последняя хромосома

Подписчиков: 2     Сообщений: 19     Рейтинг постов: -61.0

story фантастика сделал сам продолжение последняя хромосома Глава 18 много букаф песочница 

Пишу для тех, кому понравилось написанное мной ранее. Начало тут: http://joyreactor.cc/post/1006284 ПОСЛЕДНЯЯ ХРОМОСОМА ГЛАВА 18

Конечно я был благодарен моему спасителю, разрезавшему ремни, но что же делать дальше? Что это за спасение, если спасенного снова поймают буквально через минуту? Стоя в коридоре около двери в мою пыточную… эмм… интересно как они сами называют это помещение, с миленьким железным креслом, и кучей острых предметов? Что-то вроде комнаты отдыха, наверное. Однако куда же мне идти дальше?
Выбрав наугад направление, я старался двигаться бесшумно, но быстро. Активировав мою способность, я начал видеть и слышать намного лучше. Пару раз встретились камеры видеонаблюдения. Если они вращались, то я пробегал, пока объектив не был повернут в мою сторону. Если же нет, старался проскочить просматриваемый участок с максимальной скоростью – авось не заметят.
Потом я решил пролезть в вентиляцию, как это обычно делают в фильмах. Во-первых найти эту самую вентиляцию оказалось непросто. Во-вторых, было совсем не до смеха, когда я всё-таки ее нашел. Мало того что пролезть туда мог только очень уж маленький ребенок, так она еще и держалась на тоненьких креплениях. Думаю, килограмм двадцать эта штука выдержит, не больше. Кроме того, там оказалось столько пыли, что можно просто задохнуться, потревожив ее покой. Интересно, эти штуки вообще хоть раз чистили?
В общем, побег мой, был просто обречен на провал. Тревога включилась как раз когда я нашел лестницу. Один раз я видел окно, и был теперь уверен, что нахожусь не в подвале. А значит выход внизу. Так же это значит, что ловить меня будут именно там, перекрывая путь к спасению.
Перескакивая сразу по четыре ступеньки, я стремительно поднимался наверх. Однажды мой побег через крышу уже увенчался успехом, может повезет и здесь? Как и в прошлый раз, дверь продержалась не долго, хоть и была металлической. Хотя, я ведь был под этим своим усилением, еще и в хорошей форме, сомневаюсь что местные ожидали в гости кого-нибудь с такими способностями. В общем, петли выдержали ровно три удара, и дверь вылетела наружу.
Ровная площадка с невысокими парапетами предстала передо мной. Оглядевшись вокруг, я понял что здание пятиэтажное. Высоковато. И деревьев поблизости не видать.
Однако возле ворот собралась целая толпа. Там даже был один микроавтобус. Охрана как раз разгоняла собравшихся. Ворота эти были достаточно далеко, однако когда микроавтобус тронулся, он свернул на прилегающую к заборчику дорогу. «Если повезет, и я все правильно рассчитаю, смогу приземлиться как раз на крышу этой машины…» возникла сумасшедшая мысль.
Странно, но я даже отнесся к этой мысли вполне серьезно. «Пятый этаж…» пропел насмешливый голосок у меня в голове, но я уже шарил по крыше. Ничего не обнаружив я просто выломал слегка подгнившую трубу, и разбежавшись, прыгнул. Уже не первый раз, после появления в этом времени, я замечаю за собой какие-то суицидальные наклонности. Чего только стоил тот эксперимент с медведем! Ни за что я бы не стал так рисковать, будучи собой семнадцатилетним парнем, из моего времени!
Уже в полете я запоздало подумал – «черт, я всё-таки это сделал», и зацепился трубой за провода. А потом за одно мгновенье произошло множество вещей. Своими обостренными чувствами я ощутил всё. Кроме боли.
Электрический разряд обжег руки, когда металл трубы замкнул провода между собой. Пальцы, локти и плечи напряглись, амортизируя мое тело, которое развило немаленькую скорость при падении. Один из проводов лопнул, не выдержав давления, и я выпустил трубу из рук. Перед этим я ощутил рывок в плече – толи вывих, толи растяжение, однако приземлившись спиной на металлическую крышу фургона, все вернулось на свои места.
Вот теперь я почувствовал боль! Пока я приходил в себя, рыча и проклиная этот мир, где вместо гарема я получаю увечья, страдания и жизнь впроголодь, где-то в лесу, вдали от цивилизации, машина резко начала набирать скорость. Пришлось отложить мои жалобы и ухватиться за небольшой выступ, упираясь ногами в бортик.
Редкие пешеходы в панике отскакивали в стороны, освобождая проезжую часть. Автомобиль летел, не замедляясь около десяти-пятнадцати минут, а потом, ворвавшись во двор, с уже распахнутыми воротам затих, окончательно остановившись.
Неизвестно кто был в машине, поэтому я сразу спрыгнул на землю, прижавшись спиной к металлическому кузову, чтобы не упасть. Выбирая из двух непростых решений – бежать или сражаться я чувствовал нехватку энергии.
Распахнув водительскую дверь правой рукой, я схватил левой сидящую там девушку и потащил наружу. Резкая боль сковала руку от плеча и ниже, но я все-таки закончил начатое. «Заметка на ближайшее будущее – пока, пользуемся только правой рукой!» Оказалось плечо травмировано гораздо сильнее, чем я сначала подумал. Видимо от шока во время прыжка, я не придал должного внимания этой травме. Перехватив девушку здоровой рукой, я прижал ее к себе. В таком положении она не сможет оказать сопротивления.
Вот только в машине оказалось два человека, а не один. На пассажирском сидении, выпучив голубые глаза, сидела молодая девчушка. На шее у нее висел бейдж с надписью «ПРЕССА. Корреспондент информационно-аналитического издания Союз». Успокоившись, я отпустил вторую девушку.
Поначалу я опасался что они окажутся сотрудницами лаборатории, попытаются меня схватить и вернуть обратно, на то пыточное кресло. Видимо эти девушки приезжали делать репортаж, но их прогнали. «Сейчас им там явно не до репортажей», усмехнулся я про себя.
Потеряв интерес к моим невольным попутчицам, я начал осматривать дворик, в котором мы остановились. Ворота все еще были открыты, поэтому я решил воспользоваться этой дорогой.
Посещая магазинчики этого города, я приобрел его карту. Это была чуть ли не первая моя покупка. Я постарался ее выучить как раз на такой случай – если придется заметать следы, уходя от преследования. Конечно я не ожидал что меня схватят, и придется бежать. План был проще и прозаичней – вообще не попасться, избежать засады, и все такое…
Я считал себя почти неуловимым, с этими моими новыми способностями. Однако судьба жестко поставила меня на место, показав что я все еще человек, пусть даже улучшенный.
Выдернутая с водительского сиденья девушка вдруг испугано произнесла дрожащим голосом, выводя меня из раздумий:
- Что вам от нас нужно?
Обернувшись, бросив взгляд на моих спасительниц – ведь если бы не проезжающий мимо автомобиль, сидеть бы мне и дальше на той крыше. Либо меня уже повязали бы, снова натыкав дротиками с транквилизатором.
Вспомнились ощущения, когда в меня попали. Кажется, я чувствовал что могу блокировать усыпляющее действие. Выделить чистую кровь и направить в мозг только ее. «Эх… какой же бред! Управление собственной кровью? Это за гранью человеческих возможностей» спорил я сам с собой.
В последнее время я часто так делал, находясь в глуши, далеко от цивилизации. «Ведь с волосами было что-то подобное – управлять собственным телом, это и есть моя способность, осталось только разобраться как именно это делать. Интересно, а зубы я смогу вырастить новые, если вдруг с этими что-то случится? Ох не хочется это узнать на собственном опыте, но судя по моим похождениям, все вполне возможно.»
- Да ничего не нужно. Все уже. Спасибо что прокатили.
Возможно так мой организм боролся с шоком, болью и полученными травмами. Руки жгло, плечо ныло, спина теперь тоже начала болеть. Девочки ведь были ни в чем не виноваты. Даже помогли мне. Однако, здесь и сейчас мне было плевать на них. Сомневаюсь что я зачерствел и больше не вижу в этих хрупких созданиях чего-то милого и желанного. Скорее это тело отгораживает меня, таким образом, от опасностей – ведь именно от женщин были все мои проблемы. Именно они причина моих травм. Это не их вина, просто мужчины выродились, а измененным вообще ничего не нужно, как хомячкам – лишь бы поесть, да поспать.
Сделав два шага по направлению к воротам, я вдруг услышал голосок из машины:
- Ты что, решила что сможешь так просто уйти, после всего что сотворила? Ремонт машины будет стоить немало. Как рассчитываться будешь? Даже не думай сбежать! Мама тебя найдет, где бы ты ни пряталась!
Обернувшись, я подарил кривую усмешку молодой дамочке:
- Денег у меня с собой нет. Придется твоей маме хорошенько поискать меня, чтобы взыскать долг. Сомневаюсь что у нее что-то получится. А теперь, прощайте.
Но другая, которую я из-за руля вытащил вдруг, подбежав обняла мою ногу, плюхнувшись на колени. Я был в своем обычном состоянии, потратив все силы до этого. Плюс не ожидал такой прыти от какой-то девчонки-журналистки. Вторая, похоже, тоже такого не ожидала, потому пискнула:
- Майя! Что ты делаешь?
Пытаясь освободиться от хватки, я начал тянуть ее руки в стороны. Плечо снова напомнило о себе, но это меня не остановит. Остановил меня громкий визг девчонки. Вздохнув, я поднял ее голову правой рукой за подбородок.
- Чего тебе надо? Денег? У меня нет. Потом как-нибудь отдам, обещаю. Адрес я запомню. Отпусти!
Последнее слово я сказал слегка сжав пальцы. Девушка замычала, ощутив боль. Даже хватку ослабила.
- У-у-мм! Больно-больно!
Пискнула девушка. Я отпустил, а она снова ухватилась за ногу. Нахмурившись, я снова потянулся к ней рукой. Мая вдруг затараторила, зажмурившись:
- Не уходи, я… мы просто хотим поговорить. Ты же из той лаборатории сбежал. Видно же что ты не женщина! Мы поможем. Что угодно сделаем если дашь интервью!
«А эта оказалась сообразительной – сразу поняла, что к чему» подумал я.
Пока я размышлял над ее предложением, девушка устроилась поудобнее на ноге, и теперь рассматривала мое лицо, глядя снизу в верх. К женскому обществу я уже конечно привык, но учитывая обстоятельства – как она выглядела, где находилась и что я чувствовал, через не такую уж плотную ткань штанов, нужно срочно что-то делать. Но как избавиться от этого приставучего существа? Причинять ей боль не хотелось, а она похоже была готова идти на крайние меры. Тяжело вздохнув, я согласился.
- Хорошо, но для начала слезь с меня, потом поговорим. Только не здесь. Нужно какое-то укромное местечко. Желательно теплое – куртка моя осталась где-то в лаборатории.
Майя неуверенно отстранилась и начала подниматься. Все еще находясь очень близко, почти прижимаясь, а глаза девушки не моргая смотрели в мои.
Выпрямившись, она схватила мою ладонь обеими руками и потащила куда-то в сторону крыльца этого здания. Вторая к этому времени выбралась из машины и закрыла двери. Теперь уже два горящих взгляда были прикованы к моему лицу. Раздражает!
За дверью оказалась уютная двухкомнатная квартирка. Девушки набросились со своими вопросами как только заперли дверь. Причем та, что помладше, которая сидела на пассажирском сидении была намного напористей Майи. Слушая все эти вопросы я молчал пока они не остановились, заметив что я не отвечаю. Да и как тут ответить, если вопросы сыплются без остановки сразу с двух сторон!
- Может сначала поедим? Я чертовски голоден. За едой как раз и расскажу вам мою историю.
Организм требовал восполнения ресурсов – сколько я провалялся в отключке не знаю, плюс травмы тоже нужно залечить. Девочки переглянулись и повели меня на кухню. Младшую звали Соня, и она оказалась дочерью председателя правления этого самого «информационно-аналитического издания Союз». Квартирка была ее. Запихивая в себя пищу, почти не жуя, я рассказывал им свою историю. В ней я говорил о себе как о единственном владельце этого тела – мол, с самого рождения был подопытным. Был заперт в подвале секретной лаборатории, и подался в бега после аварии. Естественно без упоминания сверхсил. Почти все то же, что рассказывал Безобразовой.
Может и к лучшему, что я встретил этих девочек – пусть расскажут обо мне всему миру, авось какие-нибудь борцы за права человека выступят в защиту, надоело уже скрываться и везде ждать засады.
- Ну, пожалуй, время прощаться.
Сказал я поднимаясь из-за стола. Мой рассказ закончился сегодняшним побегом, на крыше фургончика журналисток. Но Мая сразу же схватила мою руку.
- Погоди! Останься пожалуйста еще ненадолго! Так нам никто не поверит. Твой рассказ настоящая сенсация! Мы должны все заснять на камеру. Соня, скажи ему!
Девочка опустила голову и тихонько обратилась к подруге:
- Мама не даст. Даже не представляю что она со мной сделает, когда узнает что мы машину взяли, еще и помяли ее…
Оказалось машину девушки взяли без спросу, принадлежала она даже не самой матери Сони, а компании. В лабораторию сегодня они тоже без спроса поехали, получив инсайд от одной знакомой. В сообщении говорилось что в лаборатории творится что-то неладное. Теперь Соня чуть не плакала, осознав что наделала, и во что вляпалась. Зато Мая была полна энтузиазма.
- Не волнуйся, когда она получит видео с ним, забудет про все на свете!
- Да, но если я приду в редакцию, меня сразу потащат к ней в кабинет. Мама мне не поверит. Снова запрет дома и уже так просто не выпустит.
- Тогда пойду я! Просто стащу камеру, они еще спасибо потом скажут!
Поднялась девушка и уверенно зашагала к двери. Соня же, вдруг бросила на меня обеспокоенный взгляд – видимо испугавшись что придется остаться наедине. Я улыбнулся и произнес, когда за Маей захлопнулась дверь:
- Я могу просто уйти, если ты так сильно боишься. Теперь, после ваших слов, я уже сомневаюсь что кто-нибудь поверит в мою историю, даже если вы снимете все на камеру.
Только секунду на лице девушки было задумчивое выражение, сменившись потом уверенностью.
- Нет! Нам многие поверят! Если все выйдет, и мама покажет тебя по телевизору, это будет сенсация. Поднимется большой шум, люди будут за нас!
«Обычно людям плевать, пока это не их проблема. И я сильно сомневаюсь что твоя мама пойдет против государства», подумал я, но промолчал. Возможно, я сам смогу как-нибудь распространить запись, если у меня будет копия.
После неловкого молчания Соня начала разговор с вопроса. Ей было интересно – каково это, быть мужчиной. И как я должен на такое ответить? В комнате было довольно тепло, поэтому, не придумав ничего лучше, я просто снял рубашку.
- Ого!
Воскликнула она, приложив руку к ротику. Левое плечо представляло из себя один сплошной синяк. «А ведь выглядит намного хуже чем чувствуется», боли почти не было. Болело только когда я что-либо делал этой рукой.
- Это когда я за провода зацепился. Не волнуйся, «до свадьбы заживет».
Ляпнул я, не подумав. Глаза девушки тут же вспыхнули.
- А ты знаешь про свадьбы!? Я читала про такое. Мужчина и женщина связывали свои жизни навсегда… Так романтично. Совсем не то что сейчас. После нашей встречи я понимаю – измененные это не настоящие мужчины. Один раз я с мамой ездила туда, где их выращивают. Они больше похожи на животных, чем на людей. Жалко их. Вот интересно, если бы они все были как ты, кто-нибудь взял бы меня замуж? Хотя вряд ли – их же так мало…
Девушка перескакивала с темы на тему, и похоже ее вопросы не были адресованы мне. Снова натягивая на себя рубашку я болезненно морщился. Соня, вернувшись из своих раздумий взяла меня за руку.
- Подожди секунду, у меня там мазь есть.
И отправилась в другую комнату, довольно быстро вернувшись. Девушка начала втирать в синяк какую-то желтоватую смесь. Приятно запахло травами.
- Какие большие…
Задумчиво произнесла она.
- Что?
- Я про руки и плечи. У женщин все намного меньше. И спина такая широкая. О боже, сколько шрамов!..
Девочка явно увлеклась, прикасаясь сразу двумя руками уже далеко от левого плеча. Сидя на стуле, спиной к ней, я чувствовал прикосновения ее волос к своей коже. Тяжелое дыхание девушки немного щекотало, а руки все гладили спину, перебираясь от шрама к шраму. Она ощупывала каждый, и мне стало неловко от такого нездорового интереса с ее стороны. Руки девушки раздвигались все шире, почти добравшись до моей груди. Еще немного и она прижмется ко мне, заключив в объятьях.
В этот момент распахнулась дверь. На пороге стояла Мая, держа в руке камеру. Из темного коридорчика была хорошо видна кухня и стул, на котором сидел я. На лице вошедшей появилось удивление, быстро сменившееся поджатыми губами и сдвинутыми бровями. Соня тут же отошла на шаг, забирая тюбик с мазью, и отправилась мыть руки. Мая, хоть и заметила огромный синяк, ничего не сказала, а сразу начала устанавливать камеру.
Обсудив с девушками мое интервью, я начал свой рассказ:
« - Здравствуйте. Сейчас двадцать седьмое февраля, две тысячи двенадцатого года. Меня зовут Тим и я мужчина. Был таким рожден, а не изменен как остальные. Полностью раздеваться я не буду, но для того, чтобы вы могли убедиться сниму рубашку. Вот эти девушки попросили меня об интервью, именно поэтому вы имеете возможность узнать правду…»
Девушки тоже представились, показав документы и даты на них. Естественно у меня ничего такого не было, поэтому свою личность подтвердить я мог, только предъявив самого себя.
Когда я закончил, даже во рту пересохло. Третий раз за день рассказывать одну и ту же историю довольно утомительно! Мая выключила камеру, и начала ее демонтировать. С чувством выполненного долга я направился к выходу, но тут Соня меня остановила:
- На улице уже темно. Останься на ночь. Здесь две комнаты – места хватит. Вместо того, чтобы ночью бродить по холодным улицам, лучше отоспаться в тепле. Твоему больному плечу нужен отдых!
«Девочка везде права, да и не похоже что мне здесь что-либо угрожает» согласился я с ее предложением, просто кивнув.
- Я постелю тебе в той комнате.
Пролепетала она и уже открыла соседнюю дверь. Однако тут подала голос Мая:
- А я тогда постелю нам в другой!
Соня удивленно обернулась:
- Ты не идешь домой?
- Да, мы ведь подруги, я не брошу тебя в такой ситуации – вдруг что-то случится!
- Да что может случиться, Мая?
Возмутилась Соня, но ее никто не слушал – Мая уже начала расправлять диван в соседней комнате.
- Я остаюсь и точка!
Заявила она.
Лежа в постели, хорошенько поев, я действительно чувствовал себя на вершине блаженства. Луна заглядывала в окошко, и я играл с ней в гляделки. Большая и круглая, казалось – протянув руку можно коснуться этого светящегося шара. Она дарила свой серебряный свет, мягкий и приятный, совсем не такой резкий как солнечный.
Тихий скрип половицы вывел меня из раздумий. В дверях стояла Соня, в футболке и шортиках. Девушка подошла к моей постели. Я привстал, вопросительно склонив голову, не желая разбудить Маю.
- Пожалуйста, не прогоняй меня. Завтра ты уйдешь, и я больше никогда не увижу настоящего мужчину. Можно мне хоть одну ночку почувствовать, каково было тем женщинам, много лет назад?
«Довольно эгоистично, зато честно», подумал я, кивая, приподнимая одеяло. Девушка миленько заулыбалась, но прежде чем забраться ко мне, заперла дверь в комнату. Она даже не заметила, как из ее комнаты, прячась за стенкой, за ней наблюдает подруга. Когда она оказалась рядом, то прижалась, положив голову на мою грудь. Я уже и забыл как это приятно – обнимать и гладить девушку. И когда это она успела футболку снять?..
***
- Во имя Евы!
Разбудил меня громкий крик. От неожиданности моя способность активировалась почти автоматически. Распахнув желтые глаза, я увидел прямо перед собой бурый ствол пистолета, а спусковой крючок уже начал свое роковое движение…
Развернуть

story фантастика сделал сам продолжение последняя хромосома Глава 17 много букаф песочница 

Пишу для тех, кому понравилось написанное мной ранее. Начало тут: http://joyreactor.cc/post/1006284 ПОСЛЕДНЯЯ ХРОМОСОМА ГЛАВА 17

Валерия Безобразова, профессор Северного Союза. Лучшая в своей области, руководитель последнего института по созданию «нового поколения». Хотя, теперь уже бывший руководитель.
Женщина сидела в зале допросов. Вокруг собрались почти все члены Высшего Совета Северного Союза. Одна из них, самая молодая, зачитывала с листочка длинный список обвинений.
- Халатность, приведшая к аварии в лаборатории. Множество жертв во время инцидента. Уничтожено бесценное оборудование. Потеряны данные. Единственный подопытный образец сбежал и, учиняет беспорядки. Во время его задержания гибнут наши сотрудницы. Ценнейшие кадры, на обучение которых ушло немало средств и времени. Общественность недовольна. Адвокаты двух влиятельных лиц подали кучу исков государству. Но самое главное – все это было напрасно. Подопытный, умело пойманный нашей подчиненной, полковником Викторией Власовой, снова сбежал. Сбежал из-под самого вашего носа!
Все это Валерия слушала без особого внимания. Она и сама все это знала. Но вот то, что женщина начала говорить дальше ее не на шутку разозлило и даже напугало. Женщина вдруг обратилась к своим коллегам:
- У нас возникли некоторые подозрения. Небеспочвенные. В первом случае, как раз во время инцидента, профессор не находилась в лаборатории. А сейчас, хоть подопытный и был надежнейшим образом обездвижен, находился в хорошо охраняемом комплексе, сумел сбежать. Более того, охрана утверждает, и эта информация подтверждена полковником Власовой, что ремни, удерживающие подопытного, были разрезаны. Не разорваны, как ранее во время первого инцидента, а именно разрезаны. По утверждению персонала, Профессор Безобразова находилась в помещении с подопытным одна. Более того, она запретила кому-либо присутствовать при допросе. И самое главное – пропал жесткий диск со всеми данными и исследованиями по «новому поколению»! Обладая такой информацией, наши… союзники, будут доминировать в этой сфере. Наше государство может быть поглощено или уничтожено, если они преуспеют в создании таких как тысяча сто одиннадцатый.
Безобразову пока не обвинили в предательстве или измене родине, но это была та самая грань! «Неужели эта дрянь, Виктория, решила сделать меня козлом отпущения? И ведь все сказанное правда. Только я ничего не делала. Жесткий диск, скорее всего, забрал этот мальчишка! Или тот, кто помог ему освободиться и сбежать, я здесь совершенно не при чем! Ах ну да, ведь у Виктории родственница в Высшем Совете! Хочет выслужиться, подняться на моих неудачах!» профессор даже губу закусила от обиды. Тем временем член совета продолжала:
- Правда в защиту профессора выступает сама полковник Власова. Она заявляет что профессор предана своему делу и государству. В контактах с иностранными агентами, ни разу замечена не была. Поэтому пока, никаких обвинений мы не выдвигаем. Однако без наказания ваши проступки остаться не могут. Вы отстраняетесь от руководства институтом, и вам запрещается вести научную деятельность с гражданскими компаниями. И конечно вам запрещен выезд за пределы нашего государства. Это все.
«Вот оно как, оказалось. Видимо я в ней ошиблась. Однако что мне теперь делать? Всю свою жизнь я занималась наукой. Может, даже лучше было бы оказаться за решеткой», ученая не стала говорить это вслух, лишь молча склонила голову.
Собрав все свои вещи в небольшую коробку ученая брела по коридору к выходу. Здесь ее встретила начальница охраны.
- Все не так плохо, профессор. Пройдет месяц-два, максимум полгода, и вас позовут обратно. Я посодействую, вы же знаете, у меня есть некоторые возможности.
Безобразова ничего не сказала, лишь улыбнулась кивнув. Неспешно бредя по улицам, хорошо знакомой дорогой она не смотрела по сторонам. Уже у самого ее дома, она заметила чье-то присутствие рядом. «Все-таки они мне не доверяют, видимо слежку выставили. Пусть следят, это ничего не даст, кроме, впустую потерянного времени.» Вот только две одетые в пальто женщины, преследовавшие Безобразову, приближались все ближе. Стоя на пороге своего дома ученая обернулась. Одна из женщин в плаще, недвусмысленно держала руку в кармане. Она вдруг с акцентом произнесла:
- Открывайте дверь, профессор. Мы хотим поговорить.
Улица была почти пустой, едва ли кто-то заметит, если ученая вдруг упадет, тем более ее от улицы закрывают силуэты в плащах. Пистолет у говорившей, почти наверняка с глушителем – никто не услышит выстрелов. Вздохнув, Безобразова отрыла дверь и вошла. За ней в квартиру сразу же вломились дамы в плащах. Они не пытались напасть, наоборот, мило улыбались предложив помощь с коробкой, чтобы ученая могла снять верхнюю одежду. Валерия просто оставила коробку на полу в коридоре, так как все полки и шкафы в квартире были завалены всякими бумагами, книгами и тому подобным. В лаборатории она всегда поддерживала идеальный порядок. Однако здесь, в ее собственной квартире, свил гнездо настоящий хаос – повсюду на полу и на шкафах валялись похожие коробки. Почти все шкафы были отрыты, выставляя напоказ груды хлама.
Свое пальто Валерия просто бросила на коробки, стащила сапоги и, не оборачиваясь, побрела на кухню. Вошедшие следом переглянулись, пожав плечами. Быстро разувшись, дамы преследовали ученую, не выпуская из виду. Уже на кухне, пока Безобразова ставила чайник, женщины положили на стол конверт.
- Прочитайте, и дайте ответ. После этого мы уйдем. И будьте так любезны, не заставляйте нас ждать.
Ученая повертела конверт в руках. Тот не был запечатан, а внутри находились какие-то бумаги. Делать нечего, Валерия начала читать, а когда закончила, молча уставилась на своих гостей.
- Решайте сейчас, профессор, второго шанса у вас не будет.
Все так же с акцентом заявила дама в плаще.
***
Сидя за огромным столом, Мать Наталия перебирала бумаги. Она, как и предыдущие три месяца была сильно раздражена. У женщины часто болела голова, прямо как сейчас.
В дверь без стука вломилась Лидия. Лет десять назад, девчонка за такое была бы выпорота. Но теперь, как бы ей самой не оказаться наказанной, если не лично Лидией, то ее окончательно сбрендившими товарками. А ведь это была ее собственная дочь!
В тяжелые времена слабые люди обычно обращаются к религии. Там они находят утешение для себя. Слабым легче жить, будучи овцами которых пасет пастырь. Но есть и сильные люди, те самые пастыри. Они пользуются религией как оружием, как инструментом, для управления этими самыми овцами. Много лет назад Наталия, выбрала для себя этот путь. И она добилась многого, став Матриархом этого места.
Сама женщина, хоть и занимала высший пост в местной иерархии, в эти религиозные бредни не верила. Это была истина, о которой никто кроме нее самой не знал. Даже ее собственная дочь.
Вот только Наталия старалась воспитывать Лидию свободно мыслящей. Давала ей множество поблажек и не настаивала на монашеском пути. Более того, она сама, незаметно, подтолкнула дочь уйти из монастыря. Тогда-то девочка и отправилась в армию. В какое-то элитное подразделение.
Она все еще приходила, иногда, повидаться. Но скептицизм по отношению ко всякой религиозной чепухе был виден в ее глазах. Пару раз девушка даже высказала свои сомнения вслух. И Наталия была рада этому.
Однако совсем недавно, всего пару месяцев назад, девочка вернулась вся в слезах. Она плакала на коленях у матери наверное первый раз в своей жизни. В этой самой комнате, на том самом диване. Наталия гладила дочь по голове, успокаивая, а та рыдала намочив подол рясы, пересказывая случившееся на охраняемом объекте, где Лидия несла свою службу.
Прервав воспоминания матери, Лидия хлопнула по столу, усаживаясь на диванчик.
- Мы сделали это, мама! Мы ее уничтожили! Ее и этого демонического выродка. Мы предотвратили рождение демона!
Наталия тяжело вздохнула. Как жаль что это не очередная ее детская выходка. То чем теперь занималась ее дочь, было преступлением. За это ее могли расстрелять или посадить пожизненно.
- Кого?
Только и спросила Наталия. Брови Лидии сошлись на переносице. Она недовольно посмотрела на мать, этими, совершенно сумасшедшими глазами. Потом выражение ее лица несколько раз изменилось и девушка с отвращением, будто выплюнув, сказала
- Лилит. Мы убили ее! Больше она не представляет угрозы. Так же как и ее не родившийся демон. Осталось только уничтожить змея, и наступит новая эра человечества!
Наталия закрыла глаза, приложив руку ко лбу. Все-таки они это сделали – проникли на государственный объект и убили ту несчастную. Теперь дороги назад нет. Правительство здесь камня на камне не оставит, когда все выяснится. «Если все выяснится», поправила она себя.
***
- Ева.
Произнесла Мать, обращаясь к склонившейся над книгой девушкой. Карина перелистывала очередную страницу, погрузившись в чтение. Эта книга, как и многие другие здесь, была ей совсем не интересна. Но она все равно вчитывалась в каждое слово, ведь от этого, теперь, зависела ее жизнь.
- Ева!
Повысила голос немолодая женщина, в белом монашеском одеянии. Ее звали Наталия, хотя здесь все обращались к ней – Мать. Она была здесь главной, и любая в стенах этого монастыря беспрекословно выполняла ее поручения. Ну, может кроме Лидии. Та была настоящей дочерью Наталии, потому могла позволить себе некоторые вольности. Хотя в последнее время Карина начала замечать, что Мать попросту боится своей дочери.
Оторвавшись от книги, Карина взглянула в лицо Наталии.
- Тебе пора бы уже привыкнуть к настоящему имени.
Заявила Мать Наталия, на что Карина сразу же кивнула, соглашаясь. Ее животик почти не изменился к этому времени, но девушка знала что это произойдет уже скоро.
Шел третий месяц пребывания ее пребывания здесь. Но Карина действительно иногда забывалась, когда была на чем-то сосредоточена. Наталия очередной раз упрекнула девушку. Удивительно, но она будто чувствовала, когда Карина погружена в свои мысли. Именно в эти моменты дама тихо произносила свое «Ева». Возможно так она пыталась вбить в сознание молодой девушки ее новое имя. «Или она просто надо мной издевается» мелькнуло в голове у Карины.
Карина не была глупой, поэтому понимала – ее появление, это угроза власти Матери. Она попыталась бы сбежать, если бы не была уверена, что бежать ей некуда. Девушка даже не знала где точно находится. Обнесенный высокой каменной стеной периметр был ее золотой клеткой. Но даже здесь Карину не выпускали из комнаты без сопровождения. Минимум три сестры в черных балахонах сопровождали ее повсюду.
Однажды Карина пожаловалась на это Матери, но та лишь усмехнулась. «Это великая честь для моих сестер, сопровождать возродившуюся праматерь. Не отказывай им в желании служить тебе и малышу Каину» ответила дама тогда.
Карине все это очень не нравилось – они не только звали ее чужим именем, приписывали ей чуть ли не божественное начало, они так же дали имя еще не родившемуся ребенку. Ее ребенку! Конечно Карина, когда брала семя Тима, не собиралась оставлять ребенка себе. Ей просто нужны были деньги и льготы. Она бы отдала младенца государству. Но теперь, зная что это за ребенок, девушка собиралась получить все что только возможно, став первой матерью мальчика на планете!
Ну, может не первой, ведь у Тима тоже должна быть мать. Но по крайней мере о Карине будут знать все! Молодая девушка давно все для себя решила. В тот самый день, когда перед ней на колени начали опускаться обитательницы этого места. Даже сама Мать, тогда сделала это. Карина снова ушла в себя, вспоминая ее появление здесь.
***
Машина летела с огромной скоростью. А может Карине так только казалось. Это, все-таки, была ее первая поездка в автомобиле. Девушка даже не думала о том, куда и зачем ее везут. Все ее мысли были сосредоточены на том, как бы выжить, после того как эта сумасшедшая врежется в очередное дерево, или перевернет автомобиль на крутом повороте.
Однако время шло, дом Ольги все удалялся, а дорога ложилась под колеса машины. Идеально вписываясь в каждый поворот, похитительница что-то напевала, иногда поглядывая на Карину. Каждый такой момент Карине хотелось закричать что-то типа – «смотри на дорогу, дура!», но ей было слишком страшно.
Спустя часа два-три машина остановилась около высоченных резных ворот. От них, в обе стороны был выстроен каменный забор. Территория за воротами, оказалась огромной. Где заканчивается забор, видно не было, он просто тянулся вдоль дороги, никуда не сворачивая.
Когда из калитки вышла дама, в черном монашеском балахоне, похитительница ей прокричала:
- Открывай скорее! Мне необходимо увидеть Мать!
Та, недовольно что-то забурчала, но ворота открыла. Машина рванула с места, чуть не задев зеркалом раздвигающиеся створки. Слева и права от дороги раскинулись чистые, убранные от листьев сады. Дорога тоже была ровной и чистой. Меж деревьев бродили женщины в черных балахонах или рясах. Атмосфера умиротворенности и покоя царила вокруг. Только мчащаяся с немаленькой скоростью машина нарушала эту самую атмосферу.
Сделав резкий разворот, визжа тормозами, машина даже слегка подпрыгнула и замерла. Дорога закончилась небольшой, выложенной брусчаткой, площадью. Здесь был воздвигнут настоящий храм. Похитительница не глуша мотор выскочила из машины, взбежав по ступеням и распахнула деревянные двери. Те разлетелись в стороны. Звук от удара прогремел по огромному залу. Здесь на жестких деревянных скамьях сидели такие же женщины в монашеской одежде. А в самом конце зала, за пюпитром, стояла высокая, немолодая дама, в белом одеянии. Пробегая меж рядов, похитительница даже не смотрела на окружающих. Ее горящий взгляд был устремлен только на женщину в белом.
- Что ты себе позволяешь, девочка!?
Громко произнесла дама за пюпитром. Многие присутствующие гневно глядели на ворвавшуюся, а та и не думала останавливаться. Оказавшись подле пюпитры, она плюхнулась на колени, схватила руку дамы в белом и прикоснулась к ней лбом, тут же вскакивая. Та поморщилась – видимо даже это было нарушением этикета.
- Я нашла ее! Преподобная Мать! Я нашла ЕВУ!
Кричала поднявшись с колен девушка. Помещение наполнилось шумом. Со скамей вскакивали женщины в черном. Мать схватила за локоть говорившую и прошипела прямо на ухо:
- Ты с ума сошла, Лидия? Что ты несешь?!
Но девушку это не смутило. Она лишь улыбнулась указывая на распахнутые двери, и продолжила кричать.
- Она здесь. Прямо там, за дверью! Я привезла ее с собой. Ты была права, пророчества верны! Зря я тебе не верила.
Успокаиваясь, закончила Лидия. Мать больше ее не слушала, она шагала к выходу. За ней, в проход выскакивали другие присутствующие.
Когда из собора высыпали женщины во главе с Матерью и Лидией, Карина как раз спустилась со ступеньки автомобиля. Ей надоело ждать и она, поборов страх, решила выйти наружу. Теперь она пожалела о своем решении. Десятки глаз разглядывали ее, будто собирались просверлить дырки. Их взгляды буквально давили на молодую девушку.
- И узрела я Змея, в обличии человеческом, но со звериными глазами. И был он быстр и силен, как ни один человек не может быть! Сия девушка вкусила запретный плод его. Предсказанное случилось! Змей искусил невинную деву, ибо таково было пророчество. Пробил решающий час. Именно нам дано вершить судьбу мира. Ибо Ева пред нами. Падите ниц перед Первой Матерью! Ева пред вами, сестры! А в чреве ее СЫН первый! И обитель сия, станет Эдемом для него! И да благословит он всех нас рождением своим!
Лидия кричала все это, торжественно спускаясь по лестнице. А остановившись подле Карины, опустилась на колени. Безумный блеск в ее глазах был смешан с экстазом. Другие женщины в черном начали неуверенно опускаться на колени. Их становилось все больше. Вскоре только одна Наталия стояла, с багровым от гнева лицом.
Лидия вдруг обернулась, бросив резкий взгляд на свою мать. Та дернулась, будто от удара, и тоже опустилась на колени. Лицо ее было опущено. Глаза смотрели в землю, поэтому никто не мог видеть, как женщина кусает от злости губы и шепчет проклятья.
Все о чем сейчас могла думать Мать Настоятельница – почему она в тот злополучный день решила проучить дочь. Зачем пыталась привить немного смирения растерянной, плачущей девушке? Для чего несла этот религиозный бред, наполовину придуманный ей самой, не только Лидии, но и всем остальным здесь? Ведь у нее и так было достаточно власти и авторитета. Но страх, это дополнительный стимул, думала она тогда, и самозабвенно проповедовала в этом самом соборе. А ведь могла же просто сказать наедине, что дочке просто привиделось. Никаких желтых, змеиных глаз зверя не было. Просто отблеск от взрыва и пожара на том объекте. Однако было поздно – история, как и религия, создается теми, кто ее пишет. Ее слова были услышаны. А после записаны.
Теперь все здесь знают о «звере», рыщущем меж людей, «вышедшем из моря, о семью головах и с десятью рогами». И знание это распространяется по миру. Настоящий кошмар был в том, что девочка явно сошла с ума. И все это поймут, когда родится ребенок, обычная девочка, как у любой другой женщины, не прошедшей процедуры изменения. Нет никакой Евы, так же как и зверя. В этом Матриарх была полностью уверена. Осталось только решить, как избавиться от этой проблемы…
Развернуть

story фантастика сделал сам продолжение последняя хромосома Глава 16 много букаф песочница 

Пишу для тех, кому понравилось написанное мной ранее. Начало тут: http://joyreactor.cc/post/1006284 ПОСЛЕДНЯЯ ХРОМОСОМА ГЛАВА 16

Легкие маленькие снежинки таяли, соприкасаясь с моей кожей. Второй день я бреду меж запорошенными снежком полями, близ леса. Город хоть и был мне знаком, но вот так сразу туда идти я не спешил. В прошлый раз, не прошло и пары часов, как меня нашли и попытались схватить. Могу только догадываться, что они раскололи Ольгу. Ни в чем ее не виню, настоящие пытки не выдержит ни один человек, сколько бы о таких героях не писали сказок. В любом случае я слишком выделяюсь, чтобы ходить по улицам не привлекая внимания.
Так как я оказался около того самого города, у меня уже был план – найти дорогу к домику, в котором мы переночевали по пути из особняка Ольги. По крайней мере, зиму переждать там можно. Что делать дальше я пока не придумал.
Пару раз я уже сворачивал на похожие дороги, и оказывался не там где нужно. И каждый раз терял несколько часов впустую. Положение усугублял снег. Его хоть и было немного, но внешний вид лесочка он изменил радикально. Провизия заканчивалась. Вода тоже.
После очередного неудачного поворота я не выдержал и побрел в город. Сутулясь, натянув шапку на самые глаза, я скупался в одном из ближайших к окраине магазинов. Это был обычный магазинчик с продавщицей, без самообслуживания, поэтому приходилось общаться. Писклявый голос который я старался выдать за женский постоянно срывался. Надеюсь меня не раскроют так сразу. К счастью идеально гладкая кожа лица, без намека на щетину тоже играла свою роль. Продавщица была угрюмой, неразговорчивой женщиной – еще один плюс.
Я вышел на улицу. Из-за угла вдруг раздался громкий звук. Нервы мои были напряжены до предела, каждую секунду ожидая засады. Сердце застучало с удвоенной скоростью. Выброс адреналина подбросил мое тело аж на крышу рядом стоящего небольшого домика. Пакеты с продуктами так и остались валяться на земле. Из-за угла выбежала маленькая собачка. Осознав, что громкий звук был ее писклявым «гав», я нервно рассмеялся. Спрыгнув с крыши, собирая рассыпавшееся обратно в пакеты, я поспешил убраться с улицы, сворачивая в подворотню. К счастью в этот раз никто меня поймать не пытался.
Снова спать в лесу не хотелось, поэтому я выбрал какой-то заброшенный склад и устроился там. На следующее утро, в хорошем расположении духа, я отправился на поиски с новыми силами. Бодро шагая, разгоняя застоявшуюся, остывшую за ночь кровь, я осматривал очередную заснеженную дорогу.
«Вроде та», в очередной раз решил я, и нырнул под низко нависшие ветви. В этот раз дорога все-таки привела куда нужно. Порывшись в выемке под крышей, я выудил ключ. «Дом, милый дом», радовался я, разжигая огонь в печи. «Завтра нужно будет отправиться на поиски дров. А еще, нужно найти где-нибудь поблизости воду, как-то не хочется всю зиму снег топить.»
Так началась моя зимовка. Дров я натаскал прямо в дом – никакого дровника или чего-то подобного здесь предусмотрено не было. И хоть места стало меньше, зато дрова быстро просохли. А вот воду поблизости разыскать не удалось. Облазив вдоль и поперек ближайшие деревушки, я ничего не обнаружил. Приходилось делать вылазки в город или топить снег.
Основной моей пищей было мясо. С каждым днем я все лучше контролировал свою способность. Или, по крайней мере, мне так казалось. Однако охота все чаще была удачной. Обостряющиеся слух и зрение, как оказалось, тоже входят в комплект к желтым глазам. Смастерив себе длинное копье из прочной, ровной ветки, я все равно чаще пользовался кочергой. Именно длинный железный прут с крючком на конце, оказался просто незаменимым, когда нужно было удержать живность, не рискуя при этом попасть под острые клыки или когти.
Мои вылазки в город, тоже не всегда проходили гладко. Однажды, уже закупившись, с рюкзаком на плече я брел по улочкам. Недалеко зазвучала сирена. Перепугавшись я побежал. За мной с визгом и лаем увязалась какая-то облезлая собака. Через квартал их было уже четыре, а потом целая стая. Не знаю что они во мне такого учуяли, но нападать псы явно не собирались. Просто бежали, как за вожаком, радостно виляя хвостами. Естественно это привлекало нежелательное внимание, и мне пришлось ускориться, развивая максимально доступную скорость. Через минуту я скрылся в переулке, надеясь что псы не будут преследовать меня по запаху, до самого дома.
Был еще один интересный случай. Проходя около одной из высоток, на меня свалилась девушка. Она вывешивала белье на третьем этаже, и похоже, отвлеклась, обратив внимание на мою нестандартную фигуру. Хорошо что я заметил ее за пару секунд до падения. Девушка не успела даже закричать, когда очутилась у меня на руках. Все прохожие уставились на эту картину. Я сразу опустил ее на землю и заспешил прочь, не обращая внимания на ее благодарности и просьбы подождать. В тот день я так ничего и не купил, опасаясь нежелательного внимания…
***
Валерия Безобразова, профессор Северного Союза. Будучи лучшей в своей области – руководителем последнего исследовательского института по созданию «нового поколения», сейчас она больше походила на уставшую пенсионерку. Уже второй месяц ни одной зацепки. Лабораторию будут восстанавливать еще очень долго. Финансирование вообще урезали, после этого отвратительного происшествия.
Тысяча сто одиннадцатый был самым бесперспективным. Самые низкие показатели. И вот, когда был создан идеальный геномодификатор, повезло именно ему! Как же обидно что в тот день ее не было в лаборатории. Возможно профессор смогла бы предотвратить катастрофу. Ученая просто не могла поверить в случившееся. Но записи с камер и отчеты очевидцев говорили сами за себя.
Радость от возможного открытия была омрачена полным уничтожением препарата. Что именно ее заместитель ввела испытуемым, узнать теперь было невозможно – ученая мертва. Данные с компьютеров уничтожены. Или, по крайней мере, пока не восстановлены. Единственный выживший – одиннадцатый, сбежал.
Он действительно сильно изменился. Не только физические показатели, но и интеллектуальные. Одиннадцатый, как и другие содержался в изоляции. Никогда и ничему не обучался. Даже разговаривать не умел. Бессвязное мычание или обрывки слов, не имеющие в себе смысла, вот и все что он мог до катастрофы.
Однако, даже если забыть те несколько слов, что он сказал Безобразовой, во время столкновения он действовал осознанно. Знал что такое оружие, сумел правильно среагировать на гранаты. Это было больше чем ожидала ученая, создававшая сильного, но глупого и послушного осеменителя. Она продолжала дело своего давнего предка. «Никакого пряника. Только кнут!» вот что было сказано в старом потрепанном дневнике. Развитие интеллекта оказалось нежелательным побочным эффектом.
После катастрофы женщину преследовали сплошные неудачи. Задержать одиннадцатого никак не удавалось. Каждый раз потери – куча раненых и даже несколько убитых.
Особняк Ольги вычислить было достаточно трудно. Повезло что портниха в городе имела длинный язык, везде рассказывая что ей заказали мужскую одежду очень уж большого размера. Отследить эту зацепку оказалось непросто – кто-то убирал информацию из отчетов. Но она все равно дошла до нужных людей. Безобразова была невероятно счастлива, оказавшись в доме Ольги, когда выяснилось, что девчонка беременна. Следующее поколение! Это был ее, тысяча сто двенадцатый! Она создала его, так же как создала одиннадцатого, и нескольких других! Ну, может не собственными руками, но без ее вклада их бы точно не существовало! Как и куда исчезла девчонка с ребенком в животе? Единственное что известно – с ней пропала одна из охранниц лаборатории, прихватив автомобиль. Безобразова даже помнила так рьяно исполняющую свои обязанности девушку. Та была беспощадной, когда дело касалось испытуемых. Пару раз ее даже пришлось осадить, чтобы не сломала тем руки.
После столкновения в городе, одиннадцатый ненадолго пропал. А потом одна из местных криминальных заправил объявила – за небольшую сумму продаст семя. Уверяла что это семя «невероятно чистое» - забеременеешь с первого раза. Какие глупости! А еще глупостью с ее стороны было отказаться выдать одиннадцатого без сопротивления. И вот, когда их сопротивление было сломлено, в доме никого не обнаружили. Задав несколько вопросов выжившим, пообещав женщинам лечение или избавление от тюрьмы, выяснилось, что он действительно был там, но каким-то образом сбежал. Видимо спрыгнув с крыши. Результат – несколько элитных бойцов ранено, две убиты.
Все что осталось – беременная женщина, которую одиннадцатый оплодотворил в городе. Ее держали во временной лаборатории, проводя некоторые тесты. Настоящая работа начнется когда родится младенец, но особых надежд Безобразова на этот счет не питала. Ребенок был женского пола. Кроме хорошего здоровья женщина и ребенок ничем не выделялись.
Сгорбившись над столом ученая разбирала отчеты. «Какой бред! Зачем одиннадцатому прыгать по крышам?» отбрасывая очередную бумагу, негодовала Безобразова. Следующий оказался не лучше – кто-то утверждал, что видел странного, замотанного в шкуры, толи зверя, толи человека, в окружении стаи псов, бежавшего по городу с желтыми глазами. Еще одна утверждала, что встретила свою судьбу – когда девушка выпала с третьего этажа своей квартиры, ее поймал принц в плаще из белого меха. Этот отчет улетел на край стола к предыдущим. Безобразова сняла очки, и морщась потерла виски. Голова женщины в последнее время болела все чаще.
В кабинет, без стука вошла начальница охраны лаборатории. Виктория получала указания напрямую от руководства Северного Союза. Даже Безобразова, возглавляя лабораторию, могла отдавать ей распоряжения постольку-поскольку. Ученая даже знала, что у Виктории есть разрешение взять полный контроль и руководство на себя, если сочтет, что Безобразова действует во вред государству.
- Плохие новости, профессор.
Виктория передала Безобразовой флешку.
- Что на этот раз?
Устало вздохнула женщина.
- Руководство предупреждает, это была последняя капля. Еще один провал, и проект закроют.
На мониторе появилась картинка. Видеозапись показывала палату, где содержали беременную женщину, которую они захватили в городе. Дверь открылась. Вошла дама в халате, тут же вытащив из-под него пистолет. «- Во имя Евы!» прокричала она и начала стрелять. Беременная спала на кушетке. Она так и не успела проснуться, когда пришла смерть. Дама в халате стреляла до тех пор, пока не кончились патроны. Однако убегать стрелявшая не собиралась, так и стояла нажимая на спуск, пока не ворвались две охранницы, расстреляв ее. На лице женщины осталась глупая улыбка, а безумный блеск в глазах, потух только со смертью.
- Фанатики. Какая-то из этих новых религиозных сект.
Декларировала Виктория. Безобразова ударила кулаком по столу. Потом потерла ушибленную руку и указала на край стола, где лежали просмотренные донесения.
- Проверь это.
- Полный бред.
Заметила начальница охраны, пробегая глазами по строчкам текста. Ученая и сама это понимала. Но делать больше нечего. Возможно ее подопытный просто погиб где-нибудь в лесу. Однако Виктория вдруг, выбрав один из отчетов, с интересом перечитывала его, похоже даже второй раз.
- А вот это похоже на правду. Помнишь, я говорила тебе, что у него глаза желтые, с вертикальными зрачками. Ты еще сомневалась, не верила.
- Он был прямо передо мной. Мы говорили, вот как с тобой сейчас. И с глазами все было в порядке, светло-зеленые, как раньше.
Ответила ученая.
- Значит, он может их менять! Ты же из них что-то такое делала. Вот и получился полузверь!
Настаивала Виктория.
- Хорошо. В любом случае нужно все проверить. Любые зацепки даже самые невероятные. Пока от нас еще не отказались.
Начальница охраны кивнула, забирая бумаги с собой, и вышла из кабинета. Уже за дверью, будучи вне зоны слышимости, Виктория тихо произнесла:
- Откажутся только от вас, профессор…
***
Ай прибыла в эту холодную страну несколько дней назад. За все время она ни разу не покинула палубы корабля. Другая, на ее месте, маялась бы от скуки, но Ай была не такой. Ей было абсолютно все равно, участвовать в битвах, выполнять шпионские задания, или просто сидеть в четырех стенах своей каюты, ожидая указаний. Именно поэтому ее называли ронином – Ай относилась ко всем и всему равнодушно.
Вот и сейчас, ни в ее душе, ни на ее лице ничего не изменилось, когда пришел приказ выдвигаться для выполнения задания. Получая инструктаж, в ней тоже ничего не изменилось. Девушка запомнила информацию и отправилась экипироваться.
***
За окном лежал, укрывая землю белым покрывалом снег. Дорогу до города и обратно я теперь знал хорошо, поэтому не волновался что ее заметет, и я не смогу вернуться. В очередной раз собираясь за покупками я прихватил свой новый рюкзак. Так как заячьих шкурок и свободного времени у меня было в избытке, из них его и смастерил. Конечно навыков шитья у меня не было, поэтому когда рюкзак, как сейчас, был пустым, то он просто висел у меня за спиной наподобие маленького плаща.
В город я выбирался редко, только если заканчивались запасы, поэтому денег у меня все еще было вдосталь. Вот и сейчас я бодро шагал по почти метровым сугробам, задействовав свою способность. Список покупок я составил у себя в голове заранее, чтобы не задерживаться в магазине, переживая что меня попытаются схватить. От волнения я мог что-нибудь забыть, как это случилось в первых вылазках. Список этот был не таким уж большим, ведь покупал я только самое необходимое.
Теперь я уже так не сутулился как раньше. С тех пор как я спрыгнул с крыши дома Тамары, меня ни разу не пытались поймать. Никто не пытался даже остановить или задать вопрос, и не особо засматривались – ну бредет себе женщина бомжеватого вида, в лохмотьях, ну высокая, кому какое дело? Это сделало меня более расслабленным и легкомысленным.
И все равно я несколько раз сменил магазин, чтобы меня не запомнили, хорошенько рассмотрев и не доложили кому надо. Особенно если попадался магазин с особо любопытной и разговорчивой продавщицей. Обычно если меня начинали о чем-либо расспрашивать, например – «вы живете поблизости? Раньше я вас здесь не видела», то я сразу уходил приобретя коробок спичек. Я никогда не вступал в беседы и не отвечал на посторонние вопросы. Лучше уж так выглядеть подозрительным, чем ляпнуть какую-то глупость, и быть разоблаченным.
В последнем посещенном мной магазине была как раз угрюмая, необщительная продавщица, поэтому я решил закупиться в нем еще раз. Тихонько зазвенел колокольчик, когда открылась входная дверь. Постукивая ногами, отряхивая с них снег я зашел в магазин. Продавщица в этот раз была другая. Но она ничего не говорила и не поздоровалась. «Хорошо. Можно будет еще раз сюда сходить, раз тут работает такой угрюмый персонал», думал я называя товары из моего списка.
Немного задумавшись о покупках я вдруг почувствовал как в шею что-то вонзилось. Резко поворачиваясь и отскакивая в сторону я задействовал свою силу. В этот момент еще два дротика летел в мою сторону. Первый я выдернул из шеи и бросил в сторону, пытаясь определить направление с которого он был выпущен. Второй вонзился в рюкзак но так и не смог проколоть его плотную, двойную кожу. А третий вонзился в ничем не защищенное бедро. Усиление было задействовано на максимум, доступный мне сейчас. Но в этот раз, именно способность сыграла со мной злую шутку. Метаболизм ускорился, и впрыснутый транквилизатор подействовал гораздо быстрее чем должен был. В последнее мгновение мне даже показалось что я разобрался в своих ощущениях, и понимаю как заблокировать усыпляющее действие. Вот только я не успел ничего сделать, потому что мозг отключился раньше. Тело рухнуло не пол, а сверху, видимо для страховки, были наброшены металлические сети.
***
На мгновение наступила тьма. Разжимая руки, я наблюдаю как падает труп мужчины с красными глазами. Снова стоны и потрескивание проводов. Снова этот ангар-лаборатория. В этот раз я осознаю самого себя, и то что снова вижу воспоминания бывшего владельца тела. Теперь я не только вижу и слышу его глазами и ушами. Теперь я так же чувствую и даже понимаю его мысли. Настоящий ужас испытывает он сейчас, оглядывая разрушения которые причинили двое озверевших мужчин. Даже я, хоть и был обычным семнадцатилетним подростком, когда увидел трагедию в прошлый раз, отнесся более спокойно. Хотя я не ощущал ничего, поэтому, возможно морально отстранился.
Шатаясь, владелец тела направился к выходу, через который сбежали женщины в халатах. Он не забыл прихватить свою испачканную рубаху, все еще пребывая в шоке от происходящего. Яркий свет ударил в глаза, как только он оказался снаружи. Раздался громкий хлопок и плечо обожгло. Через мгновенье что-то теплое потекло по руке. Он тупо уставился на разорванные ткани и текущую вниз кровь. Пуля прошла по касательной, но захватила с собой добрый сантиметр плоти. Страх смешался с болью и появилась паника. Бывший владелец развернулся и побежал. Сзади раздавались выстрелы, но парню повезло – больше в него никто не попал. Добежав до забора, высотой метра три, бывший владелец легко перепрыгнул препятствие и скрылся в лесу.
Похоже, интеллектом он не обладал, потому что пытался есть листья. Даже кору деревьев грыз. Пил воду из лужи. Потом он набрел на какой-то заброшенный городок, где питался сырым мясом крыс. Однажды заметив собаку, парень испугался и убежал. Ему повезло найти чей-то тайник с парой пятилитровых бутылок, в которых была чистая вода. Так же там был рюкзак с различными приспособлениями и немного еды.
На протяжении всего времени я чувствовал его боль и отчаяние. Сколько прошло дней, я точно сказать не мог. Однако с каждой минутой ему становилось все хуже. Здесь никто не приносил еду, не было уютной, как казалось бывшему владельцу, комнатки с кроватью. Огромный мир пугал того, кто провел всю жизнь в замкнутом пространстве. Его грызли паразиты, которых он подхватил, наверное от отвратительных на вкус крыс. И хоть рука уже почти не болела, он все равно с грустью смотрел на деформированное место.
Забравшись на третий этаж полуразрушенного здания, он притащил туда все свои вещи. И забравшись под лохмотья, парень лежал, глядя в потолок. Сейчас как никогда я чувствовал печать и грусть бывшего владельца. Он полностью отчаялся, не знал что делать дальше и куда идти. Ему больше вообще ничего не хотелось. Его скудный ум этого не понял, но он пожелал смерти самому себе. Просто не жить – вот чего он хотел.
И это случилось. Организм сам уничтожил сдавшееся сознание. В этот момент бывший владелец исчез, оставив после себя только тело. Организм, который все еще был жив...
***
Распахнув глаза, я попытался прикрыть их рукой, от слишком яркого света. Ничего не вышло. Чьи-то пальцы грубо держали веко, слепя фонариком прямо в глаз.
- Мда, ничего необычного. Просто человеческий глаз, даже цвет не изменился.
Женщина в роговых очках убрала руку и выключила фонарик. Я зажмурился, а потом поморгал, пытаясь восстановить зрение и осмотреться.
- Организм объекта преодолел действие транквилизатора гораздо раньше чем планировалось. Заметка: в следующий раз увеличить дозу.
Убирая диктофон, она рассматривала мое лицо, как хищная птица. По целых три широких ремня удерживали мои руки, плотно прижимая их к металлическому креслу. С ногами та же картина, только там ремней на два больше. Пошевелив пальцами я понял что не смогу дотянуться даже до ближайшего из них. Вырваться не было никакой возможности. Сомневаюсь что смогу, даже использовав все свои резервы. Скорее сам себе кости поломаю.
- В прошлый раз ты разговаривал со мной. К тому же, все опрошенные заявляли что интеллектуально ты ничем не отличаешься от обычной женщины. Ты понимаешь то, что я говорю? Можешь отвечать на вопросы?
Женщина склонила голову набок, ожидая ответа.
- Для начала развяжите, потом поговорим.
Резковато получилось, но за такое обращение с человеком это еще ничего. Ученая злобно улыбнулась.
- Ты будешь отвечать на мои вопросы, одиннадцатый. Или я сделаю тебе больно.
Не знаю какого эффекта добивалась женщина, но мне было все равно.
- Чай не впервой, потерпим.
Храбрился я.
- Какой в этом смысл? Или тебе есть что скрывать?
Ее тон был спокойным, будто это не она сейчас угрожала мне пытками. Однако я должен признать – вещи она говорит правильные. Зачем мне терпеть боль, если все что она хочет, это поговорить. По крайней мере, пока мы говорим, истязать меня никто не будет.
- Сомневаюсь что смогу быть полезным, ведь я сам почти ничего не понимаю.
«Правильно – больше размытых фраз, меньше информации. Может со временем у меня даже появится шанс сбежать!» думал я.
- Начни с самого начала. Кто научил тебя так хорошо разговаривать?
Ученая снова включила диктофон, подвинув его поближе. «Возможно мне и правда лучше рассказать все как есть, может удастся получить ответы и на мои собственные вопросы. Но кое-что, пожалуй, рассказывать не буду», решившись я начал свой рассказ. С того самого появления в воде, только убрав все что касалось сверхспособности. Сказал ей что очнулся и поплыл к берегу. И так далее. Выставляя проявления мной суперсил, когда до этого доходило, как везение. Женщина слушала не перебивая. К окончанию повествования у меня даже во рту пересохло, но воды мне никто не предложил.
- Быть может теперь, вы мне объясните, как я оказался в этом теле? Я был обычным парнем, жил примерно пятьсот лет назад, а потом «бац», и я вот такой, здесь в вашем времени.
Как ни странно она мне ответила:
- Тут скорее вопрос не в том «как», а в том, «что» ты такое.
Я хотел было возмутиться, но сдержался, внимательно слушая ее задумчивую речь.
- Скорее всего, ты – генетическая память, лучше всего сохранившаяся, либо выбранная случайно. Твой организм был не просто улучшен, он был создан для выживания. Возможно это какая-то его защитная реакция, на экстремальную ситуацию. Но сомневаюсь что в генах может храниться большой объем данных о каждом конкретном предке. Семнадцатилетний подросток явно не идеальный кандидат. Видимо это предел информации, который хранится в генах. Хотя даже семнадцать лет многовато… Можешь ли ты вспомнить свое детство? Какие-нибудь подробности из него?
А ведь правда, я помню всего десяток лет своей жизни. Множество моментов с пробелами, виной которым, как я раньше думал, плохая память. Но теперь, после ее слов, я задумался. Как выглядели мои родители? Были ли у меня браться или сестры? Абсолютная пустота. Ничего из этого нет в моей памяти. Апатия, усталость и отрешенность от осознания, что настоящий я, жил и умер давным-давно, завладели мной. Я всего лишь кусок информации? А как же душа и все такое?
Начиная терять контроль, я резко остановился. «Хрен вам! Я это я! Проживу хоть две, хоть десять жизней! И сделаю это красиво.» Прикусив до крови губу я уставился на женщину. Она в это время даже не смотрела на меня, вставив диктофон в компьютер, скидывая информацию. Дама даже не обратила внимания на то, что я ничего не отвечаю, продолжая бубнить:
- Как много нового! Можно провести столько различных тестов. Все тщательно проверить. Интересно, если причинить тебе достаточно боли, поместить в невыносимые условия, организм заменит тебя другой личностью?
Взгляд, который ученая бросила на меня, был полон энтузиазма. Теперь я понял что значит «безумный ученый». Ей абсолютно плевать на результат, лишь бы ставить опыты. А еще ей плевать на мои чувства и боль. Тем временем она продолжала:
- Ты конечно мне не все рассказал, но времени у нас теперь предостаточно. Сейчас я только за инструментами схожу и мы продолжим.
Безобразова задумчиво улыбалась, открывая дверь. Странная тень мелькнула, когда дверь открылась, но я не успел понять что это было или проследить, куда оно делось. Летающая в облаках ученая, вообще ничего не заметила. Дверь закрылась. Звук удаляющихся шагов быстро стих. Оглядывая комнату, насколько позволяли ремни, я не заметил ничего странного. Никакой тени не было. «Наверное показалось» думал я, призывая все доступные мне силы. «Руку. Всего одну руку. Даже если я вывихну плечо, потом можно будет вправить!» ремни я рвать не пытался, просто тащил локоть вверх, в надежде что смогу выскользнуть из них. Ничего не получилось – слишком плотно прижата, и ремни совсем не скользкие. От отчаяния я начал дергаться всем телом, хоть и понимал что занятие это бесполезное.
Издавая слишком много шума, чтобы услышать сзади какое-то шуршание я вдруг сорвался с места. Рухнув на пол от неожиданности, ударившись лицом, я уставился в державший меня инструмент. Ремни валялись рядом на полу, и явно были разрезаны чем-то острым, а не порваны. Заозиравшись по сторонам я никого не обнаружил. «Что ж, дареному коню в зубы не смотрят! В любом случае, спасибо тебе, невидимый спаситель!»
Уже собираясь открыть дверь я остановился. На столах было много всяких приспособлений, парочка ножей и скальпелей. Взяв скальпель я приблизился к системнику, оставленному здесь ученой. Откручивать им болты было не сложно, к тому же я знал что делаю, ведь свой первые персональный компьютер собирал сам. Прихватив самый прочный нож, я выскочил за дверь. Жесткий диск слегка оттягивал карман моих штанов, когда я, крадучись, пробирался по коридорам, в поисках выхода из этого гиблого для меня места.
Я даже не заметил, закрывая за собой дверь, как черная тень упала с потолка беззвучно приземлившись, глядя мне вслед…
Развернуть

story фантастика сделал сам продолжение последняя хромосома глава 15 много букаф песочница 

Пишу для тех, кому понравилось написанное мной ранее. Начало тут: http://joyreactor.cc/post/1006284 ПОСЛЕДНЯЯ ХРОМОСОМА ГЛАВА 15

Огромная, двуспальная кровать. Даже слишком мягкая как по мне, но будь я проклят, если начну жаловаться на такое. Особенно после тех «удобств», из которых меня только что вытащили. В душ я уже сходил и сейчас наслаждался приятным запахом чистых простыней. За окном мелькали ветки какого-то дерева, совсем без листвы. Наступила поздняя осень и на улице было довольно холодно. Помимо моих первых требований я запросил теплую одежду. Женщина, которую прислала Тамара, вопросов задавать не стала. Например, зачем мне нужны теплые вещи, если в доме тепло, а за порог меня выпускать никто не собирается. Она просто все записала и удалилась. Вернувшись уже без своего блокнота, дама произнесла:
- Госпожа согласна, сейчас за тобой придут. Все требования будут выполнены, а завтра ты обязан делать что обещал. Согласен?
- Да конечно… Я тут подумал, еще добавьте бутылочку вина, как раз на завтра, и я буду готов.
«Мягкая постель, трехразовое питание, вино и женщины – именно так я буду спасать человечество от вымирания!» улыбнулся я про себя. Дама, поджав губы снова удалилась. Целых три вооруженных женщины вели меня по дому, на самый верхний, четвертый этаж. Бежать через окно будет проблематично, учитывая что внизу асфальт, но я пока и не собирался этого делать.
На следующий день, с самого утра меня хорошенько покормили. Трехразовое питание было одним из первых моих требований. Так же мне доставили запечатанную бутылку вина и бокал. Вообще, я не был любителем спиртного. Первый и единственный раз я употребил на выпускном, и не скажу что мне очень уж понравилось. Однако сейчас немного не помешает, ведь я действительно собирался исполнить то, что обещал. Новая одежда так же была доставлена в течении дня, и я с радостью обнаружил что она моего размера. Черный костюм, белая рубашка, даже туфли моего размера. Просто замечательно, ведь мозоли от маленькой обуви уже достали.
После ужина, когда солнце скрылось за горизонтом и начало темнеть, заявилась Нина. Женщина старательно избегала смотреть на меня. Молчание затянулось и она не выдержала:
- Ты готов?
Подарив ей зубастую улыбку, я весело ответил:
- Кто бы мог подумать что это будешь ты. Неужели я так сильно тебе понравился?
Нина покраснела, сжав кулаки. Ее глаза метали молнии, но сделать она мне ничего не могла.
- Через пол часа придет девушка! Ты должен сделать то что обещал, иначе пожалеешь!
Она не кричала, но была близка к этому.
- Ах, это будешь не ты? Какая досада. Что ж, я подожду сколько нужно, если ты так просишь.
Не знаю зачем я ее дразнил. Просто все эти дни со мной никто не разговаривал, было чертовски скучно. Вот я и веселился теперь. Нина ответила переходя на крик:
- Это будет моя младшая сестра, и если ты с ней что-нибудь сделаешь, я лично с тобой разберусь! Мучиться будешь долго!
Продолжая невинно улыбаться, я ответил:
- Страсти-то какие! Значит тебе нравятся такие игры? Любишь делать больно? Кстати, как же ты хочешь чтобы я выполнил свое обещание с твоей сестричкой, если мне нельзя ничего делать?
- Ты прекрасно понял что я хотела сказать! Если причинишь ей вред, убью!
Рычала дама, пребывая на грани срыва. Но даже зная что у нее при себе пистолет, я не останавливался.
- Не волнуйся, дорогуша. Я буду с ней таким же нежным, какой была ты в нашу первую встречу.
Это был ее предел. Нина вылетела из комнаты, громко хлопнув дверью. Сам не знаю почему, но я был доволен.
Открыв бутылку вина, наполнив стакан, я устроился в огромном кресле. Оно было повернуто к окну и оказалось очень удобным. Разглядывая плывущие облака на темнеющем небе я размышлял о своем поведении. Такого я никогда себе раньше не позволил бы. Возможно это из-за стресса. А может из-за того, что здесь меня постоянно окружали женщины, и я к этому привык? Потом я вдруг начал вспоминать свою прошлую жизнь, где я даже разговаривать с девушками боялся, не то что, вот так дерзить. Мой бокал опустел и я наполнил его снова.
Пол часа пролетели для меня незаметно. Дверь тихонько открылась, и в комнату зашла девушка. Они и правда была очень похожа на Нину, только на пару лет моложе. Одета девушка была в ярко красное платье. Некоторое количество макияжа, не вульгарного, а только чтобы выгодно подчеркнуть большие глаза и пухлые губки. Волосы уложены в красивую прическу. Интересно, чего она ожидает, так тщательно подготовившись.
Дверь со щелчком закрылась, и девушка вздрогнула от этого звука. Никаких больше автоматчиц как в прошлый раз. Еще одно мое требование – никаких посторонних во время процесса! Закинув ногу на ногу, слегка покачивая бокал, я разглядывал свою жертву. В общем, жаловаться мне было не на что. Симпатичная, в своей прошлой жизни я был бы рад встречаться с такой. Она явно чувствовала себя не в своей тарелке, теребя ткань платья пальчиками.
- Раздевайся.
Спокойно произнес я. «Интересно, это я от вина такой спокойный, или правда настолько изменился? В случае с Кариной, инициатива явно была у нее.» Девушка неуверенно посмотрела на меня, но тут же опустила взгляд. Она долго возилась с завязками сзади на платье. Возможно это от волнения. Либо она раньше никогда таких не носила и не знала как оно снимается. Я мог бы помочь, но решил не вмешиваться. Под конец девушка даже забыла о своем смущении, разозлившись толи на себя, толи на платье. От очередного рывка платье вдруг соскользнуло, оставив в руках девушки один из шнурочков. Стоя в одном нижнем белье младшая сестра Нины снова посмотрела на меня. Одна из прядок ее волос выбилась и мешала обзору. Девушка медленно убрала ее за ушко.
- Продолжай.
Таким же спокойным тоном произнес я. Теперь она, похоже, была не столько смещена, сколько зла. Плотно сжав губки девушка потянулась за спину, к застежке лифчика. Через секунду он присоединился к платью на полу. Руки девушки повисли, а голова опустилась. Непослушная прядка снова упала на лицо.
«Вот примерно так и должна была выглядеть моя жизнь здесь. В мире, где полно женщин, которым от меня нужно только одно. А не эти драки, погони, простреленные ноги и тому подобное! Именно такой была бы она, окажись я собой, а не этим, другим парнем. Не в его теле, а своем.» размышлял я пока девушка раздевалась. Не скажу что я был полностью спокоен, но страсть мной не владела. Вместо того чтобы разглядывать тело молодой девушки, я будто смотрел сквозь нее. Сейчас как никогда, я чувствовал себя чужим в этом теле. В этом мире. Невероятное умиротворение владеет мной, даже думать ни о чем не хочется. «Да… Зачем мыслить и страдать… Блаженство в забвении…»
Бокал выскользнул из моих рук, издав пронзительный звон. Пятном красной крови разлилось вино по полу. Осколки тонкого стекла расстались друг с другом, чтобы больше никогда не стать целым. Только сейчас, наблюдая эту картину со стороны, я понял что теряю контроль. Голова бессильно откинута на мягкую спинку кресла. Рука державшая бокал повисла плетью. Время замедлилось. Девушка неестественно медленно поднимает голову, ее глаза удивленно расширяются.
«Это не может закончится вот так… Я все еще мыслю, значит существую! Я могу лучше… Я докажу!»
Первое что вернулось – это слух. С того самого момента как девушка начала раздеваться я слышал какой-то шум за окном. Теперь уже отчетливо стали слышны крики, взрывы и выстрелы. Похоже во дворе происходит самое настоящее сражение. Девушка со страхом смотрела на меня, прижав руки к груди. Вдруг дверь в комнату распахнулась. Нина, схватив сестру за руку, вытащила ее в коридор и побежала. Дверь так и осталась открытой. В коридоре больше никого не было. Спокойно поднявшись, я подошел к окну. В комнате горел лишь маленький ночничок, поэтому я не боялся что меня заметят.
Те самые женщины в черной форме уверенно приближались, отстреливаясь, иногда бросая гранаты. Охранницы дома такого напора долго не выдержат. Я, все так же не торопясь, накинул теплую одежду. В конце коридора была лестница, по которой спустились вниз Нина с сестрой. Двери многих комнат по коридору были настежь распахнуты. Звуки боя раздавались все ближе. Один раз дом тряхнуло и с потолка что-то посыпалось. Однако я продвигался не торопясь заглядывая в очередную комнату. Тут беспорядок был заметен больше всего. Столы и стулья отброшены к стенам. На полу видны борозды. Здесь явно тащили что-то тяжелое. Одна из картин сдвинута, открывая край спрятанного предмета в стене. При ближайшем рассмотрении это оказался вмурованный в стену сейф. А заглянув внутрь, я нашел небольшой, забытый в спешке сверток. Повертев находку в руках я понял что это моток туго пережатых резинкой денег. «Авось пригодится» мелькнула мысль, и я бросил находку в карман.
На стене другой комнаты я обнаружил закрепленный на красивой дощечке короткий меч. Вытащив его из ножен, повертев в руке, название всплыло откуда-то из глубин памяти – «Ксифос». Это была бутафория, рукоятка болталась а лезвие настолько тупое, что им скорее можно кого-то забить, нежели порезать. Нужно было оставить эту безделушку, но внутренний романтик не позволил. Теперь, при ходьбе, ножны неприятно хлопали по бедру.
Оказавшись около лестницы я зашагал по ступенькам наверх, а не вниз. Дверь на крышу была запертой, но мне удалось ее выбить всего с двух ударов. Бросив быстрый взгляд вниз, я оценил ситуацию. Бой внизу переместился к самому порогу. Свет луны вдруг заслонила ветка того самого дерева, что росло перед моим окном. Огромное дерево возвышалось над крышей четырехэтажного дома, раскинув ветви в разные стороны. И хотя ствол находился в добрых пятнадцати метрах от здания, сейчас я был уверен в себе как никогда. Разбежавшись я прыгнул.
Ветка за которую ухватилась моя рука подозрительно захрустела, но в этот момент ноги коснулись другой, более толстой, и оттолкнувшись от нее, я прыгнул еще раз. Несколько мгновений и я уже был за забором. Здесь тоже росли деревья, которые смягчили мое падение. Выбрав направление где деревьев побольше я побежал, шурша листьями. Сомневаюсь что кто-то слышал этот шелест, ведь там, во дворе гремели выстрелы и взрывы.
Похоже дом находился где-то на окраине, близ леса, потому что ни людей, ни их признаков я не обнаружил. Через несколько часов бесцельного блуждания я присел отдохнуть в груду сухих листьев, прислонившись к дереву. И хотя звуки боя давно стихли где-то позади, я не был уверен что ушел далеко. Ночью в лесу, не зная дороги, возможно я ходил кругами.
Спать не хотелось, да и боязно как-то. Вспомнив рассказы близняшек о диких животных, я достал из ножен мой «меч-кладенец». Сомневаюсь что от него будет много проку, но это все же получше чем голыми руками отбиваться. «Итак, это был второй раз, когда я потерял контроль над этим телом» размышлял я отдыхая. «Почему так происходит? Как этого избежать?» задавал я себе вопросы. Если вспомнить, в обоих случаях я испытывал печаль, грусть и меланхолию. В первом это был бой, было чертовски больно. Но боль не при чем, учитывая что второй раз, я просто сидел в кресле, расслабившись. «Эх… Никакой мне больше депрессии. Ну, с этим я справиться могу. Ах да, еще никакого больше спиртного – как оказалось оно на меня действует слишком расслабляюще, а это ведет к меланхолии и грусти.»
Внизу, под штаниной что-то неприятно поползло. Подпрыгнув я начал вытряхивать насекомых. «Заметка на будущее: всегда проверяй, не сидишь ли ты на муравейнике, или чем-то подобном!». Отряхнувшись я снова побрел по лесу. До самого утра ничего примечательного не случилось. Кроме того что я устал. И натер себе новый мозоль. Туфли, даже если они впору, не лучшая обувь для прогулок по лесу. Особенно ночью.
Когда показалось солнце, и можно было рассмотреть хоть что-то, дальше трех метров, я попытался определиться с направлением. «Чему там нас в школе учили? На какой-то стороне чего-то там, растет мох… Черт да тут везде мох, со всех сторон. А вот здесь его вообще нет! Еще про листья было… хотя и листьев тоже нет – осень же. Очень полезные знания у меня со школы! Ах да, по солнцу еще можно. Итак, сейчас утро, где север, юг, и другие два мы определились, а куда идти-то? Я ведь понятия не имею в какой стороне город. Ладно, пойдем на юг, там, обычно теплее, а то моя лысина даже в шапке промерзает!»
Вот так, побеседовав с самим собой я направился на юг. Один только раз мне попалось плодовое дерево. Возможно их было больше, но определить что это именно они, в такую пору года я не мог. Орехи были вкусными, и немного перебили голод. Но теперь еще больше захотелось пить. Силы таяли на глазах. Скорость моего передвижения, снизилась почти до нуля.
Только к вечеру я наконец нашел заброшенную деревушку. Уцелевших домов не было, но были не до конца рухнувшие. Однако не про уютный домик я сейчас думал. Перебираясь со двора во двор, я искал колодцы. Парочку нашел – в первом вообще отсутствовала веревка или барабан с цепью. А другой оказался высохшим. Или чем-то заваленным. Отыскав-таки один с водой, я начал обдумывать способы как до нее, добраться. В общем, побродив еще час, я добыл ржавую кружку, связал воедино найденные здесь куски более-менее не прогнивших веревок и каких-то проводов. «Выживай, приспосабливайся!» радовался я, допивая третью кружку. Тащить ее из колодца приходилось быстро – на дне обнаружилась дырочка.
Так началась новая страница в моей жизни. Никаких тебе женщин или вина. Забудь о трехразовом питании. Зато более-менее мягкую кровать я себе смастерил. Выбрав один из самых целых домов, я натаскал туда досок и листьев. Из подручных материалов сделал неподалеку в лесу ловушки для мелких зверушек. Но в них пару дней ничего не попадалось. Пока я не положил туда яблок. Здесь, за домами раньше были сады и огороды, так что кое-чем поживиться я мог.
Огонь тоже добыть удалось не сразу. Сколько не крутил палочку руками, толку было ноль. Потом, вспомнив другой способ, я привязал веревку к другой палке, делая небольшой лук, и через двадцать минут, сухая трава, вместе с листьями и мелкими щепками вспыхнули. Хорошо что сейчас осень и давно не было дождя – недостатка в сухих ветках у меня не было. А огонь я хранил, в одной, уцелевшей почти полностью, печке. Постоянно подбрасывая в нее дровишки. Убить первого пойманного в ловушку зверька мне помогла кочерга. Длинная, с острым крючком, оказалась намного полезнее этого бутафорского меча. Пока я безрезультатно тыкал им в зверя, приподняв клетку, он вырвался, намереваясь сбежать. Хорошо что я прихватил с собой кочергу. Крючок вонзился, не давая зверю бежать, а сильный удар тупым лезвием по затылку довершил дело.
Жалко конечно зверушку, но она была очень вкусной. В свободное время я пытался точить лезвие меча подручными средствами. Получалось так себе. Хорошо что в одном из домов я нашел проржавевший но острый нож, иначе разделывать живность никакой возможности не было бы.
Первая неприятность вылезла когда я жевал очередного зайца… или кролика, в этом я не сильно разбираюсь. Здоровенная собака, рыча и скалясь, приближалась к моему обиталищу. Размахивание кочергой и блестящей бесполезностью в виде меча только еще больше разозлило зверя. Тогда я нагнулся поднимая камень. Пес сразу отбежал, бросая в мою сторону недовольный взгляд, но не ушел. Тогда я бросил ему кости и другие отходы, которые счел несъедобными. Собака слопала все за пару секунд и скрылась за деревьями. «Ни тебе, «спасибо», ни тебе, «до свиданья». Вот как человек приручил дикое животное?» подумал я. Псина иногда приходила, но близко не приближалась. Жрала остатки моей трапезы, и снова в лес.
Однажды, проверяя очередную ловушку, я вдруг услышал какое-то сопение за спиной. Обернувшись я дернулся, выставляя клинок, падая на спину. На меня несся дикий кабан, и он был уже совсем рядом. Лезвие вонзилось в его брюхо по самую рукоятку. Пластик на рукоятке лопнул, вонзившись острыми осколками в ладонь, но оружие я не отпустил. Ощутив боль в ноге я резко откатился в сторону, вырывая клинок из плоти кабана. Почувствовав знакомый прилив сил, я заметил отражение своих желтых глаз, в блеске окровавленного клинка. Кабан опять бросился на меня, но в этот раз я легко увернулся, ткнув кочергой прямо в его морду. Пробить толстый череп не удалось, но теперь я начал целиться в глаза. В разы возросшая сила и скорость помогли добиться успеха всего после трех-четырех ударов.
Бой был окончен, когда зверь истек кровью. Ослепнув, он носился туда-сюда, быстро теряя силы. Хорошо что мое усиленное состояние продлилось достаточно долго, чтобы я мог дотащить его тушу до своего временного жилища. Еды теперь у меня было вдосталь.
Как только я вернулся в обычное состояние, навалилась боль. Огромный синяк на бедре, кровь на руке, и почти полное истощение – вот результат моего недолгого взрывного улучшения.
Теперь я более-менее понимал как действует моя суперсила. Еще в прошлой жизни я читал о том, как например мать, поднимала автомобиль, вытаскивая из-под него своего ребенка. В обычной же ситуации она бы никогда этого сделать не смогла. Мое новое тело каким-то образом делает нечто подобное. Преобразовывая все что возможно в энергию. Именно поэтому на мне нет даже капли жира – он сгорает в первую очередь. От того мне так хочется есть и пить. Хорошая новость – я никогда не разжирею. Плохая – если не смогу вовремя остановиться, помру от истощения. А задействует это состояние скорее всего адреналин. Ну, по крайней мере я так думаю. Но кое-что нужно обязательно проверить.
Однажды я уже видел медведя. Тогда я заметил его первым, потому что он объедал какой-то куст и ветер дул в мою сторону. Не на шутку испугавшись я тихонько ушел, стараясь в ту часть леса больше не ходить. Теперь же я специально искал встречи с ним. «Кто ищет, тот найдет», говорил я себе, и через три дня это случилось.
Мишка, в этот раз, учуял меня первым. Из-за кустов вдруг показалась его наглая морда, с большим черным носом. Мы какое-то время смотрели друг на друга. Потом он повернулся, собираясь уйти. «Ну нет, дружок, сейчас мы с тобой побегаем!» подняв сухую ветку, я запустил ею в медведя. Пока он поворачивался, прилетела вторая, угодив прямо в морду. Мишка взревел, погнавшись за мной. Пока мы бегали я все пытался «включить» свои желтые глаза, но ничего не получалось. Не получалось до тех пор, пока его лапа не царапнула мое плечо. Случилось это слишком быстро, я даже не заметил когда он успел меня догнать! Шеей я почувствовал его дыхание, сзади клацнули челюсти.
Вот тогда-то включились мои резервы. Уже следующий шаг был намного дальше чем все предыдущие. Медведь начал быстро отставать, а я стащил с головы шапку. Глядя на свою лысую голову я пытался заставить волосы на ней снова вырасти. С ресницами и бровями же как-то получилось! Давно уже холод создавал дискомфорт голове без волос. Ходить без шапки было невозможно. И вот сейчас я пытался внушить самому себе, насколько они там необходимы. Мишка давно отстал, но я продолжал бежать, глядя на лысину в осколок зеркала. Приложив максимум мысленных усилий, я вдруг почувствовал как голова зачесалась. В этот день я провалялся чувствуя неслабое истощение, выпив всю заготовленную воду и слопав остатки еды. Теперь я, наконец, почувствовал и понял как именно запускается мое усиление.
Когда я полностью восстановился, отправился в путь. Наступали холода. Скоро выпадет первый снег. Не уверен что смогу выжить один в этой глуши зимой. Сквозь деревню проходила дорога. И хоть ее было плохо видно, но присмотревшись, с пути не собьешься. Конечно, по ней давно никто не ездил, но скорее всего она ведет в город. Не торопясь, но и не мешкая, я брел по этой заросшей дороге, выбрав южное направление. Иногда встречались такие же, заброшенные деревеньки, где я пополнял запасы воды. Скорость моего движения возросла многократно. Иногда я с удовольствием включал мою способность, ускоряясь почти до бега, но не чувствуя при этом усталости на протяжении нескольких часов. Глаза мои при этом становились желтоватыми. Конечно после таких экспериментов мне сильно хотелось есть и пить, но я не мог перестать этим пользоваться. Во-первых это приятно, а во-вторых, в мире полом опасностей, я просто обязан уметь пользоваться своими навыками. Это вопрос выживания! Конечно я пока не все понимал, и мог задействовать только процентов десять доступной силы. Но постоянная практика делает меня лучше. По крайней мере я в это верю!
Уже через два дня мне встретилось первое вспаханное поле. А потом на горизонте появились многоэтажки. Почесывая сантиметровую шевелюру я узнавал в этом приморском городе очертания того самого, с которого начинался мой путь здесь, в этом мире…
Развернуть

story фантастика сделал сам продолжение последняя хромосома Глава 14 много букаф песочница 

Пишу для тех, кому понравилось написанное мной ранее. Начало тут: http://joyreactor.cc/post/1006284 ПОСЛЕДНЯЯ ХРОМОСОМА ГЛАВА 14

Пробуждение в этот раз оказалось довольно болезненным. Больше всего болела нога. Более мелкие травмы хоть и не полностью, но зажили. Сил едва хватало на то, чтобы передвигаться самостоятельно, не падая при ходьбе. Чувствовал я себя ужасно. Помыться хотелось, наверное, даже больше чем есть и пить. Добравшись до бутылки с водой, я жадно припал к ее горлышку. Хорошо что рядом никого не было, чтобы лицезреть мое плачевное состояние. Какой позор, а ведь вчера я заявлял, что скоро буду бегать и прыгать! Перекусив, я снова прилег, но заснуть не получалось. Обдумывая мой сон, который не сон вовсе, я кое-что понял. Все больше я узнаю о том, кем был владелец данного тела. И если в прошлый раз я только видел и слышал происходящее, то в этот, начал чувствовать. Очень неприятное дополнение. Если я еще и мысли его начну слышать, будет совсем хреново. Надеюсь что не сойду с ума. Хотя, учитывая происходящее вокруг, возможно я уже давно того, этого… Лежу сейчас где-нибудь в психбольнице, замотанный в мокрое одеяло…
А даже если так, что это меняет? «Если безумие нельзя остановить, то его нужно возглавить!» как-то так вроде? Ну, я как раз этим здесь и занимаюсь. Теперь я, кажется, понимаю почему оказался в этом теле. Жизнь у бывшего владельца была не сахар, вот он и свалил. Оставил все на меня, так сказать. «Так не делается, парень – перед уходом нужно прибрать свой бардак! Теперь, вот, мне приходится разгребать, а я даже не знаю что именно!» ругал я бывшего владельца. «Ну вот, теперь еще сам с собой разговариваю. При том, что обращаюсь даже не к себе!» я как-то читал, что разговор с самим собой развивает мышление. Только не уверен что все правильно делаю – развития не ощущается.
В этот момент, скрипнув, открылась дверь. Клара заглянула внутрь, а обнаружив что я не сплю подошла поближе.
- Пойдем.
«Куда? Зачем? Почему? И где мое «доброго утра»? Замечательный мир! Просто, мать его, великолепный!» кряхтел я про себя как старый дед. Девушка ждать не собиралась. Пришлось скрепя зубами от боли ковылять за ней. Уже около двери она протянула мне какую-то жесткую тряпку. При ближайшем рассмотрении оказалось, что это плащ-палатка. Целая минута потребовалась чтобы разобраться как это на себя правильно надеть. Клара с недовольным видом созерцала процесс. Ни делом, ни советом помогать не желала. Кое-как замотавшись я вышел за ней на улицу. Здесь было не так много людей, но меня все равно вели какими-то закоулками. Но лучше уж так, чем опять оказаться в засаде, окруженным агрессивными женщинами в форме, с оружием. Или еще хуже, оказаться перед той теткой в роговых очках. Она меня пугала больше всего.
Вырулив из очередного закоулка, Клара указала на облезлую дверь какого-то полуразрушенного дома. Заборчик перед этим домом почти отсутствовал, только кое-где валялись прогнившие доски. Однако дверь открылась без скрипа, а оказавшись внутри, я обнаружил чистоту и порядок. Стаскивая с себя этот неудобный плащ, я осматривал помещение. «Еще одно тайное логово» сразу возникла мысль, «что за жизнь у Ольги и Лены? Кто они вообще такие?» Порассуждать на эту тему мне не дала Маргарита, выскочившая из-за угла. Девочка хотела меня обнять, но передумала, заметив засохшую грязь и кровь. А от запаха поморщила носик. «Вонь – самое мощное оружие в арсенале попрошайки…» вспомнилась фраза из какой-то книжки. Кстати выгляжу я сейчас вполне соответствующе. Хорошо. Ведь сейчас, обнимашки для меня – это в первую очередь боль.
- Ах Тим! Мы думали ты умер! Ты был таким холодным и не хотел просыпаться!
«И здесь никакого мне, «доброго утра»! Может это потому, что оно совсем не доброе? Или здесь вообще нет такого понятия? Или это только для меня? Вон каким живчиком вертится вокруг Маргарита! Вся чистенькая и довольная.» Я хотел улыбнуться, но вовремя остановился – губы зажили еще не полностью, не хочется опять вытирать с них кровь. Вчера я наелся ее вдоволь и этого вкуса мне ощущать больше не хочется.
- Ну, похоже что не умер. Но если срочно не помоюсь, точно помру. Засохну в этой грязи и не смогу пошевелиться!
Шутка оказалась не смешной. Маргарита с возгласом «Ой!» прижала ладошки ко рту. Клара бросила скептический взгляд и отвернулась.
- Пойдем скорее! Тут есть вода, можно помыться… тебе нельзя засохнуть!
Маргарита… Хорошая, милая девочка. Но глупая. Вытолкать ее из ванной оказалось не так-то просто. Девочка уверяла что я должен слушаться, и меня надо помыть. А она, по ее же заявлению, умеет мыть лучше всех! Думаю, она считает меня чем-то вроде домашнего питомца. «Кто-нибудь вообще воспитывал этого ребенка?» возмущался я про себя.
- Если ты сейчас не уйдешь, наброшусь на тебя и съем! Помнишь какие желтые глаза у меня вчера были? Я злой оборотень, так что, кыш!
Ругал я ее, выталкивая из ванной. Девочка совсем не испугалась. Даже язык показала, перед тем как я смог закрыть дверь. Я уже сам понял что глаза меняются когда наступает то странное состояние. Странное но очень приятное. Если бы не последствия. Похоже на наркотик или алкоголь, с этим ужасным похмельем. Вот и сейчас, кряхтя и морщась от боли, я сдирал с себя засохшую грязь и кровь. Даже хуже чем похмелье.
Помывшись я чувствовал себя другим человеком. Как же все-таки я люблю быть чистым! Однако насладиться покоем мне не дали. Маргарита, ждавшая меня у двери, тут же накинулась с вопросами. Стоя в одном полотенце, приложив руки к голове, помассировав виски, я спросил неугомонную девчонку, есть ли здесь одежда для меня. Маргарита, услышав мой вопрос сразу замолчала. Она, осмотрела меня сверху вниз и выдала свое любимое «Ой!», куда-то умчавшись. Дождавшись ее возвращения я получил свою одежду. Свежую. Чистую. Вот теперь и у меня наступило «доброе утро»! Хотя уже обед, вообще-то.
Когда я снова вернулся в ванную, то видел любопытную мордашку Маргариты. Девочка изо всех сил вытягивала шею, пытаясь заглянуть в уменьшающуюся щель, и даже поставила ножку, мешая мне закрыть.
- Кыш! Кыш!
Ругался я, выталкивая ногу и хлопая дверью. И первое что я услышал, когда снова выбрался из ванной:
- А что такое «кыш»?
И еще много вопросов после этого. «А почему ты вчера был такой сильный а сегодня такой слабый?», «А почему глаза были желтые?», «А кто были эти женщины, что на нас напали». И еще миллион вопросов, ответ на которые у меня был только один – «не знаю!»
Спасла меня пришедшая примерно через час Лена. Женщина заявила, что ей понадобится примерно неделя, чтобы все организовать.
- Это хорошо, потому что я вчера себя переоценил. Похоже мне на восстановление потребуется больше времени. Думаю, недели как раз хватит.
Лена в ответ только хмыкнула, и заявив что у нее дела, ушла. Приходила она не с пустыми руками, за что я был ей благодарен, ведь к этому времени зверски проголодался. В той жизни я никогда так много не ел как сейчас. И при этом никогда не чувствовал себя таким голодным. «Надеюсь я не разжирею.» думал я уплетая пищу за обе щеки. Маргарита была так великодушна, что дала мне поесть в тишине, просто наблюдая за процессом.
Мне выделили комнату еще меньше чем в доме Ольги. Тут едва помещалась кровать, на которую я сразу же забрался. Маргарита, не переставая тараторить, уже ползла по одеялам ко мне поближе. Сопротивляться не было ни сил ни желания. Так, слушая ее голос, что-то бормоча в ответ на очередной глупый вопрос, я отрубился. Наступила тьма и покой. Раньше я не понимал, насколько приятен сон без сновидений.
Разбудила нас София. Нас, потому что Маргарита успела забраться под одеяло, и миленько посапывала на моем плече, пуская слюни. Клара стояла в дверях, скрестив на груди руки, и недовольно глядела в мою сторону. «В чем я-то виноват? Эта девочка делает что хочет, а вы ей потакаете. Я, конечно, не лучше, но в свое оправдание могу сказать, что сам ненамного ее старше. Мне семнадцать, как бы сейчас не выглядело мое новое тело. Почему я должен ее воспитывать?»
Оказывается Ольга попала в больницу. И сейчас ей как никогда нужна поддержка дочери. Я уже давно догадался что причиной нашего ночного бегства из особняка, были именно те дамочки, что гонялись за мной. Исходя из того что говорила Лена Маргарите, не сложно было сделать выводы. Меня собирались отдать еще тогда. «Без шума и пыли», так сказать. Но Маргарита все испортила.
- Ура! Тим, мы идем к маме!
Заявила она, прыгая возле кровати в одной ночнушке. Радовалась девочка не долго. Близняшки сказали что пойдет только Маргарита. А когда она начала упрямиться, добавили:
- Госпожа Лена сказала – если вы не будете слушаться, она сама придет. Поможет вам собраться и отведет к маме. Только она говорила, что сидеть после этого вы не сможете.
Девочка испуганно покраснела. От страха она даже забыла про свое «Ой!». Молча опустив голову, Маргарита пошла собираться и вскоре покинула мое временное пристанище.
Наступила тишина и покой. С одной стороны я была рад что меня никто не достает. А с другой, я уже так привык к этой приставучей девочке, что теперь мне ее даже как-то не хватает.
Я был готов к одиночеству. Ну или по крайней мере что мне придется покинуть моих новых подруг. Они были добры ко мне, и за это пострадали. Собрав воедино всю имеющуюся информацию, я более-менее понял что из себя представляю для местных. И что Ольга, так же как и Лена сильно рискуют, пока я рядом. Мне не хочется подвергать их еще большей опасности. Их, и всех остальных милых девушек, таких как Маргарита, Карина и близняшки. А из слов Лены я понял что здесь мужчина не может быть сам по себе. Обязательно должна быть хозяйка, или что-то типа такого. По закону женщина обязана заботиться о своем мужчине. Но это так же значит, что мужчин тут держат за домашних животных. Так что мне пора оставить этих добрых женщин и начать заботиться о себе самостоятельно. Вот только теперь, причинив столько неудобств и разрушив дом Лены, я чувствовал себя обязанным. Поэтому придумал план.
Лена связывается с местными криминальными авторитетами или с самыми богатыми дамами города. Зачастую это как раз один и тот же человек. Так вот она им предлагает продать мужчину. «Да не простого, а золотого!» пошутил я про себя. В общем, рекламу мне сделает, мол – выносливый, не болеет, может столько, сколько нужно. Но главное в этом плане было сказать, что я такой же послушный как остальные измененные. Лена меня продает, получает компенсацию за разрушенный дом, а я потом сбегаю и можно повторить. Возможно в другом городе. У купивших нет оснований опасаться мужчины – они не сбегают, максимум, потеряться могут. Уж не знаю сколько таким образом можно выручить денег, но надеюсь что много. Лена заверила что с первой такой «операции», дом восстановит. Либо новый купит.
Пару дней я маялся от скуки залечивая раны. Изредка приходили близняшки, приносили еду. А в назначенное время пришла Лена, в их сопровождении и ошейником в руках. Не понравилось мне это от слова «совсем»! Однако женщина заявила, что для правдоподобности надеть его необходимо. Добавила так же, что он легко рвется – больше для вида. София смотрела на меня виновато, когда застегивала и передавала поводок Лене. Так же на меня напялили ту самую плащ-палатку.
Вот так и началось мое новое путешествие – с ног до головы замотанным в ткань, с ошейником и на поводке. Как раб, только кандалов не хватает. Путешествие наше оказалось не долгим. Полуразрушенный склад, без одной из стен и потолка. Из нескольких колонн, на которых он держался, стояла лишь одна. Остальные валялись грудами камня. Трава покрывала зеленым ковром избитый и потрескавшийся пол. Кое-где даже проросли кривые деревья.
Здесь нас уже ожидали двое. Женщина в строгом костюме, как у Клары или Софии. А чуть позади нее, на раскладном стульчике, сидела другая. Тот явно с трудом выдерживал ее немалый вес. И даже сантиметровый слой косметики не мог сделать сидевшую даму привлекательной. Около нее на земле стоял небольшой чемоданчик. Кстати здесь, в этом мире, это первая женщина пользующаяся косметикой. Конечно легкий макияж я бы просто не заметил. Но разница с моим, прошлым миром, была существенной. Это и понятно – для кого краситься, если мужчин нет. А тем что есть, на это глубоко все равно.
Мы подошли поближе и остановились. София сняла с меня плащ-палатку и отошла в сторонку. Сидевшая тут же впилась в меня взглядом. Однако женщина в костюме продолжала наблюдать за Леной и близняшками.
Вдоволь насмотревшись, поерзав на стульчике, толстая потребовала:
- Пусть подойдет поближе. А ты, проверь!
Лена слегка толкнула меня и я сделал пару шагов. Поводок натянулся. Пришлось остановиться. Подошла дама в костюме и начала меня осматривать. Потом она расстегнула на мне куртку, и полезла руками под футболку, приподнимая ее. Ощупав и осмотрев грудь она была удовлетворена и повернувшись кивнула толстухе. Вот только ее такой осмотр не удовлетворил.
- Все проверь!
Крикнула она. Дама в костюме снова повернулась ко мне. Как бы сильно она не пыталась быть беспристрастной, все же покраснела. Ее рука снова легла на мой живот под футболкой и поползла вниз. Взгляд женщины изменился когда она нашла то что искала. Она даже губу прикусила, уже явно наслаждаясь процессом. Все это время моя голова была опущена, я смотрел в пол, как меня проинструктировала Лена. Однако выдержать такое оказалось совсем не просто. Ее рука была теплой и мягкой а движения нежными но уверенными. Я поднял голову и посмотрел в ее глаза. Женщина, опомнившись, замерла и даже дышать похоже перестала. Потом она быстро вытащила руку из штанов и отошла.
- Все в порядке, госпожа Тамара.
Толстая госпожа пнула чемоданчик в ее сторону. Тот упал, так и не докатившись, но это никак не смутило женщину в костюме. Она подняла и вручила его вышедшей вперед Кларе. Заглянув внутрь, показав содержимое Лене, Клара закрыла его, возвращаясь на свое место. После этого Лена бросила конец своего поводка женщине и та ловко поймала.
Вот так и закончилась эта встреча. Никто не с кем не прощался. Я снова стоял опустив голову и не мог видеть как уходят мои знакомые, только слышал удаляющиеся шаги. Дама в костюме помогла подняться Тамаре со стульчика и передала поводок.
- Давай Нина, пока они не ушли далеко.
Вдруг произнесла госпожа Тамара. Нина потянулась к поясу, отодвинув пиджак. Там, на ремне, рядом с кобурой и ножнами висела небольшая рация. Женщина нажав кнопку приказала:
- Начинайте когда они будут в зоне видимости. Чемодан не повредите. Всех троих в расход!
Вот так мой идеальный план накрылся медным тазом. Придется раскрыть себя с самого начала, иначе все будет бессмысленно. Оценив ситуацию я понял что пистолет у Нины вытащить не удастся – слишком далеко от меня, и кобура какая-то мудреная, возиться с застежкой времени нет. Поэтому я выхватил ее нож, одновременно отталкивая женщину в сторону. Конечно никто такого не ожидал и женщины замерли с широко открытыми глазами и ртами, глядя на меня. Я тут же приставил острие к шее толстухи, громко потребовав:
- Отмени все! Немедленно.
Та молчала, то-ли от шока, то-ли от нежелания выполнять мои требования. Пришлось слегка надавить, чтобы потекла кровь. Боль сразу отрезвила Тамару и она заорала:
- Отмени! Отмени! Только не убивай, прошу!
Последние слова уже были адресованы мне. Нина к этому времени успела взять себя в руки, а меня на прицел своего пистолета. Только я, сгорбившись прятался за спиной ее хозяйки. Рисковать она не хотела, а получив приказ тут же опустила ствол, и произнесла в рацию:
- Все отменяется. Отпустите их и идите сюда. Сейчас же!
- Ты серьезно, Нина? Они уже на прицеле.
Донеслось из динамика. Я еще немножко нажал и Тамара взвыла.
- Я сказала ОТМЕНА! Не трогайте их! Сюда идите!
Проорала Нина в рацию.
- Как скажешь, ты же босс.
Ответила неизвестная. Наступила тишина, нарушаемая только всхлипываниями Тамары. Я ослабил хватку и немного сместил нож. Жизни женщины ничего не угрожало – все что я сделал, это небольшой порез недалеко от яремной вены.
- А теперь послушайте меня.
Заговорил я спокойно.
- Вас же предупредили что я необычный. И это была правда. Вы совершили хорошую сделку. Я знаю для чего нужен, и постараюсь оправдать вложенные средства. Вот только друзей моих обижать не стоит, договорились?
После этого Тамара наконец взяла себя в руки, пробурчав «договорились».
Когда появилось несколько женщин с оружием, я протянул нож Нине ручкой вперед. Всем своим видом показывая что сопротивляться не собираюсь. Тамара сразу отошла, забыв про поводок, который теперь валялся на земле. Другие женщины с недоумением уставились на Нину, которая держала меня на прицеле. Они понять не могли, зачем нужно целиться в мужчину. Однако женщина быстро навела порядок, раздавая приказы. Она сама взяла мой поводок, убирая нож за голенище своего сапога.
Вот так, под прицелом, меня довели до припаркованного неподалеку фургона. Поездка в кузове оказалась не из приятных, но теперь, после моей выходки, на место впереди можно не рассчитывать. Дорогу запоминать я не пытался – какой в этом смысл, если возвращаться к Ольге или Лене я не намерен. Надеюсь у них больше не будет неприятностей из-за меня.
Мое новое жилище оказалось каким-то полуподвальным помещением, без окон. Кроме кровати и унитаза здесь ничего не было. Очень похоже на ту из прошлого, в которой жил владелец данного тела, будучи ребенком. Видимо это какая-то камера, где держали узниц, провинившихся перед госпожой. Разговаривать со мной больше никто не пытался. Я тоже молчал. Уже в камере я заново обдумал свои решения и понял что все правильно сделал. Если бы я там попытался убить Тамару и Нину, и мне бы это удалось, другие убили бы Лену и близняшек. А если бы попытался сделать это после, скорее всего погиб бы сам, Нина ведь целилась в меня почти в упор. Но даже если бы не погиб и сбежал, подставил бы Лену, которая меня привела. Жаль я пока не разобрался как использовать эти мои сверхспособности, может тогда бы что-то и получилось.
Целых три дня меня держали в этой камере. Кормили всего один раз в сутки. Но вот, дверь в мою камеру открылась. Вошли трое. Две женщины держали меня на прицеле. Третья, совсем молодая, была в одном халате. Она с опаской смотрела на меня, дрожащими руками теребя пояс. В щель не закрытой до конца двери я разглядел Тамару. Заметив мой взгляд, женщина крикнула:
- Давай!
- Что давать?
Невинным голосом спросил я. Но мысли мои были крайне радикальными. «Вы совсем охренели?» ругался про себя, всерьез обдумывая вариант отобрать оружие и перестрелять их всех, начиная с Тамары.
- Раздевайся!
Продолжала орать женщина из-за двери, видимо ожидая что я так и сделаю. Женщина в халате медленно тянула за пояс, развязывая его.
- Даже не надейтесь!
Заявил я, скрестив руки на груди, и продолжил.
- Ничего и никому я давать не буду. Вы конечно можете попробовать заставить меня, но я буду сопротивляться. Пострадаете либо вы, либо я, либо все вместе. Но, уверяю, ничего вы в этом случае, кроме крови, не получите.
Наступила тишина. Только слышалось злое сопение Тамары из-за двери.
- Ты говорил что сделаешь.
Неуверенно произнесла она.
- Говорил. И сделаю. Но у меня есть условия! Для начала перестаньте держать меня в этой бетонной конуре! Мне нужна нормальная комната. Еще я хочу принять ванную. Выполните, тогда и поговорим!
Целая минута понадобилась Тамаре чтобы успокоиться. Потом, глубоко вздохнув, она буркнула:
- Хорошо. Получишь.
Развернуть

story фантастика сделал сам продолжение последняя хромосома глава 13 много букаф песочница 

Пишу для тех, кому понравилось написанное мной ранее. Начало тут: http://joyreactor.cc/post/1006284 ПОСЛЕДНЯЯ ХРОМОСОМА ГЛАВА 13

***
Путь через поля оказался приятным и спокойным. Дорога, поросшая мелкой травой, почти без пыли, никуда не сворачивая вела прямо к городу. Единственный раз нам встретилась какая-то женщина, курившая около трактора. Она сначала бросила скучающий взгляд на нашу компанию, а потом, всмотревшись, даже выронила сигарету. Еще бы – Клара с Софией и так были высокими, а тут еще я, не только превосходящий их ростом, но и шириной плеч. Маргарита если и заметила такое внимание к нашим персонам, никак не отреагировала. Близняшкам, похоже, еще больше наплевать – лишь бы хозяйка была довольна, остальное не важно. Я натянул капюшон своей куртки. Сомневаюсь что это сильно поможет, но лишний раз привлекать внимание не хочется. Особенно когда мы попадем в город. Плюс, оказывается, лысая голова, мерзнет гораздо сильнее волосатой.
В городе на нас тоже посматривали с интересом. Я шел, опустив голову, сгорбившись, стараясь не привлекать внимания, и все равно выделялся. Пункт нашего назначения оказался недалеко от городской черты. Тут еще не было оживленных улиц или больших скоплений людей. Двухэтажный дом, огражденный невысоким деревянным забором. Смотрелся он вполне естественно рядом с разношерстными каменными строениями, некоторые из которых почти завалились. Лужайка перед домом оказалась довольно ухоженной. Поднявшись на крыльцо, Маргарита вытащила из кармана ключ. Я тогда решил что этот дом тоже принадлежит семье Ольги, но ошибся. Переступив порог, Маргарита громко крикнула:
- Тетя Лена! Лилька! Мы пришли!
Пока все снимали верхнюю одежду и обувь, по лестнице спустилась та самая тетя. Но ее обогнала невысокая девочка. Она бросилась обнимать Маргариту. Радостно хихикая.
- Привет, Марька!
- Привет, Лилька!
Видимо Лену и Ольгу связывают крепкие узы, раз они даже дочерей назвали – цветами. Девочки кружились, взявшись за руки.
Подошла Лена. Ее улыбка, медленно сползла с лица, когда она перевела взгляд с девочек на меня.
- А он что здесь делает?!
Задала женщина вопрос, указывая на меня пальцем. «Не очень-то вежливо с вашей стороны, уважаемая!», подумал я, но пока промолчал. В этом доме я гость, все-таки. А женщина тем временем продолжила:
- Что тебе сказала мама?
Маргарита, выпятив губу и надув щеки, упрямо заявила:
- Мама сказала его оставить. Но он мой! Я его нашла! Вот и забрала его с собой. Ай-ай-ай..!
Последнее она произнесла потому, что Лена схватив девочку за ухо начала тянуть и крутить. Клара и София в это время разглядывали потолок, делая вид что их тут нет. Лена наставительно заговорила, не выпуская ухо:
- Он не твой. Мама тебе сказала оставить – значит надо оставить. Маму надо слушаться! Он чужой и его надо было отдать! Понятно тебе?
- Ай-ай… Тетя Лена! Мне поня-ятно! Отпустите, пожалуйста!
Не собираясь больше терпеть такое отношение, я произнес:
- Вам тоже здравствуйте, уважаемая Елена. Приятно с вами познакомиться. Наверное. Однако, меня нельзя «отдать», или «забрать», или «передать». Я не вещь, а человек.
Лена выпустила ухо Маргариты и та сразу отскочила, прячась за девочкой Лилией. Глядя на меня с вызовом женщина, уперев руки в бока спросила:
- И чей же ты? Может ответишь?
- Что значит «чей»? Еще раз повторяю я не вещь и не раб! Никому не принадлежу!
Злость начинала овладевать мной. Еще немного, и я схвачу эту надменную даму за шиворот, чтобы вытрясти этот бред из ее башки!
Вот только этот спор был окончен не нами. Разбив окно в гостиную что-то влетело. Лена среагировала мгновенно, прикрывая собой девочек, что стояли прижавшись друг к другу, чуть в сторонке. Сверху их накрыли телами София и Клара. Только я остался стоять, тупо уставившись на предмет, оказавшийся светошумовой гранатой. Яркая вспышка, ослепившая глаза. Громкий хлопок ударивший по барабанным перепонкам – вот она моя награда за ротозейство. В голове звенело, ничего не видно, а меня уже выталкивают из двери дома. Это была София, потому что Лена подхватив дочку, уже выскочила во двор. То же самое Клара проделала с Маргаритой. Ничего не понимая, я споткнулся и повалился кубарем со ступенек. Оказалось что девушки оценили ситуацию правильно. В тот самый момент, когда в окна ворвались женщины в форме, мы уже были на улице. Вот только я был полностью дезориентирован. Еще и с лестницы свалился. Все болит, ничего не понятно, только где-то неподалеку слышны команды:
- Наружу все! Боевыми не стрелять!
Судя по всему, сказано это было очень громко. И где-то совсем рядом, ибо я смог расслышать даже сквозь шум в голове. Все еще с трудом ориентируясь я пытался подняться. Плечо вдруг ощутимо дернулось и заболело. Проморгавшись я заметил что в меня из-за угла целится женщина в черной форме. Была бы эта, первая пуля боевой, я бы уже истекал кровью. С другой стороны меня дернула София, крикнув:
- Бежим!
Лена, с Лилей на руках уже была метрах в пяти, подбегая к заборчику. Клара тащила за руку Маргариту, но отстали они не сильно. А когда побежал я, тут же получил еще одну резиновую пулю в спину. София обернувшись поняла в чем дело. Она вытащила свой пистолет и выстрелила. Штукатурка брызнула в лицо стрелявшей резиновыми пулями, и та спряталась за угол. Лена взялась за две доски, которые тут же упали на землю. Видимо они были заранее подготовлены на такой случай. Этот мир действительно опасное место – уже вторая хозяйка дома, которую я здесь встретил, готова все бросить и бежать в любую минуту. Совсем рядом просвистело еще несколько пуль, надеюсь, это все таки резина. Одна из нападавших, стреляла прямо из разбитого окна дома.
Я выскочил на дорогу последним. Сзади кто-то бросил сеть, но она зацепилась за забор. Оглядевшись по сторонам я сразу заметил с одной стороны перекрытую улицу. И побежал за Софией. Девушка старалась прикрыть собой Маргариту, пока Клара тащила девчонку за руку.
Внезапно справа от меня и чуть позади раздался властный голос. Его было слышно несмотря на шум и стрельбу. А может это только для меня он звучал так отчетливо.
- Тысяча сто одиннадцатый. Стоять. На. Месте.
Тело резко остановилось. Это было похоже на мышечную память. Что-то чего ты не осознаешь, но делаешь. «Какого лешего?» взревел я в своей голове. Прилагая огромные умственные усилия, я заставил тело повернуться. Ко мне приближалась женщина в комбинезоне. Ее роговые очки на мгновение отразили свет солнца прямо мне в глаза. В ее руке был шприц и она уверенно приближалась. Игла уже находилась в каком-то сантиметре от моей шеи. Я ощущал себя игроком, севшим за непривычное управление. Персонаж – мое тело, и оно почти полностью потеряло контроль, столкнувшись с этой немолодой женщиной. «Двигайся, чтоб тебя!» неуверенно махнув рукой я попал по шприцу, и тот вылетел, покатившись по асфальту.
- Я. Тебе. Не. Раб.
Зачем-то сказал я. Развернулся и побежал за близняшками. Правда бег, поначалу, был не быстрее шага. Конечно я понял что это не просто женщина. Она как-то связанна с бывшим владельцем этого тела. Но я об этом ничего не помню. Метров на семь я успел отбежать, набирая скорость, когда услышал ее спокойный голос:
- Ты нужен мне живым, но, необязательно целым.
И раздался выстрел. Левая нога подогнулась и я кубарем покатился по асфальту. Кровь потекла из сквозной раны, чуть выше колена. Как же больно! Головой ударился о камень. Разбил губу. Прикусил язык. Во рту куча крови. Гребаный мир! Хотелось выть, держась за рану. «Почему это происходит со мной? Я вообще не хотел здесь быть! Не хотел этого тела, меня устраивало мое собственное!» Пытаясь отстранится от боли, я снова потерял контроль над управлением и замер в неестественной позе.
«Так не пойдет», совершенно спокойно подумал я. «Ты – воин. Поэтому встань и сражайся», вдруг вспомнились слова тренера из той жизни. Ведь и правда, чего я раскис? В той жизни травмы были для меня нормальным явлением. Так почему сейчас я отказываюсь от всего? Потому ли, что последние пару дней, меня чуть ли не на руках носили? Не важно как я здесь оказался. Не важно, что тело не такое как было. «Это я! Это мое тело, и это моя жизнь!» продолжал я спокойно мыслить. Глубокая уверенность в себе. Осознание выбранного пути. Все это вернуло меня в реальность. «Да больно, но ведь не смертельно. Сквозное ранение вообще не проблема, даже пулю вытаскивать не придется. Остальное вообще пустяки» теперь даже с болью я мог мыслить рационально и спокойно.
На эти размышления потребовалось всего секунд пять, но обстановка изменилась кардинально. С другой стороны улицы, куда бежала Лена с дочкой и близняшки с Маргаритой тоже появились люди в форме. Они держали женщин на прицеле, давая понять что будет, если те попытаются что-нибудь выкинуть. Лиля плакала. Глаза Маргариты тоже были мокрыми, но она держалась. Ко мне со всех сторон приближались. Сразу две сети были наброшены на мое покалеченное тело. Точнее туда, где оно только что лежало. Развивая огромную скорость, как тогда в библиотеке, когда ловил Карину, я наносил удары. Одетые в черную форму отлетали на пару метров от таких ударов. Всего их было пять. И все пятеро оказались над землей, разлетаясь в разные стороны. С обоих сторон улицы женщины в форме бросились в мою сторону. Заложниц никто не брал, хотя возможность была. Возможно они не учли такую возможность, а может посчитали что заложницы меня интересовать не будут. В меня полетели резиновые пули. Но я просто сместился на два метра в сторону. Потом бросил в бежавших одну из нападавших, которая не пришла в себя после того, первого удара. Тело весом около восемьдесят, в полной амуниции, пролетело добрых пять метров. Нормально так, бросил. Перепрыгнув через забор я снова оказался во дворе из которого бежал. Я специально так сделал, чтобы дать близняшкам и остальным возможность сбежать. Естественно все преследовательницы последовали за мной. Здесь бой оказался для меня проще – из дыры в заборе они могли выходить по одной-две. Нанося точные удары я старался сильно их не травмировать, просто вырубая женщин. Мои знания, плюс мощь этого тела давали такую возможность.
Краем глаза я заметил как из ворот, что находились подальше, вышла еще одна в форме. Она навела на меня ствол своего оружия. Поначалу я даже уворачиваться не собирался, разбираясь с теми что рядом, но потом передумал. Отпрыгнув к крыльцу я услышал очередь и увидел как взлетают куски земли. А вот это уже боевые. Причем из автоматического оружия. Услышав голос с улицы я узнал в нем знакомую незнакомку в комбинезоне:
- Что ты делаешь? Он нужен мне живым!
На что автоматчица огрызнулась:
- Ты не видишь что происходит? Его можно остановить только так! Иначе он нас всех тут сейчас положит!
И еще одна очередь. Хорошо что я за крыльцо спрятался. В тот момент когда я услышал заклинивший затвор сразу выскочил из своего укрытия. Стрелявшая просто бросила автомат, выхватив пистолет и продолжила стрельбу. Выстрелить она успела лишь дважды, оба мимо – я прекрасно видел сейчас куда направлен ствол оружия. Всего в метре ее заслонила собой другая в женщина в форме. Но только для того чтобы отлететь врезавшись прямо в ворота.
- Монстр!
Выплюнула мне в лицо стрелявшая, и бросила на землю несколько колец от гранат. Она широко улыбалась, а на поясе остался висеть, отсчитывая мгновения до взрыва пояс. Я успел насчитать на нем пять гранат, с непонятным крепежом. «Не успею!» мелькнула мысль. «Хотя…» Вместо гранат, я схватил за сам пояс, прилагая нечеловеческие усилия и разрывая его прямо на женщине. Та с ужасом наблюдала за моими действиями, не в силах пошевелиться. Швырнув пояс с гранатами подальше я бросился на землю. И через секунду прогремел взрыв. На меня посыпались камни и штукатурка. Обернувшись я понял что забросил пояс прямо в окно дома.
«Да что ж мне так не везет?» подумал я, возвращаясь в реальность. Тело напомнило о себе болью в каждом его сантиметре. Голова просто раскалывалась. Сил не было даже подняться. «Похоже кончился мой запал. Или что там это такое со мной было?» пришло осознание. Понимая что передо мной была женщина, готовая взорвать себя, лишь бы и меня прихватить с собой я поднял голову. Но там уже никого не было. Осмотревшись стало ясно что напавшие сматываются. Женщины быстро поднимали своих, и выскакивали за забор. Через пару секунд раздался звук моторов. Перевалившись на спину я созерцал небо, сквозь облака дыма. В доме во всю бушевал пожар. Вокруг валялись обломки. «Ну вы, это… заходите еще, если что…» перефразировал слова волка из мультфильма, сам себе усмехаясь, сплевывая кровь с грязью.
Надо мной нависло хмурое лицо Лены.
- Вставай, ничейный. Сейчас тут будет куча полиции и других подобных девчат. Не знаю как им объяснить что ты тут делаешь, и кто ты такой.
- Не могу. Сил нет больше. Все болит. Памагитя.
Попытался я шутить. Вспоминая свое первое осознанное появление в этом мире, я улыбнулся. Тогда я тоже пытался шутить. И тоже никто не смеялся.
Подошли София с Кларой. Помогли подняться. И потащили куда-то, вдоль по улице. Оказалось неподалеку у Лены есть склад. Там и разместилась наша небольшая компания. Лена пошла разбираться с тем бардаком что остался после меня. Жаль не удалось никого из нападавших поймать. Спросить бы, чего они так на меня обиделись, что целый дом разнесли. Будучи опять не слабее котенка, как в прошлый раз, мне зверски хотелось есть и пить. Радовало только одно – рана на ноге затянулась сама собой. Но я все еще чувствовал боль, опираясь на нее. Запасов еды на этом складе особо не было, поэтому София отправилась что-нибудь раздобыть. А я пока выпил все запасы воды и жаждал большего. Девушки на меня старались не смотреть. Еще бы – видок у меня был тот еще. Грязный, одежда порвана, вся в крови, а тело в синяках и ссадинах.
София вернулась через часа два. Притащила кучу еды. А еще с ней притащилась Лена. Женщина имела помятый, уставший вид. Не такой как у меня конечно, но ей тоже, видимо, пришлось несладко. Пока я жевал, она смотрела на меня хмурясь, что-то обдумывая. Наконец она не выдержала и заговорила:
- Что ты планируешь делать дальше, ничейный? Мой дом ты разрушил окончательно. Не представляю где брать деньги на его восстановление. Дамочки, что приходили, придут еще. На этот раз, думаю, они подготовятся получше.
- Не ничейный. Тим я. Свой собственный. У меня тут, после твоих слов, и такого явного проявления любви, со стороны тех дамочек мысли интересные возникли. Если все получится, новый дом тебе купим.
Не переставая жевать заявил я. Все удивленно посмотрели на меня. Ну а что – будем приспосабливаться. Раз уж я твердо решил что это теперь мой мир, и мое тело. План мой, кстати, Лена оценила. В конце, на ее лице даже появилась довольная улыбка.
- Пойду с людьми нужными пообщаюсь. Сколько ты еще будешь в таком состоянии?
Спросила она.
- В прошлый раз уже на следующий день мог ходить нормально. А если два дня – то и бегать буду и прыгать.
Я широко улыбался, разбитыми губами. Лена скептически оглядела меня, но ничего не сказала. Развернувшись ушла, даже не попрощалась. «Жаль тут душа нет и с одеждой бы чего-нибудь придумать…» с такими мыслями я прилег, закрывая глаза и отключился. Вот только тьма без сновидений на этот раз не наступила. Жаль, ведь я к ней уже так привык…
***
- Стоять. На. Месте.
Слышал я голос женщины в роговых очках. Она вонзила в мою руку шприц с какой-то жидкостью. Вливаясь в вену, жгло будто это жидкий огонь. Однако я не двигался. Она вытащила иглу и развязала жгут.
- Беги.
Приказала ученая, и я побежал. Это была огромная труба, метра три в диаметре. Труба имела около километра в длину и заканчивалась тут же. Когда я в двадцатый раз выбежал из нее. Женщина приказала остановиться. Она усадила меня в какое-то медицинское кресло. В вену на руке была вставлена игла с трубкой и туда потекла моя кровь. Не знаю сколько ее выкачали, но голова начала кружиться. Иглу вытащили. Наклеили пластырь. И еще одна инъекция огненной жидкости в другую руку.
- Беги.
Приказала ученая снова, и я побежал. На этот раз меня хватило на пять заходов. Свалился недалеко от выхода. За мной пришли и выволокли, усадив в то самое кресло.
- Не двигаться. И только попробуй мне заорать!
Бросила ученая. Она достала скальпель, делая надрез на моем плече. Вырезая небольшой кусок плоти она смотрела в мои глаза и улыбалась. Рядом стоявшая ассистентка монотонно бубнила:
- Объект тысяча сто одиннадцать. Скорость регенерации возросла на два процента. Больше никаких изменений. Хотя нет. Показатели падают. Он теряет сознание, профессор.
Оторвав скальпель от моей руки она с досадой прикусила губу.
- Этот никуда не годится. Верните обратно в камеру.
Заявила женщина, убирая скальпель в коробку и стаскивая перчатки. Только сейчас я осознал насколько мал. Ученая, с которой я столкнулся возле дома Лены была явно старше и ниже почти на голову. Сейчас же я едва доставал ей до середины лица. Меня толкнули в камеру, и заперли дверь. Деревянная кровать и унитаз в углу. Это все что здесь было. Но самое страшное то, что я был невероятно рад здесь находиться…
Развернуть

story фантастика сделал сам продолжение последняя хромосома глава 12 много букаф песочница 

Пишу для тех, кому понравилось написанное мной ранее. Начало тут: http://joyreactor.cc/post/1006284 ПОСЛЕДНЯЯ ХРОМОСОМА ГЛАВА 12

***
В этом темном туннеле не было освещения. Только фонари Софии и Клары не давали мраку окончательно поглотить нашу маленькую компанию. Через некоторое время начались разветвления, кое-где на стенах имелись явные следы человеческого вмешательства. То там, то здесь, лежали обрывки каких-то проводов. Некоторые проходы были заложены кирпичом, обычно развалившимся почти полностью. Когда я спросил, не заблудимся ли мы, близняшки указали на некие пометки на стенах. Просто крестики, почти незаметные, если не знать что искать. Один луч каждого такого крестика был длиннее трех других и указывал направление. Частенько встречалась живность, в виде шустрых крыс. При каждой такое встрече Маргарита пряталась за меня, прижималась и взвизгивала. И это несмотря на то, что здесь присутствовали целых два ее телохранителя. Сестры кстати, тоже боялись крыс, но виду не подавали. По крайней мере они не кричали, а просто вздрагивали и подходили поближе ко мне. Не очень приятные создания, однако они нас не трогали, соответственно мы их тоже.
Собственно, что случилось, почему нужно было куда-то бежать, мне толком никто не ответил. Близняшкам, так же как и мне вообще ничего не сказали. Маргарита же, наша кладезь информации, заявила:
- Мама сказала так надо!
Могу только догадываться, что это как-то связанно с не очень честным бизнесом Ольги, о котором я краем уха слышал от горничной и сестер. Либо это связанно со мной. Я ведь не дурак – трудно было не привлечь внимание, наделав столько шуму, сколько в городе наделал я.
Конечно я не стал строить из себя героя, заявляя что мы бросили хозяйку или Карину. Ведь если это по делам Ольги – она справится без нас, раньше ведь справлялась. А если за мной, то еще лучше – меня нет, проблем нет. Еще попробуй, докажи что я там вообще был. Раз хозяйка отправила меня со своей дочкой, значит я ей нужен. Ну не совсем я, или не весь… Однако, думаю, она может добыть семя другими путями, не бедная ведь женщина. Значит я ценный сам по себе. Уж не знаю, стоит ли радоваться такому открытию.
Путь и правда оказался неблизким. На поверхность мы вышли часа через три-четыре. Все еще была ночь. Вышли мы где-то близ моря, я чувствовал его запах и слышал звук волн, но не видел из-за деревьев и темноты. Звезды и луна довольно ярко освещали путь, который, похоже, вел вглубь леса. Хорошо что осень сорвала с деревьев почти всю листву, а то из-за нее мы не смогли бы обойтись без собственного освещения. Клара и София почему-то выключили фонари. Девушки нервно озирались теперь по сторонам, достав свои пистолеты из кобуры. На мой вопрос:
- Для чего оружие? Кто может на нас напасть так близко от города?
Девушки ответили:
- Звери. Волков немало, говорили даже медведя кто-то видел. Еще псы одичавшие.
И действительно, обдумав все хорошенько, я понял – так как людей становилось меньше, обитаемого пространства тоже. Природа забирала обратно оставленные территории. А это значит, что не только растения, но и звери подбираются все ближе к городам. Вот почему автор той книги так сильно осуждала конфликты за территории – глупо воевать, если ты не в состоянии воспользоваться завоеванным. Надо бы тоже обзавестись каким-нибудь оружием. Желательно чтобы это был меч. Всегда любил эти фэнтези истории, где главный герой прорубается через полчища своих врагов или каких-нибудь монстров… хотя погодите. Где мне тут взять монстров или этих самых врагов? Да, глупо размахивать мечом, если у противника в руках огнестрел. Тем более пользоваться я им не умею. Потом поговорю с сестрами по поводу оружия, раз уж этот мир опаснее того в котором вырос я.
Примерно через час мы вышли к небольшому домику. Судя по всему, он был здесь как раз для таких случаев ночного бегства. Вместо окон узкие бойницы. Дверь крепкая, так просто не выбить. На крыше виднеется небольшая печная труба. Внутри оказалась только одна кровать, хорошо хоть широкая. Клара сняла одну из досок пола, около стены. Под ней был спрятан металлический сейф с сухим пайком и чистой водой. Так как пыли вокруг было не много, я понял что за домиком присматривали. Маргарита есть наотрез отказалась, только попила воды, со словами «Фу, не вкусно!». Девочка забралась на кровать, не раздеваясь, и начала кутаться в одеяла.
Клара заявила, что случай нападения, будет дежурить первой. София не спорила. Тогда я спросил девушек, когда моя очередь, и близняшки посмотрели на меня как на идиота. Хоть я и уверял что вполне могу справиться с этой простой задачей, слушать меня никто не стал. София присоединилась к Маргарите под одеялом, а Клара разожгла маленькую печку. Посмотрев на кровать, край которой был явно оставлен мне, я обнаружил два внимательных взгляда. Только Клара не обращала на меня внимания, орудуя кочергой. Мне стало неловко ложиться в кровать к двум девушкам, и я обратился к ней:
- Может составить тебе компанию?
- Нет.
Последовал холодный ответ. Похоже, я нравлюсь ей все меньше. Обиделась что не смогла тогда победить? Или из-за того, что было после? Ну так, «не виновата я, он сам пришел»! В смысле, надо было остановиться и не лезть бороться! Или хотя бы пояс свой могла завязать получше. Вот с такими мыслями я устраивался на краю кровати, стараясь чтобы между мной и девушками было хоть какое-то пространство. Однако, как только я улегся, София накрыла меня одеялом и прижалась к спине, прошептав:
- Холодно же.
И хотя мы оба были в одежде, чувствовал я себя неловко. Отключился я быстро, проваливаясь, в ставшую уже привычной тьму, без сновидений. Через пару часов меня разбудила Клара.
- Двигайся.
Заявила она, занимая мое место на краю кровати. София к этому времени как раз поднялась. Толком не проснувшись я сделал как она хотела. И опять заснул. В этот раз сон мой длился не долго. Почувствовав тяжесть, жар и удушье я разлепил глаза. В протопленной комнате стало намного теплее. Но жарко мне не только от этого. Я лежал на спине. С одной стороны, Маргарита, обхватив мою руку, пускала на плечо слюни, сладко посапывая. С другой, Клара, забравшись повыше, почти лежала на мне, перекрыв доступ воздуха своим третьим размером. «Да что ж ты мне их вечно в лицо суешь, женщина!?», я не жалуюсь, вы не подумайте, но к хорошему быстро привыкаешь. Всякие откровенные мысли отправили кровь к известному месту. Я начал выбираться из-под этих, горячих, во всех смыслах, тел. Оказавшись за пределами кровати я оглянулся. Никто не проснулся. У меня… тоже. Больше спать не хотелось, и я присел рядом с Софией. Девушка молча посмотрела на меня и прижалась плечом. В камине тихонько потрескивали дрова. Где-то вдалеке выла собака. Я надеюсь это все-таки собака. Ветер шуршал опавшими листьями.
- Можешь вздремнуть, если хочешь. Я выспался. Если что разбужу.
Прошептал я Софии. Девушка улыбнулась. Потом бросила взгляд на кровать, и что-то решив, положила голову на мое плечо. Через минуту донеслось ровное, спокойное посапывание.
Солнце уже давно взошло, а девушки все не просыпались. Вымотались, видимо вчера. София, в какой-то момент съехав с плеча, лежала на ковре, положив голову мне на колени. Я поглаживал ее мягкие волосы, накрыв девушку небольшим одеялом. А когда на лицо Кларе упал первый луч солнца, та открыла глаза. Вяло потянувшись, она вдруг сощурилась, глядя на нас. Я улыбнулся ей, со словами:
- Доброго утра.
Ответа я удостоен не был. Клара довольно громко начала будить Маргариту. София от этого тоже проснулась. Потирая глаза она смотрела на меня, сейчас, как никогда похожая на кошечку. Быстро перекусив, мы опять отправились в путь. В этот раз даже Маргарита что-то пожевала. Еще один такой денек, думаю, и она будет есть все под ряд, не перебирая. Теперь Маргарита вела нашу процессию, схватив меня за руку, и без умолку что-то рассказывая, тут же задавая вопросы, перебивая саму себя. Сзади, Клара шепотом ругала Софию, за то что та спала, когда должна была дежурить. Я не вмешивался – скорее всего это ее только больше разозлит. Однако София была спокойна, лучезарно улыбаясь, девушка молча брела за нами. После обеда деревья уступили место полям. А еще через пару часов мы, наконец, вышли к цивилизации. Не уверен, тот ли это город, в котором раньше побывал я. Хмм… Или не я, ведь тогда это тело мне не принадлежало…
***
Несколько фонарей, прикрепленных к стволам АК-47, были сейчас направлены в лицо Ольги. Женщина не раз сталкивалась с опасностью, но в этот раз все было по-другому. Пришли в ее дом. С оружием. И она не могла с этим ничего поделать. Могла попытаться, но тогда это будет уже не ее дом. Если от дома вообще что-нибудь останется. Однако женщина не собиралась сопротивляться – Лена ясно дала понять, эти люди связаны с правительством. Все можно решить мирным путем. Улыбаясь, несмотря на раздражающий свет, хозяйка ждала пару секунд.
- Доброго вам вечера. У вас какое-то дело ко мне?
Задала погромче вопрос Ольга, чтобы все могли слышать. Она намеренно показывала пустые руки, как бы намекая, что сопротивляться никто не будет. Из-за лучей света вышли две фигуры. Одна в такой же форме как державшие оружие, а вторая в джинсовом комбинезоне, с чемоданчиком и в роговых очках. Поднявшись по ступенькам, женщины остановились, пристально глядя на хозяйку. Прикрыв рукой глаза Ольга смогла кое-как их рассмотреть. А потом улыбнувшись заговорила:
- Похоже, я удостоилась огромной чести! Сама Профессор Безобразова, пожаловала в гости. Прошу, входите.
Женщина в форме подала какой-то знак, и в дом забежали несколько человек, осматривая ближайшее пространство. Та, что в комбинезоне почти вплотную приблизилась к Ольге и надменно спросила:
- Где он?
- На втором этаже. Спит. Если его не разбудил весь этот шум. Последняя дверь по коридору, налево от лестницы. Вот ключ.
Хозяйка протянула небольшой ключик. Профессор обернулась к старшей в форме, отрывисто бросив:
- Проверь.
Та забрала ключ и направилась к лестнице. За ней последовало несколько женщин с оружием.
- Мы будем стоять здесь, или хотите поговорить в моем кабинете?
Спросила Ольга, все еще натянуто улыбаясь.
- Веди.
Оглядев хозяйку еще раз, так же надменно заявила профессор. Четыре вооруженные женщины остались, держа на прицеле хозяйку и Варвару. Возможно сейчас они могли бы захватить в заложницы эту глупую ученую, или попытаться одолеть четверых ее охранниц. Но зачем, если все скоро само собой закончится? Оказавшись в кабинете Ольга расположилась в своем кресле, а Профессор в кресле напротив.
- Может хотите чаю?
Спросила хозяйка, но получала отрицательный ответ.
- Не ожидала лично встретить легенду наших лет. Ваша предок совершила величайшее… эмм… действие.
Безобразова недовольно сощурилась. Возможно не стоило упоминать – все знали что именно далекий предок профессора Безобразовой сделала из мужчин то, чем они являлись сейчас. Ну может это не была полностью ее заслуга, но именно ее имя звучало когда случился раскол в «Великой Надежде». Предок Безобразовой была лидером тех ученых, попытавшихся сделать мужчин послушными и безвольными, сделав их заодно плохо развитыми, слабыми и болезненными. Все страны осудили тогда ее поступок. А международная организация «Последняя Надежда», фактически перестала существовать. Сейчас это имя стало нарицательным. Однако эта Безобразова не вышла из себя.
- Все правильно. Поступок был великим и правильным. Только глупцы не в состоянии правильно его оценить. Ну ничего, скоро я докажу что все тогда было сделано правильно. Мужчина нужен для продолжения рода, не больше.
В кабинет зашла та самая старшая, в форме.
- В комнате никого нет. Дверь была открыта. Кровать расправлена, все еще теплая.
- Обыщите дом. Всех кого найдете – сюда.
Распорядилась Безобразова. Она положила на стол свой чемоданчик, вытащив из него прямоугольное устройство с маленькой иглой и прозрачной жидкостью. И пока это делала, обратилась к Ольге:
- Вы что-то скрываете, уважаемая? Где он?
- Я сама не знаю. До вашего прихода он был там. Что вы собираетесь делать?
Хозяйке стало страшно, но вида она не подавала. Безобразова подошла, беря руку женщины и прикладывая устройство в вене. Дамы в форме недвусмысленно направили оружие на Ольгу.
- Не волнуйтесь, это простой тест. Вам он никак не повредит. Я хочу проверить не оставил ли он вам подарок.
Улыбнулась профессор, когда игла пронзила плоть, и в жидкость устройства добавился красный оттенок. Поболтав им, разглядывая жидкость, снова ставшую прозрачной, профессор сделала то же самое с Варварой. После этого в кабинет привели всех обитательниц дома. Ученая взяла кровь у каждой. Последней привели Карину. Когда в жидкость попала ее кровь, та стала голубоватой и больше не меняла цвет. Безобразова приподняла подбородок девушки, злорадно усмехаясь:
- Такая маленькая, но такая хитрая и наглая. Кто бы мог подумать что именно ты возьмешь его семя. И еще больше удивительно, что именно в тебе его нечестивое семя стало следующим поколением! Вот уж правда – никогда не знаешь, где найдешь а где потеряешь. Ведите ее в фургон. Глаз не спускать. Она намного ценнее ваших жизней. Пока.
Ольга знала что Карина заполучила семя Тима. Но о каком «следующем поколении» говорит Безобразова, не понимала. Однако та продолжила, на этот раз достав шприц с мутной жидкостью, подходя к хозяйке во второй раз.
- А вот это – так называемая, сыворотка правды. Мы ее немного доработали, но к сожалению она все еще не дает сто процентного результата.
Вколов мутную жидкость дернувшейся женщине, профессор продолжила, поправив очки и спрятав шприц обратно в чемоданчик.
- Однако, несмотря на неприятные побочные эффекты, ты мне сейчас все расскажешь.
Всех остальных, под прицелом оружия вывели из кабинета. И тогда Ольга заговорила. С ее губ обильно капала слюна, смешанная с кровью. Но женщина этого не замечала, рассказывая все что знала. С того самого момента как в ее дом притащили Тима…
***
Карина плакала, когда ее затаскивали в автомобиль. Она ведь не сделала ничего плохого. Любая поступила бы так на ее месте. Все молодые женщины хотят получить ребенка, ведь чем старше, тем меньше шансов на успешное рождение. Тем более, нужно родить пораньше, чтобы как можно раньше начать пользоваться привилегиями матери. Почему ее за это куда-то хотят забрать. Девушке было обидно и страшно.
Подойдя к автомобилю, одна из женщин в черном, вдруг, в упор выстрелила в другую. Прямо в голову. Пистолет ее был с глушителем, поэтому шума не было. Смерть была мгновенной. Лицо Карины побледнело. Ее начало трясти. Она хотела бежать, но была в ужасе – вдруг ее сейчас так же пристрелят! Женщина стащила с лица маску, такую же, как были на других. Показалось вполне симпатичное молодое лицо. Кто бы не мог подумать, что это лицо убийцы. Молодая женщина улыбнулась Карине, убирая пистолет в кобуру.
- Не волнуйся! Я Мара. Тебя никто не обидит. А теперь быстро в машину. Нам нужно убираться отсюда, пока они не поняли в чем дело.
Карина послушно села на пассажирское сиденье. Мара завела мотор и машина тронулась с места, сразу набирая приличную скорость.
- Как хорошо! Как замечательно! Мать была права! Пророчества не лгали. Ты пришла! Ты явилась, и теперь займешь свое место! Возьмешь предназначенное тебе! Я так рада! Главное не забудь что это я тебя нашла!
Ее глаза блестели, в них отражался не только свет фар. Фанатичное безумие, радость, граничащая с эйфорией. А ведь эта женщина только что убила свою напарницу.
- Скажи, его глаза, они были желтыми? С вертикальными зрачками, да? Как у змеи.
Карина все еще пребывая в шоковом состоянии, тихонько ответила:
- Да…
Но Мара ее услышала. Теперь ее улыбка больше напоминала оскал. Она вжала педаль газа в пол. Двигатель заревел. Автомобиль рванул с еще большей скоростью, чем раньше.
- Я знала! Я была уверена! Мне не показалось! Это действительно ОН!
Кричала она, вписываясь в очередной поворот.
Развернуть

story фантастика сделал сам продолжение последняя хромосома глава 11 много букаф песочница 

Пишу для тех, кому понравилось написанное мной ранее. Начало тут: http://joyreactor.cc/post/1006284 ПОСЛЕДНЯЯ ХРОМОСОМА ГЛАВА 11

***
- Мы обнаружили его, профессор. По крайней мере, все указывает на то, что он там.
Женщина в форме, без опознавательных знаков, с серьезным видом указывала на карту.
- У каждой вашей подчиненной должен быть транквилизатор. Одиннадцатого необходимо взять живым. Побочный ущерб меня не интересует.
Отвечала ей другая женщина, в белом медицинском халате и роговых очках.
- Насколько мне известно, хозяйка дома благоразумная женщина. Можно будет обойтись без стрельбы.
- Ты помнишь, что случилось в лаборатории? Однако в этом доме все тихо и спокойно, никто не пострадал. Значит мы ошиблись, либо отчеты и рассказы очевидцев неверны. В любом случае вы должны быть готовыми ко всему!
***
- Разрешите доложить, полковник?
Женщина в синей форме, с майорскими нашивками обращалась к начальнице. Та сидела за столом, заваленным бумагами.
- Сара, ну сколько можно, я ведь тебе говорила – когда мы наедине обращайся просто по имени. Что там у тебя?
Та немного расслабилась, но не сдвинулась с места и серьезно продолжила свой доклад:
- Наш источник подтверждает – в северной лаборатории случился инцидент. Лаборатория разрушена, много персонала погибло. Но самое главное не это. Похоже, им удалось совершить прорыв. Хотя не ясно в лучшую или худшую сторону. Двое из трех объектов тоже погибло. Зато третий сумел выжить и сбежать.
Полковник откинулась в своем кресле, вздохнув.
- Ну и что? Мы давно знаем что они способны создавать этих твоих «объектов». Что толку, если для этого необходим весь их ресурс, который, кстати, намного больше нашего. Хотя теперь, после такой катастрофы, они уже ничего не смогут. Лет десять как минимум.
Подчиненная вдруг уперла руки в бока, строго посмотрев на полковника.
- Будь серьезнее Мишель! Я же сказала – они совершили прорыв! Объект не только сумел выжить в этой катастрофе, он, похоже, и был ее причиной. Вот тебе отрывок шифровки: «Испытуемый был полностью неконтролируем, уничтожал все что попадалось под руку. Это напоминало бешенство. К тому же его сила увеличилась во много раз. Испытуемый был способен поднимать вес, намного превышающий его собственный, голыми руками разрывать ремни и электрические провода, развивать огромную скорость…»
Оторвавшись от чтения, Сара посмотрела на свою начальницу. Та скептически поморщила нос.
- Это бред. Скорее всего у агента шок после аварии в лаборатории, может долбануло ее там чем-то по голове.
Однако Сара отрицательно покачала головой.
- Есть еще кое-что. Из различных источников, в том числе в правительстве, пришла другая информация. Его видели в городе, через пару дней. Город на расстоянии примерно двести километров от места расположения северной лаборатории. Более того, объект вступал в контакт с местными жителями. А после, когда на его задержание задействовали всю местную полицию и спец службы, сбежал. Мишель, он смог сбежать из такого окружения! Но и это еще не все.
На этот раз лицо полковника стало серьезным, а Сара, наконец, улыбнулась:
- Всего за пару часов, он вступил в связь с местной жительницей. И если верить моим источникам, а им верить можно. Так вот он ее оплодотворил! С первого раза. Без побочных эффектов. Ну, это пока. Тем не менее, если мы сумеем его заполучить, это даст нам невероятные возможности! А если сами сможем создавать таких…
Сара мечтательно зажмурилась, уже представляя красочное будущее. Полковник Мишель задумчиво произнесла, теребя прядку волос.
- Если все так, то можно рискнуть. Свяжись с центральной, пусть готовят свою «Бэту», и распорядись подготовить нашу «Альфу». Давно хотела испытать их в деле – что толку тратить время и средства, если окажется что они бесполезны. Готовь нашу спецгруппу им в поддержку.
Майор удивленно заморгала и неуверенно возразила:
- Они ведь еще не закончены, «Бета» с некоторыми дефектами, а у «Альфы» проблемы с контролем…
- Именно поэтому ты отправишься руководить операцией.
Улыбнулась полковник.
- М-мама…
- О, так теперь ты вспомнила, что я твоя мама?
***
Додзё находилось буквально на территории восточной лаборатории. Спаррингуясь в полной защитной экипировке, две женщины размахивали своими синаями. Постоянно звучали гулкие удары. Скорость и точность обоих женщин была невероятной. Через минуту противники замерли друг перед другом. Потом обе поклонились и опустились на колени, убирая в сторону синаи, и снимая защитные маски. Старшая глубоко вздохнув, заговорила:
- Пришло время, Ай. Ты должна доказать им что ты не ронин. Северный медведь пробудился от спячки и разрушил собственную берлогу. Западный орел расправил крылья. И только мы пока не сделали свой ход. Сегодня я расскажу им что происходит. Мы не можем сидеть, сложа руки, пока один наш враг пожирает другого. Настоящая цель войны – мир! И мы не позволим одному из них победить. Потому что после победы западу захочется еще, и они обратят свое внимание на нас.
Юная девушка, слегка опустив голову, слушала не перебивая. Ее идеально черные волосы блестели чистотой и здоровьем. Несмотря на недавний бой, лицо ее было бледным. Почти белым. Маленький ротик с ярко-алыми губами, и глаза, не выражающие ни одной эмоции. Это не была заслуга косметики, девушка была такой сама по себе. Какое-то время, на востоке, такая внешность считалась идеалом. Только когда старшая закончила говорить, она вежливо поклонилась:
- Да, сэнсэй.
- Когда будешь на месте, веди себя тихо. Твоя задача наблюдать и ждать, когда враги нанесут друг другу максимальный урон. А потом уничтожь выживших. Твои основные цели – их так называемые «Альфа» и «Бета». Скорее всего, они уничтожат создание северной лаборатории. Или попытаются захватить. Не дай им этого сделать. При необходимости уничтожь его сама. Подробную информацию получишь после.
- Да, сэнсэй.
Последовал такой же безжизненный ответ.
***
Я вышел из кабинета Ольги с легкой улыбкой на лице. Женщина все еще сидела, откинувшись в кресле, пребывая в прострации. Что ж, пусть думает, это нужно ей, а не мне. «Адаптируйся, приспосабливайся, выживай!», как-то так вроде. Этот мир требовал особого, нестандартного поведения. Но я справлюсь.
Ближайшая по коридору дверь была приоткрыта, и как в прошлый раз, из щелки выглядывала мордашка Маргариты. Только завидев меня она со стуком захлопнула дверь, спрятавшись. «Да что не так-то? Тебе-то я что сделал?», с такими мыслями я подошел и потянул за ручку. Заперто. Ну и ладно. Уже развернувшись чтобы уйти, около меня нарисовалась та самая, «Госпожа желает вас видеть», или как там ее. На этот раз женщина была отчего-то довольна. Она преградила мне путь, быстро вытащив из кармана ключ и отперев дверь Маргариты. Кажется теперь я понимаю в чем дело – хозяйка, видимо, проинструктировала что я буду… эээ… «оплодотворять». Эх, не так-то просто приспособиться и адаптироваться, как мне казалось. Хорошо что хоть с «выживать», пока, проблем нет. Не обращая больше внимания на ехидную улыбку женщины, я вошел и запер за собой дверь.
На огромной кровати, раза, наверное, в два больше моей лежал комок одеял. Лежал и дрожал. Вот кто приспособился и адаптировался – теперь то она в безопасности, никто не сможет прорваться сквозь этот барьер! Я присел на край кровати и приложил руку к одеялам. Дрожание прекратилось. Тишину нарушало только тяжелое сопение – одеял много, а кислорода под ними, мало.
- Привет, маленькая госпожа.
Бодро заявил я. На что тут же последовал недовольный ответ:
- Я не маленькая!
- А как же «привет»? И если не маленькая, зачем под одеялами прячешься?
Тишина. Ни ответа ни привета.
- Эй, ты там не задохнулась?
И снова недовольный возглас:
- Уходи!
- Уйду, если ответишь на мои вопросы.
Из-под одеяла донеслось усиленное сопение – видимо это результат напряженного мыслительного процесса.
- Нет! Я знаю зачем ты пришел. Мама мне все сказала. Уходи!
- Не волнуйся, я как раз поговорил с твоей мамой и она все отменила. Я не буду… эээ… ничего тебе делать. Даже прикасаться к тебе не буду.
Еще немного раздумья, подкрепленного сопением и неуверенный вопрос:
- Честно-честно?
- Честное слово. Обещаю.
Из-под одеял показалась раскрасневшаяся мордашка, с растрепанными волосами. Она вроде примерно одного возраста с Кариной. Вот только, как оказалось, это большой ребенок, а то молодая девушка. Поняв что никто не пытается ее схватить, оглядев комнату, дамочка сбросила все одеяла кроме одного. Наивная и доверчивая. Конечно меня не остановили бы и три таких горы, но сам факт! Хотя трогать эту девочку, а именно так я ее теперь воспринимал, желания никакого не было. Устроившись поудобнее, спихивая на пол все что мешает, девочка, надула губками и буркнула:
- Ну?!
Маленькая, наглая, избалованная девочка! Ты меня боишься и все равно хамишь? Глубоко вздохнув, успокоившись – пусть ее мать воспитывает, я здесь не за этим.
- Ты сказала маме, что боишься меня. Почему?
- Потому что ты страшный!
Тут же последовал уверенный ответ. Ну что ж, зайдем с другой стороны:
- А почему я страшный?
- У тебя глаза желтые!
Такой-же молниеносный ответ.
- Вот эти?
Указал я на свои глаза, поморгав, глядя на нее. Девочка на секунду задумалась.
- Нет не эти. Те что были на пляже. Эти не страшные.
Я улыбнулся.
- Значит сейчас я не страшный?
- Ты, оборотень! Я знаю, мне Карина про такое рассказывала! Ты превратишься и всех загрызешь!
Она снова накинула одеяло на голову, оставив только маленькую щелку, через которую смотрела на меня. Да, это бы тебя от оборотня защитило однозначно. Кстати надо будет обдумать эту теорию. Хотя эти ребята вроде шерстью обрастают, а у меня вот, как раз, все наоборот. Ну и когти там, клыки. Ничего такого за собой я не заметил.
- Но ведь оборотни нападают на людей ночью. Еще воют громко. А я здесь уже пару ночей, и не напал ни на кого. Значит я человек.
Маргарита медленно стащила с себя последнее одеяло, задумчиво разглядывая меня.
- Да?
- Да.
Одета она оказалась в легкую ночнушку, почти прозрачную – лучший наряд для противостояния насильникам! Черт, зачем я вообще сюда пришел? Поднявшись я направился к двери. Мозг может и детский, но тело ни в чем не уступало Карине, кое-где, даже, побольше будет. Получив на всех инстанциях карт-бланш, находиться в комнате с этим наивным созданием – лишний раз самого себя искушать.
- Эй, ты куда?
Послышался недовольный возглас за спиной.
- А? В библиотеку.
Ответил я не оборачиваясь, и вышел за дверь. Оказалось там меня ожидает горячий прием. Ольга и та хранительница ключей. На лицах обеих читался вопрос – «что, все?», или «ты это сделал?». Я возвел очи горе.
- Ничего не было. Мы просто поговорили.
В этот момент дверь открылась, и выскочившая Маргарита врезалась в меня.
- Ой.
Заявила она, плюхнувшись на пятую точку, и терла ушибленное место. Я был повернут спиной, поэтому никак среагировать не мог.
- Пойду я.
Мне хватило одного мимолетного взгляда, чтобы понять – из одежды на ней, все та же ночнушка, и больше ничего. Быстро зашагав я слышал за спиной как Ольга ругает дочь за то что та легко одета – может заболеть. «Новый мир! Из спальни твоей дочери выходит мужик, а она почти голая? Ругай ее. Чтобы не заболела. Простудившись!»
Наконец добравшись до библиотеки, у входа в которую дежурили близняшки, я вздохнул с облегчением. Слишком много событий для одного дня. Нужно почитать в тишине и успокоиться. Однако спокойствие мое длилось не долго. Маргарита заявилась и с прохода начала задавать вопросы. «Что ты читаешь? Почему у тебя такие странные плечи? Почему такой высокий? Куда делись волосы?..» и длилось это до самого ужина. Хорошо хоть на ужин ее забрала Варя. Хранительница ключей. Имя я узнал у Маргариты. Хоть какая-то польза от ее болтовни. «Варя», какое милое имя для такой не милой женщины! Пожалуй, буду называть ее «Варвара». О да, это самое то!
Сидя в комнате, уплетая пищу за обе щеки, я даже расслабиться не успел. Маргарита вошла без стука и тут же заняла место на кровати, со словами: «А что ты ешь?». Хорошо что ем я быстро, почти закончил к ее приходу. Весь этот вечер у меня прошел как блиц опрос, прерываемый только рассказами типа: «А вот мама говорит, что таких как ты больше нету, и что оборотни не существуют…» или «Я тоже хотела сбрить волосы на голове как ты, но мама не разрешила…»
Поздним вечером я наконец не выдержал и вытолкал приставучую девочку за дверь со словами – «мне пора спать!». Я спокойный человек, и благодарен Ольге за гостеприимство, но если это повторится завтра, терпение мое лопнет. Отшлепаю как следует, а если и это не поможет, сделаю то, о чем она просила. Может хоть тогда отстанет?!
***
Поздним вечером Ольга сидела за своим компьютером и смотрела в монитор. Она собиралась проверить бухгалтерию но мысли постоянно путались, цифры не сходились и приходилось пересчитывать заново. Постучалась Варя, доложив что Маргарита вернулась в свою комнату. «Довольная как слон», со слов Варвары. А такое случалось не часто. Девочка вечно всех доставала, а те, либо сбегали, либо ругали ее. Ну, ругала обычно только Ольга, и еще Лена, когда бывала в гостях. Больше никто не осмеливался. «Что же теперь делать? Похоже она больше не боится. Может теперь удастся уговорить несносную девчонку? А если даже удастся, должна ли я отказываться от еще одного ребенка?», размышляла хозяйка дома. Какой бы вредной и избалованной не была Маргарита, она была настоящим счастьем. А счастья было не так много в жизни этой госпожи. Постоянная борьба за власть и финансы. Страх перейти дорогу не тем людям, или быть обманутой мошенниками, такова была настоящая жизнь богатой современной женщины. И это только вершина айсберга. Наконец все для себя решив, перенеся на завтра практическую часть плана, Ольга уже собиралась выключить компьютер. Из колонок раздался звук сообщения, и на экране появилось письмо. Лена уже давно провела кабель, соединившись с компьютером Ольги. Не всегда у подруг была возможность увидеться, а проблемы с программами у хозяйки дома возникали часто. Вот Лена и настраивала необходимое через сеть. Ольга с опаской открыла письмо.
«Они скоро будут у тебя, не оказывай сопротивления. Отдай то что они хотят. Дочку спрячь на всякий случай. Письмо удали.»
Да чтоб вас всех! Ну почему сейчас? Почему сегодня, а не завтра?
- Варя! Быстро позови Маргариту. Пусть оденется в теплое, и ко мне!
Удалив письмо, женщина сама вышла и направилась в комнату дочери. Та вяло одевалась. Зная Маргариту, торопить смысла не было. Запутается или пуговицу оторвет. Быстрее точно не будет.
- Дочь, я уже отправила за сестрами. Бери их и делай то, чему я тебя учила в случае нападения. Понятно?
Замерев с одной рукой в воздухе, просунув вторую в рукав, девочка удивленно спросила.
- На нас напали?
- Нет, ты одевайся, не стой. Просто сделай как я сказала и все будет хорошо.
- Они идут за ним?
Ну, она не такая глупая, какой хочет казаться.
- Да.
Отведя взгляд, ответила Ольга.
- Но он мой! Я его нашла!
Нет, похоже, она еще глупее, чем я думала. Как же так вышло? Это я виновата?
- Он не твой, и даже не мой. Не спорь, делай что велено!
Вдалеке, на улице послышался шум. Хозяйка тут же вышла из комнаты, и направилась к входной двери. По пути она краем глаза заметила как по лестнице спускаются Клара с Софией. Ничего говорить она им не стала, возможно на это уже нет времени. Маргарита хорошо знает что надо делать, уж это ей в голову вдолбили, повторив множество раз. Безопасность дочери для Ольги была превыше всего.
У входной двери уже стояла Варвара.
- Открывай.
Приказала хозяйка, и как только дверь открылась, ее ослепил яркий свет.
***
Толком не успев заснуть я услышал как открывается замок. Потом дверь резко открылась, но свет никто не включил. В коридоре тоже было темно. Маленький силуэт заскочил в комнату и бросился к моей кровати. Маргарита тормошила меня изо всех сил, пытаясь разбудить.
- Да не сплю я! Чего ты хочешь?!
Девочка шикнула на меня, приложив пальчик ко рту. Потом она начала тащить меня за руки. В дверях появились близняшки, быстро схватив мои вещи, они пропустили меня с Маргаритой вперед. Девочка тащила меня к библиотеке, эту дорогу я знаю хорошо. И правда, мы оказались в библиотеке. Так же тихо, без слов, не включая свет, она маневрировала между полок. Оказывается девочка хорошо знает это место. Маргарита подошла к окну, и повертев ручку открыла его. Открывшись, рама окна зацепила маленький крючок, и за окном появились ступеньки. «Да что здесь творится?» думал я, но продолжал молчать. Последовав за Маргаритой в сад, мы подошли к одному из деревьев. Дернув неприметную веревку, привязанную в самом низу ствола, открылся люк, рассыпая вокруг опавшие листья. В полумраке были видны ступеньки. Первой спустилась Клара, за ней отправили меня, потом Маргарита и София. Когда они опустили крышку стало совсем темно. Пару раз я чуть не поскользнулся. Зато девушки не показывали дискомфорта, бредя в полной темноте. Наконец спуск закончился, впереди чем-то тихонько скрипнула Клара. Я даже не заметил как прошел мимо нее. Еще через несколько шагов сзади послышался шепот:
- Стой.
И опять этот странный скрип. Вспыхнувший в руке Софии фонарь ослепил меня. Теперь стало ясно что это был за скрип – лестница заканчивалась металлической дверью, которую сейчас на все засовы запирали близняшки. Маргарита, передала мне вещи, и я начал одеваться. Холодновато в одном нижнем белье осенью. Дочь хозяйки наконец облегченно вздохнула:
- Теперь все в порядке. Пойдем. Идти придется долго…
Развернуть

story фантастика сделал сам продолжение последняя хромосома Глава 10 много букаф песочница 

Пишу для тех, кому понравилось написанное мной ранее. Начало тут: http://joyreactor.cc/post/1006284 ПОСЛЕДНЯЯ ХРОМОСОМА ГЛАВА 10

***
Сколько себя помню, мы с Кларой были неразлучны. До самого выпуска я ни в чем не уступала сестре, а она мне. Наши спарринги, обычно, заканчивались в ничью. Либо одна из нас побеждала, только для того, чтобы в следующий раз быть побежденной. Стреляли мы тоже одинаково хорошо – все время соревнуясь между собой, мы давно превзошли наших сверстниц. Но жизнь не стоит на месте. Нас взяла к себе госпожа Ольга. Мы знали кто она, и ожидали «грязной» работы. Но оказалось, что нам просто нужно присматривать за ее дочкой. Я не могла поверить что нас, лучших выпускниц, сделают няньками! Хотя платили хорошо, так что мы не возмущались. Я не возмущалась. Зато Клара, наедине, все уши мне прожужжала – «Как же так? Мы должны следить что бы эта маленькая гадость не поранила ножку, свалившись с собственного порога! Да я сама поломаю ей обе ноги, если она будет продолжать хамить!». И еще много подобных бравад и угроз. С каждым днем она становилась все мрачнее, изнуряя себя тренировками в свободное время. Стыдно признавать, но она превзошла меня. Боюсь теперь, смогу выиграть у нее только в соотношении один к четырем, а то и к пяти. В то же время я занималась кое-чем особенным. У меня появилась мечта, и я уверенно приближалась к ее осуществлению!
Госпожа Ольга была суровой женщиной. Уверенной в себе, властной и сильной. Но когда я попала в этот дом, увидела другую ее сторону. Она проявлялась только тогда, когда рядом была Маргарита. Ольга просто не могла не баловать свою дочь. Мы с сестрой не знали материнской любви. Что это такое я поняла только оказавшись тут. С каждым днем во мне росло новое чувство. Наконец я обрела цель в жизни, к которой буду стремиться. У меня была сестра, и мы заботились друг о друге, но это совершенно разные вещи! Я хочу быть матерью. Подарить жизнь и любовь. И надеюсь, получу любовь взамен. Я научу ее всему хорошему что знаю сама, и буду оберегать от всего плохого!
Все необходимые анализы я уже сдала, бумаги заполнила. Оставалось дождаться только своей очереди. О, я знаю что там не все так просто, но с таким покровителем как госпожа Ольга, можно не волноваться. Я еще не обращалась к ней за помощью – жду подходящего момента.
Ждала, пока не случилось то происшествие на пляже. Было ли это удачей, или сама судьба в лице Маргариты, привела нас именно туда? Когда я поняла, что именно мы нашли, то была на седьмом небе от счастья! «Ну теперь я точно смогу попросить о содействии! Конечно, это не лично я его нашла, но ведь находка ценная. Госпожа Ольга будет довольна!», думала я. Пока он не открыл глаза и не заговорил. Поначалу я не придала этому особого значения – ну говорит, ну с глазами какие-то странности, какая разница? Зато хозяйка сразу разобралась в ситуации и приказала нам его охранять. И она не была так уж довольна. Скорее наоборот. Похоже, находка не так хороша, как я думала. Ничего просить в тот день я не решилась.
Клара же, как всегда, оставшись наедине со мной, начала возмущаться – «Зачем нужно охранять беспомощного мужчину? Для чего нужны целых две охранницы? Такие как мы! Хватило бы и простой горничной, которую, кстати, тоже к нему приставили!». Когда он самостоятельно вышел из комнаты, на следующий день, стало ясно – хозяйка поступила правильно. Никогда не сомневалась в том, что она очень умная! Как иначе можно заработать столько денег и получить такой огромный дом? А ведь она закончила ту же академию что и мы, была такой же, обычной девушкой, без гроша за душой. Мастер часто рассказывала о ней, ставя в пример к которому нужно стремиться. Мы с сестрой были сильны, хорошо стреляли, но я совершенно не представляю как раздобыть столько денег.
Хотя Клара все еще была уверена, что достаточно одной меня, чтобы справиться с этим странным, но все же мужчиной, мне уже так не казалось. «Силы и энергии в нем хватит на десятерых таких как я», думала я окончательно сбившись со счета. Лицо горело, невероятно хотелось пить, пот заливал глаза, а он все еще бодро бежал впереди, останавливаясь и подтягиваясь на ветке дерева. Наконец обратив свое внимание на нас, парень перешел на шаг и направился к дому. Он снова отправил нас в душ первыми, но на этот раз там уже лежали некоторые вещи, в которые можно переодеться. Карина вчера побеспокоилась об этом. Хорошая девочка, я рада что она перестала нас бояться. И хотя она все еще относилась к нам холодно, я надеюсь мы скоро подружимся.
После душа Тим снова заставил нас рассказывать о всяких глупостях, усадив на кровать в своей комнате. Не понимаю зачем ему все это? Хотя я уже давно перестала удивляться его странностям. Ну вот скажите, кто захочет читать такие большие книжки? Там ведь даже картинок нет! Хорошо что он больше не пытается заставить читать нас с Кларой – это было настоящее мучение! На его вопросы отвечала в основном я – Клара, потратив всю энергию, медленно клонилась к подушке, засыпая. Мы больше не дежурили у его двери как в первую ночь. Просто запирали ее. Но после таких изнурительных тренировок я бы сейчас тоже прилегла вздремнуть на часик-другой. Я что-то бормотала, отвечая на очередной вопрос. Совершенно не осознавая этого, моя голова опускалась, а веки закрылись.
Ласковое прикосновение, уже ставшее привычным, за эти пару дней, вернуло меня из мира грез. Сколько бы ни возмущалась Клара, жалуясь на такую бесцеремонность, и вторжение в личное пространство, выглядела девушка в такие моменты счастливой и расслабленной. Интересно, я тоже выгляжу такой беззащитной сейчас?
- Я дал бы вам еще поспать, но обед давно прошел, читать тут больше нечего, а в библиотеку, без вас, я пойти не могу. Точнее могу, но вас за такое, наверное, накажут.
Он говорил все это, продолжая гладить наши головы. Я не возражала, мне это даже нравилось. Если Клара не сопротивляется, сонно потирая глаза, то почему это должна делать я? Как выяснилось, проспали мы около двух-трех часов. Сестра, опомнившись, вызвалась сходить за обедом для Тима. Соответственно, она будет обедать первой, пока Светлана, наша повариха, будет загружать столик парня едой. Пусть идет, она тратит больше энергии чем я, нагружая себя дополнительными тренировками. Пока ее не было, Тим снова начал задавать свои вопросы. На этот раз спрашивал о наших с сестрой тренировках. Было немного неловко наедине. А может я просто привыкла что Клара всегда рядом. Ничего странного не произошло, вскоре вернулась сестра дребезжа тарелками на столике, и я отправилась обедать. На кухне уже сидела Карина, вернувшаяся из города с покупками. Горничная тоже обедала.
- Все нормально? Ничего не случилось пока меня не было?
Девушка задавала странные вопросы. Что такого могло случиться за каких-то пол дня? Соответственно это я ей и ответила. Перекусив, я направилась обратно к Тиму. Карина следовала за мной. Странно, ведь ее освободили от необходимости ухаживать за парнем. Сейчас было ее свободное время, но в библиотеку, как это было раньше, она не пошла. Карина очень изменилась за эти пару дней, даже ее отношение к нам с сестрой стало другим. Ее смелость порой граничила с дерзостью. Если бы одна из наших сверстниц в академии так себя вела, точно бы нарвалась на драку.
Когда мы вошли, Клара быстро выскочила из комнаты. Нечасто я видела ее такой довольной.
- Сейчас вернусь!
Заявила она, хлопая дверью. Мы с Кариной вопросительно посмотрели на Тима. Парень, почему-то смутился, отводя взгляд.
- Я просто спросил, что ей нравится больше всего, и она рассказала мне о ваших спаррингах, Софи. Наверное я зря попросил ее, показать пару приемов…
«Конечно зря – Клара никогда не успокаивалась, пока не победит. Даже когда мы были на одном уровне, последняя победа должна была быть ее! Какие еще пару приемов? Хозяйка точно будет недовольна!», пребывая в полной растерянности, я боялась произнести это вслух. Зато Карина не побоялась:
- Это очень плохая идея. Это опасно! Хозяйка будет недовольна!
Повторила горничная мою последнюю мысль вслух. На что Тим тут же ответил:
- Не стоит волноваться, я аккуратно, я не сделаю ей ничего плохого!
Какой глупый мужчина! Он думает что мы волнуемся о Кларе! Очень глупый. Вот почему хозяйка приказала нам его охранять – он совершенно не осознает опасностей. Горничная приложила руку к лицу, закатывая глаза. И пока мы обдумывали, как бы вразумить этого несмышленого глупца, вернулась Клара. Она несла две пары беспалых перчаток. На ней была ее рубашка-кимоно, и облегающие спортивные шорты. Штаны в которых мы бегали сейчас в стирке. Девушка бросила на нас хмурый взгляд, проходя мимо, протягивая Тиму перчатки. Тот виновато опустил голову:
- Прости, так как мы думали не получится – Карина говорит, это плохая идея.
Рука Клары опустилась, и она, поджав губы, взглянула на горничную. Та вернула ей такой же недовольный взгляд, уперев ручки в бока. Похоже Тим почувствовал вину и попытался разрядить остановку.
- Девочки пожалуйста, не ссорьтесь. Я кое-что придумал!
Сначала я обрадовалась, но потом, когда я услышала что такое придумал парень, чуть не упала. Он передал вторую пару перчаток мне, а сам вышел в коридор вместе с Кларой. Заявив что ему нужно восстановить координацию, поэтому, стоя на месте он будет уклоняться, пока Клара должна пытаться попасть в голову, тоже стоя на месте. Естественно бить нужно легонько, только чтобы обозначить ошибку уклоняющегося.
С первых секунд сестра взяла быстрый темп, и пару раз попала, однако потом Тим ускорился. Удары Клары были все быстрее, силы вкладывалось все больше, но она не могла попасть. На лице парня появилась улыбка, которая все больше злила сестру. Через минуту Клара работала в полную силу, со всей доступной скоростью. На ее лице отражалась настоящая злость. Прямо сейчас она проигрывала, и ничего не могла с этим поделать. Осознав что сестра выходит из себя, совершенно не сдерживаясь Тим, слегка запыхавшись произнес:
- Пожалуй хватит. Давай остановимся.
Вот только сестра не остановилась, из ее рта донеслось приглушенное рычание. Тим сделал шаг назад, поднимая руки перед собой. Его ладони были обращены на девушку, в примиряющем жесте. Та вдруг попыталась применить болевой прием, хватаясь за ближайшее запястье, выворачивая его. Вот только она недооценила силу и жесткость оказавшейся в ее распоряжении руки. Поняв как смешно выглядела ее попытка Клара прикусила губу, отчаянным рывком подсаживаясь, с разворота перебрасывая парня через свое плечо. Но и тут все пошло не так как планировала девушка – он повис на ней, обхватывая свободной рукой талию Клары. Захлебнувшись в своем бессилии, колени сестры подогнулись. Она крутнулась, освобождаясь из хватки, но сделала это слишком сильно. Вращаясь, тело сестры падало на пол, обещая жесткое приземление через секунду. Однако Тим успел среагировать, поставляя себя под удар, оказавшись на мгновенье быстрее. Гул от падения двух тел разнесся по коридору. Тяжело дыша они прижимались друг к другу. Руки Тима крепко держали талию Клары под кимоно – пояс развязался во время борьбы. Выдохнув, со стоном девушка начала подниматься, упираясь руками. Теперь, когда пояс больше ничего не держал, кимоно распахнулось. Все что скрывала спортивная рубаха, лежало прямо на лице Тима. Посмотрев вниз, сестра сделалось полностью красной, теперь уже не от злости а от смущения. Она отскочила назад, прикрываясь и завязывая пояс. Теперь, когда всем открылся вид лежащего на спине парня, стало ясно что кое-каких результатов Клара, своей борьбой, достигла. Нечто поднимало штаны парня и это явно не что-то лежащее в его кармане!
- Ты должна взять на себя ответственность, сестра.
Закон есть закон – если ты стала причиной возбуждения мужчины, обязана взять семя. Либо немедленно передать другой желающей, при условии что она находится в непосредственной близости. Измененные могли дать семя всего раза три в месяц, и даже если все прошло удачно, беременность не гарантирована. Зато если во время возбуждения измененный переживет какое-нибудь потрясение, может потерять свои мужские функции навсегда. Тим был необычным, но все равно, мужчиной.
- Я не специально! Я забылась, увлекшись боем, простите! И вообще, София, это же ты хотела ребенка.
Да, хотела. И хочу. Интересно откуда сестра знает? Я же ей не рассказывала. Но я могла получить семя, просто дождавшись очереди. А сестре больше никогда такой шанс может не выпадет. Поэтому я сказала:
- Специально или нет, значения не имеет. Ты это сделала, и ты должна выполнить свой долг!
Мы сверлили друг друга взглядом, как делали это всегда во время спора. Все это время Тим лежал на полу, переводя изумленный взгляд с меня на сестру и обратно. Карина подошла, протянув ему руку, но он поднялся сам, отряхиваясь и поправляя одежду. Горничная вдруг раздраженно заявила:
- Вы двое! Хватит спорить! Стойте здесь и занимайтесь тем, что вам поручила хозяйка – охраняйте, вместо того, чтобы избивать!
Она схватила руку Тима и потащила в комнату.
- Да все нормально. Дайте мне минутку и все пройдет, с чего столько шуму?
Пытался возражать парень, плетясь за горничной. Как только он пересек порог комнаты, Карина захлопнула дверь. Изнутри послышался щелчок закрываемого замка. Мы с сестрой стояли в полной растерянности. Помешать мы не могли – если она расскажет хозяйке про Клару, будем наказаны. А еще через пару минут из комнаты начали доноситься необычные звуки.
- Так вот что это было!
Прошептала Клара. Ночью она куда-то выходила, но быстро вернулась. Теперь понятно почему рано утром горничная вышла из комнаты Тима в таком растрепанном виде.
***
Карина в полной мере воспользовалась моим потрясением, затащив в комнату. Никогда бы не подумал, что в постель будут тащить меня, а не наоборот. Я не жалуюсь, вы не подумайте, но чувство странное. Этот мир продолжал удивлять не меньше, чем странности моего нового тела!
Выйдя из комнаты, я не знал куда девать глаза от смущения. Хотя, похоже, близняшки тоже стеснялись на меня смотреть. Оказывается, девушки во время этого процесса могут быть довольно громкими. Даже такие маленькие и миленькие как Карина. Она кстати осталась в комнате. Снова отключившись после удовлетворения своих желаний. Я улыбнулся сам себе, вспоминая стереотип, что после этого мужчина засыпает, а женщине охота поболтать. Приняв душ, чтобы освежиться, я снова отправился в библиотеку. Клара и София все время молчали.
Вот только до библиотеки мне дойти не дали. Из-за поворота вышла та самая женщина, которую я видел около дверей хозяйки дома.
- Госпожа желает вас видеть.
Заявила она. Развернулась, и пошла обратно. Ага, и вам «здравствуйте»! А если ее видеть не желаю я? Ну да ладно, меня здесь кормят, одевают. Крышу дали над головой. И я благодарен за это. Постараюсь быть вежливым.
Хозяйка была в хорошем расположении духа. Передо мной, на столе стояла чашка горячего кофе.
- Здравствуйте, хозяюшка! Сегодня вы еще прекрасней чем вчера!
Ольга была довольна таким началом разговора. Она улыбалась, глядя на то, как я попиваю кофе, нахваливая, и восхваляю щедрость госпожи.
- Хорошо ли тебе в моем доме?
Вдруг задала она вопрос. Я тут же насторожился. Конечно я понимал что придется рассчитываться за гостеприимство. И вот, похоже, настал этот момент. Надеюсь цена не будет слишком высокой.
- Все хорошо, Ольга, мне здесь нравится.
Мы некоторое время смотрели друг на друга. Я ухмылялся одной из своих самых глупых полуулыбок. А потом хозяйка дома перешла прямо к делу:
- Я бы хотела у тебя кое-что попросить. Поскольку я знаю, чем ты занимался с горничной, хочу что бы ты сделал то же самое для моей дочери.
Она замолчала, изучая мою реакцию. К чему-то такому я был готов. Однако, похоже, это не вся просьба, судя по выражению лица Ольги. Поэтому я не спешил отвечать. Скривившись она продолжила:
- Но есть небольшая проблема. Маргарита, почему-то, очень тебя боится. Настолько сильно, что мне не удалось ее уговорить, даже применив угрозы! Поэтому тебе придется заставить глупую девочку, ты сильный я видела, сможешь.
- Нет.
Мой жесткий ответ удивил женщину. Она рассматривала меня, поджав губы. Я больше не улыбался, мое лицо было абсолютно серьезным. Это вообще что за просьбы такие? За кого она меня принимает?
- Ну ладно, я сама ее свяжу. Могу держать ее собственноручно, если хочешь. А ты просто сделаешь свое дело. Дашь свое семя моей дочери!
- Нет!
Поднявшись с кресла, она нервно поправила одежду, сложила руки за спиной и подошла к окну. Глядя в него, она как будто выплюнула:
- Почему?
«Почему?» женщина, ты еще спрашиваешь?
- Да потому что я не насильник! Уж не знаю актуально ли это слово сейчас, но это так!
Ольга обернулась, удивленно оглядела меня с ног до головы, и направилась обратно к своему креслу. Рухнув в него с разбитым, уставшим видом она прошептала:
- И что же мне теперь делать?
Она не обращалась ко мне, это скорее был горестный, беспомощный вздох. Мне стало жаль ее. На лице женщины даже появилось пара морщинок. И тогда я поднялся, подходя к ней. Ольга была погружена в свои мысли и не замечала меня. Почему женщины этого мира так прелестны и беззащитны? Оказавшись рядом я положил руку ей на плечо, а потом погладил по голове. Ольга дернулась, поворачиваясь ко мне и замерла. Похоже она была в легком шоке, сомневаюсь что с ней хоть раз в жизни так обращались. Продолжая ласково гладить женщину по волосам, я тихонько, почти шепотом заговорил:
- Не нужно так расстраиваться. Мне больно видеть твою печаль. Конечно же я помогу, ведь ты спасла меня и пригласила в свой дом. Я понял чего ты хочешь, но насиловать твою дочь не могу. Зато я могу дать ребенка тебе.
- Н-но я старая…
Попыталась возразить хозяйка дома.
- Это не так, ты очень привлекательная женщина, и, я уверен, можешь иметь детей. Так что проблем не будет.
Подарив ей свою самую ослепительную улыбку, я сделал шаг назад. Женщина приложила к голове руку, не в силах поверить происходящему. Все что я сказал было правдой – мне не нужно себя заставлять, она мне действительно нравилась. Странно, в той жизни я не был способен оценить красоту зрелых женщин. Ольга растерянно отвела взгляд и произнесла:
- Я… подумаю…
Развернуть

story фантастика сделал сам продолжение последняя хромосома Глава 9 песочница много букаф 

Пишу для тех, кому понравилось написанное мной ранее. Начало тут: http://joyreactor.cc/post/1006284 ПОСЛЕДНЯЯ ХРОМОСОМА ГЛАВА 9

***
В тот самый момент, когда меня вытолкнули перед строем других девочек, я смирилась со своей судьбой. Да, я не возразила тогда, даже слова не сказала. Я не хотела быть горничной. Убирать, гладить, стирать. И так всю жизнь. Какая молодая девушка добровольно согласится на такое? А ведь я знала о другой жизни. Прочла множество книг. Я знала что мир может предложить мне множество путей, возможностей и судеб. Но сама я, ничего не могла предложить миру. Так я думала, и потому все осталось в мечтах. На страницах тех самых книг. Настоящая я убирала, гладила, стирала, и еще много чего, о чем не хочется говорить, не то, что делать. И жила я теперь, в тех самых книгах.
«И вот теперь, моя жизнь изменилась!» Хотела бы гордо заявить я, но на самом деле, я все еще стирала, гладила, убирала, приносила еду… не изменилось ничего.
Когда я оказалась в его объятьях, думала – «ну, теперь точно все будет по-другому!». В тех книгах что я читала, мужчины всегда ухаживали за женщинами, дарили подарки, даже на руках носили. В одной старой книге я прочла про дуэли. Мужчины убивали друг-друга за «руку прекрасной дамы»! И вот я увидела мужчину. Настоящего, совсем как в тех книгах. И он обнимал меня, гладил, говорил ласковые слова. Потом этот случай в библиотеке…
Когда я услышала шаги, отвлеклась, и начала падать. Выходя из-за угла, его светло-зеленые глаза засветились. В них отразился свет, как у настоящего зверя. Особенно хорошо это было видно в полумраке. Свет единственной лампы, сейчас был скрыт полками книг. В следующее мгновение я уже лежала на нем, была в его объятьях. Когда я подняла взгляд, столкнувшись с этими желтыми глазами, окончательно потеряла себя. В них была такая мощь, такая невероятная сила. Все что я хотела в тот момент – подчиняться. Быть рядом, выполнять все, что он попросит! Любое желание!
И что же он приказал? «Иди, пожалуйста, вперед». Он пожелал, чтобы я ушла! А мне так хотелось остаться. В этом темном закоулке, между полок так любимых мной книг. Это было бы так романтично. Но вместо этого я бреду назад. Одна, повинуясь его воле. Безропотно. Просто подчиняюсь, ведь именно это сейчас властно надо мной. Оказавшись рядом с этими желтыми, животными глазами, я потеряла себя.
Стоя перед столиком, около дивана, я слегка раскачивалась, пребывая в этом странном состоянии полутранса. Все что я слышала, все что ощущала – его тяжелое дыхание за моей спиной. И взгляд этих желтых глаз. Я была жертвой. Хотела ей быть. Пусть набросится на меня, пусть овладеет! Я хочу этого!
«Что это со мной?» опомнилась я. Он прошел мимо, огибая столик. Я успела заметить, что глаза парня вернулись в норму – снова зеленоватые, с обычными зрачками. «Почему я думала все те странные мысли? Это совсем не похоже на меня!» Я была горничной, умела подчиняться, не показывать недовольства, быть послушной. Но я никогда не хотела этого! В своих мыслях я всегда была свободна! До этого дня. До этого случая.
Тим, положив принесенные книги на стол, вдруг начал гладить Клару и Софию. Во мне вспыхнуло новое чувство. Как тогда, в детстве, когда другие девочки начали брать те книга, которые читала я. Они их не читали! Просто забирали, чтобы меня позлить. И никто не заступился, когда я пожаловалась. «Нужно делиться. Другим тоже хочется. Возьми другую.», вот какие ответы я тогда получала! Это жестокий мир. Совсем не тот, что в книжках. Здесь нет мужчин которые будут устраивать за меня дуэли. «С чего это я решила, что стану той героиней, за руку которой, мужчины готовы на все? Вот дура!» Здесь есть только он. Один.
Я поняла. Все так же как тогда, в детстве! Он может дать мне многое, из того что я читала в книгах. Но что могу предложить взамен я? Героини тех книг были смелыми, уверенными в себе, а я просто горничная.
Сейчас, побывав в объятьях смерти, почти задохнувшись, я чувствовала себя другим человеком. До этого момента я боялась всего. Я просто горничная, у меня ничего нет. Но это так же значит, что я ничего не могу потерять! Я могу быть смелой, уверенной в себе, даже если я просто горничная! Отдышавшись, слушая его голос, лежа в кровати рядом с ним, я вдруг поняла – он испугался! Такой сильный, человек запаниковал, просто увидев страшный сон. Он ведь даже оказался сильнее тех сестер-громил. Выше меня почти на целую голову, я считала их непобедимыми.
Пусть даже этот мир не такой как в книгах, и здесь нет других мужчин, кроме этого. Но зато есть он. И он здесь, рядом со мной! Пьянея от собственных мыслей, я обнимала парня. Прижималась к нему, ощущая рельеф его тела под своими горячими ладонями.
- Я невиновата?
Слушая, будто со стороны свой голос, получила ответ:
- Конечно! Просто плохой сон!
Еще раз ощутив его страх и растерянность, я полностью перешла в наступление, обращаясь к нему на «ты». О, я прекрасно понимала чем все может кончится. Не зря же читала все те книги. Что еще он может попросить, ведь у меня ничего нет, кроме моего тела! Даже если забыть о том, насколько приятен сам процесс, если верить книгам, получить семя было бы просто замечательно. Я все равно собиралась первым делом, после официального устройства, занять место в очереди на получение семя. Но это не значит, что я не хочу почувствовать все то, что так красочно описывалось в романах! И я получу это!
Тим явно чувствовал себя виноватым, ведь он только что почти лишил меня жизни. Я была смелой и отчаянной сейчас. «Давай! Проси! Я сделаю! И уж тогда получу все, чего хочу Я!» Но не все так, как в книгах. То ли от чувства вины, то ли он сам по себе был таким застенчивым, погладив меня по голове, и легонько похлопав по спине, парень прошептал:
- Ничего не нужно. Я тогда еще не совсем проснулся, вот и сморозил глупость.
«Ну уж нет! Я стану главной героиней этого романа!» Оттолкнув парня, поднявшись. Глядя ему в глаза, развязывая фартук и шнуровку платья, я говорила тихо, но уверенно:
- Это не было глупостью, Тим, все должно быть по-честному – сначала сама должна показать то, что хочу увидеть. Раз уж я два раза посмотрела без разрешения, должна дать что-то взамен!
Его рот открылся от такой смелости с моей стороны. Или наглости. Но мне было все равно. Стоя так, чтобы тусклый свет из окна максимально осветил мое тело, я расправила плечи. Во всех книгах было четко указано – мужчины восхищаются телом женщины. Да я и сама заметила, как Тим смотрел на Клару, в том маленьком платье. Взглянув в его глаза, я поняла что не ошиблась! Так смотрели девочки на подарки, что нам дарили единственный раз в десятый день рожденья. Купаясь в этом взгляде, полного желания, восхищения, вожделения, я замерла, почти перестав дышать. Его глаза слегка изменились, обретая желтоватый оттенок, но все еще были человеческими. Он поднялся, обходя вокруг. Казалось, его взгляд охватывает каждый миллиметр моего обнаженного тела. Проникает везде и всюду. Когда он обнял меня, прикоснувшись губами к шее, целуя ее, я поняла – все что было в тех книгах правда! Его поцелуй вдруг обернулся легким укусом, и с моих губ сорвался стон. Больно не было. Ну, может совсем чуть-чуть. Но я желала этой боли. Стон привлек внимание Тима, и он прижал свои теплые, мягкие губы к моим. По телу пробежала волна наслаждения. Мое тело растворялось в его объятьях, сердце бешено колотилось, а разум просто перестал существовать. Немного отстранившись, обрывая поцелуй, Тим взглянул мне в глаза. Я снова издала стон, на этот раз от разочарования – этого мало, хочу еще! На этот раз я сама потянулась к его губам. И получила чего хотела! На этот раз более страстный, напористый поцелуй. Это было так странно, и приятно одновременно. Насладившись поцелуем, испытывая странную слабость я положила голову на его грудь. Он поднял меня на руки и уложил на кровать…
* я пока не решаюсь описывать детально сцены секса – некоторым такое не нравится. Но если вы, мои читатели, этого хотите, дайте знать и я… попробую ;) *
***
Через часик-полтора, девочка окончательно выдохлась. Со словами, «лучше чем в книжках!», она заснула на моем плече. Какой же всё-таки чертенок скрывался в теле этой миленькой девочки! Я просто не смог себя сдержать, когда увидел ее обнаженное тело. Хотя нет, дело даже не в этом. Дело в том ее взгляде, он будто говорил – «Возьми меня сейчас! Немедленно!». И я взял. Как мог – опыта у меня нет, но знания есть. Я был любопытным парнем, обо всех этих амурных делах, прочитал немало. Судя по ее довольному лицу, получилось неплохо.
Как только первый лучик солнца коснулся моего лица, я проснулся. И не только я. Вчера было хорошо, но маловато. Начав гладить Карину, я нежно целовал ее лицо. Она проснулась, томно потягиваясь. Бросив смущенный взгляд из-под ресничек, девушка прижалась, потеревшись лицом о мою грудь. И тут, внезапно, она подняла взгляд. Ее зрачки расширились.
- Уже утро!
Воскликнула она, вскакивая с кровати, хватая свои вещи и поспешно одеваясь.
- Мы куда-то спешим?
Насмешливо произнес я. Но Карина, поджав губки, бросив раздраженный взгляд заявила:
- Вчера хозяйка изменила свои указания! Теперь мне не нужно постоянно находиться рядом с тобой! Поэтому я должна оправляться в город, за покупками с наставницей. Обо всем остальном, теперь, будут заботиться София и Клара.
Остановившись, сделав обиженное лицо, она вдруг подошла и поцеловала меня.
- Но я все равно буду приходить!
Заявила девушка, покидая комнату. Я поднялся с кровати, открывая окно, пуская в комнату прохладный утренний воздух. Вдали виднелась синева моря, перед ним, разноцветье осенних деревьев. Красота. Замечательная ночь, и отличное утро!
- Ах!
Я услышал удивленный возглас, а обернувшись заметил покрасневшее лицо Клары, которая тут же захлопнула дверь. «Надо бы, для начала, что-нибудь надеть», улыбнулся я.
- Доброе утро, Клара! Ты одна? Как спалось?
Бодро шагая к ванной, засыпая вопросами мою охранницу, я спускался по лестнице. Лицо девушки все еще имело розовый оттенок. Растерявшись, она отвечала запинаясь:
- А… Эмм… Хорошо..?
Последнее ее слово, действительно звучало как вопрос. Будто она спрашивает, удовлетворен ли я ее ответом. Ну… Удовлетворен. Был. Вчера. Но больше мучать не очень умную девушку я не стал. И молча продолжил свой путь. Закончив утренние процедуры, я перекусил вчерашней, остывшей едой – столик на колесиках до сих пор оставался в моей комнате. Собираясь сходить в библиотеку, я снова выглянул за дверь. Теперь там оказалось на одну близняшку больше. София приветливо мне улыбнулась. И бодро произнесла:
- Доброго утра, Тим! Желаете сегодня опять гулять в саду?
«Да! Вот так нужно приветствовать своего обожаемого… эмм… охраняемого подопечного!», пошутил я про себя. Не признаю «любимчиков», но София нравится мне все больше. Эх Клара, почему же ты такая вредная? Что я сделал не так? И где то коротенькое платье?
Возможно я действительно был слишком бодрым сегодня. Но у меня есть оправдание.
- Привет Софи! Ты как всегда неотразима! И да, сходим в сад, но сначала, скажите куда откатить этот столик?
Указал я через открытую дверь на готовый к транспортировке объект. Оттолкнув меня, Клара быстрым шагом направилась в комнату. «Ну зачем ты так со мной?», мелькнула мысль, а Клара уже толкала столик через порог, чуть не рассыпав с него все на пол.
- Я сама!
Заявила девушка, шагая по коридору с приличной скоростью. Я крикнул ей вслед что мы будем ждать в библиотеке, и она скрылась за поворотом. София лишь пожала плечами.
Дождавшись в библиотеке вторую сестру, я задал девушкам вопрос:
- Вы сегодня опять будете бегать со мной?
Получив два синхронных кивка в ответ, я отправил сестер переодеваться в спортивную одежду. К счастью, такая у них имелась. Естественно ходили они по очереди, что заняло, в общем, примерно час. Так что я даже успел прочесть пару свежих газет. В одной из них, рядом с заявлением женщины, о том, что ее похитили инопланетяне, красовался заголовок: «Зачем правительства скрывают правду?!!» Дальше шли заявления очевидцев, которые, якобы, видели настоящего мужчину. Не измененного. Вчитавшись, я понял что это обо мне. Ха – в этом мире я на одном уровне с НЛО и зелеными человечками! Насторожило меня заявление одной женщины, которая утверждала, что видела как я входил в квартиру к ее соседке. И что потом эту соседку куда-то забрали. Квартира пустует до сих пор. Хотя поначалу там побывала целая куча различных организаций, от полиции до службы национальной безопасности. Жалко девушку – рассказать им она обо мне все равно ничего не сможет. Да я и сам о себе, пока, знал чуть больше чем ничего. Больше вопросов, чем ответов.
***
В особняк через парадную дверь вошла женщина. Она была похожа на хозяйку этого дома. Похожий костюм, туфли, даже прическа такая же. Она была на года два-три младше Ольги. Никто не задавал ей вопросов, никто не пытался остановить. Все в доме знали – это лучшая подруга хозяйки, она ей почти как сестра. Без стука входя в кабинет женщина, положив ногу на ногу, расположилась в кресле. Выражение лица было хмурым, а взгляд тяжелым. Еще никогда Ольга не видела свою подругу в таком состоянии.
- Здравствуй, Лена.
- В этот раз ты зашла слишком далеко! Сколько дней прошло? Разве я не сказала тебе в тот же день, когда ты ко мне обратилась, что нужно сделать?!
Когда-то давно, эти две женщины начинали свой путь вместе. Не имея за душой ни гроша, к ним в руки попал старый игровой автомат. Его тогда украла Ольга, с какого-то склада. И если бы тогда она не отдала тот самый, первый автомат, подруге, а та не разобрала его по винтикам, обе так и остались бы уличной шпаной. Оказалось, талант Лены – техника. Разобрав что-то, она могла сказать как это работает. И собрать обратно. Ну, почти всегда. Иногда вещь превращалась в бесполезный хлам. Прямо как тот игровой автомат. Ольга не стала ругать подругу, наоборот, похлопав по плечу, поддержала. Зато потом Лена, из наворованных запчастей, смогла собрать целых три, отлично работающих, автомата. Сейчас, Ольга контролирует весь игорный бизнес в городе. Не совсем законный бизнес, но прибыльный. А ее подруга ведущий техник-специалист, работающий на правительство.
- Да перестань ты, никто не узнает.
- Твоя горничная искала мужскую одежду в городе! Слишком большого размера, чтобы ее можно было одеть на измененных. Хотя у тебя и такого нет! Хорошо что эта информация попала сначала ко мне, и я ее подчистила! Оля, как ты не понимаешь – это вопрос времени, когда они узнают что он у тебя. И случится это гораздо раньше чем ты думаешь! Я ничем не смогу тебе тогда помочь. Меня уничтожат так же как и тебя, в порошок сотрут, вместе с этим домом, и всеми кто в нем находится!
Ольга показала злобный оскал, прорычав:
- Пусть попробуют!
- Не будь дурой! Сделай как я сказала – у тебя есть дочь, пусть возьмет его семя. А потом избавься от него. Продай, подари, выброси. Я бы даже привела свою, но ей всего десять. Жаль, конечно, но это нужно сделать! Ну же, подруга! Я не хочу тебя потерять!
Последние слова женщина произнесла подойдя к Ольге, положив на ее плечо свою руку. В ее глазах читался страх и мольба. Ольга тяжело вздохнула, поворачиваясь к окну.
- Все не так просто! Он не такой как ты думаешь. И эта вредная девчонка не хочет слушаться. Она его боится. Когда я начала разговор об этом, вообще истерику закатила! Ума не приложу, как заставить девчонку взять его семя. Совсем не такая, какими были мы…
Подойдя к Ольге, присоединившись к созерцанию вида из окна, Лена задумчиво заговорила:
- Дочка твоя? Не удивительно. Избаловала ты ее. Трудностей она не знала, а ты еще и охранниц к ней приставила!
Лицо Ольги скривилось, но возражать она не стала – подруга была права. Женщины молча стояли, глядя в окно. Вдруг из-за угла выбежал парень. Схватившись за ветку одного из деревьев, он начал подтягиваться. Через пару секунд из-за поворота выбежали сестры-близняшки. Как только они поравнялись, парень спрыгнул и продолжил бежать, скрываясь за домом. Сестры снова стали отставать.
- Невероятно! Это те самые, что охраняли твою Маргариту? Они ведь были лучшими в своем выпуске!
Ольга недовольно поджала губы, и произнесла:
- Я же тебе говорила что все не так просто. Вчера, когда они уже валялись без сил, этот, продолжал заниматься больше часа, после чего бодро вернулся в дом. Да если он захочет, сможет уйти, и без оружия мне его не остановить!
- Настолько силен?
Задумчиво сказала Лена,
- Тогда у меня для тебя будет другое предложение. Тот кто нам мешает, тот нам поможет!
Сама того не понимая, выразилась женщина фразой из фильма, и начала излагать свой план хозяйке дома.
Развернуть
В этом разделе мы собираем самые смешные приколы (комиксы и картинки) по теме последняя хромосома (+19 картинок, рейтинг -61.0 - последняя хромосома)