Птичий гриб. Глава 4 / текст :: Лит-клуб (литклуб, литературный клуб, литературныйклуб,) :: Истории :: разное

#Лит-клуб текст story 

Птичий гриб. Глава 4

Городское фентези. Повесть.
Предыдущая глава:
http://joyreactor.cc/post/4313583

Миления прошагала по направлению к своему кабинету.
— Доброе утро, госпожа!
Её новая секретарша уже была на рабочем месте, разбирая бумаги. Рядом, на передвижном столике, стоял серебряный френч-пресс, источающий великолепный аромат кофе, кувшинчик с подогретыми сливками, сахарница и блюдце с ломтиком малинового чизкейка, украшенного листиком мяты. Начальница была впечатлена. Даже несмотря на то, что Миления опоздала на пятнадцать минут, эта ведьмочка уже приготовила кофе, будто бы предсказав точный момент её появления. И откуда она знает, что начальнице нравится малиновый чизкейк?
Миления кивнула и подошла к двери. Удивительно, но она открылась значительно легче, чем вчера, хотя усилие всё равно пришлось приложить.
— Я попросила уборщика смазать петли, госпожа, — заметила Лариса.
— Хорошо.
Начальница зашла в кабинет, повесила накидку на вешалку и пошла проверять грядки. Через секунду дверь открылась и Лариса, позвякивая посудой, вкатила столик внутрь.
— Ваш кофе, госпожа.
Миления кивнула, подвязывая огуречный стебель.
— Забери бумаги с моего стола и займись их обработкой. Можешь потом просто выкидывать их в мусор.
— Как скажете, моя госпожа.
Достав из-под своего столика металлическую корзинку, ведьма быстро сгребла туда завал бумаги, и, поднатужившись, потащила к выходу.
Миления пригубила кофе. Потрясающе. Да и чизкейк был отличным, друидесса не пробовала ничего подобного в известных кафе кластера. Откуда эта ведьма его взяла? Надо будет поинтересоваться.
Миления села в кресло и достала садоводческий журнал. Предстоял очередной скучный день, но теперь, хотя бы, не приходилось копаться в этих бесполезных бумагах.
С громким звоном труба пневмопочты высунулась прямо из стола, отбросив подшивку журналов, валявшихся на том месте. Резкий свист — и депеша буквально выстрелила в Милению, чуть не опрокинув её вместе со стулом.
— Какого? — выругалась начальница, пытаясь восстановить равновесие.
Кое-как вскрыв капсулу, она достала оттуда пергамент.
Это был один из отчётов, массово приходящих в её отдел каждый день. Что-то от отдела Взаимодействия на этот раз. Вот только внизу красовалась жирная чёрная печать в виде греческой буквы «Кси» и вертикального глаза.
— Что за чушь? — выругалась Миления, порвала бесполезную бумажку и выбросила в мусор.
Пахнуло серой и озоном. Разорванный пергамент вихрем вылетел из корзины, собираясь в воздухе в целое полотно, разрывы вспыхнули, зарастая, замятия разгладились…
Идеально ровный и свежий отчёт с чёрной печатью опустился на рабочий стол, будто бы и не рвали его минуту назад, а в помещении внезапно раздался голос:
— Внимание! Уничтожение документа, отмеченного печатью Отдела Расследования Магических Возмущений невозможно до разрешения описанной в нём проблемы! О повторных попытках порчи будет уведомлено руководство! Благодарим за понимание!
Миления задрала голову и прокричала:
— Алиса!!!

— Лариса, госпожа. Вы звали? — секретарша заглянула в кабинет.
— Да! — сквозь зубы произнесла Миления, подняв документ. — Что. Это. Такое?!
Девушка подошла к столу и бегло просмотрела пергамент.
— Это отчёт от отдела Взаимодействия. Я поставила на нём печать около десяти минут назад. И как он оказался у вас? Я же вроде ещё не отсылала документы…
— У меня другой вопрос: зачем ты ставила на него эту печать?!
— Ну, — ведьма задумалась, приставив палец к подбородку, — я почувствовала в описанной там ситуации… непорядок. И пока думала, какую печать поставить, эта чёрная просто сама скользнула мне в руку.
— Дурья твоя башка! — Миления вскинула руку, и секретарша вскрикнула. — Из-за тебя придётся заниматься совершенно бесполезной работой!
Лариса издала сдавленный хрип, её тело поднялось в воздух, суставы вывернутых конечностей хрустнули.
— Говоришь, в баклажан? — прошипела Миления. — А как насчёт тыквы? Пустой и толстой!
Лицо девушки исказила гримаса боли, она беззвучно разевала рот, будто бы хватая воздух. Руки и ноги лишались пальцев и суставов, укорачивались, втягиваясь в раздувающееся тело. Удивительно, но платье не порвалось, а просто исчезло, будто бы его и не было.
— Я сделаю из тебя украшение на Самайн! Или пущу твои внутренности на кашу!
С громким хрустом тело ведьмы раздулось в несколько раз, приобретая характерные для тыкв бугры. Миления специально замедлила изменение головы, чтобы секретарша чувствовала и осознавала всё, что происходило с ней.
И тут начальница присмотрелась к её лицу.
Ведьма не кричала от ужаса, не пыталась молить о пощаде. Высунутый язык, томный взгляд прикрытых глаз… Она что, наслаждалась этим наказанием?!
С громким свистом тело Ларисы «сдулось», руки и ноги будто бы выстрелили из восстановленного торса.
Обнажённая девушка шлёпнулась на пол. Будто бы не веря, она ощупала тело, а потом разочарованно вздохнула.
— Уйди с моих глаз, извращенка! — крикнула Миления. — И прикройся!
Ведьма поклонилась, и, снова вздохнув, поторопилась к выходу.

Тяжело дыша, Лариса упала на свой стул. Она попыталась щёлкнуть дрожащими пальцами, но получилось лишь с третьего раза. Платье вновь возникло на ней, целое и невредимое. Какая удача, что она догадалась зачаровать свой бедный гардероб на возвращение в сумку в случае искажения тела.
В этот раз начальница не успела поменять её человеческую плоть на мякоть растения, поэтому ведьме удалось быстрее прийти в себя. Тем не менее, ощущение… растянутости ещё оставалось, отдаваясь ноющей болью в мышцах и коже.
Дурная привычка ставить людей в неловкие ситуации на этот раз сослужила ей хорошую службу: Ларисе действительно удалось убедить Милению, что полиморф — её фетиш, и это спасло от очередного превращения. Хотя где-то глубоко внутри, ей было любопытно, как бы она выглядела в форме тыквы, это был чисто академический интерес, присущий в разной мере любой интересующейся магией ведьме… Но вот боль и риск умереть от перенапряжения не стоили того.
Дверь кабинета начальницы открылась, и пылающая гневом Миления ворвалась в приёмную. Она явно хотела сделать это эффектнее, но тяжёлая дверь опять помешала её планам.
— Идёшь со мной! — прорычала начальница. — Раз уж из-за тебя это произошло!
Лариса молча подхватила сумку и накидку.

Бернард почему-то промолчал, когда Миления зашла к нему в лифт. Лишь взял под козырёк. А вот Ларисе он едва заметно улыбнулся.
Лифт проехал всего пару этажей и остановился.
— Простите, у нас ещё один пассажир, — извинился лифтёр.
Миления злобно вздохнула.
Дверь открылась и в лифт вошла Сара Гринлок.
— А, Миления Флёр, Лариса, не ожидала вас здесь увидеть! Вы на задании?
— При всём моём уважении, дела отдела расследования Магических Возмущений вас не касаются! — прошипела начальница.
— ...Лишь пока вы выполняете свои дела должным образом, — парировала агент.
— Вы на что-то намекаете?!
— Ни на что не намекаю, — Сара загадочно улыбнулась, но от этой улыбки по коже начинали бегать мурашки. — Слышала, вы взялись за тот инцидент с инфекцией. Вы уж постарайтесь там.
Дверь лифта открылась, и агент вышла на нужном ей этаже.
— Эта проклятая всезнайка! — воскликнула Миления, после того, как лифт продолжил движение. — Как же бесит! Она словно следит за мной!
Они прибыли на крышу.
— Уверена, — начальница повернулась к своей секретарше, — она точно что-то замышляет. Наверняка ищет способ оправдать свою сестру, но не может действовать открыто, ведь я могу подать жалобу в связи с конфликтом интересов. Учти, если хоть что-то разболтаешь этой проклятой агентше, я тебя уничтожу.
Лариса быстро-быстро закивала головой.
Миления вскинула руку в традиционном жесте вызова, и кеб с семиногим единорогом на борту выехал из ниоткуда.
— Институт инфекционных заболеваний, — озвучила начальница цель поездки.
Институт находился на краю кластера, окружённый обширной санитарной зоной, обычная мера предосторожности для центра изучения различных заболеваний, где, конечно же, хранились и образцы патогенов. Активисты периодически поднимали протесты с требованием перенести организацию подальше от города, но убрать что-либо подальше от Huge City — задача почти невыполнимая. Кроме того, институт был, пожалуй, первым бастионом на пути возможных эпидемий, так что его можно считать «необходимым злом».
Охранник на воротах придирчиво осмотрел удостоверения чародеек. Конечно же, они были в порядке.
— Проходите, — кивнул он, открывая шлагбаум.
Его молодой напарник проводил странную парочку взглядом.
— И кто на этот раз?
— Санитарно-гигиеническая инспекция, — скучающим тоном ответил охранник.
— Да ну! Как по мне, эта парочка меньше всего похожи на «санитаров». Одна одета как на вечеринку, а другая будто бы сбежала из Салемского музея ведьм.
— Слушай, — в тоне мужчины проскользнуло раздражение, — тебе что недостаточно было выговора за то, что ты отказывался пускать агентов Федерального Бюро Ковровых Покрытий на прошлой неделе?
— Это та голосистая толстуха и русский с попугайским галстуком? Цирковой сброд! Да и что это за «бюро» такое? Чем оно занимается?
— Их документы в порядке. О визите уведомили. Поэтому просто замолкаешь и пускаешь их внутрь. Поработай с моё и перестанешь удивляться.
Напарник хотел было что-то возразить, но осёкся, поняв, что это бесполезно.

Миления шла по дороге к зданию института. Дорога через санитарную зону была неблизкой, но для опытного друида, способного усиливать своё тело, это была лишь лёгкая прогулка. Конечно, она бы предпочла транспорт, но, увы, под рукой не было ничего подходящего, что можно было бы легко скрыть от глаз Неодарённых. Кроме того, это лишило бы её удовольствия слушать, как пыхтит Лариса, пытаясь поспевать за её пятиметровыми «шагами». Пускай и весьма необычно выглядящая, подобная «ходьба» легко скрывалась Аурой Обыденности и для Неодарённых выглядела лишь как быстрый бег.
Друидесса «дошла» до здания, обернувшись, она была очень удивлена увидеть слегка запыхавшуюся секретаршу прямо позади. Странно, Милении казалось, что ведьма упала от усталости ещё 400 метров назад. Эта девчонка не казалась сколь-нибудь подготовленной физически.
— Простите, госпожа, я пыталась вам сказать, но вы так резко ушли вперёд… — воскликнула Лариса, быстро переведя дыхание. — Я умею оборачиваться лошадью и могла бы вас подвезти…
— Что? — удивилась Миления.
Вместо ответа, секретарша совершила кульбит и, ударившись оземь, обернулась прекрасной вороной кобылой с рыжей гривой. Всхрапнув, она рассыпалась как дымка и снова возникла в человеческом обличье.
Миления была в шоке. Техники превращения в животных у друидов, конечно же, имелись, но увидеть нечто подобное в исполнении ведьмы? Низкоуровневой заклинательницы, которая может лишь довольствоваться «объедками» с магического «стола»?
Однако, сверившись со своим магическим чутьём, она успокоилась. Превращение секретарши не было идеальным, оно не изменяло её сути как полноценный полиморф. Материальная иллюзия, на большее ведьмы были не способны. Всё равно, что залезть в костюм лошади, волшебный, но всё-таки костюм.
Милении даже стало интересно, как эта девчонка собиралась её на себе нести. Обязательно стоит попробовать на обратном пути.

Фойе института встретило их идеальной чистотой. В убранстве не было никаких излишеств, лишь статуя, изображающая основателя, украшала обстановку.
Чародеек встретил учёный с сединой в висках, Миления сразу подметила на его лице следы недосыпания.
— Приветствую, — сказал учёный, — мое имя — Томас Челленджер, врач-эпидемиолог. Вы пришли узнать о моих исследованиях?
— Всё верно, — ответила друидесса. — Миления Флёр, санитарно-гигиеническая инспекция, главный инспектор кластера. А это — мой ассистент.
— А, я ожидал вашего визита. Прошу, пройдёмте за мной в лабораторию.
Они прошли по коридору и зашли в лифт.
— Вам, наверное, известно, что неделю назад на мой запрос уже откликнулось Федеральное Бюро Ковровых Покрытий? При всём уважении к их деятельности, я не думаю, что у них достаточно… квалификации для решения проблемы, с которой мы здесь столкнулись. Признаться, я рассчитывал на более серьёзную реакцию правительства, эпидем-контроль или здравоохранение… Но, думаю, вы тоже подойдёте.
— Поверьте, доктор Челленжер, — заявила Миления, — у меня достаточно квалификации и полномочий. Почему бы вам не ввести нас в курс дела?
— Прошу прощения, конечно.
Лифт приехал на нужный этаж.
— Знакомы ли вы с орнитомикозом? — спросил доктор.
— Это грибок, паразитирующий на птицах? Мне доводилось слышать о таких видах. Попадаются крайне любопытные экземпляры, например, утиный опёнок, который буквально фарширует зараженную птицу своим мицелием.
— Ох! — восхитился учёный. — Похоже, вы действительно разбираетесь в теме!
— Грибковые заболевания — одно из следствий несоблюдения гигиены, — холодно заметила Миления. — Особенно в таком грязном городе как Huge City.
— Вы абсолютно правы, инспектор! — учёный кивнул головой с довольным видом. — Отчасти, возникшая проблема касается этого.
Они зашли в большой отдел, уставленный исследовательским оборудованием. В закрытой зоне на стене висел странный поеденный молью ковёр аляповатой расцветки, который внимательно изучала пара учёных в защитном снаряжении.
— Этот ковёр был обнаружен во время раскопок на территории Ирана, в закрытом хранилище, предположительно некоей преступной группировки древности. Археологов заинтересовала его расцветка и структура, а также тот факт, что он не истлел за долгие века. Анализ установил, что он соткан из овечьей шерсти с добавлением пуха неизвестной птицы. Судя по узору и материалу, он явно не из Персии, возможно похищен пиратами у какого-нибудь странствующего торговца…
— И какое отношение эта тряпка имеет к нам? — нетерпеливо спросила Миления.
— У учёного, который исследовал ковёр был лёгкий насморк. Естественно, он носил маску и соблюдал все меры предосторожности, чтобы не заразить коллег, однако вскоре симптомы простуды начали наблюдаться у всей группы. На это не обратили внимания, инфекционные заболевания на то и инфекционные, чтобы передаваться от человека к человеку, но затем, после того, как ковёр транспортировали в музей, в асептических условиях, само собой, два музейных работника подхватили простуду, а за ними — ещё два охранника и уборщик. Мало того, тот уборщик был заражён герпесом, к симптомам заболевания других пациентов добавилось и это.
— Вы что-то обнаружили? — друидесса внезапно проявила интерес.
— Боюсь, что да.
Оставив Ларису в кабинете, Миления надела предложенный ей защитный костюм и зашла за доктором Челленджером в закрытую зону.
— Вот, — учёный положил под микроскоп препарат.
Миления взглянула в окуляры, увидев там странное переплетение ворса с полупрозрачными волокнами.
— Как я говорил, ковёр необычен. В пряжу включён этот пух неизвестной птицы. Птицы, заражённой орнитомикозом, который я ещё не видел никогда. Электронный микроскоп выявил, что в его мицелии дремлет по крайней мере десяток вирусов, и каждая его спора несёт с собой часть этого «коктейля», если не весь. Конечно, большая их часть не опасна для человека, но вот в чём проблема: в данный момент в волокнах появились копии новых вирусов, а именно тех, что вызывают простуду и герпес.
— Какой потрясающий симбиоз! — воскликнула Миления. — Вирусы ослабляют иммунную систему заражённого животного, и грибок может свободно разрастаться без помех.
— Вы совершенно правы, инспектор, — кивнул учёный. — Но этот симбиоз… неестественен. Нет, грибы могут вступать в симбиозы, лишайники тому подтверждение, но целенаправленно собирать и хранить вирусы — такое было замечено впервые. Этот организм… словно был создан искусственно, будто бы специально подогнан под определённые нужды.
— Такое возможно, — друидесса задумалась. — Кажется, я натыкалась на одну работу по микомантии…
Она осеклась. Забыла, что говорит с Неодарённым.
— Что вы сказали? — переспросил доктор Челленджер.
— Ничего. Простите, задумалась. Что с заболевшими?
— Изолированы и находятся под наблюдением. Вирусное заражение удалось легко устранить обычными методами лечения, а грибок, хоть и пытался разрастись в их телах, но, на счастье, не был приспособлен к организмам млекопитающих, да и иммунитет у нас, думаю, посильнее, чем у древних персов. В, общем, ничего страшного не произошло. Однако, сами понимаете, нельзя упускать такое из виду. Этот микоз сумел сохранить человеческий вирус. Простуда и герпес — это неприятно, но не страшно, а если гриб войдёт во взаимодействие с чем-то более опасным? С оспой, гепатитом, одним из печально знаменитых китайских коронавирусов? Или с вирусом иммунодефицита? Он сможет «продавить» даже самую сильную оборону. Адаптироваться. Убить нас всех.
— Но вы, полагаю, не допустите этого? — ухмыльнулась Миления.
— Само собой. Ковёр находится в защищённой зоне и к нему имеет доступ лишь авторизованный персонал.
— Хорошо, — друидесса кивнула. — Я услышала вас. Можете быть уверены, наша организация пошлёт квалифицированных экспертов. Дело взято под мой личный контроль.
Они вышли в шлюз между закрытой зоной и лабораторией. Автоматические распылители обрызгали их двойной дозой антисептической жидкости, а потом сотрудник лаборатории дополнительно полил их чем-то ещё. Убедившись, что посетители полностью очищены, он дал добро на снятие костюмов.
— Дополнительная обработка фунгицидом, — пояснил доктор Челленджер.
— Понимаю, — кивнула Миления.
Погрузившись в свои мысли, начальница проследовала к лифту. Лариса поспешила за ней.
— Нашли что-то, госпожа? — поинтересовалась ведьма.
— Хм, да… То есть нет, — Миления махнула рукой. — Как и ожидалось, у них все под контролем. Не о чем волноваться.
Она строго посмотрела на подчинённую.
— Но впредь, Анфиса, прежде чем ставить печать, сначала обговори это со мной!
— Хорошо-хорошо, госпожа, — закивала головой ведьмочка.

Охранник мотнул головой и потёр глаза. Гостьи возвращались, причём та, важная, в вечернем платье… ехала верхом на другой?!
— Вот… как ты это объяснишь? — он толкнул своего бывалого коллегу.
Второй охранник устало оторвал взгляд от планшета.
— Что объяснишь?
— Одна едет на другой!
— Ну может у них ролевые игры такие? — вздохнул бывалый. — Я же тебе сказал, не обращай внимания.
Молодой моргнул и наваждение резко исчезло. Обе женщины шли к их пропускному пункту на своих двоих. Сдав временные пропуска, они сели в такси и растворились в непонятно откуда взявшемся тумане.
Тут что-то было нечисто…
— Не обращай внимания, — ещё раз строго повторил коллега, возвращаясь к планшету.
Молодой охранник вздохнул и, бубня что-то по нос, отошёл от КПП. Достав из кармана пачку сигарет и зажигалку, он закурил. Выдохнув дым, он бросил взгляд на небольшую рощицу в паре десятков метров от ограды.
Между деревьев что-то проскочило…
Бросив сигарету, охранник вытянул тазер из кобуры и нажал кнопку рации.
— Замечено движение в квадрате А2, провожу проверку, — отрапортовал он.
«Принято. Помощь нужна?»
— Пока ожидайте. Возможно это просто заяц.
«Хорошо, не рискуйте. Патруль прибудет в течении пяти минут».
Охранник осторожно приближался к рощице, держа тазер наизготовку. Полоса деревьев была совсем узкой, хорошо проглядывалась насквозь… Или ему так лишь показалось?
Стоило войти — и выход пропал с глаз, человек будто оказался в густом туманном лесу без конца.
— Что за чертовщина? — выругался он, нажав на кнопку рации, но та ответила ему лишь радиопомехами.
Холодный пот выступил на его коже, сердце забилось чаще.
— Успокойся, — сказал он себе, — этому наверняка есть логическое объяснение. Эта роща просто кажется больше из-за тумана.
Под его ногой хрустнула ветка, и следом за этим, из-под кучи бурых листьев вылетела крупная птица, отчаянно стрекоча. От неожиданности, охранник упал, нажав на спусковой крючок тазера. Контактные провода вонзились в ствол дерева, громко застрекотали и замолкли. Выругавшись, мужчина поспешил заменить сменный модуль прибора. Тазер стал медленно заряжать конденсатор. Слишком медленно…
Потянувшись к штанине, охранник достал из скрытой кобуры небольшой револьвер. У него будут проблемы, если выяснится, что он носит с собой оружие, но сейчас он был рад, что оно у него есть. Он встал на ноги, тревожно озираясь по сторонам. Казалось, лес стал ещё больше, деревья нависли над ним, закрывая солнце. Мужчина достал телефон, тот показал нулевой сигнал, а потом и вовсе отключился. Сердце колотилось, а руки дрожали, бедняга отчаянно пытался не поддаться панике.
«Вспомни тренировки бойскаутов. Мох растёт с южной стороны… Или с северной? Да кого ты обманываешь, ты же так и не получил значок по ориентированию!». Мужчина неуверенно осмотрелся, выбрал направление и пошёл. Но стоило сделать два шага, как его нога запуталась в каких-то стеблях, и охранник снова оказался на земле. Перевернувшись, он попытался освободиться, но стебли держали его мёртвой хваткой. Мужчина ухватился за них, пытаясь порвать, но сил не хватало. Полностью увлечённый этим процессом, он не заметил, как листья перед ним взбугрились, приобретая некую форму.
Охранник поднял голову и заорал.
Пять выстрелов прозвучали в лесной тишине и сразу откликнулись топотом и криками местной фауны.
Охранник, вопя во всё горло, давил на спусковой крючок опустевшего револьвера, а перед ним стебли собирались в фигуру, напоминающую человеческую. Пули 38 калибра, конечно, повредили её, но раны сразу же заполнились новыми стеблями. Мужчина попытался оттолкнуть существо свободной ногой, но то легко уклонилось. Пучок стеблей буквально выстрелил из зелёной массы, обвив шею несчастного, охранник захрипел, чувствуя, как исполинская сила отрывает его от земли. Стебли освободили его ногу, но легче от этого, конечно же, не стало. Существо полностью приняло форму человека, но выглядело скорее, как грубая пародия, уродливое месиво лиан и листьев, с камнями вместо зубов и бледными склизкими плодами в глазницах. Придержав мужчину другой «рукой», чудовище повернуло голову охранника, осматривая в профиль и анфас, а затем довольно проурчало. Стебли на голове твари сгладились, выравниваясь в сплошное полотно и через некоторое время задыхающийся охранник с ужасом наблюдал перед собой своё отражение. Мелкие стебли перекручивались и соединялись по всему телу существа, формируя текстуру, неотличимую от человеческой кожи, создавая полную копию жертвы, двойника выдавала лишь лёгкая зеленца.
— Прекрасно… Прекрасно… Прекрасно… — проговорило существо разными голосами, пока, наконец, не подобрало нужный.
Движение кистью руки — и шея охранника хрустнула, бедняга дёрнулся и замер навсегда.

Мужчина вышел из рощи, на ходу поправляя кепку.
«Седьмой, седьмой, ответьте!» — отозвалась рация.
— Слушаю.
«Где вы пропали, седьмой? Мы уже послали патруль!»
— Можете отзывать. Ничего не произошло.
«Вы не отвечали почти пять минут»
— Да тут в кустах пряталась лиса, укусила меня за руку! Пожалуй, я наведаюсь в медпункт.
«Принято. Сами справитесь?».
— Конечно.
Отключив рацию, он побежал к институту. Его движения были резкими и быстрыми, мало похожими на бег обычного человека. Но Неодарённый увидел бы лишь быстрый шаг…

Подробнее
Лит-клуб,литклуб, литературный клуб, литературныйклуб,,разное,текст,Истории
Еще на тему
Развернуть
Только зарегистрированные и активированные пользователи могут добавлять комментарии.
Похожие темы

Похожие посты
Не могу перестать думать о людях, которые первые нашли грибы и решили изучить их на съедобность методом проб и ошибок, типа, этот на вкус как говядина, этот мгновенно убил Григория, а этот позволяет неделю видеть Господа
подробнее»

интернет картинка с текстом грибы

Не могу перестать думать о людях, которые первые нашли грибы и решили изучить их на съедобность методом проб и ошибок, типа, этот на вкус как говядина, этот мгновенно убил Григория, а этот позволяет неделю видеть Господа
кус!\л/ека
однажды моя очень религиозная тётя приехала к нам в гости и подарила мне освящённый крестик, потому что я атеист, и она думала что может переубедить меня
я взял его и сразу же уронил крича "БЛЯТЬМ ОН ЖЖЁТ! ОН ЖЖЁТ НАС!"
она была очень зла на меня, а когда мой папа зашёл посмотреть что
подробнее»

текст на картинке батя клуб аметистов разное

кус!\л/ека однажды моя очень религиозная тётя приехала к нам в гости и подарила мне освящённый крестик, потому что я атеист, и она думала что может переубедить меня я взял его и сразу же уронил крича "БЛЯТЬМ ОН ЖЖЁТ! ОН ЖЖЁТ НАС!" она была очень зла на меня, а когда мой папа зашёл посмотреть что