Стервелла Де Виль :: Ирина Пирожникова :: cosplay :: Cruella De Vil

Ирина Пирожникова cosplay Стервелла Де Виль Cruella De Vil 
Ирина Пирожникова,cosplay,Стервелла Де Виль,Cruella De Vil
Подробнее

Ирина Пирожникова,cosplay,Стервелла Де Виль,Cruella De Vil
Еще на тему
Развернуть
Я чуток попутал.
Пирожковы, Ппянишниковы.
Сергей Викторович Прянишников хоть где-то засветился http://leporno.org/tracker.php?max=1&to=1&nm=Прянишников#results
А Пирожкову нигде не видно.
https://www.instagram.com/irine_meier/ кому интересно
да ладно. а то в шапке тега ссылки не было
http://old.reactor.cc/tag/Ирина+Пирожникова
и правда. не посмотрел
Была бы такая стервелла, никаких далматинцев ненадо
Так вот как её в оригинале звали, Круэлла, а не Стервелла. Сейчас вот ломаю голову можно ли эту "Жестокеллу" как-нибудь на русский перевести, чтобы поближе к оригиналу было.

Жестьелла/Жэстелла? Ну нет, ассоциации совсем не те, как-то больше думаешь о разгрызаемом металле в первом случае, или об активной жестикуляции во втором.
Зверьелла/Звэрэлла/Свирепелла? Даже несмотря на то, что герои - собачки долматинцы, Зверьелла больше подойдет для злодейки-антивеганки, героиня, конечно, не страдала состраданием к животным, но её вроде воротник больше интересовал. Звэрэлла и Свирепелла - это скорее жена какого-нибудь орка, чем злодейка, претендующая на элегантность.
Извергелла/Извэргэлла? Не, это скорее для порнозвезды.
Ужаселла/Ужасэлла/Кошмарелла? Звучит как имя для героини - плохой копии Мортиции Аддамс. Да и от оригинального значения отъезжает не меньше чем Стервелла, а даже больше.
Садистелла? - Тоже порнозвезда, только специфического жанра. Не пойдет.
Изуверелла (Изюверелла, Исюверелла) - Более-менее, в измененных вариантах даже звучит нормально, как и оригинал. Хотя оттенок все равно не совсем тот.
Мучителла? Ну, будь она мексиканкой или испанкой, можно было бы...


Ничего больше в голову мне пока не лезет.


А, да, стоп, мы же картинки тут обсуждаем! Отличная постановка получилась, и девочка радует.
Охуелла - как вариант.
Ну да. Только композицию под это остроумное и неординарное имя придется чуть-чуть поправить. Вместо сигареты - недопитую четушку водки "Путинка", под глазами по сочному синяку, и валенок в качестве головного убора. Тогда будет звучать идеально.
Он наверное Охуелла, пока это Писелло.
Монолог непризнанного надмозга?
Живодэрла
Белорусская локализация?
Жестолла?
Кстати.
Имена не переводятся. Стервелла - полная хуйня. Почему нельзя оставить просто Круэлла? Кто шарит - уловят юмор, а на тех кто не шарит - похер как бы.
Если имена смысловые, имеют значение сюжетно или по замыслу автора - переводятся и еще как.

Иначе эту логику можно ко всему применить. Не любишь Сумерки, но с девушкой приходится на каждый праздник пересматривать? С девушкой и фильмом все в порядке, это просто ты не шаришь и не уловил, похер на тебя и страдай.

Всегда case by case надо, ситх недоделанный. Тем более в случае мультика для "нешарящих" детей.
Переводить имена это полный пиздец, посмотри на перевод Гарри Поттера, фильмов и книг, просто невозможно это читать/смотреть
1) Один пример не задает правило. Олсо, Росмэновский перевод устраивал очень многих, и как минимум половиной имен (нельзя все перевести идеально, но это не означает, что теперь не надо переводить вообще ничего). Мало кого устроил перевод Спивак, и не только из-за качества, а еще и потому что все уже привыкли к росмэновскому.
2) Исходя из первого пункта - неправильно из СВОИХ ЛИЧНЫХ впечатлений строить правила для других. Возвращаясь к постановке про нешарение - если так хочется видеть-слышать "Дрейко", а не "Драко", и "Хармани", а не "Гермиона" (разумеется, названную в честь Хермиса, а не Гермеса, а на сложившуюся мифологическую традицию вообще положим толстый и морщинистый!) читай оригинал и будет тебе счастье! Лично так делаю. А если тебе сейчас в голову пришла мысль, что "Ну, это-то норм, но остальные-то косячные!", то мы опять вернулись к тому, что надо все решать case by case, а не ставить ультиматумы из двух вариантов.
Дрейко, говоришь?) Даже не думал об этом, но со взращенным-то безлимитным интернетом специфическим восприятием смотреться оригинальное произношение будет по-особенному...
Откуда вы лезете, блять? Имена у них не переводятся.

В XVIII веке и даже в XIX переводчики, нимало не смущаясь, Мэри превращали в Машеньку, а Жана в Ванюшу. Теперь у нас, пожалуй, крен в обратную сторону.
В мировой литературе, особенно в сатире, существует давняя и сильная традиция – давать имена со значением. Были и у нас Стародумы и Скалозубы, недаром и у Шиллера злодей именовался Вурм – червяк! Смешным анахронизмом было бы сейчас переводить такие имена «в лоб», разводить на страницах западного романа Скотининых или Смердяковых. Но и отнимать у нашего читателя то, в чем находит еще новые краски, дополнительную прелесть и остроту читатель подлинника, – обидно и несправедливо.
Наш читатель не обязан понимать, что в блистательной, беспощадной «Ярмарке тщеславия» хитроумная Бекки недаром носит фамилию Шарп. А тем самым облик героини утратил некую черточку, и читатель, как ни говорите, отчасти обокраден. Значит, нужно искать какие-то другие пути, более современно передавать словесную игру автора.
А как прикажете поступать? Дать нашей мисс Бекки фамилию Проныра?
Нет, конечно, нет. Но нельзя ли сочинить что-то такое, что звучит более или менее по-английски и в то же время таит некий намек? Нельзя ли переименовать героиню… ну, скажем, в мисс Бекки Востр?
С трепетом сознает автор этих строк, какие громы и молнии обрушатся на его крамольную голову. Говорят, ересь. Говорят, традиция. Говорят, нельзя.
Ну, может быть, в данном случае и нельзя – сильна традиция. А в иных случаях все-таки надо! Необходимо!
Ведь вот (об этом хорошо писал А.Арго) назвали же в переводе старую ростовщицу «мадам де Займи» – как хорошо и выразительно!
И разве плохо, как предлагал Арго, девицу, чья фамилия по-английски означает «томность», назвать в переводе мисс Томнэй, субъекта по фамилии Снэйк (змея) – мистер Гад, а наушника – мистер Клеветаун?
В новом переводе диккенсовых «Тяжелых времен» мучитель детей назван мистер Чадомор. Другой мучитель (и названный его именем роман Генриха Манна) полвека существовал в русском переводе как «Учитель Унрат», и читателю это ничего не говорило. Новый перевод сломал традицию, и появилось беспощадное, очень точное: «Учитель Гнус»!
К сожалению, до последнего времени наши редакции и редакторы опасались перемен, а если что-нибудь меняли, то как раз уходя от игры слов. Вот давний случай с одним из наших мастеров. В пьесе-сатире Шоу тупица полковник спрашивает умницу солдата, как его фамилия. Ответ: Миик, сэр. Полковник брезгливо переспрашивает. В этом имени, в столкновении героев – большой смысл, злая насмешка, терять ее жаль. По-английски meek – слабый, кроткий, даже размазня. Сделать Мягок, Слаб? Похоже, но не очень убедительно. В редакции запротестовали, переводчик не настаивал. Потом однажды в случайном разговоре возникло: конечно же, Миик – Мякиш! Подходит по звучанию (ср. Кавендиш!), верно по смыслу. «Эх, додуматься бы раньше»! Но книга уже вышла…
Современная пьеса.
Героя зовут Чанс, героиню Хэвенли – что это для русского уха? Тяжело, неблагозвучно – и только. Но в изданном у нас словаре английских личных имен мы ни того, ни другого не находим. А в пьесе и то и другое неспроста. Хэвенли (т. е. неземная, небесная) – имя-символ, имя-ключ, девушка эта воплощение чистоты, а ее втоптали в грязь. Чанс (буквально – счастливый случай, удача) – счастливчик, с юности словно «обреченный» на удачу своей красотой, но тоже горько обманутый судьбою.
Как тут перевести, можно ли чем-то заменить? Конечно, это нелегко. Но до чего же обидно смысл и, если угодно, эмоциональный заряд, заключенный в этих именах, терять!
Помнится, такое случилось еще в 40-х годах в переводе большого романа: женщину называли Бьюти. По-русски звучит так, что поневоле вспоминаешь о… битье. А она была сама Красота, немало говорилось о ее портрете и о художнике, который его написал. Опять задача труднейшая, тогда ее так и не решили, но, быть может, кто-нибудь когда-нибудь и решит?
Пустячок, но показательный: в новом издании хорошо известной книги имя подвижной собачонки, выразительное «Блошка» заменили непереведенным, несклоняемым и не слишком благозвучным «Пюс». Зачем, почему – непонятно.
Если одну лошадь в переводе называют «Принц», то почему рядом другая осталась «Квини»? Конечно же, она – «Королевна».
А вот, думается, случай не пустячный и потому более огорчительный. Переводился заново роман Твена, почти памфлет, где остро и зло высмеяна американская выборная система, парламентские нравы, сенат и сенаторы. В море продажности и демагогии Твен воздвиг один островок – это сенатор по имени Нобл. Но ведь не всякий русский читатель знает, что Noble по-английски значит благородный, честный. Нельзя ли этого сенатора окрестить так, чтобы звучало по-английски и все же просвечивал бы смысл? Почему нельзя хотя бы – сенатор по фамилии Честен! Ведь существуют фамилии Честер, Честертон, Честерфилд.
Долго доказывал, убеждал, умолял переводчик. Ссылался на Свифта, на Диккенса… Не вышло. Ни один редактор не опроверг его по существу, но все наложили вето.
А ведь у Твена Noble не случайность! Вдвойне необходимо переводить имена и названия, когда они важны по существу. Читатель не так много потеряет, не узнав, что селение Хоукай – это Ястребиный глаз: ну, еще одна живописная черточка, не более того. Но вот городок называется Мирная обитель или Коррупция – это уже не пустяк. Оставить Сент-Рест или Корапшен вместо хотя бы Корыстенвил – значит обокрасть читателя. Забавно, конечно, что три мельком упомянутых халтурщика от медицины именуются: доктора Пшик, Пляс и Дуб – тут редакция согласилась, но это как раз пустяк. А вот раскрыть смысл имени Нобл – имени единственного порядочного человека среди печатно высеченных Твеном ханжей и рвачей от политики – было по-настоящему важно!
Вспомним вновь «Закон Паркинсона». Будь редакторы в журнале настроены так же, как редакторы Твена, «Закон» этот в переводе проиграл бы непоправимо. Ибо автор смешно и ловко оттенил здесь пародийный канцелярит тем же хитрым приемом – именами и названиями «со значением», и переводчики сумели этим воспользоваться.
Конечно, сегодняшний западный памфлетист – не Фонвизин и не Грибоедов, Простаковых и Молчалиных в его текст не вставишь. Но и терять такую игру было бы непростительно – слишком многое пропадет для читателя, который не знает языка и не в силах уловить едкую осмысленность имен и фамилий. И переводчики «Паркинсона» их обыгрывают. Появляются мистеры Макцап, Стопбинг и Дуропейн или какой-нибудь епископ Неразберийский.
Депутат парламента, центрист из категории нерешительных – мистер Уэверли. Буквально – колеблющийся, в переводе – мистер Ваш де Наш.
Казначей Макфэйл – в переводе (почти буквально) мистер Макпромах. Профессор Макфишн (буквально Взрыв) – в переводе Мактрах. Подрядчики мистеры Макнаб и Макхаш – в переводе (почти буквально) мистеры Мактяп и Макляп. Мистер Вудворм (древоточец) – в переводе мистер Сгрызли (звучит тоже вполне по-английски, вспомните хотя бы Пристли!)
И еще, и еще, вполне в духе и стиле памфлета: мистеры Буйвелл, Крепчи, Напролэм, доктор Маккоекак, инженер-консультант Макхап (в подлиннике Макфи: гонорар, а может быть, и взятка!) И наконец, нефтяной трест с выразительным наименованием: «Тёк Ойл Да Вытек» («The Trickle and Dried Up Oil Corporation»). Одни находки были отличные, другие не столь ярки. Но все это звучит по-английски, осмысляется по-русски, и, право, бьет без промаха. Нет никаких сомнений: без этих веселых колючих искр «Закон Паркинсона» изрядно бы померк.
На рубеже века писатель, самые серьезные свои романы любивший сдабривать крупицей юмора, в одной книге отвел немалую роль собачонке. Собачонка была ревнивая, капризная и не всегда доброжелательно смотрела на мир и на людей из-под густой, косматой шерсти, падающей на глаза, словно челка у модной девицы.
Звали собачонку – Блинк.
По-английски blink – мигать, щуриться. По-русски это на глаз и на слух прежде всего напоминает о блинах и масленице. Кроме того, Блинк звучит в мужском роде, а тут важно, что четвероногая героиня – женского рода и нрав у нее самый дамский. Редактор предложил обозвать собачонку Моргалкой или короче, звучней, ближе к русской Жучке – Жмуркой. Переводчик не согласился. Редактор не настаивал. Собачонка осталась Блинк, а в проигрыше остался читатель.
Когда-то, не подумав, ввели у нас без перевода Микки Мауса (верней бы мышонок Микки). Теперь малыши видят на экранах Майти Мауса – все ли знают, что mighty по-английски могучий? И чем плохо было бы – Храбрый мышонок, силач?
В романе французского автора осталось без перевода название модного дамского магазина «Прентан», а почему бы не «Весна»?
Западный фильм критики сперва так и называли «Джавз» – и неблагозвучно, и непонятно. Потом пошли в ход «Челюсти». А это, конечно, (акулья) «Пасть».
Да, это всякий раз сложно и подчас спорно. Бесспорно одно: необходимо искать какие-то замены, чтобы не тускнели краски автора и ничего не терял читатель. Что-то выйдет удачно, что-то похуже. Одно плохо всегда – обычное оправдание, сноска: «непереводимая игра слов». Это – расписка переводчика в собственном бессилии. Конечно, порой ты и впрямь бессилен перед какой-то уж очень головоломной задачей. Тогда вернее совсем пожертвовать игрою слов здесь и, может быть, взамен сыграть в другом месте, где у автора ничего такого и нет, а переводчику что-то придумалось. Но чем меньше потерь, тем, понятно, лучше, и отступать без боя стыдно.
А редактору в таких случаях не надо быть педантом и придирой, возвращать переводчика к букве подлинника, упрекать в отсебятине. Ведь это как раз не отсебятина, не произвол, а та необходимая свобода, которая помогает полнее передать стиль и замысел автора.
Вспоминается: один наш математик переводил специальный труд и вдруг застрял – не удавалось проникнуть в суть мысли автора. И какой-то весельчак, видимо начитавшийся романов с этими самыми сносками, присоветовал:
– А ты напиши: дальше следуют пятьдесят страниц непереводимой игры слов…

(Нора Галь, "Слово живое и мёртвое")
"толстенные лодыжки и практически такие же толстенные щиколотки"

Шта? Лодыжка и щиколотка - это, грубо говоря, одно и то же. Зачем ты рассматриваешь их как две разные вещи?
Ты про это?
Тут она их так напрягла, что это кадр за секунду до судороги.
только один косяк в кадре заметил ))) Сига не зажженая но дымит, и дым я где то в запасниках фотошопа видел такой )))
Может быть в студии курить нельзя?
Всё верно. Не зря же говорят, что курящие женщины кончают раком.
Курящая мать никогда не станет отцом.
я медленно сдираю шкуру с щенка далматинца...
Надень обратно быстро!
Только зарегистрированные и активированные пользователи могут добавлять комментарии.
Похожие темы

Похожие посты