Clueless manapunk, глава 5(1) / текст :: Clueless manapunk (название временное) :: разное :: Истории

разное текст story Clueless manapunk (название временное) 

Clueless manapunk, глава 5(1)

Предыдущая часть: http://joyreactor.cc/post/4080668
Первая часть: http://joyreactor.cc/post/4052961
То же самое, но на author.today: https://author.today/work/45021

Ржавая дверь вздрогнула от удара, но не поддалась. Милли прищурилась, словно это было личное оскорбление.
— Милли! — Простонал запыхавшийся Зиверт.
— Погоди-погоди, сейчас.
От второго удара бетонная коробка вздрогнула от основания до крыши.
— Что за…
— Да на себя! Она на себя открывается!
— О.
После непродолжительной паузы дверь заскрежетала несмазанными петлями, и клуб затхлого воздуха порхнул им в лица. Милли и Зиверт ввалились внутрь и потянули за собой дверь. Тусклый свет, лившийся из узких щелей под потолком, выхватывал из полумрака металлические ящики вдоль стен. Пол был завален бумагой, уже поросшей мхом.
— Окна! — Вскинулась Милли и одним прыжком взлетела на ящик. Тот отозвался гулким металлическим звоном. Окна представляли собой щели в голом бетоне, как у почтового ящика, шириной примерно в две ладони. Стальные ставни тоже проржавели, как и всё остальное, но поддавались. У одной петли рассыпались от прикосновения, так что пришлось заклинить её в окне огрызком проволки и каким-то мусором, в спешке найденным на полу. Только закончив вбивать стальную пластинку в раму, Милли спрыгнула с ящика и, пригнувшись, замерла. Зиверт тоже замер. Несколько секунд они напряжённо вслушивались. Стрекочущие машины-жуки продолжали летать по округе, издавая то звон то свист, но звучали они как-то неуверенно, рассеянно.
— Потеряли. — Решила Милли, разгибаясь. — Они не знают, где мы. Подождём с полчаса, а потом можно будет зажечь свет.
Зиверт устало плюхнулся на пол, но тут же вскочил. Там лежало что-то острое. Слепо шаря в темноте руками, он нашёл место, более или менее свободное от арматуры и сырого, некомфортно-мягкого мха, и уселся туда. Из сумки, которую он умудрился не потерять на бегу, Зиверт вытащил трубку и принялся набивать её табаком. Вспыхнувшая спичка осветила его лицо, всё ещё красное от быстрого бега.
— Трубка тебе не идёт. — Заявила Милли. — Выглядишь глупо. Хочешь быть похожим на мага — отрасти бороду лопатой.
— Что ты понимаешь в магах, — отмахнулся Зиверт, раскуривая трубку.

Они провели какое-то время в тишине. Только хрустел табак в трубке и шуршала шинель Милли, когда та отмахивалась от подлетающих клубов дыма. Наконец, Милли щёлкнула пальцами. Зиверт, почти задремавший, вздрогнул от неожиданности. Пустые металлические коробки отозвались в тишине резонирующим звоном.
— Слушай, — прошептала она севшим голосом, и прокашлялась. — Стрёкот прекратился.
Они прислушались. Шума работающих крыльев действительно не было слышно. Летающие машины, откуда бы они не взялись, убрались восвояси.
— Пожалуй, можно зажечь свет. — Решила Милли. — Давай, колдуй своего светлячка.
Зиверт сосредоточился. Привычной последовательностью мыслей он направил магию в точку, но в тот самый момент, когда она должны была завязяться в светящийся шарик, ничего не произошло. Ощущение было не из приятных, как будто под ногой не оказалось ступеньки.
— Не выходит. — Мотнул головой Зиверт, как будто Милли могла его видеть. — Видимо, я ещё не восстановился.
— Ничего, — отозвалась она, залезая в рюкзак. — На этот раз лампа у меня с собой. Дай мне спички, только не кид… Зиверт!
— Прости. — Повинился он. — Я машинально.
Слепо шаря рукой по полу, Милли наткнулась на люк в полу. На нем стояли ящики, но край с приваренной дугообразной ручкой торчал из-под них. Мысленно отметив наличие этого люка, Милли продолжила искать спички. Наконец, нашарив коробок, она зажгла керосиновую лампу. Походная конструкция была предназначена для обогрева, а не для освещения, поэтому огонёк был защищён мелкой металлической сеткой, и света давал немного. Но всё-таки он освещал, и чёрные тени разбежались по углам бетонной коробки.
— Итак, — сказала Милли, туша спичку. — “ТАЛАнки”.
Зиверт, ожидавший вопроса, поперхнулся фразой “понятия не имею”.
— Ты знаешь, что это за штуки? — Спросил он, справившись с собой. Милли пожала плечами.
— ТелеАвтоматический Летательный Аппарат. Я не видела их с тех пор как была ещё жива. Технология была потеряна ещё во время Разрыва, и их оставалось крайне мало. Их применяли в первой хонбайской кампании, а последние несколько штук были сбиты во время Южного похода.
— Первая хонбайская — это Битва за Острова?
— Она самая.
Зиверт потёр виски, переваривая информацию. Хон-Ба был самым большим островом вечно нестабильного региона архипелага Ло. Южный поход — заключительная военная операция Империи, окончившая Войну за объединение. В результате, Империя приобрела современный вид, по крайней мере так утверждали учебники. Так или иначе, выходило, что машин такого вида не создавали уже больше века. И вдруг они обнаруживаются посреди всеми забытого поля боя, да ещё не меньше полудюжины. По всему выходило, что кто-то восстановил потерянную технологию, не поделившись с официальными властями. Кто-то, обладавший не только знаниями, но и производственными мощностями. Судя по всему, этот кто-то был уверен, что даже узнав о его существовании, власти не создадут для него значительной угрозы. Одна мысль о том, чтобы влезть в настолько серьёзные дела, вызывала дрожь в коленях.
И всё же…
Как ни старался, Зиверт не мог отделаться от тоненького голоса в голове, который напоминал о награде, положенной за возврат древней технологии. Этих денег, напоминал голосок, хватило бы чтобы найти, наконец, родителей, всё ещё скитавшихся с караваном по пустошам, построить им какую-нибудь таверну, да ещё осталось бы на безбедную жизнь до старости. Или вложиться в фундаментальные исследования магии, о которых без конца болтал Йор. Или…
— Зиверт, подбери слюни, пол зальёшь. — Мрачно посулила Милли. — Ты явно не о том думаешь.
— Что? А, да-да. Я думаю, наши планы не меняются, так? — Сказал Зиверт, украдкой вытирая подбородок рукавом. — Нам всё ещё нужно найти способ отключить барьер. И если в процессе мы случайно обнаружим какие-нибудь чертежи…
— А ты уверен, что не переоцениваешь свои силы? — Прищурилась Милли. — Насколько я помню, во время побега неизвестно от чего, ты настолько выдохся, что только что не смог создать светящийся шарик. На что ты надеешься?
— Мне просто нужно отдохнуть, — горячо запротестовал Зиверт. — И потом, — добавил он уже спокойнее, — ладно деньги, без них я проживу, хотя, признаюсь, перспектива очень соблазнительная. Но если мы уйдём, не разобравшись, что же тут творится, любопытство меня живьём сожрёт. Наверняка и тебя тоже.
Милли долго сверлила его взглядом. Зиверт изо всех сил старался выглядеть искренне и простодушно. Наконец, Милли вздохнула и махнула рукой.
— Знаешь, — заявила она, поднимаясь на ноги, — иногда я пытаюсь представить, сколько бы ты прожил, не будь с тобой меня. Пока что самое правдоподобное предположение — где-то между неделей и получасом.
Зиверт не стал уточнять, что, не встреть он её, его жизнь сложилась бы совершенно по-другому. К тому же, она всё равно была недалека от истины.

— Итак, — сказала Милли, приоткрыв ставню и оглядывая окрестности, — вечер наступил.
— Что, мёртвые встали? — Спросил Зиверт, разглядывавший ящики при слабом свете керосинки. У некоторых не было дна, зато было множество круглых отверстий. Некромант пришёл к выводу, что это не ящики, а корпуса аппаратуры, давным давно разграбленные мародёрами. Теперь он пытался найти какой-нибудь документ, записку или хотя бы меловую отметку, которые указали бы на изначальное предназначение этих аппаратов, но всё впустую.
— Сам посмотри. Да что ты там ищешь?
— Пытаюсь понять, что это за бункер.
— Спросил бы меня.— Хмыкнула Милли. — Радиовышка это. Бывшая.
— Откуда ты знаешь? — Спросил Зиверт, карабкаясь на пустой корпус, чтобы добраться до окна.
— Тут и знать нечего. Там, в углу, есть дырка, в которую была выведена антенна. А саму вышку снаружи спилили. Странно, что корпуса бросили, поленились, что ли.
— Может, места не хватило. — Предположил Зиверт. — А возвращаться за пустыми корпусами не стали. — Он выглянул в окно и, прищурившись, стал вглядываться в надвигающиеся сумерки.
— Н-нда. — Протянул он через некоторое время. — Откуда же их столько?
Окрестности поля боя были заполнены мертвецами. Некоторые как раз вставали с земли, но большинство уже бродило вокруг, периодически спотыкаясь и сталкиваясь друг с другом. Иногда последние лучи закатного солнца попадали в бесцветные, пустые глаза, и тогда они вспыхивали тусклым светом. Причём толпа становилась всё больше, хотя поле не было завалено телами. Как будто они вылезали откуда-то. Скоро от шатающихся тел начало рябить в глазах. Изредка хаотические движения зомби синхронизировались, и по толпе, словно по пшеничному полю, пробегала волна.
— Чего это они? — Удивилась Милли, смотревшая в соседнее окно.
— Тоже заметила? — Зиверт напряжённо пытался разглядеть что-нибудь в наступившей темноте, но вынужден был сдаться. — Чёрт, ничего уже не вижу. Как будто ветер их качает. Ветер, поток, магия. Да зараза!
Он спрыгнул с корпуса и яростно пнул его ногой. Тот отозвался укоризненным гулом, нога — болью.
— Мне не хватает данных. — Раздражённо проговорил Зиверт, морщась и разминая ушибленную конечность. — Какие-то куски, как будто не можешь край клейкой ленты нащупать. Или нитку вдеть в иголку. Что-то, что-то, что-то совсем рядом, а я не могу за него ухватиться! Как же бесит!
Он опять пнул корпус, на этот раз предусмотрительно нанеся удар пяткой. Раздался глухой, угрожающий рык. Зиверт замер, озадаченный необычной реакцией пустой коробки.
— Он что, зарычал?
— Это не он. — Милли спрыгнула вниз и припала ухом к люку в полу. — Там кто-то есть. — Сообщила она через несколько секунд. — Помоги-ка мне его расчистить.
— Зачем? — Пожал плечами Зиверт. — Если там зомби, то пусть лучше там и остаются.
— Затем. — Коротко объяснила Милли. — Снаружи толпятся мертвецы, а этот бункер единственное место, где мы можем ночевать. Нужно знать, кто рычит у нас в подвале и как минимум убедиться, что они оттуда не вылезут.

Вдвоём они быстро освободили люк от наваленного металлолома. Края крышки были неровные, оплавленные. Тем не менее, когда Милли потянула за ручку, люк со скрипом открылся. Видимо, когда-то он был заварен, а позже вскрыт. Стальные скобы, вбитые в бетонную стену, уходили в темноту.
— Так, — решила Милли. — Я спущусь, а ты сиди тут.
Зиверт почувствовал себя уязвлённым.
— Я тоже пойду. Не настолько я бесполезен.
— Настолько. — Сурово отрубила Милли. — Без магии у тебя остаётся только револьвер, а я не собираюсь устраивать в подвале стрельбу. Потом в ушах будет звенеть до утра.
Она взяла керосинку и нож и стала спускаться вниз, цепляясь за скобы локтями. Зиверт наблюдал, как огонёк спускается всё ниже. Подвал оказался довольно глубоким, метров пять или шесть. Светлая точка покачалась и уплыла в сторону — Милли ушла из-под люка, освещая себе путь. Повисла тишина. Зиверт вслушивался, пытаясь определить, что происходит внизу, но до него доносился только тихий шорох.
— …сь ...да. — Долетел до него неразборчивый голос. Он сунул голову в люк.
— Что?
— Я говорю, спускайся сюда, — повысила голос Милли. — Только… а, дьявол..!
Раздался шум, мерзкий звук, будто кто-то шлёпал по столу куском сырого мяса. Зазвенела упавшая керосинка.
— Милли! — Крикнул Зиверт.
Нет ответа.
Он почти нырнул в люк, когда его встретил голос Милли.
— ...тке. Тьфу! Всё нормально, говорю! Спускайся. И спички захвати.
Зиверт, наполовину торчавший из люка, захлопал руками по карманам.
— Спички, спички… Так вроде они у тебя. — Крикнул он вниз.
Повисла пауза.
— Точно. Тогда просто спускайся. По-моему тут что-то по твоей части.
Где-то внизу снова зажглась керосинка. Зиверт пополз вниз, цепляясь за тронутые ржавчиной скобы.
Внизу чиркнула спичка и от потухшей было керосинки снова разлилось пятно тусклого света. Подняв лампу повыше, Милли помахала Зиверту.
— Иди сюда! Смотри только не запнись.
Подвал был абсолютно пуст, хотя что-то мелкое постоянно попадало под ноги с тихим звоном. То ли гвозди, то ли ещё какой хлам. Стены терялись в темноте, но, судя по эху, комната — почти зал — была довольно обширной. Осторожно прощупывая путь носком сапога, Зиверт подошёл ближе.
— Ну что тут у тебя? — Неприятный запах заставил его сморщить нос. Сладковатый, с гнильцой, он отдавал сырой плесенью и щекотал нос, как статический заряд.
— Да ничего особенного. — С наигранной беззаботностью произнесла Милли. — Зомби, зомби, — она ткнула лампой в два тела, неподвижно лежащие на полу, — и живая сопля на стене.
Неровный свет выхватил из темноты бесформенный ком, прилипший к стене примерно на высоте груди. От неожиданности Зиверт попятился и упал.
— О, нет, — простонал он, когда до него дошло, что он видит. — Нет-нет-нет, только не это!
Расплывшийся по стене комок слизи повернулся на звук. Или, по крайней мере, отреагировал. Человеческое тело, наполовину утонувшее в нём, вытянуло вперёд руку и издало тот самый глухой рык. Черты его лица оплавились, так что невозможно было определить даже пол. Тяжёлые ботинки со стальными носами бессмысленно царапали пол.
— Ты знаешь, что это? — Спросила Милли.
Вместо ответа Зиверт вскочил, выхватил у неё лампу и отбежал в сторону.
— Ничего, — пробормотал он себе под нос, разглядывая стену слева от твари. — И тут ничего.
С другой стороны стена тоже была чистой. Уродливый мешок висел на голом бетоне и не делал попыток сместиться. Зиверт слегка успокоился, но не слишком.
— Милли, сколько у тебя есть керосина? — Спросил он. Она что-то прикинула на пальцах.
— Литра полтора будет. А что?
— Что? — Не понял он. — Ты вообще понимаешь, что это?
— Ага, — язвительно отозвалась Милли. — Всю жизнь изучаю настенные сопли. Разумеется, не понимаю.
Зиверт, уже понявший свою ошибку, замахал руками, чуть не погасив керосинку.
— Ты расслабься немного, — посоветовала Милли. — Что бы это ни было, оно не может пока на нас напасть. Хотя, — добавила она, посмотрев на полурастворённого мертвеца, тянущего к ней руки, — кажется, очень хотело бы.
— В двух словах, — выдавил Зиверт, совладав с собой. — Магия — это жизнь, жизнь — это магия. Можно вдохнуть жизнь и в лакированный комод. Единственное ограничение — в количестве энергии, которую может через себя пропустить маг. Или группа магов. Но есть места, где магия скапливается. Неизвестно, существовали ли они до Разрыва, если и да, то там её точно накапливалось меньше. А сегодня ситуация такова, что магия в некоторых местах хлещет, как вода из дамбы. И вот, — он ткнул рукой в комок слизи, — результат. Каждая клетка этого бедняги обрела подобие самосознания. По сути, это рак. Рак… э-э-э… всего.
— А он был... живой, когда это с ним случилось? — Спросила Милли, опасливо косясь на чудовищное создание.
— Боги, надеюсь, что нет. — Вздохнул Зиверт. — Нам повезло дважды — сначала когда этот… кем бы он ни был, впитал весь накопленный заряд. А во второй раз когда рядом не оказалось ни одного механизма. Поверь мне, ты не хочешь знать, что было бы, найди оно механизм.
Он глубоко вздохнул ещё раз, пытаясь восстановить душевное равновесие. Хлюпанье и неразборчивое ворчание копошащейся на стене массы вызывали жуткий дискомфорт, поскольку сознание, пытавшееся уложить её в привычные рамки восприятия, буксовало и посылало кучу противоречивых ощущений.
— Эта тварь называется масса Лефоше, в честь первооткрывателя, и она жаждет поглощать органику, живую или мёртвую.
— Жаждет?
— Ну, возможно и нет. — Признал Зиверт. — Кто знает, чего она там хочет. Но поглощает, это факт. Вон, доказательство к тебе руки тянет. Это ещё не самый страшный случай, когда нам в Академии показывали слайды, я потом неделю кошмары видел. Короче, — заключил он, — по возможности не играй больше в азартные игры. Кажется, мы израсходовали запас удачи лет на пять вперёд.

Подробнее
разное,текст,Истории,Clueless manapunk (название временное)
Еще на тему
Развернуть
М, еще кто-то с автор.тудей из реакторских. Лайк, подписка
Debro Debro 20.09.201915:51 ответить ссылка 0.0
Следующая часть: http://joyreactor.cc/post/4086486
Bronski Bronski 24.09.201907:12 ответить ссылка 0.0
Только зарегистрированные и активированные пользователи могут добавлять комментарии.
Похожие темы

Похожие посты
Речь Саши Спилберг в Госдуме,News & Politics,новая газета,саша спилберг,влог,выступление,госдума,блогеры,соцсети,депутаты,вконтакте,В Госдуме начались парламентские слушания «О молодежной политике в РФ», на которые впервые позвали популярных видеоблогеров Youtube. О себе и своем понимании молодежной
подробнее»

политика цензура болтовня длиннопост

Речь Саши Спилберг в Госдуме,News & Politics,новая газета,саша спилберг,влог,выступление,госдума,блогеры,соцсети,депутаты,вконтакте,В Госдуме начались парламентские слушания «О молодежной политике в РФ», на которые впервые позвали популярных видеоблогеров Youtube. О себе и своем понимании молодежной
г, и? с иашщдив; шао;у геркакзд ^ советс^.: си^о^:. Правительство СССР в Правительство Германии Руководимое желанием укрепления дело г яра ••етлду СССР п Германией и исходя из основных положений договора о нейтралитете, заключенного иехду СССР к Германией в апреле 1926 года, приели к следующему
подробнее»

Я Ватник,# я ватник, политика песочница политоты Великая Отечественная Война История Пакт Молотова-Риббентропа

г, и? с иашщдив; шао;у геркакзд ^ советс^.: си^о^:. Правительство СССР в Правительство Германии Руководимое желанием укрепления дело г яра ••етлду СССР п Германией и исходя из основных положений договора о нейтралитете, заключенного иехду СССР к Германией в апреле 1926 года, приели к следующему