писанина

Подписчиков: 1     Сообщений: 17     Рейтинг постов: 85.4

рассказ story Mactep_XyeB писанина хуёвый_конкурс песочница 

История про Мастера Хуёв

Дорогой дневник. У меня всё хорошо. Ну, относительно.

Сегодня опять был насыщенный, но однообразный день. Когда я проснулся, мать опять кричала, что я ёбнулся со своим онэми. Грозилась забрать мою Хацуне Мику и Лену, сказала, что я никто, звать меня никак, что я ничего не добьюсь. Это напомнило мне о том, что её год как уже нет, а я живу совсем один. Позавтракал как обычно, говяжьим дошиком. Заварил так, что аж обои отклеиваются. Сосед сверху даже сказал про себя "ух бля". В панельном доме все всё обо всех, но ни о чём конкретно. Рано утром, ещё не рассвело, а я под дождём иду в свою шарагу. Промочил ботинок так, как ни одна тянка от меня не потечёт. Дорога потеряла ещё немного асфальтного тоннажа. Её увозят будто. Как когда я в Европе жил, тоже пласты срезали, что чернозём на Украине. Кстати об этом, слышал лидер Северной Кореи реально хороший человек, идёт в сторону свобод и благ для своего народа в стране оранжевых тонов коммунизма. Разве что некоторые всё-же ровнее, но не суть.

В шараге как обычно. Препод по химии люто описывал свойства элементов, широко размахивая руками. "Это", говорит, "наикрутейший металл! Всем металлам металл! 4600 градусов, мать его, цельсия!" Кто-то на вал наматывается, кто-то паяльником жжёт руки. Дебилы, блять. Но я не такой как все, я умный и хороший. Но девушкам нужны козлы гоповатые, не понимают меня совсем. Одна отрада в компашке, за которой я слежу в сторонке. У них высокоинтеллектуальные мемы про говно, дрочку, трапов и моё любимое анимэ. Жаль я так и не смог с ними заговорить. Ещё поносили пикабу и нашу власть, про игоры немного, про комиксы, все новости в мире сразу. Один обещал скинуть другим секретные что-то там. Только, говорит, работает у нас только с ви пи эн. Надо посмотреть, что это такое. Какой-то чувак с фонариком и в мотоциклетной маске для ралли пририсовывал картинкам усы и сиськи. Другой, длинноволосый, рассказывал всё о какой-то дремучей фентези. Красиво, но слишком долго. В туалете мне предложили 20 баксов за своё мастерство, я и согласился. Однако пока я приходил в себя, он сбежал. Но я запомнил его имя, странное такое, Оглаф. Ещё и про паука-сосаря что-то бубнил, и про слитый сюжет. Короче, даже фотки первой, второй, третьей и так далее красавиц универа не впечатлили. Я слышал есть ещё отдельные клубы по всякой тематике, от любителей конного спорта до фанатов вселенной пафоса. Местный коммунист, либерал и Навальнист опять сцепились вне своего клуба, за что их сверху облили водой, не очень чистой. Потом пришёл большой дядя и больше этих троих никто не видел. Хотя, кажется они просто напялили усы и очки, будто это и не они вовсе. Скрываются, видимо. Ах да, говорят, сегодня будет даноновая сходка, где все будут равны. Но думаю опять выделяться двое своей токсично-розовой краской.

На обратном пути встретил очень много кошек. Их милота неплохо скрашивала мрачные картины ушедшего СССР нашего малого городка. Бабки у подъезда спорили о том, наркоман всё-таки я или проститутка. Сосед опять сверлил под "От винта". Я примерил новую позовую ночнушку с кружевами, но укололся о кактус. Молодожёны сверху заварили чай. Я принял таблетки от депрессии, деменции, аллергии, сердца, туберкулёза, грибка, гриппа, неврастении, тремора, давления и много чего ещё. Увы, но мои молодые годы приключений как в "Невероятная жизнь Уолтера Митти" уже прошли. Но все эти самые разнообразные приключения для меня как родные.

Ах да, дорогой дневник, у меня всё-же есть особенная новость! Я нашёл новый сайт, называется ДжойРеактор! И знаешь, дорогой дневник, он идеально мне подходит! Что не гляну, ну всё обо мне! А если и не обо мне, то такое знакомое. И всё это вместе так весёло, так живо! Нет, скорее не живо, а...

Жизненно!
Развернуть

пидоры помогите писанина 

Такое дело. Последние лет дцать в голове крутится сюжет один. Уже обсосан со всех сторон. Были жалкие потуги начать записывать все буквами, но аки Гоголь сжигал все и забывал на неопределенный срок.А теперь задумался - век, когда уже машины в космос пуляют потому что могут, когда можно показать яйцо в инстаграме и собрать миллионы лайков... Короч задумался - есть ли какой-нибудь сайт\сервис, где можно публиковать работу свою? Не за бабки, и не для бабла - просто уже хочется голову освободить. 

Чтоб типа опубликовал главу, ее почитал люд и оценил, прокоментировал и все такое. Конечно можно и на реахтуре постить, но набежит какой-нибудь Mactep XyeB и все внимание и поклонниц к себе оттянет.

Один раз реахтур выручил уже, с настолкой, думаю и в этот раз не подведете. Всем чмафки

КУПОН НА 1 ПОМОЩЬ пцдоры, помогите,пидоры помогите,реактор помоги,писанина


 


Развернуть

Отличный комментарий!

У меня есть поклонницы???
Mactep XyeB Mactep XyeB 06.05.201918:52 ссылка
+32.3
Ну вот я так и думал, можно удалять пост...
Debro Debro 06.05.201918:52 ссылка
+93.8

писанина моё песочница 

Рассвет приходит вовремя

Как бы то ни было, рассвет в этой комнате всегда приходил вовремя.

Комната на чердаке пятиэтажного дома, одна из трех, соединенных общим коридором, одна
дверь, соединяющая коридор с лестничной площадкой. Почти коммуналка.

Комната была маленькой, с низким потолком и двумя крохотными окошками, забранными
снаружи решеткой. С улицы их можно было и не заметить, если точно не знать, куда именно
смотреть. Борис жил здесь уже два года, и за это время успел навести кое-какой порядок и
превратить комнату из мрачной дыры во вполне уютное помещение с ковром на полу и
картинками на светлых обоях. Правда, вместо абажура на лампе висел лист бумаги, но это
было оправдано — окна пропускали настолько мало света, что любой абажур свел бы усилия
семидесятипятиваттной лампочки на нет. Здесь всегда было не слишком-то светло. Борис
привык.

Также, как привык к постоянному шуму с улицы. Поначалу он не мог спать и проклинал
байкеров, взрывавших ночь ревом двигателей в то время, как он пытался заснуть на своей
раскладушке, но потом перестал обращать внимание. Как-то раз он даже подумал, что шорох
автомобилей за окном похож на звук моря, волна за волной, от зеленого светофора до
красного, нараставшего и стихавшего всю ночь и весь день напролет. А байкеры были
похожи на катера берегового патруля.

В это время года рассвет всегда приходил незаметно, и часов до десяти нельзя было понять,
наступило утро, или еще нет. Единственным признаком, как потом заметил Борис, был отсвет
фонаря в окнах на другой стороне улицы, который исчезал около шести часов утра. Больше
не менялось ничего. Будильник звенел, Борис просыпался и долго лежал, глядя в черное небо
сквозь мутное стекло, слушал, как дождь барабанит по карнизу, или смотрел на медленно
падающий снег — шум автомобилей убаюкивал, он будто бы плыл в запечатанном ящике по
бескрайнему морю, и плыть ему предстояло вечно. Однако, в большинстве случаев это был
не запечатанный ящик, а все та же комната, и за окном было не море, а Невский проспект, и
ему надо было идти на работу. Как правило.

Был понедельник, и это правило действовало со всей своей страшной силой. Рассвет
пришел вовремя, как всегда, и телефон пропиликал свою обычную мелодию, один раз —
Борис проснулся, второй раз — Борис решил, что пора вставать. Он очень не любил
опаздывать на работу. Возможно, из-за того, что часто именно так оно и случалось. Он
смотрел в окно, как всегда, планируя, что он сделает сначала (умыться, сначала всегда
умыться), что — потом (включить компьютер, поставить чайник, сходить в туалет), и
особенно долго размышлял, что лучше — сперва погладить рубашку, а потом побриться, или
наоборот. Пожалуй, это было одним из немногих, чего он не мог делать одновременно.

Он снова заснул, и в этот раз, как он потом вспомнил, не смотрел в окно. Точнее, смотрел,
но, скорее, видел сон, чем то, что обычно видят из окна. Через некоторое время телефон
пропиликал в третий раз — да, Борис предвидел и такой расклад событий — и он прямо-таки
вытащил себя из кровати, нога за ногой, голову от подушки оторвать, глаза открыть, на
кухню — шагом марш! Умылся ледяной водой, поставил чайник, и вышел в коридор,
направляясь в туалет. Холодные деревянные доски пола были привычным делом, кремешная
темнота ввиду хронического отсутствия лампочки — тоже, но что-то все-таки показалось
Борису необычным. Запах? Обыкновенный, сырой, запах пыли, туалета, чердака. Может
быть, краска? Вряд ли... Кому придет в голову здесь что-то красить? Было похоже на то, как
будто бы где-то горела проводка. Или трансформатор... какой трансформатор? Что —
трансформатор? Горел?

Работал со страшной силой, в десять раз больше того, на что был способен - вот что
пришло в голову Борису. Он не очень разбирался в электрике. Это был запах электричества,
хотя он сомневался, существует ли такой в природе. Он сходил в туалет, и возвращаясь,
почувствовал странное ощущение, как будто его голая спина покрылась мурашками, и это
совершенно точно было не от холода. Кожа на голове странно зудела, и он с силой взъерошил
волосы, пытаясь унять зуд. Шея начала нестерпимо ныть, хотя обыкновенно это
происходило, когда он только поднимался с раскладушки, а к этому моменту все должно было быть хорошо, но не было.

Вращая головой, пытаясь размять шею, он вернулся на кухню. Чайник вскипел, из крана
уже шла горячая вода. Он постоял немного посреди кухни, соображая, что делать дальше, и
решил проверить холодильник на наличие продуктов, годных к употреблению в качестве
завтрака. Ну или вообще, годных хотя бы на что-то.

Не глядя, он схватился за ручку холодильника и вскрикнул, отброшенный ударом тока.
Глядя на холодильник с недоумением и бешенством, сдерживая желание как следует
наподдать ногой по и так хлипкой дверце, он мгновенно связал это со странным запахом в
коридоре. Статика — подумал он, и посмотрел в зеркало. Волосы стояли дыбом, глаза на
выкате, нижняя губа отвисла, разве что не дергается. Черт побери. Теория накапливаемых
неприятностей в действии.

Теория накапливаемых неприятностей была собственным наблюдением Бориса с
незапамятных времен. Суть ее сводилась к тому, что можно было с очень высокой степенью
вероятности предсказать, насколько удачным будет день, по его первым двум-трем часам.
Если неприятности (большие, мелкие — неважно, по каким показателям они заносились в
список, Борис не думал) случались одна за другой — день определенно предстоял неважный.
Если случалась одна неприятность, то вопрос был спорный, и судьба этого дня была
неопределенной. Иногда случалось так, что все шло как по маслу с самого утра, и это,
несомненно, означало, что день будет прекрасным, и тогда Борис воодушевлялся, и на прочие
неприятности смотрел уже, как на естественные погрешности любой теории.

Он осторожно, с опаской прикоснулся к ручке холодильника пальцем, тут же его отдернул — ничего не произошло. Он вышел из кухни, приоткрыл дверь в коридор и просунул туда
голову — по сравнению с кухней запах там был совершенно явно каким-то странным. Он
вышел, неуклюже пробежал по узкому коридору и остановился в середине, там, где под
потолком висел открытый распределительный щит. Ничего необычного. Следов возгорания
нет, все пробки на месте. Даже свет горит. В этой части коридора.
Было очень тихо. Слишком тихо — не слышно было даже уличного шума, хотя он
находился под самой крышей. Здесь всегда что-то было слышно. Скрип деревянных стропил,
редко — громыхание задетой ветром металлической кровли, и шум с улицы, всегда. Сейчас
не было слышно абсолютно ничего. Борису стало не по себе, и он вернулся в комнату.

Было восемь часов, самое время ускорить утренние приготовления, чтобы вовремя выйти
из дома. Он включил плитку, разбил на сковороду три яйца и залез под душ. Обычная
практика совмещения утренних дел, как и поедание завтрака совместно с бритьем. Когда
Борис вылез из душа, яичница была готова. Он вытерся, налил себе чаю и отнес еду в
комнату. Компьютер уже работал. Он запустил браузер с вкладками новостей и блогов,
которые обычно читал по утрам, и принялся есть. Настроение его повышалось с каждой
минутой, и он почти забыл про инцидент с холодильником, да и про запах этот нелепый в
коридоре уже не думал. Одна маленькая неприятность, а в остальном все очень даже
замечательно. Душ, завтрак, новости. Чай, сегодня со щепоткой чабреца. Прекрасно. Он даже
песенку начал напевать с набитым ртом.

И тут его осенило. Он замер, перестал жевать.

С улицы не было слышно ни звука.

Это такое исключение для теории накапливаемых неприятностей? Сверхудача? Сверху
дача, да. Такой удачи не бывает. Да и причем здесь удача? Он вскочил и бросился к окну. За
окном была чернота.

Он медленно проглотил пережеванную яичницу, протянул руку и дотронулся до стекла. Да,
там была чернота. Не темнота, нет, именно — сплошная, абсолютная чернота. И тишина. Он
стоял так, нагнувшись над окном, с протянутой рукой, выпученными глазами, и смотрел, не
понимая, на что он смотрит. Не понимая, что он вообще делает и что все это значит.

Очнувшись, он отошел от окна и заходил по комнате кругами, то и дело оглядываясь на
окно. Руки тряслись, сердце колотило в грудную клетку отчаянно, в голове стало необычно
легко и просторно. Он вытер лицо дрожащей ладонью и сел на стул.

Черт возьми. Нельзя, чтобы было утро, как утро, когда ты просыпаешься от того, что уже
светло. Ну хорошо, он так или иначе очень рано встает, но все же... работа, город, нервы, так
разволноваться из-за какой-то утренней темноты, большей, чем обычно — черт возьми...
Борис отдышался, не глядя на окно, вернулся за стол и быстро доел яичницу. Еще раз
пролистал заглавную страницу новостного сайта. Ничего необычного. Никаких катаклизмов,
магнитных бурь, метеоритов. На местном сайте новостей не было ни намека на отключение
электричества. Он закрыл браузер и начал бриться, чувствуя спиной окно. Или то, что он
видел за окном. Развернул настольное зеркальце так, чтобы не было видно того, что
находилось сзади.

Восемь тридцать. Он натянул джинсы, рубашку (никакой глажки сегодня утром), носки,
достал рюкзак и проверил содержимое. Сковорода, вилка, кусок хлеба остались на столе, он
схватил с тумбочки ключи, вышел из комнаты, не выключив свет, и закрыл дверь.

В «предбаннике» Борис уже совершенно успокоился. Зашел на кухню, посмотрел в зеркало
и остался удовлетворен чистотой бритья и свежестью лица. Разве что глаза были какие-то...
бешеные, ну так ведь это ничего, особенно, если для того, чтобы посмотреть в зеркало,
необходимо нагибаться на манер поклона японских джентльменов. Он оделся, накинул на
плечо рюкзак, вышел в коридор и закрыл дверь. На ходу одевая наушники, еще раз кинул
взгляд на электрощиток — да, все было в норме. Жизнь прекрасна и удивительна, мы бодры
и веселы, сказал он себе, поворачивая ключ в двери на лестничную площадку, толкнул дверь
и выругался. Опять темнота, конечно, сегодня же день крота, как он сразу не догадался.
Сколько лампочки не вкручивай, бесполезно. Он запустил руку в карман куртки, выискивая
фонарик, ожидая, пока глаза привыкнут к темноте. Согласно теории накапливаемых
неприятностей день сегодня предстоял паршивый.

Он включил фонарик. Луч света врезался и ушел в черноту, ничего не осветив и так и не
достигнув стены, как будто ее не было. Борис смотрел на него остекленевшими глазами —
луч напоминал космический монорельс, соединявший его бесконечностью, его длина,
насколько хватало глаз, казалась неизмеримой. Борис поводил фонариком из стороны в
сторону — движение луча вкупе с его длиной произвело на него ошеломляющее
впечатление, но он так ничего и не увидел. Разум отказывался понимать и воспринимать все
это. Борис выключил фонарик и медленно закрыл дверь.

Он стоял так несколько минут. Чернота за окном. Чернота за дверью. Он огляделся, как
будто пытаясь понять, где находится. Это был все тот же коридор, все те же покрытые рваной
стекловатой трубы под потолком, тот же деревянный пол, тот же хлам по углам и вдоль стен,
но он смотрел на все это так, как будто впервые здесь оказался. Он взялся за дверную ручку и
осторожно потянул на себя. Чернота была за дверью, как и прежде. Он с грохотом захлопнул
дверь, трясущимися руками вставил ключ в замочную скважину, повернул, выдернул и
уставился перед собой, чувствуя, как паника сдавливает его мозг.

Борис был совершенно уверен в том, что чернота эта — никакая не мистика, не
искривление пространства, не какое-то другое измерение, ничего подобного. Бред.
Галлюцинации, возможно, симптомы заболеваний головного мозга, нарушение фунций
нервной системы, просто переутомление (какое к черту переутомление?) — именно идея о
собственной нефункциональности приводила его в состояние, близкое к истерике. Он
стиснул зубы и побежал обратно в комнату. Костя. Костя — вот кто нам поможет.

Костя жил в соседней комнате и в данный момент спал. В этом Борис не сомневался,
потому что за время совместного проживания изучил биоритмы соседа с точностью до
получаса. Режим сна и бодрствования, по сравнению с большинством людей, у Кости были
инверсированы — он жил ночью, а спал днем. Костя был художником. Как правило, будить
его в такое время суток было такой же амбициозной задачей, как возведение лифта на Луну,
однако сейчас Борис был настроен более чем решительно.

Он ворвался в «предбанник» и сходу трижды ударил кулаком в дверь костиной комнаты.

– Костя!

Тишина. Конечно, он не думал, что все будет так просто.

– Костя!!!

Он забарабанил кулаком в дверь, пару раз пнул ногой, прислушался. Тишина.
Хорошо, что уличный шум не мешает, подумал Борис, и вздрогнул. Он посмотрел на свою
дверь и начал раздеваться. Бросил куртку на пол, распахнул дверь, вбежал в комнату,
вернулся, вытащил из кармана куртки фонарик, трижды, с остервенением размахнувшись,
грохнул ногой в костину дверь и снова зашел к себе.

Окна — два черных квадрата, смотрели прямо на него. Он подошел к левому окну, и
включил фонарик. Луч ушел в бесконечность, также, как до этого, за дверью на лестницу.
Борис открыл окно и высунул руку наружу — ее как будто положили на кусок черного
бархата. Он не почувствовал ни холода, ни движения воздуха. Снаружи было ничто.
Продолжать?
Да
4 (80.0%)
Нет
1 (20.0%)
Развернуть

медицина писанина много букв спизжено 

Особенности клинической тактики разным пациентам

1994 год.

Утренняя конференция началась с опозданием. Народ тянулся в зал еще минут десять. Заведующий отделением терпеливо ждал, с трудом скрывая недовольство. Последним зашел хирург Алексей Петрович. Его внешний вид оставлял желать лучшего, помятое лицо, будто с будуна, свисающие почти до плеч спутанные сальные волосы, мятый халат, испачканный в крови.

-Что с вами? – удивленно спросил заведующий.

-Дежурство тяжелое было – устало ответил Алексей Петрович.

-Ну , батенька, это не повод, чтобы с утра не привести себя в порядок – с упреком произнес зав отделением.

-Докладывайте как прошло дежурство – добавил он.

Алексей Петрович встал, взял кипу свеженаписанных историй болезни и начал доклад:

-За время дежурства поступило восемь больных, из них по скорой шесть, два было самообращения. За ночь экстренно прооперировано трое больных с аппендицитами, один из них перфоративный, переведен в реанимацию, у остальных состояние средней тяжести. Поступила больная с кишечной непроходимостью, будем разбираться, назначено обследование. Больной Степанов с ущемленной пупочной грыжей, включен в список операций на сегодня. Один больной поступил в алкогольном опьянении с пищеводным кровотечением на фоне алкогольного цирроза печени, переведен в реанимацию в связи с большой кровопотере. Один пациент 20 лет под наблюдением по поводу подозрения на острый аппендицит, там картина смазана. Заслуживает внимание пациентка Зудова, поступила в 20 часов, диагноз установлен еще до госпитализации, рак желудка и метастазом в печень. Четвертая стадия, непроходимость желудка, уже неделю ничего не ест, резкое похудание. На ФГС пишут, что желудок непроходим. Думаю, что надо делать энтеростому. – доложил Алексей Петрович.

-Сколько ей лет? – спросил заведующий

-53 года - ответил доктор.

-Хм, молодая – покачал головой зав, и добавил – сделаем так, сегодня пусть пройдет все обследование, а завтра решим, что делать, а пока назначьте консервативное лечение.

Обсудив текущие вопросы и озвучив список операций на сегодня, заведующий опустил докторов на рабочие места.

У двери ординаторской Алексей Петрович увидел молодого человека, который переминался с ноги на ногу. Доктор хотел пройти мимо, но молодой человек остановил его.

-Извините – стеснительно произнес он – извините ради бога, что я отрываю вас от работы. Вижу, что вы после дежурства, но я вас не задержу – молодой человек умоляюще посмотрел на Алексея Петровича.

-Чем обязан? – недовольно спросил доктор.

-П-понимаете – заикаясь начал молодой человек – я ее сын.

-Чей сын? – с удивлением спросил доктор.

-Зудов я. Мама моя вчера к вам поступила.

-А-а! – вспомнил Алексей Петрович – что вы хотите узнать про нее? – добавил он.

-П-понимаете, она у меня одна, больше никого нет. Неужели ничего нельзя сделать? – с надеждой в голосе спросил сын Зудовой.

-Ну не знаю, мы еще не разбирались, я видел только амбулаторные выписки. Сегодня назначено обследование, завтра будет что-то ясно. Но в любом случае будем оперировать, выведем тонкую кишку на брюшную стенку, чтобы можно было бы ее кормить . – пояснил доктор.

-Д-доктор, я знаю, что она умрет, онколог из поликлиники сказал, что там все запущено – прошептал Зудов.

Доктору стало жаль молодого человека, и он, похлопав парня по плечу, ободряюще сказал:

-Чего ты мать то заранее хоронишь? Разберемся. А сейчас иди, я и так устал, а мне еще до сна семь часов работать. – и, не прощаясь, вошел в ординаторскую.

На следующий день, как обычно, была утренняя конференция. Алексей Петрович зашел свежевыбритый, в чистом халате, из-под медицинской шапочки на спину свисал хвостик пушистых волос, аккуратно стянутый резинкой.

Зав отделением с улыбкой иронично произнес:

-Петрович, ты когда свой хвост отрежешь? Нынче ведь бритоголовые в моде.

-Статусом я не вышел. Бритоголовые все при деньгах, а я нищеброд. – угрюмо произнес доктор.

-Ладно, шутки в сторону. Кто будет докладывать о прошедшем дежурстве? – серьезно произнес зав.

После доклада о дежурстве, зав отделением обратился к Алексею Петровичу:

-Я тут посмотрел историю болезни Зудовой. Будем делать энтеростому. Желудок непроходим, метастаз в печени. Короче, операция назначена на двенадцать часов, оперировать будешь ты, ассистировать будет ординатор Синельщиков.

На операционном столе лежала моложавая женщина. Было видно, что женщина еще не растеряла былой красоты. Умоляющим взглядом она посмотрела на доктора, но ничего не спросила.

Доктор отвернулся. Какое-то чувство вины захватило его, будто в ее болезни был повинен именно он.

-Начинайте – сказал он анестезиологу.

Через десять минут Алексей Петрович подошел к операционному столу.

Брюшная полость была вскрыта. Во время ревизии, Алексей Петрович нащупал метастаз в печени, распложен он был поверхностно, желудок представлял из себя конгломерат из плотных узлов, но не был спаян с окружающими тканями, хорошо подвижен. Пару увеличенных лимфоузлов он нащупал и в брыжейке. Алексей Петрович задумался.

-Зови заведующего – приказал он санитарке. Та быстро выскочила из операционной. Через пять минут в операционную зашел зав.

-Что у тебя? – спросил он.

-Олег Иванович, тут такое дело. Желудок не спаян с окружающими тканями¸ пенетрации нет, есть метастаз в печень, и пару лимфоузлов в брыжейке. Реально сделать экстирпацию желудка, удалить метастаз в печени и увеличенные лимфоузлы в брызжейке. А потом выполним эзофагоэнтеростомию с У-образным анастамозом . Метастазов то в легкие нет. Может поживет еще. А так ведь два-три месяца и все. В любом случае можно жизнь продлить, хотя бы на год. Как думаете?

-Хм, интересно. Сам справишься? - задумался зав . – может помочь?

-Пока нет, постараюсь справиться, если что позову. – ответил доктор.

Согласно кивнув головой, зав отделением ушел. Операция длилась около семи часов.

Уставший Алексей Иванович вышел из операционной, зашел в ординаторскую, прилег на диван и моментально уснул. Проснулся он в одиннадцать часов вечера. Идти домой не было смысла. Решив переночевать в больнице, доктор взял полотенце, и вышел в коридор . В коридоре его ждал все тот же молодой человек, сын Зудовой.

-Д-доктор, я вас ждал, все время заглядывал в кабинет, но вы спали. Мне уже рассказали, что опухоль вы удалили. Спасибо вам огромное. Она будет жить? – с надеждой спросил сын.

-Сейчас будет. А как дальше будет, я не знаю. Знаете, рак может и вернуться. – ответил Алексей Иванович. – и повернувшись, пошел в душевую.

Зудова была выписана через три недели на амбулаторное долечивание.

А еще через месяц к Алексею Ивановичу явилась пара – тот самый заикающийся молодой человек и моложавая худенькая, стройная женщина со вкусом одетая. Они принесли тяжелые сумки с продуктами, и торжественно вручив их Алексею Ивановичу, скромно удалились. Продукты были по братски поделены меду врачами в ординаторской, кое-что Алексей Петрович забрал домой, чтобы порадовать детей. Последнее время зарплату регулярно задерживали, и поэтому продукты оказались очень кстати.

Зудову Алексей Иванович случайно встретил в аэропорту через шесть лет, когда улетал в отпуск. Узнала его она. К нему подошла женщина с большим чемоданом.

-Доктор, вы помните меня? Я Зудова. Ну помните, с раком желудка. Это благодаря вам я сейчас здесь.

Доктор напряг память и вспомнил ту сложную операцию, когда было только 30 процентов из 100 на успешный исход. Зудова слегка постарела, но свежий цвет лица выдавал в ней здоровую женщину.

-Вот в Европу собралась, на отдых, на теплые моря то мне нельзя . Сына женила, внук у меня родился, а я замуж вышла. Это все благодаря вам………………………



2017 год

Алексей Петрович вошел в приемную главного врача. Молоденькая секретарша разговаривала по мобильному телефону. Ее яркий маникюр хорошо сочетался с розовой обложкой телефона, украшенной стразами.

-Да, котик. Да, любимый. Ну конееечно же. – ворковала она.

-Можно? – спросил Алексей Петрович – меня главный вызывал.

Секретарша, не поворачивая головы, и не прекращая разговор по телефону, указала доктору пальцем на дверь справа.

Алексей Петрович, дослужившийся до должности заведующего отделением, вошел в кабинет главного.

-Вызывали? – спросил он

-Вызывал – ответил главный, указав доктору на стул. За массивным, дубовым столом, в уютном кресле восседал плотный мужчина средних лет.

-Я тебя чего вызывал. – начал главный – тут к тебе в отделение госпитализирован больной с раком желудка. Я понимаю, что это не наш профиль, но мне звонила Тряпичникова, сестра пациента. Ну ты ее знаешь, она в министерстве работает, просила сделать для брата все, что возможно. Сам понимаешь, я ей не мог отказать. Может зверствовать перестанет, а то как с проверкой придет, во все углы свой нос сует, а потом акты кнопает. Задобала уже.

-А почему не в онкоцентр? – спросил Алексей Петрович.

-Да были они там , от операции еще семь месяцев назад отказались, не понравилось им там, с врачами конфликтовали. И вот теперь с четвертой стадией рака требуют лечения. Ты уж помоги, не им, так мне.

-Чем же я теперь помочь могу – удивился доктор.

-Ну не знаю, помоги чем-нибудь. – ответил главный.

-Хорошо, разберемся – недовольно буркнул Алексей Петрович и, прихрамывая, вышел из кабинета. Сегодня особенно сильно отекла правая нога. Тромбофлебитом доктор страдал уже второй год, но операцию все откладывал. То дача, то огород, то дети, уехав в отпуск, оставляли на попечение внуков.

-«Все брошу к чертовой матери, и осенью прооперируюсь» - подумал он. По лестнице подниматься было тяжело, и Алексей Петрович направился к лифту. Проходя по отделению, доктор зашел в ординаторскую и забрал историю болезни Тряпичникова для изучения. Через полчаса в кабинет заглянула молоденькая медсестра:

-Алексей Петрович, к вам посетитель.

-Кто? – спросил доктор.

-Не знаю. Злой такой, ругается. – ответила девушка.

-Ладно, зови.

В кабинет ввалился молодой человек. На его руке лежало дорогое пальто. Не поздоровавшись, он плюхнулся на диван, положил ногу на ногу в грязных ботинках. И произнес:

-Я сын Тряпичникова. Вам звонили.

-Ну звонили. И что? – в голосе заведующего отделения прозвучали недовольные нотки – Молодой человек, вы не в ресторан пришли, а в хирургическое отделение. На вас надеты грязные ботинки. И потом, почему вы не сдали пальто в гардероб? Кстати, даже в ресторане при входе снимают верхнюю одежду.

-Да плевать я хотел на ваш гардероб. Меня там не раздели, потребовали пропуск. – парировал сынок Тряпичникова.

-Какие проблемы? В администрации у нас есть отдел по работе с пациентами, вам там спокойно могли выписать пропуск. Позвольте, а как вы сюда зашли? –спросил Алексей Петрович.

-Через служебный вход. Так, доктор, давай закончим этот разговор. Я пришел поговорить по поводу отца. – пояснил сынок.

-Хорошо, закончим. Что вас интересует? – спросил Алексей Петрович.

-Меня отец интересует. Я хочу, чтобы вы сделали все, чтобы его вылечить. – категорично заявил посетитель.

-А разве вам в онкоцентре не объяснили, что теперь уже вашего отца вылечить невозможно? Семь месяцев назад у него был шанс, но отец, скорее всего с вашей подачи, от него отказался. Вот тут я вижу свежее заключение онкоконсилиума. Тут четко написано, что только паллиативное лечение и химиотерапия. Вы и от химиотерапии отказались?. – спросил доктор.

-Отказались, потому, что это химия. – ответил сынок.

-Так как же тогда вы себе представляете, что мы его вылечим? – с иронией спросил зав отделением. Щеки сынка зарделись от гнева. Он встал, принял позу льва, приготовившегося напасть, и, опершись обеими ладонями на край стола, наклонился к доктору :

-Слышь, ты, лепила! Если мой отец умрет, я тебя по судам затаскаю, ты у меня в тюрьме сгниешь. – и, повернувшись, направился к двери, с размах, распахнув ее ногой.

Зав отделением нажал кнопку звонка. Вошла медсестра.

-Катя, Синельщикова ко мне. Срочно!

Через десять минут в кабинет заведующего вошел хирург Синельшиков.

-Ты Тряпичникова смотрел? – спросил зав.

-Смотрел. – ответил хирург – там энтеростому надо выводить. Желудок полностью непроходим.

-Хорошо. Только его надо срочно обследовать по стандартам. Ну , там ФГДС, обзорную МРТ, всю лабораторию, ну и прочее, сам знаешь что. Пригласи онколога, гастроэнтеролога, терапевта, кардиолога. Да , еще эндокринолога не забудь, у него сахарный диабет. Смотри, чтобы комар носа не подточил. Понял? – спросил зав.

-Не понял. А зачем? Ну лаборатория то, понятно, но остальное зачем? Все в выписках есть, все свежее – недоумевал Синельщиков.

У зав отделением нарастало раздражение:

-Ты че, тупой? По стандартам, дорогой, по стандартам.

Рассказывать о гнусной сцене, произошедшей только что в его кабинете, желания не было, и так настроение испорчено на целый день.

Прошло два дня.

В кабинет зашла медсестра:

-Алексей Петрович, вас срочно требуют в операционную.

-Иду. – ответил зав, и направился к двери. Удивительно, но отек на ноге спал, и вместо лифта, он направился к боковой лестнице.

Зайдя в операционную, Алексей Петрович увидел Синельщикова, который сделал ему знаки отойти вместе с ним в сторону, подальше от лишних ушей.

-Алексей Петрович, тут такое дело. Я произвел ревизию брюшной полости, желудок опухолью поражен полностью, но пенетрации нет. Желудок полностью подвижен. Есть метастаз в печень, но его реально можно удалить. Брыжейка чистая. Че, может экстирпацию желудка сделать с наложением эзофагоэнтеростомы? Как думаете? Ведь шанс есть. – шепотом произнес хирург.

Шанс? – возмутился Алексей Петрович – Четвертая стадия, а ему шанс. Только паллиатив. А если потом произойдет несостоятельность анастамоза? Сахарный диабет ведь у него , сам понимаешь, какая там заживляемость. Плюс кахексия. Не выдумывай. Бери биопсию из метастаза, формируй наружную стому и закрывай живот. – категорично приказал зав.

-А вдруг? – просящим голосом спросил Синельщиков.

-Никаких вдруг, Я все сказал. Делай по стандартам. После операции зайди ко мне –тоном, не терпящим возражений, заявил Алексей Петрович, и направился в отделение.

Через два часа в кабинет зашел Синельщиков. Вытер лацканом халата пот со лба и спросил :

-Леш, что с тобой? Мы столько лет с тобой работаем, неоднократно рисковали. Но ведь получалось же! Ты помнишь подобный случай лет 20 назад, только там женщина была?. Ты же сам говорил, что встретил ее лет через пять живой и здоровой.

-То времена другие были. – устало произнес Алексей Петрович . – тут сегодня приходил ко мне его сынок, тварь законченная. Грозил карами, тюрьмой. И ведь это реально, он ни перед чем не остановится, чтобы нас с тобой засадить, а потом еще и миллионные компенсации содрать. А пациент наш знаешь кто? Это братец той министерской крысы, которая тут периодически с проверками шастает, засовывая свой нос в каждое ведро. Неееет, этим тварям только по стандартам, которые, кстати, и разработало ведомство , где работает эта крыса. Пусть на своей шкуре опробуют эти стандарты.

-А пациент тут причем? – с недоумением спросил хирург.

-А при том, что я тебе уже говорил, что времена теперь другие. Теперь мы обслуга и требуют с нас, как с обслуги. Клиническое мышление благополучно похоронено, вместо него появились пресловутые стандарты, которые требуют неукоснительно соблюдать. Шаг влево, шаг вправо, или административка, или уголовный кодекс. Так что, дорогой коллега, сейчас настало время думать о себе. Вот например, сделал бы ты экстирпацию , вложив а этого пациента душу , и он выжил, тебя страховая напряжет. Случай не оплатят, да еще штраф нехилый сдерут. Думаешь, что госпожа Тряпичникова тебя защитит? Да она про тебя на следующий день позабудет, как и сам пациент и его сынок. Мало того, еще могут сказать, что у него с собой сто тыщ рублев были, а мы их украли. Ну, а если он не выживет, то тут уж уродственнички сделают все, чтобы тебя и меня засадить, да еще и миллионные компенсации содрать. Как тебе такая перспектива? И дадут тебе два года, нет, не условно, а реально. И не факт, что с твоей стенокардией, ты оттуда живым вернешься. А кто твою семью кормить будет? У тебя жена в поликлинике копейки получает, да еще незамужняя дочь беременная. Кроме того, тебе сколько лет еще ипотеку выплачивать? Лет десять? Вот и останутся твои без денег и квартиры. Стоит ли жизнь Тряпичникова страданий твоей семьи? Я популярно объяснил? – под конец тирады спросил Алексей Петрович.

-Понял, только что-то как-то не по себе от ваших слов. Нас раньше другому учили.

-Забудь все, чему тебя когда-то учили, обстоятельства вносят в жизнь иные реалии. И если мы им не подчинимся, то не выживем. Ты вообще-то иногда новости читаешь? – спросил зав отделением.

-Когда мне? По двое суток подряд дежурю, только выспишься, и опять на работу. Семью то не вижу. – посетовал Синельшиков.

-Ну и напрасно. А там уже почти во всех новостях вещают как то там врача посадили, то еще где-то, да еще и присудили пару миллионов компенсации, а электорат аплодирует этим новостям. А они ведь тоже хотели пациенту дать шанс. Тебе вроде бы полтинник, а ты все никак не избавишься от юношеского максимализма.

Через три месяца пациент Тряпичников умер от желудочного кровотечения, вызванного прорастанием в сосуды злокачественной опухоли. Сын обратился в прокуратуру с требованием жестоко наказать врачей онкоцентра и хирурга Синельщикова вместе с заведующим отделением. Следственная проверка длилась почти год. Сынку умершего пациента в возбуждении уголовного дела было отказано в связи с отсутствием состава преступления.
Развернуть

писанина текст на белом фоне личное аутизм деградация человек ебанулся 

win or die

Отец только что задвигал мне, что правильное питание это гoвнo, потому что от этого у тебя будет язва.
То-то я смотрю все люди, которые придерживаются режима и едят здоровую пищу, все сплошь больные язвенники.

Интуитивное питание гoвнo, потому что только животные жрут тогда, когда хотят.
Плевать, что человек это млекопитающее - класс ЖИВОТНЫХ.
Ведь человеку видите ли дан разум, поэтому люди так делать не должны.
Хотя те же "животные" зачастую ведут себя куда гуманнее человека.

Видимо надо нажираться один раз в день и использовать мозги только для того, чтобы подумать как пожрать.
А не направлять свой "разум" на какие-то полезные вещи.

Нaxуй надо искать информацию и пытаться ее анализировать, чтобы объяснить свою точку зрения.
Если можно просто упереться и орать "Я прав, а вы тупые", когда факты доказывают обратное.
Вот он хваленный разум и человеческое самоосознание.
Развернуть

писанина первый опыт орки личное 

Приняв в разум плотный напас ромашки (нет) и ощутив потребность куда-то выплеснуть свой креатив, я накатал этот небольшой кусочек текста. Хочу писать, боюсь, что пишу хуйню.

Охотники возвращались с богатой добычей. Охота была удачной, - Крокачет, самый опытный охотник племени, и его дочь Морава, подстрелили двух оленей, а молодой Рагон’Каз загнал кабана.
Охотники были в дороге несколько часов и желали быстрее оказаться у домашнего очага.
Деревня находилась за холмом, до неё оставался час пути, когда Морава крикнула, - Смотрите!
Впереди поднимался огромный столб дыма.
О духи предков! – воскликнул Рагон’Каз и, бросив тушу кабана на землю, побежал в сторону деревни. Остальные орки, побросав добычу, бросились вслед за ним.
Спустя пятнадцать минут группа поднялась на холм, и им открылось ужасное зрелище – деревня пылала, повсюду валялись трупы, были слышны крики раненых.
Осторожнее, - сказал Крокачет, - нам нужно подкрасться поближе и разведать обстановку, нет смысла нестись туда сломя голову, если не хотите её потерять.
- Что ты несёшь, старик?! – возмутился Рагон’Каз, - Там наших сородичей убивают! Мы ДОЛЖНЫ прийти на помощь!
Каз, мы не знаем, сколько там врагов - ответила Морава.
- Вот сейчас и узнаем. Вы со мной? Нет? Трусы! – бросил Рагон’Каз и на ходу, выхватывая из-за спины свой двуручный топор, побежал в деревню.
-Мы не можем его бросить, отец, он ведь погибнет там.
-Знаю, дочь моя. Рагон’Каз – настоящий орк, гордость нашего племени. Я почту за честь сражаться рядом с ним спасая наш дом, но ты останешься здесь!
-Отец! Как ты можешь? Это и мой дом тоже, я готова умереть защища…
Бах! Морава упала на землю без чувств от мощного удара по голове.
- Прости, Морава, я потерял твою мать и не могу позволить себе потерять ещё и тебя, отдыхай.

Рагон’Каз вбежал в горящую деревню – Где враги? Где все? Одни трупы кругом.
И вот, в дыму, из-за горящего дома столяра Моктер’Зока виднеется силуэт – по размерам похож на человека. Маленького, горбатого, ушастого и носатого человека – Грот! Глаза Рагон’Каза наливаются кровью, ярость клокочет, он издаёт рык, первобытный рык ярости и, поднимая топор над головой бежит на грота, подпрыгивает и обрушивает топор на голову мелкого уродца. Тот успел только обгадиться от страха перед смертью.
Грот! – мысли крутятся в голове, - эти твари слишком трусливы, чтобы нападать на поселения орков в одиночку, да и не ходят они в одиночку, некоторые кланы орков используют гротов как рабочую силу, оруженосцев, слуг. Мелкие, тупые и трусливые ублюдки. – Рагон’Каз обдумывал это все пробираясь вдоль горящих домов в сторону главной площади деревни, когда сзади на плечо ему легла чья-то рука.

Миг! И Рагон’Каз с разворота наотмашь ударил топором на уровне груди, но противник резко пригнулся и топор просвистел у него над головой – Крокачет! Ты что творишь, старый идиот?! Я тебе чуть голову не снёс!
- И не надейся, что сосунок вроде тебя когда-нибудь сможет меня убить. – улыбнулся Крокачет вставая, - Лунные волки?
- Судя по рисунку на робе грота - они.
- Интересно, наши кланы не воевали уже девять лет, что заставило их напасть на нас? Голод? Нет, последний год был урожайным, а леса богатыми дичью. Жажда наживы, жажда власти? Тоже нет, сын нашего вождя женился на дочери вождя клана Лунных волков, и мы выплатили им хороший выкуп. Старые обиды? Возможно…
- Сейчас узнаем старик, смотри.
На улицу вышли четыре воина закованных в металлическую броню. Они сразу увидели двух орков и радостно загорланили!
- Немощный старик и юнец, ха! Неужели мы убили всех НАСТОЯЩИХ воинов?! – Крикнул один из них.

Вместо ответа Крокачет вскинул лук и выстрелил, а затем ещё раз, тут же. Первая стрела сломалась о нагрудник говорившего, зато вторая нашла свою цель – воин стоящий слева от него схватился за горло и повалился наземь что-то нечленораздельно булькая.

Глаза говорившего расширились от злости – Ну всё старик, Я – Кринак’Гез, вырву тебе ноги и заставлю ползать в пыли моля о смерти!
Воины, выхватив топоры и щиты, с криками побежали на охотников. Рагон’Каз перехватив топор поудобнее, встал в боевую стойку, а Крокачет стал посылать в воинов стрелу за стрелой. Один из воинов выставил щит перед собой, намереваясь снести Рагон’Каза, как таран. Второй начал обходить орка справа, чтобы оказаться вне зоны удара топора. Тем временем у Крокачета кончились стрелы, он бросил лук и выхватил охотничий нож. – Давай сосунок, старик Крокачет покажет тебе, как деды воевали!
Кринак’Гез попытался достать старика топором, но тот резво уклонился и воткнул нож в коленное сочленение брони воина, тот ВЗРЕВЕЛ от боли и ударил Крокачета щитом в голову, старый орк отлетел на несколько шагов и упал на спину, но обратным кувырком снова оказался на ногах.
- А старик-то неплох, - подумал Кринак’Гез и медленно, прикрываясь щитом, начал приближаться к Крокачету.

Рагон’Каз быстро сделал несколько шагов навстречу бегущему прямо на него орку, подпрыгнул и ударил обеими ногами в щит противника, тот такого хода не ожидал и потерял равновесие, повалившись на спину. Рагон’Каз тут же перекатился в сторону уходя от удара второго воина, быстро поднялся и заблокировал следующий удар рукоятью своего топора, затем пнул противника в голень, а когда тот скривился от боли - оттолкнул его и снёс голову с плеч одним мощным ударом.

-Хм… как же мне убить эту гору мяса, - подумал Крокачет, - Он мощный, но неповоротливый в своей броне, нужно это как-то использовать. Ах, есть одна мысль – это рискованно, но надеюсь, что духи предков будут на моей стороне.
Крокачет вдруг рванул с места навстречу Кринак’Гезу, но через несколько шагов поменяв направление, ушёл вправо. Воин замахнулся, но старик перекатом ушёл из-под удара и вдруг резко развернувшись, бросил Кринак’Гезу в лицо комок грязи, тот бросил щит и начал левой рукой протирать глаза, размахивая топором перед собой. Это и было нужно Крокачету – он отвёл руку с ножом назад и когда воин убрал руку с лица, метнул свой охотничий клинок Кринак’Гезу прямо в глаз. Воин умер мгновенно, на землю упал уже труп и Крокачет развернулся посмотреть, как дела у Рагон’Каза.

Рагон’Каз бросил свой топор на землю, вытащил из ножен охотничий тесак и подошёл к оглушённому воину всё ещё лежащему на земле, отопнул его топор подальше и присев, всадил ему нож прямо в сердце. Орк дёрнулся и затих.

- Славная была битва, старик, - сказал, улыбаясь, Рагон’Каз поворачиваясь к Крокачету, - я видел, как ты завалил этого бугая – грязно, но эффектно. Голова не болит?
- Пошёл ты! – ругнулся старик. – Зачем убил лежачего? Он мог бы нам пригодиться.
- Каким образом этот вонючий кусок мяса мог бы нам пригодиться?
- Например, он мог сказать, почему они напали на нашу деревню и куда увели выживших. Ты разве не заметил, что на улице лежат в основном трупы стариков, калек и нескольких наших воинов? Прислушайся, звуков боя не слышно, враги ушли.
- Действительно, - ответил Рагон’Каз. – Кстати, а где Морава?
- Я убедил её остаться на холме.
- Убедил?
- Вырубил её, чтобы не лезла под руку, не хочу, что бы с ней что-то случилось, да и не стоит ей видеть всё это.
- Верно, пойдём - главная площадь уже близко.
Орки пробирались по развалинам деревни медленно и осторожно. Захватчики ушли, убив всех, кто оказывал сопротивление и, сжигая всё, что не смогли унести. В сожжённой деревне остались только трупы и несколько гротов-мародёров, которых охотники не без удовольствия убили…
Развернуть

Новый Год писанина написал сам 

Сейчас уже немногие помнят настоящий смысл Нового Года. Но иногда ещё находятся люди, от которых можно услышать следующую историю. Когда-то давно на Севере жил гордый и вольный народ снежных эльфов. Они занимались наукой и искусством, а их общество было свободным и прогрессивным. Всё изменилось в одночасье, когда в их землях непонятно откуда появилась ледяная башня. Стали пропадать женщины и дети, ночью из селений стало опасно выходить, а немногие вернувшиеся с охоты, рассказывали истории о снежных троллях. Однажды одна из пропавших вернулась в свою деревню, рассказав, что была похищена Красным Стариком, он держал эльфов в своей башне, ставя над одними бесчеловечные опыты, меняя одних, другие же работали в его лабораториях до тех пор, пока не падали замертво от непосильного труда. Свободный народ понял всю угрозу, и решил дать Колдуну из Башни бой. Они послали гонца к ещё молодому в те времена королевству людей, предложив им объединиться перед лицом такой угрозы. Люди согласились. Когда объединённая армия подошла к Твердыне Холода, на балкон башни вышел Красный Старик. Он обратился к людям, предложив им встать на его сторону, воздев мечи против своих союзников. За это подлое предательство он обещал награждать их каждый год в этот самый день, отныне и до конца времён. Уже в те далёкие времена, сердца людей были чрезвычайно порочны. Пламя алчности разгорелось в них, подобно лесному пожару. Не успев опомниться, большинство эльфов было убито, остальные же достались Снежному Колдуну в качестве рабов. Весь год они работают, с перерывами только на короткий сон и скудную еду. И только в один день у них случается передышка, когда Старик с Севера покидает цитадель, дабы исполнить свою часть договора. Этот день служит им напоминанием о тех днях, когда они были свободны, и даёт понять, что более свободы им не видать никогда.
Новый Год,писанина,написал сам
Развернуть

патриотизм лжепатриотизм комплекс неполноценности патриоты длиннопост статья писанина песочница политоты песочница удалённое ...политота проблема современности чувство общности 

Нашел интересную статью на форумах о "патриотизме". Автора не знаю, извиняйте. Статься зацепила так сказать, поэтому решил поделиться ей с вами.

- Вы к политике как относитесь?
- Хорошо.
- Актив, пассив?
- ???
- Ну вы там, это депутат или так, телевизор смотрите?

В наши дни можно легко встретить в сети и даже в реале таких забавных личностей, которые с яростью будут доказывать всем, что их родная страна самая странная страна среди всех других стран, а другие страны - это застранные страны, а их обитатели вообще - совсем странные.
За этим замечены представители многих стран. Эти товарищи приводят в качестве доводов своих взглядов всяческие ссылки, копипастят большие статьи с разных сайтов, с одной лишь целью, доказать, что Россия (Украина, Эстония... вписать по вкусу) родина слонов, или даже мамонтов. А все другие страны им в подмётки не годятся, а их обитатели - сплошные ублюдки и вообще убогие люди, одним словом.
Знакомо?
Думаю да.

Можно ли назвать таких товарищей патриотами? Ведь по сути, они как раз проявляют самую настоящую любовь к своей стране, считают её самой-самой.
Лично я считаю, что нет - это не патриотизм, а проявление комплекса неполноценности.
Вернее - его компенсация. Одна из множества возможных.
Как это работает?
Если человек неосознанно ощущает свою собственную личностную ущербность, слабость, незначительность, то он ищет способы это как-либо скомпенсировать. В принципе, такие ощущение присущи практически всем, в определённом возрасте и в некоторых жизненных периодах. Способов компенсации данного неприятного ощущения весьма много, самые тривиальные - это уход в себя, свои мелкие проблемы и банальное потребительство, межличностные отношения, работу. Такая обычная социализация.

Однако, если у человека есть некоторый потенциал вырасти в более масштабную личность по сравнению с большинством других людей, то у него начинает работать компенсация путём присоединения к "большой группе". "Большой группой" может быть группа людей, город, страна, идея, всё вместе взятое, с чем себя начинает внутренне отождествляться данный человек. Он теряет часть своего эго, приобретая за это внутренюю причастность к чему-то несоизмеримо большему, нежели это самое единичное человечское эго. По сути так заделывается та самая брешь в этот эго, пробитая комплексом неполноценности.
Повторюсь ещё раз - это свойственно далеко не всем людям, а только тем, чей масштаб личности способен подняться над естественным эго.
Что в общем, то же в некотором роде является компенсация каких-то нарушений развития, которые нарушают естественное развитие эго человека. Причин, котороые приводят к этим нарушения много, но именно благодаря ним иногда получаются люди, которые реально способны мыслить не только интересами своей собственной задницы, но и масштабами всего человечества вцелом, а то и выше. Эти люди имеют в себе потенциал вырасти до буквально говоря - сверхлюдей, которые способны смотреть на людей и на себя самих сверху, видеть гораздо больше, чем видят обычные люди. У них есть возможность не просто видеть всё сверху, но и воспринимать окружающий мир как части себя самого, переживая за него так же, как переживают обычные люди за себя.

Таких людей в общей массе совсем не много, но они есть. А большинство нормальных людей считают таких, как минимум, странными, особенно если эти "странники" интересуются вопросами глобального масштаба больше, чем привычными им обычными эгоистичными интересами.

Однако потенциал масштабной личности далеко не всегда раскрывается в этот самый масштаб. Большинство таких личностей ограничиваются эмоциональным уровнем реагирования. То есть для них, в первую очередь, важно создать для себя эмоциональное чувство собственного превосходства над другими людьми, посредством формирования ощущения превосходства своей "большой группы" над другими группами и тем более над их представителями. Те, кто не присоединяются к их мнению, считаются ими или просто неразумными, или вовсе недочеловеками, а представители других "больших групп" - врагами.
Но опять же повторюсь - это реагирование идёт на эмоциональном уровне, который для этих людей реально позволяет временно преодалеть свой собственные комплекс неполноценности.
Который они скорее всего закомпенсировали так, что его совсем не осознают. Они вытеснили этот комплекс вовне и действуют уже на автомате, и для них потребность посредством оперирования выбранной "большой группы" поднимать себя, подавляя других - является невротической.

Так "развлекаются" многие эмигранты (уеженцы), обиженные мальчики и девочки, сектанты, "истинно верующие", жертвы политической пропаганды и многие другие.

Если в качестве "большой группы" выбрана страна, то в случае такого вот эмоционального поднятия себя - это является выраженным лжепатриотизмом. Ибо эти действия не предполагают ничего иного, нежели создания эмоций, часто на совершенно пустом месте.

Надо ли говорить, что проявления этого лжепатриотизма идут скорее во вред той стране, которая выбрана в качестве объекта почитания тем, кто так прикрывает свой комплекс неполноценности?


Чем же настоящий патриотизм отличается от лжепатриотизма?
Даже если вроде бы их проявления могут быть достаточно похожи друг на друга?
Истинный патриотизм рационален, а не эмоционален. Или не только эмоционален, а больше рационален. Он не столько создаёт эмоциональную волну, сколько создаёт активную и актуальную информацию. Он вполне взвешен, и весьма часто объективен. Он обоснован реальными фактами и рациональными аргументами и не требует для своего отстаивания перехода в эмоциональную плоскость.

Да, лжепатриоты совсем не редко стремятся использовать иноформацию, даже объективную, в своих целях. Но если мы хотим увидеть кто перед нами, патриот или лжепатриот, сразу стоит смотреть, на достигаемые этим товарищем цели. Если они имеют исключительно эмоциональную направленность, особенно в том, что бы поднять себя и опустить других - то тут уже сразу всё понятно, с кем мы имеем дело.

Лжепатриоты бездарно просерают свой потенциал, расходуя ресурсы на пустые эмоции, вместо реального движения в сторону собственного развития и собственных действий на благо той самой "большой группы" с которой они себя отождествляют. Да, некоторые из них могут постепенно перерасти себя и стать реальными патриотами и даже реальными политиками, но для этого им требуется однажды понять, чем они занимаются и что они делают. Им требуется принять свой собственный комплекс неполноценности и реально встать над самим собой, увидев картину мира реальной, а не той, которую так хотелись бы видеть.
Развернуть
Комментарии 2 25.02.201617:26 ссылка -0.6

Warhammer 40000 фэндомы Orks охуительные истории писанина многобукаф написал сам 

Воот, настрочил вторую часть. вроде времени прошло много, поэтому глаза тех немногих кто читал, надеюсь, успели зажить.

С придумыванием отдельного названия для блокировки что-то туго, поэтому просто кидайте минусы.

Ссылка на 1 часть: http://wh.joyreactor.cc/post/1840979




Теперь надо рассказать о немногочисленной команде, залутанной вместе с кораблем.Ее костяк составляли пара меков, постоянно кучкующихся у гиперфорсированных движков.Никто толком не знал, чем они заняты:то ли они следили за тем, чтобы вся эта конструкция не полыхнула сверхновой в реалиях варпа, то ли они на ходу дорабатывали конструкцию двигателя, не взирая на его сверхактивное состояние.Далее шли несколько десятков гротов, выполнявших всю грязную работу на всех палубах, и один старенький runtheard, имя которому было Гардруп .Не известно, сколько ему было лет, как давно он жил на этой посудине и как ему удалось так долго прожить.Однако, гонять гротов он мог лучше всех, а его выговоры/побои ( он был несговорчив и компенсировал это частойтой ударов) были слышны сквозь шум движков даже на противоположном конце кораблика.Далее следовал стандартно безмуный пейнбой,любящий выпить и которого все звали Ножовкой.Прозвали его так за умение отсоеденить от вас ненужную, по мнению доктора, конечность во время операций любых сложностей: будь то замена поврежденной культяпки протезом или банальное наложение швов.Список странных личностей, подлежащих учету и описанию, замыкается бравым пилотом, непонятно как угнаным из клана Злосолнц.Да, вы не очитались, его именно УГНАЛИ.Ввиду разнообразности орочьей жизни, этот парень,Крукк, лишился нижних конечностей, которые в последствии были заменены целым байком-протезом.Однако этот факт не помешал Спактру затащить его в кабину,а мекам впаять его в панель управления.Но он был, черт побери, лучшим  в своем деле: вбросить десант в небольшую брешь во вражеской цитадели, протаранить корабль противника любого размера и прочности без критических повреждений для своего,пропутешевствовать под днищем другого корабля будучи незамеченным? Да как раз плюнуть! Поэтому складывалось впечатление, что Крукк родился сразу весь в синей краске.

Далее я попробую описать эту небольшую, но очень гордую посудинку, резво бороздящую в данный момент незабываемые пространства Варпа.Известно всем, что орочья техника в большинстве своем представляет собой несколько куч мусора, связанных между собой изолентой и надеждой.Меньшенство же предстовляет собой все те же кучки мусора, но уже неравномерно размазанные по технике, некоторым образом позаимствованной у других представителей 40го тысячелетия.И да, на этом моменте Омниссия плачет, ведь орки не брезгуют и имперскими вундервафлями.Но с нашим корабликом все обстоит иначе.Изящная конструкция,взысканная у эльдар (а теперь время плакать КЧ),еще попросту не успела обрасти "полезными" модификациями, как обзаводится юный хаосит лишними, или не лишними, если вы за бога наслаждений, конечностями в Оке Ужаса, поэтому единственные новшества, привнесенные в изначальную конструкцию, были призваны лишь залатать дыры в обшивке.Эллипс корпуса заканчивался раньше, чем планировали костопевы: нос был отсрелен в ходе приватизации.Коротенькие крылья,распологающиеся в задней части, были усилены двумя широкими шпалами, способными сохранить взаимосвязь движков и остального корабля.Пожалуй, единственным серьезным вмешательством меков была установка спаренного орудия под днище,светивщегося неуютным зелено-кислотным цветом, способным напугать даже самых героичных комиссаров Империума, и интегрирование наилучшей системы маскировки - весь корабль был выкрашен в фиолетовый цвет.Внутреннее убранство соблюдало строгий стиль минималистической анархии, то есть пространство корабля было не до конца обжито, а все предметы, относящиеся к интерьеру, были неравномерно распределены между первыми лутазами, попавшими на борт еще при набеге.Пространство это размещалось в 4 палубных плоскостях, соединенных лифтом, отчаяно не хотевшим работать как полагается: он или застревал, или включался закрывающий путь на свободу кинетический барьер, или вообще пассажиров начинало неплохо так потрясывать от переодичных разрядов электричества. Поэтому у всего экипажа выработалось стойкое нежелание покидать свою палубу. Вот только у гротов никто не спрашивал, а Спактру приходилось навещать своих "специалистов" для раздачи улучшающих производительность затрещин по долгу службы - босс, как-никак.


Развернуть

Warhammer 40000 Wh Песочница фэндомы писанина бэк Wh Crossover Игры Quake 2 в комментах ещё Quakehammer ...Wh Other Quake 

Когда наука заходит слишком далеко.,Warhammer 40000,warhammer40000, warhammer40k, warhammer 40k, ваха, сорокотысячник,Wh Песочница,фэндомы,писанина,бэк,Wh Crossover,Wh Other,Quake,Игры,Quake 2,в комментах ещё,Quakehammer
Развернуть
В этом разделе мы собираем самые смешные приколы (комиксы и картинки) по теме писанина (+17 картинок, рейтинг 85.4 - писанина)