Clueless manapunk, глава 3(1) / текст :: Clueless manapunk (название временное) :: разное :: Истории

разное текст story Clueless manapunk (название временное) 

Clueless manapunk, глава 3(1)

Предыдущая часть: http://joyreactor.cc/post/4060212
Первая часть: http://joyreactor.cc/post/4052961

В воздухе плавали крупные хлопья гари. Они кружились, распадаясь на серый прах, мгновенно покрывавший одежду, и оставлявший мелкие, противные ожоги на коже. Зиверт поправил постоянно сползавшие защитные очки и взглянул вперёд. Караван, освещаемый заходящим солнцем, медленно полз вдоль террикона — вереница серых пятен в отравленном воздухе. Зиверт огляделся в поисках отца. Тот шёл рядом, раздражённо смахивая пепел с очков. Заметив, что Зиверт встал и уставился на него, он присел рядом и что-то пробубнил. Защитная маска скрадывала голос почти до полной нечленораздельности. Зиверт покачал головой, показывая, что не понимает. Отец шумно вздохнул, набрал в лёгкие воздуха и нащупал застёжку на затылке. Съехавшая набок маска открыла его лицо — довольно молодое, хоть и покрытое явной сеткой морщин. Прищуренные зелёные глаза смотрели устало, но внимательно. Отец придвинулся поближе к сыну, и, заслоняя их обоих рукой от везедсущей пыли, сказал:

— Проснитесь, некромант!

Зиверт вздрогнул и проснулся.
Та же долина, те же терриконы, но пепел завис в воздухе, а все живые люди пропали со сцены. Кроме одного. Высокий человек в тяжёлом пыльнике и защитной маске оглядывал окружающий пейзаж. Вдаль уходили новые и новые отвалы шлака и грязи, а дымившиеся трубы почти терялись в смрадном воздухе.

— Где мы? — Неожиданно спросил незнакомец.
— Кажется… — Пробормотал Зиверт, — кажется, это из одно из моих воспоминаний. Отец тогда первый раз взял меня на вылазку в вихревую зону. Мне тогда было…
— И весь мир сейчас выглядит вот так? — Перебил незнакомец. Маска совершенно не искажала его голоса, как будто он шёл не из-под неё, а откуда-то со стороны.
— По большей части. — Зиверт равнодушно пожал плечами. — Насколько я помню, он всегда таким был. Говорят, виной всему Разрыв.
Незнакомец вздрогнул, как будто его ударили.
— Нет, прошептал он, — нет, не может быть. Неужели… — Он обернулся к Зиверту, — но ведь ты живёшь там?
— И не я один, - подтвердил Зиверт. — Но кто, чёрт возьми…
— Некогда. — Оборвал его пришелец. — Найди нас. Скорее.
Он окинул окружающий ландшафт невидящим взглядом.
— Эта связь прервётся в любую секунду. Времени мало.
Некромант поморщился.
— И кого я буду искать? И где? Я вообще склоняюсь к мысли, что всё это просто галлюцинации, которые мне подсовывает моё сознание.
Незнакомец явно задумался.
— Это вполне возможно. — Ответил он, наконец. — Твою душу чуть не затянуло сюда, возможный шок...
Мир вокруг вдруг поплыл и смазался, чётким осталась только печальная фигура незнакомца.
— Погоди, откуда... - крикнул Зиверт, чувствуя, что падает куда-то, но не успел закончить.

Вокруг были всё те же стены инквизиторского дома. Солнце, пробивавшееся через заколоченные окна, было тусклым, вечерним. Видимо, прошло не меньше нескольких часов. Спиной он ощущал грубые доски. Наверное, его переложили на одну из скамей, стоявших в зале. В руке билась неприятная, пульсирующая боль. Зиверт осторожно поднял конечность на уровень глаз, чувствуя, как её то обдаёт ледяным холодом, то бросает в жар. Кожа на руке была почти белой, тёмная сеть сосудов выделялась, словно письмена на бумаге.

“Легко отделался”, — мрачно подумал Зиверт. Что бы тут не произошло, ощущение, что он чудом избежал чего-то кошмарного, не отпускало. Некромант закрыл глаза, и попытался вспомнить, что чувствовал в тот момент, когда потянулся в неизвестность. Шевелящаяся масса. Ощущение присутствия. Как будто кроме него и того, за кем он тянулся, там скрывался кто-то ещё. Словно он стоял посреди бальной залы, накрытый балдахином, а вокруг перешёптывались люди.
“Как будто… но это невозможно, — думал некромант, — за Завесой не может быть...”
За Завесой. Если только он потянулся именно туда. Зиверт скрипнул зубами, чувствуя, как к щекам приливает жар. Сунул руку в осиное гнездо, дурак, и удивляется, что его ужалили. Он приподнялся на локтях и прислушался. Со второго этажа доносились приглушённые голоса.
— Эй, — позвал Зиверт. — Милли?
Голос стихли, потолок заскрипел от быстрых шагов. На лестнице показалась Милли в сопровождении инквизитора.
— … в полном порядке. — Беззаботно завершила она, спускаясь вниз. — Говорю вам, этого парнягу так просто не убить.
— Очень жаль. — Сумрачно отозвался инквизитор. Он остановился в нескольких шагах от лежавшего Зиверта и скрестил руки на груди. Зиверт судорожно попытался подняться.
— Я… — начал было он.
— Вы знаете, куда вы влезли? — Оборвал его Торрес.
— Я… — снова начал Зиверт, но закашлялся. — Нет, боюсь, я не знаю, герр инквизитор.
Торрес медленно выдохнул сквозь зубы. Милли за его спиной сделала страшные глаза и показала один из пальцев.
— Тогда какого… впрочем, не отвечайте, я сделаю это за вас. — Инквизитор задумчиво сделал несколько шагов в сторону заколоченного окна. — Раз за разом, год за годом появляются такие, как вы. Вы получили степень бакалавра, абсолютно незаслуженную уверенность в собственных силах и стремление всюду сунуть свой нос. Я бы, разумеется, сказал вам: “не в коем случае не пытайтесь вызвать дух неизвестного человека, лежащего в моём доме”, если бы мог предположить, что подобное вообще может прийти кому-то в голову.
Он помолчал, и неожиданно добавил:
— Впрочем, отчасти это вина Академии. Напомните, как звучит напутствие, которым они сопровождают пинок под зад?
Зиверт, в памяти которого оно звучало как “идите и всюду суйте свой нос”, слегка растерялся.
— Э-э-э… — протянул он.
— Именно. — Инквизитор резко обернулся. — Именно. И вы идёте, вооружённые своими обрывками знаний, и копаетесь в забытых тайнах прошлого. Ах, как романтично, как важно и нужно! Знаете, сколько раз мир оказывался на грани уничтожения из-за того, что очередной недоучка нашёл то, чему лучше оставаться потерянным?
Инквизитор явно любил риторические вопросы. Зиверт что-то неразборчиво буркнул. Он чувствовал себя нашкодившим школяром.
— Восемнадцать.
Милли подала голос.
— Ну, это ещё…
— За прошлый год. — Скривился инквизитор. Он выдержал паузу, остывая, и продолжил уже спокойнее. — Согласен, есть определённый смысл в том, чтобы поручить поиски хотя бы отчасти компетентным людям, а не ждать пока, до артефактов доберутся мародёры, мутанты, и ещё чёрт знает кто. Однако, Зиверт, послушайте доброго совета: если продолжите отважно тыкать пальцами во всё непонятное, закончите в лучшем случае покойником.
— Так… кто, всё-таки, там лежит? — Спросил Зиверт, пересиливая жгучее желание с головой накрыться одеялом.
— Вопрос, с которого следовало бы начать. — Хмыкнул инквизитор. — Я не знаю. Он попался мне на глаза, когда шёл с очередной толпой зомби. Слишком бросилась в глаза его одежда. Не мёртвый, это я выяснил, но где его душа? Вы сами что-нибудь узнали?
Зиверт покачал головой.
— Какие-то видения. Кажется, кто-то со мной говорил, но я не могу вспомнить ни единого слова.
Инквизитор тоже покачал головой, словно передразнивая.
— Если бы я не оборвал контакт, вы бы точно знали, где находится его душа. Но вряд ли смогли бы нам рассказать. Тело, бродящее по округе в лабораторном халате, не может вести ни к чему хорошему. Особенно учитывая, что ни одной известной мне лаборатории здесь нет. Потом, вы обратили внимание на странность местных жителей?
— Да. — Неожиданно сказала Милли. Инквизитор взглянул на неё, но она не стала продолжать. Не дождавшись ответа, он продолжил:
— Они не фантомы, не чудовища. Не исчезают по ночам, но редко выходят на улицу. Если сможете поймать кого-нибудь вне помещения — так уж и быть, можете ткнуть в него пальцем. Капуста, которую они тут выращивают в грязи, отвратительна на вкус, но вполне материальна. Что-то с ними не так, но что именно? Короче, — он встряхнул головой и ударил кулаком о ладонь, — повторяю, Зиверт, будьте внимательны. Никаких больше необдуманных поступков. Что бы тут не происходило, нам придётся вызвать подмогу. А им, в свою очередь, пригодится любая информация. Вам ясно?
— Да. — Кивнул Зиверт, но решил, что выразился недостаточно ясно, и повторил, — да, герр инквизитор.
— Вот и славно. — Отозвался тот, разворачиваясь к лестнице. — Не заставляйте меня писать отчёт о вашей гибели, это ужасная бумажная волокита.

Милли проводила инквизитора взглядом.
— Ладно. — Бросила она Зиверту. — Теперь потрудись объяснить мне, какого чёрта произошло.
Некромант осторожно поднялся на локтях.
— Я уже сказал, — ответил он, опуская ноги на пол. — Понятия не имею. Я с таким ещё не сталкивался.
Он привалился к стене и прикрыл глаза. Милли вздохнула и села рядом.
— Ненавижу неопределённость. Помню, в семьдесят восьмом, когда нас выгрузили в джунглях и велели охранять высоту, было то же ощущение. Темнота, взрывы, вспышки. Где свои, где чужие, куда стрелять, куда бежать.
— Легендарная кампания на Островах? — Спросил Зиверт. — Это первая или вторая?
— Вторая.
Зиверт ободряюще ткнул её кулаком в плечо.
— Ну, насколько я знаю, её ты пережила. Брось, мы справимся, надо только немножко собраться. Пока ещё ничего страшного не случилось, день только потеряли.
— Правда. — Милли пожала плечами. — Ну, какой у нас дальнейший план?
— Думаю, надо узнать, что вообще в округе может представлять интерес. Спросить инквизитора, местных и Франца — в таком порядке. Деревня явно не эпицентр событий. Чёрт, да тут даже подвалов нет. Где им прятать свидетельства каннибальских оргий?
Он встал и потянулся.
— Иди, спроси кого-нибудь в деревне. Я расспрошу Торреса. Встретимся дома, а к Францу заглянем завтра, перед выходом. Идёт?
— Ладно. — Милли тоже встала. — Надеюсь, ты сможешь хотя бы пятьдесят метров пройти, не вляпавшись ни во что.
— Ничего не обещаю! — Фыркнул некромант, направляясь к лестнице.

Поднимаясь наверх, Зиверт ощущал растущее беспокойство. Конечно, большинство историй о кошмарных застенках Инквизиции были неправдивы. В их обязанности вообще не входила ни слежка за настроениями в обществе, ни искоренение крамолы, ни похищение диссидентов по ночам с целью запытать их до смерти. Ни к одной из церквей инквизиция тоже отношения не имела, подчиняясь напрямую министерству внутренних дел. С другой стороны, сам характер работы инквизитора предполагал постоянные столкновения с такими тайнами и кошмарами, о которых обычный человек даже не подозревает. Зиверт хорошо помнил метаморфозы, происходившие с молодыми инквизиторами. Обычно их вербовали из студентов старших курсов. Сначала они приходили в паб, недалеко от студенческих общежитий, вместе с остальными студентами, пыжась от гордости и купаясь во всеобщем внимании. Но чем дальше, тем менее словоохотливыми они становились. С каждым посещением они всё сильнее мрачнели, отдаляясь от шумных компаний и предпочитая молча пить в компании коллег. А потом пропадали вовсе. С опытными инквизиторами Зиверт общался крайне редко, просто потому что требовалось прилагать усилия для того, чтобы они вообще заметили собеседника. Торреса отличала заметно большая человечность.
“Результат работы в поле, может быть?” — подумал Зиверт, занося руку, чтобы постучаться.
— Войдите! — Раздалось из-за двери за мгновение до того, как он до неё дотронулся. От неожиданности Зиверт на пару секунд замер, но взял себя в руки и вошёл. Кабинет инквизитора, как и всё остальное в этой деревне, богатством не блистал. Стол, заваленный какими-то бумагами, несколько полок, прибитых прямо к стене, да ещё одна прямо под заколоченным окном, напротив двери — видимо, Торрес приделал её сам, потому что под остальными окнами таких не было. Сам инквизитор стоял спиной ко входу и что-то задумчиво на ней двигал.
— Садитесь, — сказал он, неопределённо махнув рукой. — Ещё пару минут.
Зиверт неуверенно взял стул и, подвинув его к столу, сел, стараясь ничего не задеть. Вокруг были разложены какие-то приборы, но все они имели кустарный вид, как будто их собирали на коленке да ещё в страшной спешке. Торрес, добившись, наконец, какого-то результата, разогнулся. Странная система камней на полке озарилась мягким закатным светом, а в воздухе над ней заплясали тусклые огни. Зиверт, с интересом наблюдавший за ними, почувствовал, как голову охватывает неприятное онемение. Он сморгнул и отвернулся.

— Итак, — сказал инквизитор, присаживаясь за стол, — чем могу помочь?
Зиверт открыл было рот, но Торрес тут же спохватился, перебивая сам себя.
— Ах да. Вам хочется узнать, в каком направлении копать. Я рассказал кое-что вашей спутнице, пока вы лежали без сознания. Она сказала, у вас нет подробной карты местности. Так?
— Нет. — Ответил Зиверт. — В смысле, нет, подробной карты у нас нет, только общая.
— Конечно, откуда вам её взять. — Хмыкнул инквизитор, открывая стоявший под столом сундук. — Сейчас… Можете пока налить себе чаю.
Зиверт взялся за чайник, стоявший на столе и огляделся в поисках кружки. Её не было. Он осторожно поставил чайник на место. Инквизитор, перебиравший бумаги, ничего не заметил.
— Должен сказать, — вдруг сказал он, шурша бумагами, — что ваша спутница… как там её?
— Милли.
— Да, Милли. Она намного живее, чем я ожидал от нежити.
Зиверт нахмурился.
— Она не совсем нежить, герр инквизитор. Это довольно сложный вопрос.
Торрес взглянул на него поверх пачки бумаг, которую держал в руках.
— Расскажите в двух словах. Ведь это вы её оживили?
— Не совсем. Как у вас с теоретической некромантией?
— Базовые знания. — Инквизитор неопределённо пожал плечами. — Редко приходилось сталкиваться, буквально пару раз.
— Тогда так. — Зиверт прокашлялся и начал, стараясь не впадать в менторский тон. — На сегодняшний день основной моделью мира является модель Янковского - Крюгера, согласно которой мир представляет собой сферу, которую пронизывает так называемый Ветер, поток магии.
— И Крюгера притянули? — Заинтересовался Торрес. — Когда я учился, её называли просто моделью Янковского. Считалось, что студентов лишние подробности собьют с толку.
— Её уточняют чуть ли не каждый день, — вздохнул Зиверт. — Но это детали, сама модель особо не менялась. Ей сейчас всё объясняют, очень удобно. Например, заряженные камни, согласно ей, на самом деле не заряжаются, а замедляют Ветер, который сквозь них проходит. Соответственно, когда умирает человек, его душа — пуф..!
— Пуф. — с иронией повторил инквизитор. Зиверт запнулся.
— Хм… ну да, простите. Так вот, душа уносится Ветром за пределы Завесы или Вуали, или как там её сейчас модно называть. Не все души уносит целиком, почему — до сих пор не ясно. Но чем сильнее она привязана к материальному миру, тем большая часть остаётся здесь. А душа Милли — она осталась целиком.
— Так. — Хмыкнул инквизитор, откладывая один листок. Остальные бумаги он бросил обратно в сундук. — А причём тут вы?
Зиверт пристально взглянул на него. Может ли инквизитор так мало знать о некромантии? Или это какая-то проверка?
“Он говорил, что почти не спит, — вспомнил Зиверт слова Милли, глядя на бледное усталое лицо Торреса с залёгшими под глазами тенями, — чем же тогда он занимается?”
— Просто случайность. — Ответил он вслух. — Мне было лет шесть, когда мы с отцом отстали от каравана и на нас напали мутанты. Я очень хотел, чтобы нам помог хоть кто-нибудь. Это было посреди вихревой зоны, ну, знаете, там где Ветер задувает сильнее всего. Куча хаотичной магии вокруг. Я послужил точкой фокусировки, и душа Милли смогла воплотиться в жизнь. По сути, она сама воскресила себя.
— Каравана, значит. — Протянул Торрес. — Посреди вихревой зоны. Да ещё с отцом. Вы, значит, потомственный мародёр, Зиверт?
Зиверт поморщился и коротко кивнул. Инквизитор пожал плечами.
— Что ж, это многое объясняет. А мне, похоже, не помешало бы подтянуть теоретические знания. Держите схему. Я рисовал её от руки, так что на особую точность не расчитывайте, но примерное представление она даёт. Я отметил на ней приблизительные границы барьера, места, где я побывал и куда собирался сходить. Не стесняйтесь делать свои пометки.
Зиверт развернул карту. Полоска, обозначавшая реку, пересекала её почти строго посередине. Барьер был начерчен несколько раз, сначала едва заметной линией, потом более уверенно, двумя окружностями, образующими цифру восемь. Область севернее деревни была отмечена слабой штриховкой. Инквизитор ткнул в неё пальцем.
— Зомби приходят с севера, со стороны поля боя. Судя по всему, запас трупов там практически неограничен, но оживают не все. Навскидку я бы сказал, что там есть какая-то протечка, что-то, постепенно распространяющее магию. Но пробиться туда мне не удалось даже днём, так что с уверенностью сказать нельзя. Кроме того, вихревых зон в округе никогда не было, а ещё один Разрыв… я думаю, мы заметили бы.
— Может быть, заработала какая-то древняя машина. — Задумчиво сказал Зиверт. — Или наоборот, перестала работать. Или...
— Короче, — Прервал его инквизитор. — Если вы найдёте способ туда пробраться, я бы с удовольствием послушал. Пробиться туда грубой силой можете даже не пытаться.
Он вытащил из ящика несколько невзрачного вида серых камней и два листа бумаги.
— Я выдам вам несколько заряженных камней. Пересчитайте, впишите количество сюда и подпишите оба экземпляра. Если что, сможете начертить сигнальную руну и усилить её камнем. За барьер сигнал не пробьётся, конечно, но...
— Погодите, — удивился Зиверт. — Но ведь ритуалы здесь не работают!
Инквизитор замер. Весь — от глаз до руки с пером.
— А, уже попробовали? — Поинтересовался он. — И как результат?
Зиверт сбивчиво рассказал о попытке проведения ритуала обнаружения нежити и о её последствиях. Торрес внимательно слушал и кивал.
— Ну да, да. — Сказал он, когда Зиверт закончил. — Всё так и есть. А я ведь забыл вам рассказать. Хорошо, что вы это выяснили. Но сигнальная руна это не совсем ритуал, так что может сработать. В крайнем случае её подавит эта блокирующая сила, но зато потом мы сможем найти ваш труп, если что случится. Нужно думать о будущем, господин некромант.

Подробнее
разное,текст,Истории,Clueless manapunk (название временное)
Еще на тему
Развернуть
Следующая часть: http://joyreactor.cc/post/4066060
Bronski Bronski 05.09.201902:58 ответить ссылка 0.0
Только зарегистрированные и активированные пользователи могут добавлять комментарии.
Похожие темы

Похожие посты
Речь Саши Спилберг в Госдуме,News & Politics,новая газета,саша спилберг,влог,выступление,госдума,блогеры,соцсети,депутаты,вконтакте,В Госдуме начались парламентские слушания «О молодежной политике в РФ», на которые впервые позвали популярных видеоблогеров Youtube. О себе и своем понимании молодежной
подробнее»

политика цензура болтовня длиннопост

Речь Саши Спилберг в Госдуме,News & Politics,новая газета,саша спилберг,влог,выступление,госдума,блогеры,соцсети,депутаты,вконтакте,В Госдуме начались парламентские слушания «О молодежной политике в РФ», на которые впервые позвали популярных видеоблогеров Youtube. О себе и своем понимании молодежной
г, и? с иашщдив; шао;у геркакзд ^ советс^.: си^о^:.
Правительство СССР в
Правительство Германии
Руководимое желанием укрепления дело г яра ••етлду СССР п Германией и исходя из основных положений договора о нейтралитете, заключенного иехду СССР к Германией в апреле 1926 года,
приели к следующему
подробнее»

Я Ватник,# я ватник, политика песочница политоты Великая Отечественная Война История Пакт Молотова-Риббентропа

г, и? с иашщдив; шао;у геркакзд ^ советс^.: си^о^:. Правительство СССР в Правительство Германии Руководимое желанием укрепления дело г яра ••етлду СССР п Германией и исходя из основных положений договора о нейтралитете, заключенного иехду СССР к Германией в апреле 1926 года, приели к следующему