Реактор литературный

Реактор литературный

Подписчиков: 21     Сообщений: 83     Рейтинг постов: 122.9

Здесь я буду размещаться действительно годные небольшие рассказы моих (а может и не только) шаловливых рук дело. 


Рассказы известных и дейсвтительно публикующихся авторов здесь не будет, им и так пиара достаточно. А тут именно что хотелось создать небольшую площадку для талантливых, но никому не известных андеграундных писателей. 


Наши тэги: 


Утренняя минька - небольшие рассказики, призванные немного взбодриться и расшевелиться по утрам. 


Вечерняя нетленка - рассказы побольше, призванные задуматься о вечном и прекрасном после тяжелого дня.  



А если захочется сюда чего закинуть - милости прошу. Есть лишь одно правило - указывать авторство. 



Развернуть

Иван Абрамов #Реактор литературный разное рассказы story #Лит-клуб нуар миниатюра 

Девушка, которая поедала песочные замки

Иван Абрамов,Реактор литературный,разное,рассказы,Истории,Лит-клуб,литклуб, литературный клуб, литературныйклуб,,нуар,noir,миниатюра

Она вошла в мою жизнь как паучиха – медленно и спокойно, отчетливо понимая, что жертва надежно застряла в паутине. Но не в моих правилах выпутываться. Ее джинсовый комбинизончик с солнышком на левой петельке не внушал доверия, но взгляд… за этот взгляд можно отдать все что угодно.

— Привет, - произнесла она томно и слегка картавя.

Я не ответил - был занят. Большая Мамочка не прощает ошибок. Эти куличики должны быть идеальными.

— Как тебя зовут? - она наклонилась, и ворох ее рыжих волос заискрился в солнечном свете. На этот раз моя воля дала сбой.

— Саша. – ответил я, встретившись лицом к лицу с самой роковой женщиной в моей жизни. Глубоко внутри я понимал - вот он, тот самый поворотный момент. Назад пути нет. Я погряз в алчности и продажности, глубоко внутри системы потребления. И она это знала. И это знал Сережа, - Ты и он…

— Он? – голубые глаза округлились от удивления, но я знал – она врет. Все врут. Даже Большая Мамочка. – Кто?

Я сделал вид, что не заметил ее вопроса, и продолжил сыпать грязный песок в ведерко, раз за разом опуская лопатку в самую гущу тьмы и предательства. Ведь никогда нельзя быть уверенным в том, что скрывается под покровом желтого песка – забытая машинка, старый фантик или кошачьи какашки. Песок – это жизнь. И я брал эту жизнь и лепил песочные замки.

— Я Маша, - ее не волновало мое безразличие, у нее была цель, и она шла к ней напролом, сквозь людей и их судьбы. – Красивые тортики. Можно мне один?

Засунув изящную ладошку в нагрудный карман, она достала свежесодранную купюру.

— На.

Она знала, мне нужны были деньги, что не хватает совсем чуть-чуть до новой дозы. Знала. И это знал Сережа. Он хотел мои деньги. И он улыбался, глядя на нас с высоты своих качелей.

— Этот, - я указал лопаткой на один из самых дорогих мне башенных комплексов. Большая Мамочка будет в ярости от того, что я покинул свою клетку из дерева и песка, но я не мог иначе - я погряз в качелях, как муха в паутине у паука. Паука по имени Сережа, который был выше всех в этом мрачном месте, полным боли и страданий.

Я схватил протянутую мне зелень и помчался оплачивать у Сережи еще один заход настоящего, неподдельного чувства полета. Уже там, на вершине наслаждения, я наблюдал за меняющимся от удивления лицом Сережи, обнаружившего вместо новеньких купюр завядшие вчерашние листики, и за полным ужаса и омерзения лицом Маши, нашедшей в своем торте «сюрприз из песочницы». Я наблюдал и наслаждался жизнью под редким в этом городе Солнцем.

Ведь не в моих правилах было выпутываться из паутины.

Автор: Иван Абрамов

Развернуть

#Гильдия Писателей разное рассказ story #Реактор литературный #Лит-клуб написал сам 

Современный ситуэшн

В дверь позвонили. Не люблю, когда приходят неожиданныегости. Я лежал на диване, кот спал на моем пузе. Не, не встану. Звонок позвонилеще раз. Я вздохнул, кот недовольно поднял голову и посмотрел на меня.

- Братиш, если после третьего звонка обычно все уходят, я невстану. Лежи спокойно.

Кот вздохнул, но обратно не лег. Позвонили в третий раз. Котпосмотрел на меня.

- Ща уйдут, не волнуйся.

Котейка скептично «мявнул». Я его почесал за ухом. Четвертыйзвонок, твою мать! Они знают, что я дома? Кот посмотрел на меня и спрыгнул напол, направившись в коридор. Блин ну если коту стало интересно, кто за дверью,мне уж тем более надо посмотреть.

Пятый звонок. Да блин иду я, иду! Кот сидит у двери, и пилитее взглядом. Подхожу открываю и… Охреневаю… На пороге мент… Точнее мент… Полицейская…Волосы собраны в пучок, милое лицо с небольшими морщинками, карие глаза,улыбается. Форма отутюжена, в руке папка с документами. На нашивке фамилияИлонова М.С.

- Алексей Иванович. Я могу войти?

В голове, а че я сделал?

- Простите, а по какому поводу?

- Это очень долгий разговор будет – улыбается она – Так ямогу войти?

- Меня в чем то обвиняют? Я не связан ни с каким криминалом.

- Я знаю, но дело, по которому я к вам пришла, оченьсерьезное.

- А с чем оно связанно?

- Да еп тебя дери… - вздыхает девушка и оттолкнув менявходит в квартиру.

Осматривает коридор, кидает небрежный взгляд на кота.

- Пройдемте на кухню.

Снимает туфли, надевает тапочки для гостей, идет на кухню. Ясмотрю на кота, кот делает удивленное «мя?» и идет за ней следом. Я закрываюдверь, иду на кухню. Полицейская сидит за столом, папка перед ней, руки сложеныв замок, улыбается.

- Разговор будет долгим, приготовьте чай.

- Что происходит?

- Приготовьте чай и покормите кота, вы же его в это времякормите обычно.

- Что?

Девушка смотрит на меня и улыбается, ну раз без чая разговорневозможен, беру заварник.

- Только заварите свежий, этому чаю 2 дня уже.

- Откуда вы?..

Смотрю на нее, она переводит взгляд на папку, потом на меняи усмехается.

- И сделайте чай «по английски», вы же умеете.

- Так, какого хер… черта тут происходит? – эта ситуация уженачинает раздражать.

- Просто устала на работе и хочу свежего чаю. Вамприготовить не сложно, а мне приятно.

- Что происходит? Это что, какие то ваши полицейские методы провокации?

- Да приготовь ты уже чай! Сука! – ее лицо становитсясуровее, удар по столу.

Херасе… Ладно… Завариваю новую порцию чая «по английски»,фраза то какая… Стоп! А откуда она знает, что я умею? Черт! Что происходит? Слышунегромкое «мя», кот! Надо покормить. 15 минут чай разлит по чашкам, ставлю однуперед девушкой, на ее лице опять появляется улыбка. Сажусь напротив, она кладетв чай 2 сахара, размешивает, не звякает ложкой об кружку, манеры. Отпивает,выдыхает. Смотрит мне в глаза.

- Кроткий Алексей Иванович, восемьдесят девятого годарождения. Адрес проживания…

- Может ответите, что происходит и к чему это все? –прерываю я ее.

Она смотрит на меня, улыбается, в глазах какая то страннаяискорка.

- Я ваш надзорный офицер.

- Что?

- Надзорный офицер, то есть представитель полиции, которыйследит за вашими действиями в интернете.

- Что?! Какого хрена?

- А вы думайте, что за вами не следят? Следят за всеми, ноне за всеми приходят.

- Приходят?

- Ну вы понимаете… - она слегка кивает в левую сторону –кхм-кхм-ный… Поняли?

- Так! Стопэ! Я никакого отношения к этому не имею!

- Успокойтесь, я знаю. Я знаю, что вы просто читали егопаблик в ВК, но комментариев не оставляли и вообще провели там минут 10. Вам нео чем беспокоится, уверяю вас. Вы самый невинный из моих поднадзорных.

- Что? А за кем вы еще следите?

- А вот это уже секретная информация, за нее и вас и менямогут пристукнуть.

- Может, вы уже скажете, зачем вы здесь?

Полицейская выпрямляется, блин, а сиськи у нее зачетные, очем я думаю!

- Я хочу, что бы вы женились на мне.

Минуту сижу в ахуе.

- Чего? – голос перешел на фальцет, я испугался.

- Я, хочу, что бы, вы, женились на мне – говорит она срасстановкой.

Я все еще в ахуе…

- Что за стремное аниме?

- Это не аниме, это реальность – она улыбается – но вот эччи,вам бы надо исключить из своего виш-листа.

- Эччи?

- Эччи и еще парочку жанров.

«Я в ахуе» - потихоньку начинает проходить.

- Стоп! Офицер по надзору?

- Надзорный офицер, это большая разница.

- И в чем она?

- Звучит менее угрожающе.

- Ага… Бляха! Вы следите за мной в интернете!?

- Успокойтесь и не только за вами. За вашими соседями,родителями, вашим братом.

- У меня нет брата.

- Есть, он живет в трех кварталах от вас, но с ним лучше несвязываться, он алкаш и у него долги по кредитам – она картинно спохватывается –Ой! Я болтнула лишнего, но ты же меня не выдашь, семпай?

Полицейская изображает саму невинность.

- Брат? У меня есть брат?

- Да забудьте об этом алкаше! Давайте поговорим о нас.

- О нас?

- Ну конечно. Я же здесь для этого!

- Нет никаких нас.

- Не сказала бы, у нас много общих интересов.

- Каких?

- Мы оба любим старую фантастику, драму. Альфреда Хичкока. Кинга,Геймана.

- Я не люблю драму!

- Ой, да ладно! А кто три дня назад смотрел «Форму воды» иплакал в финале?

- Я не смотрел этот фильм!

- Смотрел и даже могу сказать, с какого сайта, ты его скачали какой коммент ты там оставил, «Лучший фильм за последние годы, в финалеплакала, такая любовь, такие чувства». Кстати, почему ты оставляешь комментарииот женского лица? Стесняешься?

- Я… Я... Ч… Чего мне стеснятся?

- Неважно. Просто пойми, я слежу за тобой уже 3 года. Я знаювсе о тебе, что ты не можешь позволить себе завести собаку, поэтому завел кота.Ты покупаешь компьютерные игры, и в тайне мечтаешь когда-нибудь, поиграть в нихвместе с сыном.

- Что?

- Не отрицай, я много раз видела твою игру в воображайку,про жену сына и собаку, как вы все сидите за столом и ужинаете.

- Воображайку?

- Ну да, правда это первый признак того, что кукуха едет. Одиночество постепенно губиттебя. Ты милый добрый и отзывчивый, просто озлоблен на окружающих.

- Нифига!

- Фиг-фига! Вчера ты дал бомжу сотню, хотя он просил мелочь.

- Так стоп! Это же не было в интернете!

- Ну, твой смарт подключен к интернету, и я прослушивала черезнего.

- Какого ху…

Полицейская, хлопнула по столу ладонью.

- Я понимаю, для тебя это стремно. Да и выглядит это какговеный исекай…

- Это ни хрена не исекай. Это другой жанр.

- А какой?

- Что какой?

- Какой жанр?

Я пытаюсь взять ситуацию в свои руки.

- Так! Вы три года следите за мной в интернете…

- Не только за вами…

- Насрать! Следите за мной три года! А теперь заявились сюда,с фразой «Женись на мне»! Вы ебанулись?

- Нет. Это ты скоро ебанешься от одиночества. А я тебяспасу.

- Спасибо, блядь, огромное! Вы кто? Как вас зовут?

- Илонова Мария Сергеевна. Я на 3 года вас младше. Люблюстарые американские фильмы, за их наивность и шарм. Люблю советскую фантастику.Обожаю Звездные войны!

- Я не люблю Звездные войны.

- Да, ты любишь Вавилон 5 и Светлячок и перечитал весь лорСтар-трека.

- Значит у нас не так много общего.

- Враги Императоранастолько осквернены, что не замечают ужаса и ущербности своих собственныхжалких жизней. Убийство настолько опустившихся существ может показаться актоммилосердия, кровавым благословением. Но так думать нельзя…

- Ибо еретик, чужойи предатель не заслуживают подобных благословений.

«Я в ахуе»вернулось. Несите кольцо! СТОП! КАКОЕ КОЛЬЦО! ТЫ ЁБНУЛСЯ!

- Впечатляет?-  Она с интересом рассматривает моюреакцию.

Я смотрю в окно…Солнце садится, из-за соседней многоэтажки плывут, в лучах заката, розовыеоблака. Голуби стаей взлетели с соседнего балкона. Я отвернулся от окна.

- Ваха? Серьезно?

Она вздохнула.

- Ну не вся ваха, аименно 40к. Мне нравится ее брутальный и бескомпромиссный стиль, особенно в артах.

- Я точно несвихнулся на почве моих… этих…

- Воображалок? Нет.

- А разве то что выделаете… Ну… Что вы вот так пришли ко мне…

Ее лицо сталосерьезным.

- Конечно, это непоощряется, мне даже влетит по полной за такое. Многим влетало. Но посмотритена меня. Я на три года вас младше, на меня уже коллеги косятся. Целок в таком коллективене любят.На меня уже коллеги смотрят как на прокаженную.

- И вас устраиваетво мне все? Даже…

- Хаспаде! – она закатываетглаза – Тринадцать сантиметров, это нормально! Ну смотрел ты гей-порно пару,тройку, десять раз, ты же не возбудился даже, хотя как ты дрочишь с отвращениемна лице это была реальная ржака. Хочешь покажу твое лицо во время оргазма?

Она изображаетбудто сейчас чихнет, правый глаз прикрыт, губы поддёргиваются. «В ахуе» делаетбросок с прогибом, голова кружится. Я массирую виски.

- Поверь мне. То,что я предлагаю, не самый худший вариант. Через год к тебе начали бы применятьплан «Хуевый сосед».

- Хуевый сосед?

- Это вброс инфысоседям, что ты извращенец или педофил. И тебя бы изжили их руками.

- Зачем это?

- Ты одинок,подруги нет, друга тоже. Вечеринки у тебя редкое явление, только еслиродственники уговорят что то устроить. А квартира у тебя ниче так. Тебя обнуляют,а квартиру перепродают другому, под новую ипотеку.

- А родственники?

- А чтородственники? Маме и папе говорим не рыпаться, им выплачивают им какую-то компенсациюпо страховке и все.

- То есть это такаявот помощь от мента, который следил за мной 3 года и теперь хочет меня подкаблук посадить? Ахуенный расклад!

- Уж какой есть.Пойми, мне тоже надо выглядеть «добропорядочной». Иначе так и буду до конца жизни, следить задрочерами, вроде твоего соседа снизу. Выбирать среди коллег таксебе удовольствие. Там все друг другу братья по камере, если понимаешь о чем я.Связываться с ними это мрак еще тот. Это надо влится в круг, быть как они…

- А ты, значит,честный мент, да?

- Нет конечно. Но яне хочу закончить подстилкой какого ни будь начальника, или хуже того бытьподарком братьям по камере.

Солнце скрылось задомами, мрак постепенно заполняет кухню. Я смотрю в остывший чай. Кот начал теретьсяоб ногу требуя внимания. Я посмотрел ей в глаза.

- Видишь – она вздохнула– в данной ситуации для нас это лучший расклад, пусть даже он и не выглядиттаковым.

- А если яоткажусь?

- Твоему коту будеточень одиноко. Ты, пока подумай, как жить дальше будем. А я пока фильмецскачаю. Посмотрим вместе, без всяких воображалок – она обернулась на пороге –Ты мне нравишься и только по этому я так поступила, ты славный и незаслуживаешь быть один.

Она вышла из кухнив комнату, кот пошел за ней. Я сидел, смотрел в чай. «В ахуе» продолжало беспощаднопиздить меня. Бляха… Я, в каком то сраном аниме… Что делать? Звонить ментам?Что сказать? У меня тут ваша сотрудница, надзорный офицер… Такой тупизм…Выпиваю чай, холодный, горький, бодрящий. Только вот не бодрит нихера.

Я встаю, мою своючашку, рассматриваю чашку, из которой пила она. След от помады, красный, но неяркий. Мне такой нравится. Мою чашку. Если фильм будем смотреть надо пивавзять. Беру две бутылки из холодильника. Иду в спальню. Она лежит на кровати, вмоей футболке. Кот свернулся, лежит у нее на животе. Ее одежда аккуратносложена и повешена на стул у компа. Она смотрит на меня.

- Какой фильмсмотреть будем? – спрашиваю я.

- Какой-то новыйфильм про зомби и ограбление.

Я отдаю ей бутылкупива, аккуратно, чтобы не расплескать свое и не тревожить кота, ложусь рядом. Внос ударяет легкий аромат духов, ромашка и лилия. Она заводит мою руку себе заголову и устраивается на моем плече. Она поднимает свою бутылку пива.

- Ну, за новуюжизнь.

Я легонько бью еёбутылку своей. Отпиваю. Сколько раз я воображал эту сцену? Во всех подробностях.С Машкой из третьего подъезда. С Дашей с работы. Со своей училкой английского…

- Это точно все взаправду?

Она слегканапрягается, раздается негромкий звук. Через пару секунд в нос ударил запах.

- Это все точновзаправду – говорит мне она.

Мы лежим, смотримкино.

Бля-а-а-а-а-а-а…

Развернуть

#Реактор литературный разное 

Привет уважаемые пидоры и те кто считает, что он пидареса.
Волею судеб в одном из постов зашла речь об "Атлант расправил плечи". Этот шедевр на первом месте в моем списке всратых книг. Хотела бы узнать ваш список. 
Вот мой:


1. "Атлант расправил плечи" Айн Ред.

Ну тут даже объяснять не надо. Скучная, нудная, пустая пропаганда.  Основной посыл "Ебашить что бы достичь желаемого не поможит"


2. "Алхимик" Пауло Коэльо

В свое время книгу считали просто божественной, я прочла и подумала какого хуя? Вода которая украшенная высокопарными диалогами, которые должны помочь найти , ну наверно смысл жизни. Но вода она и есть вода. 

3.  “Сумерки” Стефани Майер

БЛЯДЬ ПРОСТИТЕ МЕНЯ, МНЕ БЫЛО МАЛО ЛЕТ, АЭТО БЫЛО СУПЕР КРУТО.... такое ощущение, что книгу написала 11-летняя девочка страдающая синдромом дефицита ума, поскольку таких тупых диалогов и таких простых составленных предложений даже я не пишу. А те кто меня тут знаю и читают, частенько  страдают. 


4. «Легкий способ бросить курить» Аллен Карр 

Все кто читал курить не бросили, занавес. 


5. “Как завоевать друзей и оказывать влияние на людей” Дейл Карнеги

Мое не экспертное мнение, она банально устарела. 


6. "Код Да Винчи" Ден Браун 

Хуйня, просто хуйня. 


7. "Война и Мир" Лев Толстой

Велик этот роман только по одной причине - размер. 


8. "Анна Каренина" Лев Толстой

В чем посыл этой книги я так и не поняла, Каренина самая всратая из всех героинь. Она злая, бессердечная, эгоистичная короче ТП от 19 века. Но ее пытаются представить мученицей и кто то же видеться.

 
9. "Ромео и джульета" Шекспир. 

Ну тут наверно говорит мое как бы тянское нутро.  Я не вижу любви между героями, вижу только егозим ГГ поэтому считаю книгу всратой. 


10. "Одиночество в сети" Януш Вишневский. 

Я ее даже не дочитала. Она скучная. А я между прочим смогла дочитать "войну и мир", а это вам не это.

Я не эксперт.
За ошибки сорян, я их даже не вижу.  

Развернуть

#Гильдия Писателей разное рассказ story #Реактор литературный #Лит-клуб написал сам 

Ожидание

В дверь раздался стук. Мои ладони были влажные от пота и волнения. Стук был именно таким, как мы условились с Лехой 20 лет назад. Я посмотрел в дверной глазок, молодой парень, брюнет, острые черты лица, он помахал мне и улыбнулся. Я вздохнул, повернул ключ в замочной скважине, открыл дверь.

– Привет, дружище! – сказал парень и протянул мне руку...

***

– Видел… ык!!! и ночь, гуль… ык!!! ляли всю но-о-о-очь до ык!!! утра!!!

Пьяные, шатаясь мы брели вдоль набережной Обводного. Я и мой друг детства Леха. После рок-клуба мы шли ко мне домой, мои родители, в отличии от Лехиных, меня не заругают за пьянство и поздние гулянки.

– Я тебе говорил, будет а-а-ах… ык!!! ренительный ка-а-ан… ык!!! ох ептыть… церт! – прокричал он мне в ухо.

– Это точно… хык!!! Хорошо нажрались.

Икота одолела нас обоих, что делало наши пьяные песни еще смешнее и веселее. Кое-кто орал нам заткнутся, но мы им орали в ответ «Мама анархия» и ржали как кони. Мимо проезжали редкие машины, прохожих не было. Ветер обдувал нас легкой прохладой, настроение было шикарное.

– Ого, зырь туда… - Леха указал пальцем прямо.

Я всмотрелся - облокотившись на перила, стоял мужик в оборванной одежде.

– Бомжара какой то, – сказал я Лехе.

– Ага… – Леха ухмыльнулся мне. – Хочешь кулаки размять?

Я удивленно посмотрел на него.

– Ты… ык!!! чего, – я постучал по груди кулаком, чтобы немного унять икоту. – Это ж не спортивно.

– Да ну тебя нахрен! – Леха толкнул меня в плечо. – Чего ты такой правильный? Анархия еб… хык!!! ть… Пошли.

Мы направились к мужику. Подойдя ближе, мы услышали что он плачет. Боевой настрой Лехи тут же улетучился.

– Эй! Муж… ык!!! – Леха усмехнулся совпадению. – Ты в порядке?

– Тебе помощь нужна? – спросил я.

Бомж повернулся к нам. Худое заросшее лицо, серая от грязи кожа и удивительно яркие голубые глаза. Одет он был в какой-то коричневый плащ и рваные брюки с черным свитером. По его щекам текли слезы, в руках он держал грязную тряпку, в нее он сморкнулся несколько раз и убрал в карман.

– Да не, пацаны, все нормально, горюю о своей проебаной жизни, – сказал он, повернувшись к нам.

– Ха… удивил дед. Мы свою жизнь проебываем уже с ранних лет. – Леха заржал, я поддержал.

Бомж посмотрел на нас, вытер слезы рукой.

– Да нет, пацаны, я проебал такую жизнь. Я мог стать крупным человеком, бизнесменом. Ездить на лимузине, жрать ананасы. Но всего одна ошибка и пиздец. Отобрали квартиру, деньги, самого на помойку. Я просрал потенциал этой жизни.

Леха заржал.

– Э… Х…ле ты хотел? Бизнес наебизьнес… У нас соседу голову проломили и квартиру отобрали за ящик бананов. Считай, тебе повезло.

– О, да. Жив и ладно! – Сказал я. – Может тебе водки в ларьке взять?

– Ты че, епты, – Леха отвесил мне подзатыльник. – Ахуенно добрый что ли?

Бомж смотрел на нас. Леха обхватил меня за шею и грубо поволок дальше.

– Живи, бомжара, уж больно твоя история жалостливая! – крикнул Леха ему через плечо.

– Ага, и не просри потенциал оставшейся! – Крикнул я.

– Поверьте мне, пацаны, эта жизнь просрана, а ваша – еще нет. – ответил бомж.

Леха остановился и развернулся к нему.

– Че ты сказал, бомжара? Ты чего, нас учить вздумал? – Леха сжал кулаки и пошел на бомжа.

– Лех, ты чего, брось… – только успел произнести я.

Дальше произошло то, о чем я до сих пор вспоминаю с содроганием.

Бомж резким движением сбил Леху на землю. Пару раз ударил его по голове и развернул лицом к себе. Леха был без сознания.

– Э! Ты чего творишь?! – Крикнул я и пошел на помощь.

Бомж вскочил и двинул мне в пузо рукой. Боль была адская, как будто железной трубой вдарили, в глазах потемнело, я согнувшись упал на асфальт. Бомж добавил мне еще раз с ноги. Я закашлял и проблевался.

– Эту жизнь я может и проебал, но эту нет – сказал он и направился к Лехе.

Он сел возле него на корточки и снял перчатки. В свете фонаря я увидел острые когти.

– Леха… - Зашептал я и попытался подняться.

Бомж вскинул правую руку вверх, а левой схватил Леху за волосы. Я второй раз попытался встать – не получилось. Бомж неожиданно громко стал говорить какой-то странный текст, при этом делая рукой в воздухе странные пасы.

– Отойди от него… - прошептал я и встал на колени.

Бомж не обращал на меня внимания, продолжая говорить. Я откашлялся и пополз в его сторону, пузо болело, перед глазами плавали белые точки. Бомж обратил на меня внимание, когда я был в метре от него, он прекратил говорить и наотмашь ударил меня по лицу, я упал на бок. На некоторое время потерял сознание.

Я перевернулся, голова гудела, из носа текла кровь. Осмотрелся: бомж продолжал говорить, вздернув правую руку в небо. Я поднялся, и вдруг бомж резким движением схватил Леху за лицо своими когтями. Леха очнулся и заорал от боли, я увидел как потекла кровь. Бомж продолжил говорить. Леха уже не орал, а визжал, бомж резко дернул правой рукой и сорвал у Лехи лицо, обнажив беззубый череп, покрытый остатками мышц и кровью. Так же резко левой рукой он сорвал свое лицо. Я в ужасе смотрел на происходящее и не мог отвести глаза. Бомж аккуратно приложил лицо Лехи к своему черепу и оно стало прирастать. Свое лицо он грубо шлепнул на Лехин череп, оно тоже стало прирастать, но криво. Бомж встал, вытер кровь с Лехин… уже своего лица. Тут я заметил, что одежда на них тоже поменялась местами, то, что раньше было бомжом, теперь было Лехой.

– Вот, теперь полный порядок, - произнес «Леха». – Жизнь с чистым потенциалом и с неопределенной судьбой.

Он посмотрел на меня, достал из кармана куртки сигарету и закурил.

– Запомни, пацан, попытаешься мне помешать – изуродую тебя так, что никто не опознает, даже твой пес Томас. – Сказал он мне.

Я не мог ответить, в горле пересохло, только кивнул.

То, что было Лехой, с диким криком вскочило. Лицо было перекошено от боли и ужаса, не обращая на нас внимания, оно вскочило и побежало во дворы. «Леха» засунул два пальца в рот и засвистел ему вслед. После посмотрел на меня и засмеялся. Схватив за шиворот, он поставил меня на ноги.

– На чем мы там остановились? – спросил «Леха». – Видели ночь, гуляли всю ночь до утра-а-а-а-а-а-а…

Очнулся я утром у себя в комнате на диване. Голова гудела, скорее от удара, чем от похмелья.

– Вы с кем-то вчера подрались что ли? – отец стоял на пороге моей комнаты.

– Подрались?

– Тебя Лешка притащил, ты был в отключке, сказал, что вы с гопарями поцапались.

Я сел. Пощупал живот, по телу прошла волна боли, я зашипел.

– Ладно, отдыхай. Тебе пива дать? – спросил отец

– Нет, я обойдусь.

С Лехой я больше не общался. Через неделю он устроился на работу в какую то компанию. Мама его была очень рада этой перемене. Через полгода вся семья переехала в центр. Говорили, что Леха быстро поднялся по карьерной лестнице, стал хорошо зарабатывать. Отец пытался меня уговорить устроится к нему, но я наотрез отказался.

Прошло еще полгода.

– Наконец-то я тебя нашел. – Бомж с грязным, заплывшим и перекошенным лицом направился ко мне.

Я сидел на лавке во дворе пил пиво. Бомж прихрамывая, подошел и сел рядом. Я узнал его. Это был…

– Леха? Это ты?

Бомж усмехнулся.

– Узнал, да. Дай закурить.

Я достал пачку, протянул Лехе. Он взял дрожащей рукой одну, достал из кармана спички и прикурил.

– Моя семья переехала.

Я посмотрел на него.

– Да полгода назад. Ты… Точнее тот, купил хату в центре.

Леха усмехнулся.

– Знаешь, а ведь людей, таких, каким был я, очень мало.

Я посмотрел на него.

– С чистым потенциалом и неопределенной судьбой?

– Именно – Леха шумно затянулся и закашлял в рукав.

Когда кашель прекратился, я увидел кровь.

– Я подыхаю, причем очень скверно, у него печень больная и рак легких.

– И что ты делать будешь?

Леха посмотрел на меня.

– Я хочу вернуть свою жизнь.

– Как?

– Чистым потенциалом и неопределенной судьбой обладают все новорожденные младенцы.

– Что?

– Мне с этим телом передались некоторые воспоминания этого ублюдка. Я знаю все о том, что он со мной сделал. Даже то заклинание.

Я достал из пачки сигарету и закурил.

– То есть, ты хочешь найти человека…

– Я уже нашел. Вчера в парке я украл из коляски младенца.

Руки у меня затряслись.

– Что ты задумал?

– Я хочу вернуть свою жизнь, но в этом теле я не смогу это сделать, а искать взрослого человека с неопределенной судьбой… это бесполезно. Поэтому я заберу жизнь того младенца.

Я в ужасе смотрел на Леху.

– Это неправильно, есть же другой способ наверняка.

– Нет, если бы был, я бы им воспользовался – Леха докурил и выбросил окурок – Мне самому хреново от этой мысли, но выбора у меня нет.

– А я тебе зачем?

– Я поменяюсь местами с тем младенцем, а ты вернешь его семье. Станешь героем.

– Ты охренел, так нельзя поступать.

Леха усмехнулся.

– Какой же ты сыкливый, все, времени нет, пошли.

Леха встал и захромал к выходу из двора.

– Ты идешь? – крикнул он мне, не оборачиваясь.

Я пошел за ним. Леха вел меня дворами, пока мы не пришли к заброшенному дому. Мы залезли внутрь, спустились в подвал. Я услышал как плачет младенец. Мы вошли в небольшую комнату. На полу лежал ребенок, закутанный в одеяло. Он громко и надрывно плакал. Леха сказал «вчера», значит ребенок голодный.

– Так. Как только я закончу, ты отнесешь младенца в ментовку.

– Нет, Леха, так нельзя, это же просто ребенок.

– Хватит уже ныть. Отнесешь в ментовку, скажешь нашел, укажешь на это место, они найдут тут ополоумевшего бомжа и дело закроют. Потом ты устроишься на работу к тому уроду, и будешь следить за ним.

– Нет, нет, это неправильно, я не могу.

– Это надо сделать, иначе как я верну себе свою жизнь? Я найду тебя через 20 лет, чтобы было проще, поддерживай связь с семьей этого младенца. Я найду тебя, и тогда мы придумаем как прищучить этого ублюдка.

– Леха, погоди…

Он схватил меня за грудки и отвесил пощечину.

– Сделай как я тебе сказал, и никаких отговорок! Ты мой друг, понял? И запомни, когда придет время я постучу тебе – три раза, два раза, четыре раза и два раза. Запомнил?

Я молча кивнул.

Леха отпустил меня и направился к младенцу. Я в ужасе смотрел на происходящее. Он положил левую руку младенцу на лицо, правую поднял вверх и стал читать заклинание. От ужаса я не мог пошевелиться. Леха продолжал читать, младенец плакал. Я зажмурился и закрыл уши руками, но даже так я услышал дикий визг младенца, которому оторвали лицо. Я сам закричал, чтобы не слышать этого ужаса. Вдруг я услышал крик бомжа, открыл глаза и увидел как тот катается по полу, хватаясь руками за воздух. Рядом я увидел плачущего младенца. Трясущимися руками я схватил ребенка и побежал к выходу. На мгновение остановился и оглянулся. Бомж сидел в углу, по его лицу текли слезы, он тянул ко мне руки.

– Боже мой… – прошептал я.

Бомж пытался что то сказать, но я уже бежал к выходу.

Следующая неделя для меня прошла как в трансе. Милиция, допросы, встреча с семьей похищенного младенца. Плачущая от радости мать и отец ребенка, гордый взгляд моего отца. Я был героем. Правда нашлись несколько людей, видевших меня и бомжа, как я уходил с ним, но им никто не верил. Я еще очень долго отходил от произошедшего.

Через месяц жизнь вернулась в прежнее русло, моя семья и семья того ребенка стали лучшими друзьями. Я видел, как взрослеет «Леха», точнее Артем. Как он пошел в детский садик, в школу. Потом я переехал от родителей, женился. Устроиться на работу к тому человеку было немного проблематично, но я напомнил ему, что мы были друзьями, и он нехотя меня оставил. Правда, близко к себе не подпускал. Видимо поначалу что-то подозревал, но потом забыл о моем существовании,ч ему я был несомненно рад. Вот так и прошли эти 20 лет – в ожидании, когда Леха появится на пороге моей квартиры.

Я сидел дома, жена с дочерью ушли покупать платье для выпускного. Я разбирал бумаги по работе. В дверь постучали, хотя звонок работал. Три раза. Пауза. Два раза. Пауза. Мое сердце забилось с бешеной скоростью. Четыре раза. Пауза. Два раза. Ладони стали влажными, руки стали дрожать. Я подошёл к двери и посмотрел в глазок. Брюнет с острыми чертами лица улыбался. Я узнал повзрослевшего Артема. Руки не слушались, но я смог отпереть замок, снять цепочку и открыть дверь. Парень посмотрел на меня, его улыбка стала еще шире.

- Привет, дружище! – сказал он и протянул мне руку.

Я пожал ее.

- А ты постарел.

- А ты вырос.

И он вошел в квартиру…
Развернуть

#Реактор литературный разное Иван Абрамов рассказ story 

Сорок второй этаж и ниже

Реактор литературный,разное,Иван Абрамов,рассказ,Истории


За открытым окном сорок второго этажа завывал ветер. Шестилетний Сережа смотрел на полугодовалого Юру, держа того на руках, и все никак не мог понять, почему этот малыш такой глупый.

«Нет, ну вы посмотрите на него, — думал он, — Смотрит на все вокруг, улыбается, и ничего не понимает. Вот оставили меня за главного, так? А как мне быть главным, если он такой несмышленыш? И мама говорит, что Юра еще маленький, глупенький.»

А маленький Юра ни о чем не думал. Ему было еще рано. Он просто хлопал своими глазками-пуговками, надувал слюнявые пузыри и жил маленькими, вложенными природой, реакциями и инстинктами. И что там говорит или думает старший брат, ему было, пока что, все равно.

Только вот Серёже, наоборот, было не все равно. Мама с папой ушли в магазин, впервые оставив его, уже такого взрослого, за старшего. Значит он теперь в доме главный и за всё и вся дома отвечает. Правильно?

Правильно.

И если Юра такой глупый-глупый, то это теперь Сережина обязанность сделать его умным. «Научить Жизни», как называет это папа.

— Ты же хочешь быть умным? – спросил Сережа у Юры, — Глупым быть нельзя. Глупым быть плохо. Так мама говорит. А значит нужно учиться. Правильно?

Юра, конечно же не ответил. Лишь улыбнулся, глядя на своего заботливого старшего брата.

После чего Сережа выбросил маленького Юру в окно.

И Юра полетел вниз с сорок второго этажа. А что ему еще оставалось делать? Он не был птицей, не был самолетом, он был самым обычным маленьким человечком – несмышленым, глупеньким, и уже довольно тяжеленьким.

Евгений Павлович мирно сидел на кухне, пил свежезаваренный чай и читал вчерашнюю газету. Несмотря на приличный возраст и желание носить солидную профессорскую бородку, он предпочитал держать свой внешний вид примерно на сорока-сорока пяти годах. А еще предпочитал носить очки, за что его ругали как в университете, так и дома – зачем, если у него, как и у всех, идеальное зрение? К чему эти архаизмы? Но Евгению Павловичу просто нравилось, как они смотрелись на лице. Солидно, умно. Как на картинке какого-нибудь научного журнала далекого двадцатого века.

И вот, примерно в тот момент, когда он осторожно прихлебывал горячий напиток, до него донесся громкий и неприятный детский плач, а затем маленький Юра стремглав промелькнул за окном.

Евгений Павлович улыбнулся. Вместе с приятно обжигающим пищевод теплом горячего чая, на него нахлынула волна воспоминаний. Профессор закрыл глаза и увидел своего старшего сына Максима, будто все происходило вот буквально вчера. Он был таким милым ангелочком, когда Евгений Палыч, вместе со своей женой Настенькой, вместе скидывали сынулю на встречу ветру. Конечно, они тогда были молоды, а потому не располагали теми солидными финансами и уважением коллег, а потому жили в простой старой пятиэтажке на границе мегаполиса. Их квартира располагалась на втором этаже, а потому тогда им пришлось забираться вместе на крышу с младенцем на руках.

Максим плакал вот точно так же, когда дрянной инстинкт самосохранения начал свое отравляющее действие на организм маленького мальчика.

Евгений Павлович, прислушавшись, все еще мог различить удаляющийся плач Юры на фоне шума большого города. Ну, конечно, сорок этажей, это вам не пять. Максим тогда успел лишь пискнуть, заорать, лишившись опоры маминых рук, а потом почти сразу плюх, и сразу затих.

«Эх, Максим, где же ты сейчас? – пронеслось у профессора в голове, — Все сражаешься на Титане, отвоевываешь еще одну планету для человеческой расы. Уже лет десять от тебя ни ответа, ни привета. Мог бы и уважить родителей.»

Кряхтя и все еще улыбаясь от приятной ностальгии по старым добрым временам, профессор иммунологии открыл глаза, снова отхлебнул вкусный чай и продолжил, как ни в чем не бывало, читать газету.

А Юра все летел и летел вниз. Этаж проносился за этажом, а Юра плакал, орал, истерил. Инстинкты, вылезшие на поверхность, горели синим пламенем, сигнализируя: «Ты умрешь, умрешь, умрешь!»

Пролетая тридцатый этаж, если бы слезы не застилали его глазки пуговки, в незашторенном окне он мог бы увидеть двух молодых людей, целующихся на сложенном диване.

И даже если бы парочка услышала Юру, им было бы все равно. Они были слишком заняты друг другом.

— Постой, милый, — Оля отстранила от себя парня, — Миш…

— Да?

— Может в этот раз попробуем что-нибудь… необычное? – она потупила глаза, засмущавшись своего нескромного желания.

— Эхе-хе, — улыбнулся парень, предвкушая скорое наслаждение. Он уже давно ждал подобного предложения, — Например?

— Ну не знаю… Что-нибудь новенькое.

— Хочешь в попку?

— Да нет, же идиот, — она совсем без злобы шлёпнула его по заднице, а потом поцеловала в небритую щеку, — я же говорю, что-нибудь новенькое. А в попку я еще в тринадцать попробовала. Уже не вставляет.

— Хмм… — парень призадумался. Они были с Ольгой уж около семи лет, так что она все еще была для него в новинку. У нее за плечами был уже многовековой опыт, а он всего пару лет назад только закончил университет, — Знаешь, я тут недавно на одно видео наткнулся.

— Какое? — глаза Ольги сразу загорелись, она знала, что Миша был тем еще интернет романтиком, — Случаем, ты не про то, где девушке отрезают ногу, вынимают костный мозг бедренной кости и в эту самую кость…

— Да не, — усмехнулся он, — это глупо. Да и к тому же, долго не получится, быстро отрастет… Я про то, где срезают черепную коробку и долбят мозг прямо в центр удовольствия, без каких-либо посредни…

— Ой, милый, ты у меня такой затейник! – Ольга обняла парня за плечи, притянула к себе и страстно поцеловала в губы, нежно откусывая ему язык. Миша замурчал от удовольствия, отвечая ей поцелуем на поцелуй. Вечность спустя они вновь отстранились друг от друга. Он, чтобы пойти за пилой, а она, чтобы снять свитер - не хотела запачкать его во время секса — О да, красавчик, сделай мне хорошо!

А Юра все летел, летел, летел. Его тянуло к земле, прародительнице всего сущего, матери всего и всея. Источник жизненной силы и человеческого могущества. А страх поглощал Юру, пытался похитить сознание, превратить его в бессвязную кашу, извратить психику, тянул свои щупальца к зарождению безумия и не находил ничего. Юра был еще слишком маленьким, слишком глупеньким, у него еще не было ни собственного сознания, ни подсознания, ни сколько-нибудь цельной психики. Ему еще предстояло бы узнать, что же это такое, сформировать свой собственный взгляд на жизнь.

Но он летел вниз, а зеленая поверхность земли становилась все ближе.

На десятом этаже жила писательница Катрин. За свою долгую жизнь она написала уже почти все, чтоб только можно было написать, и сейчас, как она думала, у нее наступил творческий кризис.

Когда-то она увлекала читателя остроумной сатирой, заставляла задуматься о смысле бытия, описывала новые миры, копировала старые истории, переписывала классические произведения на новый лад. В ее голове уживались тысячи, миллионы самых разных персонажей и историй, она прожила не одну, не две, и даже не несколько миллионов разных жизней во всевозможных мирах и эпохах.

Единственное, что она так и не смогла воплотить на бумаге, так это давно утерянный жанр, канувший в пучину времен. Новый, так быстро меняющийся, когда-то, мир, отверг его, а жанр не сильно возражал.

И Катрин дала себе клятву возродить древнейший из мудрейших, легендарный, забытый жанр триллера.

Вот уже четвертый десяток она каждый божий день заваривала себе крепкий кофе, садилась за письменный стол у окна, включила голубой экран ЛЭДбука, создала новый документ и молча сидела перед ним, не решаясь напечатать ни единого символа.

Ей не о чем было писать.

Искусство умерло. Она сама убила его, воплотив все идеи и все мотивы. Ее окружал мир, наполненный нестареющей человеческой мудростью, расширяющийся в высоту и широту, захватывающий планету за планетой. Будущее предопределено и банально, прошлое все еще свежо в головах живущих что по ныне, так и во веки веков.

«Людям осталось лишь настоящее» — напечатала она на экране ЛЭДбука и уставилась на строчку уставшими глазами. Потом пожевала губами и добавила: «Плоть их жаждет лишь двух ипостасей: наслаждений сейчас, как можно больше и быстрее, да научных изысканий, дабы найти себе еще больших наслаждений».

Нет, галиматья, подумала писательница и стерла все напечатанное. Прописными истинами никого не удивишь.

Когда за окном, за парами остывающего кофе, пролетел Юра, уже слегка охрипший от непрекращающегося плача, в голове творца мигнула тусклым светом небольшая лампочка идеи. Своими метафорическими проводками она была связана со всем известным, главным изобретением человечества. Но, увы, она тут же погасла. На подсознательном уровне, где-то там, за не до конца убитым в детстве инстинктом самосохранения, ее сознание отмело эту поистине бестолковую мысль.

Может быть, когда-нибудь, она вернется. Но не сегодня.

А Юра летел. И лететь ему оставалось не долго, людишки-муравьишки, сновавшие туда-сюда, с каждой секундой становились все больше и больше, земля подернулась сетью черных тротуаров, серых скамеек, розовых кустов.

Девятый этаж, восьмой, седьмой, шестой, пятый…

Заслышав крик младенца, люди просто пропускали его мимо ушей. Особо спешившие по своим делам, постарались отойти подальше от стен зданий – у них не было времени отвлекаться или задерживаться из-за какого-то упавшего на них ребенка.

Четвертый этаж, третий, второй, окна первого…

Плюх

И тишина.

Сережа смотрел вниз, свесившись из окна, пытаясь разглядеть ту небольшую кляксу, которую оставил его брат на асфальте. Ему было интересно, очень, но покинуть дом мальчик не мог, он же тут за главного.

Зашумел дверной замок, повернулся ключ, пискнул считыватель карточки.

— Мама, папа! – радостный мальчик побежал встречать родителей, нагруженных под завязку сумками с одеждой, игрушками и прочими вещами, предназначенными для маленького Юры.

— Сережа, помоги маме. — серьезно сказал папа, и Сережа послушно принял у мамы тяжелые сумки.

— Фуф, — мама вытерла пот со лба, — Сереж, как там Юрочка? Вы с ним поладили?

— Ага, — с улыбкой воскликнул мальчик. Ему прям не терпелось похвастаться родителям, какой он взрослый молодец, — Я его учил сегодня. Он же глупенький, так вот я из окна его и скинул.

— Что? – отец нахмурил брови, выходя из кухни с ножом для разделки мяса. Сережа понял, что сделал что-то не то, и что он не такой умный, как ранее казалось, — Ты сделал что?!

— Жень, успокойся, — мама подошла к окну и посмотрела вниз, — Я сама хотела сегодня тебе предложить. Я читала, у Юрочки сейчас как раз самый иммунопозитивный возраст для того, чтобы научиться не бояться боли и смерти. Доктор сказал, титр БотоТел у него как раз в самый раз, повторная вакцинация не нужна.

— Я знаю, но он должен был сделать это под присмотром родителей. — отозвался отец, в воспитательных целях отрезая лодыжки Сереже. Тот даже не пикнул, знал, что напортачил. Да и на десятый раз это уже было совсем и не больно. Обидно только что, с друзьями лишь через два часа погулять получится. — Маш, сходишь за ним.

— Ага.

А там внизу, на мостовой, лежал маленький Юра и уже не кричал. Инстинкт самосохранения, горевшими всеми святыми огнями, сжигающий ранее душу, начинал уже сгорать, пожирая самого себя. Юре было больно, но он не знал, что это такое и как на это реагировать. А в теле его, в каждой клеточке маленького организма, трудилась серая слизь из пикороботов, каждую секунду запоминающих и восстанавливающих тело своего хозяина из никуда не девающихся и вечно стабильных атомов химических элементов.


Автор: Иван Абрамов


Развернуть

#Лит-клуб разное #Реактор литературный рассказ story 

Dead West

Грошовый ужастик про оживших мертвецов на Диком западе

upd: исправил пробелы


Посреди ночи меня разбудил стук в дверь. Николас,негр-слуга мистера Абернатти, в доме которого я жил, открыл, и в тишине ночи донесся взволнованный голос шерифа Стивенса:

– Николас, позови мистера Макферсона, это важно.

Теперь мне стало казаться, что я слышал сквозь сон выстрелы.

Так уж получилось, что я был экспертом в истреблении живого, и если шерифу нужна была помощь, значит, он не мог кого-то убить.

Когда Николас постучал мне в комнату, я уже надевал штаны.

– Передай шерифу, что я сейчас спущусь.

Я застегнул пояс с револьвером, накинул пальто и снял со стойки винтовку Шарпа – для всего, чему не хватит револьвера. Оставив шляпу дома, я спустился к Стивенсу.

Крайне озадаченный он ждал внизу вместе с двумя помощниками. Я подавил зевок, сделав вид, что приглаживаю усы, кивнул им в знак приветствия и спросил:

– Чем могу помочь, джентльмены?

– Пойдемте, мистер Макферсон, я расскажу по дороге, –сказал шериф.

Шериф был уже немолод, если не сказать стар. Его должность в Элдридж-сити была чисто номинальной, на деле же реальной властью он не обладал и нужен был больше для установленного порядка. Всем заправлял Абернатти, серьезными делами занимался я, шериф только закрывал в кутузку бузотеров и пьянчуг. И, Боже, как повезло этому городу, что Уильяма Абернатти не интересовало обогащение или наслаждение непререкаемой властью – он строил рай на земле в соответствии со своими представлениями о добре и зле, и, надо сказать, они были весьма хороши. Да, он всё контролировал, но деспотом и тираном не был. Кто-то может сказать, что он играл в Бога, но какая к черту разница, если получалось у него хорошо.

Не важно, как он заработал свои деньги, важно, кем он был сейчас. Многие в этом городе оставили позади бурное прошлое, и поклялись встать на защиту друг друга, если оно вернётся. Меня не разыскивали в нескольких штатах только благодаря протекции мистера Абернатти, но и, положа руку на Библию, я мог поклясться, что откровенного зла не совершал, а Абернатти ни разу не посылал меня убить человека.

– Это очень странное дело, мистер Макферсон, – начал шериф. – К миссис Эбнер в курятник залез вор, и когда она попыталась застрелить его, он не умер.

Спичка у меня в руке застыла на полпути к черуте.

-То есть?

-Вы сейчас сами увидите.

Я всё-таки закурил, и, выбросив спичку, сказал:

– Шериф, мне не нравится, куда это идёт.

– Я понимаю не больше вашего.

Мы подошли к амбару, помощники шерифа зажгли лампу.

– Смотрите, – шериф приоткрыл створку двери.

В нос ударил металлический запах. В углу спиной к нам сидела фигура. Помещение больше напоминало бойню – повсюду валялись растерзанные тушки куриц. Человек в углу рвал их на части и отвратительным чавканьем жевал сырое мясо.

– Он не реагирует на оклики, на выстрелы, и не умирает от них. Его как будто вообще ничего не интересует, кроме куриц.

Присмотревшись, я заметил, что вся одежда незнакомца продырявлена пулями.

– Это вы стреляли?

– Да, и миссис Эбнер.

Я вытащил револьвер и взвел курок.

– Если это какая-то шутка, то лучше прекращать сейчас, пока никто не пострадал, потому что я выстрелю в него.

– Стреляйте, ради Бога.

И я разрядил барабан. А потом понял шерифа.

Так не бывает. Люди умирают, если в них стреляют.Фигура шаталась, но не падала.

Я забрал лампу у помощника и осторожно приблизился.К запаху крови добавился запах гнили и разложения.

Нет, так не бывает. Если и винтовка не поможет, то придётся сжечь весь амбар.

Зарядив винтовку, я направил дуло в шею, чтобы выстрелом снести большую часть головы, и спустил курок. Человек упал и больше не двигался.

– Заверните его во что-нибудь, – приказал я,возвращаясь, – утром спросим доктора, как это возможно.

Вернувшись к дому, я увидел стоявшую у дверей Дороти, дочь Уильяма.

– Юджин, что случилось? Я слышала выстрелы.

Я погладил её по щеке.

– Ничего страшного, всё в порядке. Иди спи.

Но она знала, что я соврал. Выстрел из Шарпа слишком громкий, в ничего страшного из него не стреляют.

В комнате я оставил оружие на столе и, вымыв пороховую гарь из носа, снова залез под одеяло, но сон не шёл. Поэтому, как только встало солнце, я почистил винтовку и вышел на веранду с чашкой кофе и револьвером, чтобы продолжить на свежем воздухе. Дороти уже ждала меня.

– Ну?

Я усмехнулся в усы. Её крупноватое лицо выражало крайнюю заинтересованность. Она любила разные приключения. Я даже научил её стрелять тайком от отца.

– Я ещё не знаю, – ответил я, раскладывая инструменты. – Сегодня доктор должен нам с шерифом всё объяснить. А где Уильям?

– Уехал договариваться с железнодорожной компанией.К нам проложат дорогу.

– Не знаю, стоит ли, нам вроде и так хорошо.

– Ты просто очень консервативный. Доброе утро, шериф Стивенс.

На веранду, звеня шпорами, поднялся шериф.

– Мисс Абернатти, мистер Макферсон, – он коснулся края шляпы. – Ко мне приходил преподобный Коллинз, на кладбище кто-то раскопал могилу старины Уэбстера.

– Снаружи или изнутри? – спросил я, со щелчком вставляя барабан на место. – Земля свалена на краю или ссыпается внутрь?

Дороти прерывисто вздохнула, она уже почувствовала азарт приключения.

– Как-то я не догадался такое спросить.

– Давайте тогда послушаем, что скажет доктор Моррисон.

Я поднялся и убрал револьвер в кобуру.

– Можно мне с вами? – спросила девушка. – Я тоже хочу.

– Не надо, – ответил я, надевая шляпу. – Там нет ничего такого, что стоит видеть молодой леди. Всё мерзко и грязно. До скорого.

Она недовольно прищурилась мне вслед.

Помощники шерифа притащили холщовый мешок с останками как раз, когда мы подходили к дому доктора. В окнах на улице начали появляться любопытные взгляды.

В доме тело разложили на столе и сгрудились вокруг,ожидая вердикта Моррисона.

– Я точно могу сказать, что этот человек давно мёртв.

– Спасибо, доктор, – усмехнулся я.

– Вы не поняли, – он бросил на меня строгий взгляд поверх очков. – Вы стреляли в мертвое тело, и, судя по состоянию, стреляли именно вы. 

– Тогда нам хотелось бы знать, как это возможно,чтобы мертвое тело забралось в курятник и съело куриц миссис Эбнер живьем.

– Это невозможно.

– И тем не менее это произошло.

Доктор Моррисон задумался. Он не мог просто так заявить, что я вру.

– Как вы говорите, всё произошло? – спросил он,снова начиная осматривать тело.

– Этот кто-то залез в курятник к миссис Эбнер, а когда она в него выстрелила, и ничего не произошло, она пошла за шерифом, потом всё повторилось с шерифом и помощниками, и позвали меня.

– Во время чрезвычайного напряжения человек может не чувствовать боли или даже превысить свои возможности, но из того, что я вижу,многие ранения должны были быть смертельными для живого человека. А по состоянию тела я могу сказать, что оно мертво уже несколько дней. Я не знаю, зачем вам понадобилось стрелять по старику Уэбстеру, но я знаю, что ещё при жизни он очень любил курицу, – грустно заключил Моррисон.

Всё-таки это старина Уэбстер. Даже после смерти тыне нашёл покой.

– Нам не стоит никому ничего рассказывать. Похороним Уэбстера и постараемся забыть...

Но меня прервал раздавшийся на улице истошный вопль.

– Если это то, что я думаю, то вы сейчас сами всё увидите, доктор.

Мы высыпали наружу, держа наготове револьверы. По центру улицы, пошатываясь и издавая нечленораздельные звуки, шёл человек.Точнее, то, что когда-то было человеком. Я выстрелил первым, и следом, как по команде, начали стрелять шериф с помощниками. Впервые улицы нашего тихого городка оглушила стрельба. Мы разрядили четыре револьвера за несколько секунд,но это не произвело никакого эффекта. Я откинул дверцу Абади и быстро прокрутил барабан, вытряхивая гильзы. Зарядил один патрон и выстрелил мертвецу в голову.

Мы застыли. Наступила секунда ужаса. Весь город видел, нашу беспомощность.

– Юджин!

Дороти бросила мне винтовку.

– Она заряжена!

Я поймал её, сунул револьвер в кобуру, и моментально снёс трупу голову.

Только после этого тело без движения упало на дорогу. Гильза выпала из Шарпа с оглушительным звоном. Весь город замер. Весь город осознал, какая нам угрожает опасность. Если эти существа решат перейти от куриц к людям, то мы мало что сможем противопоставить.

Позже мы собрались в участке шерифа, чтобы решить,что делать. Винтовка у меня была только одна, и отдавать я её не хотел.

Среди бела дня...

Я снял со стойки с оружием двуствольное ружьё,раскрыл его и заглянул в казённик.

– Вот это может нам помочь. Набейте патроны крупной картечью, цельтесь в голову и стреляйте сразу из обоих стволов с близкого расстояния. Дежурить будем посменно.

Всех это устроило, поэтому я решил наведаться на кладбище осмотреть могилу Уэбстера и поговорить с преподобным. Одного взгляда хватило, чтобы понять – выкапывались изнутри. Ничего более, однако, это не принесло.

В церкви у дверей меня встретил преподобный Коллинз.

– Добрый день, мистер Макферсон, вы нечастый гость.

– Да, пожалуй. Мне нужно с вами поговорить.

Он жестом пригласил меня внутрь. Сел на скамью сам и усадил меня напротив.

– Я думаю, вы уже слышали, что в городе начали происходить странные вещи.

– Да, разрытая могила, слухи о мертвецах...

– Это не слухи, преподобный. Прошлой ночью мне пришлось застрелить Уэбстера. Сегодня днём был кто-то ещё, не знаю точно кто.Поэтому у меня есть к вам просьба: по возможности успокойте людей, я не занимался ничем подобным со времён, когда я был помощником маршала, но я что-нибудь придумаю. Меньше всего сейчас нужна паника и охота на ведьм.Выкапывать и обезглавливать тела тоже не стоит. Мне нужен ваш совет. Что я должен искать? Я думаю, не ошибусь, если скажу, что происходящее вышло за рамки обыденного, а в подобных вещах лучше всех разбираетесь вы, святой отец.

– Святое писание ничего не говорит о том, что делать с живыми мертвецами, но оно может подсказать, откуда они берутся. Это деяние рук человека и его злой воли. Я не думаю, что кто-то из моих прихожан способен на такое.

– А что вы скажете об индейцах? Я слышал, они могут быть способны на что-то такое. Или может быть земля, на которой построен город?

– Нет, ничего такого я не знаю.

– Спасибо, святой отец.

Коллинз благословил меня в моём начинании, и я направился домой, чтобы немного поразмыслить.

Вечером я пригласил шерифа и его помощников в дом Абернатти. Положил на стол в гостиной карту окрестных земель.

Нам предстояло в ближайшие несколько дней обыскивать территорию вокруг города по все увеличивающемуся радиусу. Должны были собраться добровольцы и взять на себя запад, юг и восток. Каньоны на севере знает Дороти,я буду её подстраховывать. Мы ищем чужака, кого-то не местного, возможно прячущегося, но всё же всех незнакомых сразу линчевать не стоит. Под федеральный суд мы вряд ли его сможем отдать, но самим провести процесс по всем правилам ничего не мешает. Нужно обращать внимание на стоянки, свежие следы,лагеря…

Следующие ночи разрывались выстрелами. Мы научились справляться с мертвецами, теперь оставалось только найти их источник. Люди были напуганы и старались не выходить из домов. Жизнь города почти остановилась.

После дежурств шериф с помощниками собирали свои группы и уходили прочесывать окрестности. Мы с Дороти брали лошадей и ехали на север. Она обвязывала себя веревкой и спускалась в каньон, я шёл чуть на отдалении от края и стравливал или выбирал страховку по мере надобности. Хотя и казалось, что особой необходимости в ней не было – Дороти скакала по уступам,как горная коза, но всё же... Шшух. Руки мгновенно сжали верёвку, грубый канат впился в ладони. "Ой", – донеслось снизу. Вот тебе и ой.

В одну из ночей у меня случился казус. Я заметил движение в конце улицы и направил туда лошадь. По дороге плелось нечто в лохмотьях. Особо не задумываясь, я выстрелил из револьвера, и к моему удивлению оно издало человеческий вскрик и упало. Спешившись, я снял лампу с лошади и подошёл ближе. В тряпье с трудом узнавалась тюремная роба. Я добил безымянного беглеца, и, выругавшись, пошёл к гробовщику, чтобы похоронить его по-человечески. Никто не задавал вопросов, а я особо не распространялся.

Так шёл день за днём, поисковые отряды возвращались ни с чем. Ночью стрельба, а утром кофе, еда и снова в ущелья.

И однажды нам улыбнулась удача.

– Кажется, я что-то нашла.

– Что там?

– Пещера, сейчас. Здесь можно спуститься.

Я осторожно заглянул за край. Сверху вход скрывала нависающая глыба.

Дороти поднялась наверх по узкой тропинке. Мы взяли лампы, девушка надела пояс с револьвером и повела меня к входу.

В нависавшем камне было прилажено что-то вроде подъёмника, снизу на дне ущелья стояла телега. Я немного прикрутил лампу и первым вошёл в пещеру. Некоторое время мы двигались молча. Неприятный запах,исходивший  из глубины, всё усиливался.

За спиной раздался резкий вздох, застучал покатившийся камень.

– Кажется, я подвернула ногу, – прошептала Дороти.

– Идти сможешь?

– Пока что да.

Мы вышли в освещенное помещение. Одного взгляда хватило, чтобы понять – это было именно то, что мы искали.

Вдоль стен стояли стеллажи с заспиртованными уродами в банках, органами, искореженными частями тел. Нестерпимо воняло разложением и гнилью.

В дальнем конце у стола копался человек.

Подойдя ближе, я окликнул его. Он обернулся,открывая лежавшую на столе абоминацию. В широко распахнутых глазах застыло порочное злое безумие.

Его ничуть не смущало, что на него направлено два револьвера.

– Я больше не опозорю свой род! Юг снова буд…

Дороти выстрелила первой. Я по-ковбойски разрядил весь барабан, но это было лишним – это был всего лишь человек. Не в силах больше выносить вида лежащего на столе месива, я метнул в него лампу. Быстро занялось пламя.

– Пойдем, быстрее.

Дороти обняла меня за пояс, и мы быстро вышли к входу. Поднявшись наверх, я спустил ей веревку, и она, помогая себе руками и здоровой ногой, вскарабкалась. Я подсадил её на лошадь, и мы направились прочь от этого места. Если бы у меня был с собой динамит, стоило бы его взорвать.

Несколько минут прошло в молчании, но я всё решил спросить:

– Ты как?

– Терпимо, но пару недель будет болеть.

– Я не об этом.

Немного подумав, она ответила:

– Мне страшно, но мне кажется, что я сделала правильную вещь, и это меня успокаивает.

– Все правильно, так и есть.

Когда мы вернулись, у дома стояла лошадь Уильяма.

– И как мы всё объясним моему отцу?

– Не знаю, но это точно будет долгий разговор.


Развернуть

#Лит-клуб разное #Реактор литературный сделал сам длиннопост 

Придворный Маг. Рассказ найденный в самых недрах, первая и единственная крупная работа. Критика и советы приветствуется.

Полутёмное помещение освещалось двумя полу растаявшими свечами, стоявшими на большом прямоугольном столе. На ножках были вырезаны разнообразные узоры. Стол, как и пол вокруг был завален стопками бумаг. За столом сидел высокий мужчина, одетый в белую рубаху и темные штаны. С шеи свисал медальон, формой двухголового орла. Мрак комнаты осветила открывшееся дверь. В дверном проеме стоял человек одетый в поношенную кирасу. Человек был загорелым и не высокого роста, а также имел мягкие черты лица и темно русые волосы. На этом фоне выделялись густые усы и множество шрамов на губах. Он зашёл в комнату и закрыл за собой дверь. Мужчина за столом неторопливо поднял голову и на его лице появилась лёгкая улыбка.
-Я очень удивлён, что сам король решил посетить жалкого простолюдина.-Сказал мужчина, вставая из-за стола и наиграно кланяясь.
Король еле сдержал смех и подошёл к закрытому окну. Распахнув его, он вздохнул полной грудью и облокотился на подоконник.
- И почему мой придворный маг сидит здесь в таком виде? Как какой-то простолюдин.-Наиграно и напыщенно звучали слова короля, а подкреплял он их обильной жестикуляцией.
-Ты заметил, как здесь душно и жарко? -Сказал придворный маг, подходя к открытому окну.
-Так открой окно.
-Все не так просто. Чайки. Чёртовы чайки. Они залетают в окно и мешают мне работать.-С серьёзным видом сказал маг.
-Ты серьёзно? Чайки. Откуда в центре города чайки. Ближайшие водоёмы не близко.-С усмешкой сказал король.
-Я сам не знаю.-Сказал маг, поправляя длинные, вьющиеся волосы.
-Ты же маг, наколдовал был в комнате глыбу льда.
-Я привык использовать магию только в крайних случаях. Это не игрушка, а чтобы создать глыбу мне нужна вода, и много.-Раздражённо сказал маг пока со лба, по острому стрелообразному лицу, стекала струйка пота.
-Ладно, успокойся и возьми перерыв. Сегодня званый вечер, будут все члены совета и надеюсь ты тоже пойдёшь.
-Я не люблю показываться на публике, но ты прав отдых мне не помешает.-Сказал маг, подходя к столу и доставая из ящика ключ.
Когда они вышли из комнаты маг закрыл комнату на ключ и убрал его в карман.
Они шли по длинному коридору с искусно украшенными стенами из тёмного дерева, резного камня и простирающимся на всю длину ковром. Освещался он множеством настенных ламп и люстр. Через некоторое время они вышли к небольшому саду, где мелодично звучал фонтан из ручья. Остановившись, они с изумлением смотрели на небольшой, но пышно цветущий сад в центре перекрестка. Рядом с ручьём росла большая яблоня, высотой доходившая до открытого неба. Из-за открытой крыши в саду было прохладно, но свежее чем во всём замке.
-Твоя жена удивительный человек. Где ещё можно встретить такую красоту-Сказал маг, наклонившись к пурпурному цветку.
-Да. Она такая. Её называли лучшим травником севера. Ты знал что все сады и парки в городе были сделаны под её строжайшим контролем.-Сказал король, прижавшись к обильно заросшей, всякой растительностью, стене.
Их любование прервал юноша, бежавший по коридору. Когда он подбежал, перед королём предстал мальчик почти такого же роста с короткими, неаккуратно подстриженными волосами. Одетый в стандартную офицерскую одежду. Лёгкая кираса, под которой была белая рубаха, узкие наплечники, темные штаны с наголенниками и походный плащ, закрывавший спину. Но всю красоту брони портило обилие засохшей грязи и глины. Юноша отдышался и протянул, исполосованную маленькими ранами, руку.
-Давно не виделись Ирил. Значит ты получил приглашение.-Сказал король, улыбаясь и пожимая руку.
-Я тоже рад видеть тебя Анри
-Ты меня удивляешь. Пришёл в таком виде на званный ужин.-Сказал маг, подходя к Ирилу и пожимая ему руку.
-Простите придворный маг, но мы были на учениях. Нас учили верховой езде, и я несколько раз упал с лошади, поэтому такой грязный. Потом, когда мы вернулись, я получил приглашение и боясь опоздать не успел переодеться и помыться.-Сказал Ирил виноватым голосом.
-Не надо формальностей. Просто Георгий.-Сказал маг, поправляя лезущие в глаза волосы.
Король снял колокольчик, висящий на стене, и позвонил внего. Через минуту к ним подошла низкорослая, молодая женщина и поклонилась.
-Катерина, проводи господина Бэкрина в купальни и выдай ему чистую, торжественную одежду.-Сказал Анри поворачиваясь к Ирилу.-Не против если одежда будет чуть великовата.
-Нет конечно-Ответил Ирил
-Будет исполнено.-Сказала Катерина прощально кланяясь.
-Нам тоже надо собираться, особенно тебе.-Сказал Анри рассматривая придворного мага, который был одет в простую одежду с резко выделенными тёмными и жёлтыми пятнами пота и засаленными волосами.
Вскоре каждый пошёл в свои покои. Придворный маг подошёл к двери в свою комнату, как вдруг к нему подошла высокая девушка с длинными, вьющимся волосами и острыми чертами лица. Одетая в бордовую сюрку и тёмным трико.
-Папа.-Сказала девушка и после этих слов обняла Георгия.-Где ты был? Ты пропал на три дня.
-Работал в кабинете. Как ты узнала меня, такого? -Сказал Георгий, показывая на себя.
-Я сперва и не узнала, но тебя выдал шрам на щеке.
-Он что так сильно выделяется- Сказал Георгий, проводя пальцем по кривому шраму.
-Ну, да.
-Мне надо собираться, потом поговорим.-Сказал маг, заходя в комнату.
-Ты идёшь на званный ужин? Никогда бы не подумала.-С удивлением сказала девушка.
-Как ты догадалась? -Произнёс маг, остановившись в дверях.
-Сейчас это единственное мероприятие в замке. Мало что может оторвать тебя от работы. Уж я то знаю.-Сказала девушка тихо хихикая.-Ладно не буду тебя отвлекать.
Девушка развернулась и быстро ушла, напевая себе под нос. Спустя час из комнаты вышел совсем другой человек. Прибранные и аккуратно зачёсанные волосы. Опрятная, темная мантия с бардовыми вставками. Через плечо висела сумка, наполненная зельями и вещами первой помощи. Георгий пошёл через сад и подходя увидел Анри, который сидел на лавочке и кидал в фонтан куски хлеба.
Подойдя, Георгий заметил, как в фонтане плескались утки.
-Откуда утки? -Спросил Георгий, садясь на лавку.
-Не знаю, когда я пришёл они уже были тут.-Сказал король, отламывая очередной кусок от лепёшки.
-Откуда лепёшка.
-Сбегал на кухню.-Сказал Анри вставая с лавки.-Зачем тебе сумка с зельями?
-На всякий случай.
-Что может пойти не так. Мы все друзья. Идём, скоро начнётся.
Вскоре все собрались в относительно небольшой комнате. Она походила на зал для совещаний. Низкий потолок, скудная обстановка. Из этой простоты выделялись две люстры и пол застланный одним большим, красным ковром. Рядом со входной дверью стояла обувь знатных особ и один из слуг, который помогал гостям если те будут не в состоянии обуться. В середине зала стоял круглый стол, за которым сидели все приглашённые гости. Легаты всех 4-ми легионов и члены совета короля. Слуги носили еду, выпивку и убирали грязную посуду со стола. Среди всех гостей выделялись двое. Дион легат «Катафрактов» был самым высоким, его рост был почти два с половиной метра. Даже по меркам полу-великанов это было слишком. Также его выделял не только рост, но и обильная мышечная масса. Для легиона, где большинство нелюди это не было серьёзным отличием. Следующим был Ирил, самый молодой из всех сидящих за столом. Парнишка, который волей случая смог выбраться из родного, пограничного города и теперь учиться в престижной военной академии.
Через продолжительное время, когда все сидели и тихо придавались воспоминаниям. Рассказывая истории о великих битвах, героических победах и о том, что раньше пиво было крепче, а мясо сочнее. Спустя множество истории, король встал и поднял тост.
-Давайте выпьем за то, чтобы мы и дальше так собирались.-Сказал Анри выпивая кубок вина залпом.
Его поддержали все гости и раздались радостные возгласы и удары кружок и кубков.
Вскоре король упал на пол, а из его глаз, ушей и рта начала течь кровь. Он начал захлёбываться кровью, а тело начало ломаться и изгибаться в конвульсиях. Георгий и Ирил сидели рядом с Анри, поэтому они мигом оказались возле короля. Георгий приказал Диону держать тело Анри, пока он искал в сумке противоядие. Найдя его, он влил противоядие ему в рот. Маг вытянул перед ним руки, которые засветились мягким, прохладным светом.
-Что ты делаешь? -Спросил Ирил
-Охлаждаю тело, чтобы яд не распространялся.-Сказал Георгий.-Приведи лекаря и скажи, чтобы взял самые лучшие зелья лечения.
Ирил стремительно выбежал из зала, совершенно босым. Через семь минут они прибежали.
-Рад видеть тебя, Георгий.-Произнёс лекарь, тяжело дыша и запыхавшись.-Жаль, что при таких обстоятельствах.
-Оставим любезности и перейдём к делу.
-Ладно-ладно-Лекарь сделал глубокий вдох.-Но не здесь. Давая, отнесём его в покои.
-Дион, возьми Анри на руки и идём.-Сказал маг, вставая с колен.-Ирил идёшь с нами.
Дион аккуратно поднял короля на руки и понёс к выходу. Ирил с лекарем вышли, а Георгий задержался. Он повернулся к удивлённым членам совета.
-Если хоть кто-нибудь из вас расскажет, что здесь было. Я лично казню его.-Сказал Георгий, поправляя мокрые от пота волосы.
Зайдя в покои короля, Дион положил Анри на мягкую постель. Все собрались вокруг полуживого тела. Лишь Георгий стоял около дверей. Вскоре в покои зашла королева. Когда она увидела окровавленное тело мужа, она захотела бросится к нему, но Георгий схватил её и держал.
-Что произошло? -Спросила королева
-Сейчас тебе лучше уйти. Не хочу чтобы ты видела его таким.-Сказал Георгий ослабляя хватку.-Иди переночуй у моей дочери, а утром я всё тебе расскажу.
-Ты издеваешься надо мной. Как мне уснуть зная, что мой муж умирает.
-Я понимаю, но пожалуйста уйди.
После этих слов королева отвесила Георгию хлёсткую пощёчину и с недовольным, даже злым, видом вышла из комнаты.
Георгий подошёл к кровати и присел.
-Жить будет? -С волнением в голосе спросил Георгий.
-Состояние тяжёлое, даже слишком, но жить будет.-Сказал лекарь, убирая оборудование в сумку.-Он сильный человек, но будут последствия для здоровья.
-Спасибо Саббат.
-Это моя работа и мне было бы жаль потерять такого короля.
-Ирил тебе лучше уйти.-Сказал Георгий.
-Я понимаю, не буду мешать.
Саббат, Ирил и Дион вышли, а Георгий сел около двери. В комнате было слышно только тяжёлое, хриплое дыхание Анри. Георгий просидел до самого утра, а затем он уснул.
Георгий шёл по коридору, тихо напевая себе под нос. Проходя мимо покоев короля, он ненадолго остановился и через непродолжительное время из комнаты вышла его дочь. Девушка была с взъерошившимися волосами и очень удивилась, увидев отца.
-Не ожидала тебя тут увидеть.-Сказала дочь обнимая Георгия.
-Я тоже удивился-Сказал Георгий.-Расскажешь почему ты здесь.
-Давай в моей комнате.-Сказала девушка, хватая отца за руку и ведя в свою комнату.
За окном шёл ливень и гремел гром, а в комнате было тепло и светло от просторного камина. Неподалёку стоял стол, на котором, аккуратными стопочками, лежала бумага, а письменные принадлежности лежали в ящичке. В правом углу стояло небольшое зеркало. Комната была в строгом стиле. Не было роскоши присущей знатным людям. Всё было просто и красиво, особенно сочетание красного и чёрного в интерьере. Очень сильно выделялся ковер покрывающий весь пол.
-У тебя довольно мило. Простота и минимализм.-Сказал Георгий сев на кровать.-Давай рассказывай, что ты делала у Анри.
-Он предложил мне поехать с королевой на север.-Сказала дочь доставая из ящика расческу.-Там будет праздник, огромный пир. Отцу королевы 56 лет
-Ты уверена, что хочешь поехать.-В голосе Георгия слышалась дрожь и волнение.
-Уверена.-Сказала дочь.-Надо расширять кругозор. Я хочу посмотреть мир, а единственное место вне замка, в котором я была, это окраина столицы.
-Понимаю-понимаю.
Георгий встал с кровати и подошёл к столу. Опустившись перед дочерью на колено, он снял со своей шеи медальон и вложил в руку дочери.
-Этот медальон приносит удачу и помогает в пути.-Сказал Георгий дрожащим голосом.-Мой дед был провидцем. В своих снах он видел будущее и в одном из своих видений, перед смертью, он увидел огромную армию. Закованные в латы воины соседствовали с простыми городскими жителями, а на груди у всех Аквила. После этого он заказал ювелиру медальон. Когда он умер, его начал носить мой отец, а затем и я.
-Спасибо Папа.-С удивлением сказала дочь
-Рано или поздно ты получила бы его. Вот я подумал зачем ждать.
-Я буду беречь его, обещаю.
-Если потеряешь медальон я не буду злится. Главное береги себя.
Георгий обнял дочь и вышел из комнаты. Пройдя по длинным коридорам, он вышел к центральному саду и сел на лавочку. В саду было прохладно, но Георгию это нравилось.
-Чего спишь? -Спросил неизвестный голос.
Георгий с трудом открыл глаза. Перед ним стоял Ирил, в начищенных до блеска доспехах, держа шлем правой рукой.
-Зачем уснул здесь? -С усмешкой спросил Ирил.
-Сам не знаю.-Сказал Георгий, вставая с лавочки и потягивая спину.-Заработался, наверно.
-Понимаю, у меня тоже, в последнее время полно дел и проблем.
-Зачем пришёл?
-Хочу встретится с Анри.
-Ты же знаешь.-Сказал Георгий, положив руку на плечо Ирила.-Прошло два месяца с того случая, а ему становится всё хуже.
-Ты не пустишь меня к нему?
-Я просто хочу предупредить тебя и всё.
-Понимаю, тогда я пойду.
Ирил пошёл по длинному коридору
Будь осторожен.-Кричал ему в след Георгий.-Недавно он казнил прислугу, только за то, что он уронил рядом с ним чашку.
Ирил кивнул и пошёл дальше.
Дойдя до королевских покоев Ирил остановился и сделав глубокий вдох вошёл.
Анри стоял в доспехах, напротив окна и думал, потирая давно небритое лицо. Заметив, как кто-то открывает дверь, он достал меч. Увидев лицо Ирила, он с облегчение выдохнул.
-Прости, я просто не узнал тебя.-Сказал Анри убирая меч в ножны.-Почему твоя броня чёрная?
-После смерти Ангвиния многие перекрасили броню, в честь траура.
-Что! -Воскликнул Анри-Когда? От чего?
-Четыре дня назад. В него попало две стрелы, они были отравлены, но он выжил и мучился два дня.-После этих слов Ирил ударил по столу.-Он умер у меня на глазах.
Анри подошёл к столу и сел в кресло.
-Кто теперь будет легатом?
-Сегодня вечером у нас совет, там и решим.-Сказал Ирил поставив шлем на стол и сев напротив Анри.
-Как ты думаешь, кто будет следущим?
-Много кто, точно сказать не могу.
-Это либо Дираний, либо Ульрис.-Сказал Анри.-Либо ты.
-Я.-Ирил посмеялся -Ты уверен? Я только пару дней назад закончил академию.
-Уверен.-Серьёзно сказал Анри.-Я часто общался с Ангвинием и он всегда говорил что хотел бы чтобы ты возглавил легион после него. Он увидел в тебе потенциал.
-Почему я, почему не Дираний, не Ульрис, в крайнем случае Акир.
-Знаешь, что общего у них всех.-Сказал Анри доставая из небольшого тайника в столе бутылку еля.
-И что-же?
-Они ветераны, старики.
-Это проблема?
-Да и ещё какая.-Анри разлил ель по кружкам и поставил одну напротив Ирила.-Они привыкли воевать по отработанным тактикам. Они не хотят придумывать и использовать что-то новое. Зачем менять то, что и так хорошо работает. Поэтому Ангвиний выберет тебя.
-Мне кажется, что они всё же лучше будут.-Ирил взял кружку и сделал несколько глотков.-Ульрис превосходный мечник, один из самых лучших. Также он самый старый и мудрый.-Ирил тихо посмеялся-Ходят слухи что он был капитаном во времена, когда легиона не было, а была армия наёмников.
-В этом его проблема. Он жил войной и в мирное время он не найдёт себе места. Ещё он потерял двух детей. Это оставило шрамы на и так истерзанной душе. Он великолепный воин, каким и должен быть легат, но он не тактик.
-Дираний. Пример идеального легионера.
-С детства он учился военному ремеслу и привык следовать приказам. Легат, как хороший тактик должен обладать фантазией, иногда надо идти против правил, играть по-грязному.
-Но почему я. Почему. Я не понимаю.-Сказал Ирил и залпом осушил кружку.
-Ты молод и довольно сообразительный-Анри погладил усы-Ты не был развращён преступностью, которая была в твоём городе. Ты спас легион от эпидемии. Ты талантливый и я верю, что ты проявишь себя в будущем.
-Если я стану легатом... Жаль, что Ангвиний не увидит этого.
-Давай вспомним все легионы.
-I легион. "Повелители Тундры"
-Легион, созданный бабушкой Ангвиния. Был одним из двух легионов, созданных лично "Госпожой". Жаль, что был полностью уничтоженным, но есть слухи, о том, что есть выжившие и они всегда первыми предупреждают о походах варваров.
-II Легион. "Стражи Дюн"
-Тоже создан "Госпожой" и тоже уничтожен. В свое время был самым многочисленным и мало организованным. Туда вступали все желающие. Его влияние распространялось на все Южные территории, но внутренние распри раскололи его, а потом пустыня поглотила всех.
-III Легион.-Ирил недовольно фыркнул-"Золотая Гвардия"
-Его создали влиятельные люди. Дети знати должны были в обязательном порядки проходить военную службу, и они создали легион. Туда попадают только дети высокопоставленных людей.
-Они не воины, они только и умеют что выступать на парадах и появляться на светских мероприятиях.-Раздражённо сказал Ирил.
-Все легионы важны. Они выполняют свою роль. Вселяя надежду в людей, словно ангелы, золотые люди.
-IV Легион. "Катафракты"
-Самые крепкие и стойкие воины, словно стена на пути врага. Только новорожденные не знают о них.
-V Легион. "Волчья Стая"
-Мастера Осады. Самые искусные тактики. Не одна крепость не устояла перед ними.
-VI Легион.-Ирил довольно улыбнулся-"Звёздные крестоносцы"
-Твой легион. У него долгая история. Сперва вы были армией наёмников на севере, а после серии триумфальных побед им предложили стать легионом. Мастера скрытных проникновений и засад. Напомни ваш "девиз"
-"Узнай своего врага перед тем, как убить"-С гордостью сказал Ирил.
-Ладно хватит истории на сегодня.-Сказал Анри зевая.-Перед тем как ты уйдёшь я хочу дать тебе совет.
-Какой?
-Насчёт варваров. Начался великий поход легионов, и ты вскоре возглавишь свой. Уничтож варваров всех до единого, не оставляй никого, даже детей и женщин.
Почему? -Испуганно сказал Ирил.
-Раз за разом варвары возвращаются и грабят наши земли, убивают людей не жалея никого.-Анри встал со стула и подошёл к окну.-Я знаю, что Ангвиний учил тебя ценить людскую жизнь, но мы воюем не с людьми, а с животными, с чернью.
-Я понимаю.
-Ирил.-Сказал Анри успокаивающим голосом.-Варваром нужно истребить. Представь, больше не каких набегов на города, никаких жертв, а их территории полны разнообразной руды и минералами. Построим там шахты и у людей будет работа, будут деньги. Все будут счастливы.
-А легионы, что будет с нами. Мы были созданы для защиты границы.
-Вы станете строителями, стражами, будете помогать людям, а в час войн будете призваны. Вы сможете жить как обычные люди. Иногда надо совершить зло, чтобы уничтожить зло куда страшнее. Я сказал хватит историй, но хочу рассказать тебе о пророчестве, о "Конце Времён". "Появится человек богословлённым самим солнцем. Ослепительно прекрасный, а его тенью будут "легионы" тёмных воинов. За которыми остаётся только пепел и выжженные земли.
-Зачем ты рассказал мне это.
-Мне понравилось это пророчество и всё. Я хотел спросить, ты ходил к друиду в западном лесу?.
-Д-да, а как ты узнал.
-Все, кто были у него и посмотрели своё будущее получали метку на лоб. Её могут увидеть только сильные маги и такие же счастливчики. Что ты видел?
-Я видел-Ирил немного колебался-всего два отрывка. Первый это как "легионы" солдат в тёмной броне сжигают какой-то город, а второй. Я лежу в каких-то катакомбах и не могу ничего сделать, будто у меня нет тела, но затем вижу девушку с факелом и коротким мечом и всё.
-Я видел темноту и страшный холод, но только в груди.-Нервно сказал Анри подходя к Ирилу- Будто меня проткнули глыбой.
-Ладно мне надо идти на совет. Удачи.
-Удачи и да прибудет с тобой солнце.
После этих слов Ирил остановился и посмотрел на Анри, а затем вышел.
За окном шёл ночной, проливной дождь, но в таверне было тепло и сухо, благодаря большому камину, где потрескивали дрова. Играла тихая, расслабляющая музыка даже немного грустная. Официантки разносили еду и напитки, люди сидела за столами. Кто-то рассказывал, как прошёл день, другие жаловались на семейные и жизненные проблемы, кто-то спал, но очень часто звучали новости о смерти короля, от рук собственного придворного мага. Все эти разговоры заставляли Георгий сидящем в дальнем углу таверны вспоминать те ужасные события. Труп Анри пробитый ледяной глыбой и спешный побег из замка. Руки Георгий дрожали, но он продолжал пить свой напиток. Он раздумывал куда ему деться и что делать дальше
-Надо уходить из столицы это точно. В Дехоран, там помогут. Оттуда я уйду на север буду искать дочь с королевой. Катерина должна была доставить им письмо.-Говорил сам себе Георгий.
Пока он думал, к нему подошла пышногрудая официантка.
-Мистер, вы здесь уже целый день, но заказали только две кружки еля. Закажите хоть какое-нибудь блюдо. У нас сегодня превосходная тушёная свинина.
-Нет спасибо-Вежливо сказал Георгий-Я собирался уходить.
Официантка ушла, а Георгий допил ель и протерев глаза, накинув плащ вышел из таверны. Идя по улице, он заметил, как два стражника волочат молодого парня, который был сильно избит. Они притащили его на площадь, где стояло множество столбов с привязанными к ним людьми. Они кричали молили о пощаде, но главный стражник пропускал эти слова и вскоре поджог их всех. Георгий отвернулся и ушёл в сторону стоянки с повозками. Через час поисков кучеров, он заметил старика, сидевшего в повозке, который курил трубку.
-Дед, хочу нанят повозку.-Громко сказал Георгий.
-Куда?
-На восток.
-Не маг ли ты часом? В Дехоран ехать хочешь?
-Я еду к экспедиции.
Дед сплюнул, затушил трубку.
-Могу довести только до границы с лесом. Звеняй
-Почему? -Сказал Георгий, залезая в повозку.
-Не слышал, скоро война.
-С кем?
-С кем с кем. С магами. К Дехорану отправят целый легион. Только не могу вспомнить название. Вроде какие-то псы.
-Волчья стая
-Точно, точно. Ладно поехали.
Георгий передал мешок с деньгами кучеру и прилёг отдохнуть.
Через день они оказались около входа в древние эльфийские леса. Георгий с наплечным мешком стоял около входа.
-Помни этот лес не обычный, говорят он волшебный и что там время идёт по-другому.-Крикнул дед удаляясь в даль.
Георгий сделал глубокий вдох и побрёл через небольшую, вытоптанную тропинку
Развернуть

#Лит-клуб разное #Реактор литературный сделал сам длиннопост помогите пидоры 

Ищу совета. По рассказу и творчестве в целом. Как "оживить" текст и много другое. Рассказ недописан и в активном написании.

Уже множество лет ходят легенды о великом воине. На поясе он носит два меча, но использует только “Закат”, олицетворяющий конец жизни, клинок из тёмного металла. Одет он в тёмно-багровые доспехи, а маска изображает бесконечную скорбь и боль. Он несёт бремя палача, уничтожая врагов. Но также он хранитель, что защищает невинных и оберегает земли Великого Леса.

Среди высоких крон деревьев разносились крики и плач. На краю дороги рядом с огромным деревом лежала перевёрнутая повозка, а рядом лежала, убитая из лука, лошадь. Посреди дороги лежали связанные девушка и старушка. Кучер лежал около повозки, с перерезанным горлом. Разбойники разгребали повозку и вытаскивали бочки, ящики, корзины. Все они были забиты крупой, овощами, мясом птиц. Один из разбойников заметил на шее девушки золотой медальон. Он попытался снять его, но она укусила его со всей силой. Он отдёрнул руку и ударил сапогом по лицу девушки. Сняв медальон, он прислонился к дереву и внимательно его разглядывал. Полностью белый ромб с синими прожилками. Внутри медальона был выгравирован багровый воин из легенд. Он приносил удачу и защиту в пути. Через мгновение голова разбойника была прибита к стволу тремя ножами. Из леса с невероятной скоростью появилась тёмная фигура и множественными взмахами меча изрубила одного из нападавших. Когда остальные опомнились и достали оружие, он разрубил пополам самого большого из разбойников. Заняв оборонительную стойку, воин выжидал действий противников. Разбойники решили напасть одновременно: один снизу, другой сверху. Вблизи они увидели багровые доспехи. Воин увёл нижний удар, а затем моментально отвел в сторону верхний. После он насквозь проткнул меч в горло одному из нападающих, а другому отрубил голову. Разрубив верёвки и вернув медальон, он скрылся в чаще леса. Также быстро, как и появился.

Всплеск огня и тёмные лесные массивы были освещены резким ударом молнии, а гром сотрясал землю. Небо заполнилось густыми тёмными облаками. Шёл непрерывный ливень. Земля превращалась в липкое, тягостное месиво. Дороги и участки леса смывались в бесконечную пустоту. Ещё вспышка, и среди густых зарослей стали видны множественные силуэты в броне. Через мгновение под оглушительный боевой клич силуэты с криками выбежали из леса. Стремительным ударом они словно звери впились в ряды противников. Неописуемая и необъяснимая жестокость, жажда кровопролития заставляли убивать друг друга. Пока великие армии сражались на земле, в ином мире шла война на более высоком уровне. Резко тьма окутала весь мир, пожирая его и оставляя только пустоту. Вдруг всё прекратилось, мрак рассеялся и вышло Солнце. Лучи осветили поле битвы, горы трупов, землю залитою кровью. Воины продолжали сражаться как дикие звери, но на мгновение бой остановился и узрели они деяния свои. Ужас овладел их душами, но вскоре страх развеялся и уступил он место спокойствию. Солнце засияло ярче прежнего, ознаменовав конец Великой Войны и Великого Предательства.

Глубоко в лесу, совсем рядом с озером, тихо опадала пожелтевшая листва. Деревья раскачивались под дуновением прохладного ветра. Земля была укутана в золотые покрывала, а солнце заполняло каждый уголок земли. Но осенний лес был неспокоен. Рядом с каменистым берегом озера, в небольшом лагере, шла битва. Один человек сражался с толпой, одетой в шкуры и кору деревьев. Воин рубил размашистыми ударами и старался сократить дистанцию. Разбойники атаковали одновременно, но не слаженно. Вскоре половина была убита. Самый мелкий из всей шайки пытался ударить со спины, но воин схватил котелок, висевший над костром. Удар цельного куска металла превратил лицо карлика в кашу. Воцарилась тишина. Лишь шелест листвы и журчание воды робко нарушали его. Мужчина срезал ткань с импровизированного знамени. Он убедился, что все разбойники мертвы и затушив костёр отправился к дороге. Тихо, не спеша он шёл, насвистывая мелодию. Над головой то и дело пролетали стаи птиц. Иные не упускали возможности, и садились на толстые, белоснежные ветки. Вскоре деревья закончились, а на их месте расположились бескрайние поля и загоны. На холмах отдыхали большие птицы. Передвигалась они на четырёх лапах, но делали это очень редко и предпочитали нежиться в лучах солнца. Вдали под тенью деревьев сидели лесорубы и пили воду из бурдюков. В этом неторопливом темпе он дошёл до небольших, тёмно-красных ворот. Золотые узоры и эмблема клана Кагуи. Белое древо с золотыми листьями. Возле ворот возвышались сторожевые, каменные башни. Стену укрывала кровля, защищающая от дождя и непогоды. В городе было тихо, шум был только от играющих детей. Самой распространённой игрой были сражения на импровизированных мечах.

Изао!-Прокричал вдали молодой голос.

Вскоре к воину подбежал юноша. Хоть ростом они были равны, но Изао выделяли широкие плечи.
пидоры, помогите
-Ü
05
С
<,Лит-клуб,литклуб, литературный клуб, литературныйклуб,,разное,Реактор литературный,сделал сам,нарисовал сам, сфоткал сам, написал сам, придумал сам, перевел сам,длиннопост,помогите пидоры
Развернуть

длиннопост #Лит-клуб разное #Реактор литературный сделал сам 

Кресты

Тёмная, душная комната служила местом для совещаний. На металлическом столе стоял проектор и лежала папка с документами. В комнате было много стульев, но обычно здесь собиралось меньше людей и по этому многим кто опоздал приходилось стоять. Вскоре в комнату вошёл мужчина крепкого телосложения, под 2 метра ростом. В руках он держал кружку чая, отпив он поставил её на стол и взял папку, почесав небритое лицо он неодобрительно выдохнул. Все принялись внимательно слушать.
-Оставим прелюдии. Вас собрали здесь для важного задания. Как вы все прекрасно знаете год назад была потеряна связь с Марсом и сегодня, 30 мин назад шаттл упал в районе порта города Брюгге. Пожарные прибыли туда почти сразу и поддерживают состояние шаттла. Наша задача достать чёрный ящик. Времени у нас не так много, неизвестно сколько пожарные смогут держать ракету. Для выполнения задания мы используем 3 группы: «Восток» поедите в броневике по главной дороге, «Север» поплывёте на лодках, «Юг» будете сидеть в резерве, если что то пойдёт не так вы вылетите для оказания помощи. Ладно, а теперь все за снаряжением, у вас 15 минут.
Все в зале быстро выбежали и направились в оружейную. Оружейная была огромным складским помещением поделённым на секции. Только офицеры и специалисты могли заходить в склад и брать нужное снаряжение, обычные бойцы получали стандартный комплект: Лёгкая броня, штурмовая винтовка, 4 обоймы, одноразовая аптечка, граната. Один из членов «Востока», гренадер Франк повернулся к офицеру
-Как думаешь, гранатомёт пригодится?- Спросил Франк держа небольшой гранатомётом
-Бери, лишним не будет. Двух снарядов хватит-ответил офицер заполняя бумаги на снаряжение.
Через 10 минут все группы ждали прибытия транспорта. «Север» были одеты в водонепроницаемые костюмы, а на спинах были кислородные баллоны. «Юг» оделись в десантный аналог брони.
Прибыл транспорт, «Север» сели по лодкам и уже отчаливали, «Восток» сели в небольшой по размерам броневик, на котором не было даже простого вооружения. Вскоре они выехали через главные ворота, на шоссе ведущее в «Мёртвый город».
-Группа «Восток» подъезжайте осторожней. Мы не единственные здесь.
Прозвучал голос из динамиков
-Вас поняли будем осторожны- ответил водитель пытаясь сквозь дым проехать по полуразрушенной дороге.
Броневик проезжал по некогда красивым улицам Западной Германии. Через бронеокна были видны руины зданий, которые уже покрылись обильной, пышно цветущей растительностью. В центре города, отчётливо виднелось здание формой треугольника, его шпиль уже давно лежал у основания, а само оно медленно разрушалось по кускам.
В броневике находилось 6 человек одетые в одинаковую форму серого цвета. Кто то проверял снаряжение и оружие, изредка переглядываясь с сослуживцами. Из всей этой «Серой массы» выделялся человек. Медик, одет он был в точно такую же форму, но белого цвета. На защитном шлеме у был красный крест с орлом. Медик достал пачку сигарет, потряс её, вытащил сигарету и закурил от спички. Тесное пространство броневика через минуту было заполнено дымом, почти весь отряд закашлял не перенося табачный дым.
Офицер одел фуражку и громко прокашлялся. которая закрывала ему обзор и из-за этого он бесился.
-Кларк, знай совесть. Ты не один здесь, потуши сигарету. У Анны аллергия на табак.
Кларк вынул из-за рта сигарету и потушил об бедренный элемент брони.
Когда фуражка снова сползла на глаза, офицер со злости снял её и поправил светлые волосы.
-10 минут- прокричал водитель, втопив педаль газа в пол.
На свободном шоссе они разогнались, но резко остановились, на дороге лежали обломки небоскрёба, заблокировав путь, а в дали было видно эпицентр пожара и стену огня, дыма.
-Дальше не проедем, вам придётся идти пешком.
Группа надела противогазы, покинула броневик и начала осматривать окрестности на наличие пути. Офицер подошёл к броневику, постучал два раза по двери водителя, машина тронулась назад и резко развернулась, уехав обратно. Офицер подозвал группу и достал карту.
-Быстрей всего будет идти через метро. Для этого нам надо спустится с моста и пройти на восток к парку.
-Как мы спустимся?- спросил Мартин
-По тросам. Зацепим за бетонные заграждения и спустимся.
-Как по мне они кажутся не совсем прочными.-Сказал Мартин постучав по ограждению. Лучше будет найти лестницу.
-У нас и так немного времени, а лестница будто будет целой. Не волнуйся тут не высоко, быстро спустимся.
Офицер подошёл и похлопал его по плечу. Группа зацепила тросы и начала медленно спускаться, но бетонный блок Мартина откололся и рухнул вместе с ним, придавив. Его грудную клетку сдавил блок и он не мог даже кричать, во рту уже появилась кровь. Группа пыталась поднять или сдвинуть плиту, но ничего не вышло, она вбила его глубоко в землю. Кларк осмотрел Мартина и сделал неутешительный прогноз, даже если они вытащат его, он умрёт. Блок переломал кости и повредил многие органы. Офицер достал пистолет из кобуры и нацелил его на голову бойца, но его рука дрожала как и он сам, он опустил пистолет.
-Что я за офицер, если не могу подарить спокойную смерь солдату.- Ответил он дрожавшим голосом и не решаясь даже взглянуть на корчишься от боли бойца.
Офицер подошёл к нему. Раздался выстрел и всё затихло, только сильные порывы ветра разносившие пепел издавали гул. Офицер надел фуражку и приказал двигаться дальше. Огонь, вызванный падением ракеты, распространялся с чудовищной скорость «поглощая» мёртвый город, вскоре он бы добрался и до сюда и поэтому надо было спешить. Парк находившиеся рядом с метро стал только красивее, из за разросшейся растительности и огромных ветвистых деревьев. Поляны в этом парке были усеянные разнообразными цветами. Группа спустилась в глубокие полуразрушенные тоннели метро. Войдя в огромные помещения, они включили фонари и осторожно двигались по путям держась плотным строем.
-Народ, а вы задумывались почему в городе есть электричество. Фонари на улице горели.- Спросила Анна.
-Наверно электростанции до сих пор работают.- Ответил офицер
Вдруг послышался скрежет металла и всё начало трястись, по путям ехал вагон на автоматическом ходу и он набирал всё больше скорости. Группа поднялась к двери в служебные помещения и выбила её. Все быстро зашли туда, но Франк с трудом пытался залезть, из за обилия снаряжения на нём. Офицер пытался помочь ему, но вагон на полной скорости оторвал Франку половину левой ноги. Офицер позвал Кларка, тот пулей выбежал из помещения, вколол в остатки ноги обезболивающие, перетянул жгутом и обмотал обрубок ноги бинтами. Волтер и Кларк подняли Франка на руки и тащили дальше по тоннелям, пока офицер освещал дорогу впереди. Через две станции они оказались в главном депо, огромное место где было множество неактивных составов.
Они прошли до служебного выхода и вышли на поверхность. Рядом с портом находились отряды пожарных, они тушили окрестности, не позволяя огню добраться до ракеты. В бухте стояли два больших корабля палубы которых были уставлены маленькими водомётами, а в задней части корпуса находилось большое водяное орудие. Корабли накрывали огромные площади огня и облегчали работу наземным группам, которые координировали их. Порт представлял собой печальное место, многие корабли, яхты, лодки что находились здесь затонули. Огромные грузовые краны давно заржавели и поломались, а деревянный причал давно сгнил и ходить по нему было невозможно. Пожарный заметил группу и подбежал к офицеру и начал объяснять ситуацию:
-Наконец то вы прибыли. Она разваливается на куски. Делайте свою работу быстро, скоро мы накроем весь город водой.
-У нас возникли непредвиденные обстоятельства. Спасибо что подождали.
Группа двинулась к шаттлу, Волтер с Кларком положили Франка рядом с сломанной рыбацкой лодкой, а в это время пожарные приготовили лодки.
Доплыв до шаттла они открыли герметичный люк. Весь шаттл был завален изуродованными, почти разложившимися трупами, они были одеты в форму колонистов Марса, все стены были измазанные кровью. Группа добралась через разрушенные отсеки шаттла в рубку, самую чистую и сохранившеюся часть. Они достали чёрный ящик, а также все имеющийся документы, данные и начали выбираться. На пол пути к выходу с Офицером связался главный пожарный
-Вам нужно немедленно выбираться, состояние шаттла критическое. Я не уверен сколько мы ещё сможем держать её.
Корпус начал трястись и разваливаться, группа через заваленные, трупами и обломками помещения, которые начинали заполнятся водой, но вскоре они выбрались к лодкам. Офицер достал рацию и связался со штабом
-Штаб, это «Восток». Чёрный ящик у нас.
-Хорошо, уходите с пожарными на их кораблях.
-Вас поняли.
Офицер прицепил рацию на передний карман и присел на вынесенный на причал буй, рядом с Франком. Затем подошли Анна и Кларк. Офицер и Франк смотрели на объятый огнём город.
-Как нога?-Повернувшись спросил Офицер.
-Побаливает, а так «нормально».
-Вряд ли тебя допустят на выступление, даже с протезом.
-Ты знаешь что все эти выступления моё хобби, причём не единственное. Я не особо расстроюсь если меня не допустят.
-Не ты ли мне рассказывал как хочешь стать великим атлетом.- С усмешкой сказал Офицер
-Давно это было, тогда я был молод и много о чём мечтал.
-Тебе 31, ты в самом рассвете сил. Ты не старик как я.
-Возможно. Знаешь, ты думал когда нибудь о том что произошло здесь.
-Я был здесь когда это произошло и стараюсь не думать об этом.
-Всего одна ракета, ОДНА ракета уничтожила всё здесь. Даже не долетев.
-У меня здесь жила сестра. Наверно до сих пор «живёт» здесь.
Офицер встал и подошёл к главному пожарному.
-Вы скоро закончите?
Пожарный обернулся
-Мы почти собрали оборудование, приблизительно 7 минут.
Вдруг началась пальба. Невозможно было определить от куда вёлся обстрел, но казалось что стреляли со всех сторон. Офицер достал рацию, но её сломали метким выстрелом. Вся группа укрылась ,кто за обломками зданий, кто за тем что более менее прочное.
Пожарные начали эвакуироваться на корабли с помощью лодок пришвартованных к берегу. В неожиданной перестрелке погиб Волтер, он укрылся за старой лодкой с железным дном, но это не спасло, его расстреляли превратив в месиво. Неожиданно для всех со стороны берега подошла группа «Север», укрывшись рядом с «Востоком» они поддерживали обстрел и отвлекали внимание для того чтобы пожарные смогли эвакуироваться.
-Где вы были?-громко спросил офицер
-Нас задержали. Мы вас прикроем, бегите к лодкам.
-А как вы выберетесь?
-У нас свои лодки. Поэтому бегите.
Группа побежала к лодкам, Анна и Кларк взяли Франка и поэтому двигались медленно, этим воспользовался противник и прострелил Анне ногу. Кларк поднял её и дотащил до лодки. Офицер попытался вернутся за Франком, но взрывом его оттолкнуло и контузило. Кларк подбежал к нему и поднял его на спину. Положив его в лодку они отчалили
Доплыв к одному из кораблей, они поднялись на борт. Соседний корабль уничтожила ракета выпущенная со стороны противника. Продолжив отстреливаться они смогли выбраться из бухты.
Офицер и Полковник прослушивали записи пилотов, добытые из чёрного ящика.
-Нам повезло что они так плохо охраняли этот шаттл.
-Даже с такой «плохой» охранной мы умудрились потерять половину группы.- В голосе пилота слышалось недовольство.
-Как быстро мы долетим до земли.
-Если всё пойдёт по плану то 1 месяц.
Запись обрывается и идёт следующая.
-Всё плохо они прорываются сюда. Их слишком много.
-Чёртовы предатели, перебили половину команды самыми варварскими способами.
-Смотри на камеры. Что они делают?
-Они прорвались к двигателю. Скорей всего они захотят взорвать его.
Слышится громкий удар по металлу.
-Если они взорвут его, то мы не долетим.
-Мы близко к земле, даже без движка мы долетим. Проблема в том что мы не доживём до этого.
-Чего?
-Либо они прорвутся сюда, либо сгорим.
-Я не хочу умирать. НЕ ХОЧУ!
Слышится плачь и невнятное бормотание.
-Заткнись чёртов нытик.
-Я все ровно умру, но только не так.
Слышится выстрел и звук упавшего тела.
-Чёрт. Ладно соберись.
Секундная пауза
-Все кто услышит это. Марс захватили фанатики и предатели. Вскоре они отправятся на землю. Не щадите никого из них. Истребите эту угрозу.
На заднем фоне слышны взрывы. Запись обрывается.
Офицер стоял на военном кладбище, холодный ветер дул в лицо а снег оседал на его пальто и ничто не нарушало эту тишину. Перед ним была общая могила, пустое захоронение. На надгробие было написаны имена и фамилии солдат и надпись «Здесь покоятся защитники родины и идеалов Германии»
-Виктор!-сказала Анна, нарушив тишину.
Она подошла ближе и увидела что глаза Виктора полны слёз. Виктор дотронулся до железного креста висевшего на бежевом пальто, аккуратно снял его и положил рядом с надгробием, а затем и ту неудобную фуражку.
-Терять друзей всегда тяжело, а таких как они ещё тяжелей.- Сказал Виктор хриплым больным голосом. Затем похлопал Анну по плечу и неторопливо ушёл.
Развернуть

#Реактор литературный разное Александр "Котобус" Горбов рассказ story утренняя минька 

Актуальная профессия

Illllil	L	лш
		
&S2		3,Реактор литературный,разное,Александр "Котобус" Горбов,рассказ,Истории,утренняя минька


В самом начале Вишнёвой улицы есть маленькое кафе, где подают лучший горячий шоколад во всей Англии. Совсем крошечное, на три столика. Хозяин, бронзовокожий мистер Вуд, не слишком надоедает посетителям: принеся какао или пирожное, этот почтенный джентльмен удаляется на кухню смотреть на маленьком телевизоре спортивные передачи. И дозваться его стоит некоторого труда. Впрочем, завсегдатаи не жалуются, давно привыкнув.

Пятничным вечером в кафе вошёл немолодой мужчина. Одет он был во всё чёрное, кроме колоратки — белого воротничка, какие носят священники. Посетитель взял у мистера Вуда чашку какао, огляделся и направился к дальнему столику.

— Разрешите присесть?

Мужчина слегка поклонился одиноко сидящей девушке. Она удивлённо посмотрела на священника, но вежливо кивнула.

— Благодарю.

Он сел, поставил чашку, но пить не стал. А принялся буравить соседку по столику напряжённым взглядом.

— Вы что-то хотели?

— Да. Вы ведь Мэри? Мэри Поппинс?

Девушка улыбнулась.

— Леди Мэри, с вашего позволения. Что вам угодно?

Мужчина довольно ухмыльнулся.

— Меня зовут Томас Крамер. Я давно хотел вас увидеть, Мэри.

— Зачем?

Крамер наклонился и почти шёпотом произнёс:

— Я знаю, кто вы.

— Неужели! — Мэри звонко рассмеялась, — Вся Вишнёвая улица знает, что я няня.

В ответ священник покачал головой.

— Я знаю чуть больше, Мэри. Вы меня давно заинтересовали. Разные слухи о няне, приходящей на самое маленькое жалование. Волшебство, про которое рассказывают дети. Удивительная сумка, где помещается всё что угодно. И другие истории.

— И что же?

— Многим такие байки показались бы забавными, но только не мне. Профессия, знаете ли, обязывает. Я стал искать следы. И обнаружил много интересного.

Вежливая улыбка девушки превратилась в ледяную.

— Найти было непросто, но я справился. Хотите послушать? В конце девятнадцатого века, молодой археолог Джон Поппинс отправляется в Египет. Вместе со швейцарским учёным Навиллем, он ведёт раскопки древнего города Бубастис. А потом, совершенно внезапно, возвращается в Англию с молодой женой по имени Мэри. Преподаёт в Кэмбридже, живёт замкнуто, почти не общаясь с коллегами. Увы, он рано умирает от неизвестной лихорадки. А его вдова, оставшись без средств к существованию, устраивается няней. Следы её теряются, но кое-что найти удалось.

Мэри нахмурилась.

— К чему всё это? Мало ли в Англии нянь по фамилии Поппинс?

— Всего лишь одна, милочка. Одна-единственная. Вы. Нестареющая, владеющая волшебством, соглашающаяся на самое маленькое жалование. Я задумался — кто же вы на самом деле? Что раскопал Джон Поппинс в Египте? Откуда вы появились?

— И вы нашли ответ?

— Да. Вы любите детей, независимы, называете себя «совершенство». Внезапно появляетесь и также неожиданно исчезаете, ссылаясь на «ветер перемен». Любите молоко. Очень по-кошачьи, не находите?

Томас Крамер направил на Мэри указательный палец.

— Вы Баст. Древняя Египетская богиня. Ту, что изображали с головой кошки. Покровительница веселья, домашнего очага и детей. Именно ваш храм откопали в городе Бубастис. Я прав? Можете не отвечать. Что нашёл Джон Поппинс? Вы лежали в саркофаге? Или он вызвал вас с помощью древнего амулета? Как вы его соблазнили? Отвечайте!

Девушка рассмеялась.

— Какая разница? Мы любили друг друга и вам нет до этого дела.

— Есть!

Крамер встал.

— Ты языческое божество. Мой долг изгнать тебя, демон!

Священник вытащил крест.

— Твои храмы разрушены, никто не поклоняется тебе. Нет здесь твоей власти! Убирайся откуда пришла!

Мэри усмехнулась, взяла со стола чашечку и допила кофе. Посмотрела на мужчину и моргнула. Зрачки в её глазах стали вертикальными, как у настоящей кошки.

— Зачем столько пафоса? Мало ли что было на другом краю земли три тысячи лет назад. Ну богиня, и что такого?

— Это святотатство!

— Полно, не кричите. Все устраиваются как могут. Сейчас я няня, и неплохая, должна заметить. Показать рекомендательные письма? Честная и благородная профессия. Насчёт электричества вы же не возмущаетесь.

— Причём тут оно?

Баст перешла на доверительный шёпот.

— Потому что владелец всех электростанций — бывший Зевс. Один из ваших прославленных генералов — Марс. Афродита руководит картинной галереей и сетью художественных школ. Анубис держит похоронное бюро, а Гефест завод. Это вас не возмущает?

— Не может быть!

— А что делать. Приходится приспосабливаться к прогрессу. Волшебством и чудесами сыт не будешь.

Мэри-Баст встала. Потрепала мужчину по щеке и по-доброму улыбнулась.

— Не переживайте. Нам хватает забот и верить в себя мы никого не заставляем. О чём вам стоит беспокоиться, так это Индия.

— Почему?

— Ну! Ваши офицеры, возвращаясь из Индии, везут кучу всяких «безделушек». А ведь там боги куда как воинственней, чем я. Кем, например, может устроиться работать Шива-разрушитель? Подумайте об этом на досуге, сэр.

И она вышла из кафе лёгкой кошачьей походкой, оставив бедного Крамера в совершенном расстройстве.

Из кухни выглянул хозяин кафе мистер Вуд. Покачал головой и спрятался обратно. Ацтекский бог Кетцалькоатль, в древности подаривший людям какао, а теперь продающий божественный напиток по пятьдесят пенсов за чашку, не желал раскрывать инкогнито.


Автор: Александр "Котобус" Котов

Развернуть
Пользовательское сообщество Реактор литературный (+83 картинки, рейтинг 122.9 - Реактор литературный)