my little pony фэндомы mlp stream mlp фанфик 

Финал девятого сезона

Ну вот мы и дождались. Это были хорошие девять сезонов. Но почему были? Они никуда не делись и ничто не мешает пересматривать их время от времени, одному или со своей парой или с друзьями. Вот в чём я точно уверен, это что благодаря сериалу у меня появилось много новых друзей, близких и не очень. Надеюсь и у вас так же.Кстати, обращаю ваше внимание, что время показа изменилось. Не ошибитесь!

Время трансляции: 13.10.2019 с 3:00 по МСК.

Список онлайн-трансляций:

Brony Network
BronyTV
Spazz 
OtakuAscended
BronyState
my little pony,Мой маленький пони,фэндомы,mlp stream,mlp фанфик
А теперь заключительный текст. Спасибо Vedont'у за вычитку.

                  20: Один сон на двоих

         Досуг — волшебное и удивительное, иллюзорное время, когда можно посвятить себя всему что только заблагорассудится. Особенно оно иллюзорно для монарших особ, правительниц всея Эквестрии, сестёр аликорнов, Принцессы Селестии и Принцессы Луны. Но если всё же им удаётся выкроить пару часов из своего плотного графика и заняться чем-то отличным от сидения на троне, издания указов, встречи послов и посыла встреч, — мало кто может представить, что же происходит в это время за закрытыми дверьми их личных покоев.

         Но если всё же одним глазком заглянуть туда, можно увидеть, как, например, Принцесса Луна сидит за своим письменным столом в удобном мягком кресле. Рядом парит кружка чего-то горячего и ароматного, подле неё небольшая тарелочка с печеньем. Сама же аликорн, обложившись бумагами, перьями и чернильницами, пребывает в состоянии глубокой задумчивости. На мордочке её блуждает мечтательно-отсутствующее выражение, а полуприкрытые веки создают впечатление, что она просто задремала.

         Но это впечатление ложно. Уже в следующую секунду она вся оживляется, хватает первый попавшийся лист и принимается старательно что-то записывать, попивая горячий кофе и закусывая печеньками. Даже самый хитрый шпион, доведись ему заглянуть в эти записи не смог бы понять ни единой строки, ни одного символа. Потому как это были особые лунные руны, используемые для описания снов. Иногда Принцесса остаётся довольна результатом, а бывает и нещадно комкает лист и отбрасывает его в сторону. И лишь полностью удовлетворившись результатом, Луна одобрительно кивает, скручивает и откладывает законченную снопись в аккуратную стопочку. Ночью они её ещё пригодятся.

         Привычный балкон, знакомый прохладный ветерок и свет луны, только что по велению магии выглянувшей из-за горизонта. Принцесса сделала глубокий вдох и, как много раз до этого, провалилась во тьму мира грёз. Сегодня у неё помимо обычного наблюдения за снами подданных было кое-что особенное. Сгорая от нетерпения, она направилась к одному конкретному пони, как раз уснувшему, судя по едва начавшему зарождаться вокруг него мареву сновидения.

         Луна деловито замахала копытами, отгоняя норовящий проявиться сон. Сегодня у неё на этого пони другие планы. Выудив из гривы листок с рунами, она перечитала их, несколько раз, стараясь запомнить, и приступила к работе. Принцесса закрыла глаза и сконцентрировалась на своих чувствах. Начинать следовало с чего-то простого, скажем, дуновения ветерка, едва ощутимого, мягкого и чуть тёплого, приносящего запах осенней листвы, яблок и чуточку сырости. И в самом деле она ощутила, как этот ветерок щекочет её шёрстку.

         Дальше нужно создать образ. Не открывая глаз перед мысленным взором Луны формировался небольшой осенний подлесок, деревья непознаваемой разновидности, немного кустарника, золотистой опавшей листвы то тут, то там. В просеку виднеется ферма неподалёку и их яблоневый сад, откуда и доносятся чарующие ароматы фруктов. Ещё дальше горная гряда с белоснежными зубьями верхушек.

         Луна открыла глаза: вокруг неё и спящего рядом пони действительно появился именно этот образ. Всё выглядело почти как настоящее, да оно и было в какой-то степени настоящим, если так можно хоть что-то называть в мире грёз. С безграничным плотным мраком вместо неба над головой этот пейзаж выглядел до дрожи не комфортно и пугающе. Сверившись с записями, принцесса продолжила свои снотворческие чудеса. Она чуть прищурилась, словно яркое полуденное солнце светит ей в глаза и оно как по волшебству появилось над горизонтом. 

         Теперь настал черёд самого спящего. Один из стражей, уже немолодой, сильно устающий на службе земнопони. Под взором принцессы он превращался в юного, статного жеребчика, каким был когда-то, если верить архивным фото. В благодарность за службу, за то, что посвятил всю свою жизнь своей работе, Луна хотела сделать для него что-то особенное. Воспоминание о родном доме, о леске рядом, о тех днях когда он был молод и полон сил. Дать ему возможность пережить всё это, пусть и во сне.

         Ещё раз перепроверив, не забыла ли она ничего, Луна покинула зону видимости в этом сновидении, не забыв перед уходом “разбудить” в нём хозяина. Его непонимание, смущение, а затем восторг в глазах были лучшей наградой для Принцессы. То как жеребчик скакал меж деревьев, как с валялся в осенней листве, словно несмышлёный жеребёнок, вовсю наслаждаясь молодостью, с упоением вдыхал ароматы леса и яблок, заливисто хохоча от счастья и бурлящей в нём энергии.

         Луна тоже была довольна, наблюдая за тем, как тот наслаждается её творением. Эта часть самая приятная во всём процессе. Искренние чувства пони как раз то, что мотивировало её и дальше заниматься этим, день за днём тратя те крохи свободного времени, что у неё были на обдумывание идей, изыскание материалов, формирование цельной картины и иногда даже сюжета для сновидения. Не говоря уже про запись мыслеобразов рунами и очень тонкую грань между сном и кошмаром.

         Именно непонимание всей тонкости этой грани как-то раз и сыграло с ней злую шутку. И не только с ней. Под удар судьбы попала также милая и приветливая тихоня-горничная, постоянно наводившая порядок в монаршей опочивальне, показавшаяся Луне идеальной целью для очередного сна в качестве благодарности. Принцесса провела несколько дней подбирая и прочувствуя различные образы и ощущения, чтобы создать идеальный подарок. Это был восхитительный летний луг с душистыми васильками, лютиками и одуванчиками. Он простирался на сколько хватало взгляда, бесконечно зелёный и душистый.

         Луна разбудила кобылку и стала ждать реакции. Вот только то, что произошло следом превзошло все её предположения. Поднявшись, горничная сонно поморгала, протирая глаза копытами, а затем осмотрелась по сторонам. Взгляд её наполнился ужасом, ноги подкосились и она попискивая и завывая от страха уткнулась носом в землю, прикрывая голову копытами. Вдобавок ко всему прочему на шёрстке её стали появляться красные пятна, а сама кобылка принялась неистово чихать, так, что её бросало по всему лугу. Это было воистину ужасающее, прямо кошмарное зрелище. Принцесса поспешила развеять сновидение и погрузила пони в глубокое забытье без каких-либо видений.

         После того случая она ужасно распереживалась и забросила все попытки создания снов. Пока её грустную и подавленную не застала Селестия за распитием третьей кружки чая подряд сидя в одиночестве ночью прямо на замковой кухне.

         — Ну как я могла знать, что у неё агорафобия?! — сокрушалась Луна, жалуясь своей сестре. — Она же никогда не покидала замок! И эти проклятые цветы! Тысячу лет назад никаких аллергий не бывало!

         — У тебя были благие намерения, сестра, — утешительно гладила её по спине Селестия. — Провалы случаются и сделанного не изменить. Но это не значит, что ты должна прекращать свои занятия. Снотворчество поистине удивительное искусство и я глубоко восхищена твоими достижениями на этом поприще.

         — Да какой в этом толк? — Отмахнулась Луна, залпом допивая кружку с чаем и морщась от противной горечи, скопившейся на дне. — Только насоздаю больше кошмаров и травмирую больше ни в чём не повинных пони. Такими темпами мои сны можно будет использовать в качестве к ары для особо злостных преступников.

         — Вполне себе вариант… — задумчиво протянула Селестия, шутливо притворяясь, что её это и правда заинтересовало. Ей пришлось ловить магией не менее шутливо брошенную в неё пустую чашку. Отправив этот импровизированный снаряд в раковину самостоятельно заниматься мытьём, Принцесса предложила: — А что если у тебя будет кто-то проверяющий эти самые сны. Доверенный редактор, который сможет уберечь тебя от ошибки. Кто-то близкий, возможно даже родной, с кем ты сможешь делиться даже самыми сокровенными сновидениями.

         — Звучит замечательно! — воспряла духом Луна, но потом тут же снова показательно поникла. — Вот бы кто нибудь такой был рядом.

         Селестия пожалела, что отправила кружку мыться и не может кинуть её в ответ. Впрочем, по вполне оживившейся Луне было понятно, что идея ей пришлась по душе. Обсудив детали и особенности они довольно ударили по копытам. Так сёстры-аликорны обзавелись своим маленьким общим хобби, что сплотило их ещё больше. Луна занималась сочинением снов, а Селестия подкидывала идеи, предположения о том, что и как образом можно улучшить, чего делать не стоит, а иногда и вовсе выбраковывала целые задумки. Таким образом от кошмаров было спасено изрядное количество пони, а качество сновидений множества счастливчиков значительно выросло. Сны обретали действующие лица, сюжеты и даже складывались в целые истории. Принцессы с трудом сдерживали улыбки, невольно подслушивая как стражники друг другу пересказывают свои удивительные сны.

         Но однажды, когда Селестия пришла к дверям личных покоев сестры, готовая поработать над очередной идеей, Луна её не впустила.

         — Извини, — бормотала она, чуть краснея и опуская взгляд, — сегодня я поработаю без тебя. 

         Несколько обескураженная и даже немного обиженная Принцесса была вынуждена отправиться восвояси, в свою опочивальню. Там она пару часов валялась на кровати, не в силах уснуть, мучительно гадая, что же стало причиной такого странного поведения Луны. В голову лезли самые бредовые мысли, от тайного заговора, до тайного возлюбленного. В конце концов усталость взяла своё и Селестия провалилась в сон.

         Её сестра же в это время не прохлаждалась, а вовсю работала над очередным сновидением. Оно было очень особым и потому она с особым тщанием подошла к нему. Ключевым моментом и главной сложностью было полное отсутствие каких-либо ориентиров. Можно было полагаться лишь на свою память. Так что Луна весь вечер и часть ночи провела глубоко погрузившись в собственные воспоминания, хорошие и плохие, перерывая её в поисках клочков и обрывков различных мыслей и идей, по кусочкам восстанавливая целостную картину в её первозданном виде. Листка для рун уже давно не хватало, так что пришлось перейти на редкие пергаментные манускрипты экстра размера, Твайлайт поделилась контактами своих поставщиков.

         Когда Луна закончила, было уже глубоко за полночь. Чувствуя, что времени совсем не осталось, она почти без подготовки нырнула в мир грёз, как была, прямо с креслом. Отметив про себя, что надо бы не забыть его тут, принцесса поспешила к своей сегодняшней цели. Та как раз только заснула, моргнув в бесконечности мрака новой, необычайно яркой зорькой. В следующий миг Луна была уже рядом, невольно улыбаясь при виде спящей сестры. Слишком уж забавно у неё открывался рот, заставляя всё напускное величие принцессы испариться. По-своему это было очень даже мило.

         Но любоваться времени не было, ещё немного и начнёт формироваться естественное сновидение и придётся тратить время ещё и на его устранение. Луна развернула пергамент, шуршащим водопадом развернувшийся к её копытам. Руна за руной она воскрешала в памяти обрывки воспоминаний, словно шёлковой нитью сплетая канву сновидения, собирая его из различных лоскутков. Постепенно появлялась комната, самая обычная, но такая родная и милая взору. В ней, словно диковинные цветы, распускалась мебель: большая кровать, простенький комод, небольшой торшер, шкаф с игрушками, стул с различной повседневной одеждой. На полу проявилась россыпь безделушек: всяких пуговичек и фигурок, пара игральных кубиков и мячик. 

         Претерпевала изменения и сама Селестия. Уменьшаясь в размерах, она постепенно превратилась в совсем жеребёнка, миленькую белоснежную кобылку, трогательно посапывающую на огромной по сравнению с ней кровати. Нос её чуть подрагивал, почувствовав аромат появившегося на комоде какао в двух больших чашках. Рядом расположилось блюдечко со свежим, только из духовки печеньем.

         Финальным штрихом, прежде чем разбудить сестру, Луна придала себе вид ей подстать. Она почти забыла каково это смотреть на мир глазами жеребёнка, когда всё вокруг кажется удивительным и ужасно интересным. Её шёрстка выглядела куда светлее привычного, а всё тело переполняла небывалая лёгкость и свобода. С трудом вскарабкавшись на довольно высокую кровать, она подползла к спящей Селестии и боднула носом в лоб.

         — Эй, просыпайся! — потребовала она, с удовлетворением отмечая, что голос звучал как надо. — Вставай давай!

         — М-м-м… Что? — маленькая Селестия сонно потянулась, сладко зевая. До неё не сразу дошло осознание ситуации, так что она удивлённо моргала своими огромными глазами жеребёнка, вспоминая эту обстановку, эту кровать, эти игрушки. Тепло и нежность воспоминаний захлестнули принцессу, едва не заставив расплакаться от столь трогательного подарка. Пока её бессовестно не отвлекли.

         — Ты обещала почитать со мной! — капризно топнула ножкой Луна, кивая в сторону лежащей рядом книги сказок. Опустив нос, словно собирается заплакать, она надломленным голосом пожаловалась: — Я даже принесла какао и печенье.

         — Ну в таком случае я с радостью почитаю вместе с тобой, — мягко улыбнулась Селестия, с удовольствием подметив, как просияла её сестра. Уже через минуту они удобно устроились под одеялком, прижавшись друг к другу. В копытах у них было по кружке какао, рядом тарелочка с печеньем, а перед ними открытая книга. Чтение сказок затянулось на всю ночь, но это их нисколько не волновало. 

         У них была впереди целая вечность.

         

А ещё хороший друг Stink нарисовал иллюстрацию к рассказу. Спасибо ему большое!

* ^ •*-<- JHnNM4'; "Q .ж& tfflfr/T¿S9 Я! ?! ' . ш* -■,my little pony,Мой маленький пони,фэндомы,mlp stream,mlp фанфик

Развернуть

Sunset Shimmer minor my little pony фэндомы Twilight Sparkle mane 6 mlp art Equestria girls mlp shipping 5mmumm5 ...artist 

 Gs- (& ÇmnmummÇ,Sunset Shimmer,Сансет Шиммер,minor,my little pony,Мой маленький пони,фэндомы,Twilight Sparkle,Твайлайт Спаркл,mane 6,mlp art,Equestria girls,mlp shipping,5mmumm5,artist
Развернуть

my little pony фэндомы mlp stream mlp фанфик 

Двадцать третья серия девятого сезона

Что там у нас по списку? "Мы неумолимо приближаемся к финалу", "Осталось семь дней", "Конец близко" и всё такое. Что-то рано начали паниковать, сериал ещё только через неделю кончится, а уже утомились бояться конца, смирились и покорно ждут выхода полнометра. Эта неделя будет действительно последней. В следующую субботу нас ждёт сразу три серии и всё, конец. Пусть печаль от осознания этого не помешает вам насладиться финалом в полной мере. У вас есть ещё неделька морально к этому подготовиться. А пока отрепетируйте на сегодняшней серии. Ссылки:

Время трансляции: с 18:30 по МСК.

Список онлайн-трансляций:

Brony Network
BronyTV
Spazz 
OtakuAscended
BronyState
my little pony,Мой маленький пони,фэндомы,mlp stream,mlp фанфик

                  19: Копыто помощи

         Утро. Великолепный и блистательный период дня, когда солнышко лишь чуть-чуть выглядывает из-за горизонта, намекая всем пони Эквестрии что пора просыпаться и начинать новый замечательный день. Кобылки и жеребчики лениво выбираются из-под своих одеял, протирая глаза, потягиваются и зевают, наслаждаясь теплом солнечных лучиков на своей шёрстке, получая заряд бодрости и хорошего настроения на весь день. Фантастика.

         Рэйвен Инквелл не была исключением. Единственное что отличало её пробуждение от остальных пони это необходимость нацепить на нос очки, чтобы увидеть солнце, а не большое яркое размытое пятно. Эти очки она всегда кладёт на комод перед сном, ровно в пятнадцати сантиметрах от края, стёклами от себя — идеально на расстоянии вытянутого копыта, что бы можно было схватить не глядя. Всё же годы работы с бумагами оказали своё пагубное влияние. Как бы не хотела эта земнопони любоваться солнцем и дальше, а на работу собираться было нужно.

         Утро той пятницы для Рэйвен мало отличалось от обычного. Душ, чтобы белоснежная шёрстка выглядела безукоризненно; лёгкий сытный завтрак с овсом, для энергии на весь день; десяток минут перед зеркалом, приводя в порядок гриву. Пучок чёрных волос на затылке был столь же идеально уложен, сколь и аналогичная конфигурация на хвосте. Накрахмаленный воротничок занял своё место на шее, подвязанный алым галстучком. Убедившись, что выглядит идеально, кобылка, наконец, отправилась на работу.

         Рэйвен всегда прибывала в ратушу за пол часа до официального начала рабочего дня. Это давало ей возможность полноценно и основательно подготовиться: разложить и отсортировать бумаги, заточить каждый карандаш и перо до идеальной остроты, смахнуть пылинки с каждой полочки в её ведомстве и, конечно же, подготовить список дел на день для себя и своей начальницы, Мисс Мэр. Встречи, свадьбы, совещания, публичные речи, награждения, решения по бюджету и многое другое. Если бы у Рэйвен возникла необходимость составить полный перечень выполняемых ей действий, для него понадобилась бы целиком отдельная полка в кантерлотской библиотеке. И это только для оглавления.

         Мисс Мэр не заставила себя ждать и явилась на работу вовремя, как и положено взрослой и уважаемой в обществе кобылке. Но мало кто кроме Рэйвен знал о том, что она из себя на самом деле представляет. Вот и сейчас секретарь заметила хитрую искорку в глазах немолодой земнопони и внутренне содрогнулась от нехорошего предчувствия.

         — Доброе утро, Мисс Мэр, — привычно поздоровалась Инквелл.

         — Предобрейшее, Рэйвен, — в несколько чрезмерно приподнятом настроении ответила ей Мэр.

         — Вот ваш список встреч на сегодня, — секретарь протянула аккуратный листок бумаги с каллиграфическим почерком выведенными строками. — Отмечу, что кроме обычного вечером вас ждёт визит Принцессы Селестии.

         — Дорогая, скажи, ты знаешь какой сегодня день? — внезапно наклонившись вплотную к кобылке, негромко спросила Мэр.

         — Пятница, мэм, двадцать девятое число месяца, — отшатнулась от неожиданности Рэйвен, но сохранила самообладание и, поправив очки, вновь стала образцом безупречности.

         — И-мен-но! — произнесла Мэр нараспев, сопровождая это парой несложных танцевальных па. — А это значит, что завтра наступят выходные. Что у меня в планах на выходные, Рэйвен?

         — Я… секундочку, мэм… — кобылка принялась суматошно перепроверять свои бумаги в поисках нужной информации. Ей приходилось прикладывать усилия, чтобы не навести при этом беспорядок, аккуратно возвращая каждый листок на своё место. Пока вскочившая на стол с копытами Мэр не прервала её поиски.

         — Л-а-а-ас Пегасу-у-с! — её энтузиазм переливался через край, в то время как Инквелл старательно пыталась аккуратненько освободить придавленные копытами бумаги, надеясь, что они не испачкаются и не помнутся. — Мы с Харши забронировали номер в лучшем отеле и собираемся оторваться на полную! Ну ты же помнишь Харши, она приезжала к нам на… как там его?

         — Отбор претендентов на церемонию пронесения флага в Кристальной Империи, — отчеканила Рэйвен не задумываясь. — Мисс Харшвайни показала выдающийся профессионализм в своей работе.

         — Вот-вот, — согласно закивала Мэр, аккуратно слезая со стола. Спуск вниз давался ей несколько сложнее. — Оказывается она так же умеет профессионально отрываться. Так что отмени все мои встречи, у меня поезд через пол часа.

         — Мэм, а как же встреча с Принцессой Селестией? — Рэйвен озадаченно склонила голову, надеясь услышать ответ.

         — Придумай что-нибудь, — беззаботно отмахнулась Мэр, направляясь к выходу. — Там моё присутствие необходимо исключительно формально. Посопровождать Принцессу, поулыбаться ей, может сказать пару комплиментов, ничего сложного. Разберёшься. С другой моей бумажной работой ты же как-то справляешься.

         — Но…

         — Адьос! — уже не молодая кобылка сделала копытцем и выскочила за дверь, оставляя своего секретаря в полном одиночестве. Расскажи Рэйвен такое кому-нибудь в Понивиле, ей бы никто не поверил. Ну, разве что её сестра-близняшка из Кантерлота. Она ещё и не такие вещи рассказывает про свою начальницу Селестию. Жаль, что ей не выбраться в гости в этот раз.

         Секретарь села на своё место и принялась методично перекладывать и сортировать бумаги, раздумывая над своим планом действий. Нет, заменить Мэр она на этой встрече никак не могла, ни при каких условиях. Принцесса сразу поймёт, что дело тут нечисто и всех будут ждать большие неприятности. Закончив с Бумагами Рэйвен принялась нервно точить карандаши. Те, что уже были заточены, она заостряла с обеих сторон. “Перенести встречу сославшись на болезнь? Эпидемию? Атаку на город параспрайтов?” 

         Кобылка помотала головой. Всё это никуда не годится. Прежде чем додуматься до чего-то, она обнаружила, что карандаши закончились. Буквально. Погрязнув в раздумьях, она сточила каждый до полного его исчезновения. А это непорядок. В её кабинете должен быть порядок. Обязан быть порядок. В кабинете и в делах. Глаз Рэйвен начал подёргиваться, из идеально собранного пучка волос на голове выбилось пару прядей. Кобылку начало буквально трясти от охватывающего её чувства. Беспомощная ярость, злость и почти животная ненависть всколыхнулись в ней. Сначала эта дурацкая встреча, а теперь ещё и карандаши. Вот уж от них она никак не ожидала.

         Вздрогнув, Рэйвен опомнилась, прежде чем сорваться. К проблемам надо подходить по очереди. И сейчас карандаши были первостепенной задачей. В её кабинете должен быть порядок. Непременно. Поэтому кобылка встала из-за своего стола, поправила гриву перед зеркалом и направилась в единственно возможном направлении: магазинчик “Софы и перья”.

         Как бы удивительно не было подобное сочетание товаров, данное заведение процветало. В маленьком городке всегда есть спрос и на то и на другое, будь это связано с находящейся рядом школой дружбы или бутиком одной известной и излишне драматичной кутюрье. Хозяин магазинчика даже даёт скидки постоянным клиентам, в число которых входит и Рэйвен. Так что оказавшись внутри, она наскоро прошлась по рядам, то тут то там поправляя неровно или непоследовательно стоящие товары на полках. Добравшись до карандашей, кобылка старательно отобрала ровно дюжину, проверяя на каждом его номер в партии: он обязательно должен был быть чётный.

         У кассы собралась небольшая очередь. Похоже кто-то в широкополой вычурной шляпе был недоволен оптовой поставкой соф и активно выяснял отношения с хозяином магазина. Рэйвен уже приготовилась к длительному и скучному ожиданию, во время которого она может в своё удовольствие продолжить считать про себя простые числа, но тут в хвосте очереди мелькнула знакомая метка. Кобылка недолго думая направилась прямо к ней.

         — Привет, Твайлайт, — вежливо поздоровалась она, привлекая к себе внимание негромким покашливанием.

         — А? О… кхм… Привет? — как-то неуверенно и суетливо ответила Принцесса Дружбы, затравленно поглядывая по сторонам.

         — Всё в порядке? — обеспокоенно уточнила Рэйвен, заглядывая в глаза собеседнице. Она неплохо знала её и такое поведение ей было не столько не свойственно, сколько немного не уместно в данной ситуации.

         — Что? О, да, в полном! — с наигранным энтузиазмом отмахнулась Твайлайт, едва не опрокинув стоящую рядом стойку с перьями. — А почему ты спрашиваешь, Инквелл?

         “Инквелл? Твайлайт никогда меня так не называет,” — задумалась секретарь, пристально вглядываясь в извивающуюся под её взглядом принцессу, подмечая выступившие у той на лбу капельки пота. “Она ведет себя странно, говорит странно, её манера речи и обращения отличаются от привычных. Если бы я была одержима теориями заговоров, можно было бы предположить, что передо мной фальшивка”

         — Ты не поверишь какая идея мне только что пришла в голову, — улыбнулась Рэйвен, подходя ближе к аликорну, наклоняясь к самому её уху. — Ты так странно себя сегодня ведёшь, словно тебя подменили.

         — Тс-с-с! — зашипела на неё Твайлайт, на миг моргнув бирюзовыми фасеточными глазами, вместо привычных фиолетовых. — Прошу, не здесь и не сейчас!

         Бросив на прилавок пару монет в оплату своих покупок, “принцесса” в обход очереди поспешила прочь. Рэйвен, сбросив оцепенение, повторила манёвр и бросилась в погоню. Впрочем, бежать её долго не пришлось. Твайлайт поджидала её снаружи, нервно ковыряя землю копытцем.

         — Что ты такое? — сдерживая дрожь в голосе задала ключевой вопрос Рэйвен.

         — Я не что, а кто. Меня зовут Оцеллос, — призналась Лжетвайлайт, во вспышке света превращаясь в худосочного телосложения чейнджлинга.

         — И почему ты притворялась Твайлайт? — наседала секретарь, подмечая, как существо перед ней поглядывает на неё с опаской.

         — Скидка постоянного клиента, — едва слышно, мрачно призналась Оцеллос, виновато опуская голову. На миг воцарилась тишина.

         — Хм. Понятно, — с каменным лицом спокойно кивнула Рэйвен, внутренне покатываясь со смеху. Ради скидки принимать облик Твайлайт, и она купила лишь перья, чернила да свитки. Это просто великолепно. Настроение кобылки определенно улучшилось. А ещё у неё появилась идея. — Всё же тебе стоило чуть лучше изучить манеры Твайлайт. И держаться спокойнее. Я, например, для этого считаю в уме простые числа. Это помогает сохранять самообладание в любых условиях.

         — Я попробую, — растерянно кивнула Оцеллос, всё ещё выглядя крайне виноватой. — Только не говорите, пожалуйста, Директору Твайлайт об этом! Она обещала лишить меня библиотечных привилегий, если такое опять повторится.

         — Только если ты поможешь мне с одним маленьким дельцем, — Рэйвен позволила себе чуть улыбнуться.

         — Что вы от меня хотите? — с некоторой опаской спросила чейнджлинг, на всякий случай изображая оскорблённую невинность.

         — Всего лишь изобразить Мисс Мэр на сегодняшней встрече с Принцессой Селестией, — как само собой разумеющееся пояснила секретарь. Как по заученному она повторила слово в слово, соблюдая интонации Мэр: — Там твоё присутствие необходимо исключительно формально. Посопровождать Принцессу, поулыбаться ей, может сказать пару комплиментов, ничего сложного.

         — Но... я… Саму принцессу?! — Оцеллос в панике начала глубоко дышать и трястись, взгляд её бегал, а слова путались.

         — Простые числа, — напомнила ей Рэйвен, почти умиляясь, узнавая в чейнджлинге себя.

         — Да… спасибо, — та принялась за дело и уже через пару секунд её взгляд стал куда более сосредоточенным, если это можно сказать о странных фасеточных бирюзовых глазах. Собравшись с мыслями, она уточнила: — Сколько у меня времени?

         — Достаточно, — довольно кивнула Рэйвен. — Следуй за мной. Займёмся твоей подготовкой.

         Следующие несколько часов эта парочка посвятила конструированию идеального образа Мисс Мэр. Патологическая дотошность и перфекционизм Инквелл прекрасно сочетался со смышлёностью и склонностью схватывать всё на лету у Оцеллос. Походка, поведение, привычные речевые обороты и обращения, манеры двигаться, говорить, даже особенности мышления учитывались. Сообщницы прекрасно справились с несколькими несложными встречами, что были запланированы на день. Чейнджлинг справлялась на ура, так, что даже сама Рэйвен иногда забывала, что настоящая Мэр укатила покорять Лас Пегасус в компании подруги.

         Настал час “икс” и перед ратушей с небес спустилась повозка, запряжённая белоснежными, абсолютно идентичными пегасами в золотой сбруе. Принцесса Селестия собственной персоной ступила на землю Понивиля, одним своим присутствием озаряя площадь, фонтан и близлежащий парк неким особым, незримым, но вполне ощутимым светом. Наверняка даже Зекора посреди Вечносвободного леса почувствовала присутствие монаршего аликорна.

         Мэр и Принцесса обменялись приветствиями и дежурными любезностями, после чего проследовали дальше по плану. Рэйвен следовала за ними неотступно, молчаливой тенью возникая за спиной Оцеллос в моменты, когда она терялась или нуждалась в поддержке. Экскурсия по городу сопровождалась незатейливой, ни к чему не обязывающей беседой, с которой Мэр прекрасно справлялась, за исключением пары каверзных полушутливых вопросов о параспрайтах и твиттермитах, да одного случая с прогуливающейся мимо в обнимку парочкой, на которую вся компания обратила неожиданно пристальное внимание.

         Вернувшись к ратуше, Селестия проследовала в кабинет Мэра и, как только Оцеллос вошла, прикрыла дверь, оставляя Рэйвен снаружи. Подмигнув ей и бросив что-то вроде “дела государственной важности, она заперлась и наступила зловещая тишина. Секретарь уселась на своё место в приёмной и взялась копытами за голову. “Неужто нас раскрыли?!” — сокрушалась она, судорожно выискивая глазами карандаши и обнаружив недавно приобретенный комплект, принялась их старательно точить, бормоча под нос простые числа.

         Оцеллос же сидела за столом Мэра и со всё нарастающим беспокойством смотрела на усевшуюся напротив неё Селестию. Та, с лёгкой полуулыбочкой выжидательно сверлила её взглядом.

         — М-может чаю? — с дрожью в голосе спросила Мэр, порываясь встать и позвать Рэйвен.

         — Ты с-слиш-шком волнуеш-шься, моя маленькая... хих... “пони”, — неожиданно в совершенно несвойственной ей манере дружелюбно прошипела Принцесса. — С-слиш-шком напряжена, с-слиш-шком дрожиш-шь.

         — П-простите? — сглотнула Оцеллос, украдкой вытирая пот со лба, в который раз сбиваясь в своих подсчётах. — Я не…

         — Не с-стоит меня боятьс-ся, — подмигнула ей Селестия большим лавандовым фасеточным глазом. Впрочем, он тут же вновь стал выглядеть нормально, равно как и вернулась обычная манера говорить. — Зачастую даже у Принцессы есть более неотложные “дела”. Именно таким образом можно успеть везде и всюду.

         — Я… — Оцеллос медленно осознавала значение только-что полученного откровения, прекратив трястись и бояться и даже в какой-то мере почувствовав себя словно дома. — Ого.

         — Так-то лучше, — мягко улыбнулась ей Селестия. — У тебя, судя по всему, совсем нет опыта. Так смутилась вопросам о “жуках”, так засмотрелась на влюблённую парочку. Тебе надо работать над самоконтролем.

         Оцеллос хотела что-то возразить, но, задумавшись на миг, вместо этого согласно кивнула и даже воспользовалась золочёными письменными принадлежностями Мэр, чтобы записать эти дельные советы. Селестия дала ей ещё несколько рекомендаций и комплексов упражнений специально для таких случаев.

         — А теперь нам пора прощаться, “Мэр”, — наконец поднялась на ноги Принцесса. — Не будем заставлять вашу помощницу ждать.

         Прощание вышло скомканным и немного неловким. Рэйвен, распереживавшись не на шутку, сточила все карандаши, перья и перешла на ножки стульев. Селестия распорядилась выделить утешительную благодарность за гостеприимство и поспешно удалилась на несомой белоснежными пегасами колеснице в направлении Кантерлота.

         Мэр и Рэйвен проводили её взглядом и вернулись в ратушу. Там их ожидал неприличных размеров торт, аппетитно манящий глазированными боками и кремовыми шапочками. Взяв по кусочку, кобылки принялись за трапезу.

         — Оцеллос, о чём всё-таки вы разговаривали в кабинете? — первой нарушила молчание Рэйвен.

         — О... ну... знаете… — чейнджлинг на миг замялась, но, припомнив советы Селестии, тут же хитро усмехнулась. — Государственная тайна!

         — Как скажешь, — измученно отмахнулась от неё секретарь. Сегодняшний день дался ей нелегко и нервное потрясение давало о себе знать. — Интересно, чем там занимается Мэр?

         ***

         — Ах, это просто божественно! — постанывая от удовольствия, Мисс Харшвайни нежилась под массирующими её копытами. Расположившись на специальной кушетке, она лежала на животе, посматривая в пол глаза лежащий перед ней журнал. — Лучшее спа в Лас Пегасусе!

         — Воистину великолепное место! — вторила ей Мэр с соседней кушетки, закатывая глаза от блаженства, пока мускулистый пони старательно проходился копытами по всему её телу. — Спа достойное монарших персон!

         — Совершенно с вами согласна! — раздался знакомый голос от третьей кушетки, где старательно трудилась сразу группа массажистов. Из-за их широких спин никак было не рассмотреть кто их клиент. Лишь розово-салатовая магическая аморфная грива пробивалась наружу, выдавая личность их соседки.       


Развернуть

my little pony фэндомы mlp stream mlp фанфик 

Двадцать вторая серия девятого сезона

Осталось всего пару недель до конца сериала, а значит терять уже нечего. Можно позволить себе немножечко расслабиться и поэксперементировать. Сделать в субботней глупости то, что никогда себе не позволял делать, так что теперь я ни в чём не уверен. Не представляю как всё получилось и насколько это приемлемо. Эх, что бы сделать к последним двум субботам? Может есть какие идеи? А пока вот вам ссылки: 

Время трансляции: с 18:30 по МСК.

Список онлайн-трансляций:

Brony Network
BronyTV
Spazz 
OtakuAscended
BronyState
my little pony,Мой маленький пони,фэндомы,mlp stream,mlp фанфик

                  18: Осевое вращение

         Нет ничего обманчивее, чем спокойствие и неторопливый быт маленьких городков вроде Эпплузы. Пони, парочками чинно гуляющие по полупустым улочкам, жеребята, тихонечко рисующие веточкой в песке всякие глупости, шериф, мерно покачивающийся в своём кресле, пожёвывая травинку, — всё это лишь фасад обыденности, за которым скрывается один простой и неопровержимый факт: в Эпплузе всегда что-то творится. И если вам внезапно показалось, что всё тихо и спокойно, это повод бить тревогу.

         Так что когда с площади перед ратушей раздались крики ужаса, пони в панике стали носиться по улицам, а кобылки осторожно падать в обмороки прямо в предусмотрительно подставленные объятия своих кавалеров, Шериф удовлетворённо выдохнул. С кряхтением, потирая непрестанно болящую спину, он вылез из своего кресла и со всей свойственной ему скоростью неспешно идущего пони поспешил на площадь. Игравшие то тут то там жеребята, с малых лет наученные горьким опытом не лезть вперёд старших, еле сдерживая рвущееся наружу любопытство, последовали за немолодым пони. Так что на площадь шериф явился в окружении свиты глазеющих во все стороны детишек.

         — Чего шумим? Что на этот раз? — скрипучим голосом он вопросил собравшуюся перед ратушей толпу.

         — Мой пирог, мой чудесный пирог! — билась в истерике одна из кобылок с трогательными косичками, пробивающимися из под чепчика, держащая в копытах противень с горкой угольков.

         — Мой режим полива! — восклицал другой пони с растущей клоками неровной бородкой, выглядывая из-за массивного цветочного горшка с печально опустившим пожухший бутон экзотическим растением.

         — Моя деловая встреча! — плакал навзрыд третий пони в сползших и повисших на одной дужке очках, железной хваткой вцепившись в печально опустившего голову единорога в строгом костюме.

         — Жеребята! Почему никто не думает о жеребятах! — какая-то кобылка с безумным взглядом выхватила из толпы детей одного полегче и принялась размахивать им, словно флагом.

         — Ох, пресвятая Селестия, золотым накопытником вас всех по лбу, кто-нибудь объяснит мне внятно что происходит?! — зло сплюнул травинку Шериф, зыркая на толпу исподлобья.

         — Время… остановилось! — указал на ратушу некий статный жеребец с соломенной гривой.

         И верно, стрелки огромных часов ратуши застыли неподвижно без пятнадцати десять, хотя время обеда давно уже прошло. И всё в городе пошло кувырком. Вот что бывает, когда все привыкают полагаться на один большой и удобный, видимый практически со всех уголков города указатель времени. Даже удивительно, что такое не случилось раньше.

         — И что мы будем делать? — сам себя спросил Шериф, почёсывая залысину под шляпой. — Придётся вызывать техника какого иль механика ажно из Кантерлота.

         — Ну и ну, — раздался негромкий голос из толпы. Пони расступились, открывая вид на с виду обычную кобылку в симпатичном платьишке и надвинутой на глаза шляпке с полями, которые так любят редкие гости Эпплузы. Скинув головной убор и в два присеста вынырнув из платья, земнопони осталась лишь в синем джинсовом комбинезоне с вышивкой в форме маслёнки на боку. Открыв свою небольшую дамскую седельную сумочку, она как по волшебству достала оттуда внушительных размеров пояс со всевозможными инструментами и закрепила его на себе. Последней на свет появилась фуражка с цеховым знаком механиков, тут же нашедшая своё место на голове, обрамлённой  тёмно-рыжей гривой. Утерев нос, тут же оставив на зелёной шёрстке темное грязное пятнышко, кобылка встала в пафосную стойку и произнесла: — Похоже вам не хватает капли масла!

         Замолкнув на секунду, толпа взорвалась топотом копыт, ликуя и чествуя нежданную спасительницу. Вокруг неё образовалось плотное кольцо зевак, так что Шерифу потребовалось применить силу чтобы добраться до кобылки.

         — Добрейшего денёчка, Мисс… — жеребец сделал паузу, давая возможность представиться.

         — Дроп, Оил Дроп, — не заставила себя ждать пони-механик, отбрасывая с глаз непослушный локон гривы. Что не помешало ему тут же вернуться на место. — Я тут в отпуске, проездом. Проветриться, прогуляться, принарядиться...

         — Вестимо, — кивнул Шериф, задумчиво наблюдая как нарядное платьишко и шляпка растворяются в толпе. — Ну чтож, Мисс Оил, мы очень рады, что вы здесь. Если вас не затруднит, следуйте за мной.

         Путь до ратуши не занял много времени. Тут идти-то всего пару шагов. Тут везде и всюду пара шагов, такова уж особенность маленьких городков, в том числе и Эпплузы. Пони почтительно расступались, уступая дорогу, заставляя простую кобылку-механика чувствовать себя настоящей звездой. Она старательно держала серьезное и профессиональное выражение на мордочке, но в душе ликовала: “Вот он мой звёздный час!”

         — Ну, значит так, — Шериф остановился перед массивными дверями. — Часы находятся на чердаке ратуши, дверь туда не заперта. Сами мы туда не ходим, так что буффало его знает что там творится.

         — Вы что, не пойдёте со мной? — озадаченно склонила голову Ойли.

         — Никак нет, не могу, ни за что, — тут же отпрянул жеребец с удивительной для него прытью. Опомнившись, он смутился, кашлянул и пояснил: — Ну, понимаете ли, мы сами туда не ходим, потому что там… Очень хлипкая лестница, да! Мне с моим весом там просто опасно. Но вы, стройная и невесомая, прекрасная юная кобылка — совсем другое дело!

         Ойли чувствовала, что дело пахнет керосином и в этот раз это даже не от неё. Но десятки пар восторженных глаз смотрели на неё, все пони тут рассчитывали на её помощь и она просто не могла сейчас развернуться и уйти, бросив их на произвол судьбы. Не после такого великолепного появления.

         — Жёванная ветошь, — презрительно скривившись, едва слышно прошипела она Шерифу и, тяжело вздохнув, вошла в ратушу. Дверь за ней со скрипом закрылась, отрезая путь к бегству.

         Ойли осталась одна. Помещение приветствовало её гнетущей атмосферой, словно это не место для всеобщего городского собрания, а склеп. О назначении помещения говорили только поваленные лавки да стоящий на возвышении пюпитр. И то он наверняка просто был прибит к полу, потому и не упал. Летающая в воздухе пыль, отчетливо заметная в солнечных лучах, пробивающихся сквозь не плотно сколоченные доски, взывала к генеральной уборке. 

         Кобылка представила себя, вооружённую метлой, отбивающейся от пыльных призраков и усмехнулась. Не так уж тут и плохо. В кои-то веки можно поработать спокойно, без какой-нибудь любопытствующей моськи, наблюдающей со спины, что не в силах удержаться от пары-тройки “полезных” советов. Это зудящее ощущение в затылке, когда кто-то на тебя смотрит сводило Ойли с ума. Вот прямо как сейчас.

         Пони-механик вздрогнула. Нет, ей определенно не показалось: кто-то следил за ней. Это ощущалось так же отчетливо, как вес её ремня с инструментами. Она буквально чувствовала каждую отверточку, каждый гаечный ключик, каждую маслёнку вплоть до уровня наполненности маслом и его качества. И точно так же она чувствовала на себе чей-то взгляд. Это ощущение стало уже обыденным и привычным, прямо как её инструменты, так что Ойли могла с уверенностью сказать, откуда за ней наблюдают. Незаметно зыркнув вверх из-под полей фуражки, она увидела фигуру в тени на потолочных балках. Впрочем она тут же исчезла, лишь доски едва слышно скрипнули.

         Насторожившись, Ойли медленно пошла вперед. Деревянные ступени лестницы противно и протяжно скрипели под копытами кобылки. На миг ей даже показалось, что слова Шерифа были не просто отговоркой. Наблюдатель не отставал, оставаясь в тени, постоянно неподалёку, на расстоянии одного прыжка, источая вполне ощутимую угрозу. Шаг за шагом, выше и выше, всё ближе к цели. Своеобразная игра в гляделки, у кого быстрее сдадут нервы. Это был самый напряжённый подъем наверх в жизни механика.

         Близился конец лестницы и с ним чердак. Стоит кобылке пересечь незримый порог, как битва будет окончена. Что-то случится и не факт что ей это понравится. Надо срочно что-то предпринять, но вот что? Думай, голова, думай! Ойли торопливо перебирала варианты, один другого абсурднее, пока не стало уже слишком поздно. Сама того не заметив, она уже оказалась на чердаке и ощущала надвигающееся на неё нечто. Не придумав ничего лучше, она резко развернулась на месте и гаркнула в сторону наблюдателя:

         — Спиральный рекуператор тебе в конфузор заднего клапана! — пророкотал голос кобылки. Эхо вознесло её слова к высоком сводчатому потолку-куполу, откуда что-то с неслось вниз с всё нарастающим визгом. Ойли успела лишь заметить пониподобную фигуру с крыльями, прежде чем её сбило с ног навзничь и повалило на пол. Кряхтя и постанывая, кобылка попыталась приподняться, но кто-то придавил её своим весом. Открыв глаза, первое что она увидела это острые клыки в зубастой пасти прямо перед её носом. Их дополняла пара чуть светящихся в полумраке глаз хищника с вертикальными зрачками. Ну и всё остальное тело пони прилагалось.

         — Прив… — начала было пони, но её прервал истошный визг Ойли, который та сопроводила сильным толчком всеми копытами. Пони с воплями разлетелись в разные стороны, кто от ужаса, кто от боли. 

         — Э-э-эй!!! — обиженно возопила обладательница зубов, взмахом крыльев поднимая себя ноги. — Ты чего дерешься?!

         — А ты чего нападешь на меня?! — не осталась в долгу пони-механик. В копытах у неё уже были её излюбленные маслёнки и она была готова пустить их в ход. Она как никто знала что их можно использовать не только по назначению, но и для самообороны. — Не подходи ко мне, монстр! А то как прысну!

         — Сама ты монстр! — обиженно шмыгнула на неё незнакомая кобылка, усаживаясь на пол у противоположной стены чердака и обнимая валяющуюся рядом подушку. — Я просто от удивления упала с балки на тебя вот и всё. Никогда не слышала, чтобы кто-то так ругался. А что такое конь-фузор заднего клапана?

         — Узнаешь, когда я тебе туда масло впрысну, бестия! — грубо огрызнулась Ойли, но масленку всё же опустила. Не было похоже, что её собираются есть прямо тут и сейчас. — Ты что вообще такое?

         — Я не что, а кто! — угрюмо хмыкнула незнакомка, задирая нос. Разглядывая её повнимательнее, кроме алебастровой шёрстки и ярко-соломенной гривы она выделялась внушительных размеров кожистыми, как у летучей мыши крыльями. Зубы её уже не казались такими уж большими, даже пары остреньких клычков было почти не видно. Понятно, кого так опасаются местные. Как давно она тут живёт? И что ест? Не местных же?

         — Да ты же… — Ойли внезапно вспомнила, что видела нечто похожее, когда чинила кое-что засекреченное в кантерлотских бараках. — Я уже встречала таких как ты! Но откуда ты такая тут?

         — О, ты про нас знаешь? Видела систему пещер в горной гряде к западу отсюда? — оживилась крылатая пони, откладывая в сторону свою подушку. Её ушки встали торчком, демонстрируя маленькие пушистые кисточки на кончиках. — Так вот я точно не оттуда. Теперь, по крайней мере. Выгнали за то, что слишком… ну… яркая. Так что я взяла свои пожитки, подушечку, одеялко и освоилась пока тут на чердаке. Местные заходили ко мне в гости пару раз, но почему-то с воплями и криками убегали, а ведь я так старательно улыбалась! Хс-с-с! Скучно тут одной, но наружу я ни ногой, один раз сунулась, так они в меня пирогом кинули! Обидно немного, зато вкусно. И охотиться не надо!

         — Яркая, значит, ага. Охотница! Звать-то тебя как, бестия? — уже беззлобно спросила механик, пряча масленку обратно. 

         Лошадка открыла рот и издала серию высокочастотных писков, перемежающихся щелчками и хрипами. Заметив недоумение на мордочке Ойли она смущённо потупилась.

         — Но ты можешь звать меня Пойзи, — призналась она.

         — Оил Дроп, почти приятно. Да уж, родители над тобой неслабо пошутили, — представившись, земнопони сочувственно покивала головой. Ощутив, что чего-то не хватает, она принялась осматриваться в поисках своей фуражки.

         — Держи! — Пойзи крылом подняла валяющийся возле неё головной убор и протянула новой знакомой. — И всё же что такое конь-фузор? И я не видела у себя никакого заднего клапана.

         — Ну, я немного погорячилась, — теперь пришёл черед Ойли смущаться. — Сама виновата, нечего тайком следить за честными пони.

         — Я просто наблюдала, вдруг ты пришла починить часы, — виновато склонила голову крылатая кобылка. — Я и не думала тебя пугать!

         — Точно, часы! — вспомнила пони-механик, обращая, наконец, внимание на огромный шестеренчатый механизм, занимающий большую часть чердака. Массивные зубчатые шестерни переплелись сложной конструкцией, источающей терпкий металлический запах железа и смазки, столь привычный и приятный кобылке. — А слона-то мы и не заметили.

         — Это же часы, глупышка! — улыбнулась Пойзи. — Слон он совсем не такой.

         — Я… А-р-р! Я вижу, что это часы, “глупышка”,— Ойли махнула на клыкастую бестию копытом и принялась осматривать механизм. Несмотря на пыль и отсутствие ухода он был в неплохом состоянии. Сзади раздавалось воодушевлённое сопение. Видимо и в этот раз ей не избежать работы под пристальным взглядом. — Осталось понять почему они не работают. С виду всё целое.

         — Знаешь, я, конечно, не мастер чинить всякое, — протянула у неё за спиной кобылка, едва слышно шурша кожистыми крыльями. — Но мне кажется, что проблема в этом.

         Она указала куда-то вглубь шестерней. Присмотревшись, Ойли заметила большой отрез ткани, намотавшийся на шестерёнку и её ось. На торчащем наружу пятачке можно было рассмотреть незатейливый цветочный узор. 

         — Возможно, это когда-то было моим одеялком, пока прошлой ночью коварная шестерёнка его у меня не отобрала, — нехотя призналась Пойзи, недовольно щурясь на вредный агрегат. — Ничего удивительного, что часы поломались. Будет знать как со мной ссориться!

         — О да, ты просто гроза всех механизмов, — усмехнулась Ойли, прикидывая, с какой стороны начать срезать. — Раз уж ты здесь, не могла бы немного провернуть эту шестерню обратно, чтобы я могла…

         — Без проблем! — не успела механик договорить, как Пойзи уже вовсю толкала указанный зубчатый диск, да так успешно, что ткань сама начала разматываться. Через считанные секунды шестерня была освобождена из плена одеялка. Или, если верить крылатому несчастью, одеялко было вызволено из зубцов коварного механизма. Всё измазанное в жирной смазке, но зато целое и невредимое.

         — Ура? — Неуверенно уточнила Пойзи, с вопросом посмотрев на Ойли. Та как раз добавляла смазку на недостающие элементы, восполняя то, что взяло на себя одеялко. Через пару мгновений механизм ожил и шестерни возобновили свой ход.

         — Вот теперь ура, — довольно скрестила копыта на груди пони-механик. — Осталось только выставить время и можно сдавать работу.

         Двигать стрелки вдвоём оказалось куда как проще, а с учётом пары крыльев, так вообще словно жеребячья игра. Судя по одобрительным возгласам пони на площади, их успех не остался незамеченным. Пора было выбираться из этого пылесборника, что по какой-то причине принимают за ратушу, даже вон часы поставили. 

         — Ну, бывай, — махнула Ойли на прощание и отправилась вниз. С каждым шагом в ней росло странное и противоречивое чувство. С каждой ступенькой ей хотелось вернуться и сделать что-то для этой странной случайной знакомой. Но пони механик упрямо помотала головой, прогоняя навязчивые мысли. К её ногам свалилась фуражка, та, которую ей подала Пойзи. Обернувшись, Ойли увидела в полумраке чердака силуэт кобылки с чуть сияющими жёлтыми глазами, чуть зубастую улыбку и совсем не чуть изгвазданное одеялко у её копыт.

         — А-р-р! Ну что с тобой делать? — закатила глаза земнопони, уже внутренне сожалея, что взялась за эту работу, что решилась взойти на чердак, что не бросилась сразу наутёк. — Я ещё пожалею об этом, ох как пожалею. Пойзи?

         — Да? — невинно взмахнула ресницами кобылка.

         — Если хочешь, можем вместе прогуляться по Эпплузе. Уверена, местные будут рады познакомиться с той, кто помог починить их часы, — предложила Ойли, внутренне молясь сёстрам-аликорнам, чтобы её не закидали пирогами за компанию. — Кроме того, раз уж ты всё равно поселилась на чердаке рядом с часами, я могу дать тебе пару уроков как заботиться об их механизме. Учитывая, что в городе нет своего механика, ты будешь самым настоящим спасением для них!

         — Правда? — глаза Пойзи от радости разгорелись пуще прежнего. От избытка чувств она принялась пританцовывать на месте, грациозно подёргивая крыльями и забавно аккомпанируя себе мелодичными попискиваниями и пощёлкиваниями. — Уря-уря-уря!

         — Тише, тише! — замахала на неё Ойли. — Успокойся! Пока местные к тебе не привыкнут постарайся вести себя… обычнее. Никаких “хс-с-с!” и попискиваний! Справишься?

         — ...постараюсь, — всерьез подумав пару секунд, неуверенно кивнула Пойзи. Она выжидательно уставилась на новообретенную подругу.

         — Эх, ну что мне с тобой делать? — повторилась пони-механик, постепенно привыкая к мысли, что это перепончатокрылое недоразумение теперь от неё не отстанет. Сделав глубокий вдох и собравшись с мыслями, она протянула своей протеже копыто. — Идём, бестия.

         

Спасибо Klemm'у и DraftHoof'у за работу над текстом. 
Развернуть

my little pony фэндомы mlp stream mlp фанфик 

Двадцать первая серия девятого сезона

Конец неумолимо приближается! Мы все обречены! Обречены, я вам говорю! Спасения нет! Никто не избежит конца, неизбежного конца, конца сериала! Ну ничего, этот кончится, новый начнется. ДА и полнометры-спешал ещё обещали, так что посмотримка-посмотримка. Ну а пока серии ещё выходят, вперёд на стрим!

Время трансляции: с 18:30 по МСК.

Список онлайн-трансляций:

Brony Network
BronyTV
Spazz 
OtakuAscended
BronyState

 л ч IK ■TV * •- $ к i i« й ¿да & а .. - ■ F> kef >v SS tv у * wm . J: ' n № Wh,my little pony,Мой маленький пони,фэндомы,mlp stream,mlp фанфик

                  17: Ночной визит

         Прохладный ночной воздух нежно холодил шёрстку принцессы Луны, расположившейся на балконе своей опочивальни кантерлотского замка. Бледное ночное светило под действием магии неспешно карабкалось на небосвод, чтобы занять своё место среди звёзд. Вычеркнув это из своего воображаемого списка дел, аликорн глубоко и печально вздохнула, обуреваемая смешанными чувствами. Прошло совсем немного времени с тех пор как Найтмер Мун освободилась из своего заточения на луне и была побеждена Твайлайт и её друзьями. После примирения с сестрой, Луна была рада вернуться к своим былым обязанностям. И если раньше Селестия справлялась с контролем над обоими небесными телами, то стоять на страже мира снов может только обладательница лунной метки.

         — Ты делала это много раз, Луна, — увещевала себя аликорн, собираясь с мыслями. Звуки ночи немного успокаивали её: едва слышное завывание ветра, шелест листвы и потрескивание ветвей, уханье совы, крики летучих мышей и прочих ночных обитателей. На миг Луне показалось, что за ней даже кто-то наблюдает из темноты. Но она помотала головой, отгоняя навязчивые мысли и вновь попыталась сконцентрироваться. — Глубокий вдох и словно прыжок в воду…

         Разумеется, не было никакой воды и никакого прыжка. Вместо этого принцесса погрузила всё пространство вокруг себя в особую бессознательную тьму, по ту сторону которой находятся сновидения. За миг до того, как её личный пузырь мглы захлопнулся, Луна скорее почувствовала колебания воздуха, чем услышала хлопанье крыльев и, прежде чем она успела осознать что произошло, заклинание возымело эффект, перенося её в мир грёз. Вместе с нежданным попутчиком. 

         Им оказался нахохлившийся молодой филин, что сидел и деловито оглядывался по сторонам, вращая свою голову во все мыслимые и немыслимые стороны. А посмотреть было на что: вокруг сияли бесконечным количеством красок сны-звёздочки, каждая — врата в чью-нибудь грёзу. Увидев нечто его заинтересовавшее, хищная птица грузно поднялся в воздух и полетел куда-то вперёд, прежде чем ошалевшая от происходящего Луна смогла что-то предпринять.

         — Но... как? — спросила она сама себя. Её поразило даже не то, что кто-то проехал в мир грёз зайцем, то есть совой, а больше та скорость, с которой эта пернатая наглость освоилась на новом месте. Тут даже сама принцесса далеко не сразу смогла ходить, не то что летать. Слишком уж это место отличалось от привычного: непостоянное и зыбкое, сотканное из обрывков сновидений и ночных кошмаров, для перемещений между которыми используется не тело, а мысль. Но, видимо, этого филина никто об этом не предупредил. 

         — Надо его срочно поймать, пока он не натворил бед, — Луна решительно топнула ногой, отбрасывая прочь всякие “почему” и “как”. Безопасность сновидений подданных стояла на первом месте. Ну и за эту хищную птичку немного боязно. Кто знает в какой кошмар её занесёт. Сорвавшись с места, принцесса помчалась следом.

         Последовать за филином не составило труда. В этом мире он оставлял за собой след, словно бы смятый крыльями воздух, словно складки на скатерти. Путь вёл к одному из сновидений, судя по всему именно там и скрылся беглец. Нырнув следом, Луна обнаружила себя посреди заурядной, несколько мрачной спальни: комод, кровать и торшер. Какая-то несчастная кобылка дрожала от ужаса, спрятавшись под одеялом, в то время как пол… Пол колыхался, словно на волнах, усеянный несчётным количеством копошащихся крыс, так и норовивших забраться на кровать и под одеяло. 

         Старый знакомый, обнаруженный сидящим на спинке кровати, был пойман с поличным посреди трапезы, с торчащей из клюва половиной крысы. Увидев Луну, он не размыкая зрительного контакта неспешно втянул в себя длинный лысый крысиный хвост, казалось, наслаждаясь гримасой отвращения на лике принцессы. Её шок можно было понять: до сих пор ей и в голову не могло прийти что-то съесть в мире снов. Это было настолько неправильно, настолько противоестественно, насколько было здесь нахождение постороннего филина. Кроме того он стал как-то странно, словно бы магическим образом светиться. Возможно здешняя еда так на него повлияла. Наконец этот пернатый наглец соизволил открыть свой клюв и самодовольно ухнуть.

         Это стало последней каплей для прячущейся под одеялом кобылки. Её, судя по всему и крысы не очень радовали, а нечто большое и ухающее, забравшееся к ней в постель было уже чересчур. Разразившись громким воплем ужаса и отчаяния, она буквально разнесла комнату вокруг кровати на мелкие осколки сновидения, отправляясь в бесконечное падение во мрак неизвестности. Луна слишком хорошо знала чем такие кошмары заканчиваются, а потому не медля накинулась на отвлёкшегося на шум филина и, крепко зажав его в объятиях, силой воли вытолкнула их вдвоём прочь из мира грёз.

         В следующий миг принцесса почувствовала щекой холодный мрамор пола кантерлотского замка. Тьма вокруг расступилась, разгоняемая лунным светом. Крупный комок перьев, крайне недовольный столь грубым и бесцеремонным обращением, старательно вырывался из копыт, размахивая крыльями и мощными лапами с бритвенно острыми когтями. Чудо, что он ещё не попортил принцессе шёрстку. Опасаясь за свою сохранность, она невольно оттолкнула беснующуюся птицу.

         — Ух-х-х! — гневно воскликнул филин и бросился в атаку. Но не на принцессу, её-то он как раз старательно обходил стороной, признавая в ней серьезного противника, значительно превосходящего его размером. Вместо этого пернатая вредина, сверкая сияющими в полумраке жёлтыми глазами, принялась вымещать свою злость и недовольство на всём вокруг: его когти рвали гобелены и шторы, его прочный клюв разбивал витражи и окна. В какой-то момент он даже умудрился опрокинуть тяжеленный трон, вцепившись в его верхушку и усердно работая не по совиному мощными крыльями. Всё это сопровождалось недовольным уханьем и криками.

         Стража, как это заведено, вповалку отсыпалась на посту, так что поимку злосчастного вредителя Луне пришлось взять на себя. Погоня за филином по ночным коридорам сомнительное удовольствие, но принцесса неожиданно для себя ощутила некоторый охотничий азарт, представляя, как же здорово чучело этого чудовища будет смотреться на комоде её спальни. Впрочем, она тут же отмела эту мысль, напомнив себе, что ей положено быть примером доброты и всепрощения, так что никакого совоубийства она позволить себе не может. Ну разве что чуть-чуть.

         Тем временем маршрут погони и разрушения завёл их в крыло, где располагались покои Селестии. Медлить больше было нельзя. Тщательно рассчитав расстояние до филина, Луна с силой метнула один из расставленных повсюду горшков с цветами лаванды. К счастью ли или к сожалению, бросок её был неудачен: в птицу она так и не попала. Хитрая бестия в последний момент сделала пируэт и избежала столкновения со снарядом. А вот с колонной рядом филин разминуться не смог, со всего размаху влепившись в неё на полном ходу. Пока оглушённая птица медленно сползнала вниз, Луна схватила ближайшую штору и, сорвав её с окна, тщательно спеленала свою жертву. Получилось нечто весьма умилительное, пушистое и большеглазое. 

         Очень довольная собой, принцесса растерянно вертела в копытах свой трофей, не зная что с ним делать дальше. Филин начал приходить в себя и недовольно дёргаться, тщетно пытаясь освободиться из плена. Клюв его распахнулся, собираясь вновь разразиться гневными воплями.

         — Т-с-с! — зашипела на него Луна, прижимая копыто к губам. — Слушай, я понимаю, что ты недоволен, но я не хотела тебе навредить. Я лишь беспокоилась, как бы с тобой ничего не случилось. Я не имела совершенно никакого намерения нападать на тебя! По крайней мере пока ты не начал крушить всё вокруг. Если ты успокоишься и пообещаешь так больше не делать, то я тебя отпущу, договорились?

         Филин притих, словно раздумывая над этим предложением. Хитро прищурив светящиеся глаза он вроде бы согласно ухнул. 

         — Э не, я на это не куплюсь, — принцесса скептически смотрела на него раздумывая, что же делать дальше. Буквально через минуту устав от этого, она решила свалить ответственность за это на сестру, благо её спальня была совсем рядом. Приоткрыв дверь, Луна просунула внутрь моську и спелёнутого филина. — Сестра?

         — М-р-р-р-х, — пробормотал ей в ответ ворох одеял.

         — Я тут поймала филина. Он ест сны, светится и плохо себя ведёт! — наябедничала Луна. Птица же, напротив, выглядела полной самодовольства и гордости.

         — М-ы-ы-ргх, — вяло вздрогнуло нечто в недрах кровати. — Т-с-сх… лайт…

         — М-м-м-м, — протянула Луна, мучительно расшифровывая услышанное. — А что, это хорошая идея.

         Прикрыв двери опочивальни, принцесса принялась инструктировать Филина.

         — Слушай меня внимательно, чудо в перьях, — начала она, пристально смотря в глаза жертве. Призвав на помощь всё своё устрашение, вспоминая образы Найтмэр Мун, она продолжила. — Сейчас ты отправишься в Понивиль к Твайлайт Спаркл. Уж она-то точно разберётся что ты за чудо такое. Если ты позволишь себе свернуть с пути и не прибыть на место сегодня же ночью, клянусь лунными кратерами, после того как я закончу с тобой, твои перья будут находить в самых отдалённых уголках мира ещё несколько тысячелетий спустя, на столько мелких кусочков я тебя изорву!

         И в подтверждение своих слов Луна выдернула одно из пёрышек филина. Тот вздрогнул, больше от неожиданности чем от боли и сразу как-то сник, поубавив ретивости и жажды отмщения. Принцесса же, убедившись в результативности своего убеждения, выпутала птицу из шторы и отпустила. Та, нахохлившись, пару раз расправила крылья, укладывая пёрышки как надо, покрутила головой из стороны в сторону, грозно сверкнула глазами, но затем согласно моргнула, не столько ведясь на угрозы, сколько делая одолжение. Словно бы  говоря: “Ладно, слетаю я к этой вашей Твайлайт Спаркл, посмотрим что там у неё.”

         Огласив коридоры замка громогласным “Ух!”, от которого Селестия едва не свалилась с кровати, филин улетел в направлении Понивиля, к маленькому окошку в кроне дерева-библиотеки,  где его ждала ещё одна судьбоносная встреча.

         

Спасибо Klemm'у, DraftHoof'у и Vedont'у за работу над текстом. 
Развернуть

mlp stream mlp фанфик my little pony фэндомы 

Двадцатая серия девятого сезона

Скоро уже конец сезона и вместе с ним закончится сериал. А ещё не к чему будет по субботам писать глупости. Я затевал все эти посты как небольшую тренировку для повышения навыка, неделя за неделей месяц за месяцем. Но как ученик, не получающий проверку диктанта для проведения работы над ошибками, так и я не могу ничего делать со всем этим многообразием буковок. Я не знаю хорошо получается, плохо, что стоит улучшить, что оставить, на какие моменты обратить внимание и какие наоборот вышли замечательно. Без этого мало шансов стать лучше. Просто практики надалбливания по клавиатуре недостаточно. sigh В этот раз я немного дальше зашел в своём влиянии на поступки персонажей, посмотрим что скажут про это. Ссылок вам:

Время трансляции: с 18:30 по МСК.

Список онлайн-трансляций:

Brony Network
BronyTV
Spazz 
OtakuAscended
BronyState
mlp stream,mlp фанфик,my little pony,Мой маленький пони,фэндомы

                  16: О принцессах, коробках и принцессах в коробках

         — Твайлайт, ты готова отправляться? — Эпплджек вопросительно чуть наклонила голову. Остальные подруги, собравшиеся в коридоре кристального замка, обеспокоенно уставились на фиолетовую кобылку. — Поезд отходит уже через два часа. 

         — Да, всё в порядке! — коротко кивнула аликорн, нервно пряднув ушком. — Всё в полном порядке.

         — Вау, ты так замечательно держишься! — встряла Пинки Пай, выскакивая из-за её спины. — С этим твоим ужасно важным экзаменом по королевскому этикету, я была уверена, что ты опять начнёшь нервничать и переживать. Добавь к этому гнетущую ответственность за школу дружбы, нависшее над тобой ответственное место на троне Эквестрии и последующей ответственностью за жизни и судьбы каждого жителя Эквестрии, а так же не менее огромной ответственностью за движение небесных светил! Я уже упоминала ответственность? Кстати, ты ответственно со всем этим справляешься!

         — Хе-хе, спасибо, Пинки, — нервно хихикнула принцесса, веко её начало немного подрагивать. — Ты всегда знаешь как поддержать!

         — Ага, конечно, — закатила глаза Рэйнбоу Дэш. — Как бы то ни было, нам тоже нужно поспешить за своими вещами. И если мне достаточно лёгкой сумки, то некоторые дивы и их ручные драконы ещё со вчера пакуют целый вагон. Так что мы пока пойдем. Встретимся тут же через час. Постарайся обойтись без твайстерик пока нас не будет.

         — Да я бы и не подумала! — наиграно возмутилась аликорн, натянуто улыбаясь.

         — Я могу остаться тут и побыть с тобой, — предложила Флаттершай, — если ты не против, конечно. А мои багаж передадут зверята.

         — Присмотри за ней, сахарок, — кивнула ей Эпплджек. — Нас не будет всего час.

         — Да что может случиться? — мило улыбнулась пегаска, помахав копытом на прощание.


         ***

         — Нас не было всего час! — зло топнула ногой Эпплджек. — Где Твайлайт? Что случилось?!

         — Ну… я… — растерянно замялась Флаттершай, инстинктивно прячась за свою гриву. — Я… Она… просто… сказала что забыла что-то и отошла на минуточку. 

         — Дай угадаю: она отбежала всего на минуточку и так и не вернулась, верно? — встряла Рэйнбоу Дэш.

         — Но она сказала что забыла очень важную книгу по сортам птичьего корма, — оправдываясь, попятилась Флаттершай.

         — Тебя обвели вокруг копыта как жеребёнка! — радужногривая пегаска от досады закрыла лицо копытом. — Как бы то ни было, нам...

         — Нам стоит разделиться и обыскать замок и окрестности, — предложила Эпплджек.

         — У-у-у, это будет как игра в прятки! — Пинки Пай довольно подпрыгивала на месте. Мимо её головы пролетела пара пташек, едва не совершив пинкикрушение в воздухе. К счастью, обошлось. Пернатые уселись на услужливо подставленное копыто жёлтой пегаски и наперебой защебетали.

         — Изольд и Изольда говорят, что паук Клеменс видел Твайлайт, — перевела Флаттершай.

         — Замечательно! — довольно хмыкнула Эпплджек, сдвигая шляпу назад. — Хотя меня всё ещё немного пугают все эти разговоры со зверьём.

         — О, не беспокойся, Вайнона умеет хранить секреты. И я тоже, — мило улыбнулась пегаска. — Идём, Клеменс живёт напротив входа в подвал.

         — Подвал… — растерянно протянула Рэйнбоу Дэш. — О, нет! Только не снова!

         Подвальные помещения кристального замка встретили их полумраком и смесью запахов старых книг, пыли, дерева и чего-то ещё неописуемого, свойственного только библиотекам. Говорят опытные читатели лишь по одному запаху в библиотеке могут понять насколько качественно тут ведётся учёт, заботятся о книгах и как давно мылся библиотекарь. Конкретно это помещение пахло крайне неприятно и тревожно.

         — Твайлайт? — негромко позвала Эпплджек.

         — Тва-а-а-айла-а-айт! — нараспев протянула вылезшая вперед неё Пинки Пай. — Твай-Твай-Твай-Твай!

         — Пинки, я не думаю, что … — радужногривая пегаска укоризненно принялась отчитывать подругу, когда что-то прошмыгнуло где-то в пыльных глубинах подвала. — ...это сработает?

         — Туда! — скомандовала Эпплджек и подруги дружно последовали за ней в пыльные глубины. Вокруг высились стопки книг, различные полки и коробки, кучи хлама и прочего “а вдруг пригодится” мусора. Пинки Пай внезапно остановилась напротив одной перевернутой коробки.

         — Моё чуткое пинки-чувство чутко чует что-то. Подозрительно! — сказала она, указывая на находку. — Вы только посмотрите как у меня ушко дёргается!

         — Твайлайт! — резко гаркнула Рэйнбоу Дэш рядом с подозрительной коробкой. Та от неожиданности подпрыгнула и бросилась наутёк на четырёх лавандовых копытах. К счастью или к сожалению, вслепую далеко убежать ей не удалось. С глухим вскриком коробке врезалась в стену и замерла. Из под картона остался торчать кончик очень знакомого хвоста.

         — Твай, ты ведешь себя как жеребёнок, — укоризненно начала воспитательную речь Эпплджек. — Поезд до Кантерлота скоро уезжает. В конце концов ты не на коронацию едешь, а на чисто формальный экзамен. Ну и пусть пути назад уже не будет, ты и так к этому шла, ты готовилась и всё было в порядке! Прекрати маяться дурью и вылезай!

         — Нет! — буркнула коробка голосом Твайлайт. — В этой Коробке нет никаких обязательств и забот, только умиротворяющий мрак и спокойствие её картонных стенок. Тут меня ничто не побеспокоит!

         — Это просто смешно! — Эпплджек закрыло лицо копытами.

         — Не так уж и смешно, — поправила её Пинки Пай. — А я смешное за версту чую!

         — Нет времени на эти глупости, — бросила Рэйнбоу Дэш и метнулась к коробке, с явным намерением её просто отнять. В шаге от цели она с размаха впечаталась в едва заметное магическое поле, от удара пошедшее розоватой рябью.

         — Я сказала нет! — вновь крикнула коробка, в довесок к своим словам откинув всех вокруг  прочь магическим импульсом. Посыпались стопки книг, кучи разворошились, поднялись облака пыли.

         — Так, всё, с меня хватит, — отплёвываясь и смахивая с себя грязь, гневно прорычала радужногривая пегаска. — Сейчас ты у меня получишь!

         Но вместо того чтобы броситься на коробку она на полной скорости бросилась вон из подвала. Оставшиеся кобылки недоумённо переглянулись. Повисло неловкое молчание, даже коробка зашевелилась, не понимая, что происходит. Стоило Эпплджек открыть рот, чтобы предложить ещё один вариант действий, как с магической вспышкой в подвале появились Старлайт и Рэйнбоу Дэш. Единорожка удерживала перед собой кружку кофе и открытую газету. На мордочке её было угрюмое выражение отражающее как некоторую степень раздражения, так и глубокое презрение ко всей ситуации в целом.

         —… и она там… то есть уже тут. Видишь? — закончила свои объяснения пегаска.

         Старлайт медленно сделала глубокий вдох, затем так же медленно выдохнула через нос. Сделав глоток из кружки, она не спеша двинулась к коробке.Добравшись до магического барьера, единорожка легонько ткнула его копытом, сопроводив это короткой вспышкой магии на её роге и едва заметная прозрачная сфера с беззвучным треском разлетелась на осколки. Коробка, казалось, предчувствуя беду, невольно сжалась и задрожала.

         Старлайт не стала церемониться и просто подняла коробку магией. Под ней, на удивление, никого не оказалось. Тогда единорожка подняла голову и увидела Твайлайт, всеми копытами упёршуюся в стенки коробки, ни за что не собирающуюся покидать свой оплот безответственности. Старлайт пришлось несколько раз хорошенько тряхнуть коробку, после чего аликорн с грацией гуся после двух порций пунша вывалилась из неё с коротким вскриком. Её картонное убежище после этого мгновенно испепелилось, не оставив после себя даже горстки золы. 

         — Я… — Твайлайт только успела подняться на ноги, но её слова тут же были прерваны размашистым шлепком свёрнутой газеткой по мордочке. — Ай!

         — Ты будешь хорошо себя вести, — менторским тоном негромко произнесла Старлайт, подкрепляя свои слова ещё одним шлепком. — Ты будешь прилежной принцессой.

         — Буду! — крикнула Твалайт сквозь летящие на неё удары.

         — А если не будешь, то я найду тебя, я приду к тебе и я заставлю тебя быть лучшей, — закончила единорожка, ткнув свёрнутой  в трубочку газеткой аликорна в нос.

         — Эм-м, а ты точно уверена, что это сработает? — недоверчиво переглянулась с подругами Эпплджек. — Тебе не кажется такой метод немного… экстремальным? Это никак не отразится на её поведении и всё такое?

         — Нет, — невозмутимо пояснила Старлайт, — это старая, давно забытая методика внушения, работает безотказно, сами полюбуйтесь.

         — Девчата? — Твайлайт недоумённо оглядывалась по сторонам. — Что? Где я? Почему мы не на поезде? Божечки, да мы же опаздываем!

         С этими словами аликорн и её подруги исчезли во вспышке света, оставив Старлайт одну в подвале.

         — Мда, и никакой благодарности, как всегда — буркнула она себе под нос, делая ещё один глоток кофе, прежде чем тоже телепортироваться прочь.

         

Спасибо Klemm'у и DraftHoof'у за работу над текстом. 
Развернуть

my little pony фэндомы mlp stream mlp фанфик 

Девятнадцатая серия девятого сезона

Время трансляции: с 18:30 по МСК.

Список онлайн-трансляций:

Brony Network
BronyTV
Spazz 
OtakuAscended
BronyState
my little pony,Мой маленький пони,фэндомы,mlp stream,mlp фанфик

            





                        15: Название

         Так ли велика и могущественна Великая и Могущественная Трикси? Этот вопрос не покидал её уже какое-то время? Раз за разом, она невольно возвращалась к нему, наблюдая из-за кулис как расходится её публика. Сидя в своём вагончике, вяло пережевывая недоеденный со вчера, уже малость зачерствевший сэндвич с ромашкой, единорожка грустно разглядывала свой нехитрый скарб. Для стороннего пони эти заурядные предметы могли показаться по-настоящему волшебными, но уж кому как не мастеру-иллюзионисту знать, что это не больше чем дым и зеркала.

         Трикси помнила как её впервые посетила эта мысль. Вид пустых рядов в зале отвлёк её от выступления, из-за чего целый трюк с букетом из шляпы пошел коню под хвост. И хоть зрители восприняли это как часть представления, эдакий шутливый трюк настоящего фокусника, единорожка не раз корила себя именно за тот раз. Этот и многие другие провальные случаи тревожили её ночами, не давая нормально спать, заставляя даже во сне репетировать их, переживая тот позор снова и снова. В каком-то смысле это даже пошло ей на пользу.

         Трикси без аппетита проглотила последний кусок сэндвича, едва не ставший поперёк горла. Запив его парой глотков воды, она не спеша дотопала до своего гамака и тяжело рухнула в него. Вагончик отозвался недовольным скрипом, забренчали стеклянные дымные сферы в своём ящике, где-то в глубинах сработал один из букетов-волшебных палочек. Но единорожку это совсем не заботило. 

         Мысленно она перенеслась в детство, во времена когда они с отцом путешествовали по городам с его шоу. Каждый день был как праздник, каждое его выступление собирало толпы зрителей и срывало бурю оваций. Трикси восхищённо ловила каждое слово со сцены, следила за каждым движением. Для неё с самого детства это было чудом. То, как её отец заставлял публику трепетать в изумлении при помощи всего лишь простенького устройства или банальной ловкости копыт. Сами трюки поражали своей изящностью и проработанностью. Ничего удивительного нету в то, что юная единорожка очень скоро примерила свой первый плащ иллюзиониста.

         Лёжа с закрытыми веками Трикси невесело улыбнулась. Тот плащик с вручную нашитыми кривенькими звёздами, весь латаный-перелатанный лежал где-то в глубинах вагончика. К слову и её дом на колёсам недалеко ушёл от старой выцветшей тряпки в которую он превратился со временем. Скрипучий, ненадёжный, неудобный и крайне раздражающий, он был её пристанищем казалось всю жизнь. Такую же скрипучую и ненадёжную.

         Сегодня опять никто не пришёл на её выступление. Снова в зале были лишь её верная и единственная подруга Старлайт, Пинки Пай, не пропускающая, казалось, ни одного мероприятия вообще, и Мод с её парнем, пришедшие вместе с розовым недоразумением. Трикси отыграла своё шоу как по нотам, привычно безупречно и безукоризненно. Конечно, публика была в восторге и единорожка искренне благодарна каждому из пришедших, даже этому занудному любителю палок. И всё же волна отчаяния вновь накрыла её с головой.

         Это было похоже на болото, на вязкую трясину, медленно и верно тянущую колыбку на дно. И даже умея плавать, прикладывая все силы до последнего, Трикси удавалось лишь держаться на плаву, чуть высунув нос над зловонной мутной жижей. Но силы её были на исходе. С каждым гребком она ослабевала, каждое выступление приносило всё меньше отдачи, с каждым разом улыбка на её лице была всё более фальшивой. До тех пор пока эта гримаса не застыла на ней окончательно, став едва ли не посмертной маской, скрывающей заплаканную помятую мордашку.

         И всё же так ли велика и могущественна Великая и Могущественная Трикси? Нет, нисколько. Она так же слаба и одинока перед напастями судьбы как и другие пони. Просто у неё очень хорошо получается притворяться и лгать. Другим, себе, даже самой вселенной. Чем больше и громче кричать о собственном могуществе тем большим оно кажется. Но в том-то и дело, что кажется, что всё это лишь иллюзия, не более чем самовнушение. Обман зрения, дым и зеркала. Разбей одно и…

         — Эй, синяя хандрючка, кончай размазывать сопли по гамаку и тащи свой круп сюда! — резкий грубый голос бесцеремонно вторгся в наполненную саможалением полудрёму Трикси. Единорожка вяло приоткрыла один заплаканный глаз и тут же его закрыла, грязно выругавшись. Жизнь в дороге учит не только хорошему, в том числе и лексикону. К счастью, гостья снаружи её не слышала. Наверное.

         — Я всё слышала! — тут же послышалось опровержение. — Сама такая! Если немедленно не выйдешь, я заставлю тебя!

         Ха, пусть попробует. Трикси уже всё равно что с ней произойдёт. Хуже уже точно быть не может. Даже смерть принесёт лишь избавление от этой муки что зовётся жизнью.

         — Ну ты сама напросилась, — угрожающе произнесла незваная гостья и единорожка на миг ослепла от яркой вспышки. В следующую секунду из под неё пропал гамак, а уютный и привычный запах вагончика с дымком мигом был вытеснен другими ароматами. Неожиданно для себя Трикси обнаружилась за столом кафешки неподалёку. Напротив неё сидела довольно улыбающаяся Старлайт, так не вовремя пришедшая и сорвавшая острый приступ хандры. На столе между ними стоял увесистый торт-мороженное с изображением некой небезызвестной иллюзионистки.

         — Я знаю что у тебя были другие планы, — протянула Старлайт, хитро щурясь. — Но по чистой случайности я обнаружила перед собой этот невероятных размеров деликатес и не рискнула вступить с ним в схватку в одиночку. Соблаговолишь помочь, о, Великая и Могущественная хандрючка?

         — Сама ты хандрючка, — беззлобно фыркнула Трикси, всаживая ложку прямо в глаз своему изображению. — Эта жалкая пародия не идёт ни в какое сравнение с безупречным оригиналом и потому должна быть немедленно уничтожена. Хватай оружие Старлайт, это будет нелёгкий бой!

         Рекорд по поеданию мороженого эта парочка конечно не побила, но из жаркой схватки с холодненьким деликатесом они несомненно вышли победителями. 

         

Развернуть

my little pony фэндомы mlp stream mlp фанфик 

Восемнадцатая серия девятого сезона

Последняя серия уходящего лета, последний глоток свободы для многих школьников/студентов. Ну а всех остальных хочется поздравить с наступлением осени и всеми её прелестями: шуршучая листва под ногами, затяжные дожди, серая пасмурность, чередующаяся с редкими проблесками золотистого великолепия. Ну всё вот это вот. Впрочем неважно, вот вам ссылки:

Время трансляции: с 18:30 по МСК.

Список онлайн-трансляций:

Brony Network
BronyTV
Spazz 
OtakuAscended
BronyState
my little pony,Мой маленький пони,фэндомы,mlp stream,mlp фанфик

А вот и текст. Он был написан несколько иначе, чем другие, но я уверен никто не заметит разницы =Р

                  14: Под звёздным пледом

         Тёплый августовский ветерок нежно колыхал ветви деревьев. Зеленая листва кое-где пестрила искорками желтизны, намекая на скорый приход осени. Лужи, оставшиеся после недавней грозы окружили себя ореолом пыльцы поздноцветов. Природа казалось вовсю наслаждалась последним летним вздохом, прежде чем приодеться в золотые наряды осени.

         Старлайт Глиммер стояла у окна своего кабинета и смотрела на раскинувшуюся перед ней идиллию. На её мордочке была задумчивая полуулыбка, а перед ней парила кружка чего-то ароматного. Ветерок чуть трепал слегка взлохмаченную гриву кобылки, даже и не думая покушаться на огромные стопки бумаг на столе. Заклинание защиты от разлетающихся и падающих документов и свитков работало исправно.

         Со стороны единорожка выглядела бы довольной и умиротворенной, если бы не одно “но”: размер мешков под её глазами мог соперничать разве что с размером пачки бумаг, которую ей предстояло разобрать. И это накануне начала нового учебного года, когда школу наполняют заранее приехавшие обустраиваться студенты. И Старлайт была обязана убедиться, что всё пройдёт без сучка и задоринки, а не как в прошлый раз, когда чуть не случился международный скандал с риском перерасти в объявление войны сразу с пятью дружественными расами.

         Глаз кобылки дернулся, когда раздался стук в дверь. Она не успела ответить что-либо, как посетитель уже открыл дверь создавая сквозняк. Ветер хлынул в комнату с неистовой силой, сметая заклинание со стопок бумаг и подбрасывая их в воздух, жонглируя ими словно ополоумевшая иллюзионистка, перебравшая креплёного сидра после субботнего шоу в Аппалузе. Несколько тщательно разобранных и отсортированных стопок превратились в хаотичный океан нескольких оттенков белого, разлившийся по полу кабинета целлюлозной пеленой.

         — Эм-м… Ой? — выдавил из себя Галлус, появляясь из-за двери окончательно. — Простите, я не мог даже предположить что такое случится.

         Глаз Старлайт дернулся ещё раз. Мир, казалось, вот-вот расколется вокруг неё на части, самоиспепеляясь и попутно принося извинения сразу на нескольких языках. К счастью, этого не произошло. Единорожка сделала глубокий затяжной вдох, затем выдох. Поставив кружку на теперь опустевший стол она выдвинула ящик и достала оттуда одеяло-плед, расшитое звёздами пастельных тонов. Накинув его на себя, прямо на голову, словно плащ, она уселась прямо на пол, облокотившись на стол и пролеветировала свою кружку обратно. Сделав большой глоток, Старлайт наконец подняла взгляд на грифона. Пристально на него посмотрев, словно прикидывая что бы с ним сейчас сделать, она коротко кивнула на место рядом, приглашая присоединиться.

         — Что привело тебя ко мне в… — кобылка запнулась, проглатывая вставший комок в горле, — в такое-то время? У вас же каникулы.

         — Я… я хотел поговорить с вами, — замялся грифон, растерянно переминался с ноги на ногу, но всё же решился и подошёл, усевшись рядом. — Меня... меня кое-что тревожит.

         Старлайт сделала ещё один глоток и повернулась к Галлусу, всецело показывая, что внимательно его слушает. Эффект немного смазывал тот факт, что плед был всё ещё на ней и потому, когда она повернулась, лишь часть мордочки торчала наружу.

         — Эм-м, ладно, — грифон растерянно смотрел на заместителя директора школы и социального педагога по совместительству, внимательно глядящую на него из глубин расшитого звёздами пледа. Всё же пони не прекращали его удивлять. — Ладно. Тут такое дело… я как бы немного, самую малость не хочу возвращаться в школу.

         — С чего бы? — спросила Старлайт, отфыркивая в сторону мешающийся край одеялка.

         — Понимаете, у меня дома не так много друзей, — Галлус в смятении поджал хвост и принялся теребить его кисточку. — У грифонов не принято дружить, так что большую часть лета я провел один. Мы с остальными студентами переписывались изредка, но по большому больше ничего не происходило. А вот у остальных столько всего случилось. Они веселятся и радуются жизни. В отличии от того как я проживаю свою жизнь впустую, день за днём один похожий на другой, скучные и унылые как голые скалы Гриффинстоуна. А теперь я не хочу возвращаться к учёбе. Не поймите меня неправильно, я рад вернуться и к друзьям и к интересным занятиям, тут у вас постоянно что-то интересное происходит. Но в конце концов нам всё равно придётся расстаться! Мне придётся вернуться на родину, к голым скалам и недружелюбным грифонам. Я стану таким же как они: серым, унылым, безрадостным и грубым. И я… боюсь этого, я не хочу такого будущего! Никак не могу отделаться от этих мыслей.

         Старлайт понимающе кивнула и не говоря ни слова прилеветировала ещё одно одеяло-плед. Укрыв им Галлуса, на что тот растерянно буркнул “спасибо”, она телепортировала откуда-то чашку свежего горячего какао и вручила своему гостю. Посмотрев в свою полупустую кружку, она залпом допила то что там было и та пропала в магической вспышке, на её месте появилась новая, уже полная. Чуть приподняв кружку, словно сделав тост, принуждая Галлуса пить, единорожка отхлебнула и блаженно зажмурилась. Грифон, всё также погружённый в свои печальные мысли, не задумываясь сделал глоток. Горячее, сладкое какао на миг обожгло горло, но за болью сразу пришло некоторое расслабление и тело наполнилось теплом словно изнутри, в то время как мягкое нежное одеялко согревало его снаружи, словно объятия.

         — Никогда нельзя предугадать что ждёт тебя в будущем, — негромко произнесла Старлайт, глядя куда-то в пространство перед собой. — В один момент ты счастлив с лучшими друзьями, а в другой вы расстаетесь навсегда. Ты пытаешься изменить это, и вот уже кажется что ты счастлив в собственной деревушке, но вдруг  опять кто-то приходит и рушит всё, к чему ты привык, отнимает всё, что любил. И как бы тебе не хотелось отказаться от всего, что было, как бы не было страшно двигаться вперёд в неизвестность, помни…

         Старлайт сделала ещё один глоток и замолчала. Грифон тоже сидел спокойно, ожидая продолжения, но единорожка продолжала потерянно смотреть в никуда. Так что Галлусу не выдержал и переспросил:

         — Помнить что?

         — А? О чем я? — опомнилась кобылка, вздрагивая. — А, ну да. Помни что всё в итоге будет хорошо и всё образуется. Рано или поздно, так или иначе.

         — Вы же сейчас не обо мне говорили, верно? — уточнил Галлус, подозрительно щурясь.

         —...нет, — помедлив, вздохнула Старлайт. Повернувшись к грифону, она посмотрела на него совсем другими глазами, не как заместитель директора, а как кто-то кто всецело понимает и разделяет его страх, взгляд полный сочувствия и сопереживания. — Знаешь, убегая от своего прошлого и будущего я совершила много ошибок. Я делала немыслимое и кто знает чем всё бы обернулось, если бы мне не подсказали верный путь.

         — Вы же о директоре Твайлайт, верно? — догадался Галлус. — Я слышал эту историю от Рэйнбоу Дэш.

         — Именно Твайлайт в итоге объяснила мне, что бояться нормально. Что не надо держаться за то, что было в прошлом. Что каждый может стать лучше, — Старлайт украдкой сморгнула слезу и улыбнулась. — Твайлайт вообще любит объяснять.

         — Этого у неё не отнять, — хмыкнул грифон, улыбаясь в ответ. 

         — Ты хороший грифон, Галлус, — кивнула ему единорожка. — И это не значит что ты должен быть таким же как твой Дед Графф...

         — Он не мой дед, он мне даже не родственник, — поправил её Галлус, но она отмахнулась.

         — Какая разница? Есть замечательные грифоны вроде почтальона Габби или даже Гильды, — кобылка нахмурилась, пытаясь вспомнить ещё хоть одного. Что-то Пинки Пай рассказывала о пекущем сладости грифоне. Но Пинки слишком много болтает и далеко не все её слова несут хоть сколько-нибудь смысла. Старлайт помотала головой. — Как ни крути, но твоё нежелание возвращаться в школу совершенно нелогично. Вместо того чтобы провести больше времени вместе со всеми, наслаждаясь обществом друг друга, ты предлагаешь расстаться прямо сейчас и лишить себя всего этого. Пойми, твоё будущее принадлежит только тебе. Ты не обязан стать сварливым старым ощипанным грифоном как этот “не твой дед”. Твои друзья тебе просто не позволят. Знаешь, бьюсь об заклад даже если ты постараешься, у тебя не выйдет!

         — Думаете? — Галлус откашлялся, взлохматил перья на голове, закрыл один глаз крылом и сварливым скрипучим голосом Граффа продекламировал: — Вы все у меня тут узнаете где яки зимуют!

         Комичности этой сцене добавляло одеялко на его плечах. Старлайт не смогла удержаться от смеха.

         — Очень похоже! 

         — Оцеллос дала мне пару уроков, — признался Галлус, улыбаясь. Вздохнув, он уже серьезным тоном уточнил: — То есть вы говорите мне не стоит бояться ни возвращения в школу после летних каникул, ни того что ждёт меня в будущем? Что я не обречён стать… таким.

         — Только если сам захочешь. Да, вроде того, — кивнула Старлайт, допивая вторую кружку какао. Поднявшись на ноги, она обвела взглядом пол. — Что ни делается, всё к лучшему. Вот, например, у нас тут сделался бардак, так?

         — А что же тут к лучшему? — грифон недоуменно склонил голову набок.

         — А то, — усмехнулась Старлайт, — что теперь ты мне поможешь разобраться со всеми этими бумагами.

         — Да, теперь я верю рассказам Рэйнбоу Дэш, — усмехнулся Галлус, начиная подбирать бумаги. — Нет никаких сомнений в вашем коварном прошлом.

         

my little pony,Мой маленький пони,фэндомы,mlp stream,mlp фанфик

Спасибо Klemm'у и DraftHoof'у за работу над текстом. Иногда складывается впечатление, что только они и читают. Так что если бы не эта парочка, ничего бы тут не писалось.
Развернуть

my little pony фэндомы mlp stream mlp фанфик 

Семнадцатая серия девятого сезона

Как же иногда хочется просто расслабиться, отпустить вожжи и позволить лошадкам самим нести тебя куда им захочется, по волнам мыслей и идей, а самому только удивляться и записывать. Так стоит делать время от времени, чтобы отдохнуть от сковывающих тебя рамок и ощутить приток свежего воздуха и вдохновения. И пускай получается что-то странное, Дискорд с ним, главное что выплеснул это из себя. Можно скомкать и бросить в стол. Вот только уже суббота, а ничего другого у меня нет. Так что если вы человек или понь, грифон или дракон, сова или кот, дырявый или цветастый жук, или чтобы вы там ещё не были; короче, если вы тонкая натура, не терпящая бессмысленности и глупости, лучше не читайте то что будет дальше, смотрите вечером стрим, вот вам ссылки.

Время трансляции: с 18:30 по МСК.

Список онлайн-трансляций:

Brony Network
BronyTV
Spazz 
OtakuAscended
BronyState
my little pony,Мой маленький пони,фэндомы,mlp stream,mlp фанфик


Текст был откровенно ужасен, пока Klemm и DraftHoof не сделали из него что-то чуть менее ужасное. Спасибо им огромное!

                  13: Тень над хребтами безумия на пороге под одеялком

         В яркой и цветной повседневности разноцветных пони зачастую перестают замечать, забывают или даже осмысленно решают игнорировать тот факт, что с наступлением сумерек краски блекнут, а в ночи и вовсе все пони серы. И это касается не только цветов и окрасов, отнюдь нет. Яркость, жизнерадостность, всё доброе и хорошее с наступлением тьмы сменяется чем-то совсем иным. Чем-то зловещим и пугающим, пронизывающим всю Эквестрию и проникающим даже за её пределы. Так далеко, что от одних только мыслей об этой безграничности начинает кружиться голова.

         Такие мысли занимали Флаттершай, пока она старательно пыталась уснуть. Устроившись под одеялком в комнате отеля, куда их заселили на время выездных игр в бакбол, она никак не могла найти удобное положение, то, в котором к ней наконец придёт сон. И Энжел как назло отказался спать с ней, предпочтя удобство просторного диванчика. Так что кобылке приходилось сражаться с собственными мыслями, навязчиво пробиравшимся в её голову, словно длинноногие ложные пауки-косиножки, сбивающиеся пушистыми стайками в уголках сараев и заброшенных домов.

         Хоть пегаска и любила пауков, но представив эту черную копошащуюся массу, рассыпающуюся на множество маленьких телец, активно сучащих длинными лапками, она почувствовала себя неуютно. Повернувшись на другой бок, Флаттершай стала разглядывать темноту перед ней. Услужливое воображение тут же дорисовало колышащиеся волны насекомых на незнакомых стенах, единой волной движущиеся в омерзительно негармоничной пародии на броуновское движение, про которое Твайлайт рассказывала по дороге.

         Флаттершай шумно выдохнула и вновь улеглась на спину, спасаясь от надоедливых мыслей. Не стоило ей слушать эту лекцию о природе вещей, составе материи и первозданном хаосе. Научные объяснения совсем не похожи на то, что ей показывал Дискорд. Пребывая во фрустрации, пегаска подняла переднюю ногу над одеялом, безучастно разглядывая как она выглядит в почти кромешной темноте. Бледная, едва заметная, она тоже казалось шевелилось сама по себе, подергиваясь рябью волн. И вновь воображение показало, как шерстка на ноге разбегается россыпью бледных паучков, живших в крохотных отверстиях в коже.

         Поёжившись, Флаттершай спряталась головой под одеяло. Теперь уж воображение взыграло в полную силу. Ей стало казаться, что кто-то ещё находится в комнате, что кто-то скрипит половицами, оконными ставнями, зубами. Она буквально шерсткой чувствовала, как кто-то нависает над ней, норовя вот вот схватить и утащить, стоит ей лишь кончик копыта высунуть из-под одеяла. “Конечно, всё это глупости!” — утешала себя пегаска, но выползать на свет не спешила. И ведь никого из милых друзей-зверят на помощь не позовешь! 

         Она разволновалась, ощущая нахлынувшее на неё одиночество, словно никого кроме неё во всём мире больше нет. Флаттершай осталась одна против неясной опасности, гнетущей и пугающей, её дыхание участилось, пульс скакнул. Под одеялом становилось невыносимо жарко и душно. Выбирая между мучительной смертью от удушения и некой мистической опасностью извне одеяла, кобылка всё же решилась и высунула нос наружу, старательно засопев прохладным ночным воздухом, пока опьяненная приливом кислорода не уснула в изнеможении прямо в таком положении.

         Снилось ей что-то ужасное, сумбурная борьба с вездесущим нечто, окутывающим её с ног до головы, словно густой туман, плавно превращающийся в клейкую тугую паутину, спутывающую бедную пегаску с ног до головы. Как бы она не брыкалась, как бы не дергалась, ничего не помогало. Всё что оставалось это жалобно звать на помощь, но из сдавленной груди не вырывалось ничего, кроме жалобного, едва слышного тонкого писка. И вот, когда смертельная опасность нависла над обездвиженной беззащитной кобылкой, она сделала последний бросок и… упала с кровати, неожиданно проснувшись.

         За окном уже брезжил рассвет, разгоняя полумрак и вдыхая позитивные краски в мир. Раздавались первые трели малознакомых пташек, знаменующие приход утра. Природа пробуждалась. Флаттершай тоже окончательно проснулась и попыталась подняться на ноги. Это ей не удалось. Попытавшись еще раз она вновь потерпела неудачу. Тогда пегаска проснулась чуть больше и с удивлением обнаружила, что туго спеленута своим собственным одеялом. И что бы она ни делала, выбраться у неё не выходило. Даже просто пошевелить перышками на крыльях не получалось. Снаружи одеялка торчала только моська кобылки, да кончик хвоста. Мысленно порадовавшись, что вышло именно так, а не наоборот, она негромко позвала на помощь.

         — Энжел? Энже-е-ел! — пусть это вышло негромко, зато вполне действенно. Хмурый кролик появился в поле зрения Флаттершай, таща за собой пустую миску для салата. Вид его не предвещал ничего хорошего.

         — Вот ты где, зайка, — умилённо засюсюкала пегаска. — Вижу ты проголодался. Но прости, мамочка сейчас немножечко… в затруднительном положении. Не мог бы ты позвать кого-нибудь на помощь? А потом я угощу тебя чем-нибудь особенным!

         Энжел на миг призадумался, скорее всего размышляя, что же потребовать за такую услугу, затем согласно кивнул и ускакал прочь. Флаттершай же ничего не оставалось делать, кроме как устроиться поудобнее, насколько это в её положении было возможно, и просто ждать. “Ужасная ночь,” — расстраивалась она, припоминая о чём думала перед сном. “Какие только глупости в голову от недосыпа не лезут. Испугалась почем зря, накрутила себя, навоображала всякого. И вот итог!” Наверное она так много нервно крутилась во сне, что сама себя спеленала. “Стыдоба-то какая! А ведь сейчас ещё придут девчата...” Слушая собственный внутренний голос, сокрушающийся о безобразно проведенной ночи, кобылка сама не заметила как вновь задремала. На этот раз без всяких кошмаров.

         — Она что, опять спит? — раздался беззастенчивый розово-громкий шёпот.

         — Конечно она спит, по лицу видно, — негромко произнёс кто-то ещё.

         — Мне бы так, — со вздохом позавидовал третий голос.

         — Я конечно немного излишне консервативна в своём подходе ко сну, но это уже просто ни в какие рамки не входит! Неудивительно, что ей снились всякие ужасы! — этот голос Флаттершай узнала сквозь дрёму и тут же проснулась, уставившись снизу вверх на своих подруг.

         — Эм, привет? — неуверенно поздоровалась она, махнув ресничками. На большие телодвижения пегаска была не способна. — Простите, что так вышло, просто я…

         — Просто ты ужасно провела ночь, в следствие которой и оказалась в столь незавидном положении, — умозаключила Твайлайт, уже вооруженная пером что-то отъявленно черкающая в свитке. — Твоё счастье, что Рэйнбоу Дэш хорошо играет в шарады. Без неё мы бы ни за что не поняли Энжела.

         — Хех, первое место Клаудсдейла и окрестностей! — гордо выпятила грудь вышеозначенная пегаска.

         — Как бы то ни было, с таким ужасным качеством сна ты не сможешь показать всё на что способна на поле, — строго прервала её Твайлайт. — Как заинтересованные лица и по совместительству твои подруги, мы просто не можем позволить такому случиться.

         — Но… — пролепетала Флаттершай, но её бессовестно перебили.

         — Именно поэтому мы теперь будем рядом! Я только что составила график ночного дежурства, основываясь на свободном времени и привычках каждого, — теперь уже Твайлайт гордо выпятила грудь, демонстрируя испещренный линиями свиток.

         — Признай, ты просто хочешь провести ночь в спальне Флаттершай, — поддела её Рэйнбоу Дэш, ухмыляясь.

         — Дорогуша, прошу тебя, — встряла между ними Рэрити. — Это просто то, что хорошие подруги делают вместе! Так что я требую записать меня первой в очередь. У меня как раз завалялась пара непрочитанных журналов моды. С выкройками, как ты любишь!

         — Меня тоже, меня тоже! — вставила Пинки Пай, высунув нос из-под одеялка, в которое была укутана Флаттершай. Только с другой стороны конечно, так, что кончик розового хвоста пегаски торчал прямо у неё над головой, прямо как грива. — Пижамно-кексиковая вечеринка под одеялком, только для двоих! И без всяких надоедливых, вечно застревающих в гриве крошек!

         — Ну раз пошла такая пляска, я тоже не буду оставаться в стороне, — хмыкнула Эпплджек, согласно кивнув. — У меня всегда найдется пара хороших историй перед сном.

         — Эм, — подала голос Флаттершай, — а может все же…

         — Нельзя, дорогуша, — перебила её Рэрити, мило улыбаясь. — Мы делаем это для твоего же блага!

         — Да! Блага! — Поддакнула Пинки Пай, уже пожёвывая розовый хвост. — Эй, а каким таким вкусным шампунем ты пользуешься?

         — Но я… — пегаска растерянно повела глазами. — Я же…

         — Расслабься, — подмигнула ей Рэйнбоу Дэш. — Когда мы беремся за дело, ничто не сможет нам помешать. 

         — Но я же всё ещё не могу шевелиться! — раздосадованно повысила голос Флаттершай. — Помогите мне освободиться, пожалуйста! 

         — А ещё, дорогуша, тебе определенно стоит позавтракать и привести себя в порядок, — Рэрити выудила откуда-то расчёску. — Пока мы займёмся твоим внешним видом неплохо было бы выпить чайку.

         — Одна нога здесь — другая там! Я как раз где-то неподалеку видела чайник, вроде бы. — бросила синяя пегаска и метнулась прочь. На практике было проверено, что если чайник ставит греться она, то он закипает приблизительно на двадцать процентов быстрее. Остальные бережно и аккуратно распутали тугой комок одеяла, извлекли оттуда несколько помятую Флаттершай и привели её в порядок.

         А потом они заварили чай.

         Энджел же, пожевывая морковку, стоял в сторонке и уже строил планы как свяжет одеялком двух пони.

         

Развернуть

my little pony фэндомы mlp stream mlp фанфик 

Шестнадцатая серия девятого сезона

Оказывается по результатам опроса целых 6 человек (или не совсем человек, но я никого не осуждаю) смотрят стримы. Так что этот пост для вас. Ну и назло остальным. Могли бы со всеми смотреть стримы, а не смотрите, фи такими быть. =)

Время трансляции: с 18:30 по МСК.

Список онлайн-трансляций:

Brony Network
BronyTV
Spazz 
OtakuAscended
BronyState
my little pony,Мой маленький пони,фэндомы,mlp stream,mlp фанфик

А помните в сериале была свадьба?

                   12: Свадьба наспех

         Подготовка к свадьбе это целая эпопея. Причем не только для брачующихся, бесконечно спорящих о цветовой гамме, размере торта и рассылке приглашений. Нелегкая участь выпадает и на долю подружек невесты. Подобрать идеальные платья, подготовить речь, позаботиться о каждой, даже самой незначительной мелочи, чтобы максимально упростить жизнь счастливой кобылки и без того теряющей голову от всего происходящего. Мало кто задумывается, но на самом деле успех свадьбы напрямую зависит от подружек невесты. 

         Поэтому когда последствия нападения чейнджлингов на Кантерлот были наспех устранены, Минуэтт и Твинклшайн оказались в крайне неудобном положении. Свадьба фактически уже в самом разгаре, а у них и не готово ничего толком. И заклинание контроля королевы Кризалис в качестве извинения никто не примет. Мол, сами виноваты, что были под контролем в катакомбах, а не готовились. И платья все в клочья изорваны, и букет выглядит предельно пожёванным. Одним словом:

         — Катастрофа! — в панике вопила Твинклшайн, нарезая круги по гримёрке подружек невесты. — Свадьба повторно стартует через несколько минут, а мы не готовы!

         — Просто чудовищно, — с привычной ей жизнерадостностью поддакнула Минуэтт.

         — Все рассчитывают на нас, даже после всего что мы натворили! Мы не можем подвести их ожидания! Нужно столько всего сделать, а Лира шляется Бон Бон знает где! А мы даже не одеты подходящим образом! — продолжала сокрушаться розовогривая единорожка, мечась то к одной стене, то к другой. — И это не говоря ещё о букете, схеме рассадки гостей и всём остальном.

         — Особенно об остальном, — почти серьезно кивнула вторая кобылка, старательно сдерживая рвущуюся наружу улыбку.

         — И вообще… — всплеснула копытами Твинклшайн, но осеклась, подозрительно зыркнув на подругу. — Что-то ты какая-то слишком довольная.

         — Что? Я? Не-е-е-е, — протянула Минуэтт, уже не скрывая широкой ухмылки на своём лице. — Нет, ну что ты, как ты могла подумать что у меня совершенно случайно есть решение для всех наших бед.

         И затем с ожиданием уставилась на подругу, наблюдая за ей реакцией. На несколько секунд обе кобылки замерли.

         — Так почему же ты сразу не сказала, синяя ты лошадь?! — гневно завопила Твинклшайн, подрываясь с места в сторону ехидно хохочущей и улепётывающей от неё единорожки. — Ты можешь относиться к делу серьезно?!

         — Погоди, погоди, погоди, — замахала копытами Минуэтт, ненароком проверяя, что её шерстка действительно синяя. На мгновение она замерла, сделала глубокий вдох и, собравшись с силами изобразила на своей моське предельно серьезное выражение. — Я серьезна как никогда!

         Теперь уже была очередь Твинклшайн хохотать над моськой, что скорчила Минуэтт. Та, впрочем, долго не продержалась и вскоре присоединилась к подруге. Пока они обе смеялись, Минуэтт удалось каким-то чудом достать из гривы непонятно как там поместившиеся массивные песочные часы и не без усилия водрузить их на стол. Одна из колб была на две трети заполнена песком, необычного мятно-мороженного цвета. Если не присматриваться, складывалось впечатление, что он немного светится. Деревянная подставка с механизмом поворота была украшена искусной резьбой, изображавшей нечто абстрактное и несколько пугающее.

         — Зацени, — оборвав смех, она гордо кивнула в сторону допотопного хронометра. — Правда крутые?

         —… как ты это… — Твинклшайн изумленно переводила взгляд с огромных часов на вполне обычную гриву кобылки и обратно. — Как ты их там поместила?

         — Я же выпускница школы одаренных единорогов, помнишь? Ты, между прочим, тоже! И это ещё цветочки! — С этими словами Минуэтт перевернула часы. Вопреки ожиданиям струйка песка не посыпалась в нижнюю колбу. Вместо этого песок равномерно заполнил оба сосуда и, казалось, замер на месте. Ни одна песчинка не шевелилась, заточенная в своей темнице из стекла.

         — Правда здорово? — самодовольно усмехнулась единорожка. — Знаешь, что оно делает?

         — Нет я не…

         — Конечно не знаешь, откуда тебе знать, я же сама его изобрела совсем недавно! Ну как изобрела, подсмотрела в одном сне, кстати, там ещё было отменное кофе, но суть в том, ты ведь даже представить себе не можешь что эта штука делает, — Минуэтт на секунду прекратила тараторить, чтобы сделать глубокий вдох и продолжить свою тираду, но Твинклшайн вовремя заткнула ей рот копытом.

         — Что оно делает? В двух словах! — попросила объяснить розовогривая кобылка, прежде чем ощутить горячий и мокрый язык на своем копытце и с отвращением отдернуть ногу, принявшись старательно вытирать её о ковёр. — Фу!

         — О, да ничего особенного, — втянув язык обратно, повела головой Минуэтт, — всего лишь останавливает время!

         На целую минуту наступила тишина. Ни звука не раздавалось ни в комнате, ни за её пределами. Твинклшайн усиленно думала. Вторая единорожка молча наслаждалась произведенным эффектом. Её так радовал вид ошарашенной и недоумевающей подруги, что она едва не попискивала от обуревающего её восторга. 

         — Ну, что думаешь? — синяя кобылка не выдержала и первая нарушила тишину.

         — О двух вещах, — честно призналась Твинклшайн. — Во-первых, как оно всё же работает…

         — Ну тут всё просто. Вспомни тот случай когда голова Лемон Хартс застряла в колбе. Я применила схожее заклинание на микроскопические магические кристаллы, что сами по себе накапливают и выделяют магию и поместила их во временной вакуум, стабилизировав контрольным заклинанием-катализатором, затем забыла где-то на пару вечностей, чтобы устройство зарядилось, и voila, — вновь затараторила Минуэтт, ожидавшая этого вопроса и выдавшая заготовленный полуответ-полушутку. — Пока оно активно, мы находимся в своем личном временном подпространстве, ограниченном этой комнатой. Независимы от остального временного потока. Так что у нас масса времени на подготовку. Правда здорово?

         — Правда, — серьезно кивнула единорожка. — А во-вторых, я хотела бы знать, какого Дискорда, ты, синь неадекватная, не использовала их раньше?!

         — Да, просто как-то к случаю не приходилось, — пожала плечами Минуэтт. — То бытовые дела, то нападения чейнджлингов. И я вся такая под контролем: “Вы никуда не пойдёте! Бе-е-е!”

         — Принимается, — со вздохом кивнула Твинклшайн. Что ещё взять от этой гениальной придурошной кобылки, кроме клока волос из хвоста да невероятных изобретений. — Значит не будем терять подаренное нам время даром и займемся делом. В первую очередь нам нужны платья. Вроде в соседней гримерке были запасные, сейчас сбегаю.

         — Не-не-не! — в ужасе Минуэтт бросилась к двери наперерез, но не успела. Подруга отворила дверь и то, что она там увидела, ей совсем не понравилось.

         — Что… что это такое? — Твинклшайн воззрилась на единорожку, как хозяйка на щенка, только что сделавшего лужу. — Что ты опять натворила?

         За дверью было ничто. Самое обыкновенное, как его только можно представить. Вернее не представить, потому что представление о “ничто” уже что-то, но общий концепт немного становится ясен. Для упрощения возьмём чёрного как смоль шаловливого котёнка, дадим ему примерно бесконечность братиков и сестричек и запрём их в безграничной тёмной комнате без окон. Именно в эту комнату кобылки и заглянули. Столь невообразимое зрелище им очень не понравилось. Возможно они не большие любители абстрактных котят небытия, а может считают щенят куда более симпатичными. Как бы то ни было, а дверь они поспешно закрыли, прежде чем услышали абстрактное мяукание или шкрябание крошечными абстрактными коготками.

         — Давай не будем больше её открывать, — негромко предложила Минуэтт. Твинклшайн молча кивнула. На всякий случай они обнялись, а после подпёрли дверь комодом, словно опасаясь, что котята проберутся через дверь в комнату и тогда сам Дискорд не разберёт что будет.

         — Может ты отключишь часы, я быстренько сбегаю за платьями, а потом ты включишь их обратно? — после нескольких минут молчания, Твинклшайн наконец пришла в себя.

         — Не выйдет. Надо будет прождать ещё одну бесконечность, прежде чем они перезарядятся и будут готовы к работе. Обычно я оставляю их заряжаться на ночь, чтобы по утрам принимать душ столько, сколько душе угодно, — полуотшутилась-полупризналась Минуэтт. — В любом случае, как только я их уберу, нам необходимо будет отправляться на свадьбу. И по хорошему быть к ней готовыми.

         — Эх, и почему ты не включила их позже! — с досадой топнула Твинклшайн, осматриваясь по сторонам. ничего даже отдалённо пригодного под изготовление платья она не обнаружила. — Ладно, пункт с нарядом пропустим, что у нас дальше. Цветы?

         Никаких растений в гримерке не оказалось, кроме всеобщего любимца — кактуса по прозвищу Невилл, но он цвести в ближайшее время не собирался.

         — Пусто, — констатировала Минуэтт, заглянув даже под ковёр. — Если мы не планируем вырастить тут собственный сад за несколько месяцев, то нет смысла и пытаться.

         — Блеск, — криво усмехнулась Твинклшайн. — А что насчёт схемы рассадки гостей, мы же можем спланировать её хоть на салфетке.

         — А ведь верно, — приунывшая было синяя единорожка воспряла духом. — Я помню параметры зала и расстановку банкетных столов. Уж гостей мы как-нибудь вспомним. А насчёт  остального я попозже что-нибудь придумаю.

         Следующие полчаса подруги провели в спорах и размышлениях о всяких мелочах, вроде стоит ли сажать Пинки Пай рядом с шоколадным фонтаном и насколько комфортно будет себя чувствовать Флаттершай между Соарином и Фэнси Пэнтсом, не стоит ли сменить её на Рэрити или Рэйнбоу Дэш. Споры были бурные, с метанием подушек и угрозой для жизни Невилла. Но кактусы вообще живучие, так что он оклемается от нанесенной ему психологической травмы. Не каждый день тебя задевает круп кобылки, знаете ли. Хотя для кактусов это как раз обыденность. Так что ещё десяток минут были потрачены на спасение некой синей единорожки от застрявших в ней иголок.

         Всё веселье мгновенно прекратилось, когда в дверь гримёрки постучали. Кобылки замерли в тех позах, в которых находились: Твинклшайн верхом на распластавшейся на животе Минуэтт, задрав той хвост и пристально обследуя предоставленную ей область на предмет пропущенных иголок. Именно в таком положении они и оставались где-то с полминуты, прежде чем стук повторился

         — Кто там? — Спросила Минуэтт, не придумав ничего лучше.

         — Почта! — раздался с той стороны звонкий голосок. — Срочная доставка!

         — Ну раз срочная… — пробормотала Твинклшайн слезая с подруги. Переглянувшись, они оттянули комод от двери и открыли. За порогом их встретила серая пегаска с блондинистой гривой. Она приветливо им улыбнулась и всучила несколько посылок.

         — Два наряда на свадьбу и букет свежих цветов, — перепроверила она бумаги. — От Минуэтт и Твинклшайн, для Твинклшайн и Минуэтт. Простите, пожалуйста, за задержку.

         С этими словами она выставила перед ними небольшую корзинку с маффинами и, кивнув на прощание, собралась уходить. За её спиной виднелся необычный, ни на что не похожий интерьер. Прежде чем скрыться за синей дверью, пегаска вновь обратилась к подругам:

         — Не забудьте отправить посылку, как будет время, — напомнила она и, очаровательно улыбнувшись, исчезла. Твинклшайн поспешно захлопнула за ней дверь.

         — Вау, — искренне призналась Минуэтт. Похоже, это был первый раз в её жизни, когда у неё просто не было слов.

         — Угу, — не менее ошарашенно кивнула вторая единорожка. Лишь несколько минут спустя они пришли в себя окончательно. Как раз дожевывая последний маффин.

         — Ну, по крайней мере у нас есть всё необходимое, — пожала плечами Минуэтт, примеряя платье. Оно сидело на неё идеально. 

         — И букет изумительный, словно только что сорвали, — принюхавшись к цветам, Твинклшайн обнаружила внутри бирку с датой, когда их сорвали. — Хм, вот теперь мы знаем, когда отправить посылку. Удобненько.

         — Значит можно возвращаться? — на всякий случай уточнила синяя единорожка. — Мы точно готовы?

         — Платья есть, букет есть, план рассадки, пусть и на куске оторванных обоев есть, — прикинула её подруга. — Вроде всё, хотя…

         Но было уже поздно, часы вновь сделали оборот и песок в них стал вести себя как обычно, подвергаясь и гравитации, и течению времени. Комнату сразу наполнили звуки предпраздничной суеты снаружи, гомон гостей, перестук копыт снующих туда и сюда пони.

         — Ты что-то хотела? — Минуэтт обернулась, уже спрятав часы туда откуда она их достала.

         — Да так, пустяки, — отмахнулась Твинклшайн, переступая через валяющуюся на полу распотрошенную подушку. — Думала привести тут всё в порядок, но, похоже после нас тут понадобится капитальный ремонт.

         — Подумаем об этом после свадьбы, — отмахнулась синяя единорожка, вываливаясь за дверь. — А сейчас нас ждут гости. И упаси нас Селестия, если Пинки уже добралась до шоколадного фонтана.


За работу над текстом спасибо огромное спасибо Klemm'у. Без него ничего этого тут не было бы. 

Развернуть