Warhammer 40000 фэндомы Librarium Imperium 

Аграрные миры

Довольно любопытный отрывок из книги Криса Райта "Повелители Тишины", подробно описывающий колонизацию и производство на имперских мирах житницах.

Найан — аграрная планета. Такие миры построены по одному шаблону, выработанному в невообразимом прошлом и никогда не меняемому Администратумом. Все аграрные миры примерно одного размера, находятся в одной орбитальной зоне в своих системах и облучаются строго предписанным спектром солнечной радиации. Необходимо поддерживать четко определенный состав их почвы, и миры должны располагаться неподалеку от ключевых центров снабжения. Империум нельзя назвать бережным хранителем подобных планет. После обнаружения мира-кандидата первые пятьдесят лет тратятся на терраформирование по древним марсианским процедурам. Местные флора и фауна начисто уничтожаются либо с помощью контролируемых вирусов, либо плановым сбросом зажигательных бомб. Атмосферный состав регулируется сначала посредством гигантских макропроцессоров, а потом с помощью контрольных точек наземного базирования, более известных под названием «командные узлы». Такое явление, как погода, исчезает — по крайней мере, в общем понимании термина. Дожди выпадают по расписанию, управляемые спутниками на низкой орбите и удерживаемые в рамках флотилиями дирижаблей. Опустевшие ландшафты делятся на громадные производственные зоны, патрулируемые краулерами и дронами-дезинсекторами. Туда же импортируются миллионы сервиторов базовой комплектации, с минимальным уровнем интеллектуальных функций, зато грудами мышц.

Вскоре после завершения этого процесса каждый аграрный мир становится точной копией остальных — плоской, открытой всем ветрам равниной, поросшей высокоурожайными злаками, которые колышутся вплоть до пустого горизонта. Можно идти и идти в течение нескольких дней, но так и не обнаружить ничего примечательного. Не то чтобы кто-то в здравом уме отважился на такую прогулку: сбросы промышленных удобрений столь интенсивны, что воздух становится оранжевым, и им невозможно дышать без респиратора. За один посевной сезон почвы полностью истощаются, так что им необходимо постоянное поступление нитратов и фосфатов, которые валятся на планету из грязных трюмов парящих в воздухе флайеров. Целая планета отдана под беспощадное производство одной агрокультуры, где сетка пересекающихся дренажных каналов кипит от химических стоков, а верхний слой почвы постепенно превращается во все более тонкую пыль.

Однако это не имеет значения. Можно эксплуатировать планету подобным образом несколько тысяч лет, прежде чем, наконец, экосистема не рухнет окончательно, поставив точку в истории и превратив все вокруг в очередной мертвый мир. Качество зерна постоянно ухудшается, но количество может поддерживаться почти бесконечно, если только линии снабжения постоянно работают и импорт остается на должном уровне. В конце каждого сезона колоссальные сборочные комбайны проходят ремонт, выбираются из берлог и набрасываются на серые поля, изрыгая столбы пламени и сдирая гусеницами верхний слой почвы. Эти массивные создания с высокими металлическими бортами и сложной системой труб и клапанов — самые маленькие из них достигают сотен метров в длину — ползут по разоренной целине, всасывая все до последнего бледного зернышка и сразу ссыпая в асептические внутренние хранилища. Фуражные суда спускаются из верхних слоев атмосферы, пристыковываются к едущим дальше гигантам и извлекают из них сырье. Отсюда его перевозят в процессорные цистерны размером с город, где все зерно обрабатывается антибиотиками, сминается, прожигается, уплотняется, после чего проштамповывается и пакуется. Подготовленные к транспортировке контейнеры вывозятся на орбиту толстобрюхими посадочными модулями, откуда их уже подхватывают космические тяжелые транспортники, доставляющие обработанную продукцию в каждый из изголодавшихся миров-ульев и миров-кузниц на их долгом пути.

В разнообразных департаментах пропаганды в Администратуме есть пикантная традиция представлять агромиры чем-то вроде райских местечек, свободных от сутолоки и суеты стандартных урбанистических планет и наполненных пасторальным очарованием. В общественные жилблоки постоянно присылают вид-открытки, демонстрирующие прелести жизни на природе, с солнцем у тебя за спиной и румяным юношей или девушкой — в зависимости от предпочтений — под боком. В действительности жизнь на агропланетах безжалостна, утомительна и монотонна, как и огромное большинство трудовых вахт в Империуме. Тут нет никаких деревьев, усыпанных сочными фруктами, — лишь километры и километры зловеще шелестящих стеблей зерновых. Никаких милых сердцу прогулок под теплым солнышком, только каторжная работа в костюмах радиационной защиты, под ударами пыльных ветров, вольно завывающих и буйствующих вокруг экватора. Но когда новички высаживаются на планету и обнаруживают все это, уже поздно. Пассажирские транспортники приходят на агромиры полностью загруженными, а уходят пустыми. Среди работников, связанных рабскими условиями контракта, ходит поговорка: приехал поработать на земле, значит, сам в нее ляжешь.
Warhammer 40000,warhammer40000, warhammer40k, warhammer 40k, ваха, сорокотысячник,фэндомы,Librarium,Imperium,Империум
Развернуть

Отличный комментарий!

Описание, конечно, красочное, но фраза про превращение планеты через пару тысяч в мертвый мир несколько отбрасывает идею на такой взгляд на агромиры. Планет, подходящих для колонизации, не так много, для превращения в агромир-- тем более. И каждые пару тысяч лет искать новую планету для прокорма хреновы кучи планеты из-за того, что старый превратился в высушенный камень, тратя куча ресурсов на терраформирование, засеивание культур, строительство инфраструктуры для отправки зерна-- слишком расточительно.
Luckless man Luckless man11.06.202218:51ссылка
+31.3

Librarium Warhammer 40000 фэндомы Chaos (Wh 40000) 

Мамона или как оставаться святым посреди варп шторма

«Тебе незнакома истинная извращённость, если ты не посещал Мамону, и не видел собственными глазами проявления славненькой беспрекословной веры её обитателей, которые так стремятся доказать свою праведность... Нет лучшего подтверждения бессилия Бога- Трупа, чем судьба этих ничтожеств, вечно страдающих во имя его, вынужденных поколение за поколением жить, сражаться и умирать, не зная отдыха и вознаграждения. Это поистине прелестно»

– Белия Дастари, Насильница Эстабы

Планета Мамон — усыпанная щебнем пустошь, её поверхность разрушена войной, бушующей с начала времён. Мамон лишён природных ресурсов, а население разделено на две противостоящие фракции, каждая из которых жаждет богатств, накопленных другой за тысячелетия. Война ведётся всеми возможными средствами от сделанных из костей павших тупых дубинок до таинственных технологий, выменянных у других миров Вихря. При этом ни одно потрясение или военная уловка никогда не приносили никаких плодов кроме тех, что измеряются в жизнях погибших.

Хотя жители Мамона — одни из наиболее воинственных и агрессивных во всей галактике, внешне они выглядят совершенно иначе. Мужчины и женщины отправляются на войну в облачении униженного духовенства, украшенных символами Имперского Культа. Предводители являются одновременно генералами и демагогами, блестящая ткань их золотистых ряс изорвана и запятнана кровью. На Мамоне явно творится какая-то жестокая шутка поистине космического масштаба, поскольку его обитатели считаютсебя преданными слугами Бога-Императора человечества. Они обращают к нему, пребывающему на Терре, молитвы даже тогда, когда убивают друг друга и снимают с тел всё, что можно унести. Города Мамона построены из отнятой у врагов добычи, шаткие крепости и ненадёжные башни из невообразимых богатств образуют резиденции кардиналов-милитантов. Подобные места редко держатся долго, их смывают прочь извечные приливы войны.

ГОЛ Y v Л pbi. У/^Л» /7 ч ■ ' ¿s * Il S V « fjA\| \ V'VChka* ** Hfu.VY ■ JqX •Д • .2 ■R '•‘..V 1 ' ? 1 , *e i.v '• « VW . Я r • 4'rve ¿v¿- * . — Д w5vL^i f V J ' BVhS*. * л * Ky' Я y|»v, Удт'31. "74ft Mj L z i /ЧТ ‘ ^ * ^3 Hl г * « /*7 • • jrf Y» . • i . • « •* * îfy/

При взгляде с орбиты Мамона кажется безжизненной серо-коричневой скалой, испещрённой язвами кратеров, некоторые из которых покрывают целые континенты. Своим появлением они обязаны не силам природы, но обитателям этого мира. Жизнь на Мамоне целиком посвящена войне – так было всегда, сколько помнят обитатели Вопящего вихря. Древние битвы раскалили планету до температур, почти невыносимых человеком, испарили океаны и убили почти всю растительность, оставив на её месте бесплодную пустыню от полюса до полюса.

Оставшиеся на Мамоне водоёмы настолько загрязнены промышленными стоками кузней, что представляют собой зловонные топи, покрытые туманом концентрированных ядов. Две силы уже несколько тысячелетий сражаются между собой на поверхности планеты, не зная ничего, кроме войны и раздора, ни на день не прерывая насилия и не ослабляя взаимной ненависти. Их непримиримое соперничество поистине жестоко и неразрешимо, поскольку основано на железной воле, уходящей корнями в искренне, праведное негодование и непоколебимую веру. Так на проклятом мире Мамона один кровопролитный день сменяется другим таким же, ибо её обитатели обречены вечно разыгрывать жесточайшее представление, поставленное божественными созданиями.

Армии истерзанных союзов прокатываются разрушительными волнами по изуродованному лику планеты, и воины с обоих сторон искренне считают себя истинными служителями Бога-Императора на Земле, а своих противников – коварными адептами Губительных сил, господство которых сковало мир узами рабства. Каждый солдат – от высокопоставленно гогенерала до самого юного новобранца – истинно, до мозга костей, уверен, что сражается за правое дело. В глубинах Варпа, где помыслы изменяют реальность, столь абсолютная уверенность со временем обрела собственную силу и стала источником восхищения и развлечения для обитателей Вихря.

БЕСКОНЕЧНАЯ ВОЙНА

Сражения и битвы на Мамоне –священный долг всех, кто хочет показать себя истинным последователем Того, Кто Восседает На Терре. Неустанные вожди, повелевающие обеими сторонами, принуждают подданных ко всё новым, с каждым разом ещё более жестоким и безнравственным, действиям против ненавистных врагов. Каждая из сторон верит, что лишь полное уничтожение врага принесёт им спасение. Все на Мамоне живут лишь ради того славного мига, когда последний безбожник рухнет, пронзённый окровавленным мечом, и Император, спустившись с небес, позволит праведникам вознестись на Терру в собственных телах. Там, как верят обитатели планеты, их ждёт награда в виде разнообразных яств и прочих наслаждений, недоступных никому на истерзанном родном мире.

За тысячелетия войн практически всё на Мамоне было разрушено. Все записи, пусть даже самые неточные, молчат о временах, когда были возведены города и монументы, ныне лежащие в засыпанных песком руинах. Орды истинно верующих влачат существование на костях прежней славы, зачастую находя укрытие от кислотных дождей и ядовитых облаков древнего биологического оружия в проржавевших, искорёженных остовах машин, которые они не в силах починить, да и не знают, как использовать. По защищённым долинам планеты разбросаны деревни, в которых немногие истиннорожденные дети воспитываются в атмосфере искренней веры, а также ненависти и страха к ужасным Другим. Обитателям Мамоны незнакомо понятие «мирный житель», ибо Император ждёт от них лишь крови врагов, пролитой на пески этого горнила веры. В тенетах этих заповедей бьются все люди проклятой планеты, ибо о глубине веры каждого из них в далёкого Повелителя Человечества судят лишь по тому, сколько боли и страданий они сумели причинить ненавистным богоотступникам. Каждое мгновение нового дня проходит в попытках ублажить кардиналов-милитантов путём поклонения и слепого принятия того, что на этом одичавшем адском мире сходит за Имперскую веру. Жителей Мамоны оценивают лишь по убийствам и насилию, что они учиняют над «язычниками», а их возрасту или умениям не придают никакого значения. Тенемногие ценности, что уцелели на планете после бессчётных эпох войн и раздора, сберегают в ветхих поселениях, возведённых из обломков прежних зданий, на руинах древних дней. Кособокие сторожевые вышки охраняют хлипкие стены из ржавого железа и битого камня, а в карабкающихся друг на друга башнях-хранилищах, высочайших строениях в этих мусорных городах, хранят потускневшие и потёртые богатства забытых империй. Они уже давно не имеют никакой материальной ценности и превратились в святое наследие. Считается, что сторона, которой удалось собрать больше золота или иных богатств, любыми способами вырвав их у врага и защитив от него же, возносится в глазах Императора и окажется чуть ближе к вратам небесной Терры.

Бытие на истерзанной Мамоне представляет собой жестокую борьбу за существование не только против ненавистных врагов, но и против самого небесного тела, ибо серо-коричневый мир претерпел столько ударов в бесконечных войнах, что лишь в искажённой реальности варп-разломана нём могла сохраниться человеческая жизнь. С покрытых воронками полей обитатели планеты собирают нечистые плевелы, сухой мох и истощённые тела грызунов, питающихся отбросами. Пропитания на большей части Мамоны не хватает настолько, что святым воинам приходиться питаться телами погибших собратьев, так что даже смерть на проклятом мире лишена благородства и достоинства, встречающихся в остальной галактике. Впрочем, истинные апостолы сражаются не для личной славы, а ради того, чтобы приблизить возвращение Императора и принести спасение будущим поколениям, поэтому даже плоть павших становится лишь очередным поленом в костре бесконечной войны. Вера солдат столь непреклонна, что они самоотверженно живут, дышат и погибают во имя нерождённых ещё потомков, которым улыбнётся Император в грядущие дни, которые нынешнее поколение бойцов не надеется увидеть своими глазами.

При виде потрёпанного облачения праведных воинов Мамоны даже самый стоический еретик невольно ухмыльнется в когтистую лапу. Их изорванные и поношенные за долгие столетия древние синтетические одеяния разукрашены грубыми самодельными амулетами и значками, пытающимися воспроизвести регалии истинной Имперской веры. Впрочем, связь с прошлым на протяжении многочисленных поколений постепенно терялась, и по этим нелепым талисманам вряд ли можно опознать, чем вдохновлялись нынешние ремесленники. Воспроизводство населения – одна из величайших загадок для тех, кто пытается проникнуть в тайны Мамоны. Во владениях обоих противостоящих сил каждый год рождается совсем немного обычных детей – их вряд ли достаточно для людоедских священных войн, ведущихся истинно верующими. Никто не пытался достоверно узнать, откуда берутся новые поколения солдат, но из уст в уста передается множество возможных объяснений. Согласно одной из теорий, обитателям Мамоны с обоих сторон конфликта удалось отыскать в руинах древних городов старинные лаборатории клонирования, и с тех пор их деградировавшее оборудование используется святыми воинами для создания жалких подобий самих себя, убогих созданий, несущих на себе все тяготы войны. Некоторые высказывают мнение, что сами боги наполняют планету свежими отрядами фанатиков, незаметно перенося их в толпы целеустремленных солдат, слишком поглощённых ненавистью, чтобы обращать внимание на внезапное увеличение собственной численности. Существуют и более затейливые предположения, утверждающие, например, что это аура злобы, пропитавшая измученный мир, порой самопроизвольно порождает точные подобия человеческих существ.

/h'L fl,Librarium,Warhammer 40000,warhammer40000, warhammer40k, warhammer 40k, ваха, сорокотысячник,фэндомы,Chaos (Wh 40000)


Единственное, что остается неизменным в жизни на Мамоне – это беспрекословная вера. Фанатики сражаются в беспрестанных священных войнах самым грубо сработанным оружием, таким, как дубины и копья из ржавой арматуры или крепёжных материалов, найденных в развалинах городов. Практически все боевые действия на Мамоне выливаются в схватки огромных неуправляемых толп, которые несутся друг на друга по выжженным равнинам, потрясая импровизированными палицами и скандируя хриплыми, неразборчивыми голосами искажённые псалмы и литании, в то время как безумные лица бойцов буквально испускают волны сокрушительной веры. Тем не менее, порой один из кардинал-милитантов, недовольный текущим положением вещей, решается на низкий, бесчестный поступок, заключая сделку с нечистыми обитателями Вопящего вихря. Раскрыв сокровищницы, он покупает у иномирцев оружие, которое, несмотря на относительно скверное качество, всё же невероятно превосходит копья и дубины святых воинов. Очевидно, что подобные драгоценные реликвии вручаются лишь прославленным чемпионам, и за плохонький лазпистолет, утраченный в час гибели его обладателя, вспыхивают целые войны.

Вожди народа нередко обещают славу– самую мимолётную из наград – тем, кто пал на Мамоне во имя Императора, но нескончаемые сражения не оставляют времени на пышные похороны, неважно, насколько высоко вознесся тот или иной воин при жизни. Никчемнейший ребёнок-солдат и самый высокопоставленный кардинал- милитант оказываются одинаково забыты вмиг их гибели. В память о них не воздвигают памятники и не сохраняют их подвиги в летописях. Если тела мертвецов не пойдут на прокорм новому поколению воинов, их просто втопчет в грязь следующая волна атакующих в следующей битве следующей войны.

Размах и глубина религиозности обитателей Мамоны не перестает восхищать их соседей по Вихрю. Этот мир ценят как живое произведение искусства, посвящённое одновременно неудержимой силе человеческой веры и унижению верных рабов Императора. В многочисленных гипотезах еретики перечисляют истинных гениев, одному из которых мог оказаться под силу фундаментальный труд сотворения столь великого противостояния, и всех поражает могущество разума, способного поддерживать баланс на планете, невзирая на тысячелетия кровопролитий и ненависти.

Среди энтузиастов, воспринимающих Мамону в качестве постоянно развивающегося представления, звучит немало идей о том, какая именно сила стоит за сохраняющимся положением на проклятом мире. В них упоминаются князья демонов, а порой и сами Тёмные боги. Защитники последней версии указывают на невероятную сложность фарса, роли в котором исполняют умалишённые обитатели планеты, погруженной во мрак невежества. Безусловно, большинство гипотез, основанных на изучении столь превосходно и хитроумно сработанного творения, отдают предпочтение одной из нескольких великих сил, возможно, стоящих за бесконечным круговоротом насилия.

Одна из наиболее распространенных теорий объявляет кроваворукого Кхорна вдохновителем бесконечной войны, разыгрывающейся на поверхности Мамоны. Другие видят в происходящем на проклятом мире грандиозный эксперимент Архитектора судеб, благодаря которому Тзинч узнаёт, как действуют марионетки Бога-Трупа в совершенно невыносимых условиях. Некоторые заявляют, что лишь Дедушка Нургл способен создать настолько зловонное болото духовного, общественного и телесного разложения. Впрочем, чаще всего в дискуссиях о Мамоне, как о триумфе истинного художника, упоминается имя Князя наслаждений, самой показной из всех великих сил. Умениями, необходимыми для того, чтобы поставить целый мир на острую грань благочестивого экстаза, бездумного поклонения и увести его дальше, окунув в самые глубины идеальной веры, может обладать лишь Слаанеш.

Каким бы ни был источник видения, воплощённого в Мамоне, нынешнее положение дел на планете намного сильнее занимает высокопоставленных еретиков Вопящего вихря. Излюбленной темой среди них являются произносимые шёпотом истории о внушающих ужас Несущих Слово, которые непрерывно стремятся достигнуть новых крайностей поклонения и веры, одновременно унижая слуг Императора. Эти древние воины хорошо известны в Вихре, как и их ненависть к сторонникам Бога-Трупа, и неутолимая жажда раздвигать границы религиозности до самых кровавых и безумных пределов. Многие предполагают, что Несущие Слово используют Мамону в качестве вербовочного мира для пополнения армий своих ручных культистов, обращая вопящих праведников в кровожадных убийц, утративших веру и лишившихся идеалов.

Многие еретики не могут представить себе более преданного последователя, чем бывший приверженец Империума, с глаз которого безжалостно сорваны покровы лжи. Исходя из простой истины, утверждающей, что нет фанатика яростнее, чем новообращённый, они прибывают на Мамону с единственной целью – отыскать самых могучих воинов, захватить в плен и заставить осознать бессмысленность прежних жизней, продемонстрировав им истинное положение планеты. Узнав жестокую правду, большинство пленников испытывают мощнейший срыв, превращающий их в безмозглых хныкающих ничтожеств, обречённых пребывать в таком состоянии до самой смерти. 

Немногие, впрочем, восстают из руин прежнего существования, преисполненные пылающей ярости и праведного рвения, зовущего их низвергнуть Императора, оставившего свой народ тысячелетиями прозябать в скотском ничтожестве. Эти мужчины и женщины, создания почти абсолютно чистой веры, переносят свое искреннее поклонение на новых господ и служат им с той же бездумной верностью, с которой в прошлой жизни пресмыкались перед Богом-Трупом. Именно существование таких фанатичных последователей используется многими в качестве доказательства того, что Мамона – грандиозная лаборатория Несущих Слово, в которой они с изяществом истинных мастеров своего дела манипулируют верой и праведностью.

Еретики стекаются со всего Вопящего вихря, чтобы своими глазами полюбоваться на впавших в ничтожество «имперских праведников», видя в истинно верующих обитателях Мамоны олицетворение того, до чего способны довести жертвенность и ощущение собственной греховности. Довольно часто военачальники используют планету в качестве тренировочного полигона, демонстрируя бойцам опасности сражения с фанатичным противником. Другие же стремятся пополнить ряды своих отрядов святыми воинами с истерзанного мира и выстраивают хитроумные планы по введению аборигенов в заблуждение – те, кто попадается на удочку, впоследствии искренне верят, что сражаются за правое дело вместе с благородными собратьями.

Порой могучий военачальник, колдун или другой еретик для собственного развлечения обрушивают на жителей Мамоны новые беды, одаряя враждующих чемпионов демоническим оружием или иным мощным артефактом Тёмных богов, обещая, что с его помощью воины смогут нарушить вечное равновесие и принести победу своей стороне. Разумеется, эти бессердечные посулы оборачиваются для обитателей Мамоны лишь новыми мучительными страданиями, а использование дара приносит избранному чемпиону лишь смерть. Война же идёт своим чередом. Как правило, дарители возвращают себе артефакты и вооружение, переданные святым воинам, но порой размах насилия и кровавой бойни оказывается столь грандиозным, что еретики вынуждены покориться превратностям судьбы и смириться с потерей. Впоследствии на почве подобных случаев произрастают слухи о том, что многие кардиналы - милитанты хранят в своих сокровищницах предметы немыслимой мощи, об  истинной силе которых даже не подозревают.

Наиболее мрачным фактом из всех, относящихся к бесконечно развивающемуся представлению на Мамоне, является постоянный подспудный страх в сердцах и разумах тех, кто восхищенно наблюдает за проклятым миром. Порой, когда события на самой планете или в прочих областях Вихря принимают странный оборот, начинают слышаться голоса, утверждающие, что длань Императора коснулась Мамоны, что бесконечные мучения её обитателей всё же привлекли внимание Бога-Трупа. Восстав в гневе, он снизошел на проклятый мир в сиянии праведной ярости, сокрушив создателей жестокого представления и навечно прибрав души верных к себе. Подобные слухи всегда встречают с весёлым смехом, в котором, тем не менее, звучат тревожные нотки. Ведь, раз уж вера изменяет реальность внутри Вихря, то, безусловно, абсолютная уверенность жителей Мамоны в пришествие Императора рано или поздно обернётся истиной, и, если так, то какое воздаяние, кроме полного уничтожения, может ожидать тех, кто столь жестоко измывался над его подданными?

Источник: Black Crusade. Tome of Excess.
Librarium,Warhammer 40000,warhammer40000, warhammer40k, warhammer 40k, ваха, сорокотысячник,фэндомы,Chaos (Wh 40000)
Развернуть

Warhammer 40000 фэндомы Librarium Adeptus Mechanicus Imperium Chaos (Wh 40000) Khorne 

Обрывки журнала записи, найденные среди руин на мире-кузнице Келлин IV

День 8: Отгрузка прометия снова отложена. Может быть я лишь младший технолог по контролю над ресурсами, но даже я могу вычислить, что наша кузница изо всех сил пытается произвести необходимое количество ракет «Адский огонь» для вооружения ординатуса, для святого истребления культистов на Иокантосе. Тем не менее, по воле Омниссии, мы не будем колебаться.

День 17: Пополнения прометия ещё не поступало, и я считаю, что у нас недостаточно ресурсов для производства всех ракет. Поток сообщений на низком коде говорит, что магос Краннак из кузни Сигма получил свой груз. Конечно, мы должны получить поставки следующими, поступить иначе будет неправильно. Если это испытание от Омниссии, мы его пройдем.

День 22: Сегодня пришло сообщение от кузни Сигма: «Ваша кузница отстала в производстве праведного вооружения, что требуется для нашего дела. Разве ваша вера недостаточна для преодоления испытаний, столь незначительных, как задержка поставок? Возможно, вам следует молить Бога-Машину об указании вам верного пути. «Не позволь ординатусу потерпеть неудачу из-за твоей слабости». Такое поведение не является правильным. Хотел бы я посмотреть, что они бы делали нанашем месте. Помог ли бы им тогда Омниссия?

Warhammer 40000,warhammer40000, warhammer40k, warhammer 40k, ваха, сорокотысячник,фэндомы,Librarium,Adeptus Mechanicus,Mechanicum,Imperium,Империум,Chaos (Wh 40000),Khorne

День 23: Идея пришла ко мне, когда я размышлял над этой проблемой прошлой ночью. Кузня Сигма имеет переизбыток прометия, а наша собственная – испытывает недостаток. Конечно, должен быть способ перевести немного из одной в другую. Возможно, тогда высокомерие Сигмы исчезнет.

День 27: Прометия всё ещё нет. Производство замедлилось, но это дало мне время решить проблему. Я проберусь в инфохранилище и выпущу обрывки мусорного кода, что свяжут Сигму и нашу кузницу. Когда они достигнут цели, духи их кузни и нашей сольются и решат наш дефицит, поделившись запасами. Магос Краннак может не одобрить такие действия, но кто он такой, чтобы спорить с духом своей кузницы?

День 29: Кузня Сигма по-прежнему отказывается отдавать прометий, несмотря на мусорный код, который я выпустил. Испытания показали, что это должно было сработать. Возможно, требуется другая версия кода, но я не уверен, как изменить его, чтобы сдвинуть всё с мёртвой точки. Это должно работать. Мне нужно, чтобы это работало. Я заставлю это работать.

День 30: Прошлой ночью ко мне пришло вдохновение. Я молил Омниссию о наставлении, но не получил ни одного. Выйдя из храма, я споткнулся и порезал оставшуюся плоть о кусок зубчатой скалы. Капля крови упала с моей раны в канистру священного масла. Я смотрел, как кровь растекается, а затем впитывается в масло. Пламя, питаемое маслом, кратковременно вспыхнуло, когда кровь сгорела. После этого огонь, казалось, изменил цвет, став чуть более красноватым.

У меня есть ответ. Кровь. Мусорный код требует жертв.

Жертвуя кровь, мы восторжествуем.

День 31: Новый код готов. Медные шестерни смазаны кровью и готовы излучать потоки данных и наполнять их силой при каждом повороте. Я смазал их своей кровью и обескровил четырёх сервиторов, дабы полностью умастить святые машины. Модификации дадут ему силу, чтобы подавить сопротивление духа Сигмы. Прометий будет нашим, и ничто не помешает нам. Кажется, зубчатые колеса ярко светятся при отправке мусорного кода.

День 34: Прометий прибыл. Мы можем полностью возобновить производство ракет «Адский огонь». Я слышал, что ранее непоколебимые песнопения магоса Краннака стали неуверенными. Его слабость станет нашей силой!

День 35: Взрыв в кузне Сигма привел к гибели сотен человек, в том числе многих, которые, очевидно, пытались уничтожить мой код. Краннак разослал во все кузницы следующее послание: «Машинные духи Сигмы стали непокорными; они яростно нарушают гармоничную работу и оставляют наши благословенные механизмы в руинах. Мы просим немедленной помощи во имя Омниссии!» Пусть он страдает. Где была его помощь, когда наша кузница бедствовала? Только благодаря силе мы выжили. Если бы его адепты были достаточно сильны, они бы заметили нашу атаку заранее и отразили её. Краннак не заслуживает спасения. Какому богу нужен такой слабый слуга? Ответ на этот вопрос не может быть высчитан.

День 37: Семь других кузниц постигла та же участь, что и Сигму. Каждый сообщает, что их дух был уничтожен изнутри. Наша кузница – последняя. Беженцы из других кузниц обращаются к нам с мольбами о помощи. Сканирование показывает, что они намерены взять её штурмом, если это будет необходимо, но мы сильны. Мы должны защищаться, но их много, и наше оружие не предназначено для отражения таких полчищ. У нас есть только священные ракеты. Кажется, они возникают в моих оптических рецепторах каждый раз, когда я их вижу.

День 38: Техножрецы и скитарии из других кузниц напали на нас. Мир среди братьев – это иллюзия, рассеянная с первым намёком на раздор. Я молился Омниссии, ища наставления. Мне ответили молчанием. Затем я услышал новый голос. Он был глубоким и преисполненным гнева. С каждым слогом нервы в моем теле горели. Жгучая боль пронзала мозг и обжигала мои рецепторы с каждым гортанным словом. Каждая энграмма, соединяющая мой мозг со святым покровительством Омниссии, казалось, извивалась и плавилась, словно перегруженные линии электропередач. Моя аугментика, казалось, свихнулась, когда пыталась расшифровать сообщение, и я на несколько мгновений прекратил работу. Когда я вернулся к полной функциональности, я увидел слова «Пусть они горят в аду», что были написаны красным, и стекали с переборки. Моя рука была скользкой от этой жидкости.

День 39: Они все мертвы. Восемь ракет «Адский огонь», всё, что мы смогли произвести, уничтожили Краннака и других предателей, которые пытались изгнать нас из нашей кузницы.

Я был сильным. Теперь мы сильны.

40й:

Нет. Это первый день. Мой первый день. Новое время.

Слабый Бог-Машина покинул это место. Служба ему была ложью с самого начала. Немой бог, что не отвечает на молитвы своих последователей - вовсе не бог. Теперь я знаю, куда должна быть направлена моя преданность. Рана, полученная в результате несчастного случая, открыла мне правду. Эта правда, которая со мной с тех пор, как я был рожден. Моя кровь имеет большую цель, чем тело, в котором находится. Каждая капля может изменить ход событий. Это знание дает мне силы и решительность. Теперь я знаю его имя. Я благодарю Кровавого бога за то, что он явил мне истину, и я обязуюсь ему служить. СЛАВА КХОРНУ! 

Записи в журнале заканчиваются.

Война за возвращение Келлина IV продолжается.

Warhammer 40000,warhammer40000, warhammer40k, warhammer 40k, ваха, сорокотысячник,фэндомы,Librarium,Adeptus Mechanicus,Mechanicum,Imperium,Империум,Chaos (Wh 40000),Khorne
Развернуть

Warhammer 40000 фэндомы Librarium Chaos (Wh 40000) Wh Past Lorgar Primarchs 

Видение в паломничестве Лоргара.

Какое-то мгновение даже смотреть на свет было больно. Он был серебристым, искусственным и настолько далеким от теплого золота настоящей звезды, насколько только можно было вообразить. Прикрыв лицо от его суровой резкости, Лоргар оглядел равнину, на которую указывал Ингефель.

Очертания превратились в неровные контуры. Лоргар мгновенно узнал их, поскольку обучался здесь почти десять лет, жил среди местных обитателей и восхищался ими так же сильно, как любил народ Колхиды.

– Тизка, – произнес он слово после того, как подавил ужас. Потрескавшиеся шпили, хитроумно созданные людьми; громадные пирамиды из белого камня, светлого металла и разбитого стекла; рухнувшие городские стены, от которых остался лишь крупный щебень – это был великий просвещенный город Тысячи Сынов, поставленный на грань опустошения.

Warhammer 40000,warhammer40000, warhammer40k, warhammer 40k, ваха, сорокотысячник,фэндомы,Librarium,Chaos (Wh 40000),Wh Past,Lorgar,Primarchs

– Что за безумие я вижу? Какой обман принял столь жестокую форму?

Тизка сгорит в горниле грядущей войны. Так должно случиться.

– Я никогда не позволю этому произойти.

Позволишь, Лоргар. Ты должен.

– Ты мне не хозяин. Я никогда не уверую в бога, который управляет своими почитателями. Вера – это свобода, а не рабство.

Ты позволишь этому произойти.

– Если таково будущее, Ингефель, то я сообщу Магнусу в прошлом. Когда я вернусь в Империум, это будет первое, что сорвется с моих губ.

Нет. Это последнее происшествие в ходе просветления Магнуса. Преданный Императором, преданный собственными братьями, он перенесет свой город в варп, чтобы избежать окончательного уничтожения. Здесь он строит крепость для будущей войны.

– Что за война? – выплюнул слова Лоргар. – Ты не перестаешь говорить о предательствах, крестовых походах и битвах, словно я уже могу увидеть описываемые тобой события будущего. Проклятье, скажи мне, что это за война?

Лоргар двинулся к разрушенному городу, но Ингефель схватил егоза наплечник.

Война, которую ты начнешь, но не возглавишь. Война ради того, чтобы донести все эти истины до Империума. Ты пришел найти богов, Лоргар. Ты их нашел, поскольку они всегда имели замыслы относительно тебя. И теперь их взгляд обращен на человечество. Мы говорили Аргел Талу так же, как и тебе сейчас: человечество примет истины божественной реальности, или же его постигнет та же судьба, что и эльдар.

Лоргар оглянулся на город.

Ты всегда знал, что все кончится войной. Священный крестовый поход, чтобы принести на Терру истину. Слишком многие миры будут сопротивляться. Власть Императора над их жизнями слишком крепка и безжалостна. Анафема лишает их возможности развиваться самостоятельно, и потому они умрут –пребывая в оковах его ограниченного видения.

Примарх улыбнулся, копируя выражением слабого веселья своего генетического отца.

– А вместо порядка ты предлагаешь Хаос? Я видел, что бродит по поверхности тех эльдарских миров, что сгинули с этой великой утонувшей империей. Моря крови и города воющих Нерожденных…

Ты смотришь на империю, которая не сумела внять богам.

– Даже если так, ни один человек не примет добровольно такие ужасы.

Нет? Эти вещи кошмарны лишь для того, кто смотрит на них глазами смертного. Не признав истинных богов, человечество падет из-за своего безверия. Царства чужих разорвут Империум на части, ибо человечеству не хватает силы, чтобы выжить в галактике, которая ненавидит ваш род. Ваша экспансия угаснет и уменьшится, а боги покарают тех, кто отринул предложение истинной веры. Ваш род может принять Хаос, о котором ты говоришь, или же вкусить той же участи, что и эльдар.

– Хаос, – Лоргар посмаковал слово, взвешивая его на языке. – Это неправильное название, не так ли? Нематериальное царство может состоять из чистого Хаоса, однако он изменяется, соединяясь с материальной вселенной. Разбавляется. Даже внутри Великого Ока, где боги взирают на галактику, физические законы нарушены, однако нет чистого Хаоса. Это не беспорядочный океан бурлящей психической энергии. Не сам варп, а смешение «здесь» и «там», небесной тверди и эфира.

Примарх вдохнул наполненный пеплом воздух, ощущая, как тот щекочет горло.

– Идеальный порядок не меняется. Но и чистый Хаос никогда не выйдет на первое место. Вы хотите союза.

Он обернулся к Ингефелю. Теперь кровь текла из обоих глаз демона, пятная мех мутными зигзагообразными полосами.

– Мы вам нужны, – произнес Лоргар. – Боги нуждаются в нас. Без нас они не в силах покорить материальную вселенную. Их мощь ограничивается, когда нет молитв или совершенных во имя поклонения деяний.

Да, но эта потребность не эгоистична. Это естественное желание. Боги правят Хаосом как стихией. Варп – это все эмоции людей, переживания всякой разумной расы, проявляющиеся в виде психической бури. Он не враг жизни, а ее результат.

Лоргар глубоко вдохнул, ощутив вкус еще большего количества принесенного ветром пепла. Он ничего не ответил, поскольку мало что можно было сказать. Аргел Тал уже вернулся с этими словами, а теперь Лоргар слышал их из первых уст.

Хаос стремится к симбиозу с жизнью: Одушевленные и Нерожденные в естественной гармонии. Союз. Вера. Сила, Лоргар. Бессмертие и безграничные возможности. Ощущения, не доступные пониманию смертного. Способность испытывать сводящее с ума наслаждение от любой муки. Дар ощущать экстаз, когда тебя уничтожают. Даже смерть становится замечательной шуткой сознанием, что ты будешь возрождаться в ином обличье снова и снова, пока сами солнца не почернеют.

А когда звезды умрут, Хаос все равно выживет в холоде – такой же идеальный, торжествующий и чистый. Это все то, о чем когда-либо мечтало человечество – не иметь равных в галактике, быть всемогущими по отношению к остальным формам жизни, и быть вечными.

Лоргар больше не глядел на павший город.

– Вы сделали плохой выбор. Я польщен и горд тем, что открыл истину. Для меня честь быть избранным сущностями, которые достаточно могущественны, чтобы их можно было считать божественными в настоящем смысле этого слова. Но мне будет трудно принести этот свет человечеству. Я не могу победить в войне против бога, который восседает на Троне Терры.

Жизнь есть борьба. Ты приложишь усилия и преуспеешь.

– Пусть я даже и поверю во все это… – у Лоргара похолодела кровь. – У меня сто тысяч воинов. Мы погибнем в тот же миг, как только высадимся на Тронный Мир.

Ты привлечешь больше, освобождая мир за миром. Так записано среди звезд. После того, как ты покинешь это место, твой Легион более не будет тратить годы на созидание совершенных миров, которые почитают Анафему как Бога-Императора. Ты сокрушишь сопротивление своей пятой и возьмешь на службу новых, преисполненных веры людей. Некоторые из них будут рабами в чревах твоих боевых кораблей. Другие станут паствой, которую ты поведешь к просвещению. И еще больше попадет в прибежища генетической жатвы и переродится в легионеров.

Примарх подавил потребность выругаться.

– Мне все неуютнее слушать, как ты обсуждаешь мое будущее в столь определенных категориях. Ничего из этого еще не произошло, и может никогда не случиться. И ты так и не ответил на важный вопрос. Почему это должен быть я?

Это должен быть ты.

Его зубы сжались так сильно, что скрипнули.

– Почему? Почему не кто-нибудь из остальных? Гор? Сангвиний? Лев? Дорн?

В других Легионах каждый умрет за своего примарха и пожертвует жизнью ради Империума. Но Империум – это рак, убивающий ваш вид. Даже когда некоторые твои братья выступят против Императора, то будут сражаться за то, чтобы править Империумом. Лишь Несущие Слово умрут за истину и само человечество.

Сейчас нужно объединить веру и сталь. Если человечество станет империей, а не видом, то падет от когтей чужих и гнева богов. Таков порядок вещей. Уже происходившее раньше повторится вновь.

Источник: Аарон Дембски Боуден. Аврелиан
	*
	
	W J
		<J®#1SIIP r				iw ,	wNTa 4 Я	f Ш / ■ ^ ^
	Йк IV - %f i	im щШШШ№ v'					WjjjBb в	ESe^ri Jff
								
		-чЯц					ЧИИ^^* l*tflH ' I	
	*чЯН^Htt. #	de Ik>					,*a^"mm'Ш^Ш > J	
Pj:'	ЩГ* -'A 'V^qI^K ЙЦ1к ^j^jhTj^jBi ip%i ъ14& ■ ДШ *±y	fr IBBti'	KL ШР I
	1мкШм		W f ‘ ’’LjL » ж
Развернуть

Warhammer 40000 фэндомы Librarium Chaos (Wh 40000) Nurgle 

Отец Чумы

“Возрадуйтесь, дети! Ваш отец приносит надежду в самый тяжёлый час. Пусть те, кто хочет принять его дары, выйдут и получат благословения Владыки разложения. Отбросьте костыли и сомнения. Отбросьте веру в ложного хозяина, который наполнил ваши сердца ложью, печалью и сожалениями. Примите славные дары гнили и разложения. Вкусите красоты гниения и возродитесь живыми символами стойкости.”

– князь демонов Гал’Фурт, обращаясь к больным жителям завоеванного города на Кулисе VII


Во всем сущем нет ничего, что не разрушалось бы. Ни одна цивилизация не может вечно отражать атаки соперников. Ни один король не переживёт всех заговоров. Никакая жизнь не может избежать разложения. Даже Ложный император со всеми своими обманутыми рабами и тысячами техножрецов не сможет избежать разрушительного воздействия времени и окончательной гибели. Вопрос в том, что произойдет, когда наступит конец.


Нургл – вот ответ на этот вопрос.


Каждый неизбежный финал приносит столь же неизбежное начало чего-то нового. Когда катачанский шиповник ловит и пожирает неосторожного гвардейца, жизнь солдата заканчивается, но вырастает новый побег шиповника. Гнилая плоть, сорвавшаяся с руки больного бандита из подулья, остаётся в канализации, чтобы кормить чумных крыс, что влачат жалкое существование в этих тёмных, заполненных личинками туннелях. Даже вольный торговец, чей патент отозван, должен искать новые пути для торговли. Нет такого конца, который не привёл бы к надежде на обновление.


Именно из-за этого неизбежного факта жизни Нургл многим известен как Владыка всего, ибо нигде не происходит ничего, что не служило бы его целям. Воистину, нет существа, действия или результата, что не способствовал бы достижению целей Нургла. По правде говоря, Нургл может просто сидеть сложа руки и ждать, пока Вселенная не падёт в соответствии с его замыслом. Однако он не довольствуется ожиданием. У него слишком много энергии, слишком много энтузиазма, чтобы просто сидеть сложа руки. Из глубины своих владений он сеет заразу, как физические язвы, так и ядовитые идеи, которые он и его последователи затем выпускают в мир смертных. Он приветствует сопротивление тех, кто пытается отрицать его, ибо каждый раз, когда они воздвигают защиту против его усилий, он узнаёт новые способы преуспеть. Каждое лекарство порождает новую, более сильную болезнь. Каждая победа для его врагов – пиррова, ибо цена её так велика, что защитники остаются беззащитными перед ласковыми атаками вечно эволюционирующих болезней. Такова природа Нургла. Сопротивление – это саморазрушение. Перемены лишь откладывают неизбежное и не более того. Бегство и отрицание только выигрывают время ценой страдания, а время не имеет смысла в Царстве Хаоса.


Записи многих видов галактики полны сведений, что Нургл развращает и приносит гибель всем. В какой-то мере они верны, но слишком конкретны и не способны охватить всю картину. Более примитивные виды гораздо лучше понимают неоспоримую природу Хозяина неизбежности.


Жизнь – это борьба и эрозия. Встретить рассвет – значит дождаться сумерек и, в свою очередь, пережить ночь. В более широком масштабе, если бы существо могло позволить себе роскошь наблюдать за расцветом и падением империй, видеть рождение солнц и их окончательную гибель в вихревых массах космического разрушения, наблюдатель, несомненно, признал бы законное место Нургла как Пастыря предназначения.


Только любовь Нургла к гниению, болезням и разложению мешает многим принять его истину. Смертному может быть трудно принять, что гниение конечности или выпадение внутренностей – это благословение. И всё же это так. Даже дряхлый император человечества, восседающий на своем золотом троне, является свидетельством величия Нургла. Каждый день тысячи душ отдают свои плотские тела и бессмертные души этому ложному идолу в тщетной попытке сохранить его гниющее присутствие. Это проигранная битва, но боеприпасы, израсходованные в конфликте, человеческие тела, посланные на их бесполезную гибель, действительно служат цели — Цели Нургла. Каждый погибший смертный рождает новую жизнь и новую надежду. В этом круговороте и процветает Нургл. Плоть – это монета его царства, а надежды – это проценты, которые он получает за инвестиции.


Воистину, Нургл воплощает в себе природу всех вещей и тем самым заслуживает звание Владыки всего.


Источник: Black Crusade. Tome of Decay

Warhammer 40000,warhammer40000, warhammer40k, warhammer 40k, ваха, сорокотысячник,фэндомы,Librarium,Chaos (Wh 40000),Nurgle

Развернуть

Warhammer 40000 фэндомы Librarium Chaos (Wh 40000) Slaanesh 

Аспекты Младшего Бога

Приветствую вахактор, неоднократно встречал в сообществе разнообразные стереотипы о Слаанеш и потому хочу дать более подробную информацию о разных аспектах божества. Приятного чтения.

«Каждое мгновение ищи удовольствия, наслаждайся каждой прихотью. Пусть низшие расы чувствуют бремя своей нелёгкой жизни. Мы выше забот или волнений. Нам доступна любая сила, и для нас нет ничего запретного. Мы – истинные хозяева галактики, и все остальные
существуют только чтобы удовлетворять наше любопытство. Мы заслужили свою власть. Так давайте же вкусим плоды побед. Время само по себе наше. Мы вечны».


– переведённые глифы эльдар, найденные среди руин Храма
Небесного величия

Присутствие Слаанеш проявляется по всей галактике множеством способов. Радость родителя при рождении ребенка, гордость коммодора, чей флот успешно воплощает хитрую тактику, возбуждение сердец влюбленных, объятия любовницы, пьянящий прилив облегчения, напоминающий солдату как хорошо быть живым после неожиданной схватки – все эти ощущения доставляют удовольствие Хозяину радостей. Однако их недостаточно. Уничтожение эльдар и погоня за немногими выжившими доставляют ему огромное наслаждение, его желания куда обширнее.

Каждый вдох – это возможность почувствовать новый аромат. Каждый опрокинутый стакан – это шанс почувствовать новый вкус. На поле боя каждый удар цепного меча может вызвать никогда прежде не слышанный крик, преисполненный боли. Из своего сверкающего дворца Повелитель излишеств наслаждается каждым новым ощущением. Он наставляет и направляет жителей галактики к новым вершинам ощущений. Его божественные чувства находятся далеко за пределами того, о чём смертный может даже мечтать, но это не значит, что Слаанеш оставит галактику на произвол судьбы. Для него звёзды, планеты, и, конечно же, сама ткань реальности - это просто игрушки, которые он толкает, пихает, рвёт и связывает своей волей, чтобы выжать все ощущения, до последней капли.

Те же, кто решил служить Слаанеш, подражают ему, как только могут, ограниченные своими смертными телами и воображением. В каждом уголке галактики поклонники Слаанеш изобретают новые удовольствия и испытывают себя, пытаясь пережить невиданные доселе ощущения. Это может быть что-то низкое, подобно новой позе в плотских утехах, или создание шедевра, столь глубокомысленного, что никто из созерцающих не сможет остаться равнодушным. По настоящему вдохновлённые, однако, имеют больше игрушек. Лишь немногие имели удовольствие наблюдать, как целые отряды космодесантников испаряются под огнём титана «Покоритель». Еще меньше слышали, как миллион голосов кричит в агонии и следующую за этим тягучую тишину, в которой бомбы с нуклеиновой кислотой растворяют их плоть. Большинству не хватает ума придумать, как испытать эти прелести. Скорее всего, это невозможно даже для величайших излишеств, которые только можно вообразить в царстве смертных. Но в Царстве Хаоса возможно всё.

Красота во тьме

Говорят, что если смертный узрит хотя бы мимолетный проблеск телесной формы Слаанеш, он потеряет себя. Вся добродетель и чистота, за которые он когда-то цеплялся, будут отброшены в одно мгновение и заменены порочными желаниями тёмного и развращённого распутства. Очарованный смертный станет пойдёт на любой разврат, о котором ему шепнёт Повелитель наслаждений.

Мало кто осудит душу, попавшую в такую ловушку, ибо все рассказы о Слаанеш описывают его как воплощённое совершенство. Ни мужчина, ни женщина, но и то и другое, Тёмный князь может принять облик, наиболее приятный для зрителя, обеспечивая желание, послушание и стремление служить. Чаще всего Слаанеш изображают молодым мужчиной, полным жизни и наделённым непреодолимым обаянием. Эта внешняя красота маскирует жестокость и желание подчинить, ибо Слаанеш не нужны льстивые слова или клятвы преданности. Поклонники Слаанеш тоже используют обещания, хитрость, красоту и обаяние как оружие, чтобы заставить других выполнять их приказы. Они стремятся подчинить волю других и с её помощью достигнуть своих целей – познать новые ощущения, раздвинуть границы излишеств и достигнуть совершенства. Таковы идеалы их обольстительного бога, а боги обладают силой, способной превзойти то, на что может надеяться смертный. Слаанеш совершенен и прекрасен, но совершенство и красота – не более чем инструменты, которые он использует, чтобы воплотить в жизнь самые тёмные, самые извращённые желания и планы.

Источник: Black Crusade. The Tome of Excess (спасибо Sliznechock за источник)
Warhammer 40000,warhammer40000, warhammer40k, warhammer 40k, ваха, сорокотысячник,фэндомы,Librarium,Chaos (Wh 40000),Slaanesh
Развернуть

Warhammer 40000 фэндомы Librarium Malcador the Sigillite Wh Past Imperium 

Запланированная Ересь.

Ниаста тяжело вздохнула.

– Но я чувствую в тебе иную грусть, Сибель. Ты не боишься умереть.

– Нет, не боюсь.

– Тогда говори. Я здесь, чтобы слушать.

– Я боюсь, что все зашло слишком далеко. Я боюсь, что при всем предвидении Императора и ваших мудрых советах в этой войне произошло слишком много неожиданных поворотов. И все, чего мы достигли, будет напрасным.

– Мне в самом деле больно слышать твои слова. Что мы, он и я, Империум можем потерпеть неудачу.

– Разве вы не слышите, как Великий Колокол непрерывно звонит днем и ночью? Каждый удар – потерянная душа, очередной павший слуга Империума. Когда я в последний раз видела списки потерь на одном только Бета Гармоне, счет шел на миллиарды. Миллиарды… за считанные месяцы. Это не та война, которую смертные могут выиграть, и это пугает меня больше всего. Мы может только позволить примархам убивать друг друга одного за другим и смотреть, что останется от галактики, когда… – ее прервал кашель.

– Наклонись вперед! Наклонись, моя дорогая! Старайся… старайся дышать. Вот, пей. Сделай глоток.

– Я так устала, Мал… – прошептала Сибель.

– Отдыхай, Сибель, ложись. Тебя бы утешило, если бы я сказал… Все примархи всего лишь средства достижения цели.

– Я… – Сибель тяжело дышит. – Я не понимаю… Простите меня.

– Империум не для постлюдей, но для человечества. Ты знаешь это. Ты помогала управлять ими, направлять их усилия. Легионы и их отцы – орудия завоевателя и ничего больше.

– Вы имеете в виду Громовых Воинов…

– Такие же, как они. Пылают ярко, но недолго. Но мы с Императором не могли вести Великий крестовый поход с генетически улучшенными смертными. Чтобы вернуть звезды, нам были нужны кто-то посильнее и могущественнее. А для контроля над ними была необходима продолжительность жизни Легионес Астартес, которая не имела бы ничего общего со старением и вызванной им немощью. Поверь моим словам, Сибель Ниаста, эта война всегда замышлялась в качестве последнего акта крестового похода. Мы хотели, чтобы примархи обратились друг против друга, против своего отца.

– Будь уверена, мы манипулировали каждым из них с самого момента их обнаружения, стравливая друг с другом, разжигая братское соперничество Его неравной благосклонностью. Это было не сложнее, чем расставлять фигуры на доске Хеопса. Тех же, кем нельзя было управлять… Они никогда бы не дошли до конца игры.

Сибель заплакала.

– Ах, моя дорогая, не плачь. Ты страшишься, что Император не может контролировать своих сыновей, а я скажу тебе, что эта война – средство такого контроля. У примархов своей воли не больше, чем мы им дали.

– Неужели это правда?

– Моя ошибка заключалась в недооценке истинного врага. Губительные Силы подстегнули своих чемпионов среди восемнадцати, и война началась раньше, чем мы были готовы. И поэтому каждый звон этого колокола заставляет меня задаваться вопросом: была ли эта смерть задумана нами или же это еще одна невинная душа, которую я мог спасти? Это мое бремя и я несу его, чтобы Император мог сконцентрироваться на грядущей последней битве.

– Он победит?

– Будущее не входит в сферу моих знаний. Я верю в его предвидение, мы все должны верить.

Сибель продолжала плакать.

– Я здесь, Сибель. Я здесь. Ты должна поспать. Я не уйду. Отпусти себя. Отпусти, и он поймает тебя. Даю тебе слово. Отдай себя ему.
Warhammer 40000,warhammer40000, warhammer40k, warhammer 40k, ваха, сорокотысячник,фэндомы,Librarium,Malcador the Sigillite,Wh Past,Imperium,Империум
Развернуть

Warhammer 40000 фэндомы Librarium Chaos (Wh 40000) Wh Past 

Немного метафизики в ленту

– Если бы вы спросили Магнуса или одного из его Тысячи Сынов о природе варпа, вы получили бы совершенно другой ответ на то, что я вам сейчас продемонстрирую. Мистики Просперо анализируют варп как аналогию, думая, что они могут различать узоры, законы и уравнения в его движении. Хотя у него есть настроения, фазы и текстуры, варп – это закон сам по себе, и именно поэтому высокомерие Магнуса и привело его к глупости. Вы должны отказаться от любой мысли о науке, которую нужно изучать, и вместо этого сосредоточиться на концепции ритуала и веры.

Пертурабо хмыкнул, внимательно слушая каждое слово. Абаддон не был уверен, мудро ли посвящать Повелителя Железа в такие подробности. Пертурабо преуспел в усовершенствовании того, что начинали другие, и в создании чудес из ничего. Будучи вооружён более глубокими познаниями о силах, он не будет знать предела тому, что смогут вызвать его воображение и мастерство.

– Думайте о нашем месте в варпе как о взаимодействии скорее эмоциональном, чем физическом. Точно так же, как у вас и у меня есть обстоятельства, которые отделены от нашего тела – наше прошлое, наше отношение друг к другу, наш общий опыт. Их нельзя упорядочить. Их можно даже неправильно вспомнить или вообразить. Тем не менее, в варпе всё это реально, в то время как физическое нереально.

– Я не уверен, что полностью понимаю смысл сказанного тобой, но продолжай, – произнёс примарх.

– Ритуал, который мы использовали, чтобы позволить вашим братьям ступить на Терру, имел физическую составляющую и духовную. Бойня сыграла свою роль, – Лайак махнул на окружавшие трупы. – Бойня бессмысленна без эмоций. Если бы я cрубил лес деревьев, я оборвал столько же жизней, но никто не назвал бы это убийством, и я не мог использовать его, чтобы вызвать малейшее проявление сил. Смерть нематериальна, как и страх, ненависть, гнев. Это энергии варпа, питающие богов. Физическое создаёт духовное. Когда они формируются и направляются соответствующим образом, возникает связь и становится возможным переход между царствами.

– Теперь я лучше понимаю сказанное тобой, – произнёс Пертурабо. – И как появляется эта связь?

– Это искусство, а не наука, – вкрадчиво ответил Лайак. – Это вера, которая формирует всё, и рождённая в сердце преданность силам. Слова, символы и действия являются только физическими проявлениями ритуала, чтобы помочь сформировать веру, которая проистекает изнутри. Я годами изучал эти тайны, чтобы сгладить переход, но именно моя вера создаёт связь между мной и богами. Ради их благосклонности вы должны отдать себя им.

Абаддон увидел, как прищурился Пертурабо.

– Как мои братья?

– Это всего лишь один из путей. Они взяли себе покровителя и стали формироваться под влиянием своих внутренних желаний. Боги все вместе счастливы принять ваше поклонение.

– Поклонение? Боги? – Пертурабо явно боролся с этими концепциями, хотя интеллектуально или догматически их было невозможно постичь.

– Однажды вы последовали за богом, хотя Он не позволил вам называть Его так, – Лайак посмотрел на Абаддона. – Почему бы не послужить силам, которые даруют милость взамен, а не отвергают вашу любовь и преданность?

– Мы здесь с более конкретной целью, – прорычал Абаддон, чувствуя неудобство под взглядом Багряного Апостола. – Чтобы разрушить барьер, который защищает космический порт.
Лайак присел на корточки и погрузил пальцы в обнажённые внутренности лежавшего у его ног тела. Жуки разбежались, сгрудившись у ног Тифа, словно цыплята, ищущие защиты у курицы. Колдун Несущих Слово встал, вытаскивая верёвку из кишок. Она была явно больна, покрыта бледными волдырями и тёмными струпьями.

– Боги будут пировать светом Императора и тем самым погасят его. Мы должны наделить их своими молитвами и жертвоприношениями, придать им силу своей верой, отдать себя им, чтобы они могли одарить нас. Своей преданностью мы даём им энергию. Мы ступили на этот мир в благоприятное время, когда варп усиливается и физическая сила Императора ослабевает. То же самое истончение завесы между мирами, что позволило нашим кораблям проникнуть в звёздную систему, также приближает дыхание богов.

Источник: Гэв Торп: Первая стена / The First Wall
Переводчик: Хелбрехт
' *1 ¡vi Л	
	
•-	* *
	Я
'5	?
	
	Б/ ,
	KX^L,Warhammer 40000,warhammer40000, warhammer40k, warhammer 40k, ваха, сорокотысячник,фэндомы,Librarium,Chaos (Wh 40000),Wh Past
Развернуть

Warhammer 40000 фэндомы Librarium Wh Past Emperor of Mankind Imperium 

Император Человечества

Крайне интересный отрывок из книги "Под знаком Сатурна".


Фо прошаркал на свою койку.


– Мы все были чудовищами. Я знаю, что я им был. Но мне просто нравилось играть. У меня была склонность к генетике и биомеханическим системам. Я придумывал вещи, просто, чтобы увидеть, куда они пойдут. Иногда это ужасало людей, и я заслужил печальную репутацию. Но что бы я ни делал, я не планировал завоевывать планету. Я никогда не ставил задачей объединение. У меня не было великого плана. Я просто играл.


Он посмотрел на Киилер.

– Я сбежал с Терры, когда увидел, что Он творил. Вы либо становились частью Его плана, либо вас устраняли. Мне жаль… просвещенных. Мне не понравилось ни то, ни другое.


– Вы сбежали с Терры, потому что вас бы наказали за ваши преступления, – сказал Амон

– Да. Несомненно, на Его условиях. Потому что единственным законом был Его закон. Я видел к чему все идет. Он бы объединил планету, так как обладал для этого силой, а отсутствие самокритики позволяло не ставить под сомнение свои намерения или средства. Меня назвали чудовищем из-за моих созданий, но посмотрите, что создал Он.

– Империум, – сказала Киилер.

– Возведенный на плечах генетических транслюдей, – пояснил Фо. – Приведенный к согласию… а, есть другое примечательное слово… отродьями, гораздо худшими, чем те, которых я когда-либо изобрел. Трансчеловеческие отродья, способные сжечь галактику. Не верите? Выгляните наружу.

– Это бессмысленно, – сказал Амон.

– Ты говоришь так, воин, – яростно заявил Фо. – Потому что ты – это Он. Часть Него, Его разума, Его воли. Я мог бы точно так же говорить с Ним, лицом к лицу, а Он никогда – я имею в виду никогда – не принимал критику. В нем никогда нельзя было сомневаться. А ты, дорогая девочка, смотрящая на меня этими пытливыми глазками, такая же. Часть Него. Ты не создана такой, но ты наполнена Его силой. Ты позволила этому случиться. Ты считаешь Его богом.

– Я знаю, что Он… – она осеклась. – Я знаю, что я знаю.

– Ты знаешь то, что Он хочет, чтобы ты знала, дорогуша.

– Император отвергал каждую попытку, – осторожно сказала она, – обожествить Его.

– Позволь мне поделиться секретом с тобой, Эуфратия, – сказал Фо, наклонившись вперед и подзывая ее. – Богов нет. Это, во-первых. Если бы они были, они бы действовали в безмолвной и безмерной тайне, их пути слишком возвышенные, что бы могли их постичь. Но есть те, кто хочет, чтобы ты верила, что они – боги. Кто, я бы сказал, хочет быть богами. И каков их первый шаг к этой цели? Они отвергают себя. Они принимают смиренную позу и заявляют «Я – не бог… даже если вы так думаете». Это психологический путь к воспитанию веры. Я видел, как он начинал все эти годы назад. Я знал, что однажды Его провозгласят богом. Он, в сущности, обладает безмерной силой. Он станет богом, нравится ему это или нет. Божественность – это абсолютный инструмент контроля. Это вершина тирании. Ваших последователей влечет вера. Слепая вера. Вам больше не нужно быть разумным, больше не нужно оправдывать ваши действия. Вы слепо следуете. Если вам, как и Ему, безразлична критика и сомнения, это желанное состояние.

– Он отвергал… – не отступала Киилер.

– Ты все еще веришь! Об этом я и говорю! Чем больше он отвергает божественность, тем больше ты веришь! Ты не оцениваешь тот факт, что Он, по сути, человек, ты принимаешь отсутствие факта, потому что слепая вера устраивает тебя. Скажи, Он говорит тебе, любому из вас, в чем заключается Его план? Его замысел?

– Нет.

– Ну, вот видишь. Потому что тогда ты поймешь. Все, что достаточно просто для понимания недостаточно могущественно для поклонения. История религии должна была показывать вам это.

– Император другой, – сказала она.

– Только в том, что Он больше, Эуфратия, – сказал Фо. – Могущественнее чем любая версия той лжи, что появлялась ранее.

Он устало вздохнул и натянул грязное одеяло на ноги.

– Человечество, по моему опыту, – сказал он, – и думаю, мы можем, по крайней мере, признать, что у меня опыта больше, чем у большинства… Человечество доказало свою патологическую неспособность учиться на собственных ошибках. Оно беспечно помнит свидетельство истории, но не применяет знания, полученные от нее. Эпоха Раздора была жутким временем, вызванным борьбой человека с человеком. Те немногие из нас, кто прожили и пережили ее, независимо от сыгранной роли и совершенных преступлений, мы все смотрели на нее последние годы того ужаса и говорили «никогда больше». Никогда больше мы не сделаем такое с собой. Но, всего несколько столетий спустя, Терра на грани падения, Терра и галактика с ней, от рук спроектированных людей, обратившихся против своего создателя. Эта осада, ваша война, вызвана внутренними причинами.
Он опустил голову.

– Нам следовало быть лучше, – тихо сказал он. – Но мы никогда не учились.

Warhammer 40000,warhammer40000, warhammer40k, warhammer 40k, ваха, сорокотысячник,фэндомы,Librarium,Wh Past,Emperor of Mankind,Imperium,Империум

Развернуть

Warhammer 40000 фэндомы Librarium Wh Past Emperor of Mankind Imperium 

В продолжение предыдущего поста, еще один исторический очерк


Необходимость лжи


Хотя современные учёные нередко ставят под сомнение сложный и тонкий баланс философских подходов, приведённых в действие с помощью Имперской Истины, Император Человечества отнюдь не был глупцом. Безусловно, он знал о лицемерии, лежавшем в основе Имперских Истин. Опасность порождений Эмпиреев для человечества не вызывала сомнений, при этом отрицать их природу казалось проще, чем обучать Своих подданных. В любом случае, запрет на некоторые из знаний в просвещённую эпоху оказался отнюдь не лёгким путём. Можно только предположить, что Император осознавал риски и действовал с продуманной стратегией во имя защиты Своей великой цели.


Потребность в Великой Лжи — повод для великого множества спекуляций. Некоторые утверждают, что цель Императора состояла в победе над самой смертью путём удаления души, и что знания о существовании душ стали бы нашей погибелью. Другие уверены, что Он стремился проникнуть в разум каждого человека в Галактике и поочерёдно передать им Свои фундаментальные знания или Свои психические дары, создав тем самым высшую, вознесённую расу человечества. Тем не менее, кое-кто тайком подозревал, что Сам желал никак не меньшего, чем владычества как над реальностью, так и над имматериальным миром, а сверхъестественную природу потустороннего мира скрывал с величайшим рвением, дабы никто не посмел бы оспаривать Его притязания. Едва Император Человечества уединился на Терре, как повсюду поползли пересказываемые шёпотом мрачные слухи о том, будто бы Он стремится достичь апофеоза божественности, оставив людей позади с холодным откровением, что Имперская Истина была ложью, а боги — на самом деле реальны.


Как бы то ни было, сам факт возвращения Императора на Терру во время кульминации Великого крестового похода, исчезновения Его золотых легионов, а также бесконечная кавалькада людей и машин, спускавшихся в Императорское Подземелье, говорили о том, что воплощение некого грандиозного и амбициозного проекта идёт полным ходом. Разумеется, это послужило подпиткой для дальнейших спекуляций. Сам Великий крестовый поход, вероятно, мог служить цели обладания некими тайнами и материальными инструментами, необходимыми для реализации какой-то чрезвычайно смелой задачи. В таком случае, Имперская Истина была бы не более чем средством для её достижения — средством, которому не суждено было выдержать испытания, обрушившиеся на Империум по вине изменников. Истина в отношении подобных слухов и Великой Работы Императора — слишком весомая тема для обсуждения на данном этапе, а потому к ней мы вернёмся позднее.


Знание могло бы стать величайшим оружием человечества. Несущийся вместе с Великим крестовым походом меч знания был бы способен даровать человечеству шанс на познание демонов и последующую борьбу с их коварным влиянием. Щит невежества, с помощью которого Император надеялся защитить нас, мог лишь задержать поток тьмы, но никогда не сумел бы остановить её натиск. Он изнашивался и гнулся, подобно любому другому щиту под ударами врага. Игра Императора с судьбой человечества обернулась неудачей, а Его отрицание истинной природы варпа оказалось ошибкой. Он мог бы остановить всё это — мятеж Гора, растущее могущество варпа и погибель Империума, если бы только открыл Своим сыновьям и подданным правду.


Пускай план Императора и обернулся неудачей, мог ли хоть кто-то среди живущих или уже покойных знать больше о последствиях Его решений? Ведали ли мы, что делал Император, мог ли хоть один из нас сделать более мудрый выбор, окажись он на Его месте? Несмотря ни на что, никто не может быть уверен в окончательном решении, что Он предвидел — только в том, что угрозе нужно противостоять. Теперь его обязанности ложатся на нас — на тех немногих, кто всё ещё обладает знаниями, необходимыми для защиты Империума. Наш долг — просветить человечество относительно природы и угроз демонов и потустороннего мира.

Источник: Horus Heresy Book Eight, Malevolence

[tapa umttb *immj waiiojjngiaiaa tgij jangtajaa tnb ^njeag; joag si:
X( ( CEL
c c ( ( ( (( (CTTT
{{{(((( r.
Í1.LÍ UUÜÍUUUÍ
O O O O O
		
	vygr O	
	||l	
iiiíi	\\m	a				
	lili" Y	V				\2S£mA'9F VL.,Warhammer 40000,warhammer40000, warhammer40k, warhammer 40k, ваха,

Развернуть