Истории

Истории

Подписчиков: 4836     Сообщений: 10504     Рейтинг постов: 23,661.7
Прикольные и поучительные истории. Внимание, длинные тексты!
Развернуть

КС155 покинутые продолжение много текста творчество рассказ story песочница 

Снова привет тем, кто меня читал, если такие ещё остались. А если нет, значит просто говорю сам с собой, впрочем, ничего нового.

Златовласка и Пионер бежали от преследователей, что хотели узнать, как попасть в родной мир девушки. "Милая, беги, я выиграю тебе время", крикнул Пионер, и отпустив руку Златовласки, ринулся навстречу преследователям, а его спутнице ничего не оставалось, кроме как постараться как можно быстрее добежать до телепорта и привести подкрепление, чтобы спасти любимого. БАМ! ХРЯСЬ! БУХ! Пионер ворвался в ряды своих врагов, сразу же снеся с дороги первых двух...
- Милая, ты уже поела?
- Да, папа.
Высокий, широкоплечий мужчина, с огненно рыжими волосами и такой же рыжей и густой бородой, показался из-за книжной полки. Он вернулся к своей дочери, которую оставил в здании заброшенного магазина, чтобы разведать обстановку и определить, куда держать дальше путь. Такая же рыжая, как и её отец, девочка лет 10 тем временем играла на полу, а игрушки ей заменяли деревяшки, с воткнутыми в них палочками, которые лишь отдаленно напоминали людей, которых она представляла в своей фантазии.
- Так так так, опять настойку не выпила? - мужчина строго взглянул на дочь своими болотно-зелеными глазами.
- Ну папа, она очень невкусная, - дочь парировала строгий отцовский взгляд своим жалобным. Глаза она тоже унаследовала от отца, но они были куда более чистые и больше напоминали два изумруда, и в её взгляде читалась детская игривость и открытость всему миру, а не усталость от жизни, как у её родителя.
- Веснушка, ты же знаешь, не выпьешь его и тебе опять станет хуже, тогда папа уже не сможет тебе помочь.
- Ладно, ладно, я выпью, - девочка зажала нос и залпом проглотила воду, настоянную на неизвестных ей травах, - бэээ, она такая противная.
- Знаю, милая, - отец нежно погладил девочку по голове, - но пока не найдем тебе лекаря, это всё, чем мы можем сдерживать твою болезнь.
- Ты каждый раз это говоришь, папа, но где этот лекарь?
- Пока не знаю милая, но надеюсь в ближайшем городе мы его найдем. А если там его не окажется, обещаю, уж в городе папа найдет что-то, от чего тебе станет намного лучше.
- Папа, а я знаю что тебе надо сделать, чтобы мне стало лучше, - радостно улыбнулась девочка.
- Правда? И что же?
- Поиграй со мной. Видишь, вот эта деревяшка, это Пионер, он дерется со злыми людьми, это которые камни, а вот это Златовласка, она как раз хотела привести помощь, и когда они расправятся со злыми людьми то придут за нами и заберут в свой мир.
- Доченька, я же уже говорил тебе, слухи о Пионере, которые мы слышали в той деревне, просто выдумка людей, которые считают, что где-то есть мир лучший, чем этот. Но никто не придет и не спасёт, и надо, как тебя учил папа, надеяться только на себя.
- Ну папа, это же просто игра, ты бука, - девочка надулась и отвернулась к стенке.
- Ну прости, прости, - мужчина обнял свою дочь, - папа очень тебя любит и не хотел тебя обидеть.
- Я тоже тебя очень люблю, пап, - девочка моментально забыла про обиду и обняла отца в ответ.
- Ну хорошо, нам надо выходить, если хотим успеть пройти достаточное расстояние до вечера, - отец встал и начал собирать пожитки.
- Пап, а можно я кукол с собой возьму?
- Милая, чему я тебя учил?
- С собой берем только полезный груз, - отчеканила девочка, смотря в пол.
- Верно, умница, не грусти, вечером я сделаю тебе новых и ты снова сможешь поиграть.
- Обещаешь?
- Обещаю, - утвердительно кивнул отец девчонки и закрепил мешок с провизией и лекарственными травами на груди. После чего взял нечто похожее на стул без ножек и с лямками, который он смастерил сам, и подошел к дочери, - ну ка, садись и пойдем уже отсюда.
Девочка села на данное изделие, отец привязал её, чтобы она не упала, после чего надел это на спину, как рюкзак. "Кажется, или она с каждым днём всё легче? Или просто мне привычнее становится таскать её на спине. В любом случае, я должен лучше её кормить, наверное следует и в полдень плотно обедать, а не перекусывать, а еду заготавливать с вечера, но это опять же лишний груз на себе нести...". С этими невеселыми мыслями он покинул место их ночлега, и продолжил свой путь, то ли подгоняемый отчаянием от боязни не успеть, то ли надеждой таки спасти свою дочь, то ли и тем и другим сразу.
Развернуть

Джон Кенн Мортенсен artist рассказ story крипипаста Мрачные картинки art 

Чудовища

1 ноября прошлого года на сайте https://illusionism.su/text/84 автор Greenduck выложил рассказ, вдохновленный иллюстрациями Мортенсена. Разбавил от себя рисунками Джона. Они, конечно, не совсем подходят. Но чисто для атмосферы норм.



Старуха кричит каждую ночь. Яростно и громко. Пальцы у неё сухие и корявые, как будто ветки. Находят в темноте сорочку Альки, комкают ткань. Главное — вырваться. Потом начинается еженощный ритуал — принести ночной горшок, помочь спуститься с нагромождения подушек, потом подать стакан воды с щепоткой сон-травы. Старуха ругается, вертит своим единственным глазом, хрипит и поторапливает. Снова взбирается на своё ложе и засыпает. Алька тоже забывается тревожным сном. Главное — не пропустить рассвет. Дел много с самого утра. За ночь старухины волосы отрастают и большая часть выпадает. Нужно их убрать, а то будет потом беда. Расползутся по дому, забьются во все углы и сплетутся там в комки. Алька сжигает их во дворе. Палёные волосы воняют чем-то тухлым, шевелятся и трещат.


Джон Кенн Мортенсен,John Kenn Mortensen,artist,рассказ,Истории,крипипаста,Мрачные картинки,art,арт


Дождаться пока проснётся, затем нужно подать платье. Старуха втискивает в него своё раздутое тело, прячет под кружевами вторую пасть. Платья предпочитает розовые или голубые, а на голову Алька повязывает ей огромный бант. Дальше завтрак, который готовит Паучиха. Подать, накрыть, убрать. Самой стянуть что-нибудь из объедков. Старуха не против, но нельзя брать еду при ней. Потом прогулка. Возможно, в Церковь Гнили, или в парк. Обед, после которого старая обычно спит. Вечернее купание и расчёсывание волос. Ужин. Ночная сказка. Старуха любит Алькины сказки. Там ведьмы едят детей и выходят замуж за принцев. Почти как на самом деле. Потом гасят фонари и свечи. И снова ждать, пока Старуха закричит в темноте.


Работа хорошая. Другие дети Альке завидуют. Старуха почти никогда не бьёт её, кричит много — но то разве проблема? Вот только выполнять обязанности нужно чётко и вовремя. Лентяев Старуха не терпит. До Альки у неё служил паренёк, так говорят она ему отгрызла пальцы, прежде чем отправить к Худым. Глядя на её жёлтые кривые зубы в это просто поверить. Ночью Алька иногда вспоминает маму и тихо плачет. Но тут ведь правило одно — работай. Служишь чудовищам и помнишь кто ты и откуда. Попадёшь к Худым — забудешь всё, что помнил о доме. Начнёшь меняться. Потому сопли подбери и молчи. Правил в Темноградье много и не все понятные. На улице дети могут разговаривать только шёпотом, и только если к ним обратится Чудовище или Худой. Нельзя называть никому своего настоящего имени. Нельзя смотреть в глаза Худым. Если побежал — то умрёшь. Если среди ночи услышишь пение, то заткни уши.


Очередное утро. Плохое утро. Старуха заболела. Вся покрылась зеленовато-синей жижей, запачкала простыни и заскулила, как только открыла глаз. Слизь стекает по её щекам, капает с подбородка, густая и пахнущая протухшим мясом.


— Да ведро же принеси! Живей, видишь, уже на пол натекло!

— Бегу, матушка.

— Да скажи Паучихе, чтобы отвар мне приготовила. Да только не сейчас, дурья башка! Ведро сначала! Ох, беда-беда.


Только и успевай тёплую воду носить. У Альки уже и руки и ноги болят, а слязь опять проступает на складках дряблой кожи. Потом ещё Паучиха прибегает со своей целебной мазью. Целый котелок. Густую дрянь надо хорошо втирать, а она щиплет руки.


— Беда-беда! Ужин же сегодня! А я хворая! — причитает Старуха. — Сюда слушай. Будешь мне на ужине прислуживать.

— Но, госпожа…

— Ничего, принеси мне мои вязальные спицы.


Алька послушно выполняет приказ.


— Теперь на колени!


Девочка дрожит, потому как холодные иглы касаются её ушей.


— Сейчас раз и всё. И будешь глухой, а значит, сможешь на ужине меня обслуживать. Не зареветь бы, иначе не только уши проткнет.

— Да, госпожа.


Старуха откладывает спицы.


— Нет, это от тебя потом вообще никакого проку не будет. Скажу гостям, что ты глухая. Только не подведи меня, девочка. А сейчас подай платье, а потом на кухню Паучихе помогать.


Алька кивает. Вот только руки предательски трясутся, когда она завязывает Старухе бант.


Порядок в доме такой. Иногда приходят гости. Господин Долгоног, Чёрная Молчунья, Сёстры-без-лиц и Шипящий. Слуг оставляют в особой комнате, а сами ужинают пару часов. Тогда-то Алька и встречает тех, кого можно было назвать друзьями, и узнаёт последние новости. Господину Долгоногу прислуживает Воробей, бойкий мальчишка со шрамом на щеке. Чёрной Молчунье — Тетёха, полная девочка, которой хозяйка отрезала язык. Сёстрам-без-лиц — Близнецы. А Шипящему — Рыжая. Никогда дети не присутствуют на ужине. Но это возможность поговорить. Прошлый раз Воробей все уши прожужжал про Грачей. Вроде бы есть дети, которые не служат Чудовищам, но и от Худых умудряются прятаться. Близнецы кивали головами, говорили, что чуть ли с Грачами за ручку не здороваются. Алька только недоверчиво дула губы: где это видано, чтобы дети по Темноградью без присмотра бегали. А если, как Воробей говорит, они в Гнилом лесу обитают, то их если не Худые, то Мокрицы либо Прозрачные сожрут. Да мало ли погани в чащобе живёт? Говорят, там даже Чеморов-двоедушников можно встретить.


Настаёт время ужина. Гости съезжаются с дальних концов, по обыкновению отправляют детей в комнату, а сами поднимаются наверх. Вот только Алька помогает Паучихе и её детям накрывать на стол. Варёные крысы, вороны, целиком запечённые и обмазанные кошачьим жиром, даже паучий сироп. Паучиха расстаралась на славу. То-то довольная, потирает мохнатые лапки и почёсывает брюшко.


Джон Кенн Мортенсен,John Kenn Mortensen,artist,рассказ,Истории,крипипаста,Мрачные картинки,art,арт


— Что-то ты, матушка, свою служанку не оставила? — хором поют Сёстры-без-лиц.

— Захворала я, помощь нужна. Но так глухая она.


Долгоног щёлкает своими длинными пальцами прямо у уха Альки и качает головой. Девочка чудом не вздрагивает.


Паучихины дети, белёсые и влажные, подают подносы, разливают подогретый трупный ром по чашкам. Алька стирает слизь с лица старухи, её рук и ног и полощет тряпку в мутной воде.


— Со слугами нынче аккуратнее надо быть, — Долгоног снова смотрит на девочку, а потом стучит длинным пальцем по своей чашке. — Я вот своему позволял много, вот он и осмелел. Сбежал.


Все, кроме Молчуньи, сочувственно кудахтают, а та складывает пальцы в знак скорби. Молчунья для Альки, пожалуй, самая страшная. Как смолистая капля, из которой высовываются руки и лица.


— Опять эти Граччччи? — спрашивает Шипящий, макая кончик языка в тарелку и выискивая там что повкуснее. Больше всего он напоминает ящерицу.


Долгоног кривится. Он у них негласный лидер, похожий на пугало или причудливое насекомое.


— Никто их найти не может. Худые патрули усиливают. Поговаривают, что Грачи напали на Тифозную Лакомку. Вот только я вам не говорил.


Все опять бормочут, а Чёрная Молчунья отращивает себе второе лицо, искажённое печалью и страхом.


— Держать всё в тайне надо. Грачи знают про маски, если остальные дети узнают, то… Я даже боюсь представить, — Долгоног хмурит брови.


Маски? Рука Альки дрожит, а старуха косится жёлтым глазом. И сразу понятно, что жить Альке осталось до ухода гостей. И никакое старание не поможет. Старуха её даже к Худым отправлять не станет — сожрёт и всё. И щемит так больно-больно. Старое имя, кот на подоконнике, шум за окном и тиканье часов. А ещё приходит воспоминание. Мама прячет лицо в ладонях, потом убирает руки. «Ку-ку!» и Алька заливается счастливым смехом.


Гости вылавливают запечённых мышей из огромной тыквы, причмокивают, складывая на тарелки хвостики. Бежать? Но как? Куда? Алька смотрит на свои ладони, а потом закрывает ими лицо, немного раздвинув указательные пальцы, чтобы было удобно смотреть.


— А где твоя служанка? — Шипящий оглядывается. — Только же здесь была.


Старуха вскакивает на ноги, переворачивая ведро. Вторая пасть с рёвом разрывает платье.


— Не дайте ей уйти! — кричит.


Прижимая руки к лицу, Алька бежит к дверям. Чудовища смотрят куда угодно, но только не на неё.


— Дверь перекройте!

— Скорее! Скорее!

— Она не глухая вовсе!


К счастью девочка успевает выскользнуть в коридор, прежде, чем Чёрная Молчунья застывает в дверном проёме.


Бежать, прижимая руки к лицу, очень неудобно. Но убирать их Алька не хочет. Это её «маска». Вот о чём говорили монстры. Скорее, скорее. На миг она застывает в нерешительности, думая вернуться за остальными. Но в коридорах уже шум и толчея. Девочка бросается на улицу.Мокрая трава хлещет по ногам. Безликие каменные стражи поворачивают головы, когда Алька пробегает мимо.


За воротами город Чудовищ. Каменные мостовые, высокие дома. Кое-где клетки с Уродцами. Один из них тянет корявые пальцы сквозь прутья вслед Альке. Остальные уже не замечают ту, что закрылась «маской». Ноги сами несут к Гнилому лесу. Пусть уж лучше Прозрачные или Мокрицы сожрут, чем попасть к Чудовищам. Туда, вниз, к озеру, через мост и по тропинке. Над холмом зависли две гигантские косматые головы. Вращают глазами, перекрикиваются между собой на непонятном гортанном наречии. Наблюдающих принято побаиваться, хотя никто из них ни разу не вступил в контакт хоть с кем-нибудь кроме своих. Зато Алька узнаёт, что «маска» от них не помогает. Оба Наблюдающих провожают бегущую взглядами. 


Джон Кенн Мортенсен,John Kenn Mortensen,artist,рассказ,Истории,крипипаста,Мрачные картинки,art,арт


Вот и Гнилой лес. Кривые деревья, покрытые зелёным мхом, качают листьями. Ботинки тут же промокают, под ногами чавкает грязь. Лучше не приглядываться к ней, иначе увидишь тысячи мелких червячков и насекомых. Алька задыхается, находит холмик , вскарабкивается на него и только теперь даёт волю чувствам, отнимая руки от лица. Слёзы бегут по чумазым щекам, её трясёт от пережитого. Через час она уже снова в пути. Хлюпает по грязи, продвигаясь вперёд. Лишь бы подальше от Темноградья. Но теперь на девочке маска, сделанная из кусков собственной юбки. Одни глаза поблескивают. А в руках кривая палка. Плохое оружие, но лучше, чем ничего.


Девочка всё чаще замечает птиц. То ворон усядется на сук и смотрит внимательно, то синичка-пичужка вьётся над головой. И Алька особо не удивляется, когда из чащи навстречу выходят её встречать. Странная процессия.


Их пятеро. Во главе пузатый паренёк в маске с большим клювом. В его руке длинный шест с гори-фонарём. Остальные держатся за его спиной. Все в масках из кожи, дерева и ещё неизвестно чего.


Джон Кенн Мортенсен,John Kenn Mortensen,artist,рассказ,Истории,крипипаста,Мрачные картинки,art,арт


— Как зовут тебя, беглянка? — главный старается говорить грозно.

— Алька, — девочка озирается по сторонам.

— Что ищешь тут?

— Пристанища, ночлега, — она слегка дёргает плечами. — Сами не догадываетесь?

— Как про маску узнала?

— Случайно услышала разговор Чудовищ. Повезло.


Дети перешёптываются.


— Сними её, чтоб мы видели, что не Чудовище и не Уродец.


Алька послушно разматывает тряпки. Пузатый снимает свою маску, показывая хмурое и конопатое лицо.


— Добро пожаловать к Грачам, — говорит он торжественно, а потом напяливает маску, и в голосе его уже нет ничего необычного. — Ты принесла что-нибудь из Темноградья?


Алька качает головой.


— Только одежда, которая на мне. Я бежала в спешке. Там остались друзья…

— Жаль. Ладно, пошли. Это, похоже, про тебя Воробей говорил.

— Воробей? А что говорил-то?

— Что ты упрямая, и тут его доставать будешь


Алька только сердито сопит, снова наматывая свои повязки.


***


На смену лету приходит осень. Но и она уже заканчивается. Мох на деревьях серый и свисает длинными космами. Всё чаще дует холодный ветер. Грачи обосновались в пещере. Худые сюда не захаживают, но всё равно надо быть аккуратнее. Потому у входа стоят клетки с ручными птицами. Пернатые хорошо врагов чувствуют.


Зато возле Темноградья Худых теперь гораздо больше. Виной тому, конечно, стали сами Грачи, совершившие несколько удачных вылазок. В одной Алька даже участвовала, несмотря на недовольный бубнёж Воробья. И каково же было удивление девочки, когда в жалкой лачуге жила Старуха. Та самая, что когда-то держала у себя Альку. Теперь ей прислуживал Уродец. Какой позор! Наказали её, видимо, за обман с глухотой. Грачи загнали Старуху в подпол и там закололи пиками. Алька лично воткнула остриё в жёлтый глаз. Уродца повесили прямо во дворе. Запасы у ведьмы оказались скудными, но нашлись несколько выдолбленных шкур Мокриц. Пригодятся зимой.


 1 ^Q|TA» [■ J / ' f \ 1 / ?v¡P('Í i» 1№ i . Ill 1 ¿..Ж fvju *ris i J ГлУТТ^К > \1 i' 1 f# ÎOÀvÎâ o\ fü i flil 4J’ J ¿ÉU «J Ijj J lltill,Джон Кенн Мортенсен,John Kenn Mortensen,artist,рассказ,Истории,крипипаста,Мрачные картинки,art,арт


Даже те чудовища, которые любят уединение, теперь перебирались за городские стены. Каждая вылазка в Темноградье становилась ещё опаснее. Углый не вернулся. Топотун говорит, что голову Углого над Северными воротами повесили, перед этим вынув мозг и посадив внутрь светляка. Может брешет. Топотун соврёт — недорого возьмёт. Но Углого нет и это факт, а парень был толковый. За прошедшие месяцы их отряд пополнился ещё тремя: Сивый, Каша и Костяника. Хорошие ребята. Воробей правда глупости про них говорит, всякое разное. Но даже если так, Альке особо дела нет. Воробей вообще много чего говорит. Но Альке нравится. Особенно, когда лежишь, уткнувшись носом в его плечо, а он что-то рассказывает и рассказывает. Что Прозрачные это не духи, как многие думают, а Чудовища, которые не правильно вылупились из Уродцев. А у Наблюдающие живут в большом летучем городе. И что за Широким морем есть Туманный город, жители которого не похожи ни на кого и передвигаются в повозках, запряжёнными прямоходящими птицами. Как это, Алька не знает. Да и ко всем этим историям относится скорее как к сказкам. А вот Воробей, кажется, в них верит.


Он иногда кричит во сне. Однажды ночью кричал: «Не надо, мамочка! Не надо!» Страшно так, с надрывом. Алька тогда его растолкала, а он ничего вспомнить не смог. Говорил только, что будто душа испачкалась. Выдумщик. Как душа испачкаться может, если она невесомая и прозрачная? По крайней мере так Хумус говорит. Он у Грачей вроде лидера.


Через три дня после того сна состоялся у Альки с Воробьём странный разговор. Мох на деревьях тогда начал скукоживаться, а с неба сыпалась мелкая снежная крупа.


Очаг греет плохо, потому Алька плотнее прижимается к пареньку, пряча холодный нос у него на груди.


— А что ты помнишь про маму? — вдруг спрашивает Воробей.


Надо сказать, что даже у самых близких это не принято. Мама — это неприкосновенное, сокровенное и только твоё. Потому Алька даже замирает, но находит силы ответить.


— Она тёплая, пахнет домом, когда улыбается, то у неё ямочки на щеках. Она умеет петь и звать хорошие сны. А ещё…

— А она может быть похожа на Худого? Или на Чудовище?


Алька даже голову поднимает:


— Нет, что ты! Она же мама!

— Да, ты права, — почти шёпотом отвечает Воробей. — Ладно, пора спать. Завтра идти за ягодами с утра.


Он замолкает, никаких историй и сказок. Просто лежит и смотрит в потолок.


***


Зима вступает в свои права окончательно и бесповоротно. Замела Гнилой лес, укрыла холмы белым. На снегу особенно хорошо заметна кровь.


Шесть дней назад основной костяк Грачей ушёл к Темноградью добывать еду. Собирались напасть на сторожевой домик, застать Худых врасплох и прикончить. Но так и не вернулись. Каша вызвался пойти на поиски, Алька увязалась с ним. И знала ведь, чувствовала, что больше не вернётся. И всё равно пошла.


Хумус ещё жив, хотя он насажен животом на длинные костяные пики. Зазубренные и кривые, они застряли в его внутренностях как крючки.


Худые это умеют — привязать жизнь. Если не прекратить страдания, то Хумус ещё много часов будет умирать. Мучительно и страшно. Каша держит в руках нож. Тусклое лезвие дрожит.


— Где остальные? — спрашивает Алька, боясь услышать ответ.

— Забрали всех… ооо… И Воробья твоего, и Костянику, и Топтуна. Увели к Мрачному дому. Давай, Каша, не могу уже…


Тот хмурится, но твёрдой рукой режет горло. На снегу ещё больше крови теперь, а Хумус затихает.


— Вернуться нужно, — голос Каши дрожит.

— Я не вернусь, — Алька смотрит в сторону. — Всё равно никого нет больше.

— И куда ты?

— К Худым. Или умру, или забуду всё. Всяко легче. Ты со мной?


Каша молчит, смотрит на кровавый снег. Алька кутается в свой полушубок, крепче сжимает в руках длинный нож. Тишина. Только слышно, как вдалеке подвывают Вызерги. Девушка отворачивается. Первый шаг самый трудный. Похрустывает наст под ногами. Она выдыхает, когда слышит сзади Кашу. Странное чувство, когда одновременно рада, что не одной на смерть идти, а с другой стороны Кашу за собой тянет. Сам бы не решился, хоть и любил свою растрёпанную. По-настоящему любит. Как и Алька с Воробьём друг друга.


Медленно идут. На Поляне невест невыносимо тихо. Стоят долговязые фигуры, привязанные за волосы к кривым деревьям, укрытые снегом и неподвижные. Воробей рассказывал, что Невесты принадлежали Лесному царю. Но тот ушёл из этих земель, а своих наложниц привязал к деревьям, чтоб не убежали. Летом они заодно и дорогу к Мрачному дому охраняют, лакомясь мясом незадачливых путников. А сейчас замёрзли и окоченели. Одна не спит. Следит тусклыми глазами, даже чуть голову поворачивает вслед. Ткнуть бы её ножом, суку бледную. Да только проснуться может совсем и тогда несдобровать. С поляны не выпустит.


Тропа петляет, а потом как-то незаметно превращается в мощёную дорогу. По обеим сторонам от неё столбы с гори-фонарями. Тишина здесь густая, а в морозном воздухе чувствуется запах пепла.


Обитель Худых — высокий дом, чёрный, как сажа. Каменные стены, огромные окна и покатая крыша. А ещё есть флюгер в виде глаза. За стёклами мелькают бледные лица. Худые не нападают, ждут и смотрят.


— Я пришла говорить, — голос Альки дрожит.


Бесполезная маска не совсем бесполезна — она скрывает слёзы на щеках.


— Я вас не боюсь, — тихо говорит девочка, бросая на снег горсть зубов разных размеров. Это зубы Чудовищ, её собственные боевые трофеи.

— Теперь вы бойтесь нас! — Алька срывается на крик. — Потому как будут ещё Грачи! И однажды они придут за вами!


Каша не выдерживает, бросается прочь. Алька не поворачивается, но слышит его крики и звуки разрываемой плоти. Зря побежал, нельзя ведь. Её Худые не трогают, только смотрят. Двери Мрачного дома открываются. На пороге Худой в старом цилиндре и поношенном пальто. Лицо искажено широкой улыбкой. Густая чёрная борода топорщится в разные стороны. А ещё глаза. Их Алька замечает только мельком, но даже беглого взгляда хватает. Выпученные, с огромными зрачками. Такие глаза могут быть у того, кто заходится безумным смехом или кричит от ужаса.


Худой манит Альку рукой. Тёмные коридор, а за ним широкая комната. У стен друг на друге стоят клетки с Уродцами. Алька сразу видит Воробья. Раздутая голова, рот сполз на подбородок, а редкие волосы облепляют влажный лоб. Левая рука длинная и больше напоминает птичью лапку. Но это точно он. Смотрит жалобно и пытается что-то сказать. Но Худой надолго не задерживается в комнате с Уродцами, а проходит дальше. В следующем зале высокий стеллаж, на котором стоят бутылочки разных форм и размеров.


Джон Кенн Мортенсен,John Kenn Mortensen,artist,рассказ,Истории,крипипаста,Мрачные картинки,art,арт


— Что это? — спрашивает Алька.

— Воспоминания, — Худой улыбается ещё шире.


Голос у него скрипучий, как будто царапает голову изнутри куском битого стекла.


— Те, что вы забираете у детей?

— Те, что мы им возвращаем. А вот и твои. Хочешь?


Бутылочка Альки совсем небольшая, с изумрудно-зелёной жидкостью.


— Выпьешь — вспомнишь маму. Настоящую.

«Ку-ку, моя милая!»

— Я и так её помню.

— Тогда верни Воспоминание мне и можешь идти своей дорогой.


Она крепче сжимает бутылочку. Верит ли? Конечно, верит. Всем известно, что Худые не умеют лгать. Дрожащими пальцами откупоривает бутылочку и пьёт. Горькая и солёная жидкость обжигает горло.


Алька вспоминает всё. Ободранные обои и цветок на ковре, похожий на осьминога. Синие пятно на столе, от того, что кто-то когда-то перекинул банку чернил. И маму. Она совсем не такая. Нет, у неё есть ямочки на щеках, но она их никогда не показывает Альке. От неё пахнет молоком и домом, но Алька почти не знает этот запах. Мама часто кричит. За то, что Алька намочила пелёнки, за то, что разбросала игрушки, за то, что испортила маме жизнь. Той ночью девочка успевает открыть глаза прежде, чем её лицо закрывает подушка. Пыльная, старая. Когда-то Альку вырвало на неё и сейчас этот запах тоже тут. Детские ручки колотят по кровати, вцепляются в простынь. Всё слабее.


Теперь всё становится на свои места. Каждый здесь такой, преданный самым дорогим человеком. Злость закипает, бурлит в крови. Растекается гноем по венам. Они хотели забыть, но такое нельзя забывать. Такое нельзя прощать. Никогда. Пусть теперь её боятся, пусть теперь её считают Чудовищем! Пусть! Пусть! Пусть!


Где-то вдалеке мерцает слабый огонёк. И всего-то нужно просить то, что прощать нельзя. И упасть снова в мир людей. Ринуться с головой, молясь, что новая мама будет хорошей, что не предаст, не сделает больно. Что будет любить, звать хорошие сны и улыбаться с ямочками на щеках. Гораздо проще утонуть во Тьме. Дать захлестнуть ненависти с головой. Отрастить клыки, чтобы кусать первой. Когти, чтобы рвать плоть. А однажды пригласить господина Воробья на ужин с варёными мышами. И ждать, пока дети не научатся прятаться под масками.


Худой смотрит на девочку, которая застыла на границе Света и Тьмы. В его взгляде и смех и отчаянье. На его памяти ещё никто не ушёл туда, где ярко. Но, он не так давно в Мрачном доме. Может эта малышка станет первой?


Развернуть

Славомир Мрожек многобукв длиннопост О вреде или пользе правил story 

Мизантроп. Короткий рассказ.

В купе никого не было. Я сел у окна и раскрыл книгу. 


С шумом открылась дверь. Вошел субъект с большим чемоданом. Я снова погрузился в чтение, поскольку не имел никакого желания завязывать знакомство. Лишиться одиночества было бы слишком большой потерей. 


— Вы занимаете мое место. 


 — Ваше место? 


 — Пожалуйста, проверьте. 


Я забыл, в какой карман спрятал свой билет, но наконец нашел. 


— Ваше место номер тридцать четыре, а это место — номер тридцать девять. 


Я пересел напротив. Мне не хотелось уходить от окна, я намеревался любоваться пейзажем. 


— Ваш багаж. 


 — Мой багаж? 


Он показал на полку. 


— А… Вы имеете в виду мое пальто… 


 — Согласно правилам — это багаж, поскольку занимает место, предназначенное для багажа. 


Я забрал пальто с полки. Он с усилием поместил туда свой чемодан, разъясняя мне попутно, что этот участок полки должен находиться в исключительном распоряжении пассажира, обладающего правом занимать место номер тридцать девять. Поезд тронулся, несколько резковато. Я приступил к созерцанию пейзажа. 


— Вы заняли место номер тридцать восемь. 


Я обернулся — на спинке кресла действительно находилась эмалевая табличка с этим номером. 


— Место номер тридцать четыре — там… 


Он указал на угол у дверей. 


— Но какая разница? Ведь в купе больше никого нет. 


 — Дело в принципе. 


Передо мной был выбор: либо вступить в открытый конфликт с этим маньяком, либо подчиниться. В обоих случаях я сумел бы дать ему удовлетворение, хоть и различными способами. И тогда я решил уйти из купе.

 

Встав, я чуть не потерял равновесие — локомотив, ускоряя ход, рванул вагоны. Чемодан над его головой сдвинулся на край полки. У меня мелькнула мысль, что следует ожидать новых рывков при следующем ускорении. 


Не говоря ни слова, я пересел на тридцать четвертое место, менее удобное относительно пейзажа, но зато дающее более выгодную диагональную точку наблюдения за чемоданом моего попутчика. 


Поезд притормозил, и чемодан сдвинулся обратно в глубь полки. Я начал сомневаться в правильности моих расчетов, мне следовало, как оказалось, учитывать и эффект торможения. Может, все же лучше перейти в другое купе? 


— Да, да, уважаемый. Правила всегда следует соблюдать, — торжествующе сказал он тоном поучения. 


Это определило мое окончательное решение — я остался с твердым намерением продержаться до конца. Ведь поезд еще не набрал полной скорости, так что надежда оставалась. 


Я прикрыл глаза. Помимо книги и пейзажа, остается еще третье удовольствие от поездки — дремота. Но я не дремал — из-под прикрытых век я мог наблюдать за полкой, не привлекая к себе внимания, чего не смог бы делать читая или любуясь пейзажем. 

Расчет оказался верным. Медленно, но неуклонно чемодан передвигался к краю. Между мной и его центром тяжести установилось интенсивное взаимопонимание. Решающий момент приближался. 


И все же я решил дать моему попутчику шанс. Не из гуманных соображений и уж никак не из любви к ближнему. Из любопытства. 


— Вы, похоже, принадлежите к ярым сторонникам правил. Можно узнать — почему?

 

Он оживился, явно то была его любимая тема. 


— Видите ли, правила необходимы для того, чтобы сохранялся порядок. Без правил начинается бардак. 


— Тогда я хочу вам кое-что предложить: давайте поменяемся билетами. Вы займете мое место, а я — ваше. Так мы не нарушим правил, поскольку билеты у нас не именные, а на предъявителя. Что скажете? 


Некоторое время он ошеломленно молчал. 


— А для чего, собственно? 


 — Потому что я люблю сидеть у окна. А вы? 


Я ожидал ответа. Если бы он согласился, то был бы спасен.

 

— Но ведь место тридцать девять — мое! 


 — Я вас понимаю, да, это была бы манипуляция. Правила не могут быть абсолютно точными, однако это вовсе не значит, что нам позволено ими манипулировать. Разве не так? 


 — Ну конечно… 


 — И вы, следовательно, отождествляете правила с Провидением. 


 — С чем? 


 — С Провидением, с Судьбой. Правила исключают произвольность, то есть случайность, то есть хаос, стало быть, они олицетворяют собой глас Провидения, знак Судьбы. 


 — Вы это как-то так называете… 


 — Я говорю то же, что и вы, только другими словами. Вы говорите: порядок, я говорю: Провидение, вы говорите: бардак, я говорю: хаос, но ведь это одно и то же. Следовательно, правила имеют в себе нечто божественное. Теперь я понимаю, почему они для вас святы. 


 — Правила, уважаемый, — это правила, и все. 


 — Вот и чудесно, — сказал я и прикрыл глаза в знак того, что больше нам говорить не о чем. Так и было в действительности. 


Когда чемодан свалился, он, пораженный в висок металлическим кантом, сполз на пол. Я думал, что он потерял сознание, и клянусь — я не желал этого, хотя бы потому, что теперь был в полной растерянности. Как приводят человека в чувство? И вообще — такие осложнения… Беспомощно оглядываясь, я увидел стоп-кран, снабженный надписью: «В случае опасности — сорвать». Опасность была налицо: если кто-нибудь не окажет ему первую помощь, его состояние может ухудшиться. Я сорвал. 


В результате поезд опоздал на два часа, что привело к хаосу в движении поездов на дорогах всего региона. Однако это нарушение порядка нисколько не помогло — он, как выяснилось, умер мгновенно. Но я, несмотря ни на что, все время действовал в соответствии с правилами. Мне не в чем себя упрекнуть.



Развернуть

текст story политота эссе начальство социум наболевшее написал сам песочница 

О НАЧАЛЬСТВЕ

Перефразируя Шнура, констатирую: начальства развелось - заводы стоят.
Куда ни плюнь - попадёшь в великого или малого начальника. Впрочем, скорее в малого. Большого начальника от плевка с риском для жизни (вдруг слюна ядовитая!) наверняка заслонят бдительные охранники, которых, кстати, тоже развелось сверх всякой меры.
Оно и понятно: куда ещё пойдёт работать физически здоровый мужчина после армии, которая в нашей стране нужна не для защиты собственного или даже попрания чужого суверенитета, а для выработки условных рефлексов терпения и беспрекословного послушания всякой вышестоящей гниде? Некоторые находят в себе достаточно сил, чтобы вспомнить полученные ранее полезные навыки или обрести новые. Но большинство, не мудрствуя лукаво, продолжает заниматься на гражданке тем же, чем занимались в войсках - охранять.
Что и от кого - не всегда и важно. Главное (с точки зрения начальства) - трудоустройство значительной части активного населения. Будучи нетрудоустроенным, эта часть от скуки и безденежья может начать бунтовать.
Против начальства!
Боже, сохрани! Пусть уж сидят себе на КПП, лупят граждан по головам дубинками, сторожат сугробы зимой, бдят в торговых центрах и прочих общественных местах, ведут сколь бесчисленные, столь и бессмысленные журналы учёта и контроля. А чтобы у начальства был на всякий случай запасной вариант, наиболее тупых и могучих из данного контингента возвышают до личных телохранителей.
Но если поприще телохранителя и охранника вообще, как правило, адекватно способностям и наклонностям тех, кто на этом поприще подвизается, то в начальство лезет, цепляясь руками, ногами и зубами, каждая гнойная тварь вне зависимости от знаний и умений. И, дорвавшись до вожделенного кресла, начинает в изобилии генерировать бред и плодить охранников. А также себе подобных. Только рангом помельче и попакостней.
Если б не данные "продукты жизнедеятельности", то начальство можно было бы терпеть, скрепя сердце и подавляя тошноту. Но увы: дурной энтузиазм, как резкий понос, - чёрта с два удержишь. А унять его в большинстве случаев можно только мануальными методами. Каковые в большинстве же случаев исключаются ввиду наличия охраны.
Кольцо замыкается, уроборос впивается в собственный, измазанный фекалиями хвост - такая вот "дурная бесконечность".
В общем, так и живём: поголовье бритоголовых охранников угрюмо зыркает вокруг в поисках лиходеев, дабы оные не помешали процессу умножения начальственных телес и суесловия, а начальственные телеса всех калибров, тщась сделать умные физиономии, невозбранно изрекают благоглупости и просто глупости, обязательные для исполнения.
Лаконичное, но исчерпывающее описание данного феномена дал ещё Салтыков-Щедрин в книге "Господа ташкентцы": ""Ташкентец" - это просветитель. Просветитель вообще, просветитель на всяком месте и во что бы то ни стало; и притом просветитель, свободный от наук, но не смущающийся этим, ибо наука, по мнению его, создана не для распространения, а для стеснения просвещения. Человек науки прежде всего требует азбуки, потом складов, четырёх правил арифметики, таблички умножения и т. д. "Ташкентец" во всем этом видит неуместную придирку и прямо говорит, что останавливаться на подобных мелочах значит спотыкаться и напрасно тратить золотое время. Он создал особенный род просветительной деятельности - просвещения безазбучного, которое не обогащает просвещаемого знаниями, не даёт ему более удобных общежительных форм, а только снабжает известным запахом".
Вот и в нашем богооставленном заведении некоторый начальник, ныне благополучно ушедший на повышение в министерство для оказания эскорт-услуг тамошним господам, выписал не то из Эквадора, не то из Гондураса обезьянку для представления дебильных инициатив на местах. Тот непререкаемый факт, что обезьяне место либо на дереве в джунглях, либо в клетке зоопарка, нисколько его не смутил: смущаться начальники, как и охранники, конституционально не способны. В результате лишённое адекватной среды обитания животное страдает лёгкой формой гидроцефалии, нарушениями работы гипофиза и недержанием речи, не слишком хорошо изъясняясь при этом по-русски. Зато обладает гипертрофированным чувством собственной важности и хамским тоном.
Конечно, нет пророка в отечестве своём. Один только порок. Но чего ради было тащить убогое существо из мест столь далёких и диких, если многие представители здешней фауны отличаются ничуть не меньшей мерзостью и скудоумием? Объяснить сие в рамках предположения о наличии у начальства зачатков рационального мышления можно только желанием дополнительно унизить подведомственных умников, дабы много о себе не воображали и знали своё место.
И ведь начнёшь водворять животное в клетку - сразу начнётся такой визг, что в полном соответствии с вышеизложенным живо прибегут охранники-ЧОПовцы и засунут в клетку именно тебя. Хотя бы потому, что ЧОПовцев много, а твои - простигосподи! - коллеги (которых лично я предпочитаю называть сотрудниками) в большинстве своём - сервильные трусы.
К сожалению, трусость и сервильность в нынешней академической среде - обычное явление. Вплоть до того, что о начальстве боятся дурно отзываться даже "за глаза". Немного смелости в духе академика Павлова для пользы дела нам не помешало бы. Тем более, как вполне справедливо отметил наш демократический узурпатор (и сломанные часы дважды в день указывают истинное время!), на дворе не тридцать седьмой год. Впрочем, о какой "академической среде" можно вообще говорить, если в нашей стране данное понятие дискредитировано уже давно и напрочь? Хотя бы потому, что неравнодушные к регалиям начальники любят обмазываться учёными степенями и званиями, будучи не имеющими отношения к науке тупыми бездарями.
Это, конечно, извечный парадокс. С одной стороны, совсем без администрации нельзя, ибо кто-то же должен "торговать физиономией". А с другой - какой нормальный, талантливый, увлечённый содержательным трудом человек без животрепещущих бытовых проблем станет по доброй воле тратить своё драгоценное время на унылую возню с секретарями, регламентами и бумажками, хоть бы и платили за это больше?
При таком status quo неудивительно, что в начальники чаще всего пробирается тотальная серость, отличающаяся только одним выдающимся качеством - крайней ушлостью.
Невольно вспоминается классический рассказ Юрия Леонидовича Нестеренко "Уклонист", описывающий общество, где высшее администирование является повинностью для интеллектуальной элиты...
Хотя о чём это я? Распределение должностей в современной отечественной иерархии ("вертикали власти" на ублюдочном новоязе) вследствие изложенного выше осуществляется не по компетентности, а по лояльности. То есть, - если переводить на язык актуальных реалий - по готовности с радостной (sic!) улыбкой вылизывать тех, кто сверху, и вообще выполнять всё что они велят независимо от целесообразности, этичности и даже элементарной адекватности этих велений. Оттого-то столь много среди начальничьего стада челяди, готовой на всё, чтобы удержаться в московских, питерских etc. общежитиях и ипотечных квартирах - только бы не возвращаться в родные бухаевки и говнозаводски к унылому прозябанию на обочине жизни. Хоть в "огороде", но - директором, даже над "овощами", но - начальником.
С одной стороны это характеризует внутренний мир данных существ. Довольно жалкий, по-моему. А с другой - приоритеты и уровень менеджмента набольшего начальства. Вместо того чтобы дать возможность регионам развиваться в соответствии с их самобытностью, предоставив самоуправление и не влезая в их внутренние дела без особых надобностей, оно предпочло стягивать все ресурсы (в то числе кадровые) в центр и перераспределять их на пользу себе и своим холуям.
Конечно, при таком подходе ожидать, что на периферии будет что-то помимо грязи, уныния, скотства, перманентного упадка и комсомольской готовности к лизоблюдству наивно.
Отсюда недалече до банального, в сущности, вывода о вящей необходимости периодической смены высшего (и не только высшего) начальства. Ибо оно является обременительным балластом, который оправдывает своё существование только вящей необходимостью время от времени строить умильные рожи и делать "ку" перед серьёзными дядями и тётями из мирового сообщества.
Разумеется, я осознаю в полной мере саркастичность ситуации: те, кто должны бы быть посечены за глупость, нерадивость и наглость, сами обладают монопольной возможностью сечь кого угодно в пределах российского улуса. Высовывать культяпки вовне для них чревато последствиями (победные реляции в телевизоре - исключительно для внутреннего употребления). Но здесь они - цари и боги.
И, само собой, свой царскобожеский статус они всеми правдами и неправдами пытаются сохранить. Тем более в их активах куда как побольше, нежели затараканенные общежития ВУЗов и квартиры в наспех собранных каракалпаками панельных коробках на задворках больших городов.
Всё бы ничего, но власть - производство крайне вредное. Ничуть не менее (а то и поболее), нежели сталеварение или химическая промышленность. Только не для телесного, а для душевного здоровья. И молочком "за вредность" здесь не поможешь. Не поможешь даже коньячком и балычком. После ненормированного пребывания на данном производстве (или даже в близости от него) психика уродливо и необратимо деформируется, что мы воочию можем наблюдать в нашей несчастной стране: инициативы становятся совсем идиотскими, холуи - вконец бесстыжими, а число охранников растёт в геометрической прогрессии.
Когда это всё сколлапсирует, мало не покажется никому.
Так что лучше всего будет, если начальники поставят в своих кабинетах горшки для отправления естественных надобностей, и, перейдут на полностью автономное безвылазное существование, не вмешиваясь в трудовые процессы для их же, трудовых процессов, вящего блага. Функция хорошего начальника на любом административном уровне, как указывал всё тот же Щедрин, - "laissez passer, laissez faire". Пусть уж всё делается без ценных указаний свыше "медленно и неправильно". Ибо начальников, свято уверенных, будто бы именно они знают, как "быстро и правильно", исходя из чистой эмпирики, не следует подпускать к чему бы то ни было значимому. Особенно в таких делах, в которых смыслить что-то может лишь тот, кто упражняется в учении, а не в словоблудии, просиживании начальничьих кресел и целовании вышесидящих задниц.
Развернуть

крипота или не крипота Истории 

Студентка нашла мужчину в шкафу: он там жил и носил ее вещи

Навеяло мне постом: http://joyreactor.cc/post/3812273

Студентка Университета Северной Каролины в Гринсборо обнаружила в ее шкафу мужчину, одетого в ее одежду, после того, как она неоднократно замечала, что ее вещи пропадали без вести или находились не на своих местах.

Студентка рассказала, что она думала, что у нее завелся призрак — она постоянно закрывала дверь, и никогда не было никаких признаков того, что кто-то проник внутрь.

По данным полиции Гринсборо, в субботу днем девушка услышала шум из своего шкафа и открыла дверь, найдя 30-летнего Эндрю Клайда Своффорда. «Я просто слышу грохот в шкафу. Это звучало так, будто в моем шкафу енот», — сказала студентка, назвавшаяся Мэдди. «Я, типа: “Кто там? ” И кто-то отвечает: “Я”. Он такой: “О, меня зовут Дрю”. Я открываю дверь, и он там, во всей моей одежде».

Около 3:30 вечера полицейские прибыли в студенческие апартаменты и арестовали Своффорда, не подвергавшегося насилию или угрозам.
крипота,или не крипота,Истории
Развернуть

крипота паста reddit рассказы story очень длинопост 

Весь этот пост является перепостом, чуть обработанным для удобства вашего восприятия и чтения. Некий блогер под ником "searchandrescuewoods" с reddit описывает случаи из своей работы в поисково-спасательной службе, истории из своей практики , а также рассказывает истории своих коллег. Информация автором изначально преподноситься как реальная и находится на англоязычном источнике.

Итак,

"В моём послужном списке много успешных дел по поиску пропавших людей. Чаще всего они просто сходят с тропы или скатываются с небольшого обрыва и не могут найти обратный путь. Большая часть из них слышала про совет «стоять на месте и ждать», так что они не забредают далеко. Но на моей памяти было два случая, когда это не срабатывало. И тот, и другой сильно меня беспокоят. Я вспоминаю их, когда чувствую, что вот-вот сдамся во время поиска.

Первым был маленький мальчик, который приехал вместе со своей семьёй за ягодами. Он шёл вместе со своей сестрой, и они пропали вместе. Родители буквально на секунду потеряли их из виду, и этого мгновения хватило, чтобы дети исчезли. Когда родители не смогли их отыскать, они позвали нас. Дочь мы нашли довольно быстро, но на наши расспросы о брате она отвечала, что его забрал «человек-медведь». По её словам, он дал ей ягоды и сказал не шуметь — «человек-медведь» хотел немножко поиграть с братиком. Последний раз, когда девочка видела своего брата, он спокойно сидел верхом на «человеке-медведе». Естественно, нашей первой догадкой было похищение, но мы не нашли никаких иных следов человека на том месте. Девочка настаивала, что это был необычный человек: он был высоким, покрыт шерстью, как медведь, и у него было «странное лицо». Мы неделю обыскивали тот район, но так ничего и не нашли.

В другом случае девушка отдыхала на природе вместе с матерью и бабушкой. Как рассказала мать, её дочь вскарабкалась на дерево, чтобы осмотреть окрестности, но так и не спустилась. Они прождали возле дерева несколько часов, зовя её по имени, пока не догадались позвать нас. И снова мы прочесали район, но так и не нашли следов девушки. Я без понятия, куда она могла подеваться, потому что ни её мать, ни бабушка не видели, как она спускалась.

Мы ходили вдвоём с другим офицером ПСС, потому что в той зоне леса видели медведей. Мы искали мужчину, который не вернулся после восхождения на гору, и нам пришлось тоже подняться, чтобы найти его. Альпинист оказался заперт в небольшой расселине со сломанной ногой. Он находился там почти два дня, и было видно, что его нога заражена инфекцией. Мы погрузили его в вертолёт, и позже я слышал от одного из медиков, что мужчина был безутешен. Он без умолку говорил о том, что всё было хорошо, но когда он поднялся на вершину, там был человек. У человека не было альпинистского снаряжения, но он был одет в парку и лыжные штаны. Он подошёл к человеку, но, когда тот обернулся, у него не оказалось лица. Лицо было пустым. Мужчина потерял самообладание и начал спускаться с горы так быстро, что упал. По его словам, он мог слышать человека всю ночь; он спускался с гор и издавал ужасные приглушённые крики. Эта история напугала меня до чертиков.

Одна из самых страшных вещей, которая случалась со мной, произошла во время поисков девушки, которая отбилась от своей группы на пешей прогулке. Мы работали допоздна, потому что собаки взяли след. Когда мы её нашли, она лежала клубочком под большим сгнившим бревном. У неё не было обуви и сумки. Она была в шоке. Ранений не было, так что мы могли своим ходом добраться пешком до базы. Пока мы шли, девушка постоянно оглядывалась и спрашивала нас, почему тот большой человек с чёрными глазами преследует нас. Мы никого не видели, так что списали это на жутковатый симптом шока. Но чем ближе мы подходили к базе, тем более беспокойной становилась девушка. Она просила нас сделать так, чтобы человек прекратил корчить рожи. В какой-то момент она остановилась, развернулась и начала кричать куда-то в лес, просить оставить её в покое. Она не хотела идти с человеком и не хотела отдавать ему нас. Потом нам удалось заставить её продолжить идти, но вокруг нас начали раздаваться странные звуки. Почти как кашель, но более ритмично и глубоко. Как будто это было насекомое… я не знаю, как правильно описать это. Когда мы были на границе базы, девушка повернулась ко мне: её глаза были такими большими, какими они могут быть у человека. Она тронула меня за плечо и сказала: «Он просит передать тебе, чтобы ты шёл быстрее. Ему не нравится вид царапины на твоей шее». У меня была очень маленькая царапина снизу шеи, но она не была видна под воротником, так что я без понятия, как девушка увидела её. Сразу после этого раздался странный кашель рядом со мной. У меня чуть душа не ушла в пятки. Я поторопил девушку, стараясь не показывать, как я напуган. Я был счастлив, когда мы ушли оттуда.

И еще одна из самых таинственных историй, что у меня есть. Я не знаю, встречается ли это повсеместно на станциях ПСС, но в моём случае это то, что встречается постоянно. Сейчас мы к этому настолько привыкли, что не считаем это чем-нибудь необычным. Каждый раз, когда мы были очень глубоко в лесу, например, на расстоянии 50-60 километров от базы, в какой-то момент мы находим лестницу посреди леса. Как будто кто-то взял лестницу в обычном доме, вырезал её оттуда и вставил в лес. Когда я первый раз увидел её, у меня было много вопросов, но мне сказали, что это в порядке вещей. Теперь я просто игнорирую лестницы, когда встречаю их: это случается очень часто. "

"один пенсионер совершал пешую прогулку по хорошо известному и проверенному маршруту, но его жена позвонила и сообщила, что он не вернулся, как обещал. Раньше у него было несколько припадков, и жена переживала, что он забыл про лекарства, а припадок застал его на тропе. Опережая ваш вопрос, скажу, что я понятия не имею, почему он решил идти один, или почему жена не пошла с ним. Я не спрашиваю о таких вещах, поскольку когда вопрос встает – это уже не имеет значения. Кто-то пропал, и моя работа заключается в нахождении этого человека. В общем, мы вышли отрядом на поиски и через какое-то время один из наших ветеранов обнаружил, что пенсионер сошел с тропы. Мы последовали за ним (за пенсионером), постепенно расширяя охват поиска. Вдруг по рации сообщили, что необходимо срочно вернуться к ветеранам. Обычно это означает, что ранее пропавший человек найден и ранен, поэтому ему нужна срочная помощь, а для этого весь наш отряд должен быть в сборе. Мы вернулись и увидели, что наш ветеран стоит под деревом, смотрит вверх и держится руками за голову. Я спросил товарища, что происходит, и он указал наверх. Я не поверил своим глазам: примерно в тридцати футах (9 метрах) над землей висела трость пенсионера. Ее ремешок был зацеплен за ветку, а трость просто болталась на нем. Пенсионер определенно не мог закинуть трость так высоко, однако других следов пребывания в этом месте мы не обнаружили. Мы покричали вверх, но и так было понятно, что на дереве никого не было. Это было просто невообразимо. Мы, конечно, продолжили поиски и даже подключали собак, но они потеряли запах задолго до этого дерева.

В итоге нам пришлось прекратить поиски, поскольку звонков было еще много, и с ними тоже надо было разбираться, тем более в поисках человека после определенного срока уже ничего нельзя сделать. Жена того пенсионера звонила нам каждый день на протяжении нескольких месяцев (!!!), спрашивая, нашли ли мы ее мужа, а нам было все тяжелее каждый раз отвечать «нет» и понимать, что ее надежда угасает. Я до сих пор не знаю точно, почему именно этот случай так врезался в память, наверное, из-за его невероятности. Вопросов без ответа осталось очень много: каким образом трость этого парня оказалась на дереве? Может, его кто-то убил, а трость подвесил как трофей? Мы очень старались его найти, но все это походило на розыгрыш, и иногда мы вспоминаем этот случай между собой.

Итак, мать и трое детей пришли на пикник в парк к небольшому озеру. Детям было: шесть, пять и около трех лет соответственно. Они постоянно находились рядом с матерью, и, если верить ее словам, никогда не покидали поле зрения. Стоит отметить, что она не видела никого поблизости. По окончании пикника они все собрались и направились в сторону паркинга. Еще одно важное замечание: это озеро находится в пределах трех километров от парковки, и дорога к нему всем хорошо известна. В общем, потеряться по пути невероятно сложно, если только вы специально не сойдете с тропы в лес. Дети шли перед мамой, как вдруг она услышала шаги позади себя и обернулась буквально на 4-5 секунд. За это время ее пятилетний сын исчезает. Она подумала, что он отошел «в кусты» и спрашивает у остальных, куда пошел их брат. Они ответили, что из леса вышел большой человек со страшным лицом, взял паренька за руку и увел с собой. Оба оставшихся ребенка не выглядели испуганными, позднее она сказала, что они выглядели так, будто их накачали наркотиками. Они выглядели немного ошалело и расслабленно. В общем, мать не на шутку перепугалась и стала искать своего пропавшего сына. Она начала звать его по имени и позднее утверждала, что даже услышала ответ. В итоге она понимает, что не стоит соваться в лес одной и оставлять детей, поэтому она позвонила в полицию, а они, в свою очередь, сообщили нам.

Мы приняли вызов и развернули поисковую операцию. В течение всего поиска, который охватывал километры леса, мы не нашли ни единого следа мальчика. Собаки не нашли никаких запахов, а мы не видели ни сломанных ветвей, ни следов, ничего, что говорило бы о присутствии мальчика. Конечно, поначалу мы подозревали мать, но она была буквально подавлена горем. Мы искали мальчика несколько недель и даже призывали добровольцев на помощь, но поскольку следов не было, мы начали заниматься другими происшествиями. Добровольцы же продолжали поиски. И вот однажды мы получили сообщение по рации о нахождении тела. Нам сообщили место, и никто из нас не поверил своим ушам. Мы решили, что это, должно быть, другой ребенок, но выдвинулись на место в 24-х километрах от места исчезновения мальчика. Когда мы прибыли, то стало понятно, что это тот самый ребенок. Я долгое время пытался понять, как этот паренек смог забраться в такую даль, и не смог найти ответа. Нашедший его доброволец просто случайно забрел в такую даль, решив проверить места, где еще не искали и вряд ли будут искать, поскольку, возможно, тело кто-то спрятал. Он подошел к подножию высокой скалистой горы и примерно на середине подъема что-то увидел. Он посмотрел в бинокль и понял, что это мальчик, которого засунули в расщелину в скале. Доброволец знал цвет одежды пропавшего паренька, поэтому сразу понял, что это именно он. Потом вызвали нас. Мы почти час доставали и спускали тело с горы, и никто не мог поверить своим глазам. Мало того, что тело находилось в 24-х километрах от места начала поисков, так и гора была настолько крутой и каменистой, что даже нам со снаряжением было сложно подобраться к расщелине, не говоря уже о пятилетнем мальчике без оного. Что еще более странно: на мальчике не было ни единой царапины. На нем не было ботинок, но ступни не были повреждены и были чистыми. Поэтому вариант с животным не подходил. Так же, основываясь на том, что мы увидели, мальчик умер совсем недавно. Он пропал около месяца назад, но был мертв всего пару дней, не больше. Позднее патологоанатом сообщил, что мальчик умер от обморожения, возможно, поздней ночью за день-два до нашего прибытия. У нас не было ни подозреваемых, ни ответов. На сегодняшний день это один из самых странных случаев, с которыми я сталкивался."

"Мы получили сообщение с информацией, что пожилая женщина потеряла сознание на тропе, и ей требуется помощь, чтобы добраться до станции. Мы уже подходили, когда увидели, как ее муж торопится нам навстречу. Он нам поведал, что во время прогулки он заметил что-то в кустах и отошел посмотреть, буквально на пару шагов, тут он услышал истошный крик своей жены и, вернувшись к ней, увидел, что она лежит без сознания. Мы положили ее на носилки, и пока шли обратно к станции, она пришла в себя и начала истошно кричать. Я успокоил ее и спросил, что же случилось.

Не помню дословно, но она сказала примерно следующее: она ждала мужа на тропе, как вдруг услышала очень странный звук. Звук был похож на мяуканье кошки, но немного отличался, а женщина не могла точно понять чем. Она прошла немного вперед, чтобы получше расслышать, и ей показалось, будто «звук» тоже приблизился к ней. Женщина говорила, что чем ближе она подходила, тем страшнее ей становилось, пока она, наконец, не поняла, в чем же дело.

Я очень хорошо помню ее следующие слова, потому что эта была одна из страннейших вещей, что я слышал.

- Это была совсем не кошка, а человек, который повторял слово «мяу» и только его, постоянно. Но я не могу назвать это «человеком», поскольку человек не может говорить с таким дребезжанием в голосе. Сначала я подумала, что мой слуховой аппарат барахлит, но все с ним было в порядке, а голос существа оставался дребезжащим. У меня душа ушла в пятки. Я чувствовала, как оно приближалось, но не видела его. Последнее, что я помню, - это как увидела тень, отделившуюся от дерева, а затем я потеряла сознание.

Для меня это немного странно, когда какой-то тип ходит по лесу и говорит «мяу, мяу». В общем, когда мы вернулись на станцию, я сообщил начальнику, что хотел бы вернуться и еще раз там все осмотреть. Он дал добро, и я, взяв рацию, пошел к тому месту. Я никого не встретил и прошел на километр больше. Солнце уходило в закат, и я решил возвращаться. На обратной дороге я свернул в лес около того места, о котором говорила женщина, в надежде найти незнакомца. Поскольку уже темнело, я решил просто запомнить это место, чтобы вернуться завтра. Итак, я пошел в сторону станции и услышал что-то в отдалении. Я остановился и крикнул с просьбой показать себя. Звук не приблизился и не стал громче. Однако я четко различил, что он был похож на «мяу, мяу», которое произносилось странным голосом. Смешно прозвучит, но чем-то напоминало Неда из Южного Парка. Я сошел с тропы по направлению к звуку, но не смог подобраться ближе. Казалось, будто звук идет отовсюду. В конце концов он совсем затих, и я пошел на станцию.

Больше я не получал информации о странном звуке, и даже несмотря на то, что я сам ходил в то место, больше я ничего не слышал. Может, это был какой-нибудь сумасшедший или ребенок, который решил туристов попугать. Но даже мне кажется, что это очень странно."


Кейт работает в службе спасения уже около 15 лет. Ее основная специализация – спасение людей в горах или на больших высотах и в этой сфере она считается одной из лучших. Кейт делилась историями с большим энтузиазмом, и хотя мы много общались во время тренировок, я перескажу только четыре истории, которые запали мне в душу.

• Первую историю она рассказала в ответ на мой вопрос о самом страшном случае в ее практике. Она призадумалась и сказала, что в горах происходит множество ужасных ситуации, поскольку потенциал для таких случаев очень велик. Около пяти лет назад, в парке, котором она работала на тот момент, произошла череда исчезновений. Вообще, по ее словам, год был сам по себе плохим. Одним из худших по погодным условиям. Каждые пару дней выпадало примерно по 30 сантиметров снега, а с гор сходили лавины, которые даже убили несколько людей. Конечно, спасатели предупреждали туристов держаться только известных участков и маршрутов, но находились и те, кто не слушал.

В одном из таких случаев погибла целая семья только из-за того, что отец решил, что знает дорогу лучше, чем карта и повел семью по маршруту, который оказался небезопасен. Семья передвигалась в снегоступах и, как смогла определить Кейт, они подошли к ледяному шельфу, который казался крепким, но на деле таковым не был. В общем, снег ушел из под ног и вся семья кувырком покатилась вниз по склону длиной около 100 метров. Они приземлились на скалы и родители погибли мгновенно, как и один из детей. Два других выжили. Один сломал ногу и повредил ребра, второй отделался только ушибами и вывихнутой лодыжкой. Он оставил пострадавшего брата и пошел за помощью, но не прошел и полукилометра как попал в снежную бурю. Ребенок остановился чтобы согреться или может отдохнуть и в итоге замерз насмерть. Спасатели нашли семью с помощью очевидца, который видел как они шли к горе, а Кейт была одной из тех, кто нашел замерзшего ребенка. Начинался снегопад. Он влиял на дальность видимости, но поиски можно было не прекращать. Кейт увидела фигуру, сидящую в сугробе впереди и подбежала к ней. Она подробно описала, что когда подошла ближе, поняла, что это ребенок, и что он мертв, а еще он замерз в одной из самых жалостливых поз. Ребенок сидел на корточках с коленями прижатыми к груди. Руками он обнимал колени, а голову спрятал в куртку. Когда женщина отодвинула ворот, чтобы посмотреть на лицо ребенка, она увидела, что он умер плача. Его лицо было перекошено, а слезы замерзли на щеках. Было очевидно, что ребенок был в ужасе, когда тепло покидало его тело. А Кейт, поскольку сама была матерью, очень переживала. Она сказала мне, что надеется, что отец того семейства горит в аду.

• Второй случай, который я хорошо запомнил, произошел с Кейт, когда она была новичком на службе. Ее команде поступил вызов о том, что скалолаз со вчерашнего дня не вернулся домой. Его жена была уверена, что произошло что-то плохое, поскольку он всегда приходил домой во время. Спасатели выдвинулись на поиски и им пришлось взобраться по одной из самых технически сложных скал в округе. Когда они поднялись, Кейт увидела пятна крови на снегу. Она пошла по этим следам и на пути начали попадаться так же обрывки кожи. Было не совсем понятно с какой части тела они сорваны, но по мере продвижения, девушка видела все больше кусочков. Так она подошла к отверстию в скале, где и нашла горе скалолаза. Она сказала, что там было так много крови, что даже не верилось. Парень лежал лицом вниз и одна рука тянулась вперед, будто он полз и умер. Девушка увидела, что он был частично распотрошен, вот откуда были обрывки ткани. В ножной кобуре у него был ледоруб покрытый кровью. Конечно, спасатели так и не смогли точно установить ход событий и реальную причину всего, что произошло, но гипотеза Кейт была следующей: Парень пытался забраться выше и помогал себе в этом ледорубом. Возможно, он оступился и упал. В падении, либо уже на земле он напоролся на свой ледоруб и тем самым разорвал свой живот. Он выпил медикаментов и пополз, оставляя за собой след из крови и кусочков кожи, чтобы укрыться под навесом скалы где и умер впоследствии. Кейт достаточно стойко пережила увиденное, но нескольких из ее коллег стошнило от вида вываленных внутренностей неудачливого скалолаза. "

А вот эта история не столько странная, сколько страшная. Одним поздним зимним вечером пропал парень в лесу. Пропал, конечно, по собственной глупости – не стоило так поздно исследовать тропы. Большинство мы закрываем на зиму, но некоторые открыты круглый год (если позволяет количество снега). Мы снарядили поиски, но из-за обилия снега (а его в том году было чертовски много) нам пришлось прекратить. Мы подозревали, что вероятнее всего найдем его уже по весне, в оттепель. Так и получилось. Когда началась оттепель, нам однажды сообщили о теле, неподалеку от одной из троп. Мы нашли его у дерева, в куче подтаявшего снега. Я знал, что произошло и это меня очень пугало. Большинство из вас, кто гоняет на сноуборде и лыжах, или проводят много времени в горах тоже догадались в чем причина (прим. пер.: не уверен насчет наших ребят). Однако я поясню, когда выпадает снег, он не может густо и плотно навалить под ветки. Часто такое происходит около елей, поскольку формой они напоминают закрытый зонт. Итак, внизу таких деревьев образуется место с очень рыхлым снегом, большим количеством воздуха и веток. Мы называем их «древесные колодцы» и если не знать куда смотреть, вряд ли вы сможете их обнаружить. На нашей базе мы расставляем знаки и вешаем плакаты, которые сообщают об опасности «древесных колодцев», но каждый год когда выпадает очень много снега, хотя бы один человек не обратит внимания на предупреждения, а весной мы об этом узнаем. Я думаю, что дело было так:

Парень шел по лесу и устал, либо у него свело ногу. Он решил присесть у дерева, но не догадывался, что там был «древесный колодец» и провалился в снег. Он застрял ногой наверху, а снег весь ссыпался вниз. Не имея возможность освободиться он задохнулся. Это называется «снежное удушье», и зачастую случается только в очень глубоком снегу. Но если застрять в такой странной позе, как этот парень, то даже пары метров снега будет достаточно. Я сильно испугался, когда представил все его муки. Он «висел» вниз головой, замерзал и задыхался. Его смерть точно не была быстрой. Снег, вероятно, уплотнился сверху и выбраться было просто нереально. Воздуха становилось все меньше и я даже не представляю о чем думал этот парень перед смертью.

Эдди раньше тренировал новобранцев, а сейчас работает фельдшером скорой помощи. Иногда он приходит на наши тренировки, чтобы помочь или что-то объяснить, но уже не работает как спасатель. Его специализация – поиск пропавших детей. У него будто дар, который помогает ему и его команде в поисках. Однажды мы пересеклись за ужином и наш разговор плавно перешел в обмен разными байками и историями. Большинство из них были не особо запоминающимися, но когда я рассказал о том как один парень пропал поднявшись по лестнице в лесу, Эд оживился и спросил, слышал ли я историю о пропаже маленького мальчика в парке несколько лет назад? Конечно, я ответил отрицательно и он начал:

Команда занималась поисками маленького Джоуи, который пропал недалеко от реки. Первой мыслью было, что он упал в реку и утонул, но когда спасатели привели собак, те повели команду вглубь леса, в густо заросшую его часть. Когда мы проводим поиски, мы ищем по «сетке» и внимательно осматриваем каждый квадрат. Команда Эда сразу заметила очень странную закономерность в этом поиске. Собаки чуяли запах Джоуи в совершенно разных квадратах, и теряли его при перемещении в соседний. Представьте шахматную доску, так вот, собаки всегда чуяли запах в разных черных квадратах, но никогда - в белых. Это было очень странно, ведь не мог же мальчик «прыгать» из одной зоны в другую и оставлять запах не в каждой из этих зон. Эд с коллегой приступили к новому квадрату и Эд заметил лестницу примерно в 50ти метрах от себя. Он сказал, что им надо бы тщательнее изучить эту лестницу, на что коллега ответил жестким отказом. Он сказал Эду, что давно решил для себя никогда не приближаться к лестницам, даже несмотря на то, что они встречаются чуть-ли не каждый день, он не считает это нормальным. Коллега сказал, что будет стоять в поле зрения, пока Эд проверит лестницу. Хотя Эдди это не понравилось, спорить он не стал и пошел к лестнице.

«Я подошел к лестнице. Это была небольшая лестница, типа спуска в подвал. Я не испытывал каких-то особых чувств к лестницам, поэтому мне не было страшно или что-то типа того. Думаю, я как и все, стараюсь не сильно зацикливаться на этом. В общем, я подошел и увидел что-то скручено лежащее около нижней ступени. В поисках людей всегда надеешься на лучшее, и мы были уверены, что найдем мальчика живым, поскольку он пропал всего несколько часов назад. Но я сразу понял, что это был именно он и он был мертв. Он скрючился на нижней ступени держась за живот. Казалось, что он умер от невыносимой боли, хотя крови вокруг не было, только несколько капель на губах и подбородке. Я сообщил по рации, что нашел мальчика и мы доставили его тело на базу. Его семья была раздавлена горем и родители не могли понять, почему же умер их сын, ведь он отсутствовал всего пару часов. Кроме этого, так и не удалось определить причину смерти, что только усугубляло ситуацию. Я решил, что мальчик, возможно, съел что-то ядовитое, поскольку он держался за живот когда я его нашел, но гадать я не стал. Смерть ребенка это тяжело, а тут еще какой-то спасатель лезет со своими догадками. В общем, ребенка забрали, а я вернулся домой и постарался не думать обо всем этом. Чувак, я ненавижу находить мертвых детей. Я люблю свою работу, но это одна из причин, по которой я ушел. У меня ведь две дочки и если с ними что-то случится…» Он слегка всхлипнул. Я не уютно себя чувствую в эмоциональных ситуациях и всегда странно видеть как взрослый мужик плачет, поэтому я не знал что делать. Но Эд быстро взял себя в руки и продолжил. «Патологоанатомы не часто сообщают нам о причинах смерти людей. Нам-то и знать особо не положено, а иногда, если смерть насильственная нам не говорят из-за юридических проблем. Однако, у меня есть друг, который работает в департаменте шерифа и он часто делится интересной информацией если я прошу. В этом же случае, он сам мне позвонил спустя примерно неделю после случая и спросил, помню-ли я мальчика, которого нашел неделю назад. Я сказал, что помню, тогда мой друг продолжил: «Эдди, чувак, ты подумаешь, что я спятил, но патологоанатом понятия не имеет о том, что произошло с ребенком. Он никогда ничего подобного не видел» И мой друг рассказал о том, что увидел патологоанатом, когда вскрыл тело. Он просто не поверил глазам. Все органы ребенка были будто швейцарский сыр. Отверстия размером с квотер(прим. Quarter – монета 25 центов, размер примерно как наши 5 рублей) были чисто пробиты сквозь все органы, кроме сердца и легких. Его толстая кишка, желудок, его почки и даже одно яичко были буквально изрешечены этими четкими отверстиями. Мой друг сказал, что врач описал это так, будто кто-то взял дырокол и пробил им дыры во всех органах. Однако на ребенке не было ни единой царапины, ни входных, ни выходных отверстий на коже. Что-то отдаленно похожее было в практике доктора, когда один парень, примерно год назад, пальнул в себя картечью пока чистил ружье. Сейчас же никто не знал, что могло произойти с ребенком. Мой друг спросил, сталкивался-ли я с чем-то подобным в прошлом, но это было для меня впервые, поэтому помочь я ничем не мог. Насколько я знаю, патологоанатом определил причину смерти как «обильное внутреннее кровотечение», но никто так и не понял, что же произошло на самом деле. Я никогда не смогу забыть того паренька и с тех пор мне иногда снятся кошмары о том случае. Я не разрешаю своим детям гулять в лесу одним, а когда мы ходим вместе, я всегда держу их на виду. Мне нравилось работать спасателем, но этот случай и пара других навсегда отбили у меня желание этим заниматься.»

Ужин был окончен, поэтому мы убрали за собой и стали расходиться по своим домикам. Перед тем как разойтись, Эд положил мне руку на плечо, посмотрел прямо в глаза и сказал, что в лесу есть зло, которому наплевать есть-ли у нас семьи или любимые люди, наплевать на наши мысли и чувства. Эд попросил меня быть осторожным и ушел. У меня больше не было шанса с ним поговорить, но его историю я хорошо запомнил. "
Развернуть

доброта неблагодарность инвалиды Истории Не мое 

Не делай добра, не получишь зла

Помните историю с предпринимателем из Калуги, которая бесплатно раздавал хлеб пенсионерам? Акцию свернули через полгода, потому что вместо благодарности были скандалы, обвинения в воровстве и крики.

У меня маленький интернет-магазин. В какой-то момент понял, что товары могут быть полезны инвалидам, и стал делать для них большую скидку. Условия простые: либо удостоверение, либо, если получатель не сам инвалид, опекунство/доверенность.

И понеслось...

Чего мы только за месяц не наслушались. Дайте скидку для брата, свата, соседа, зачем вам документы, какое вы имеете право. Самые тихие и честные просто пропадали или клали трубку после того, как мы говорили про удостоверение. Другие крыли матом и орали.

Диспетчеры просили меня убрать скидку. Я говорил -- давайте потерпим, хорошее же дело. Не оскудеет рука дающего.

Ага.

В итоге мы получили отзыв в 1 балл на Яндекс-маркете за то, что не дали скидку по скану удостоверения соседки. Ну принесите с собой доверенность от неё и забирайте заказ со скидкой, мы же не против — но нет, доверенности нет и не будет, а гору помоев — получайте. И падения рейтинга.

Алес. Хватит.
Развернуть

Отличный коммент!

Иногда так трудно верится в подобных быдломразей, пока сам их не встретишь.
MDED MDED02.02.201910:45ссылка
+41.87

art artist нарисовал сам alicefraufish рассказ story Комиксы иллюстрация 

Кусочки из моего иллюстрированного рассказа:

art,арт,artist,нарисовал сам,alicefraufish,рассказ,Истории,Смешные комиксы,веб-комиксы с юмором и их переводы,иллюстрация

art,арт,artist,нарисовал сам,alicefraufish,рассказ,Истории,Смешные комиксы,веб-комиксы с юмором и их переводы,иллюстрация

Внутри два разворота с постерами:

art,арт,artist,нарисовал сам,alicefraufish,рассказ,Истории,Смешные комиксы,веб-комиксы с юмором и их переводы,иллюстрация


art,арт,artist,нарисовал сам,alicefraufish,рассказ,Истории,Смешные комиксы,веб-комиксы с юмором и их переводы,иллюстрация

И распечатанная версия: 

 hEä к. Оц'Ч^Ч s s>iiЩ h ‘даШЯ § 'М о V н л. N> к.Ч й <4 EÜ4 Ч ’ . vnS4* ч ** Q$ * fcw ** *cw "** # ЧЧХч о* ч >о ч * Я V* “ " S. ^SN>îd *Ж* °n VN, N ч °* :n 0e“ *4 H ь *4 ^4. *. Ч*1 * Ov V 4N ^lSSSj^ ч. e ** '* 4 çj -VJ1> “Vn»:*»» »V *$ 4 *»*


Развернуть

текст story Картинка трава наркотики находчивость песочница 

Знакомый туей л в Турции и додумался везти в кроссовке недокуренную траву. В аэропорту встретился взглядом с овчаркой таможенников и поняв, что она вот-вот на него залает, подбежал первый и начал её гладить — собака начинает гавкать, недовольные таможенники его
Развернуть

текст story NSFW советы быль песочница 

Из подслушанного с утра в понедельник

она: как же плохо! как победить это похмелье?
он: Очень просто, дошираки, е#ля в ж#пу и сон!
она: Может просто в компьютер поиграем?
Развернуть
В этом разделе мы собираем самые смешные приколы (комиксы и картинки) по теме Истории (+10504 картинки, рейтинг 23,661.7 - Истории)