такое?
— Но магия такого масштаба потребляет гигантское количество энергии…
— Как хорошо, что в этом здании находятся сотни Одарённых, непрерывно её перерабатывая и излучая.
Сара покачала головой.
— Ладно, сестра, твоя взяла. Отпущу девочку. Но это не значит, что спущу всё «на тормозах». Пришла сюда проводить расследование, и именно этим и буду заниматься.
— Успехов. Увидимся!
Гиперреальность Лоры рассыпалась, уступив место обычной.
Сара вздохнула. Подойдя к Ларисе, она положила ей руку на плечо, подавая салфетку.
— Прости, напугала. Не нужно было на тебя давить. Ладно. Это твоё дело. Не буду заставлять.
Ведьма всхлипнула, вытирая слёзы.
— Я правда… не могу…
— Да, да, — Сара кивнула.
Лариса встала с кресла.
— Не могу смотреть, когда что-то не на своём месте, — агент вздохнула. — Разреши поправлю…
Ведьма вскрикнула, когда почувствовала, что рука агента Гринлок прикоснулась к её спине, но пальцы не остановились там, а прошли сквозь её одежду и плоть как раскалённый нож сквозь масло. Нащупав то, что искала, Сара резким движением переместила руку в район желудка Ларисы. Девушка застонала.
— Что такое? Больно?
— Нет, — ведьма покраснела. — Просто меня ещё никто не трогал… Там…
— Ставлю твою селезёнку на место. Вот, закончила.
Она вытащила руку из тела девушки, и та сразу почувствовала облегчение.
Двери лифта открылись.
— Отдел кадров, — объявил Бернард.
— Большое спасибо, — кивнула Лариса, и торопливо вышла из лифта.
Лифт снова тронулся.
Сара посмотрела на свою руку, ту, которой она влезла в тело ведьмочки. Пальцы были в глубоких царапинах, которые начинали покрываться чёрной коркой. Что-то было в теле той девушки, что-то, что смогло так поранить. Усилием воли, агент изменила направление движения крови и повысила давление, вымывая заражение, после чего облила руку жидкостью из фляжки на поясе, заращивая раны.
С ужасом она смотрела на свою кровь на салфетке: она чернела и кристаллизовалась, превращаясь в острые «ёжики» из тончайших игл.
— Во имя Великих Сил, Лора, что ты выпустила в этот мир?
Развернуть

#Лит-клуб разное story текст 

Ночи прогресса. Глава 7 (последняя)

Миления стонала от боли. Будто бы невидимые ледяные когти впились в её сердце, стараясь его остановить. «Успокойся, — сказала она себе, — ты уже смогла защититься от этой магии раньше, сможешь и теперь». Сделав усилие, она восстановила концентрацию, но ледяные когти по-прежнему скреблись о её барьер, пытаясь вновь впиться в её жизненную силу.
Кое-как она смогла приподняться и открыть глаза.
Первая висела перед Древом, истекая духовной энергией, Мара яростно молотила алебардой по барьеру, что оградил место ритуала, а в кроне… Посреди кроны был Джон Коттс. Некромант хохотал, выпивая энергию из Карис, а дерево пылало огнём душ ещё сильнее.
Лора возникла рядом с сестрой.
— Я не могу пробиться, — сообщила она. — Не чувствую его жизнь, не вижу кровь. Ты же говорила, что он не оживёт?
— Он и не оживал! Не пойму, что тут за магия!
— Глупые ведьмы! — крикнул некромант. — Признаю, я не слишком силён в колдовстве, но свои слабые стороны я закрыл технологией! Мой разум уже давно находится во всемирной сети, подпитываемый миллионами устройств корпорации и духовной силой их пользователей, а то бесполезное тело и так уже исчерпало свой ресурс. Признаться, я выжидал, пока та малолетняя пигалица подойдёт поближе, ведь её связь с Богиней весьма сильна, но какая же удача! Сама Первая Сигрун почтила нас присутствием и сразу попалась в мои сети! С её энергией Ссельда явится в наш мир в кратчайшие сроки!
— Это меня действительно бесит! — крикнула Мара. — Какой-то некромант-недоучка переиграл меня на моём поле?!
Лора ойкнула и сразу же растворилась в воздухе.
Волна магии смерти осветила окрестности, вызвав у несчастной Милении физическую боль. Мара издала ужасный хохот, отводя свою алебарду в сторону. Со звоном колокола, лезвие её оружия повернулось перпендикулярно древку, создав более подходящую образу некроманта косу. Пыль окружила колдунью, формируя доспех из костей. Под шлемом в виде клыкастого черепа загорелись глаза, фиолетовым и серебристым сиянием.
— Понеслась! — крикнула Мара, взмахнув косой.
Казалось, её оружие рассекло всё. Воздух, здание, жизнь и смерть.
Миления закричала от ужаса, когда волна разрушения двинулась к ней, но тут перед ней возникла Лора, выставив вперёд правую руку. Три призрачных орлиных крыла вспыхнули перед ней, и, словно каменная стена, заслонили от вреда. Но что же остальные? Миления оглянулась по сторонам. Младшая Сигрун, гарпия и пленные Карис лежали позади неё, вероятно начальница успела оттащить их от места проведения ритуала.
Коттс хохотал.
— Признаю, это был мощный удар, но чего ты этим добилась? Защита Древа абсолютна!
Неожиданно он осёкся, посмотрев на ствол дерева. На нём появилась глубокая, сочащаяся энергией душ, зазубрина.
— Что? Как? Что это за оружие?
— Показать ещё раз?! — крикнула Мара, опять взмахнув косой.
— Проклятье, она так всё здесь порушит, — выругалась Лора, снова выставляя защиту.
С грохотом и пылью рухнула часть здания, разрезанного смертоносной волной. Ещё одна зазубрина возникла на стволе, заставив Коттса вскрикнуть.
— Так ты его никогда не срубишь! — крикнула Лора сестре. — Целься в одно место! И хватит бить такими размашистыми ударами, ты тут не одна!
— Да знаю я, всё знаю! — рыкнула Мара, готовя новый замах.
Но в тот момент, когда волна уже почти сорвалась с лезвия косы, бездыханное тело Первой Сигрун полетело в тёмную чародейку. Невероятным усилием Мара остановила замах, но тело сбило её с ног. Сила броска была настолько большой, что чародейка и Карис перелетели через газон и кубарем покатились по тротуару.
Чародейки с ужасом смотрели на разрез в пространстве, откуда высунулась сотканная из энергии душ рука. Это именно она бросила Карис. Искажая пространство, разлом расширялся, и рука усердно помогала этому.
— Моя госпожа! — с благоговением воскликнул Коттс.
Из расширившегося разлома показалась голова, другая рука, а затем существо стало вылезать ещё усерднее.
Разлом схлопнулся. Существо стояло на коленях перед деревом, сияя энергией.
— Госпожа! Позвольте я вам помогу! — Коттс бросился к ней.
Существо оттолкнуло его призрачную руку и встало на ноги. С удивлением, оно рассматривало свои сияющие руки и тело, потом, со странным замешательством ощупало район груди.
— Это тело — заготовка. Придайте ему форму своей божественной волей!
Существо кивнуло. Бушующая энергия стала затвердевать, приобретая форму женского тела, затем вспышка озарила окрестности, явив окончательный результат.
Окружённая сверхъестественным сиянием, перед деревом стояла девушка, словно сошедшая со страниц модного журнала. Длинные белокурые волосы были собраны в идеальную причёску, прекрасное лицо, макияж, маникюр — всё было идеальным. Золотое платье с глубоким декольте, выделяло немаленькую грудь и подчёркивало образ.
В руке Ссельды возник золотой смартфон, и она сразу же сделала им с десяток сэлфи.
— Отлично, просто класс, — улыбнулась богиня, поправляя причёску и прихорашиваясь.
— Вы идеальны! — лебезил Коттс.
— Ты идиот! Почему проход был таким узким! Я едва пролезла!
— Простите, я торопился. Мне мешали…
Раздался дикий рык. Мара, с косой наперевес пронеслась к дереву, целясь богине в шею.
— Куда прёшь, дура! — воскликнула Ссельда.
Незримым движением она уклонилась и ухватила тёмную чародейку за горло, сдавив до хруста. Мара захрипела, но смогла полоснуть богиню по животу.
— Ай! — воскликнула Ссельда, с удивлением глядя на место удара. — Зараза! Ты! Порвала! Моё платье!!
У Милении заложило уши от удара, которым богиня буквально вбила тёмную чародейку в землю.
— Ты! Поганая! Тварь! — добавила Ссельда, добавляя каблуком.
— Не надо! Прекратите! — воскликнула Миления со слезами на глазах.
Ссельда подняла голову и в следующий момент возникла прямо перед друидессой, окатив её волной ледяного ветра с запахом озона.
— Она — твоя подруга? Прости, но она реально этого заслужила. Но… Небеса иногда бывают милосердны. Давай так: пади ниц передо мной и целуй ноги, клянясь в вечном служении. Тогда, возможно, эта дура отделается лишь переломами.
Слёзы ручьём потекли из глаз Милении. Она ещё раз взглянула на Мару, что лежала лицом вниз с неестественно вывернутыми руками. Если даже она не смогла победить богиню, то какие у них шансы? Всхлипнув, друидесса встала на колени.
— Молодец, хорошая девочка, — Ссельда одарила её лучезарной улыбкой и выставила вперёд ногу в элегантной золотой туфельке, чьё сияние буквально ослепляло.
— Назад! — раздался крик младшей Сигрун, и порыв ветра отбросил Милению.
Карис подняла молот к небесам.
— Проклятая, презренная, никчёмная, пустоголовая! — крикнула она, и молнии сорвались с оружия. — Негодная, мерзкая, гадкая тварь!
Вихрь объял богиню и молнии заплясали вокруг. Ссельда с некоторой оторопью смотрела на это, а потом прекратила простым взмахом ладони.
— И они называют меня тупой, — покачала она головой, притронувшись пальцем ко лбу. — Дурная ты курица! Ты только что попросила меня стукнуть меня же моей силой. Что, по-твоему, должно было произойти? Хотя я удивлена, что у тебя вообще что-то получилось. В любом случае, прощайте. Вы мне надоели.
Все звуки затихли и статическое электричество подняло дыбом волосы Милении и Сигрун. Это могло обозначать лишь скорую грозу…
Последнее, что увидела друидесса — это красная вспышка.
Миления очнулась в полуразрушенном офисе, рядом приходила в себя Сигрун. Оглядевшись по сторонам, они увидели Лору, осторожно выглядывающую в окно. Рядом лежали похищенные Карис, накрытые большим покрывалом.
— Что произошло? — воскликнула Сигрун.
Лора повернулась к ним, приставив палец к губам.
— Я вытащила вас за миллисекунду до удара молнии. На счастье, реакция Ссельды немного замедляется, когда она готовит подобные чудеса. Полагаю, она думает, что убила вас.
— Чем она занята сейчас? — Сигрун осторожно придвинулась к ведьме.
— Завела блог и записывает стрим, призывая молиться новой богине.
— Серьёзно?
— Да.
Лора протянула планшет, на экране которого красовалась Ссельда, летающая камера-дрон снимала её с выгодных ракурсов, а сама богиня плела какую-то чушь. Выглядела она как очередная интернет-красотка, торгующая своей внешностью.
«Лол, очередная тупая шлюшка возомнила себя важной шишкой» — возник чей-то комментарий внизу. Богиня вдруг остановилась.
— Кто тупая, я? — раздался крик из парка. — Иди-ка сюда, идиот!
Чародейки почувствовали мощный выброс магии и выглянули в окно. Перед Ссельдой внезапно возник полноватый мужчина в домашней одежде и упал на задницу, ошарашенно осматриваясь по сторонам.
— Что происходит? — лепетал он. — Где я?
— Я. Не. Потерплю. Оскорблений, — прошипела Ссельда.
Тотчас же ослепительная молния превратила несчастного в облачко пепла.
— Её сила поражает, — вздрогнула Миления.
— Это лишь начало, — покачала головой Лора. — Пока что IT-отделы Организации сдерживают её блог от выхода в топ, но число подписчиков всё равно растёт, а если они превратятся в её верных последователей, сила богини будет расти в геометрической прогрессии, и она спокойно войдёт в Пантеон нашего мира, откуда её уже невозможно будет убрать.
— Тогда что делать?! — Сигрун сжала кулаки. — Ей всё нипочём! Вы же можете вызвать подкрепление, магический удар или эту, как её, ракету?
— Время идёт на минуты, а сущность такого рода просто не убить, — ведьма покачала головой. — Но выход есть.
— Какой?
— Как любил говорить мой учитель, всегда найдётся ещё большая рыба. Нам нужна богиня нашего мира.
— Но ведь последний раз это привело к катаклизму! — возразила Миления. — Германия и часть Польши превратились в необитаемые земли! Да и сам ритуал чертовски сложен!
— На самом деле нет, — Лора вздохнула. — Я… была там. Я помню. И нам не нужны все четыре ведьмовских богини. Достаточно и одной. Нам нужна Мимарра.
Миления впервые услышала это имя, но вздрогнула от его звучания. Казалось, это были просто звуки, обычные звуки необычного слова, но каждый касался её души подобно ледяным пальцам.
— Фиолетовая Сестра?! — с дрожью в голосе предположила она.
— Она самая. Милосердная предвестница смерти и апологет разрушений.
— Что нужно сделать? — спросила Сигрун.
— Нужен аватар и великая жертва, — ответила Лора. — И, по стечению обстоятельств, у нас есть и то, и другое.
Она откинула два окровавленных покрывала рядом с собой.
Миления закрыла рот руками. Сигрун тихо выругалась.
Под первым покрывалом лежала Мара, чьё прекрасное лицо и тело были изуродованы почти до неузнаваемости. А под вторым — Первая Сигрун, истощённая, иссушенная, но ещё живая.
— Ранения Мары не так страшны, как кажутся, а будучи одной из… последовательниц Фиолетовой Сестры, она подойдёт как аватар. Что до Си… она выпита почти досуха и чудо, что ещё жива. Её смерть будет великой потерей… Великой жертвой.
— Вы хотите убить бабушку?! — едва не крикнула Сигрун.
— Не я. Её принесёшь в жертву ты.
— Что?!
— Из нас троих лишь ты имеешь связь с божественным, — сказала Лора, доставая из сумки церемониальный кинжал, чьё лезвие имело вид языка пламени. — Мы с Милей умеем лишь гонять магические потоки, и можем только поддерживать ритуал. Удар должен нанести… священник. А ваша связь лишь усилит призыв.
— Это чушь! Я не могу!
Неожиданно раздался тихий голос.
— Сигрун… Дитя моё…
— Бабушка! — Сигрун подбежала к Первой.
Та открыла потускневшие глаза и подняла дрожащую руку.
— Я… слышала. Я… согласна. Доверяю Лоре. Если… моя смерть… уничтожит нашу создательницу… Я буду знать… что умерла не зря. Прошу тебя, девочка… Жизнь и так покидает меня, зовя в Земли Вечной Охоты… Ты… сможешь. Пускай духи наших погибших сестёр направят твою руку…
— Хорошо… Хорошо, бабушка…
— Я готовлю ритуал, — кивнула Лора.
Не было ни хитрых магических диаграмм, ни оккультных символов. Лора нарисовала краской на полу два круга, соединённых линиями крест-накрест, расчертив большой подобно спицам колеса.
— Этот ритуал идёт ещё с зарождения магии, — пояснила она, украшая своё творение отпечатками ладоней. — Ещё первобытные племена пытались взывать к этим силам с переменным успехом. Эта печать — одна из немногих сохранившихся, найденная в заваленной пещере глубоко под землями Африки.
Лора перенесла сестру в большой круг.
— Мы с Милей зарядим печать. Наша магия не сочетается, но её столкновение вызовет нужную нам реакцию. Когда малый круг начнёт светиться, положи в него Си и пронзи её сердце моим кинжалом.
Сигрун кивнула, утирая слёзы.
— Что мне делать? — спросила Миления.
— Положи руки на отметины, что я поставила за кругом. Освободи поток и вливай магию, сколько сможешь. Есть некоторая вероятность, что у тебя начнутся галлюцинации от соприкосновения с божественной сущностью, но не прекращай ритуал ни в коем случае. У нас всего одна попытка.
Лора заняла свою позицию, а друидесса свою.
— Начинаем.
Начальница влила в печать свою энергию, а секретарша свою. Подобно жидкости сила текла по этой древней диаграмме, заполняя и насыщая её. Два потока, красный и зелёный, соединились посредине вспыхнув золотым сиянием и начали бушевать, смешиваясь друг с другом. Миления с опаской смотрела как поток энергии Лоры захлёстывал её цвет, обращая его в золото, что неумолимо подступало к её рукам. Наконец, потоки мешались полностью и друидессу захлестнул поток. Чуждые ей воспоминания вспыхивали в голове. Холодный дождь… Четыре женщины, дрожащие под ним… Боль, страдания, кровь. Словно в страшном калейдоскопе, перед её глазами крутились картины уничтожений и смертей, ужасы эпидемий и войн. И посреди этой какофонии звуков и картин ярким светом горели красные глаза, жуткие, глядящие прямо в душу.
— Печать заряжена, — раздался голос Лоры откуда-то далеко, с другой стороны. — Приносите жертву.
Боль сотен одновременно умирающих людей оставила рану на сердце Милении. Что это были за видения? Чьи воспоминания?
— Сигрун! Сделай это! — друидесса услышала крик сквозь накрывшую её пелену.
С почти звериным воплем скорби, юная Карис опустила кинжал, пронзив сердце Первой.
Всё исчезло.

Ссельда обернулась на крик, раздавшийся откуда-то из здания.
— Кто там орёт?
— Здесь никого нет, я сканирую всю территорию, — обеспокоенно заявил призрачный Коттс. — Разве что… Красная ведьма! Она ускользала от моего взора даже когда я подключился ко всем камерам!
— Я недовольна! Если эта зараза прервёт мою трансляцию… Я хочу себе сто миллионов подписчиков как можно быстрее! Разберись!
— При всём уважении, я сейчас несколько не в форме…
— Хороших слуг теперь не найти… — выругалась богиня. — Ладно, я снизойду. Придержи трансляцию. Поставь там пока рекламу или что-то ещё. Так, и откуда же был крик?
Она осеклась, увидев странную фигуру, что вошла в парк.
— Снова ты? Добавки хочешь?
— Госпожа, — взволнованно заметил некромант, — я не думаю, что это та чародейка… Хотя и очень похожа…
— Неважно. Умирают они все одинаково.
Ни одно устройство мира не смогло бы уследить за рывком Ссельды. Словно молния, она мгновенно оказалась перед тёмной фигурой и схватила её за горло.
— Как же приятно хрустят ваши шеи…
Богиня неожиданно осеклась. Она давила со всей силы, но её пальцы даже не смяли кожу соперницы.
Ссельда наконец-то поняла, что перед ней не тёмная чародейка. Обнажённая женщина с тёмно-серой кожей глядела на неё глазами, горящими фиолетовым цветом, её невероятно длинные волосы охватывали пространство, подобно тени, а две их фиолетовые пряди извивались как змеи, пылая потусторонней энергией.
ПРИКОСНОВЕНИЕ / КОНТАКТ. ОТКАЗАТЬ / НАКАЗАТЬ.
Это были не слова, а потоки образов, вспышки в сознании, которые оставляли тёмный след в голове, будто бы от взгляда на солнце. И в следующий момент вокруг шеи незнакомки вспыхнула волна.
— Что? Как? — Ссельда схватилась за обрубок своей руки, с недоумением глядя, как отрубленные пальцы с остатками кисти разлетаются в разные стороны, обращаясь в пыль. — Ха-ха, интересный трюк, но это бесполезно!
Энергия, вытекающая из обрубка, оформилась в новую руку.
— Вот, как новая…
Ссельда осеклась. Вместо её идеальной руки получилась скрюченная высохшая лапа, чьи закостеневшие пальцы были изогнуты под неестественными углами.
Незнакомка вопросительно наклонила голову.
ПРОБЛЕМЫ / НЕПРИЯТНОСТИ?
— Чёрт тебя дери! — выругалась богиня. — Получи, получи, получи!
Казалось, разряды молний заполнили всё окружающее пространство, превращая его в обугленную пустошь. Ссельда сдула пыль порывом ветра и захохотала, не увидев там соперницу.
СЗАДИ.
Богиня вскрикнула, обернувшись и едва не потеряла равновесие, отскочив назад. Женщина стояла там, её лицо по-прежнему не выражало никаких эмоций.
— Да как… Ааа! — Ссельда закричала и начала увеличиваться в размерах.
Больше. Больше! Выше здания, до небес!
— Я раздавлю тебя как червяка!
Она занесла исполинскую ногу…
— А? Что.
БЕСПОЛЕЗНОЕ / НЕНУЖНОЕ. ДЕМОНСТРАЦИЯ / ПОКАЗУХА.
Ссельда подняла голову. Что за чушь? Она же увеличилась. Она чувствовала, что её тело огромно, что её руки и ноги имеют исполинский вес… Но почему всё вокруг осталось таким же, будто бы и не увеличивалась она вовсе?
— Я не понимаю…
НЕ СТОИТ / НЕ СМОЖЕШЬ.
Немыслимым образом перспектива исказилась, нарушив все законы реальности. Огромная рука тянулась к Ссельде, богиня пыталась убежать, но пространство бесконечно расширялось, не давая ей уйти далеко…
Пальцы сомкнулись вокруг её тела, и Ссельда беспомощно завопила, понимая, что сейчас она подобна кукле в руке у ребёнка.
ГЛУПАЯ / НИКЧЁМНАЯ. ИГРУШКА / ПАЯЦ.
Другая рука взяла её за голову, вызвав у богини ужас. Она поняла, что сейчас произойдёт.
Со смешным щелчком её голова была оторвана от тела. Лёжа на раскрытой ладони и разевая рот в беззвучном крике, она глядела, как её прекрасное тело, брошенное в сторону, рассыпается в блестящую пыль.
Фиолетовая Сестра обратила свой взор на Стальное Древо, в кроне которого дрожал от ужаса призрачный Коттс.
— Моя госпожа, — завопил он, падая ниц. — Я всегда был верен только вам! Я… подобрал вам достойную жертву! Захваченная богиня другого мира!!
ЛЕСТЬ / РАБОЛЕПИЕ. БЕСПОЛЕЗНО / БЕССМЫСЛЕННО.
Фиолетовая прядь вонзилась в призрачный образ.
— Я… не могу уйти в Сеть… Почему?
ТВОЁ. МЕСТО / МОГИЛА. ТУТ.
Другая прядь поддела бездыханное тело Коттса, спрятанное подальше от камер. А затем, фиолетовые пряди совместили свою добычу.
Брошенное на землю мёртвое тело открыло глаза и издало дикий вопль боли. Коттс орал, хватаясь за разрез в своей груди плохо гнущимися окоченевшими руками, он молил о смерти, но Фиолетовая Сестра лишь безучастно смотрела на мучения души в мёртвом теле.

Чародейки вышли из здания. Лора поддерживала истощённую сильным заклятием Милению, за ними шла Сигрун держа на руках тело Первой, завёрнутое в покрывало.
Стальное древо пылало магическим огнём, рассыпаясь на части, Коттс мямлил что-то, сжавшись в комок, а Фиолетовая Сестра лишь тихо стояла, наблюдая за этим.
— И что теперь? — Спросила Сигрун, положив тело бабушки на скамейку. — Всё кончено?
Фиолетовая повернулась к ней и протянула руку. В её ладони лежала сфера, словно заспиртованная в банке, там плавала голова Ссельды, её волосы волнами струились вокруг, создавая ощущение золотистой вязкой жижи.
ТЫ. НАЗНАЧЕНИЕ / ПРОКЛЯТИЕ. ХРАНИТЕЛЬ / НОСИТЕЛЬ.
Она бросила сферу в руки Карис, та попыталась её поймать, но артефакт пролетел сквозь её руки и вошёл в тело. Разряды молний прошли по телу Сигрун и она упала на одно колено. Тяжело дыша, девушка поднялась, смотря на свои руки, на которых затухали искры.
— Эта сила… Зачем? Я… не понимаю…
— Фиолетовой Сестре присуща не только жестокость, но и милосердие, — пояснила Лора. — Уничтожение Ссельды как источника вашей силы могло бы ослабить или даже истребить вашу расу. А так вы сохраните свою связь с божественным. Теперь тебе нести эту силу, а когда у тебя появятся дети, ты передашь её им, но это будет уже их сила, не связанная с богиней.
Фиолетовая Сестра кивнула и обратила взгляд на Лору.
СЕСТРА / СОТРУДНИК. САМОЧУВСТВИЕ? / СТАТИСТИКА?
— Благодарю за заботу, — ведьма учтиво поклонилась. — Пускай я уже и не так сильна, как в лучшие годы, но ещё повоюю. А теперь, раз уж всё закончено, могу ли я попросить свою сестру назад?
ПРИНЯТО / ПОДТВЕРЖДЕНО. УДАЧНОГО / БЛАГОПРИЯТНОГО. СУЩЕСТВОВАНИЯ / БОДРСТВОВАНИЯ.
Фиолетовая исчезла без следа. На её месте осталась лишь обнажённая Мара. Лора быстро подскочила к сестре, подхватив её тело и уложила на покрывало. Миления отметила, что тёмная чародейка избавилась от всех своих ран, но её аура всё ещё была слабой, как у умирающего.
— Давай, Мара, просыпайся, — взволнованно бормотала Лора. — Я не для того собирала тебе это тело, чтобы ты в нём умерла.
Мара внезапно громко вдохнула и вскочила.
— Что? Что, во имя Магии, тут произошло?
Она огляделась по сторонам, ощупала своё тело… Внезапно она схватилась за волосы.
— Волосы… Длиннее? И… Да вы шутите!
В её длинных волнистых волосах теперь красовались две фиолетовые пряди.
— Метка Фиолетовой? Лора, ты что, призывала Её? Тебе мало было прошлого раза?
— Ну, как видишь, всё обошлось. Острова не уходили под воду, и страна не превратилась в пустошь. А иначе у нас бы появилась новая богиня и пришлось бы вызывать сразу четырёх.
— Необходимое зло, да? — Мара вздохнула и щёлкнула пальцами, призывая одежду. На этот раз это было на удивление простое и практичное чёрное платье. — Каждый призыв Сестры ослабляет контроль, и мы не знаем, что будет, если они вырвутся на свободу.
— Не мне об этом напоминать.
Лора сняла заколку и волосы рассыпались по её плечам. Миления ахнула. Под внешним слоем здоровых каштановых волос, скрывалась сплошная седина с вкраплениями алых прядей. Одним движением руки, ведьма снова завязала узел и вернула заколку на место.
— Да, нам уже немало лет, — ухмыльнулась Мара. — И, когда-нибудь, наши циклы завершатся. Ты лишь приближаешь конец. И кстати, с тебя всё ещё рассказ о том, как ты «умерла».
— Всему своё время. Кажется, штурмовые отряды уже подошли к зданию. Нужно сдать им Коттса.
— Конечно, — Мара выставила руку в сторону и поймала прилетевшую алебарду, а потом проверила горе-некроманта. — Ух ты. Фиолетовая заперла его душу в мёртвом теле, отказав ему в спасении через смерть, да ещё и выпила всю магию, что в нём оставалась.
— Убейте меня! Пожалуйста! — завопил Коттс.
— Увы, не могу, — покачала головой Мара. — Нельзя идти против воли богини. Будешь теперь гнить в тюрьме. И гнить буквально.
Теневые слуги подхватили горе-некроманта и понесли к выходу.
— Как вы понимаете, о выходе богини лучше не говорить, — сказала Лора. — Это была неудачная попытка обращения в высшую нежить, а Карис были использованы для усиления ритуала.
— Но что же бабушка? — возмутилась Сигрун. — Что с её жертвой?
— Первая была ранена, сражаясь с чудовищем, призванным некромантом, но сумела прервать ритуал и спасти сестёр, пожертвовав собой. Смерть, достойная героя. Или ты хочешь рассказать им всю правду?
Сигрун сжала кулаки и закусила губу, но промолчала.
Лора дотронулась до её руки.
— На тебя возложена тяжелая ноша, понимаю. Проклятая сила вашей создательницы бурлит в тебе, но только ты знаешь её истинный источник. Лучше пускай остальные сёстры живут в неведении, выпивая эту божественную энергию и обезличивая её, чем продолжая поддерживать жизнь этого… существа своей памятью.
— Я… понимаю, — девушка выдохнула. — Глупая богиня должна умереть вместе со мной. Да будет так.
— А что же Коттс? — спросила Миления. — Он же всё видел.
— Он никому не расскажет, — заверила её Мара. — Фиолетовая стёрла имя С… этой богини с языков землян. А его свидетельства сочтут лишь бредом человека, что повредился в рассудке из-за неудачного ритуала.

Специалисты по проклятиям осматривали ослабленных Карис, Сигрун, тяжело вздыхая, рассказывала историю о смерти Первой представительницам своего народа, Лора и Мара беседовали с представителями Дисциплинарного комитета. Миления сидела в сторонке, потягивая зелье восстановления из предложенной паранорм-медиком бутылочки. На небе ярко горели звёзды, дул прохладный бриз и ничто не выдавало того, что ещё несколько часов назад здесь был кромешный ад. Отделы взаимодействия замяли историю: неодарённым сообщили какую-то чушь о вышедших из-под контроля экспериментальных функциях устройств Malus Tech, вызывающих массовые галлюцинации, «сломанные» устройства изъяли. Акции компании, конечно, немного упали, но ничего страшного на биржах не произошло. В том, что касается сокрытия факта существования магии, Организация была на высоте.
— Устала? — спросила Лора свою секретаршу. — Так уж и быть, можешь взять отпуск. За отчёты не беспокойся, я сообщила, что ты попала под удар и провалялась без сознания, а твоё магическое истощение работает в пользу этой версии, так что с тебя спросу не будет.
— Большое спасибо, — ответила Миления. — А вообще, часто у вас такое бывает?
— Спасать мир и не получать за это признания? Слишком часто, — кивнула начальница. — Говорят, ты подумывала о переводе в другой отдел? Я… не обижусь. Мало кто остался бы с нами после сегодняшнего…
— Нет, — покачала головой Миления. — Почему-то… мне кажется, что я на своём месте.
Лора улыбнулась.
— Тогда жду тебя на рабочем месте после отпуска, — ведьма подмигнула. — Оперативники отвезут тебя домой. Что до меня… У меня другой транспорт.
В небе раздался крик орла и на землю спрыгнула женщина. В тот же миг рядом открылся портал и через него прошла другая.
— Лора! Как ты могла! — сказала первая, атлетично сложенная блондинка в джинсах и майке, выставляющей напоказ её развитую мускулатуру.
— Появилась из ниоткуда, да ещё и потащилась сразу на опасное задание! — мелодичным голосом заявила вторая, с пышной причёской из светлых, почти белых волос, одетая, несмотря на жару, в бело-синюю шубку, выглядящая как сказочная принцесса.
Миления сразу заметила, как их лица похожи на лицо начальницы, а значит это могли быть только её сёстры, Сара и Дора.
— Кого я вижу! — воскликнула Мара. — Привет, блондинка, привет, маленькая принцесса!
— Прекрати меня так называть! — прошипела Дора.
— Вы были очень заняты, и я решила вас не беспокоить, — ухмыльнулась Лора.
— Уж ради такого и могла, — спокойно заметила Сара.
Её голос пробудил у Милении какое-то смутное воспоминание. Будто бы она уже слышала его недавно…
— В любом случае, теперь всё кончено и ваша помощь больше не требуется, — Лора махнула рукой и пошла по улице.
— Ты куда? Эй! — воскликнули сёстры.
— Не могу задерживаться, у меня ещё много работы.
Ведьма достала метлу и стремительно взлетела ввысь.
— Вот так всегда, — вздохнула Мара. — Вроде обещала, что не исчезнет больше.
— Будем надеяться, — сказала Дора.
— Не знаю, как вы, а я бы сейчас навернула борща, — внезапно сказала Мара. — Принцесса, организуешь портал на Лысую Гору?
— Я же сказала… А, неважно. Использовать мою магию для межконтинентальных перемещений только для того, чтобы пойти в любимый ресторан? Ладно. Сегодня разрешаю.
Взмахом руки, чародейка открыла разлом в пространстве.
— Сара, ты идёшь?
— Да, конечно.
Заходя в разлом, Сара обернулась и на секунду встретилась взглядом с Миленией. Секретарше вдруг показалось, что она… подмигнула?
Миления задумалась, как же ей провести отпуск? Сидеть дома и упражняться в садоводстве? Слетать в Южную Америку к учителю или…
Девушка открыла на планшете информационный лист для охотников за головами. Её изображение по-прежнему висело там с внушительной суммой награды внизу. Её мать, Брунгильда, явно не пожалела состояния на поиски. Почему?
Наверное, стоит, наконец, наведаться домой.
Развернуть

Каляки-Маляки фэндомы марафон366 Большая Экспедиция #Лит-клуб разное 

"День 2: Состав экспедиции и некоторые, неудобные перемены."

"Уже практически к тому моменту, когда мы были готовы выдвинуться в путь, нас остановили. Надо ли говорить, что недоумённые взгляды и возмущённое молчание моментально родились в умах людей: это не к добру, что тут скажешь?


Офицер, уже немолодой, с сединой, подошёл ко мне и передал бумажную записку, весьма и весьма помятую, которая тут же, собственно, и была мной прочитана.



Планы изменились.



Кое-кому из организаторов данного мероприятия пришла в голову весьма и весьма "светлая" мысль: сократить количество членов экспедиции с 18 до 11 человек, при этом сильно сокращалось и количество провизии вместе с ушедшими людьми - приблизительно вдвое. Ах да, добавлю - на место ушедших, проверенных временем людей-бойцов, должны были прийти совершенно незнакомые солдаты, про которых я слышал совсем уж только через слухи. В конце прочитанного сообщения-погибели стояло примечание:


"Меньшее количество бойцов увеличит мобильность и скорость передвижения группы, что является ключевым фактором выживания в диких, экстремальных условиях.


Приносим извинения за доставленные неудобства:


- Младшие генералы Бегк, Моргенштерн и академик Вадеек Чирти."


"Хорошее" решение, да.




Некоторые подчинённые записывают на собственных командиров и боевых товарищей так называемые "досье"(компроматы - прим. автора). Я не уверен в полной благонадёжности собственных солдат и офицеров будущей экспедиции, уже начавшейся не так, как надо, и запишу некоторые краткие данные о них, дабы в случае мятежа информация попала куда надо. Итак:


Мой главный помощник, лейтенант Нерва Пентакс - единственный человек на данный момент, которому могу полностью довериться и положиться. Я знаком с ним уже давно, как минимум, восемь лет, и за это время он показал себя, как лучший рекогносцировщик данной местности, хороший организатор, чрезвычайно ответственный в своём деле. О его прошлом я знаю мало, слышал только, что ранее он занимался какими-то "окончательными решениями" каких-то дел: на все вопросы отвечал, как правило, очень абстрактно, и явно темнил. Но это не важно, тем более, что ворошиться в чужом прошлом - сомнительный род занятий.


Ему я не только доверяю, но и полагаюсь всецело: без него экспедиция ослепнет. Полностью благонадёжен.


А вот с остальными вопрос открыт...



Сержант Стачу - бывший крестьянин, некогда - сепаратист, теперь же - обычный сержант, каких много увидишь на этом свете. Толстый, невысокий, самодовольный, но храбрый и незлой. Неблагонадёжен в политическом плане, в остальном - славный малый.



Бейли Гершель... он вызывает у меня очень много сомнений и раздумий: кто он такой? Неоднократно попадал на гауптвахту из-за нарушения субоординации в отношении офицерского состава. Доверия не вызывает.



Доктор Корпер. Профессиональный врач, призванный на военную службу. Несносный и своенравный: "поставил синяк" санитару за халатность к больным, за что и поплатился - отправлен в экспедицию. Не опасен.



Миндовг - солдат с южных провинций, отважный и холеричный. Носит с собоц фамильное копьё. Предсказуем, потому и не опасен.



Верзила - великан-гренадер, до зачисления в гарнизон воевавший с фуррминами. Религиозен, что необычно: в атеистской стране - это рискованный шаг. Благонадёжен.



Чен. Мерзкая, раскосая, жёлтокожая пятидесятилетняя крыса с беднейшего региона страны, Восточного Кхаланга. Лицемерная тварь с отвратительным смехом. Как вернусь с похода - дам запрос на отставку этого "жёлтого". Как он сюда попал - неизвестно.



Келли, связист. Заурядный офицер, ничего особого.



Братья Брух и Дикладен. Я ничего не знаю про этих людей, поэтому мне нужно внимательно следить за ними: они могут быть крайне опасными.



Ну, а на Пизлейка, старейшего и умнейшего из всех псовых, восемнадцати лет от роду, "досье" писать и вовсе смешно. Я знал его, когда он был ещё щенком. И он знает меня, притом вдоль и поперёк, можно быть спокойным за него. Если бы не его возраст...



Нерва зовёт меня. Похоже, что-то происходит.


Столпившаяся группа солдат возле фотокамеры оживлённо обсуждала последние события данного дня, равно как и изменение планов экспедиции, так и отвлечённые темы. Например, еду.


Голос окликнул капитана.


- Капитан, займите место, фотограф ждёт. - Пентакс несколько взволнован. - после похода мы все сможем удостовериться, насколько незасранными были наши морды!


Оглушительный смех прокатился по всем этим радостным лицам, включая капитана. Гершелю даже хватило наглости сесть на землю. Определённо, помощник умел рассмешить людей.


Фотографа, это, правда, несколько, раздосадовало.


- Примите серьёзные лица и позы, требования военной фото-съёмки!


Наконец, стало куда тише, лица стали более сосредоточенными.


Мгновения ожидания.


Щёлчок.


И всё затихло."
КАПИТАН ГДА1НЫЙ ПОЛОВНИК ' \ ( д^НАНТ ИР» W* \ /HK1QÏ VQ?4£f л,Каляки-Маляки,каляки-маляки, Каляки-Маляки,,фэндомы,марафон366,Большая Экспедиция,Лит-клуб,литклуб, литературный клуб, литературныйклуб,,разное
Развернуть

Каляки-Маляки фэндомы марафон366 Большая Экспедиция #Лит-клуб разное 

День 1: Начало экспедиции.

"Перед нами была поставлена следующая задача, притом явно не из самых лёгких: яйцеголовым из Географического Общества пришла в голову интересная мысль о том, что на севере, возможно, есть большое количество интересной для изучения земли, вместе с водными ресурсами и полезными ископаемыми, куда же без них. Идея также понравилась и штабным "мегамозгам" - колонизация севера, прекрасная мечта...


Нам предстоит пройти почти 960 километров аномальной земли, земли, в которой существование людской цивилизации прекратилась ещё 700(sic) лет назад. За это время Нэйн сильно изменился, стал диким и страшным, по-древнему зловещим. Инфраструктура, само собой, отсутствует.


На этих долинах практически нет широких равнинных поверхностей, достаточных для поездки специальной техники. По крайней мере, так нашей группе говорили "старые погоны с двумя подбородками". Лично я им не верю.


Однако, яйцеголовые-географы озаботились о будущей экспедиции со всей тщательностью и осторожностью: выделили несколько датчиков биологической активности, гидросканер для измерений характеристик воды и прочей мерзкой дряни, способной существовать, и электромагнитный локатор. Что до последнего, то его предназначение лично для меня осталось тайной: откуда его вообще достали!? Что это такое!?


Похоже, нужно спросить у бойцов из группы.


В экспедицию отправляются 18 человек: я, капитан, главный помощник - лейтенант, сержант Стачу и Верзила, гренадер. Остальные - рядовой состав, да старый пёс Пизлейк, которому стукнуло уже восемнадцать лет. Эх, похоже он дорогу не перенесёт - слишком старый...


Отправляемся на рассвете, к обеду будем уже на долине неподалёку от леса с руинами собора.


Буду надеяться, что провизии и боеприпасов хватит на всю дорогу: туда и обратно. А что нам ещё ждать?"
Каляки-Маляки,каляки-маляки, Каляки-Маляки,,фэндомы,марафон366,Большая Экспедиция,Лит-клуб,литклуб, литературный клуб, литературныйклуб,,разное
Развернуть

#Лит-клуб разное написал сам текст story 

На днях я прочитал "Призраки" Чака Паланика и мне очень понравилось.Вот я решил написать на манер "Призраков" свое.

Странно, каких только путей мы не выбираем, чтобы скрыть свои истинные чувства.
(Эрих Мария Ремарк)

Стихи о Миссис Жертва
Миссис Жертва смотрит на своё отражение в круглом зеркале под потолком маленького магазинчика, на вывеске которого три люминесцентные цифры: два, четыре и семь. Цифры тихо жужжат, за панорамным стеклом - глубокая ночь, видно только одиноко горящие фонари. Молодой паренёк за прилавком читает журнал для взрослых и жуёт жвачку, время от времени он останавливается и трет рукой промежность.
Миссис Жертва стоит в метре от прыщавого подростка и разглядывает себя в зеркале над прилавком, ей все равно.
- Такие зеркала называются «обзорными», - говорит парень, - их ставят для того, чтобы отсюда, - он показывает журналом на место где стоит, - был полный обзор, чтобы никто ничего не стащил.
Парень надувает жвачку.
Миссис Жертва не отвечает, она не опуская головы говорит.
- Как вы думаете, - она говорит «вы», - моё лицо также выглядит во время минета?
Жвачка лопает и повисает простыней на жиденькой бородке паренька, он открывает рот.
- …, хее, мисс?
- Миссис, - она опускает глаза, - я замужем.

«Палач старший» рассказ Миссис Жертвы
Миссис Жертва стоит на автомобильном паркинге за огромным торговым центром, в руках у неё два полных пакета с надписью: «Волмарт». Из одного торчит Длинные стебли лука порей и французский багет, багажник её мини вена открыт. Миссис Жертва оцепенела, она смотрит на женщину с грудным малышом в сумке-кенгурушке, женщина загружает продукты из покупательской тележки в багажник автомобиля. Одиннадцать часов дня, женщина в двадцати метрах от миссис Жертва, ребенок тянет женщину за волосы и смеётся, на стоянки никого. Миссис жертва смотрит с открытым ртом, не обращая внимания на тяжесть пакетов в своих руках, в её голове ни одной мысли. Женщина словно в замедленной съемке складывает пакет собачьей еды «Чаппи», несколько коробок мюслей «Акса», набор маленьких разноцветных свечей для торта с надписью: «Хеппи Бёздей» в багажник своего Бьюика, модель Верано Конвин, серебристый кузов, год выпуска две тысячи тринадцатый, небольшие царапины на переднем бампере и правом крыле, малыш смеётся. Миссис Жертва разжимает пальцы, пакеты падают на горячий асфальт, капуста брокколи отскакивает от него несколько раз, прокатывается по своим неровным краям и закручиваться вокруг своей ножки.
Миссис Жертва моет окровавленную пилочку для ногтей в ванной комнате своего дома, её одежда испачкана кровью, она замирает в удивлении увидев себя в зеркале.
Семейство миссис Жертвы ужинает в гостиной перед метровым широкоформатным монитором телевизора, отец семейства – мистер Бисквит (ударение на первый слог) поедает запеканку, не отрывая взгляда от разноцветных картинок, сменяющих одна другую, с достаточной скоростью чтобы он не успел осмыслить увиденное, хотя умей он даже останавливать время ничего бы не изменилось.
Малыш Томми борется с детским креслом, размазывая яблочное пюре по лицу, воротнику, подставке стульчика и рукавам миссис Жертвы. Маленький ангелок портит её домашний наряд, даже дома она не ходит в чём попало. Маленький ангелок, разорвавший её вагину от матки до пупка, маленький ангелок искусавший её грудь, сделавший её обвисшей как у старухи, Маленький ангелок, отплативший ей за подаренную жизнь гормональными изменениями, после которых она уже никогда не будет красивой.
Миссис Жертва смотрит на них, своих мужчин, своих хозяев, своих спасителей. Для каждой женщины её муж, а потом ребёнок – Христос Спаситель, для каждой женщины без исключения. Без них миссис Жертва всего лишь вещь, словно суперкар гниющий в гараже, она должна служить, должна ублажать, должна жертвовать себя каждый день, каждый час, каждую секунду своим палачам, вот её цель.
Маленький палач уворачивается от очередной ложки с яблочным пюре и начинает реветь, Палач старший говорит.
- Ну что ты возишься? Видишь он не хочет. – лишь на секунду оторвав раздраженный взгляд от телевизора, на котором показывают новости.
- Ещё одна жертва серийного убийцы – Камилла Браун, - говорит диктор, - найдена на парковке торгового цента «Хеппи дейс» на пересечении сильвер роад и сорок шестой.
- Этош восле наш, говорит мистер Палач с набитым ртом, указывая вилкой на телевизор.
Миссис Жертва следует взглядом за движением на экран, фотография жертвы, лицо ей знакомо. Лицо смеющейся женщины сменяется широким планом студии. У правой стенки кадра сидит ведущий, он смотрит на плачущего мужчину, ведущий не находит слов утешения, где-то за кадром режиссёр неистово машет руками, тычет пальцем в гостя и показывает ведущему «обними его». У всхлипывающего мужчины в руках детская шапочка, он не отрывает от неё взгляда, горячие, солёные слёзы падают прямо на неё.
Мистер Палач продолжает говорить с набитым ртом.
- Ха, пошмотри на шапочку, это для того, штобы наш расшалобить.
- Ужасно, - тихо говорит миссис Жертва и сует ложку яблочного пюре ревущему младенцу в рот. Под ногтями миссис Жертвы все еще частички запекшейся крови Камиллы Браун.
На следующее утро в их дверь стучат, миссис Жертва отпирает. Снаружи двое мужчин в одинаковых синих куртках. Одинаковые классические брюки, рубашки, только галстуки у мужчин разных оттенков, но оба в полоску и одинаковые тёмно-синие куртки с небольшой, короткой надписью на груди.
- Мэм, говорит один из мужчин, - он тянется рукой во внутренний карман куртки и достает маленькую книжечку, - спец агенты Гувер и Левински, - мужчина раскрывает книжечку и тычет ей в лицо миссис Жертве.
Внутри позолоченный значок и удостоверение с такими же синими как куртки агентов буквами «ФБР».
- Мэм, мы можем войти?
Никто даже не подумал на миссис Жертву, хоть именно её запечатлела камера видео наблюдения торгового центра и её машину видели на парковке. Агенты ФБР просто не обратили внимания на пятидесятикилограммовую женщину среди прочих потенциальных маньяков-мужчин. Хотя следы крови, даже тщательно отмытые миссис Жертвой, в дальнейшем причислят к делу «штат Кентукки против мистера Бисквита». Агенты ФБР проверяют его одежду на наличие ДНК жертв, ищут орудия убийств, но их нет, как собственно и алиби у мистера Бисквита. Они не проверяют одежду миссис Жертвы, не ищут орудие убийств, не ищут заостренную, стеклянную пилочку для ногтей фирмы «Богемия», теперь лежащую на дне Грин ривер. Мистеру Бисквиту не повезло выучиться на маркетолога на дому и работать именно в те моменты, когда миссис Жертва спасала этих троих бедных женщин, да-да именно спасала. А ещё ему не повезло быть потребителем детской клубнички, вынужденным стирать историю своего браузера каждый раз заходя под разными IP-адресами в интернет, в надежде не попасться Федеральному Бюро расследований.
Все время судебной волокиты, денно и нощно под окнами дома миссис Жертвы дежурят журналисты. Эти гиены не упускают ни единого шанса наброситься на неё в те редкие моменты, когда она выходит из дома. На все каверзные вопросы, она говорит: «Не знаю».
На суд она не приходит, смотрит прямую трансляцию из его залы по местному телеканалу. В зале полно зевак, родственников погибших, полицейских и журналистов, многих из которых миссис Жертва до недавнего времени видела у себя на крыльце. Двое разбитых горем мужей весь процесс не сводят яростных взглядов с мистера Бисквита. Когда судья, напомаженная дама средних лет, дает им слово, они просят только об одном: «Пять минут с этим подонком». Судья отказывает, мужчины бросаются на скованного по рукам и ногам виновного только в своей глупости мистера Бисквита, полиция валит их на землю.
Миссис жертва не приходит и на введение смертельной инъекции своему мужу. Ей приходится заплатить деньги, чтобы увидеть, как её благоверного сотрудники пенитенциарной службы отправят в мир иной по кабельному телеканалу. На экране дрожащего мистера Бисквита пристёгивают к медицинской кровати повторяющей силуэт человека, вводят катетер в вену на правой руке, мистер бисквит вскрикивает. Постепенно в кровь мистера Бисквита попадает сто миллиграмм бромида панкурония — недеполяризующиго миорелаксанта длинного действия, тиопентал натрия не вводят, чудовищам не к чему обезболивающее, мистер Бисквит чувствует, как по его тело разливается расслабляющая волна, парализующая все мышцы его тела и самое главное лёгкие, они больше не качают кислород и о да, он это чувствует. Выплеск адреналина стремящийся разбудить тело только слегка его потряхивает, глаза мистера Бисквита наливаются кровью, взгляд устремляется в потолок, сбоку похоже на приступ эпилепсии. Агония продолжается, человек в медицинском халате отпускает зажим пакета хлорида калия, останавливающего сердце, только после этого глаза мистера Бисквита постепенно стекленеют. Всё действо длится не многим дольше пяти минут, вечности для мистера Бисквита.
Миссис Жертва оборачивается на своего пока ещё не смышлёного сына.
- Видишь зайчик, это твой папа.

P.S. Текст я не перечитывал, так что насчёт ошибок и не логичностей говорить не берусь. Если кто-то это все же осилит и оставит отзыв буду признателен.
Развернуть

#Лит-клуб разное написал сам тлен и безысходность тлен все плохо стихи 

О том. как я вижу свою жизнь

И вот, сижу я
На зачуханном толчке
А в мыслях пусто
Их нет уже нигде
Лишь только скука
Вечный мой сосед
На пару с ленью
Они крадут мой свет

Я думал, все
Закончить я смогу
"Но только не сегодня"
Они сказали мне

И вот, сижу я
На зачуханном толчке
Сочиняю эту срань
А свет горит едва-едва
Я безразлично
Смотрю на всю херню
Если сделаю - отлично
А если нет - забью

Не знаю я
Куда идти теперь
Везде, куда ни глянь
Везде-везде они
И смотрят на меня
С жадностью в глазах
Им не нужен я
Они хотят мой свет

В один прекрасный день
Случится моя смерть
Они получат свет
А я - свой покой
И будут про меня
Грустить лишь эти строки
И немногие друзья
Что запомнили меня
Развернуть

#Лит-клуб разное story текст 

Ночи прогресса, Глава 3

У Милении захватило дух. Эшвуд был чем-то вроде исторического городка, который сохранил свой исконный вид даже когда стал частью неумолимо расползающегося по Америке мегаполиса Huge City. Готические особняки украшали его улицы, маня сотни туристов, жаждущих острых ощущений. Говорят, Вуаль Обыденности здесь специально ослабили, дабы создать эту атмосферу мистики.
Но вот особняк, у ворот которого они стояли, выделялся особенно. Огромный чёрный дворец стоял на пригорке, будто бы впитывая свет со всей округи. Даже сейчас, в солнечный полдень, двор особняка выглядел так, будто над ним царила ночь.
— Здесь даже есть тёмный лабиринт, ведущий к гранатовому саду, — сообщила Лора. — Глупцы думают, что эти плоды даруют бессмертие, и, пытаясь их добыть, навеки теряются в изменчивых ходах лабиринта… Пока их не вышвырнет садовник, само собой. Ну а с той стороны и находится знаменитая сокровищница госпожи Шейдлок, в которую регулярно спускаются искатели приключений, пытаясь пройти её на время.
Из гробницы раздался жуткий вой.
— Ещё одна команда пала… Мир их праху… до следующего возрождения.
— Зачем вообще делать… такое? — спросила Миления.
— Исключительно ради развлечения. Мара всегда была одержима подземельями и драконами, поэтому она и сотворила гробницу с регулируемой сложностью, заманивающую искателей приключений несметными богатствами. В целом, молодым Одарённым там находится неплохая практика, а от тех крох, которые выносят успешные искатели, Мара не обеднеет. Дошло до того, что прохождение сокровищницы на время стало своего рода спортом. Не волнуйся, пускай бойцы и получают там настоящие раны, они исчезают сразу после выхода из подземелья, а любые «смерти» отменяются в контрольной точке.
— Странно, что я раньше не слышала о таком времяпрепровождении.
— Скорее всего, ты просто не интересовалась. Сейчас, в спокойное время, мало кто одержим духом приключений настолько, чтобы испытывать себя такими походами. Мара наверняка держит гробницу лишь для самых ярых фанатов.
Лора очистила от паутины кнопку звонка и нажала её.
«Убирайтесь!!!» — сразу же завопил потусторонний голос, сопровождаемый внезапным дуновением ледяного ветра. Даже готовившуюся к чему-то эдакому Милению пробрало насквозь. А вот Лора лишь слегка поморщилась.
— Ох уж эта Мара, вечно любит этот нелепый пафос…
Секретарша с удивлением смотрела, как её начальница начала ощупывать ворота, скользя пальцем по кованым узорам в виде черепов и цветков фиалки. Неожиданно что-то щёлкнуло — и открылась тщательно замаскированная калитка!
— Ха-ха, хотела меня запутать, повернула нужный цветок на пол-оборота. Пошли, Миля, мы тратим время.
Секретарша робко вошла вслед за начальницей в сумрак двора этой обители некроманта. Мурашки сразу же поползли по её коже, запах смерти был здесь на каждом шагу… Если бы она конечно могла чувствовать запах из-за насморка, что нахлынул на неё после ледяного ветерка. Высморкавшись в платочек, она с опаской втянула воздух ноздрями…
Пахло весьма приятно. Луговые травы с нотками фиалок. Газон всего лишь выглядел мёртвым, но, на самом деле был цветущим и ухоженным. Вдалеке, небольшое стадо чёрных овец щипало травку, судя по всему, работая живыми газонокосилками. Если бы не магический сумрак и зловещая глыба чёрного замка — ничто бы не выдавало обитель мастера Тёмного искусства.
— Потрясающе… — выдохнула девушка. — Как вы думаете, можно мне потом будет взять несколько саженцев фиалок?
— Спроси у Хариса.
Миления вскрикнула, когда рядом вдруг возник Мрачный Жнец с косой наперевес. Из темноты капюшона раздался жуткий стон.
— А вот и он, лёгок на помине, — сказала Лора. — Это садовник Мары, Харис, всё это великолепие — его заслуга. Думаю, у вас найдётся много тем для обсуждения, но потом, после того, как мы встретимся с его госпожой.
Харис вновь издал стон, но какой-то… более приветливый?
— Я тоже рада видеть тебя, — улыбнулась Лора. — Но мне нужно поговорить с твоей хозяйкой.
Начальница решительно двинулась к дворцу, Миления бросилась за ней следом. Садовник помахал им вслед костлявой рукой.
Уже подходя к парадному входу, Лора неожиданно свернула вбок, на малоприметную дорожку, ведущую к клумбе. Секретарша помедлила, но пошла за ней.
— Куда мы идём?
— Тут есть секретный ход. Можно было бы войти через парадный, но я не хочу быть облизанной с ног до головы Пушистиком и Хвостиком.
Лора указала взглядом на двух горгулий, сидящих над входной дверью. Странно, на вид, особой пушистостью или хвостатостью они не обладали, но Милении совершенно не хотелось проверять это лично.
Постучав древком метлы по совершенно ничем не выделяющимся кирпичам в стене, Лора открыла секретный ход. Стена просто ушла в сторону, показав тёмный ход с винтовой лестницей в глубине. По ней они и двинулись наверх.
В итоге, они вышли в огромную комнату, полную самых разнообразных платьев, надетых на манекены. Были тут и античные хитоны, и тяжёлые викторианские наряды, и вполне современные платья. Объединяло их одно — роскошь.
— Мара очень любит наряжаться, — пояснила Лора. — Мы сейчас в её платяном шкафу.
У Милении снова перехватило дух. Нет, её мать тоже владела десятками нарядов, как ритуальных, так и официальных, но её коллекция была невообразимо далека от масштабов увиденного тут.
Пройдя через ряды платьев, Лора открыла дверь.
Они вышли в мрачную спальню, где на огромной каменной кровати, украшенной барельефами, лежала, скрестив руки, прекрасная черноволосая женщина, судя по всему, хозяйка поместья собственной персоной. Удивительные чёрные лилии и всё те же фиалки украшали её ложе по углам, создавая совершенно сказочную атмосферу. Миления привыкла, что некроманты отличались нездоровым цветом лица, излишней хилостью и костлявостью, но Мара была в отличной физической форме, а лицо не было лишено здорового румянца. Кстати…
Секретарша не поверила глазам, несколько раз недоверчиво вглядываясь то в лицо Маре, то в лицо начальницы…
Они были одинаковыми… Как будто…
— Пробудись, сестра! — Зычно крикнула Лора. — Легионы тьмы на подходе!
— А? Что? Как! Я же их…
Мара подскочила со своего ложа, внушительных размеров алебарда мгновенно возникла в её руках. Некромант приняла боевую стойку, ошарашено нацеливая остриё то в сторону Лоры, то на Милению.
— Что за проклятое наваждение?! — Крикнула тёмная колдунья. — Лора? Как?!
— Рада, что ты никогда не теряешь бдительности, сестрица.
— Ну и дурацкие же у тебя шутки, Лора! — Вздохнула Мара.
Она расслабилась и резко стукнула обратным концом алебарды об пол. Тени со всей комнаты саваном облекли её, а через мгновение рассеялись, показав колдунью, переодетую в викторианское платье, украшенное аметистами.
— Двадцать пять лет, — продолжила она. — Двадцать пять лет, сестра! Я уже подумала, что ты на самом деле умерла!! Конечно же, я знала, что твоя окончательная смерть имела бы определённые последствия…
Она осеклась, взглянув на Милению.
— Я вернулась на свой пост в ВЦ, — сообщила Лора. — Это моя секретарша, Миления Флёр.
— Неужто та самая? — Мара приблизилась и взглянула девушке в глаза.
Миления содрогнулась. Глаза некроманта, один — загадочно-фиолетовый, другой — серебристо-серый, словно бы сверлили её голову.
— Кто накладывал на тебя чары, девочка? — поинтересовалась тёмная колдунья. — Даже когда сестра назвала мне твоё имя, я с трудом узнала. А ведь за тебя назначена приличная награда…
— За… меня? Награда? — Миления охнула.
— Твоя мать, Брунгильда, уже давно разыскивает тебя, — сгусток тени в руке Мары превратился в магический планшет с изображением девушки и суммой, в которой было до безобразия много нулей. — Но не волнуйся, я умею хранить тайны. Если ты не хочешь быть найденной, не выдам.
— Спасибо. Наверное
Когда начальница ВЦ №13, мудрая синяя ведьма Кассия Спокойная, принимала Милению на работу, девушка рассказала, что не хочет, чтобы родители вмешивались в её жизнь, на что колдунья просто кивнула и сказала не волноваться. Неужто она и наложила столь необычное заклятие?
— Ну ладно, — Мара прервала её размышления. — Раз уж вы ко мне заявились, давайте хоть чаем угощу. Вы же наверняка ещё не обедали?
Живот секретарши предательски заурчал.
Некромант хлопнула в ладоши — и одна из стен отодвинулась, расширив её будуар раза в два. В полу открылся люк, из которого поднялась платформа с чайным столиком и тремя удобными стульями. Из теней материализовался дворецкий с подносом. Миления не могла разобрать черты его лица, он был словно дрожащей тенью во фраке.
— Абид, что там у нас с выпечкой?
Дворецкий издал странный шелест.
— М, круассаны? Неси.
Лора уже расположилась на одном из стульев, Мара присела на другой. Как ни странно, пышное платье совсем не стесняло некроманта.
Сев на свободное место, Миления в который раз подивилась тому, насколько тёмная колдунья не соответствовала тому, какой она её представляла. Элегантная, энергичная, ухоженная… Мало того, Мара даже не излучала ауру смерти, от которой собеседники некромантов обычно испытывали дискомфорт.
— Что будешь пить, сестра?
— Ты знаешь, — ответила Лора.
— Эх, хоть бы раз отведала чего-то нового… Ладно.
На столе перед начальницей возникла пентаграмма — и из толщи стола выплеснулся раскалённый обсидиан. Одна-ко прежде чем растечься, он сразу же застыл, превратившись в высокую кружку с бурлящей чёрной жидкостью внутри.
— Мокко Инферна, только что из Нижних Кругов. Наслаждайся.
Мара повернула голову к Милении.
— А тебе, я полагаю, какао?
Девушка кивнула.
Божественный аромат заполнил комнату, когда дворецкий снова возник в комнате. Он аккуратно поставил перед друидессой золотую кружку.
—Чоколатль по рецепту из Эльдорадо.
Миления пригубила и слёзы полились из её глаз ручьём. Как же давно она не пила этот напиток.
— Надеюсь, перца достаточно? — поинтересовалась Мара. — Повар предложил добавить призрачный, но я остановила его на двойном чили.
— Да, отлично, — друидесса утёрла слёзы. Действительно, пекучая горечь была неимоверной… Но в этом и была вся суть чоколатля…
Она сделала ещё глоток — и во всём теле начался пожар.
— Ну вот, Лора, — сказала Мара, — смотри, какие замечательные напитки предпочитает молодёжь! А ты всё давишься своим инфернальным кофе!
— Спасибо, обойдусь.
Начальница отпила немного. Миления готова была поклясться, что кожа Лоры потемнела, по ней пошли прожилки, напоминающие кипящую магму, глаза вспыхнули, а красные пряди в волосах загорелись огнём… Но в следующее мгновение наваждение исчезло. Девушка списала это на галлюцинации от чоколатля.
Мара приготовила напиток и для себя: вязь оккультных символов зажглась под её ногтем и четырёхмерный портал озарил стол сиянием горечи и ароматом черноты. Мерзкие, сочащиеся ихором щупальца, хлынули оттуда на свободу, но наткнулись на магическую преграду и стали неистово молотить по столешнице, извлекая звуки вселенской какофонии. Через десять секунд, которые показались вечностью, портал стал закрываться и отвратительные отродья поспешили убраться в него, оставив после себя пульсирующий пузырь с потусторонним огнём, пылающим внутри. Разорвав пузырь острым ногтем мизинца, Мара явила на свет ритуальный стеклянный сосуд, распространяющий вокруг восхитительный аромат кофе и горячего молока, что ещё не видывал этот мир…
— Лате-Ниггурат, — прокомментировала Лора. — Хороший выбор. Но я не люблю козье молоко. Кстати, что там с круассанами?
Дворецкий Абид снова материализовался возле стола и водрузил на него блюдо, источающее восхитительный аромат выпечки. На нём красовались чёрные как смоль круассаны, маленькие хрустящие французские булочки и пирог киш с морепродуктами.
Миления с опаской надкусила круассан, и её обожжённый чоколатлем рот внезапно почувствовал новый взрыв вкуса. Нежнейший черничный джем буквально хлынул из слоёного теста, унеся девушку на вершину гастрономического блаженства.
Дворецкий убрал опустевшую посуду и блюдо, усыпанное крошками.
Миления потирала наполненный вкусностями живот.
— Ладно, — нарушила молчание Лора. — Спасибо за угощение, сестра, но мы, как понимаешь, пришли по делу.
Она положила пакетик на стол.
— Как интересно! — сказала Мара, проведя рукой над ним.
И тут некроманта передёрнуло.
— Откуда?!
— Так и знала, что это тебя заинтересует. Я не слишком хорошо знаю Фиолетовый цвет, но подозреваю, что качество этой эссенции весьма высоко?
— Не то слово… Я уже давно не видела столь чистого реагента. Где вы его нашли? Чёрный рынок? Древний склеп?
— Простой мусорный контейнер в городском гетто.
Мара недоверчиво подняла голову, но по выражению лица сестры поняла, что та не шутит.
— Не было ли рядом человеческих останков? Тел со следами фиолетовых чар, сшитых ремнями костей?
— Нет, — Лора покачала головой. — Оперативники бы их заметили.
— Странно… У меня есть пара мыслей, но я пока не готова озвучить их. Нужно провести ночной ритуал и определить точную природу этого реагента.
— Понятно, — вздохнула Лора. — Я не буду тебя торопить.
Она встала, взяв сумку.
— Хорошо, Миля, тут мы пока закончили.
Друидесса вздохнула и, с трудом встав со стула, последовала к двери комнаты.
— И что? — спросила Мара. — Как обычно, просто уйдёшь, толком и не поговорив с сестрой?
— На этот раз я не собираюсь исчезать на двадцать пять лет. И, поверь, уже готовлю вечеринку по поводу нашего общего юбилея.
Некромант проводила их к выходу.
— Она знает? — спросила Мара у сестры, кивнув головой в сторону немного обогнавшей их Милении.
— Нет, — покачала головой Лора. — В любом случае, она должна дойти до этого сама. В другое время, в другой истории.
Стоило сосредоточиться, чтобы вникнуть в язык теней — и садовник Харис оказался весьма разговорчивым и совсем не страшным. Он с радостью передал Милении горшочек фиалок и рекомендации по уходу.
— Думаю, на сегодня ты можешь быть свободна, — сказала Лора, когда они вышли за ворота. — Мара всё равно ничего не сообщит нам до завтрашнего утра. Я же проверю ещё несколько незакрытых дел. Но не думай, что я буду отпускать тебя так каждый день.
Лора бросила шутливо-грозный взгляд из-под очков.
— До завтра.
Ведьма села на метлу и улетела ввысь.
— До свидания…
Развернуть
Пользовательское сообщество Лит-клуб (+98 картинок, рейтинг 213.3 - Лит-клуб)