Wh Alternative Horus (Wh 40000) Fulgrim Mortarion Perturabo Lorgar Magnus The Red Angron Konrad Curze Alpharius ...Warhammer 40000 Wh Other фэндомы Primarchs Abbadon Kim Chan Luther 

Автор выкладывает в инсте отрывки со своего рисунка по ереси, где архипредателем стал Лев. Часть картинок уже была выложена на реакторе.

Warhammer 40000,warhammer40000, warhammer40k, warhammer 40k, ваха, сорокотысячник,фэндомы,Kim Chan,Wh Alternative,Wh Other,Horus (Wh 40000),Primarchs,Fulgrim,Mortarion,Perturabo,Lorgar,Magnus The Red,Angron,Konrad Curze,Alpharius,Luther,Abbadon

Warhammer 40000,warhammer40000, warhammer40k, warhammer 40k, ваха, сорокотысячник,фэндомы,Kim Chan,Wh Alternative,Wh Other,Horus (Wh 40000),Primarchs,Fulgrim,Mortarion,Perturabo,Lorgar,Magnus The Red,Angron,Konrad Curze,Alpharius,Luther,Abbadon

Warhammer 40000,warhammer40000, warhammer40k, warhammer 40k, ваха, сорокотысячник,фэндомы,Kim Chan,Wh Alternative,Wh Other,Horus (Wh 40000),Primarchs,Fulgrim,Mortarion,Perturabo,Lorgar,Magnus The Red,Angron,Konrad Curze,Alpharius,Luther,Abbadon

Warhammer 40000,warhammer40000, warhammer40k, warhammer 40k, ваха, сорокотысячник,фэндомы,Kim Chan,Wh Alternative,Wh Other,Horus (Wh 40000),Primarchs,Fulgrim,Mortarion,Perturabo,Lorgar,Magnus The Red,Angron,Konrad Curze,Alpharius,Luther,Abbadon

Warhammer 40000,warhammer40000, warhammer40k, warhammer 40k, ваха, сорокотысячник,фэндомы,Kim Chan,Wh Alternative,Wh Other,Horus (Wh 40000),Primarchs,Fulgrim,Mortarion,Perturabo,Lorgar,Magnus The Red,Angron,Konrad Curze,Alpharius,Luther,Abbadon

Warhammer 40000,warhammer40000, warhammer40k, warhammer 40k, ваха, сорокотысячник,фэндомы,Kim Chan,Wh Alternative,Wh Other,Horus (Wh 40000),Primarchs,Fulgrim,Mortarion,Perturabo,Lorgar,Magnus The Red,Angron,Konrad Curze,Alpharius,Luther,Abbadon

Warhammer 40000,warhammer40000, warhammer40k, warhammer 40k, ваха, сорокотысячник,фэндомы,Kim Chan,Wh Alternative,Wh Other,Horus (Wh 40000),Primarchs,Fulgrim,Mortarion,Perturabo,Lorgar,Magnus The Red,Angron,Konrad Curze,Alpharius,Luther,Abbadon

Warhammer 40000,warhammer40000, warhammer40k, warhammer 40k, ваха, сорокотысячник,фэндомы,Kim Chan,Wh Alternative,Wh Other,Horus (Wh 40000),Primarchs,Fulgrim,Mortarion,Perturabo,Lorgar,Magnus The Red,Angron,Konrad Curze,Alpharius,Luther,Abbadon

Warhammer 40000,warhammer40000, warhammer40k, warhammer 40k, ваха, сорокотысячник,фэндомы,Kim Chan,Wh Alternative,Wh Other,Horus (Wh 40000),Primarchs,Fulgrim,Mortarion,Perturabo,Lorgar,Magnus The Red,Angron,Konrad Curze,Alpharius,Luther,Abbadon

Warhammer 40000,warhammer40000, warhammer40k, warhammer 40k, ваха, сорокотысячник,фэндомы,Kim Chan,Wh Alternative,Wh Other,Horus (Wh 40000),Primarchs,Fulgrim,Mortarion,Perturabo,Lorgar,Magnus The Red,Angron,Konrad Curze,Alpharius,Luther,Abbadon

Warhammer 40000,warhammer40000, warhammer40k, warhammer 40k, ваха, сорокотысячник,фэндомы,Kim Chan,Wh Alternative,Wh Other,Horus (Wh 40000),Primarchs,Fulgrim,Mortarion,Perturabo,Lorgar,Magnus The Red,Angron,Konrad Curze,Alpharius,Luther,Abbadon

Warhammer 40000,warhammer40000, warhammer40k, warhammer 40k, ваха, сорокотысячник,фэндомы,Kim Chan,Wh Alternative,Wh Other,Horus (Wh 40000),Primarchs,Fulgrim,Mortarion,Perturabo,Lorgar,Magnus The Red,Angron,Konrad Curze,Alpharius,Luther,Abbadon

Развернуть

Warhammer 40000 фэндомы СПОЙЛЕР Roboute Guilliman Primarchs Wh Books Wh Other 

Отрывок из 3 Темного Империума, где Жиля решил, что жесткий режим Папы был верным.

Робаут Жиллиман шёл по залам, по которым вот уже несколько тысячелетий не ступала нога ни одного лоялиста, и задавался вопросом, бывал ли он здесь раньше.
Корабль был древним, он был сконструирован ещё до Великого крестового похода. Хотя, естественно, это не означало, что корабль был таким старым, время в варпе текло иначе, поэтому вполне возможно, что корабль служил под знаменем Императора давным-давно. Возможно он был во флотилии, которая прибыла на Барбарус вместе с Императором, неся один из первых легионов, тогда известных как Сумеречные рейдеры, для встречи с их отцом? Может он приносил послания Имперской истины на забытые миры? Был ли он радостно встречен разбросанными отпрысками человечества или насильно заставил подчиниться тех, кто отверг мечту Императора о братстве?
Жиллиман знал, что те времена были жестокими, и считал применяемые методы экстремальными. В тайне он не одобрял кое-что из того, что сделал его так называемый отец, хотя на самом деле даже самое ужасное злодеяние было ничем иным, как тем, что сам Жиллиман совершил в Ультрамаре, только в большем масштабе. Он думал, что цель акта насилия одна и та же, будь то одиночное убийство или разрушение города. Во время Великого крестового похода он всем сердцем принимал жестокость Императора как средство для достижения цели.
И всё же...
Сожжённые миры. Цивилизации стёртые с лица галактики, инопланетные виды доведенные до вымирания. Столько смертей для достижения мира.
А потом случилась Ересь, и правда о том, что Император скрывал, была брошена ему в лицо.
Даже во времена крестового похода Жиллиман боролся со своей совестью. Он спорил со своими братьями о нравственности их действий. Он не соглашался с некоторыми из их методов. Некоторых из них, таких как чудовище Кёрз, он открыто презирал. Но когда он шёл по этим коридорам, истекающим грязью и неестественным разложением, этим пространствам, отрицающим все законы физики, когда он увидел, что было сделано с владениями Императора, что было сделано с его собственным королевством Ультрамар, тогда он подумал, что все эти методы справедливы.
Куда бы сейчас этот корабль ни отправился, ему нигде не будут рады. Его никогда не посчитают освободителем или спасителем. Упадёт ли его тень на миры человечества или ксеносов, ему нечего было предложить, кроме груза боли, разложения, болезней и скверны. Это была катастрофа, застрявшая в бутылке, умышленно выпущенная на свободу.
Возможно, в конце концов, ничего нельзя было исключать. Возможно, ни одно дело не было слишком мрачным, чтобы сдержать ужас, , который нёс с собой Хаос. Не было ни этики, ни морали, ничего, чем нельзя было пожертвовать ради сохранения вида, чтобы человечество выжило вопреки всему.
Может быть, это то, чего Жиллиман раньше не понимал. Он начинал думать, что теперь понял это, хотя его душа горела от принятия этого.
Теоретически: в конце концов, Император был прав во всём.
Эльдары, некроны, остальные мыслящие существа галактики, они были намного хуже людей. Эльдары настаивали на том, что они более нравственны, более утончённые, в то время как половина из них манипулировала каждым существом, до которого могла дотянуться, чтобы обеспечить себе малейшее преимущество, в то время как другая половина трусливо предлагала страдания невинных, чтобы спасти себя. Все они были одинаково высокомерны.
Некроны пошли другим путём, в своём роде ещё более ужасном - путём бездушного существования. Теперь они были открыто противопоставлены человечеству, второму и ужасному врагу. Вокруг Нексуса Пария вспыхнула неожиданная война, связавшая неисчислимое количество кораблей Жиллимана, поскольку Империум стремился сдержать угрозу, и тем не менее, по словам Велизария Коула, технология, которую они использовали, могла спасти их всех.
Он вспомнил времена, когда он высказывал свои опасения, и получал на них успокаивающие ответы. Император страстно выступал за единство человечества, за повторное открытие утраченной мощи и утраченных технологий. Он никогда не упоминал Хаос. Ни разу.
Жиллиман думал, что он тоже это понимает, потому что жестокая галактика требовала жестокого режима, чтобы сохранить свою безопасность. Хаос всегда предлагал спасение от угнетения, соблазняя огромные и изобилующие стада человечества бежать от того единственного, что сдерживало кошмары, прямо в их объятия.
Теоретически: Император задумал эту фазу как временную. Вместо этого она тянулась с момента его восхождения на Золотой трон. Практически: именно Жиллиману придётся всё исправлять.
Warhammer 40000,warhammer40000, warhammer40k, warhammer 40k, ваха, сорокотысячник,фэндомы,СПОЙЛЕР,Roboute Guilliman,Primarchs,Wh Books,Wh Other
Развернуть

Warhammer 40000 фэндомы Mortarion Primarchs Typhus the Traveller Death Guard Wh Books Wh Other СПОЙЛЕР 

Разговор Мортариона и Тифуса из третьего Темного Империума.

В часовне Мортариона все часы застыли. Демонический примарх Гвардии Смерти был окутан чёрными нитями, пронизывающими его кожу и глаза. Благодаря тёмному чуду Mycota Profundis он общался со своим отчуждённым генетическим сыном, Тифусом, и примарху не нравилось то, что он слышал.


-Я не могу прибыть на Якс, Мортарион, у меня приказ от высшей силы,-сказал Тифус.-Со мной Первая, Третья и Четвёртая чумные роты. Мы возвращаемся к Бедственным звёздам.


Замогильный голос Тифа исходил от идеального воссоздания его плеч и головы, живого бюста, представленного в разрезе как вивисектированный анатомический образец. Трубки и органы двигались под слоями костей, жира и брони. Рана, нанесённая Тифусу братьями-ведьмаками Императора, всё ещё беспокоила его, спустя месяцы после битвы за Галатан. Внутри его тела были новые почерневшие участки, с которыми с трудом справлялись даже регенеративные силы Нургла. Клинок капитана Груда из Серых рыцарей ранил глубоко. Постоянный гул Разрушительного роя, приютом для которого служило его тело, был приглушён.


-Ты ранен. Страх взял верх над тобой,-произнёс Мортарион. Удовольствие, которое примарх испытывал по поводу неудачи своего сына, было передано вместе с его словами, и Тифус вздрогнул.


-Страх не имеет к этому никакого отношения, мой генетический отец, - сказал Тифус. -Я - смертный Вестник Нургла. Наш бог велел мне вернуться. Я должен идти, и ты тоже. Твои материальные владения сейчас находятся под атакой. Великая война между богами началась.


-Нет!-воскликнул Мортарион.-Я не брошу эту кампанию. Мы близки к победе. Жиллиман умрёт от моей руки, и его царство станет нашим. Не три мира, посвященных разложению, а сотни! Миллиарды душ созрели для жатвы. Мой брат приближается. Ловушка установлена. Я схвачу его.


-Послушай меня, Мортарион, - терпеливо сказал Тифус, ещё больше рассердив примарха. -Ты должен прислушаться к этим вестям. Я пришёл к тебе не как твой сын или первый капитан, а как вестник дедушки Нургла. Ты должен вернуться. Это не просьба. Ему нет дела до твоей вражды с братом. Изменения нарушают цикл смерти и возрождения. Это настоящая война. Оставь в стороне своё мелкое соперничество, тебе приказывает твой бог.


-Да как ты смеешь,-произнёс Мортарион.-Как смеешь ты обращаться со мной словно с непослушным ребёнком.


-Я исполняю свою роль, как повелел наш бог, - сказал Тифус.-С твоей стороны было бы разумно исполнить свою, как его чемпиона.


- А где эти команды, Тифус? - выражение лица Мортариона исказилось так, что чёрная филигрань мицелия сломалась и снова сформировалась на его лице. -Сам Нургл спустился из своего тёмного дома, чтобы рассказать тебе? Я ничего не слышал ни от смотрителя, ни от нечистоплотных, ни от кого-либо из его принцев, поэтому он мне не приказывает. Я не позволю, что ты снова мной манипулировал.


-Он по-своему сообщает мне о своей воле, отец, - сказал Тифус. -Есть предзнаменования, есть импульсы. Мне были посланы видения, мне были даны знамения.


-Даже личного визита не было? - усмехнулся Мортарион. -В таком случае я должен немедленно отказаться от своей победы, - саркастически сказал он.


- В вестнике не было бы необходимости, милорд - если бы вы только прислушивались к варпу, вы бы тоже его услышали, - спокойно сказал Тифус. -Я выступаю на его стороне. Приказ верен и крайне важен. Нам нужно уходить немедленно.


-У меня и здесь забот по горло, - отрезал Мортарион. -Прочь. Я сын его величайшего врага и один из его лучших слуг. Если он хочет командовать мной, то пусть делает это сам.


-Отец, ты сам это сказал, ты слуга. Не забывай об этом. Ты примарх, но служишь богу. Предупреждаю тебя. Существует иерархия. Дедушка не показывается. Он всё. Он везде. Он узнает, что ты бросаешь ему вызов. Это самая чёткая команда, которую ты можешь получить. Считай это предупреждением.


-Я не подчиняюсь тебе, первый капитан,- крылья Мортариона ударили один раз, раздувая зловонные пары его часовни. -Ты всем обязан мне.


-Ты что-то путаешь, повелитель. Это я привёл тебя к тому, чем ты являешься сейчас. Ещё раз, я выполняю свои обязанности вестника ради твоей же пользы.


-Ты змея, Тифус. Всегда ею был, и всегда будешь.


-Да будет так,-ответил Тифус.-Ты переоцениваешь свою ценность. Твоё высокомерие ослепляет тебя. Ты бросил вызов Нурглу, развязав эту войну, и бросаешь вновь, желая остаться. Нургл - снисходительный дедушка. Он наслаждается деятельностью своих детей, какими бы своенравными они ни были, но у него есть пределы. И ты быстро приближаешься к ним. Если ты нарушишь их, будет только одно последствие, Мортарион. Дедушка будет недоволен. Сильнейшая ярость исходит от самых благодушных. Не заставляй его…


Мортарион зашипел от ярости. Из прикрепленного к его лицу респиратора заклубился зелёный и фиолетовый дым. Он взмахнул косой, срезав стебель гриба, на котором был изображён Тифус. Тифус зарычал, когда фантомная боль дошла до него через варп, и образ рухнул, уже растворяясь. Он упал на землю во всплеске чёрной материи и исчез.


Мицелий, поддерживающий Mycota Profundis, сморщился. Мортарион вырвался из его объятий прежде, чем тот полностью разложился, в результате чего питаемый варпом гриб разразился человеческим голосом.


- Я - Мортарион, повелитель Гвардии Смерти! Несущий чуму, могучий, неукротимый, - воскликнул он. В стеклянной тюрьме на огромных центральных часах душа его инопланетного приёмного отца заметалась в ужасе. - Никто не смеет мне приказывать!


Гнев Мортариона проявился в виде взрыва психической энергии, волной прокатившейся от него через тысячи его часов. Когда волна коснулась их, они пришли в движение. Часовня наполнилась разобщённым звуком идущих часов.


-Никто,-повторил он.-Ты слышишь меня? Никто!

P.S Вонючка Мортарион уверенно занял место возле параши, обойдя по отстойности даже безмозглого Ангрона.

Warhammer 40000,warhammer40000, warhammer40k, warhammer 40k, ваха, сорокотысячник,фэндомы,Mortarion,Primarchs,Typhus the Traveller,Death Guard,Wh Books,Wh Other,СПОЙЛЕР
Развернуть

Warhammer 40000 фэндомы Nurgle Chaos (Wh 40000) Wh Books Wh Other СПОЙЛЕР 

Еще чуть-чуть из третьего Темного Империума, где говорится, что богу хаоса может быть больно.

Продолжение к постам http://wh.reactor.cc/post/4812507 

http://joy.reactor.cc/post/4812535


Ротигус чувствовал себя пустым, как деревья, сгнившие изнутри без новой извивающейся жизни, которая могла бы заменить то, что было потеряно. Он и все остальные аспекты Великого Дедушки чувствовали то же самое, потому что в начале и в конце все они были его частью.
Нанести вред саду означало ранить бога.
Несуществующая земля задрожала. В иерархии шептались, что, возможно, ожоги никогда не заживут, и что Нургл беспокойно метался во сне от боли. Волнения в жидкой земле продлятся ещё несколько эонов, по меньшей мере. Ротигус чувствовал это в воздухе, чистое пламя в святом зловонии Нургла. Он чувствовал это в своей душе как пылающий шрам. Он поёжился, чтобы унять боль, но ничего не вышло. Рот в его животе и руке был плотно сжат от дискомфорта.

Warhammer 40000,warhammer40000, warhammer40k, warhammer 40k, ваха, сорокотысячник,фэндомы,Nurgle,Chaos (Wh 40000),Wh Books,Wh Other,СПОЙЛЕР

Развернуть

Warhammer 40000 фэндомы Wh Books Wh Other СПОЙЛЕР Roboute Guilliman Primarchs Mortarion Emperor of Mankind Imperium 

Более подробные спойлеры и некоторые диалоги из 3 книги по Темному Империуму.

дополнение к посту http://joy.reactor.cc/post/4812507



Завязка начнётся с возвращения Феликса на Честь Макрага, где он попытается отговорить Жиллимана допросить пленённого демонхоста, чтобы выведать обстановку на Иаксе.



Сикарий - глава личной стражи примарха и не прошёл Рубикон.



Допрашивать пленённого демонхоста будет некто иной, как Иллиян Натассе, прямо в Либрариуме Ультрамаринов



Серый Рыцарь, кто охранял этого демонхоста раньше, а ещё раньше навалял Тифусу, Ионан Груд, увидя всё это, покинет примарха, а автор спойлеров и вовсе намекает, что Сыны Титана перестанут доверять Жиллиману



Примерно в первой половине книги на сцену выйдут Тзинчиты (А на этот момент намекал сам Хейли, говоря что начнётся распря среди Богов Хаоса)



Тифус прибудет к Мортариону не как сын или первый капитан, а как Герольд Нургла и прикажет тому отказаться от своих планов заманить Робаута в ловушку на Иаксе. Он должен исполнить воля Чумного Бога, а не сводить счёты с Жиллиманом.



Грусные нурглиты ни куда не делись, а смотреть на их склоки одно удовольствие



В какой-то момент Тзинч вступит в (временный) союз с Кхорном, чтобы опрокинуть Нургла.



Жиллиман продолжит своё самокопание и исследование Летицио Дивинитатус, создав нечто своего личного книжного клуба, а Натассе советует примарху перестать так загоняться



А вот теперь самый интересная часть спойлеров. В Штерн. Еретичная Святая уже поднимался вопрос, что якобы психические силы и вера - это разные категории. А Хейли большой любитель надев на себя образ персонажей своих книг прописывать новый бек.

Натассе, пытаясь переубедить Робаута, что ему не нужно зацикливаться на вопросе веры, выскажет монолог:

"Это не имеет никакого значения", - сказал Натассе. "Мы говорим здесь не о колдовстве или что вы называете психическими силами, но о вере. Вера - самая могущественная сила в Галактике. Она не требует доказательств или подтверждения. Она дарует убеждённость тем, кто верует. Она приносит надежду отчаявшимся и там, где вера процветает, изменяется сама реальность. Единственный разум, что сильно связан с варпом, может нарушить законы нашей вселенной, а на что способен миллион? А миллиард? Триллион разумов и все до единого верят в одно и тоже? Нет большой разницы, псайкеры ли они или нет. Влияние столь многих душ создаёт ощутимый эффект. Мой вид породил бога. Возможно, теперь ваш черёд.



Я не верю, что отец - бог, но если сейчас он всё-таки стал, я должен учитывать этот факт в моей стратегии".



Разговор о божественности:



”Темпоральное, духовное, материальное — это не имеет значения. Мой народ рассматривает божественность с нескольких точек зрения, но есть две основные категории. Боги иного моря, отражения того, что вы называете матеруимом, и боги самого материума, известные вам под именем К’тан, хотя есть и другие, еще более древние, еще более ужасные, чем они. Боги материума являются необходимой частью самой его ткани — они связаны с ним столь глубоко, что способны влиять на его структуру, но тем не менее, они все равно ограничены законами этой реальности. Боги варпа же более эфемерны и более разнообразны по своей сути. Многие из них — лишь концентрации чувств, другие когда-то были смертными до того, как их изменила вера других. Я считаю, что боги моих предков принадлежали сразу к обеим категориям, хотя это не единственное философское учение, выдвинутое моим народом, и я слышал много бурных обсуждений этой темы. Сейчас уже невозможно ничего утверждать, ведь наши боги умерли в час нашего падения, и даже если бы их можно было спросить, то мы бы не узнали правду, ведь правда бы изменилась сама собой, согласно убеждениям тех, кто в них веровал.”



***



”Еще один вид — это агломерации душ, что некогда были живыми. По крайней мере, так утверждают Иннари: их гипотетическое божество Иннеад было высвобождено расколом Биел-Тана. Но кто может утверждать что-то наверняка? Одна, две, все или даже более этих вещей могут быть правдой в одно мгновение, но измениться в следующее. Есть боги, что пожирают богов. Боги, что вечны. Боги, что были, но теперь их никогда не было. И боги, что однажды появились на свет, а теперь существуют с начала времен. Посему исследовать происхождение богов невозможно. У них нет истории кроме той, что на них водрузили народы. В этом я бы согласился с тобой, колдун. В какой-то мере. Могущество есть их определяющий аспект. Другой — вера, хотя он применим не ко всем. Некоторые сущности не нуждаются в вере. Но ложность свойственна не для каждого из них.



Если верить тому, что гласят наши легенды, К’тан были неотделимыми частями мироздания — голодные, злые в глазах смертных, но все равно его часть. Они не нуждаются в вере, чтобы жить, точно так же, как и пожранные ими солнца не нуждались в чужих очах, чтобы существовать. Как и великая четверка богов Хаоса, которые стали столь всемогущи, что, по сути, ныне самоподдерживающиеся, хотя вера их последователей всё же делает их сильнее. Это же справедливо и для Великого Пожирателя, разума тиранидов, сущности, образованной бездумными действиями своих физических компонентов: вероятно, он стоит выше всех остальных. Но бог ли он? Некоторые из наших философов думают, что да. Другие яростно оспаривают эту идею. Так или иначе, вера жизненно необходима для меньших богов. Без веры они распадаются до бесформенности, становясь неразумными вихрями эмоций. Потеряв стабильность, они умирают.”



***



”Миллиард умов, триллион умов, каждый из которых верит в одно и ту же вещь? Уже не имеет значения, псайкеры они или нет.”





Робаут и Император:



Он увидел пыльную, гигантских рамеров комнату, уставленную аппаратурой омерзительного назначения – ради поддержания чудовищного нечто живые по очереди умирали. Сердцевиной являлся золотой механизм, покрытый пеплом разбитых мечт. На его кресле восстедал безжизненный череполикий труп – но тут облик замерцал, и он увидел короля беспредельной мощи, ненадолго опустившегося на Его трон, дабы подумать, лишь ненадолго потерявшийся в своих мыслях, — и едва Он завершит медитацию, то поднимется на справедливое правление. Он увидел уставшего мужчину, его мнимного отца, дающий ему предсмертные наставления, которых не услышать, говорящий, что ему делать. Облик вновь изменился, и он увидел злобную мощь, соперничающую с великими силами Хаоса. Он увидел печаль, триумф, неудачу, потерю и могущество. Среди всех лиц не было единственного, как не было единственного голоса в хоре, в какофонии. Присутствие Императора было подобно удару молота для его души, чудовищному очищению существования. Он не мог стоять перед ним – и пал на колени, хотя Валорис рядом с ним все так же не издал ни звука, будто ничего не произошло.

Его покрывал прах придворных трупа-короля. Они прибывали подле сиятельного Императора веками.

— Отец, — сказал он, и это был последний раз, когда произнося это слово, он действительно имел его в виду. – Отец, я вернулся. – Гиллиман заставил себя поднять глаза на столп света, крики душ, череп с пустыми глазницами, равнодушного бога, старика, вчерашнего спасителя. – Что мне делать? Помоги, отец. Помоги спасти их.

В настоящем, в прошлом, он ощутил рядом безмолвное присутствие Мортариона и страх своего падшего брата.

Он смотрел на Императора Человечества – и ничего не видел. Слишком много, слишком ярко, слишком могуче. Нереальность существа перед ним поражала его до глубины души. Сотни разных обликов – все ложные, все истинные – мелькали в его голове.

Он не мог вспомнить, как выглядел его отец раньше, а Робаут Гиллиман ничего не забывал.

И тут, это нечто, это жуткое, отвратительно нечто на Троне, увидело его.

— Мой сын, — произнесло оно.

— Тринадцатый, — продолжило оно.

— Повелитель Ультрамара.

— Спаситель.

— Надежда.

— Ошибка.

— Разочарование.

— Лжец.

— Вор.

— Предатель.

— Гиллиман.

Он услышал все это сразу. И ничего из этого. Император говорил – и не говорил. Сама идея слов казалось абсурдной, их концепция – тяжкий вред равновесию времени и бытия.

— Робаут Гиллиман, — его имя произносил бушующий шторм, и казалось, будто ярость умирающего солнца обрушилась на его миры. – Гиллиман. Гиллиман. Гиллиман.

Имя разносилось по ветру вечности, не замолкая, не достигая предполагаемого назначения. Чувства множества сознаний потянулись к Гиллиману, насилуя его ощущения в попытках взаимодействия, но затем из многих, казалось, выделился единственный разум – чистая, необузданная мощь – и безмолвно приказал уйти и спасти то, что они построили вместе. Уничтожить то, что они сделали. Спасти его братьев, убить их. Противоречащие порывы – всем невозможно противиться, все одинаковые, все разные.

Множество ужасных вариантов будущего мчались перед ним – последствия всех этих указаний, выполнит ли он хоть какое-то, все или ни одного.

— Отец! – закричал он.

Мысли хлестали его.

— Сын.

— Не сын.

— Вещь.

— Имя.

— Не имя.

— Номер. Инструмент. Продукт.

Великий план в руинах. Нереализованные амбиции. Через Гиллимана текла информация, слишком много информации: звезды и галактики, целые вселенные, расы старее времени, вещи слишком пугающие, чтобы быть реальными – разъедали его суть, как буря в самом разгаре распахивает пустоши острыми разломами.

— Прошу, отец! – взмолился он.

— Отец, не отец. Вещь, вещь, вещь, — произнесли сознания.

— Апофеоз.

— Победа.

— Поражение.

— Выбери, — сказало оно.

— Судьба.

— Будущее.

— Прошлое.

— Возрождение. Отчаяние. Упадок.

И затем, будто случилась фокусировка, будто напрягалась могучая воля, не в последний раз – едва ли в последний раз. Ощущение уменьшающейся силы. Ощущение конца. Он слышал, как где-то вдалеке стонут и визжат близкие к разрушениею таинственные машины, близкие к разрушению, а несмолкаемый шум криков умирающих псайкеров, поддерживающих все в этой ужасающей комнате, становится выше и напряженнее.

— Гиллиман, — голоса наложились, пересеклись, стали почти единым, и Гиллиман слабо припомнил грустное лицо, видевшее слишком многое, и тяготы, которые оно едва могло терпеть. — Гиллиман, услышь меня.

— Мой последний верный сын, моя гордость, мой величайший триумф.

Как же жгли его эти слова – сильнее ядов Мортариона, сильнее жала неудачи. Они не были ложью, не вполне. Это хуже.

Они были условными.

— Мое последнее орудие. Моя последняя надежда.

Последнее натяжение силы, мысль, вытолкнутая, как последний вздох.

— Гиллиман..



Робаут и Мортарион:



— Ты предатель, — сказал Жиллиман голосом, что не полностью принадлежал ему. — Ты осквернил всё, что только можно было, но ты такая же жертва, как и монстр, Мортарион. Возможно, однажды ты спасёшься. А пока беги к тому господину, которого сам выбрал.

— Нееет! — закричал Мортарион, но было уже слишком поздно. Внезапная сила настигла его и потащила назад. Он полетел к порталу, вновь и вновь через сад, прямо к чёрной обители Чумного Бога. Он ощутил первородный ужас, прежде чем влетел прямо в открытый портал. Проход закрылся за ним, оставив Мортариона в западне с куда более чудовищным божеством.

Нургл был недоволен.

Жиллиман оглядел Сад Нургла. Он находился между двумя мирами. Варп был изменчивым, отвергая постоянство. Сад был коллекцией идей. У него не было истинной формы и через него примарх мог видеть миллион других миров, которые лежали в его основе или грёзы душ как живых, так и мертвых. За гранью Сада, как если бы оно было видно сквозь сверкающий морской туман, что испаряется под утренним солнцем, простиралось поле битвы Иакса.

— Услышь меня! — голос Жиллимана ревел сквозь вечность. Меч Императора разгорался, пока огонь клинка не угрожал сжечь время.

— Я Робаут Жиллиман, последний верный сын Императора Терры. Тебе не суждено пасть сегодня, Бог Чумы, но знай, что я иду за тобой, и я найду тебя, и я выжгу тебя.

Жиллиман схватил Меч Императора двумя руками и высоко поднял его. Расходящиеся от клинка волны огня хлестали по саду. Из великой обители раздался крик ярости, когда стена пламени, что была горячее, чем миллионы солнц, поглотила всё на своем пути, наконец погаснув и отступив в нескольких ярдах от чёрных стен самого жилища Нургла. Бесконечные залы обители содрогнулись. С крыши падала замшелая черепица. Прогнившие брёвна испарились.

— Это предупреждение. Когда-то реальность и имматериум находились в равновесии. Слишком долго вы пытались склонить чашу весов в свою пользу. Пойми, не только варп способен дать сдачи. Это царство нереально, важна лишь воля. И никто не сможет превзойти мою. Будь уверен, Повелитель Чумы, и передай это сообщение своим братьям, что я говорю не за себя... Я говорю от имени Императора Человечества.



Робаут и кустодий:



-Тогда отметим и признаем то,-сказал Жиллиман, явно потешаясь над кустодианцем, - что ты явно недоволен моим решением предпринять это действие лично, что ты хочешь, чтобы я понял твоё недовольство, и передумал. Я всё это отлично понимаю, но не передумаю. Ты много раз сражался рядом со мной, Малдовар, хотя я знаю, что ты всё ещё не доверяешь мне. И хотя иногда ты заявлял аналогичные протесты, было гораздо больше случаев, когда ты не возражал.

-Это вопрос риска и награды, милорд. Абордажные операции опасны. Вас относительно легко могут уничтожить на расстоянии. Флот Примус мог легко преодолеть блокаду. Вам нет необходимости здесь находиться.

-В знак признательности твоей настойчивости, а также для того, чтобы показать своё раздражение по поводу того, что ты постоянно побуждаешь меня отказаться от этой задачи, я снова проведу тебя через свои рассуждения. Ты готов?

-Да, милорд,-ответил Колкуан.

-Не будь таким раздражительным, Малдовар. Я в приподнятом настроении. Я буду драться. Пришло время.

-Да, милорд.

-Если тебя это раздражает, то будь рад, что мой брат Русс не вернулся вместо меня. Смеха ради он сбил бы тебя с ног, а затем отчитал за то, что ты не смеёшься вместе с ним. Однажды он сделал это со мной. Когда-нибудь я расскажу тебе эту историю.



Робаут и Матье:



— Это варп, мой повелитель, — прохрипел Матьё. — Архи-Враг совершил величайшую ошибку, открыв Великий Разлом. Он может и проклял Империум, но также Великий Разлом может спасти всех нас. Он усилил Императора. Энергия царства эмпиреев насыщает вселенную, возвышая человечество, наполняя силой даже самого слабого псайкера.

— Рост числа психических инцидентов во всём Империуме. Это то, о чём ты говоришь, — медленно проговрил примарх.

Матьё едва заметно кивнул. Этот жест лопнул пустулы на его шее, из которых вытекла прозрачная жидкость.

— Да. Твой отец — величайший псайкер из всех. Как Он мог не быть затронут?

—Тогда почему Он не сошёл со своего Трона? Если Он способен действовать, почему я должен выполнять Его работу за Него?

— Он не готов, вот почему, — ответил Матьё, — Ещё нет. Вы должны помочь Ему.

— И как мне это сделать? — с нейтральным выражением спросил Жиллиман.

— Я не могу на это ответить. Это ваша задача, —

Матьё болезненно сглотнул. Он снова заговорил, всего лишь на мгновение, ибо слова были для него драгоценной валютой и у него совсем скоро будет нечем платить.

— Он потратил тысячелетия, собирая детали головоломки, чтобы вы могли вернуться, мой повелитель. Вы — Его единственная надежда. Вы — единственная надежда человечества, — гримаса боли исказила его лицо. — У всех нас своя роль. Ваша ещё впереди. Моя же исполнена. Возрадуйся, Робаут Жиллиман, и воздай хвалу, — голова Матьё ещё глубже растекалась по подушке, размазывая жидкость по окружающему пластеку.

— Слава Ему, Император пробуждается. Вы должны направить Его возвращение. Вы вернулись. И Он может вернуться к нам.

— У тебя оптимизм глупца.

Матьё в последний раз улыбнулся.

— Вы отрицаете доказательства опыта, что пережили сами. Но вы знаете, что это правда. Вы найдёте способ. Верьте в своего Отца… и всё… будет хорошо.

Голова Матьё бессильно рухнула в сторону.
Warhammer 40000,warhammer40000, warhammer40k, warhammer 40k, ваха, сорокотысячник,фэндомы,Wh Books,Wh Other,СПОЙЛЕР,Roboute Guilliman,Primarchs,Mortarion,Emperor of Mankind,Imperium,Империум
Развернуть

Warhammer 40000 фэндомы Wh Books Wh Other Mortarion Primarchs Roboute Guilliman Emperor of Mankind Imperium спойлеры 

Тут некоторые спойлеры подвезли из 3 книги про Темный Империум. Тем, кто ждет книгу, то этот пост лучше не читать.

У Жиллимана в 40к есть Консилия Псайкана - совет псайкеров, в который входят как библиарии космодесанта, так и псайкеры из людей и ксеносов. Как в шутку было замечено, этот совет походил на кабал магов, который направлял королей в древности.

Один из участников Консилии Псайкана - Иллиан Натас - посол от Ультве и соратник Эльдрада Ультрана. Имя этого провидца является отсылкой к ультрамарину полуэльдару Иллиану Настасу из первых редакций. Впервые Иллиан Натас появился в недавнем романе "Врата костей".



Третья книга Тёмного Империума начинается с того, что Жиллиман со своими "колдунами" допрашивает демонхоста прямо у себя на корабле. За процессом следят провидец с Ультве и серый рыцарь, который в прошлой книге победил Тифуса.

Процесс дознания выглядит вполне забавно. Серый рыцарь знает настоящее имя демона, а Жиллиман угрожает тому истинной смертью от меча Императора. Разговор тоже весьма весёлый:

-Говори!

-Не буду!

-А ну говорят тебе говори!

-А вот не буду!

-А ну быстро говори, а то милсдарь примарх тебе таких звездюлей отвесит, мало не покажется!

-Пошёл ты!

-Ну ты ж демон Тзинча, а Мортарион демон Нургла. Ваши боги не дружат, ну скажи, поднасри конкурентам.

-Уууу, анафемский сын, ладно отвечу на ДЕВЯТЬ твоих вопросов!

В общем Жиллиман задаёт девять вопросов о том, как, где и когда победить Мортариона и освободить Ультрамар.

Демон весьма уклончив и даёт весьма расплывчатые ответы. Потратив девять попыток, Жиллиман прибегает к последнему методу - угрозам физической расправой и козырянием своим положением. Это даёт свои плоды, демон всё рассказывает, Жиллиман убивает демона.

Серый рыцарь недоволен всем происходящим. Он говорит:"Вы, товарищ Жиллиман, конечно примарх, регент Империума и сын Императора, но вы ходите по очень тонкому льду. Мне ваши методы не нравятся, я брезгую!" В тот же день он забирает своё братство Серых рыцарей и сваливает.



Ещё один забавный эпизод из Тёмного Империума.

Жиллиман, провидец из Ультве Иллиан Натас и кодиций Донас Максим, попивая вино обсуждают Лектицио Дивинатус.

Жиллиман раскрывает библиарию тайну происхождения главной религии Империума. А эльдары и так в курсе. Жиллиман говорит, что со времён оригинального текста, написанного Лоргаром, главный религиозный текст Империума сильно изменился. За десять тысяч лет его неоднократно правили, дополняли, пересказывали столько раз, что на оригинал это уже мало похоже.

Даже у самого Жиллимана самая старая рукопись Лектицио была написана спустя почти тысячу лет после Ереси. После поражения хаоситов на Терре Жиллиман пытался искоренить нарождающуюся религию и приказал сжечь все книги Лектицио.

После распития спиртного, Жиллиман, эльдар и библиарий начинают рассуждать о божественности и кого можно считать богом. Они обсуждают Императора, богов Хаоса, эльдарских богов и даже Ктанов.



В общем кульминация и главное событие третьей книги Тёмного Империума - бой Жиллимана и Мортариона. Заслуживает отдельного перевода, но сейчас просто пересказ.

Жиллиман вышел против Мортариона раз на раз, и хотя Мстящий сын показал себя достойно, Мортарион победил его довольно-таки легко. Магия варпа это не шутка. Мортарион делает поверженному Жиллиману укол в шею (Жиллиман скоро целую коллекцию шрамов заведёт: от Кор Фаэрона есть, от Фулгрима есть, теперь и от Мортариона). Жиллиман начинает умирать, он буквально гниёт заживо, его кожа чернеет, он испытывает неимоверные страдания. Мортарион убеждает его принять сторону Нургла, и тогда боль уйдёт.

Жиллиман находит в своей душе уголок, куда ещё не добралась боль. Мортарион замечает это, ему интересно, что Жиллиман пытается утаить от него. Внезапно это оказывается воспоминание о разговоре с Императором на Терре. Жиллиман вспоминает как врата к Золотому трону распахнулись, и он увидел свет. Мортарион тоже это увидел и ему поплохело. Жиллиман понимает, что это шанс и начинает заново переживать это воспоминание. (Встреча с Императором также заслуживает отдельного перевода).

Жиллиман продолжает умирать, пока Мортарион злорадствует, что Император это ложный господин, что Жиллиман выбрал не того, но скоро боль уйдёт, скоро они окажутся в саду Нургла.

В это же время в другом месте Матье жертвует собой, чтобы уничтожить котёл Ку'гата, который является ключевым звеном в плане Мортариона по завоеванию Ультрамара.

Как только котёл был уничтожен варп-влияние на реальность начинает ослабевать, и Мортарион это чувствует, не веря в это.

Труп Жиллимана внезапно оживает, его броня реактивируется. Почерневшее лицо Жиллимана поворачивается к Мортариону. Земля содрогается от звона невидимого колокола, приводя обитателей сада Нургла в неописуемую панику.

Мортарион чувствует, как через варп движется огромная ужасная сила, которую он не чувствовал уже очень давно. Мортарион хватает косу, чтобы убить Жиллимана, но не может сдвинуться с места. Глаза Жиллимана горят чистейшим белым светом. Его тело восстанавливается, регенерирует, даже броня восстанавливается.

За спиной Мортариона вдали виднеется особняк самого Нургла. Повелитель смерти чувствует, как сам дедушка Нургл выглядывает из окна. Забавный факт - для Мортариона обе силы - что Нургла, что та, что оживила Жиллимана - равносильны.

Излучая свет, Жиллиман поднимается в воздух, в его руке появляется меч Императора, горящий светом тысяч солнц.

Жиллиман произносит, что Император говорит с ним. Его окутывает невыносимое сияние, и Мортарион вынужден закрыться руками.

Единственное, что Мортарион может выдавить из себя - единственное слово, словно нашкодивший ребёнок. Он говорит:"Отец?".

Жиллиман говорит, что он - правая рука Императора, его генерал, чемпион. Он - Мстящий сын, и благодаря силе Императора он был спасён.

В особняке Нургла открывается дверь, хотя до этого за всю историю этого не происходило. Мортарион смотрит в чернеющий проход и произносит:"Прости, дедушка".

Император говорит через Жиллимана. Он называет Мортариона предателем, что он испортил всё, что могло бы быть, но в то же время Мортарион одновременно является жертвой. Император-Жиллиман отпускает Мортариона, сказав, что возможно однажды его можно будет спасти, но сейчас ему придётся вернуться к хозяину, которого тот сам выбрал.

Мортарион закричал "Нееееет!", но было слишком поздно. Невероятная сила затащила его в особняк и захлопнула дверь, оставив наедине с более ужасным богом. В этот момент Мортарион испытал истинный ужас. Дедушка Нургл был недоволен.

Император-Жиллиман, находясь между реальным миром и варпом, начинает угрожать Нурглу и всем обитателям варпа. Пламя меча, пылающее жарче миллиона солнц, сжигает сад Нургла. Из особняка слышится рёв ярости. Пламя останавливается в считанных метрах от особняка Нургла. Император-Жиллиман говорит, что это лишь предупреждение. Что реальный мир тоже может дать сдачи. Что в варпе важна лишь воля, а воли сильнее, чем у Жиллимана просто не существует. Жиллиман говорит Нурглу, чтобы тот передал своим братьям сообщение о том, что Жиллиман говорит от имени самого Императора человечества.



После того, как Матье уничтожил котёл Ку'гата при помощи силы Императора, он подхватил ужасные болезни. Его доставили на изоляционный корабль "Убежище". Там ему как могли поддерживали жизнь, но он умирал. Было чудом, что он протянул так долго.

Жиллиман приходит к Матье, и на смертном одре Матье рассказывает Жиллиману, что открытие хаоситами Великого разлома было ошибкой.

Великий разлом пробудил Императора и сделал его сильнее. Армии верующих в него делают его ещё сильнее. Но пока что Император не может покинуть Золотой трон, и Жиллиман должен ему помочь. Матье говорит, что Император потратил тысячелетия тщательно выстраивая план по возвращению Жиллимана. Теперь Жиллиман - единственная надежда Императора и человечества.

Перед самой смертью Матье говорит Жиллиману, чтобы тот верил в Императора, и всё будет хорошо. Он умирает с улыбкой на лице.

Жиллиман говорит уже мёртвому Матье, что Император не бог, что всю работу за него делают люди. Император использует людей, как делал это всегда.

Жиллиман благодарит Матье за службу Империуму и обещает, что если Матье захотят сделать святым, то примарх не будет этому препятствовать.



Почти в самом конце третьей книги Тёмного Империума, когда планы Мортариона были сорваны, демон Нургла Ротигус обманным путём привёл главного историка Жиллимана в горящей библиотеке Птолемея к книге под заголовком "Правление Императора Сангвиния, история". Историк очень удивился, ведь ему было известно, что не было никакого Императора Сангвиния. Сначала он подумал, что это фанфик, но книжку всё равно припрятал.

Как позже объяснит Ротигус, этот историк обязан восстановить истинную историю, он прочитает эту книгу и усомнится в праведности Жиллимана, который намеренно скрыл факт существования Империума Секундус. Этот историк узнает об истинных масштабах амбиций Жиллимана, и что примарх не такой уж идеальный. И с этого момента он будет сомневаться в Жиллимане, ведь идея хуже любого вируса. В общем семена сомнений посеяны, и они пошатнут империю.

Ну что тут можно сказать? План хороший, надёжный.



P.S Теперь мы окончательно узнали, что Жиля, действительно, любимчик Папы и идеал идеалов (а то мы не знали) . И еще - Папа может вернуть всех коррапченых примархов обратно? Мертвых он точно может вернуть (вспоминая его слова про Ферруса). Может Он хочет вернуть и забрать обратно все потерянные инструменты.
Warhammer 40000,warhammer40000, warhammer40k, warhammer 40k, ваха, сорокотысячник,фэндомы,Wh Books,Wh Other,Mortarion,Primarchs,Roboute Guilliman,Emperor of Mankind,Imperium,Империум,спойлеры
Развернуть

Beauty and the Beast (Disney) Дисней Мультфильмы Emma Watson Актеры и Актрисы Знаменитости Мультэротика Belle DemonLordDante artist 

Beauty and the Beast (Disney),Дисней,Disney,Мультфильмы,Emma Watson,Актеры и Актрисы,Знаменитости,Мультэротика,cartoon ero,Belle,DemonLordDante,artist
Развернуть

Аватар фэндомы Avatar Ero mai Azula Легенда об Аанге Ty Lee Ganassa artist 

1 1 л .-^кякш Uj г ¿P,Аватар,Легенды об Аватарах, Avatar,фэндомы,Avatar Ero,mai,Azula,Легенда об Аанге,Последний маг воздуха, The Last Airbender, The Legend of Aang,Ty Lee,Ganassa,Alessandro Mazzetti,artist
Развернуть

Warhammer 40000 фэндомы Wh Books Wh Other Alpharius Primarchs Pre-heresy Wh Past СПОЙЛЕР 

И еще про Альфария из сольника.

Дополнение к постам: http://joy.reactor.cc/post/4757868 и http://joy.reactor.cc/post/4754937

Альфарий про послушание Вальдора и примархов.

Вы спросите, почему я без вопросов принял объяснение того, как я и мои братья были потеряны. Это даже не было объяснением, не так ли? Но вспомните, что я сказал о том, что слово моего отца - это не просто закон, а истина. Если Он говорит вам, что что-то не важно, попробуйте с ним поспорить. Я даже не знаю, намеренно ли Он это делает.
Ладно, это ложь. Я знаю, что иногда Он делает это намеренно. 
Я уверен, что у всех моих братьев были похожие вопросы о том, как они оказались там, где они оказались. Я сильно сомневаюсь, что кто-то получил более подробный ответ, чем я. Я заметил, что со временем я стал лучше противостоять приливной волне, которую являла собой воля моего отца. Возможно, мои братья испытали то же самое. Возможно, однажды мы узнаем правду, хотя я бы не стал на это рассчитывать.
Интересным, однако, является то, что у нас могут быть желания, противоположные желаниям нашего отца. Сравните это, например, с Константином Вальдором. Он величайший чемпион моего отца и, возможно, для Легио Кустодес он то же самое, что я и мои братья для Легионес Астартес, по крайней мере, в некотором смысле. Я начал подозревать, что Вальдор не способен противится желаниям моего отца: я думаю, что это каким-то образом закодировано в самой его ДНК, как некоторая часть процесса, превратившего его из того, кем он был раньше, в то, кем он является сейчас. 
И всё же мы с братьями можем пойти против воли Императора, даже если намеревались этого делать. Если вы мне не верите, отправляйтесь в Монархию.
Но если отбросить глупость Лоргара, мне до сих пор интересно, что это значит. Является ли укоренившееся послушание Вальдора случайностью? Может ли это быть тем, что отец не смог воспроизвести в нас (и, несомненно, процесс должен был быть другим; в конце концов, он никогда не называл Вальдора своим сыном)? Было ли это неудачей с Его стороны или в процессе нашего творения? Или Он намеренно оставил нам эту свободу мысли и воли? Если да, то это тест? 
Затем я думаю о цели, которую мне дали: защитить Империум, без руководства, если это необходимо. И мне интересно, предвидел ли мой отец день, когда Его больше не будет здесь, чтобы вести нас, и поэтому никто не сможет узнать Его волю? Быть может Он даже предвидел день, когда мы, Его творения, сможем превзойти Его в мудрости, и поэтому к Его воле больше не нужно будет следовать?
Я не знаю ответа, но мне не нравится ни одна из этих перспектив.


Про убийство кустодия:

Многие люди, пытающиеся проникнуть через имперскую систему безопасности, повернулись бы и направились дальше внутрь, к самому Святилищу Империалис. Я этого не делал. Я направился обратно тем же путем, откуда прибыли контейнеры, руководствуясь врожденным чувством направления. В ста сорока метрах к юго-востоку я обнаружил ещё одну дверь, ведущую к лифту, который привёл меня сюда, а оттуда обратно на поверхность.
Должен признаться, я не ожидал облачённого в золото кустодианца на другой стороне, который направил на меня своё копьё стража. 
-Назови своё...
Остальная часть фразы была прервана, когда мой метательный клинок вонзился ему в горло.
Легио Кустодес очень живучи. 
Залаял болтер, посылая масс-реактивную взрывчатку туда, где мгновения назад была моя голова, но я ушёл вправо ещё до того, как клинок покинул мою руку. Я немедленно сократил дистанцию, потому что, хотя я и был очень быстр, я не мог перехитрить болтерные снаряды, только стрелявшего ими воина. Он активировал силовой клинок своего копья со скоростью мысли и направил его на меня, но я схватил оружие за древко и ударился в кустодианца спиной и бедром. 
Кустодианцы - большие, могучие воины, крупнее чем Легионес Астартес, но хотя этот немного превосходил меня в росте и нёс дополнительный вес своей аурамитовой брони, моей силы и рычага хватило, чтобы перебросить его через плечо, и он с грохотом приземлился на спину. 
Я вырвал копьё стража у него из рук, перевернул его и воткнул лезвие ему в грудь, прежде чем он успел среагировать. У меня не было опасений, что он поднимет тревогу, когда умрёт: мой метательный клинок, погружённый в его гортань, уже позаботился об этом. 
Моим первым убийством, лицом к лицу, стал один из элитных охранников моего отца. Я не знал имени этого воина - или, поскольку он был кустодианцем, я не знал ни одного из бесчисленного множества имён, - но он не ожидал, что найдёт врага, настолько превосходящего его по боевым навыкам, в туннелях под Императорским дворцом.
В этом и был смысл.

Есть старая терранская пословица, истоки которой давно забыты, о невозможности приготовления определенных продуктов питания без уничтожения некоторых ингредиентов.
Вы можете задаться вопросом, почему я, сын Императора, так хладнокровно убил одного из Его избранных кустодианцев. В конце концов, это был воин, которого мой отец выбрал в качестве одного из своих, генетически сконструировал его, и на которого были затрачены значительные ресурсы с точки зрения обучения и снаряжения. Вы могли подумать, что его убийство, пока он просто пытался выполнить свой долг, было не только жестоко и излишне, но и весьма расточительно. 
И в этом наше различие, у нас с вами. 
Во-первых, целью этого воина было обнаруживать и либо задерживать, либо устранять нарушителей. Ему не удалось это сделать.
Он потерпел неудачу, и тот факт, что противник превосходил его, не меняет этого. Если воину поручено удерживать позицию, а он этого не делает, то количество или качество врагов, против которых они были выстроены, имеет значение только для историй, которые могут быть рассказаны о них впоследствии. Скальды Влка Фенрика слагают великие песни о своих героях, но они, кажется, предпочитают славных неудачников скромным, умелым победителям.
Во-вторых, Малкадор был предельно ясен: я сделаю всё, что должен, чтобы сохранить то, что построили он и мой отец. Я не мог уклоняться от любого действия, независимо от его очевидной моральной окраски, если оно требовалось. Кровь одного верного слуги на моих руках была ничем по сравнению с этим долгом.
В-третьих, мне нужно было убедиться, что я сам не дефектный. Мне нужно было знать, что я могу действовать быстро и уверенно, и не дрогну от насилия, и я не мог позволить себе провести первое испытание в очень важный момент. Есть ещё одна старая терранская пословица, которая принимает форму вопроса, которая не полностью переводится на готик, но которую я лучше всего могу передать как: "Кто может по-настоящему познать себя, если они не сражались?"
Мы с этим воином испытали друг друга, и там, где он потерпел неудачу, я преуспел. 
Конечно, впереди всегда будут новые испытания.

Про Хоруса

Хорус был первым найденным примархом: его нашли на Хтонии, всего через три года после начала Великого крестового похода. Об этом говорят все записи.
И все записи врут.
Или, скорее, будет справедливо сказать, что записи отражают то, что считалось правдой теми, кто их составлял. Неужели вы думаете, что мой отец, Император, потеряв свои величайшие творения из-за уловок врагов, так громко и торжественно отпраздновал бы повторное воссоединение с первым? Это означало бы снова попасть под удар, и мой отец мог бы потерять единственного примарха, которого Ему суждено было найти - на этот раз навсегда. Нет, мой отец был намного хитрее. Я был удачным случаем, одиноким остатком Его великой работы, вырванным из пасти неудачи. Хорус был первым признаком того, что многие из нас могли выжить в глубинах галактики, и поэтому известие о существовании Хоруса может быть поставлено под угрозу. Он стал точкой сплочения, славной надеждой растущего Империума: очевидно, первым из сыновей Императора, который будет найден, и которому суждено стать величайшим и самым ярким из всех нас. Эту роль знаменосца я никогда не смог бы выполнить, но иногда я задаюсь вопросом, насколько тяжелым грузом эта ответственность легла на плечи моего брата.
Конечно я наблюдал за ним. Я наблюдал за ним, а он даже не подозревал, что я существую. Я не торопился раскрывать себя, даже когда Хорус занял место рядом с нашим отцом. Как вы понимаете, меня нашли относительно быстро; все мои братья достигли зрелости или почти достигли зрелости, насколько это можно определить для таких существ, как мы, до того, как наш отец нашёл их. Мы - то есть мой отец, Малкадор, Константин Вальдор и я - не знали, как время, проведённое вдали от дома, могло повлиять на них. Так что я смотрел, оценивал и не открывал себя.
Это была моя роль.
Но опять же, это мои записи. И все записи врут.

Альфарий и Омегон.

-Ты предполагаешь, что нас каким-то образом дублировали?
-Дублировали, разделили, - Омегон пожал плечами.-У меня нет уверенности, просто догадки. Но я знаю, что ты часть меня. Как ты говоришь, мы - одна душа в двух телах.
-Это значило бы, что наш отец о тебе не знал. Что никто о тебе не знает, кроме Легиона.
Омегон кивнул. 
-Я могу придумать, как использовать этот факт, даже когда мы раскроем себя.
Я улыбнулся. 
-Когда мы открываем себя?
-Ты собираешься скрывать меня от наших братьев? Отца? 
-Или ты будешь скрывать меня от них,-я пожал плечами, копируя его жест. В какой-то момент Альфа Легиону потребуется, чтобы их примарх был виден публично. Половина из них всё равно похожи на нас. Один из членов Легиона - примарх. Все остальные - лишь одни из многих. 
Омегон улыбнулся. 
-Так когда же одного из нас обнаружат?
Никто из нас не сможет сойти за младенца, вырасти и доминировать в обществе, как наши братья, - сказал я. -Мы могли бы поступить так же, как ты, и приблизиться к Империуму - или, возможно, найти систему вдали от линии фронта Крестового Похода и добиться там известности, хоть и в зрелом возрасте. Я хотел бы сначала найти и проверить остальных наших братьев, прежде чем кто-то из нас станет известен. Подозреваю, что у нас достаточно времени на подготовку. 
-Если мы не можем сойти за ребёнка, почему бы не спуститься в цивилизацию как воинственное божество? - предложил Омегон.
Я покачал головой. 
-Никаких богов. Я не доверяю им. Даже если они - это я. 
-И как это сработало для Империума? 
-Лоргар дурак,-твёрдо сказал я.-Он отказывается прислушиваться к утверждениям того самого человека, которого он называет божеством! Если бы я не знал лучше, я бы подозревал, что он желает, чтобы наш отец был богом только для того, чтобы сам Лоргар мог претендовать на божественность.
Омегон внимательно посмотрел на меня. Ему явно было так же странно, как и мне, наблюдать, как его собственное лицо двигается и реагирует.
-Как ты думаешь, какому брату мы должны открыться, когда придёт время? - спросил он.
Я задумался. 
-Думаю, выбор очевиден. Исходя из того, что я рассказал тебе о братьях, что подсказывают тебе инстинкты?
Омегон ответил, не задумываясь. 
-Хорус. 
Я кивнул. 
-Хорус. 
-Тогда мы договорились. Но судя по тому, что ты мне рассказал, он чрезвычайно проницателен. Ты уже видел его раньше. Я нет. Когда придёт время, думаю, я должен встретиться с ним, чтобы обеспечить более искреннюю реакцию.
Я улыбнулся. 
-Справедливо. Но я бы с удовольствием на это посмотрел.
Омегон улыбнулся в ответ. 
-Не волнуйся, брат. Я тебе всё расскажу.

Warhammer 40000,warhammer40000, warhammer40k, warhammer 40k, ваха, сорокотысячник,фэндомы,Wh Books,Wh Other,Alpharius,Primarchs,Pre-heresy,Wh Past,СПОЙЛЕР
Развернуть

Warhammer 40000 фэндомы Alpharius Primarchs Wh Books Wh Other Pre-heresy Wh Past СПОЙЛЕР 

Еще чуть-чуть из сольника про Альфария.

Дополнение к посту http://joy.reactor.cc/post/4754937

Альфарий про особенность своего легиона.

Другие Легионы, я полагаю, считают оскорбительным, что мой Легион принимает не только мою внешность, когда общаются с посторонними, но и моё имя. Они думают, что мои воины пытаются занять положение, гораздо выше собственного; что они не просто скрытны, но, взяв имя своего примарха, каким-то образом ищут власти, которую они не заслуживают.
Всё это далеко не так. 
В моём имени нет ничего особенного. Это не какая-то уникальная ценность, которую надо хранить: мы не Лунные волки, где Хорус Аксиманд должен быть известен как "Маленький Хорус", чтобы его положение ниже Хоруса Луперкаля было известно всем. 
Моё имя может использовать любой из моего Легиона. Альфа-легионер, называющий себя "Альфарием", означает одно и только одно:
"Моя личность не имеет значения. Только мои действия имеют значение".

Альфарий и Вальдор.

Конечно, Вальдор не сразу понял намёк. Потребовалось предательство Амары Астарты и дальнейшие побуждения Малкадора, прежде чем он инициировал Кровавые Игры. Все считали, что это его идея, и как я мог спорить? Я был ещё неизвестен Империуму в целом. Полагаю, я должен быть удовлетворен тем, что к моей работе прислушались и были внесены улучшения, но я не Вальдор, чтобы работать, не обращая внимания на то, слышит ли кто-нибудь моё имя. Но я и не Фулгрим, и не Лев, которые жаждут признания своего великолепия, а они действительно великолепны. Я не стремлюсь к тому, чтобы меня считали величайшим или даже первым среди равных.
Но я не могу устоять перед соблазном славы. Я не думаю, что кто-то из моих братьев может. Даже Пертурабо, который, пожалуй, самый скромный из нас, не лишён тщеславия. Я чувствую, что, возможно, это давит на меня тяжелее, чем на моих братьев, потому что я так много сделал для Империума - по крайней мере я так думаю - и никто об этом не знал. В какой-то степени это моя собственная вина: я предпочел не раскрывать себя, хотя мог бы это сделать. Я хотел увидеть и оценить всех своих братьев, прежде чем я покажу себя, чтобы я действительно мог быть тайным клинком, если это потребуется.
Должен признать Вальдор неплохо справился с попыткой восстания Высшего лорда Кавандайр. Ему почти не требовалось никаких указаний для осуществления плана, хотя он был прост: заманить слишком самоуверенного, эмоционального врага и сокрушить его, когда он будет чрезмерно растянут. Я воспользуюсь им снова, если у меня будет возможность. 
Пока Вальдор сражался с Примархом Ушотаном, Аполлоническое Копьё против плазменного клинка, я шёл с самыми первыми космодесантниками, одетыми в ту же базовую броню, которая впоследствии будет обозначена как Марк II, вооружённый обычным болтером. На самом деле они не были моими сыновьями, но я испытывал чувство гордости, сражаясь вместе с ними, и видел, как их плавная смертоносность полностью подавляла лучшее из того, что Терра могла предоставить в качестве вызова. Это был их первый тест, и они прошли его так же великолепно, как и я. Тогда я понял, что нам уготовано величие.
После того, как восстание было подавлено и предательство Астарты раскрыто, даже после шокирующего заявления моего отца о том, что я не единственный выживший из моих братьев, я прослушал записи Высшего лорда Кавандайр её рзговора с Вальдором, когда она безуспешно пыталась заставить его признаться в казни большинства оставшихся Громовых Воинов на горе Арарат. Кое-что поразило меня, и я разыскал Вальдора. 
-Когда ты говорил с Кавандайр, ты ни разу не солгал, - сказал я ему. - За исключением одной детали. 
Вальдор занимался своей бронёй. Он не прекратил свою работу, когда ответил. 
-Какой же?
-Ты сказали ей, что новых генералов не будет, - сказал я. -Но ты знал обо мне к моменту того разговора. 
Вальдор помедлил, будто обдумывая свои слова, но ни на секунду не остановился в своей работе над бронёй. 
-Я не солгал,-произнёс он после нескольких долгих секунд.-Я не знаю, что ты такое. Но ты точно не генерал. 
Я до сих пор вспоминаю тот разговор.

Warhammer 40000,warhammer40000, warhammer40k, warhammer 40k, ваха, сорокотысячник,фэндомы,Alpharius,Primarchs,Wh Books,Wh Other,Pre-heresy,Wh Past,СПОЙЛЕР

Развернуть