#Paradox разное Hearts of Iron 4 Hearts of Iron Игры Kaiserreich game art длиннопост 

Привет. Не знаю, зачем, но что-то сподвигло поделиться с реактором всяческим контентом (официальным и фанатским) по весьма популярному моду для Hearts of Iron ака "Сердца Утюгов", а если точнее - для четвёртой версии, а заодно немного рассказать о происходящем во вселенной мода. И нет, это не то, что любители стратегий любят называть ААР-ом, ещё чего нехватало - пересказывать, как я ИИ в игрушке красива побеждаю. Только "исторические" события и самое чуть-чуть забеганий вперёд в начало игры.
Если такой формат вам зайдёт - организую продолжение банкета. Не зайдёт - са ля ви, как говорят норвежцы. 



Аттеншн! Аттенсьён! Ахтунг! Внимание! Любой мало-мальски знающий историю человек скажет, что происходящее в данной альтернативной истории - полнейшая дичь, бред и/или хуита (нужное - подчеркнуть). На сие я отвечу вам дружеским "пошли на хуй"  предупреждением, что лор на историческую достоверность не претендует (альтисторический же!) и вовсе даже наоборот - стремится просто предоставить как можно больше стёбного контента в духе "Джордж Оруэлл у руля социалистической Британии? Лол".


Давайте начнём что ли... представляю вашему вниманию фантазию на тему "Что, если бы Германия победила в Первой Мировой войне?", также известную как Kaiserreich: Legacy of the Weltkrieg


LEGACY OF THE WELTKRIEG,Paradox,разное,Hearts of Iron 4,Hearts of Iron,Игры,Kaiserreich,game art,длиннопост


Часть 0: "Наследие Вельткрига"


Итак, подобно тому, как театр начинается с вешалки, любой новый мир начинается с его карты.

ICELAND ¿tOTF. HUr,,, GAl/ U K R A ' KUBA.V #LtVRlA IMIW GEORGIA ottom ^CH REPUBL/C,Paradox,разное,Hearts of Iron 4,Hearts of Iron,Игры,Kaiserreich,game art,длиннопост

Европа перед Вторым Вельт... так, в смысле - вторым?!


Н-да. Натворил кайзер Вильгельм II делов. Вкратце - США не вступили в войну, во Франции (1919), севере Италии (1920-е) и Британии (1925) случились революции, в ходе которых к власти пришли синдикалисты (редкий, почти вымирающий в нашем мире вид леваков), остатки реакционных правительств-членов Антанты сбежали в Канаду, Алжир и на Сардинию соответственно. В России белые получив в обмен на признание Брестского мира помощь от немцев таки одолели большевистскую заразу и по итогам гражданской войны создали Российскую Республику.

 Что касается персоналий - Владимир Ленин застрелен Фанни Каплан. Следы Льва Троцкого теряются после взятия белогвардейцами Петрограда.  Адольф Гитлер погиб под Москвой во время германской интервенции при газовой атаке в чине фельдфебеля. Мао Дзэдун и Чан Кайши убиты в одной из многочисленных битв пылающей китайской гражданской войны. Проигравший президентские выборы 1933 года, Франклин Делано Рузвельт убит неизвестным стрелком 12 апреля 1935 года. Некто Иосиф Джугашвили - верный друг и преданный соратник лидера грузинских большевиков Лаврентия Берии.  Такие дела, и это далеко не весь список кадровых перестановок!



Часть 1: "У вас найдётся время поговорить о Германии и кайзере нашем Вильгельме II?" 

Paradox,разное,Hearts of Iron 4,Hearts of Iron,Игры,Kaiserreich,game art,длиннопост

Танковые туры в Париж - соляра наша, танки наши, Париж тоже наш, с вас - только красиво прокатиться по марсову полю.



Последовательно выбив из войны Россию, Францию, а затем Италию и разделавшись с Грецией и Румынией, Германия вынудила Великобританию после затянувшейся и вялотекущей войны на море заключить в 1921 году так называемый "Мир с честью", по которому обе империи отказывались от взаимных претензий, а годом ранее таки сумевшее объединиться белое движение домучило красную армию и сыны фатерлянда наконец могли опустить оружие, взятое ими в руки семь лет назад. Вельткриг, как на германский манер стали называть данный конфликт, наконец-то завершился формально вничью, но перевес по очкам, разумеется принадлежал немцам, как тем, чьей столицей являлся Берлин, так и другим, со столицей в Вене.

Paradox,разное,Hearts of Iron 4,Hearts of Iron,Игры,Kaiserreich,game art,длиннопост

Гордый представитель армии победителей смотрит на тебя как на союзника Антанты. Плати репарации, унтерменш!


Все возможные враги на континенте разбиты вдребезги и утратили всякое желание сражаться, место под солнцем добыто и даже русский колосс надорвался под тяжестью собственных тяготевших над ним веками ошибок и, разумеется, под натиском немецких дивизий. Настало время делить шкуру убитого медведя. 

На западе территориальные притязания кайзера ограничились французским городом Нанси, сменившем название на более брутальный Нанциг, присоединением Люксембурга и занятием бельгийского промышленного района в Валлонии к востоку от Мааса "до тех пор, пока правительство сочтет это необходимым". Сама Бельгия было преобразована в марионеточное королевство Фландрии-Валлонии, возглавляемое сыном кайзера Вильгельма - Адалбертом.

Руководствуясь давней идеей о создании ожерелья из буферных государств на границе с Россией, немцы с присущим им педантизмом создают в восточной Европе новые национальные государства-марионетки: Объединённое Балтийское Герцогство, королевства Литва, Вайсрутения (Беларусь), Украина. Последняя - согласно Брестскому мирному договору переходит в сферу Австро-Венгрии, однако, во время охватившего двуединую монархию экономического кризиса 1922 года, Украина быстро переориентировалась на Германию. Финляндия (что логично) и Польша (что нелогично) получили полную независимость под защитой Германии

Таким образом, на начало 1936 года, Германская Империя сформировала Миттльевропу - экономический союз, участие в котором принимают в основном германские марионетки, а кроме них - королевство Финляндия, Швеция, Дания, Нидерланды и на полшишечки - молодая республика Ирландия.

Paradox,разное,Hearts of Iron 4,Hearts of Iron,Игры,Kaiserreich,game art,длиннопост

Это вам не меркелевский Еврорейх. А ну-ка поправили значки "член Миттльевропы" А теперь айн-цвай и-и-и хором! До-о-ойчла-а-анд! До-о-ойчла-а-анд! У-у-убер а-але-ес!


Но опыт СССР нам подсказывает, что одним СЭВ сыт не будешь, как насчёт ОВД? Ер ист тут есть!

 к«1гШШ1,Paradox,разное,Hearts of Iron 4,Hearts of Iron,Игры,Kaiserreich,game art,длиннопост

Мир! Дружба! Сосиски! Мы уже говорили про мир?


Увы, но кроме марионеток в Рейхспакт пока никто не просится. То ли рожей арийцы не вышли, то ли всем нюх отбило и они близящуюся новую войну не чуют.  Даже австрийцам пофиг. Впрочем, этих можно понять,  них своих проблем хватает.

Ну и не надо! Ну и пожалуйста! Всё равно не очень-то и хотелось! Тем более, что и внутри страны накопилось за эти годы много всяких дел - общество ждёт социальных и политических реформ, экономика что-то проседать начала, да ещё и кучей приваливших колоний как-то управлять надо!


Но обо всём этом можно поговорить и в другой раз. Далее - ещё немного картиночек, по Германии и не только.

Paradox,разное,Hearts of Iron 4,Hearts of Iron,Игры,Kaiserreich,game art,длиннопост

- У меня здесь нет национальой дискриминации. Мне насрать на венгров, на поляков, на боснийцев и на чехов со словаками. Вы все здесь — одинаково австрийцы.


Paradox,разное,Hearts of Iron 4,Hearts of Iron,Игры,Kaiserreich,game art,длиннопост

Кайзер смотрит вдаль, задумчиво и в то же время как-то слегка обеспокоенно


Paradox,разное,Hearts of Iron 4,Hearts of Iron,Игры,Kaiserreich,game art,длиннопост

Недолго Pax Germania длилась, недолго Вилли танцевал...


Paradox,разное,Hearts of Iron 4,Hearts of Iron,Игры,Kaiserreich,game art,длиннопост

Здравствуйте, царь... то есть - президент! Очень приятно, президент! Президент России, очень приятно!



И на этом пока всё. Если вам понравилось - голосуйте за тему следующего поста, если не понравилось - сделайте то, что считаете нужным. Ну, или не делайте ничего, я вам не приказчик.

А в следующий раз я вам расскажу...
...о внутренних делах Германии и её колоний.
1 (10.0%)
...о фантастических леваках и где они обитают
3 (30.0%)
...о России, единой и (не)делимой
2 (20.0%)
...о том, что там у хохлов
2 (20.0%)
...о Канаде и Антанте
0 (0.0%)
свой вариант в комментариях
1 (10.0%)
Я голосую за коалицию партии кадетов и левых эсеров!
1 (10.0%)
Развернуть

Доктор кто фэндомы 

А Кеннеди убили на день раньше.

В этот день, 56 лет тому назад какой-то поехваший дед, живущий на лондонской свалке, заставил свою внучку заманить к себе двух школьных учителей и похитил их с неизвестными целями. Так начался Доктор Кто. 

Многие считают, что сегодня сериал переживает возможно не самые лучшие дни - пусть так, не в первый раз. Однако, Доктор всегда учил зрителя чему-то важному и доброму и за это я хотел бы сказать спасибо всем людям, кто причастен к производству сериала с самой его зари и по сей день.

Доктор кто,фэндомы

А ещё у нас тут трейлер нового сезона, такие дела. С днём Доктора.

Развернуть

Визуальные новеллы фэндомы Фанфики(БЛ) Бесконечное лето Ru VN #Лит-клуб разное фанфики 

Глава 26 «игра Белла, часть 2»

Справка для вновь присоединившихся и просто участников лит-клуба:

Несмотря на то, что все предыдущие части работы были опубликованы на Реакторе, советую всё же читать с фикбука, поскольку Реактор не заточен под исправление ошибок, а некоторые из них я порой вылавливаю лишь через несколько месяцев. 


предыдущая глава

фикбук



 Попытка уйти на комфортное от динамиков расстояние привела меня в место из которого брали начало две аллеи, очерчивающие квартал, что оказался с попустительства Ольги Дмитриевны во власти Алисы с Ульяной. Сегодня тут было сравнительно спокойно —все, кто мог уже сбежались на площадь. Я бухнулся на ближайшую скамейку,запрокинул голову вверх и, пялясь на гирлянды, предался раздумьям.

  Тысячу лет уговаривали мужика быть третьим… Уговорили. Ну и что теперь прикажете делать?Нет, Славяна, конечно, замечательный человек — умная, добрая, внешними данными тоже не обделена. Словом — хватай за ручку и бегом в ЗАГС, чего ещё для счастья недостаёт? Сказка, а не жизнь. Но нет же, попался в сказку вместо Ивашки-дурака Андрюшка-идиот и ломает, понимаешь, каноны! Я эту странную девчонку не знаю почти что, в конце концов! Какой у неё любимый фильм? Где живёт? На кого учиться собирается? Ну нельзя влюбляться в человека на третий день знакомства!Не бывает так. К тому же, даже если плюнуть на всё и втрескаться, то что я ей могу предложить? О материальном и социальном положении моего носителя я почти ничего не знаю. А ну как после смены мы с сестрой бомжами окажемся? Это что ж,ещё и Славе в землянку переселяться? Не говоря уже о том, что нас тут может просто не стать. Нет уж.


  — О, привет! —маленькая рыжая нахалка в коротком платьице, обнажавшем ободранные коленки,пробегая мимо, заметив незанятого делом меня, резко затормозила.

  Вместо ответа,я просто кивнул, но Ульяна уже взгромоздилась на спинку скамейки. Вот же счастья привалило — страшный сон педофила расположился над левым ухом. Сейчас вещать будет.

  — Чего физиономия какая кислая? — хмыкнула она.

  — Кирпича ждёт,— вяло отозвался я, возвращаясь к наблюдению иллюминации. Надеясь что, Ульянка подумает, что я скучный и отправится выискивать себе жертву поинтересней.

  — Из-за Славьки хандришь? — фирменная Ульянкина ухмылка пропала, её сменил взгляд,предназначенный для методичного сверления черепа собеседника.

  Я молча пожал плечами. Ну, а что тут ответить? А главное — что она может мне сказать?Дежурную глупость про то, что надо своё счастье хватать обеими руками и не отпускать? Ха-ха три раза.

  — Понятно, не отвечает пятёрошница взаимностью, — она толкнула меня коленом в плечо, — не боись, дразниться не буду.

  — Хуже, —посетовал я, — на танцы меня вытащила. Не то, чтоб я был против… но…

  — Так и в чём дело? Боишься? — участливо перебила она.

  — Ульян, иди уже, куда шла, а? — предложил я, — на грубость сейчас нарвёшься.

  — А чего тут бояться-то? — Ульяна деловито шмыгнула носом. — Ольдмитревны что ли? Так от неё запрятаться можно, я тут одно место нашла…

  — Да не выйдет из этого ничего и будут слёзы-сопли-охи-вздохи, — ответил я, глядя в пустоту. —фиг бы со мной, переживу. А вот Славя как?

  

 Тут случилось что-то непредсказуемое. Мимо прошествовали манимые звуками музыки Лена с Мику. Вернее, прошествовала Мику, а вот её соседка в необъяснимом порыве энтузиазма подгоняла интуристку и тащила оную за собой, не обращая на нас ни малейшего внимания. Ладно, бывали на нашем веку и более странные сюжеты.

  — Знаешь что, —заговорила Ульяна, которую Ленкино поведение никак не удивило, — у Слави своя голова есть. Она сама за себя решит, а ты за себя решай.

  Я не стал отвечать, а только зажмурился. Почему-то внезапно захотелось покурить. Вообще,я уже всё давно для себя решил, так чего сейчас сопли на кулак наматываю?

  — Ну что, мне тебя за ручку вести? — потеряв терпение, Ульяна опять слегка пнула меня в плечо.

  Я снова издал страдальческий вздох. Почему у меня складывается ощущение, что все насильно вписывают меня в амплуа героя-любовника? Что Славя вообще во мне нашла? Или вот ещё дикая мысль — что если Славяна действительно просто потанцевать позвала? С парнями тут вполне очевидная напряжёнка. Так может я зря себя накручиваю?Мечась от одной идеи к другой, я соблазнился отсрочить принятие окончательного решения по сердечному вопросу и промежуточно постановил избавиться прямо сейчас от источника раздражения.

  — Вот что,мелкая, иди нафиг, я дважды не повторяю.

  — Дурак ты, —хмыкнула Ульяна.

  — Был бы как ты умным — сам бы с советами к другим лез, — беззлобно проворчал я.

  — Ну и сиди тут,как старый дед, — обиделась она, соскакивая на асфальт.

  — Скатертью дорога, молодёжь, — пожелал я в ответ.

  Ульяна демонстративно прошагала до следующей скамейки и снова повернулась ко мне,уперев руки в боки.

  — А на свадьбу-то пригласишь? — ехидно ухмыльнулась она.

  — Тамадой, — я кивнул и девочка скрылась за углом.


  Вокруг снова стало чрезвычайно спокойно и я уже почти поверил, что мне дадут побыть одному,когда из-за шпалеры, обрамлявшей угол у площади и аллеи, выглянула и сразу скрылась вожатая в своей вечной панаме. Ну вот, меня уже ищут. Публика ждёт героя вечера — поднимайте занавес, а я пока подниму с лавки свою пятую точку.

  — Андрей! —раздался из темноты аллеи знакомый голос. Это определённо была Славя, но ей-то что тут делать? Её с Ольгой домик стоит в совсем другой стороне и ни одной причины для того, чтоб идти на площадь от него такими огородами я придумать не смог. И всё же, вот Славя. В красивом голубом сарафане. И, на минуточку, босая?

  — Вот и я, —как всегда дружелюбно сообщила она, поравнявшись со мной.

  Славя и раньше производила впечатление, как говорится, что ни в сказке, ни пером. Но сейчас,это самое впечатление отчаянно ломилось в голову при помощи кувалды, вытесняя оттуда последнюю надежду сохранить затишье на любовном фронте. Ну в концеконцов, я ведь не железный, чтоб передо мной подобные демонстрации вооружений устраивать!

  — Что с тобой? —заботливо спросила Славя. — Ты что, опять…

  — Опять задумался, — я слегка встряхнул головой, скорее демонстративно, чем по необходимости, — что-то мне подсказывает, что я болван и зря не попытался найти хотя бы приличные брюки. Впрочем, я всегда могу разуться.

  Славя нахмурилась, пропустив шутку мимо ушей.

  — Не пугай меня так. Очень жутко выглядит, когда ты или Анна…

  — Извини, не хотел, — я привычным жестом поправил очки и случайно поймал не себе её взгляд.Славя изучала меня, смотрела с любопытством, выжидала, чтоб узнать, что будет дальше. Как неловко. Мы стоим друг напротив друга и переминаемся с ноги наногу. Чувствую себя откровенным дураком — подросток под моим управлением испытывает прямо сейчас на себе весь положенный спектр ощущений от лёгкой паники до стеснения перед отсутствующей публикой, а я пытаюсь его успокоить,напоминая себе, что это всего лишь девчонка и что глупо сейчас краснеть и заикаться, как минимум потому, что мы с ней уже и от привидений бегали, и в яме сидели, и в библиотеке уже её кормил…

  — Ты так и будешь босиком? — произнёс я, собравшись.

  — Что? Ой, нет.Это я просто… — только сейчас я заметил пару простецких туфель, которые Славя несла с собой, — я сейчас…

  Опёршись о скамейку, она сноровисто обулась.

  — Ну что, —спросила она, поднимаясь, — пойдём?

  Уши, несмотря на все усилия, всё-таки уже начинали гореть. Я пнул своего внешнего школьника за бестолковость и захватил управление обратно.

  — Пошли, —согласился я.


  Музыка играла тёплая, трескучая. Словом, чего-то такого и надо ожидать, когда тебе говорят,что-де завтра будет дискотека в стиле глубокого ретро. Что было приятно — на нас со Славей никто не обращал внимания. Вдвойне приятно это было потому как выяснилось, что для восьмидесятых я двигался несколько чудно. Но Славя-то этоо днозначно заметила. Не могла не заметить и стопроцентно отложила в копилку с другими моими и сестры странностями. Интересно, кем мы, да что уж там — я — ей представляюсь? Уж точно не принцем на коне, принцы не врут. А она знает, когда я вру, хоть и виду не подаёт. Странный чудак, сочиняющий небылицы… а потом при нём одна из таких небылиц случается и с тобой. И что ей от меня в таком случае надо? Ещё сказок послушать?

  — Всё ещё жалеешь, — спросила Славя, без труда перекрывая громкость динамика, — что согласился прийти?

  — Не очень, —ответил я, — честно говоря, я сто лет на танцах не был.

  — Тем более здорово! — обрадовалась отличница, — я вот тоже всё никак дома на что-то такое выбраться не могла. А теперь я словно лечу…

  Поддавшись порыву, Славя попыталась изобразить что-то вроде фуэте — вытянула вверх руки,вытянулась сама и, встав на носки, крутанулась вокруг своей оси, но то ли её кто-то удачно толкнул, то ли она сама не удержала равновесия… словом, я её поймал перед самым приземлением. Вот сейчас кто другой и целоваться бы полез,но вместо этого я испуганно вытаращил глаза.

  — Ты чего? —спросил я, помогая ей подняться.

  — Хулиганю, —хитро прищурилась она, — надо ведь когда-то душу отводить? Не всё же время мне порядок всюду наводить.

  — И как тебя только на всё хватает, ума не приложу, — поддержал я, — должно быть и впрямь отдыхать некогда.

  — А ты помогай мне, — предложила она. — Тогда мне легче будет.


  Очень вовремя врубили медляк. Клянусь, если кто сейчас за пультом — шею сверну. Или нет,лучше напишу от его или её имени открытку для Аньки.

  Славя безо всякого стеснения глядела на меня с призывом сделать, как это и приличествует,первый шаг, а я стоял с озадаченным видом и искал хотя бы один довод, почему я не должен броситься наутёк.

  — Мы всё ещё просто друзья, — напомнил я вслух скорее себе, чем Славе, приближаясь к ней и кладя руки на что положено.

  — Всё ещё да, —ласково подтвердила девушка. Как мне показалось, она издала короткий смешок.Знаете, как тяжело держаться, когда с тобой танцует такая красота? Как сильно хочется послать всё к чёрту и просто дать себе волю, забив на неопределённости и последствия.

  Мы кружились под лёгкую гитарную мелодию безо всякой новомодной электронщины, и не позволяли себе ни единого слова, а над нами сияло украшенное звёздной гирляндой, чёрное небо.

  — Значит,босиком любишь ходить? — я честно искал тему для разговора получше, но не нашёл.

  — Очень люблю, —охотно ответила она. — Правда, удаётся редко. В городе негде, а здесь зачастую дурака валять некогда.

  — Ты ведь не обязана помогать всем и всюду? — предположил я, — надо же и для себя пожить.

  — Не обязана, —согласилась Славя, — но кто тогда вам с Анной ещё помог бы?

  — Незаменимых людей не существует, — ввернул я фразу, ошибочно приписываемую Сталину, — Ну правда, тебе никогда не хотелось побездельничать? Просто… не знаю, плюнуть на всё и пусть горит синим пламенем?

  — Нет, — мягко и коротко отрезала девушка с русыми косами, одетая в голубой сарафан. Для неё другого ответа просто не существовало. Та часть моего мозга, которая с наибольшей вероятностью отвечает у сестры за издёвки, настаивала на том, чтобы задать Славе задачу с несущейся на полной скорости вагонеткой, стрелкой и лежащими на рельсах людьми. Ещё один аргумент в пользу записи на добровольную лоботомию.


  — Кто я, как ты думаешь? — неожиданно задала вопрос Славя.

  — Что? — осёкся я.

  — Какой ты меня видишь, только честно? Качества человека ведь определяет не собственное мнение,а другие люди. Это как с зеркалом.

  — На комплименты нарываешься.

  — Правда? — она растрепала рукой чёлку и призывно заулыбалась.

  Чёрт с ним,побуду простым смертным! Хотя бы этой ночью! Хотя бы до полуночи! Мне тоже счастья хочется.

   — Если честно, — улыбнулся я осторожно, — ты очень хорошая. Я никого добрее тебя не встречал и больше никаких слов я не подберу. Да и не нужны они.

  — Не так и сложно, правда? — спустя прошедшие в танце столетия проговорила Славя. —Хочешь, теперь я про тебя расскажу?

  — Хочу, —согласился я, — только не здесь. Когда выйдем от Аньки.

  — Тогда ещё один танец, ладно? — безмятежно предложила она.

  — Хорошо, — я кивнул, заразившись от Слави спокойствием.

  И были звёзды. И была ночь. И были два подростка, кружащиеся в ритме вальса посреди толпы. Один на один.


  К нашему с сестрой домику мы со Славей пришли уже заполночь и вусмерть накружившись. Ноги мои отказывались даже болеть. Когда мы вошли, Анна с Алисой яростно резались в карты. В последний момент всё мероприятие чуть не сорвалось из-за оставшейся нерешённой проблемы одновременности замеров — часы у нас были ровно в единственном экземпляре, да и то, Алиса, как их владелица, отказывалась отдавать их на руки кому бы то ни было. Положение спасла Славя. Она снова убежала куда-то, а через минуту вернулась с будильником в руках.

  На инструктаж со всеми подробностями ушло минут десять. Анна не стала по очевидным причинам,рассказывать правду о том, что именно мы исследуем, отделавшись общими фразами о теории статистики. Условились, что каждые тридцать секунд обе группы будут называть и записывать по паре из единиц и нулей — первые числа называют Славя и Алиса, после чего мы с Анной заканчиваем пары. Перед началом давалась пятиминутная фора для того, чтоб уйти на достаточное расстояние от дома. Записываем пятьдесят пар чисел, после чего обе группы опять встречаются в доме для сопоставления и анализа результатов. На том порешив, мы сверили часы. Дежурную подколку от Анны я и так хотел проигнорировать, но Славя развернула меня, обняв за плечо и увела за собой. Уйдя от домика от силы на десяток шагов, мы услышали, как из него раздался дружный смех.


  Так уж вышло,что безо всякого сговора мы вместе со Славей вырулили к эстраде. Желания возвращаться к до сих пор гремящей, хоть и поредевшей толпе ни у Слави, ни тем более, у меня, не возникло. Воистину место космической мощи, даже безо всякой звукотехники. Едва мы расположились друг напротив дружки на скамейках возле сцены, ранее заведённый будильник затрезвонил, обозначая тридцатисекундную готовность.

  — Знаешь, —молвила Славя, — я давно так не выматывалась.

  — А я вообще никогда, — блаженно ответил я. — После такого отдыха отдохнуть бы не помешало.Ну что, готова?

  Славя ответила кивком.

  — Начали.

  — Ноль! —сказала Славя.

  — Один, —отчеканил я, не задумываясь и тут же занёс первую пару в Анькину тетрадь,которую она любезно выдала мне перед выходом.

  — Они друг друга стоят, так? — проговорила девушка, взявшись перебирать одну из своих кос. — Ну,в хорошем смысле.

  — Кто? —смутился я.

  — Алиса с Анной,конечно… Ноль. Уравновешивают друг дружку. Им обеим был нужен друг.

  — Ноль, — я снова записал результат. — Так говоришь, словно мы с Ульянкой уже не в счёт.

  — Ульяна маленькая ещё, — посетовала Славя, — и Алиса на неё влияет… не лучшим образом,хотя и в обиду не даёт. А ты Анне всё-таки подругу не заменишь. Ноль.

  — Один, —ответил я. — Ты так и будешь одни нули ставить?

  — Пока не решу,что хватит, — снова хитрая улыбка. — Ноль!

  — Один. Так… ты предлагала про меня рассказать?

  — Ты очень интересный, — подумав с десять секунд, заговорила девушка — находчивый,стараешься сохранять позитивный настрой, а ещё ты выдумывать любишь, хотя скрытничаешь и слегка склонен к рефлексии. Ноль.

  — Один, —ответил я на автопилоте и под ним же сделал запись. Сказать что-то ещё членораздельное не выходило — поезд мысли прямо сейчас летел, сойдя с рельсов,под откос. У меня точно полная характеристика на лбу не написана?

  — А ещё у тебя голова нечёсаная! — хохотнула Славя и взъерошила мне волосы. — Один!

  — Ноль. Это ты меня таким видишь?

  — Ага, — кивнула она довольно.

  — Ну ты расписала, — находчивый, позитивный, врун несчастный… Прямо барон Мюнхгаузен воплоти.

  — Выдумщик, —поправила Славя. Ноль. А что же, ты и на Луне как он бывал? — она игриво улыбнулась.

  — Ноль. Не был,конечно, — скромно признался я, — на Луне скучно. Ну что там одному делать?Ночь же всё время.

  — А может, —мечтательно предложила Славя, — меня тогда с собой возьмёшь? Мы бы там танцевали… всегда мечтала потанцевать на Луне! Ноль.

  — Один, — я посерьёзнел и собрал в кучку наиболее важные обломки, пережившие крушение поезда, — Славь, не надо. Не выйдет из этого ничего хорошего.

  — Почему? —отличница положила мне на плечо свою руку, — почему не выйдет?

  Силы небесные или кто там ответственный за то, что я здесь в пионерлагерь играю, ну втолкуйте неразумной, что от меня у неё будут только лишние проблемы! Ну не могу я ей бесконечно сопротивляться!

  — Во-первых,смена однажды закончится и мы поедем по домам.

  — Письма писать будем, — сразу же нашлась Славя. — Ноль.

  — Один. Ну хорошо, допустим, что будем. И что дальше? Сколько такие отношения по переписке продержатся?

  — Мы ещё не начали отношения, а ты их уже хоронишь, — надулась она.

  — Славь, ты очень классная, — не выдержал я, — но послушай, что я тебе говорю, это очень серьёзно!Есть ряд обстоятельств, из-за которых, просто поверь мне, общего будущего у нас с тобой не будет. Сто процентов.

  — То есть, я тебе всё-таки нравлюсь? — Славя незамедлительно сделала вывод из моих слов. К сожалению, не тот, на который я рассчитывал. — Один.

  — Один, — я проглотил комок в горле. — Если я отвечу «да» — твоя жизнь станет гораздо более странной.

  — Я готова, —улыбнулась она.

  — Я не шучу,есть кое-что, о чём мы с Анной можем рассказать только по обоюдному…

  — Мы будем вместе столько, сколько сможем, — перебила Славя. — В конце концов, это всего лишь лето… Ноль.


  Как-то нетрадиционно.Девушка меня тут обхаживает, уговаривает по-всякому… А я… Нет. Нет-нет-нет! Ещё тысячу раз — НЕТ! Я не могу! Не имею права! Это же глупейшая идея! Ай, да знаете что? Катись оно ко всем чертям! Должно быть, это самое неромантичное начало отношений за всю историю попаданчества, но мне наплевать, смейтесь сколько хотите.

  — Ноль… Ладно, —сдался я, — мы можем попробовать, но предупреждаю — ты со мной ещё наплачешься!

  — Вот и посмотрим, — пообещала блондинка, — кто заплачет первым. Между прочим, я теперь к тебе буду первому за помощью ходить — кавалер как-никак, - Славя расплылась в улыбке, - один.

  Анна убьёт меня.Хотя нет. Сначала она будет очень долго смеяться. А потом убьёт меня.

  — Один… —проговорил я и уже снова собрался дать сознанию полетать над дальними странами и поразмышлять над ранее сказанным, услышанным и увиденным. Например, над тем,что позавчерашний Андрей говорил о гипотетическом романе с «гибридом пионерки и мультяшной принцессы». Однако, когда Славя резко подалась вперёд и поцеловала меня в щёку, вылет был сразу отменён.

  — Это аванс, —пояснила она в ответ на моё недоумение, — за то, что поможешь завтра с уборкой на площади.

  Вид у меня сразу после аванса, должно быть, был как у побитой собаки. Сердце уже вовсю передавало морзянкой сигнал бедствия вперемешку с матом, а в подростковых мозгах химия делала своё грязное дело.


  Вторые двенадцать минут пребывания в шоке и трепете, а также в процессе записи чисел,прошли без разговоров. Из-за смеси ужаса и месячной дозы излучаемого Славей солнечного света, в голове моей всё это время крутилась напеваемая Полищук песенка о танцах на Луне с незабвенным Карлом Фридрихом Иеронимом фон Мюнхгаузеном. А потом настало время возвращаться и подводить итоги эксперимента.


  За время нашего отсутствия Анна с Алисой словно и не сдвинулись с места — они всё так же невозмутимо сидели за столом. Какое-то время никто ничего не говорил.

  — Ну? — спросила Анна.

  Я раскрыл её тетрадь на нужной странице и подал сестре.

  Анна, бледнея,посмотрела на меня, сначала озадаченно, а затем всё более испуганно.

  — Это что, ещё одна дебильная шутка?! — размеренным голосом произнесла она. — Пожалуйста,скажи, что это ещё одна шутка.

  — Что-то не так?— переспросила Славя.

  — Всё не так, — отсутствующе проговорила Анна.

  — Ну-ка, дай сюда! — Проявив инициативу, Алиса попыталась вырвать из рук сестры хотя бы заполненный вместе с нею листок, но Анька вовремя спохватилась спасла документ от перехвата. При этом она попыталась, скорее всего, отчитать Алису, но только открывала и закрывала рот, шевеля губами.

  — Эй! —воскликнула Алиса.

  — Вон отсюда,обе, — распорядилась сестра уже вновь обретя власть над своим голосом. Она говорила так, словно хотела прошипеть эти слова, но в них на удачу не оказалось шипящих звуков, — НА ВЫХОД! БЕЗ ОБСУЖДЕНИЙ!

  Первой подчинилась Алиса — она, хмыкнув, вытащила из-за тумбочки уже слегка осушенную бутылку без этикетки, и, с достоинством пройдя мимо нас со Славей, захлопнула за собой дверь. Славя, которую я всё это время держал за руку, взглядом дала понять, что не обижается, после чего я отпустил её и проводил до выхода.


  — Ань, что случилось? — спросил я.

  — Данные полностью совпадают! — с потерянным видом воскликнула Анна.

  — То есть...гипотеза подтверждена? — осторожно уточнил я.

  — Ты не понял.Данные ПОЛНОСТЬЮ СОВПАДАЮТ! Все числа! Они полностью идентичны!

  С этими словами,Анна бахнула тетрадь об стол, а сама приземлившись со всего размаху на койку,стала глядеть в потолок. Я раскрыл тетрадь и сравнил столбики наших со Славей чисел и те, что выписывала сестра. На меня смотрели два полностью идентичных столбца.

  — Что…


Развернуть

Фанфики(БЛ) Бесконечное лето Ru VN Визуальные новеллы фэндомы 

Глава 25 «игра Белла, часть 1»

Ничего не говорите, всю зиму не до того было, два курсовых проекта сами себя не сделают.
 предыдущая глава 
      Успешный день, ничего не скажешь! Началось всё с телепортации в собственную постель, физкультуры и холодного душа, продолжилось тратой ценного времени на никому не нужную аппликацию, припадком с галлюцинациями, и, надо полагать, вечером меня ждёт самый натуральный карнавал катаклизмов. Радует одно — вожатая воспрещает появляться на танцполе, а я, знаете ли, ни разу не мечтала потанцевать с гипотетическим Электроником, прямо сейчас вслепую прущим мимо меня в обнимку со здоровенной тумбой аудиоколонки к площади. Что ж. Если я обречена на злоключения, то рыпаться бессмысленно, буду придерживаться запланированного. А запланированного как раз осталось не так много. Первым пунктом стоит поиск второго ассистента для грядущего эксперимента и кандидатура на эту вакансию у меня только одна.

 — Что несём? — Алиса поглядела на ободраный ватман у меня в руках и не вставая со ступенек у дверей дома понимающе ухмыльнулась.
 — Квадрат малевича. Спасибо, что справляешься о моём самочувствии, - флегматично заметила я.
 — Нечего справляться, — Двачевская лениво потянулась, — будь всё хреново, чёрта с два Виола тебя бы выпустила.
 — Разве что с родственниками и друзьями попрощаться, - пожала я плечами. - На дискотеке появишься?
 — А как же! — протянула она. — Сейчас в туфли прыгну и сразу на танцпол.
 Действительно. Сама по себе идея Алисы Двачевской в платье не просто смехотворна, она сопоставима в плане сюрреализма с сюжетами картин Босха.
 — Какие-нибудь планы? — поинтересовалась Алиса.
 — Ну раз уж ты спрашиваешь, - я старалась выглядеть загадочно, поправляя очки, - то ты мне в девять тут понадобишься. ОДэ под домашний арест отправила.
 — Можешь не продолжать, — перебила рыжая. Соскочилв с крыльца, она подошла ко мне, похлопала по плечу в знак поддержки и заговорщицки подмигнула — Пожевать-то сообразишь?
 — В столовой пожуёшь, — буркнула я, — и лучше пока никому ничего не говори, даже Ульянке, поняла?
 — На мелкую пофиг, — Двачевская отмахнулась, — шанса побеситься на танцульках она не упустит. А чего закуску-то жмотишь? Сама же потом жалеть будешь.
 Воображаемая магнитная лента, записывающая и воспроизводящая в зависимости от фокуса внимания внутренний голос либо то, что мне говорят другие люди, резко тормознула, издав характерный звук.
 — Так, стоп, в смысле?!
 — В смысле — в смысле? — Алиса походя отразила вопрос. — Что я, зря с тобой на загривке ещё и пузырь тащила? — возмутилась она.
 — Да ты меня никак споить под конец дня решила? - таким темпом я скоро уже добровольно в заботливые руки санитаров психдиспансера сдамся.
 — Ну да, — смутилась Алиса, — а ты о чём подумала?
 — Вообще я хотела чтоб ты мне помогла с опытом одним...
 — Да завтра твои дела обстряпаем, какая разница? - она махнула рукой.
 — Большая, — отрезала я. Раньше начнём — раньше закончим.
 — Боишься чтоль? — Двачевская испытующе взглянула на меня, прищурив глаз.
 — Не боюсь.
 — А может ты язвенница тогда? — усилила она напор.
 — Нет, — покачала я головой.
 — Ну так и чё тогда ломаешься?! — взвилась Алиса.
 — Не хочу.
 - Слушай, да не свисти, а? - рыжая взбрыкнула, - у тебя аж глаз дёргается, а от нервов первое средство...
 - Нет.
 Алиса принялась сверлить меня взглядом, прицениваясь для новой атаки. Я же пообещала себе, что должна провести эксперимент сегодня и строго трезвой.
 — Так, да? — Алиса обиженно пнула землю носком сандалии. — А я думала, мы с тобой...
 — Ну не хочу я сегодня бухать! - взвилась я. - Обещаю, Алис, как только разберусь с этим опытом, мы с тобой так нажрёмся, что Виолетте все её склянки выхлопом продезинфицируем, но сначала мне надо чтоб ты сегодня вечером помогла мне разобраться, что, чёрт подери, происходит.
 — Может хоть объяснишь, какого хрена творить собралась?
 — Это будет нелегко, — вздохнула я, — и долго. Я могу, но…
 —…но я не всеку? — подсказала Алиса с тщательно выверенной дозой яда. — Конечно, куда уж мне до вас...
 — Я этого не говорила, — заметила я.
 — Но хотела, да?
 — Алис, даже не думай! Ещё один скандал мне сейчас ну совсем некстати.

 Динамики снова разразились хрипом, стараясь подражать горну.
 — Спасибо, что уважаете чужой сон, — из-за двери, сонный и помятый выглянул брат. Глаза привыкли к темноте и, выйдя на свет, он сильно щурился.
 — А тебе за всё остальное, — нейтрально отозвалась я и снова обратилась к рыжей — Алис, займи места, нам задержаться надо. Я тебе за едой всё расскажу.
 — Ага, щас, — фыркнула обиженно Двачевская, - мне и без вас есть чем заняться...
 — Тогда в девять жду, — напомнила я.
 Вместо ответа, Алиса наградила меня колючим взглядом и убежала в сторону сцены.

 — Пьянку задумали? — зевнув поинтересовался брат.
 — И ты, Брут, со стаканом лезешь, — я всплеснула руками. Вот скажи, почему я должна с ней пить?
 — Уважает она тебя, — улыбнулся брат, — ну и к тому же, а с кем ей ещё тут бухать? Не с Ульянкой же.
 — Да пусть со столбом вон квасит! — раздражённо выпалила я. — Какой вообще непонятый гений придумал, что гробить здоровье надо обязательно в коллективе? Решил печень укокошить — сам выжирай свою отраву в одиночестве и сдохни от цироза! Почему ещё и других надо за собой тащить?
 — Посмотри на это с другой стороны, — предложил Андрей, — это может быть хорошим финалом для выходного дня. Если хочешь — можем перенести эксперимент на завтра, а пока продолжишь релаксировать. К тому же, чем больше выпьет комсомолец, тем меньше выпьет хулиган.
 — Блокнот прихвати и жрать пошли, комсомолец, — устало взмолилась я, — пока меня от этой твоей релаксации откачивать не пришлось. Ты диктофон-то достал?
 — У Мику одолжил, — отчитался он.
 — Вот ей и вернёшь при случае. Не пригодится прибор.
 — Я что, всё это время мог дурака валять? — Андрей остановился.
 — Мог, — кивнула я, не оборачиваясь, — но вместо этого, братец, у тебя была задача, над которой ты благополучно и долбался, вместо того чтоб помирать со скуки и плевать в потолок. Тем более, ты всё равно в финале умудрился завалиться поспать.
 — Да я ведь всего на часок, — почесал он в затылке.
 — Устал поди, меня дожидаясь? — съязвила я.
 - Не представляешь, как.

 Ужин оказался более чем лёгким — кефир и скупо облагороженная сахарной пудрой булка. Насчёт пищевой ценности трапезы сомневаться не приходилось — чувство голода вернётся уже через час. Слегка выручила Виолетта — проходя мимо, она как бы случайно подбросила на стол по упаковке гематогена на каждого и с непричастным видом прошествовала в дальний угол, где трапезничал персонал лагеря. Андрей проводил её недоуменным взглядом и, уставившись на меня, вопросительно приподнял бровь.
 — Не важно, — я раскрыла блокнот на чистом листе и принялась за те выкладки, что удержала в голове, — садись и смотри, я кое-что прикинула, пока в медпункте отлёживалась…
 — Ага, вот, значит...
 — Не перебивай! — шикнула я. — Я прикинула всё так и этак ещё раз и решила, что предыдущая методика не годится. Будем работать по-другому, — я нарисовала два круга, — есть два объекта, способные случайным образом реагировать на внешнее воздействие однобитным сигналом с помощью, например, лампочки.
 — Плюс, нужен кто-то, исполняющий функцию ввода, — догадался Андрей, отпив кефир из стакана.
 — Верно, — кивнув, продолжила я и дорисовала каждому кругу по две стрелки — входящей и выходящей, — обозначим показания ввода для объектов как «X» — для первого и «Y» — для второго соответственно, а показания вывода — «А» и «Б». И тогда, для проверки объектов на наличие квантовой запутанности достаточно вместо аудиозаписи провести подсчёт, сколько раз из скольки будет выполняется уравнение А+Б = X⋅Y. И упреждая твой вопрос, один плюс один также равняется нулю, мы считаем в битах, это важно.
 — Ну предположим, — брат тоже отложил еду в сторону, — а как понять, что картина показывает именно нелокальную коммуникацию, а не серию совпадений?
 — Размер выборки. Вероятность, что значения большей части из, скажем, ста записей пар "ввод-вывод" совпадут достаточно низка, чтоб с этим можно было работать.
 — А что, если, например, я буду просто чередовать единицу и ноль?
 — Можешь использовать любую локальную стратегию, — я прочистила горло, — при их использовании мы не выйдем по совпадениям за определённый порог по результативности. Видишь ли, для операции ввода-вывода существует по четыре комбинации для каждого из нас по отдельности — ноль-ноль, ноль-один, один-ноль и один-один, что даёт для двоих при проведении сравнительного анализа всего шестнадцать комбинаций, из которых удовлетворяют уравнению только двенадцать. Так что если уравнение будет выполняться чаще, чем три раза из четырёх — это будет достигнуто именно благодаря скрытому нелокальному параметру.
 — Значит, — брат кивнул, — после дискотеки разбиваемся на пары и начинаем выписывать рандомно единицы с нулями.
 — Сотню пар, по одной в минуту, а потом сверим при свидетелях.
 Андрей вскинул руку, изображая энтузиазм старательного ученика.
 — Что?
 — А как точность по времени обеспечиваем? Просто напомню, что единственные часы я утром посеял.
 В воздухе повисло молчание. Хотя скорее оно едва цеплялось за отдельные молекулы азота и кислорода – в столовой тишина характеризовалась не отсутствием звука, а его заглушаемостью на общем фоне.
 —…вот тебе надо было всё испортить? — рассердилась я, — Всё ведь так хорошо складывалось…
 — Как, интересно, оно могло сложиться без проработки ключевого момента?
 — Если бы кое-кто не отправил меня на принудительный отдых, я, может и успела бы всё продумать!
 — А сейчас главное — надуться и найти виноватого, — вздохнул он. — Что делать-то будем?
 — Не знаю, — мрачно буркнула я, — к Мику сгоняй, может у неё часы с кукушкой лишние завалялись.
 Мы переглянулись, не в силах сдержаться, я всё-таки первой прыснула со смеху. Это была довольно тупая шутка, признаю, но мне остро требовалось выплеснуть куда-нибудь всё накопившееся напряжение. Поскольку орать на людей было чревато, а пить рано, оставалась только возможность сбросить напряжение - как следует проржаться. Андрей тоже присоединился. Ну ещё бы. Мы не могли остановиться где-то с минуту и у меня уже начинало колоть в боку когда рядом подсела Славя.
 — Приятного аппетита, — она чуть ли не светилась, — Ну что, готовы к дискотеке?
 — На меня не рассчитывай, — отмежевалась я успокоившись, — Ольга ещё и внукам моим на танцпол ходить запретит, если повезёт.
 — А что случилось? — огорчилась отличница. — Может, я с ней поговорю? Уверена, она передумает…
 — Не надо, Славь, — ответил Андрей. — Уверен, Анька специально всё подстроила, чтобы так вышло.
 — Ну как — специально, — я подняла стакан с кефиром и небрежно взболтала его, — махать конечностями, словно припадочная меня всё равно никто не заставил бы, а вот на вас двоих я бы со стороны посмотрела, голубки.
 — Ань! — воскликнул брат, — это уже не смешно!
 — А я и не смеюсь, балбес. Я, может, без очков даже своих рук не увижу, но даже так мне прекрасно видно, что вас тянет друг к дружке. Ты пригласил бы уже отличницу что ли, тем более что она только за…
 — Это так заметно? — спросила Славя.
 — Славь, не слушай её, это она меня так троллит, — Андрей перешёл в оборону.
 — То есть, я тебе не нравлюсь? — улыбнулась Славя. Она произнесла это так буднично, будто ничего важного не услышала. Например, что вместо кефира подадут чай. — Ты поэтому танцевать со мной не хочешь идти?
 — О нет, только не эти категории… — брат закатил глаза. Славя продолжала улыбаться.
 — Признай, что я права и не ной, — подкинула я ещё дров в костёр. Ну, а что? Пусть брат повеселится, не со мной же ему тухнуть, пока остальные жизни радуются.
 — Так, — давайте раз и навсегда кое-что проясним — Андрей опёрся локтями о стол и скрестил перед собой пальцы, — я не ищу никаких романтических связей. Ни с кем. Мал ещё. Славь, — обратился он к пионерке, — не обижайся, но ты мне просто друг и ничего между нами быть не может.
 — Раз я просто друг, - Славя выдержала паузу, - давай просто по-дружески на дискотеку пойдём? Или ты стесняешься?
 Ну хитрая коза! Я-то, наивная, думала, эта простушка сейчас в цвет галстука покрасится вместе с братом, а ты смотри! Эта её улыбка ещё… кажется, я начинаю понимать как это работает.
 — Вы сговорились, да? — осторожно вопросил брат у меня. - Что ты ей пообещала?
 - Анна ничего мне не обещала. Просто... ну, может хотя бы попробуешь? - встряла отличница.
 — А чего ты так разнервничался? — пошла я на добивание. — Тебе что, жалко друга потанцевать?
 — Не жалко, но... 
 — Тогда в чём проблема? - напирала я.
 — В том, что подумают другие? - предположил брат. 
 — Ну и пусть думают, - Славя, усмехнувшись, пригладила лезущую в глаза чёлку.
 — Не пусть. 
 — Хочешь, мы всем потом скажем, что между нами ничего нет? - невинно предложила отличница.
 Виолетта Церновна сейчас вставила бы ремарку насчёт того, что форма и нижнее бельё между пионерами пока всё-таки есть. Однако, я решила брата пожалеть и отказалась от шуток ниже пояса. Временно.
 — Ещё хуже, - брат устало обхватил голову руками, - тогда все точно поймут, что у нас роман.
 — А тебе не плевать? Ну пошушукаются за спиной какое-то время, какая разница? Честное слово, не мужик, а барышня Толстовская.

 Андрей с укором заглянул мне в глаза, а затем умоляюще перевёл взгляд на Славю.
 — Потанцевать, значит? - заговорил он с пораженческой интонацией.
Славя, продолжая улыбаться, энергично кивнула, но улыбка переменилась.
 — И всё? - уточнил брат.
 Снова кивок. Глаза отличницы лучились той сказочной лисьей хитростью, которую легко можно было перепутать с кристальной честностью. 
 — Ну ладно, - сдался Андрей, - видимо, у меня нет шансов этого избежать.
 — Вот и славно, — удовлетворённо подытожила я, — теперь валите отдыхать, а как надоест — жду на инструктаж. 
 — Часы, — напомнил брат, вставая из-за стола.
 — Что-нибудь придумаю, - пообещала я. - И кстати, попробуй-ка подыскать одёжку получше.
 — Ага, просто обхохочешься, - проворчал он.
 — Ладно, ребята, — Славя уже закончила трапезу и встала из-за стола, — я пойду, мне ещё дома прибрать надо… 
 Андрей неопределённо хмыкнул и его обрадованная зазноба убежала прихорашиваться.
 — Вот что я тебе сделал? - Взмолился брат, когда мы покинули столовую.
 — Да ничего особенного, — ласково проговорила я, — просто хобби у меня такое — издеваться над людьми. Ну всё, потом расскажешь как всё прошло.
 — За Электроника сосватаю, - в шутку пригрозил он.
 — Племянников мне заделаешь? — подначила я в ответ. 
 На этом мы вновь разошлись. Настал вечер.

 Вот как всё лаконично складывается, если подойти к делу с умом. Особенную гордость я испытывала за выведенное неравенство. В развёрнутом виде признаки «выигрышного» варианта отдавали в голове сильной мигренью, но стоило свести всё в таблицы и преобразовать в математические символы и вышла короткая формула. 
 Я огляделась вокруг. Сумерки только занимались, и шедшее на убыль Солнце пока ещё продолжало греть. Обычно тихий, лагерь был взбудоражен ожиданием начала дискотеки. Всюду, куда ни плюнь, группки детей болтали о сопутствующей ерунде, хихикали, а главное - демонстрировали на себе праздничные наряды, от пестроты которых в иных случаях мельтешило в глазах. Из колонок, выставленных у постамента и ближайших матюгальников уже лилась тягучая мелодия, а увитые гирляндами деревья отбрасывали в пучках синего, жёлтого, красного света ветвями причудливые тени, едва колыхающиеся на ветру. Образцовый парк культуры и отдыха, ничего не скажешь. 
 - Ну всё, налюбовалась. Пора и честь знать, - вожатая уже успела переодеться для бала в шикарное декольте с чёрным платьем в виде неброского аксессуара. Фирменная панамка также прилагалась.
 - Знаю, - безразлично ответила я.
 - Ну раз знаешь, то направление движения напоминать не стану, - поторопила она.
 - Хорошего вечера. - пожелала я и пошла восвояси. С этой женщиной мне говорить не о чем. Не станете же вы спорить с манекеном в панамке? То-то же.
 - Анна? - неожиданно смягчившись, Ольга окликнула меня.
 - Да? - отозвалась я, не успев преодолеть и половины пути до ближайшего куста, способного помешать нашему визуальному контакту.
 - Ты бы всё равно не пошла на танцы, так? - осведомилась она.
 - Да, - подтвердила я.
 - А мне всё равно пришлось бы тебя наказать, - она подмигнула, расплывшись в материнской улыбке, - держи эту мысль в голове, пожалуйста. А теперь марш к себе и никаких ночных прогулок. Приду - проверю.
 Карнавал катаклизмов, я же говорила. 

 Остановившись напротив домика, я вновь наблюдала знакомую картину. На крыльце опять сидела Алиса. Впрочем, с сидением эта поза имела разве что общего предка, весьма дальнего и не совсем вертикального.
 - А... - протянула Двачевская, завидев меня, - чего как долго?
 - Что так рано? - парировала я.
 - А мне пофиг... - мрачно пробулькала рыжая, не вставая, - указывать ещё мне будет... 
 - Что-то ты мне совсем не нравишься, Алис, - проговорила я, уже догадываясь, что подруга под градусом.
 - Интеллигенцию не спрашивали, - отрубила она.
 - Интеллигенцию, значит, - прошипела я, заводясь. - Значит так, пролетарская дочка! Слушай сюда, либо ты сейчас добровольно втаскиваешь свою бухую тушу в дом, либо я оставлю тебя тут валяться, пока Ольга, пришедшая с проверкой с тебя семь шкур не спустит, поняла?!
 Алиса издала сдавленный смешок.
 - Что ржёшь, селёдка пьяная? 
 В ответ Алиса расхохоталась уже вовсю. Окончательно распалившись, я решила, что с меня хватит и пора надавать кое-кому по сусалам за пьянство, но сначала было бы неплохо передислоцироваться вместе с жертвой внутрь дома. Ускоряя шаг, я подскочила к Двачевской, схватила её за волосы, и, распахнув двери, втолкнула подругу внутрь.
 - Да ты совсем уже что ли?! - взвизгнула Алиса, приземляясь на пол.
 - А я что ли за воротник закладываю в одно рыло? - захлопнув дверь, продолжила возмущаться я, - мы же договорились!
 Алиса поднялась, отряхнулась и, шмыгнув носом, снова кольнула меня взглядом.
 - Ясно всё с тобой, - проскрежетала она злобно, - не доверяешь подруге, а я ведь тебя битый час сюда тащила...
 Я упорно не понимала, почему Алису не шатает как при качке, но тут в голове ощутимо щёлкнуло. На полу возле неё лежала до сих пор непочатая бутыль.
 - Так ты... - растерянно забормотала я. 
 Алиса довольно улыбалась, бесцеремонно усаживаясь на койку брата.
 - Нет, ну я что, совсем отбитая по-твоему? Ха!
 У меня сил смеяться уже не было, так что я криво улыбнулась и, расслабившись, бухнулась на койку.
 - Селёдка пьяная... - кривляясь передразнила она меня, - ну ладно, выкладывай, что задумала, - сжалилась Алиса, дав мне полежать в тишине минуту-другую.
 - Для начала, - выдавила я, - давай по стопке. Иначе я тебе нос сломаю.
 - Справедливо, - потянулась за бутылкой рыжая, - а если ОДэ явится?
 - Скажем, что оба стакана уже заняты. Лучше скажи, у тебя часов случаем нет?

Развернуть

медальки 

Здоровеньки булы, хувиане!

Something1,медальки
Сегодня у нас особенный день. Вообще особенный день планировался в начале января, но ваш покорный слуга слегка задержался.


Пусть новый сезон вышел мягко говоря пресным, но непосредственной вины Доктора Джоди Уиттакер в том нет и многим она понравилась. Будем надеяться, что в будущем ей достанутся сюжеты (да и спутники) получше.


 Итак, медальки. Любите ли вы медальки, как любит их ikari, или ещё как, у вас есть возможность получить новую. Сегодня, 27.01.2019 и завтра, 28.01.2019 будет раздаваться памятная фандомная медалька с нововведённым 13 Доктором Кто.

Однако, предупреждаю, если вы уже обладаете любой медалькой с портретом одного из предыдущих Докторов - вы её потеряете и получите новую, с миленькой и няшненькой Джоди Уиттакер.


Кроме того, вы можете заменить свою медальку с Доктором на другую из данной коллекции, написав небольшое сочинение на 8-10 строк на тему "почему n-ный Доктор лучше".


Следующая ближайшая возможность раздобыть новую медальку из "докторского" комплекта ожидается не ранее появления нового Доктора. Всем спасибо за внимание.

Развернуть

Doctor Who фэндомы голосование обсуждение DW Other 

11 сезон завершился псевдоновогодним эпизодом "Решение".В эфире далек из шеффилдской стали и возвращение блудного бати. Мда.

Doctor Who,Доктор кто, DW,фэндомы,голосование,обсуждение,DW Other

 ---------------------------------------------------------------- 

Прежде чем перейти к опросу мнений о серии, пара фэндомных новостей. 


 Во-первых, шедший всю осень конфликт между нынешним шоураннером Крисом Чибнеллом и руководством BBC завершился в декабре. Канал хотел покончить с традицией затягивать выход новых сезонов на два года путём привлечения большего количества сторонних сценаристов. Чибнелл гнул свою линию, требуя права лично заниматься каждым эпизодом, в противном случае обещая уйти и утянуть за собой Джоди Уиттакер (нынешний Доктор).  Боссы проиграли и Крис Чибнелл остаётся работать над сериалом. 12 сезон запланирован на осень 2020. 
Напомню, что лучшие отзывы за сезон получили как раз серии, которые шоураннер оставлял на откуп другим людям. Как ни странно, каналу начхать на любые отзывы (тем более, отзывы из СНГ), главное, чтоб сериал смотрели.
В общем, пошёл ты нахуй, Крис Чибнелл!


Во-вторых, в будущем грядёт единоразовая раздача памятной медальки с тринадцатой Доктором. Но есть один нюанс. Если вы уже обладаете любой медалькой с портретом одного из предыдущих Докторов - вы её потеряете и получите новую, с миленькой и няшненькой Джоди Уиттакер.


Но бывает в нашей жизни и так, что прежние любимцы заменяются другими. Если за отчётный период вы пересмотрели свои приоритеты (и все классические сезоны, кто знает), то cможете обменять свою медаль с Доктором на любую из наличествующего комплекта, написав в грядущем посте небольшое сочинение на 8-10 строк на тему "почему n-ный Доктор лучше".

----------------------------------------------------------------

А теперь к делу.


Спецвыпуск «Решение/Resolution», как оно?
отлично
3 (3.0%)
хорошо
14 (13.9%)
могло быть и лучше
29 (28.7%)
плохо
31 (30.7%)
щас я в комментах такую простыню накатаю!
24 (23.8%)
Развернуть

Фанфики(БЛ) Бесконечное лето Ru VN Визуальные новеллы фэндомы 

Глава 24 «игра Белла, часть 0»

предыдущая глава


фикбук

ВК


      Кажется, на подходе к лагерю снова пришлось потерять сознание. Другого объяснения отчего я пробудилась в медпункте от бьющего в нос аптечного аромата не существует. Спасибо Алисе, допёрла-таки мою болезную тушку, а не бросила во чистом поле воронам на… да в бездну лирику, какого чёрта меня так колбасит? Подозреваю, между моим сознанием и телом донора возникло некое рассогласование на уровне ЦНС. С какой стати? Неизвестно.
 В комнате было пусто. Через открытое окно в кабинет задувал шальной ветер, игравший с занавеской и висящим на крючке возле выхода врачебным халатом. Как и вчера, на стенах висели дурная офтальмологическая таблица и плакаты, призывающие тщательно мыть руки перед едой, а овощи — перед их поеданием. На рабочем столе опять был завал из всевозможного бумажного мусора с той лишь разницей, что теперь сверху на кучу было водружено изрядно подпортившееся яблоко. Через открытое окно в кабинет задувал шальной ветер, игравший с занавеской и врачебным халатом на крючке возле выхода. На стенах, как и вчера, висели дурная офтальмологическая таблица и плакаты, призывающие тщательно мыть руки перед едой, а овощи — перед поеданием. В общем, обыкновенная рутина.
 Нащупав на затылке шишку, я встала и попыталась немного размяться. Оказалось, никаких недомоганий не ощущаю, разве что во время прогулки по кабинету ещё слегка пошатывало, но я справилась. Пошарахавшись минут десять и прикарманив по наущению Алисы пачку угля, я вновь заскучала. Вечерний эксперимент обещал слегка дополнить общую картину, но без математической модели выглядел неопрятно. Что ж, раз я вынуждена терять время в четырёх стенах, то буду терять его с пользой, несмотря на данное при Алисе обещание.
 Итак, рассмотрим основные стратегии, по которым может происходить корреляция между мной и Андреем. В первом случае всему виной, как я сначала и предполагала, некая заранее заготовленная программа, которая диктует нам «правильную» модель поведения. Если это так, то, следовательно, корреляция имеет некую… некое локальное объяснение, которое диктует Вселенной свою волю. В таком случае о свободной воле для всех и вся можно попросту забыть, зато очень изящно разрешается парадокс с временными петлями. Назовём данную гипотезу «фатальной». Одна шестерёнка, начавшая вращаться в начале времён, приводит в движение огромный, сложный часовой механизм, работающий на протяжении миллиардов лет слепо выполняя заложенную в него часовщиком функцию… Поэтично, но мне ни капли не нравится такая концепция. Жить, зная, что каждое твоё действие, каждая мысль предрешены? Нафиг так жить. Впрочем, даже если я решу застрелиться, это также окажется частью Замысла. В конце концов, если это подтвердится, есть только один разумный вариант поведения — принять реальность такой, какая она есть. Вторая стратегия основана на том, что локального объяснения нет. То есть, мы реагируем как квантовая запутанность — идентично, одновременно, и вне зависимости от взаимного положения в пространстве, но сам сигнал не существует до тех пор, пока мы не воспримем его, на что я очень рассчитываю. Чёрт возьми, а ведь в текущем варианте опыта данные гипотезы никак не разделены. Что ж, надо постараться выразить это в матане.

 —…исключено, — донеслось с улицы, — ей и без тебя сейчас тошно, — не терпя возражений объявила Виола,
 — Вилка, ты хоть и врач, но мне не указ, поняла? — это была Ольга Дмитриевна. Сколько же я тут провалялась, если она вернуться успела? В худшем случае, она могла застукать Алису на обочине в обнимку со мной и бутылкой в руках и вряд ли её сильно будут волновать оправдания.
 — Имей совесть, ребёнок в обмороке лежит, — упрекнула её Виолетта, — а как очнётся, то моргать через силу будет. Всё, я сказала! Выпущу — тогда хоть пытай!
 — Так, значит, да? — предприняла ещё одну попытку вожатая после затяжной паузы, — не пустишь?
 — Грудью встану, — подтвердила Виола.
 — Да ты… ты… да я…
 — Да-да… Давай потом? Завтра зайдёшь на рюмку чая и расскажешь, кому на меня кляузы строчила и как объясняла, куда смотрела в то время, когда у тебя ребёнок черепно-мозговую заработал…

 Дверь предупреждающе дёрнулась, но замок не поддался. Пока доктор Коллайдер продолжала о чём-то препираться с вожатой, я рванула на кушетку изображать страдания. С чего бы ей меня защищать? Виола ничем ни мне, ни брату не обязана, а голос паранойи прямо-таки вопил, напоминая о той злосчастной бобине из бункера, и, проводя параллели с О`Брайеном из внутренней партии, только она вписывалась в роль «своего» взрослого, с которым возможно вести диалог.
 — Всё лежим? — коротко осведомилась Виола, бодро прошагав за стол, со скрежетом выдвинула стул и, выкинув яблоко в открытое окно, стала разбирать завалы.
 — А чо ещё тут делать? — отозвалась я, открыв глаза. — Самочувствие в норме, сознание ясное, реакция на А-излучение нулевая в обоих смыслах. Полностью готова к выписке.
 — Это уже мне решать, —отмахнулась доктор, копаясь в каких-то жутко важных документах. Даже головы не повернула, не говоря уже о дежурной колкости, — жалобы?
 — Говорю же, здорова, — я начала сердиться.
 Виола отложила очередную книгу для записей в сторону и одарила меня взглядом, полным скепсиса.
 — Здоровые люди, девочка моя, средь бела дня в обморок не падают.
 — Какие тогда падают? — скучающим тоном поинтересовалась я.
 — Очевидно, больные, — отозвалась Виола.
 — А если поконкретнее?
 Виолетта Церновна в два ловких движения натянула перчатки из тонкой желтоватой резины и не отвечая прощупала лимфоузлы, потом приказала задрать рубашку и промяла живот. Осматривать ушибленный затылок никто не стал — похоже, его уже обследовали при поступлении тела. Далее были дебильные тесты «дотронься до носа с закрытыми глазами» и «пройди метр по прямой не заблудившись». Проверка зрачков на раздражительность тоже приятной не была. Спасибо, что в трубочку дышать не пришлось, зато меня заставили продемонстрировать вены на руках.
 — Когда ела последний раз? — Виола полезла в свой сервант со всевозможными целебными склянками.
 — На завтраке в столовой. Виолетта Церновна, зачем вожатая приходила?
 — Пила тогда же? — мой вопрос опять был проигнорирован.
 — Да… — насторожилась я, — а в чём, собственно, дело?
 — Завтрак был в девять, на обеде щёлкала клювом, следов от шприца на венах нет. Значит… — не оборачиваясь продолжала она, — Ответь честно, таблетки, порошки из медпункта брала?
 Я ещё раз прокрутила последнюю фразу в голове. Потом потребовалось дополнительное время на то, чтоб осознать, что речь идёт не об активированном угле и отфильтровать мат.
 — Я на наркоманку похожа?
 — А я? — съязвила доктор, не сменяя пресной мины.
 — Проверьте по описи, если что-нибудь пропало…
 — Пропало, — Виола утвердительно кивнула, — Эффект от употребления промедола описать?
 — Сама догадываюсь, — огрызнулась я. — Значит, думаете…
 — Я ничего не думаю, — ответила она барабаня при этом по боку серванта и давя взглядом собственное отражение в стекле. — Анализ на предмет употребления в лаборатории надо проводить. И мне будет очень обидно, если я полезу за баранку, убив весь вечер и ночь на то, чтоб передать в лабораторию при больнице баночку с чистым как у младенца продуктом выделительной системы. Так что если мне не придётся поднимать шум, ты можешь рассчитывать на моё молчание.
 — Тогда почему я не должна соврать о невиновности? При условии, что это я, разумеется?
 — Девочка моя, — устало отозвалась Виола, — чтобы лечить таких как ты гуманоидов, мне надо знать, от чего их лечить, и в их же интересах сообщить мне информацию, которую всё равно получу, потеряв время. Так что ж?
 — Никаких таблеток не жрала, — я постаралась посильнее оскорбиться, — ещё идеи будут?
 — По описанию симптомов от твоей товарки? — доктор Коллайдер впервые за наш разговор усмехнулась. — Вряд ли это могло быть алкогольное опьянение, у бутылки жертв обычно больше одной. Остаётся гипогликемия.
 Если я всё правильно помню, то гипогликемия это мало еды плюс много кислорода, но с ней дело должно быть совсем дрянь, чтоб дошло до обморока. Что ж, хотя бы будет что ответить на «ты чего?». Похоже, дело действительно в принятии сознания телом.
 — Пусть будет гипогликемия. Надеюсь, медицинский спирт у вас не пропадал?
 — Хочешь, пропадёт? — хмыкнула доктор, возвращаясь за своё рабочее место. — Ладно, поваляйся тут для сохранности, пока я бюрократией занята, а потом на все четыре поскачешь.

 — Знаете, циничный человек подумал бы, — устраиваясь на тахте заметила я, — что вы планируете меня шантажировать пропавшим обезболивающим.
 Промедол мог бы всё объяснить, в том числе и глюки с ложными воспоминаниями. Неясно одно — как он попал вовнутрь? Стоило бы проверить и другие точки ввода помимо вен, но укол шприца я бы в любом случае почувствовала. Кто-нибудь мог подмешать раздавленную таблетку в еду? Пардоньте, вряд ли обезболивающее усваивается несколько часов. Так что, как бы ни была заманчива идея с наркотиком, она не соответствует истине. Однако очень вовремя у Виолетты пропали эти таблетки. [подтверждения существованию в конце восьмидесятых промедола в таблеточной форме найти не удалось, однако, в порошковом эквиваленте он точно встречался]
 — И зачем бы мне так делать? — бесстрастно мурлыкнула Виола. — Ну… вообще-то мне могло бы от тебя кое-что потребоваться… но у меня сегодня нет настроения, так что можешь расценивать это как акт человеколюбия.

 — Если вы попытаетесь использовать эту ситуацию для шантажа, — я добавила жидкого азота в интонацию для убедительности, — то обещаю осложнить вашу жизнь, насколько это для меня будет возможно.
 — Пионерка, — взмолилась Виола устало, — ты не в тех условиях, когда стоит угрожать старшим. Особенно, когда они способны разрушить всю твою только начинающуюся жизнь одной бумажкой.
 — Поставьте себя на моё место, — буркнула я. — С чего бы вдруг вам меня покрывать? Полагаю, что я имею право на недоверие.
 — Поразительное нахальство… — Виолетта Церновна устало вздохнула, — совать нос в загадочные мотивы помогающих тебе людей.
 — В моей жизни и так хватает загадок, — я не унималась. — Ответьте, почему защищаете меня и я оставлю вас в покое, обещаю.

 Виолетта Церновна Коллайдер, маяк невозмутимости посреди окружавшего меня океана беспредельного хаоса, придворный лекарь всея пионерлагеря, хозяйка лабораторной крысы, и, возможно, хранительница не касающегося меня секрета спрятанных под землёй военных сооружений, устало отложив ручку, облокотилась на стол. Выглядела она в этот момент лет на десять старше чем обычно. Извлекая металлическим стулом душераздирающий скрежет из кафеля, она встала, вытащила из халата сигарету и спички, затем снова села, забросив на стол ноги. Чиркнула спичка. По комнате почти сразу разнёсся табачный аромат.
 — Представь себе, пионерка, но были на нашем геоиде такие старые стародавние времена, когда Виола Коллайдер пребывала в том же школярском возрасте, что и ты, — Виолетта замолчала, затянулась сигаретой и исторгла облако сизого дыма. — И была у молодой Виолы Коллайдер товарка, такая же нахалка, с которой они творили всякое. Дрожжи в клозет засыпали, по деревьям лазали, парней стесняли… назло увещеваниям папы Церна. А потом мы выросли. Конец. — Она снова поднесла сигарету ко рту. Столбик пепла снова немного подрос. — Это ли тебе нужно было услышать, не знаю, но другой истории, длинной и с глубокой моралью у меня нет.
 — Сойдёт, — кивнула я. Хотя услышанная история не отличалась оригинальностью и оказалась самой типичной историей о разлуке с другом детства, я не могла однозначно утверждать, что Виола придумала её на ходу. Однако, теперь надо исполнить обещанное — встав с кушетки, я шагнула в сторону двери. Нужно было найти Андрея и в краткие сроки перелопатить весь план опыта.
 — На твоём месте, пионерка, я не нарывалась бы на проблемы столь отчаянно. — Виола снова заговорила тоном, неведомым образом совмещающим в себе заботу о пациенте и полное в нём разочарование.
 — Я совершенно здорова и мне есть чем заняться, — отозвалась я. — Нет никакого смысла держать меня здесь, если вы не хотите обсудить со мной что-нибудь ещё.
 — Сама тогда виновата, — безразлично заключила она, выкинув окурок в окно.
 Но передумывать было уже всё равно поздно. Дверь отворилась, когда я была в шаге от неё. Должно быть, она шла мимо, когда я показалась в окне и объявила о собственном здравии. Ну и поспешила наперерез. На пороге стояла Ольга Дмитриевна.


 — Ну и что же мне с тобой делать? — нетерпеливо вопросила вожатая, уведя меня под руку на приличное расстояние от медпункта. Скандалить в присутствии не ставшей более мешать Виолы она почему-то постеснялась. — Вроде бы умная взрослая девушка… даже на вчерашнюю твою выходку со Славяной я глаза закрыла, по наивности решила, что ты на Алису Двачевскую положительно повлиять сможешь, но эффект строго обратный!
 — Со Славей я уже помирилась, — заметила я. — Извините, что не оправдываю ожиданий.
 — Это уж точно, не оправдываешь. Стоило на день отлучиться — как всё, волю почувствовала! Где брат твой? — рявкнула она.
 — Понятия не имею, — буркнула я, смотря ей прямо в глаза. — Я ему не сторож.
 Вожатой ответ не понравился. Она продолжала молча сверлить меня взглядом, и, готова спорить, перебирала при этом возможные варианты казни.
 — Я просила нормальную стенгазету… — отчаянно жестикулировала Ольга Дмитриевна, — а вы что сделали? Хорошо, если начлагеря ещё не видел.
 — Что? — осторожно переспросила я, мысленно выдыхая. Значит, о самоволке никто не знает.
 — Антисоветчина и безответственность, вот что! Да ты сама полюбуйся, — Только сейчас я поняла, что Ольга специально завела меня к стенду. Она ткнула пальцем на то место, где была вклеена тетрадь для записей. С первого взгляда на обложку в глаза бросалась надпись, сделанная почерком исправляющегося троечника:

 «Лучше пусть погибнет человечество, чем система, — вот девиз всех утопистов и фанатиков.»

 — Нравится? — из-за плеча сардонически осведомилась она. — Ты дальше листай.
 Я подчинилась. Первый десяток записей ничего из ряда вон не содержал — наивные предсказания о будущем веке, но затем на глаза попался лист, на котором в самом разгаре шёл спор о том, дура ли некая Алёнка из четвёртого отряда или всё наоборот и это все остальные — дураки. Взгляд при этом регулярно цеплялся за грамматические ошибки. Следом шёл стишок, раскрывающий некоторые подробности личной жизни старика Крупского. Один неизвестный гений потратил страницу на то, чтоб расписать во всех красках как ненавидит этот лагерь, на что получил отзыв «ты лубень» снизу. Далее были ещё несколько записей, о которых я сдержанно промолчу. Иногда на полях тетрадей встречались рисунки. Иногда даже не похабные. На последней заполненной странице тоже оказались стихи, в этот раз — печатные:

     «А жизнь продолжалась… Страна продвигалась
         По направленью к великой мечте,
     Хоть было неясно, подходим ли ближе
         Мы к призрачной этой далёкой черте.

     И годы пройдут, станут взрослыми дети,
         Ещё пару раз поменяется вождь
     И стихнет, не в силах размыть постаментов,
         Сомнений и сплетен неласковый дождь.


                                                              4-404»

 — Ну? — напомнила о своём присутствии вожатая. — Что скажешь?
 — Знаете, — уже просто так перелистывая тетрадь ответила я, — я ожидала, что результат такого исследования будет хуже.
 — То есть, — Ольга Дмитриевна взглянула на меня испытывающе, — Я правильно понимаю, что ты…
 — Решила проверить уровень испорченности людей. Как оказалось…
 — Анна! — прикрикнула вожатая, потеряв терпение, — ты понимаешь, что весь отряд, да что там, лагерь этой выходкой позоришь? Да я в твою школу такую характеристику отправлю, что комсомольского значка тебе не видать как ушей!
 Не очень-то и хотелось. Если честно, плевала я на комсомол и партию вашу с геостационарной орбиты. По крайней мере, умом. Вот тело от тона Ольги и её угроз впало в лёгкий мандраж. Вслед за испугом спалившейся на прогуле уроков школьницы в мозг постучалось понимание того, что если теперь наш с рыжей демарш вскроется, то шанс загреметь в психдиспансер будет близок к ста процентам. Если я этого не хочу, надо либо как-то умаслить вожатую, либо найти иной рычаг для стабилизации положения.
 — Ольга Дмитриевна, вы коммунистка? — осторожно начала я, дав вожатой остынуть.
 — Не меняй тему, — одёрнула меня Ольга, — мы ещё не…
 — Это как раз напрямую касается сложившейся ситуации. Так да или нет?
 — Ну коммунистка, — подтвердила она, — дальше что?
 — Как соотносится коммунизм со свободой слова?
 — Право на свободное высказывание своей точки зрения должно ограничиваться общественным контролем и самоцензурой, — оттарабанила вожатая, как по бумажке. — Они защищают общество от лжи и провокаций…
 — Держите эту мысль в голове, пожалуйста, мы к ней ещё вернёмся. В апреле мне попалась на глаза статья в научном журнале, где речь шла о компьютеризации и о явлениях и процессах, которым она предшествует. В том числе упоминалась идея о расширении международной системы компьютерных сетей, которую создают на западе. Экстраполируя ситуацию, я предположила, что с ростом производительных мощностей и доступности ЭВМ, рано или поздно возникнет глобальная гражданская компьютерная сеть…
 — Конечно, очень занимательно, но при чём здесь…
 — А вы всё ещё не видите?
 — Пока я вижу несовершеннолетнюю хамку, — с нажимом ответила Ольга Дмитриевна, — которая подрывает дисциплину и субординацию в лагере и рассказывает всякие небылицы!
 Ну конечно, «я начальник — ты дурак». И как я могла забыть, что дети не могут быть умнее старших…
 — Мне продолжать или вы всё равно не собираетесь меня слушать потому что мне всего семнадцать? Я не хотела бы тратить время на объяснения, если меня всё равно не воспринимают всерьёз. Тогда назначьте мне наказание и закончим на этом.
 — Я не поняла, — возмущённо фыркнула Ольга, — это кто кого тут отчитывает?
 — Да какая разница, дело в том…
 — И слышать не хочу! — отрезала вожатая. — В коллективе есть такая вещь как дисциплина, соблюдать и поддерживать которую обязаны все его члены! А твоя выходка — это плевок на неё!
 — Да я же…
 — Поговори мне ещё тут. В общем, так. Снимай газету, уберёшь её в подсобку и чтоб на площади тебя я вечером не видела!
 — То есть никакой дискотеки? — уточнила я, в мыслях сделав пометку, что вожатая окончательным решением причисляется к группе людей, игнорирующих здравый смысл в пользу исполнения поведенческих алгоритмов.
 — И чтобы носу из дома не казала после ужина, понятно?
 Притвориться, что меня очень задело отлучение от танцулек было нетрудно. Не давая возможности Ольге снова раскрыть рот, я сорвала ватман с демонстративной обидой и, прибавив шагу, зашагала прочь. Полчаса времени уже ушли в трубу и мне не хотелось, чтоб по пути меня перехватил кто-нибудь ещё.

Развернуть

Doctor Who фэндомы голосование обсуждение 

Итак, господа хувиане, на этой неделе в программе космический гремлин, беременный рыжий мужик и дебильная система безопасности. Всё это и даже немножечко больше - в серии "Головоломка Цуранга" (почему головоломка - я так и не понял, а вы?)

Doctor Who,Доктор кто, DW,фэндомы,голосование,обсуждение

S11E05 "The Tsuranga Conundrum" ака "Головоломка Цуранга", казнить нельзя помиловать?
отлично
4 (3.1%)
хорошо
14 (10.9%)
средне
24 (18.6%)
плохо
51 (39.5%)
эээ? (в комментарии)
36 (27.9%)
Развернуть

Бесконечное лето Ru VN Визуальные новеллы фэндомы Фанфики(БЛ) 

Глава 23 «рояль и всё, что вокруг»

предыдущая глава


фикбук

ВК


      По пути к музкружку — весёленькому свежевыкрашенному зданию с верандой, меня не оставлял мой с Шуриком спор. Сам спор, а не его предмет. Вот сидит себе спокойно изобретатель, занимался своим делом, и всё идёт своим чередом. Но на сцену выхожу я со своим авторитетным мнением и что дальше? Если бы он меня послушался и уничтожил свою работу, каковы гарантии, что я сработал не во вред? Возможно ли, что я не вижу картину целиком и должен ли я тогда совать свой нос в ход истории? Прибегнем к аналогии - чем отличается дипломированный врач от знахаря? Оба могут вылечить человека, но знахарю неведомы все тонкости врачебной науки, он полагается на собственное чутьё и традицию. Его чуткие руки убивают гораздо чаще, чем дарят жизнь. Им руководит не понимание. Для роли доктора мне недостаёт знаний, а быть неумелым шаманом — нет, это не вариант. Страшно подумать, что могло произойти, если б я действительно сбежал в столицу и начал выправлять историю без разбора средств, не считаясь с потерями.
 И всё-таки, для чего мы здесь? Любая достаточно развитая технология неотличима от магии — так гласит третий закон Кларка. Я вовсе не религиозен, но давайте взглянем правде в лицо — любая магия также неотличима от достаточно развитой технологии. Что, если неким высшим силам — не обязательно персонализированному божеству — по тем или иным причинам потребовалось нас с Анной запихнуть в тела двух наших копий? Вряд ли мы чем-то эти самые силы прогневали или порадовали, скорее кому-то понадобились новые питомцы в метафизическом зоопарке. Ну, а что? Сцапали полуразумную трёхмерную форму жизни, для прикола — в комплектации «Лютес» и поместили в просторный вольер с трёхразовой кормёжкой. Только бегового колеса для разминки недостаёт. Похоже на загробный мир в авраамических религях — когда тебе выдают лиру, надевают идиотский балахон и отправляют радоваться на все четыре стороны. Проблема есть ровно одна и она древнее чем принцип действия колеса — такую гипотезу в принципе невозможно проверить. Потому Анна её и отбраковала. Она не верит в сверхъестественное. Что же касается лично меня, то по-моему изначально человек не способен к восприятию всех граней бытия, а уж тем более — к постижению всех законов природы, однако, летать мы тоже изначально неспособны, но всё ж таки полетели. Недавно и при помощи машин, но полетели.
 По правде, атеизм — не всегда самое разумное убеждение. Зачастую его источником для человека становится всё та же бездоказательная вера, но уже с отрицательным знаком, что неверно. Корректный атеист полагается на научно достоверные факты и теории, постоянно пересматривая своё отношение к ним, он должен быть готов признать ошибочность своих убеждений в случае, если они окажутся ошибочными.

 Собравшись с духом, я взялся за ручку двери и выдохнул. Мне нужен диктофон и если он у Мику есть, я его достану любой ценой. Хотя нет, не любой. Цена должна быть приемлема — скажем, за полцарства я его не куплю. Вот если сто двадцать пять тысячных царства — ещё можно подумать… Всё, не отвлекаться! Нельзя дать этому японскому демону меня заболтать. Вошёл, завладел инициативой в разговоре, получил необходимое, ретировался. Пошёл!
 В комнату через здоровенное окно лился предвечерний свет. Под ним выгорал стоящий в центре трёхногий рояль, а на пол медленно оседала, кружась в своём нехитром танце, пыль. Мику в кружке не было. Куда она могла сбежать? До ужина ещё далеко. Может, с Ленкой где-нибудь мотаются? Или, возможно, её подрядили с подготовкой к вечерней дискотеке помогать. Подожду интуристку тут и немного осмотрюсь.
 Комната каким-то изысканным декором не отличалась. Вокруг исписанной нотными знаками классной доски висели портреты композиторов. Под ними был выставлен весь располагаемый клубом инструментарий, которого могло бы хватить на вооружение пары ансамблей, или, с натягом — для небольшого оркестра. Я уже хотел приступить к инспектированию книжной полки, но краем глаза зацепился за скрипку… Разумеется, это могла быть и другая скрипка — такие производят крупными сериями в конце концов. Я осторожно, словно гранату без чеки, взял инструмент в руки и стал вертеть перед собой так и сяк в поисках особых примет — царапин, трещин и всего такого, но на лакированных деках не было даже наклейки с информацией о заводе-изготовителе. Вообще никаких зацепок.
 Между прочим, перемещения во времени и пространствеё тоже можно объяснить в рамках божественного вмешательства, заменив зоопарк на лабораторию. Интересно, а вот что если я сейчас вот эту скрипку уроню и она треснет? А если вовсе её разбить? Вот она, стрелка на рельсах истории — переключи её и сюжет пойдёт по другому пути. Или сойдёт с рельс. Не-не-не-не! Я завязал! Я не буду вмешиваться, если не уверен, к чему мои действия приведут!
Всё это очень странно, но, как уже сказала Анна — реальность вообще с тех пор как мы проснулись в автобусе подаёт противоречивые сигналы. Только то, что мы с сестрой существовали в независимых друг от друга отдельных мирах, уже гарантирует нелинейность времени, но при этом Анна-2 уже в первый наш день в лагере продемонстрировала обязательное соблюдение временной петли. Получается, что такие петли оказываются строгими константами во временном потоке и неизбежны, куда бы ты ни рулил? А если создать петлю, длящуюся значительно дольше чем пять минут? Или одну петлю внутри другой? Г-р-р-х, к чёрту всё!

 Раз уж мы вспоминаем законы Кларка, то вот вам закон номер два: «единственный способ обнаружения пределов возможного состоит в том, чтобы отважиться сделать шаг в невозможное». Время шло ужасно долго и висящая в комнате тишина давила на барабанные перепонки с таким напором, что я стал насвистывать «Караманьолу». Мелодию я едва помнил, так что выходило отвратно. Картину сюрреалистичней надо было поискать — сидит пионер по-турецки под роялем, голову вжал в плечи, а сам каверкает песню времён французской революции. Зачем? Мне нужна эмоциональная разрядка! К тому же, отправив останки скрипки через открытое окно в кусты, я пренебрёг своим собственным свежепринятым правилом. Это, чёрт возьми, нечестно! Я должен был узнать, что из этого выйдет! В конце концов, я же не лягушачью шкурку сжёг. Вселенная не сколлапсировала, не вывернулась наизнанку и много чего ещё «не». Да даже у меня в воспоминаниях эта скрипка осталась при Анне. Так что ничего критичного не произошло. А поскольку ответственности за содеянное удалось избежать, то всё вообще в шоколаде.
 От данного вывода мне полегчало настолько, что опасаясь взлёта и долгосрочного парения под потолком, я не придумал ничего умнее, чем залезть под брюхо музыкального монстра. Полный дзен. К сожалению, упражнения в художественном свисте пришлось прекратить - заболела голова. Ощущение, словно кто-то изнутри черепа процарапывает дыру наружу при помощи иглы. Парадоксально, но когда я смолк, тишина не наступила — где-то тикали настенные часы, хоть я совершенно точно никаких часов и иных тикающих приборов при осмотре не обнаружил… Ладно, такое бывает, тем более предпосылки для диагноза более чем весомые — я немного сошёл с ума. Лёгкое значительное повреждение рассудка, из-за которого я слышу тикание часов. 

 — Эта женщина меня с ума сведёт! — раздался приглушённый, словно из соседней комнаты возглас сестры. Голос её звучал размыто, но радражённо. — Сплошное недовольство! Что бы ни случилось! Аня, ты могла подготовиться лучше! Аня, ты не права! Аня, учись сдерживаться! А не пойти ли тебе далеко и надолго, ведьма?!
 — Вы с мамой обе склонны перегибать палку, — ответил кто-то моим голосом. — Помирись с ней, всё равно придётся рано или поздно.
 — Ты меня вообще не слушаешь? Чёрта с два я…

 Разговор прервался, но часы продолжали тикать. Меня опять, как при Шурике потянуло в сон. Всё тело пронизала такая дикая усталость, словно я весь день только и делал, что таскал на своём горбу мешки с цементом. Поддавшись искушению, я закрыл глаза и снова услышал голоса.

 — Куда ты опять мой справочник по английскому запрятал?
 — А нечего было радиоприёмник мой в окно выбрасывать!
 — Верни мне справочник, клоун!
 — Ага, а радио мне кто тогда починит?! 
 — Кант починит, Иммануил Иоганович! 
 — Между прочим, завтрашняя контрольная всех касается, не хочешь тоже пройденное повторить? 

 Часы замолкли. Их сменили завывающая вдалеке метель и хруст откуда-то взявшегося снега.

 — Напомни, почему я позволила тебе притащить меня сюда?
 — Ну, во-первых, ты мне всё ещё должна за радио. А во-вторых, ты погляди сама — природа, лыжи, чай в термосе…
 — …Свёрнутая на склоне шея. 
 — Ты вечно драматизируешь.
 — А ты вечно ввязываешь меня в авантюры! Могла же сегодня целый день за Брэдбери провести… Нет, с тобой попёрлась кататься…
 — Отступать поздно, товарищ фельдмаршал! Москва сгорела целиком, и вот на площади на Красной монголы с ханом Батыём! Так что-либо вперёд до базы, либо встречаем праздник в чистом поле.
 — Так езжай, лыжник финский. Нечего лясы точить!

 Концерт квазивоспоминаний прекратился. Не смотря на это, голова продолжала отзываться едва заметной болью. Ну и что это сейчас было? Реальные воспоминания тела-донора или нечто вроде ложных образов, созданных участками мозга, отвечающими за сновидения и иные глюки мозга? Чем бы оно ни было, поводов беспокоиться у нас и так слишком много. Параллельные миры, путешествия во времени, те коридоры под лагерем и ночной инцидент, пугающая теория сестры о промывке мозгов, а теперь ещё и голоса в голове. Как же хочется напиться вдребезги… Надеюсь, Алиса как следует Аньку прогуливает — если нас обоих начнёт плющить от невыносимости бытия, то далеко мы так не уедем.

 — Ой, а что ты там делаешь? — раздался сверху нормальный голос без эха. Мику беззаботно встала на четвереньки и озадаченно смотрела на меня. Должно быть, я не заметил её возвращения, пока рассуждал о
 — А ты? — вопросом на вопрос ответил я, глупо блымая глазами и всё ещё отходя от пережитого.
 — Я к танцам готовлюсь, — прощебетала Мику. Её волосы расстилались по пыльному дощатому полу, но кажется, это хозяйку музкружка ничуть не волновало.
 — А я вот. Сижу, — вздохнул я, — и думаю.
 — А о чём?
 — Думаю и всё, — пожал я плечами, — о разном.
 — Медитируешь, да? — спросила она, — Я тоже иногда пытаюсь помедитировать, но долго просидеть не могу. Па говорит, что у меня проблемы с длительной концентрацией, но я бы тогда и музыкой заниматься не могла бы.
 — Вряд ли это можно так называть. — я переменил позу — прижал ноги к груди и упёрся подбородком в колено, — Вот например, можно ли использовать право сильного, чтоб принуждать к миру других? Что, если Германия победила бы в Первой Мировой войне? Или вот, скажи, сколько лет ты хотела бы жить, если б могла сама выбрать, продолжительность жизни?
 — Не знаю, — призналась Мику, — я никогда о таких вещах не думала.
 — А я вот в последнее время всё чаще. Это семейная черта или что-то вроде того… неважно. По правде говоря, я тут сижу и жду тебя, но пока что можешь заниматься своими делами, а я посижу тут и немного отдохну, хорошо?
 — От чего? — недоумённо вопросила девушка.
 — От всего этого, — слабо улыбнулся я, — постараюсь очистить голову и помедитировать.
 — А, понятно, — кивнула Мику, — а тебе тут удобно? — она с опаской осмотрела нависающую надо мной махину.
 — Не очень, — криво улыбнулся я, чем давал понять, что да, вот такой я дурак два метра ростом — по своей воле забрался под рояль, потакая бессмысленному импульсу и мне на это плевать.
 — А можно я тоже с тобой посижу?
 Я подвинулся. Мику тоже забралась под рояль и села рядом, поджав под себя ноги.
 Мы долго сидели под роялем и молчали. Каждый из нас слышал дыхание второго и более никаких звуков в комнате не раздавалось. Я даже не сразу понял тогда что что-то было не так, неправильно, непривычно, а когда, наконец, до меня дошло, желание удивляться почти сошло на нет — Мику молчала. Всё это время она сидела возле меня и молчала. И даже не двигалась.

 Я тут подумал. А что если я и Анна всё-таки застряли тут навсегда? Опять поступать в институт, наблюдать развал Союза и далее по накатанной… Не гарантирую, что удержусь от попыток улучшить своё положение при помощи послезнания, но даже тогда это будут весьма скучные тридцать лет. Пока воздержусь от построения планов, сначала надо выпутаться из этой череды странных событий, а там посмотрим. В крайнем случае, если придётся выбирать между жизнями — я точно последую за Анной.
 — Знаешь, — внезапно сообщила Мику, — мне понравилась ваша газета,
 — М-м? — я вновь вынырнул из забытья. — Спасибо.
 — Особенно рисунки понравились, — добавила она.
 — Лена рисовала, — ответил я.
 — Я знаю, — Мику улыбнулась, — Леночка мне рассказала всё. А вы сами уже что-нибудь в ней написали?
 — Нет, — ответил я угрюмо.
 — Почему?
 Потому что наше будущее не всем понравится. Потому что оно никакое не светлое, а серое. Не уныло-серое, нет. В нём, разумеется, есть хорошие моменты, но и отборного навоза немало. Впрочем, у Японии как раз всё сравнительно неплохо, так что у кое-кого имеются все шансы на свет в конце социалистического лагеря. Да и в конце концов, нечего подкидывать пищу для размышлений любителям всяческих мистификаций и безумных пророчеств.
 — Времени не было, — отмахнулся я, — может завтра напишу. Сегодняшний вечер пережить бы.
 — Да уж, — Мику улыбнулась, — дискотека ещё не началась, а я и Славя уже без ног, — она без предупреждения прислонилась к моему плечу.
 — Так может, вам помощь нужна? — настороженно предложил я. — Колонки там перетащить или ещё чего?
 — Мы уже Сыроежкина нашли, он всё перенёс, — сказала Мику словно ничего странного не произошло, — теперь останется аппаратуру настроить и можно будет начинать. А ты пойдёшь, Андрей? Там все-все будут.
 — Кстати об этом, — не спеша протянул я, — у тебя диктофон есть?
 — Есть, — кивнула Мику, — а зачем тебе?
 — Мы с сестрой эксперимент один ставим и ей надо данные записывать. В общем, нужно что-то, чем звук записать. Одолжишь на вечер?
 — Да, одолжу, — энергично закивала Мику, — только он не здесь, в домике. До него недалеко. Пойдём?
 — Пойдём, — согласился я.

 Расположенный по изначальной задумке вдали от остального лагеря музкружок не должен был никого тревожить, но потом кому-то в голову пришла блестящая мысль внести в план дополнения и вуаля — по соседству уже возводят квартал чуть ли не для половины всего контингента. И после этого мне будут рассказывать что в СССР всё по науке делалось? Ну хорошо, я мог бы понять промашку с криво спланированным лагерем, но когда речь заходит о капитальном строительстве — извините. Вот вы знали, что на стадии проектирования Днепровской ГЭС к рассмотрению были предоставлены несколько проектов и среди прочих был вариант с каскадом из трёх плотин, который был дешевле и по рабочей мощности превосходил одну большую? Сталин, исходя из неких личных соображений продавил одну гигантскую дамбу. Такое вот «нам с гор виднее» и погубило в итоге весь Союз ССР, так что держите последний, первый закон Кларка: «когда уважаемый, но пожилой учёный утверждает, что что-то возможно, то он почти наверняка прав. Когда он утверждает, что что-то невозможно, — он, весьма вероятно, ошибается». Может он и не совсем ко двору, но упомянуть его явно не будет лишним.

 — Так вы придёте на дискотеку? — спросила Мику, когда мы шли по тропинке, ведущей к жилой зоне.
 — Анна точно не пойдёт, а я… я даже не знаю, может смогу. Правда, у меня и костюма нет…
 — Костюм не нужен, ты так приходи! — Мику заискивающе посмотрела на меня, будто от моего появления зависел успех вечеринки. Танцевать я умею, даже пару раз в год выбираюсь куда-нибудь растрясти жирок, но настоящего пристрастия к подобным мероприятиям никогда не испытывал. Насчёт сестры гадать не приходится — она предпочтёт науку любой из радостей жизни и это не обсуждается.
 — Посмотрим. Но я ничего не обещаю, — ответил я.
 — Я буду вас ждать! — объявила девушка, от радости снова повиснув у меня на плече.
 Странная она, эта Мику. Непонятно, для кого странней — для остальных или для меня и сестры. Со своим происхождением Мику — аномалия в квадрате. Особенно в подобном окружении.
 — Мику, — привлёк я её внимание.
 — Что? — она всё ещё излучала радость, чуть ли не светилась изнутри.
 — Тебе нравится в лагере?
 — Конечно. Хотя когда я только ехала, то думала, что будет скучно.
 — Нда. Скучать не приходится, — протянул я. — А сложно вообще было в Союз попасть?
 — Почему — сложно? — удивилась Мику, — как все. Па купил билеты, а потом мы с ним на поезде за неделю до Москвы доехали.
 — На поезде? — переспросил я.
 — Ну да. По мосту, который весной открыли. Так странно было, — девушка усмехнулась, — обычно на скоростном за несколько часов всю страну проезжаешь, а тут сплошные леса и несколько дней пути…

 Когда мы с Мику дошли до её и Лениного жилища, она скрылась за дверью и сначала о чём-то болтала с соседкой, попутно копаясь в своих вещах. Меня же продолжало мучить лёгкое недомогание и всё ещё не давала покоя проклятая скрипка. Вот почему законы природы обязаны считаться с такой неподкупной вещью как математика? От неё всегда сплошные проблемы! По секрету скажу, что среди людей, занятых научной деятельностью, у математиков самая удручающая статистика по психическим расстройствам. Не внушают оптимизма и голоса, которые прислышались мне, пока я дожидался Мику. Всё это, при сложении с ранее полученными результатами наблюдений и выводов, вело к одному — здешняя физика подчиняется математическим законам довольно избирательно.

Развернуть

Doctor Who фэндомы DW Video 13 Доктор Доктор (DW) Таймлорды 

Трейлер

Развернуть