Гильдия Писателей

Гильдия Писателей

Подписчиков: 3     Сообщений: 13     Рейтинг постов: 18.8

Здесь будут посты, для создания уникальных историй, с участием реакторчан. Дорогу креативу!

Развернуть

#Гильдия Писателей разное рассказ story #Реактор литературный #Лит-клуб написал сам 

Современный ситуэшн

В дверь позвонили. Не люблю, когда приходят неожиданныегости. Я лежал на диване, кот спал на моем пузе. Не, не встану. Звонок позвонилеще раз. Я вздохнул, кот недовольно поднял голову и посмотрел на меня.

- Братиш, если после третьего звонка обычно все уходят, я невстану. Лежи спокойно.

Кот вздохнул, но обратно не лег. Позвонили в третий раз. Котпосмотрел на меня.

- Ща уйдут, не волнуйся.

Котейка скептично «мявнул». Я его почесал за ухом. Четвертыйзвонок, твою мать! Они знают, что я дома? Кот посмотрел на меня и спрыгнул напол, направившись в коридор. Блин ну если коту стало интересно, кто за дверью,мне уж тем более надо посмотреть.

Пятый звонок. Да блин иду я, иду! Кот сидит у двери, и пилитее взглядом. Подхожу открываю и… Охреневаю… На пороге мент… Точнее мент… Полицейская…Волосы собраны в пучок, милое лицо с небольшими морщинками, карие глаза,улыбается. Форма отутюжена, в руке папка с документами. На нашивке фамилияИлонова М.С.

- Алексей Иванович. Я могу войти?

В голове, а че я сделал?

- Простите, а по какому поводу?

- Это очень долгий разговор будет – улыбается она – Так ямогу войти?

- Меня в чем то обвиняют? Я не связан ни с каким криминалом.

- Я знаю, но дело, по которому я к вам пришла, оченьсерьезное.

- А с чем оно связанно?

- Да еп тебя дери… - вздыхает девушка и оттолкнув менявходит в квартиру.

Осматривает коридор, кидает небрежный взгляд на кота.

- Пройдемте на кухню.

Снимает туфли, надевает тапочки для гостей, идет на кухню. Ясмотрю на кота, кот делает удивленное «мя?» и идет за ней следом. Я закрываюдверь, иду на кухню. Полицейская сидит за столом, папка перед ней, руки сложеныв замок, улыбается.

- Разговор будет долгим, приготовьте чай.

- Что происходит?

- Приготовьте чай и покормите кота, вы же его в это времякормите обычно.

- Что?

Девушка смотрит на меня и улыбается, ну раз без чая разговорневозможен, беру заварник.

- Только заварите свежий, этому чаю 2 дня уже.

- Откуда вы?..

Смотрю на нее, она переводит взгляд на папку, потом на меняи усмехается.

- И сделайте чай «по английски», вы же умеете.

- Так, какого хер… черта тут происходит? – эта ситуация уженачинает раздражать.

- Просто устала на работе и хочу свежего чаю. Вамприготовить не сложно, а мне приятно.

- Что происходит? Это что, какие то ваши полицейские методы провокации?

- Да приготовь ты уже чай! Сука! – ее лицо становитсясуровее, удар по столу.

Херасе… Ладно… Завариваю новую порцию чая «по английски»,фраза то какая… Стоп! А откуда она знает, что я умею? Черт! Что происходит? Слышунегромкое «мя», кот! Надо покормить. 15 минут чай разлит по чашкам, ставлю однуперед девушкой, на ее лице опять появляется улыбка. Сажусь напротив, она кладетв чай 2 сахара, размешивает, не звякает ложкой об кружку, манеры. Отпивает,выдыхает. Смотрит мне в глаза.

- Кроткий Алексей Иванович, восемьдесят девятого годарождения. Адрес проживания…

- Может ответите, что происходит и к чему это все? –прерываю я ее.

Она смотрит на меня, улыбается, в глазах какая то страннаяискорка.

- Я ваш надзорный офицер.

- Что?

- Надзорный офицер, то есть представитель полиции, которыйследит за вашими действиями в интернете.

- Что?! Какого хрена?

- А вы думайте, что за вами не следят? Следят за всеми, ноне за всеми приходят.

- Приходят?

- Ну вы понимаете… - она слегка кивает в левую сторону –кхм-кхм-ный… Поняли?

- Так! Стопэ! Я никакого отношения к этому не имею!

- Успокойтесь, я знаю. Я знаю, что вы просто читали егопаблик в ВК, но комментариев не оставляли и вообще провели там минут 10. Вам нео чем беспокоится, уверяю вас. Вы самый невинный из моих поднадзорных.

- Что? А за кем вы еще следите?

- А вот это уже секретная информация, за нее и вас и менямогут пристукнуть.

- Может, вы уже скажете, зачем вы здесь?

Полицейская выпрямляется, блин, а сиськи у нее зачетные, очем я думаю!

- Я хочу, что бы вы женились на мне.

Минуту сижу в ахуе.

- Чего? – голос перешел на фальцет, я испугался.

- Я, хочу, что бы, вы, женились на мне – говорит она срасстановкой.

Я все еще в ахуе…

- Что за стремное аниме?

- Это не аниме, это реальность – она улыбается – но вот эччи,вам бы надо исключить из своего виш-листа.

- Эччи?

- Эччи и еще парочку жанров.

«Я в ахуе» - потихоньку начинает проходить.

- Стоп! Офицер по надзору?

- Надзорный офицер, это большая разница.

- И в чем она?

- Звучит менее угрожающе.

- Ага… Бляха! Вы следите за мной в интернете!?

- Успокойтесь и не только за вами. За вашими соседями,родителями, вашим братом.

- У меня нет брата.

- Есть, он живет в трех кварталах от вас, но с ним лучше несвязываться, он алкаш и у него долги по кредитам – она картинно спохватывается –Ой! Я болтнула лишнего, но ты же меня не выдашь, семпай?

Полицейская изображает саму невинность.

- Брат? У меня есть брат?

- Да забудьте об этом алкаше! Давайте поговорим о нас.

- О нас?

- Ну конечно. Я же здесь для этого!

- Нет никаких нас.

- Не сказала бы, у нас много общих интересов.

- Каких?

- Мы оба любим старую фантастику, драму. Альфреда Хичкока. Кинга,Геймана.

- Я не люблю драму!

- Ой, да ладно! А кто три дня назад смотрел «Форму воды» иплакал в финале?

- Я не смотрел этот фильм!

- Смотрел и даже могу сказать, с какого сайта, ты его скачали какой коммент ты там оставил, «Лучший фильм за последние годы, в финалеплакала, такая любовь, такие чувства». Кстати, почему ты оставляешь комментарииот женского лица? Стесняешься?

- Я… Я... Ч… Чего мне стеснятся?

- Неважно. Просто пойми, я слежу за тобой уже 3 года. Я знаювсе о тебе, что ты не можешь позволить себе завести собаку, поэтому завел кота.Ты покупаешь компьютерные игры, и в тайне мечтаешь когда-нибудь, поиграть в нихвместе с сыном.

- Что?

- Не отрицай, я много раз видела твою игру в воображайку,про жену сына и собаку, как вы все сидите за столом и ужинаете.

- Воображайку?

- Ну да, правда это первый признак того, что кукуха едет. Одиночество постепенно губиттебя. Ты милый добрый и отзывчивый, просто озлоблен на окружающих.

- Нифига!

- Фиг-фига! Вчера ты дал бомжу сотню, хотя он просил мелочь.

- Так стоп! Это же не было в интернете!

- Ну, твой смарт подключен к интернету, и я прослушивала черезнего.

- Какого ху…

Полицейская, хлопнула по столу ладонью.

- Я понимаю, для тебя это стремно. Да и выглядит это какговеный исекай…

- Это ни хрена не исекай. Это другой жанр.

- А какой?

- Что какой?

- Какой жанр?

Я пытаюсь взять ситуацию в свои руки.

- Так! Вы три года следите за мной в интернете…

- Не только за вами…

- Насрать! Следите за мной три года! А теперь заявились сюда,с фразой «Женись на мне»! Вы ебанулись?

- Нет. Это ты скоро ебанешься от одиночества. А я тебяспасу.

- Спасибо, блядь, огромное! Вы кто? Как вас зовут?

- Илонова Мария Сергеевна. Я на 3 года вас младше. Люблюстарые американские фильмы, за их наивность и шарм. Люблю советскую фантастику.Обожаю Звездные войны!

- Я не люблю Звездные войны.

- Да, ты любишь Вавилон 5 и Светлячок и перечитал весь лорСтар-трека.

- Значит у нас не так много общего.

- Враги Императоранастолько осквернены, что не замечают ужаса и ущербности своих собственныхжалких жизней. Убийство настолько опустившихся существ может показаться актоммилосердия, кровавым благословением. Но так думать нельзя…

- Ибо еретик, чужойи предатель не заслуживают подобных благословений.

«Я в ахуе»вернулось. Несите кольцо! СТОП! КАКОЕ КОЛЬЦО! ТЫ ЁБНУЛСЯ!

- Впечатляет?-  Она с интересом рассматривает моюреакцию.

Я смотрю в окно…Солнце садится, из-за соседней многоэтажки плывут, в лучах заката, розовыеоблака. Голуби стаей взлетели с соседнего балкона. Я отвернулся от окна.

- Ваха? Серьезно?

Она вздохнула.

- Ну не вся ваха, аименно 40к. Мне нравится ее брутальный и бескомпромиссный стиль, особенно в артах.

- Я точно несвихнулся на почве моих… этих…

- Воображалок? Нет.

- А разве то что выделаете… Ну… Что вы вот так пришли ко мне…

Ее лицо сталосерьезным.

- Конечно, это непоощряется, мне даже влетит по полной за такое. Многим влетало. Но посмотритена меня. Я на три года вас младше, на меня уже коллеги косятся. Целок в таком коллективене любят.На меня уже коллеги смотрят как на прокаженную.

- И вас устраиваетво мне все? Даже…

- Хаспаде! – она закатываетглаза – Тринадцать сантиметров, это нормально! Ну смотрел ты гей-порно пару,тройку, десять раз, ты же не возбудился даже, хотя как ты дрочишь с отвращениемна лице это была реальная ржака. Хочешь покажу твое лицо во время оргазма?

Она изображаетбудто сейчас чихнет, правый глаз прикрыт, губы поддёргиваются. «В ахуе» делаетбросок с прогибом, голова кружится. Я массирую виски.

- Поверь мне. То,что я предлагаю, не самый худший вариант. Через год к тебе начали бы применятьплан «Хуевый сосед».

- Хуевый сосед?

- Это вброс инфысоседям, что ты извращенец или педофил. И тебя бы изжили их руками.

- Зачем это?

- Ты одинок,подруги нет, друга тоже. Вечеринки у тебя редкое явление, только еслиродственники уговорят что то устроить. А квартира у тебя ниче так. Тебя обнуляют,а квартиру перепродают другому, под новую ипотеку.

- А родственники?

- А чтородственники? Маме и папе говорим не рыпаться, им выплачивают им какую-то компенсациюпо страховке и все.

- То есть это такаявот помощь от мента, который следил за мной 3 года и теперь хочет меня подкаблук посадить? Ахуенный расклад!

- Уж какой есть.Пойми, мне тоже надо выглядеть «добропорядочной». Иначе так и буду до конца жизни, следить задрочерами, вроде твоего соседа снизу. Выбирать среди коллег таксебе удовольствие. Там все друг другу братья по камере, если понимаешь о чем я.Связываться с ними это мрак еще тот. Это надо влится в круг, быть как они…

- А ты, значит,честный мент, да?

- Нет конечно. Но яне хочу закончить подстилкой какого ни будь начальника, или хуже того бытьподарком братьям по камере.

Солнце скрылось задомами, мрак постепенно заполняет кухню. Я смотрю в остывший чай. Кот начал теретьсяоб ногу требуя внимания. Я посмотрел ей в глаза.

- Видишь – она вздохнула– в данной ситуации для нас это лучший расклад, пусть даже он и не выглядиттаковым.

- А если яоткажусь?

- Твоему коту будеточень одиноко. Ты, пока подумай, как жить дальше будем. А я пока фильмецскачаю. Посмотрим вместе, без всяких воображалок – она обернулась на пороге –Ты мне нравишься и только по этому я так поступила, ты славный и незаслуживаешь быть один.

Она вышла из кухнив комнату, кот пошел за ней. Я сидел, смотрел в чай. «В ахуе» продолжало беспощаднопиздить меня. Бляха… Я, в каком то сраном аниме… Что делать? Звонить ментам?Что сказать? У меня тут ваша сотрудница, надзорный офицер… Такой тупизм…Выпиваю чай, холодный, горький, бодрящий. Только вот не бодрит нихера.

Я встаю, мою своючашку, рассматриваю чашку, из которой пила она. След от помады, красный, но неяркий. Мне такой нравится. Мою чашку. Если фильм будем смотреть надо пивавзять. Беру две бутылки из холодильника. Иду в спальню. Она лежит на кровати, вмоей футболке. Кот свернулся, лежит у нее на животе. Ее одежда аккуратносложена и повешена на стул у компа. Она смотрит на меня.

- Какой фильмсмотреть будем? – спрашиваю я.

- Какой-то новыйфильм про зомби и ограбление.

Я отдаю ей бутылкупива, аккуратно, чтобы не расплескать свое и не тревожить кота, ложусь рядом. Внос ударяет легкий аромат духов, ромашка и лилия. Она заводит мою руку себе заголову и устраивается на моем плече. Она поднимает свою бутылку пива.

- Ну, за новуюжизнь.

Я легонько бью еёбутылку своей. Отпиваю. Сколько раз я воображал эту сцену? Во всех подробностях.С Машкой из третьего подъезда. С Дашей с работы. Со своей училкой английского…

- Это точно все взаправду?

Она слегканапрягается, раздается негромкий звук. Через пару секунд в нос ударил запах.

- Это все точновзаправду – говорит мне она.

Мы лежим, смотримкино.

Бля-а-а-а-а-а-а…

Развернуть

#Гильдия Писателей разное рассказ story #Реактор литературный #Лит-клуб написал сам 

Ночной маршрут

Ранее зимнее утро. На улице страшный мороз, а первых лучей солнца, которые хоть немного могут прогреть воздух, ждать ещё несколько часов. Возле давно заброшенной остановки стоит троллейбус, единственный ночной на этом маршруте. Его водитель устало зевает. Ночные смены не самые сложные. Проезжаешь маршрут в одну сторону, можешь полчасика подремать, после чего повторяешь всё в обратном направлении. Правда есть и минусы. Перерывы требуются и самому троллейбусу, при слишком долгом использовании проводку может закоротить и троллейбус загорится, из-за этого приходится её постоянно проверять. Другим минусом является отсутствие социального взаимодействия, за всю ночь не с кем даже поговорить, кондуктора на ночные смены не ставят. Да и людей по ночам много не бывает, лишь редкие гуляки или те у кого работа имеет странное расписание. Именно такой человек спешил в этот момент к троллейбусу. Водитель открыл для него дверь и как-только пассажир забрался, и протянул деньги, произнёс своим хриплым голосом:

- Ещё немного постоим, а потом поедем.

- Хорошо, - пройдя ближе к центру троллейбуса и устало рухнув в одно из сидений, ответил молодой человек.

Для него подобные поездки были обычным явлением, он работал в основном в ночную смену, которая заканчивалась в пятом часу. Он не один так работал, но остальные предпочитали пользоваться очень удобной комнатой отдыха на работе, чтобы не возвращаться домой в такую рань. Молодой человек наоборот, сразу же бежал домой, не нравилось ему ездить в набитом людьми транспорте. Поэтому для него всё происходящее, включая то, что водитель сейчас спал, не являлось чем-то необычным. Он привык к подобному и не имел ничего против, тем более троллейбус потом очень быстро доезжал до его остановки из-за малого количества транспорта в это время на дорогах.

Устроившись наконец достаточно удобно в своём сидении, он даже немного согрелся. В троллейбусе было не очень тепло, видимо этой ночью пассажиров оказалось совсем мало. Сняв шапку, парень полез в свой рюкзак, проверить ничего ли не забыл. Пока он копался среди своих вещей в полной задумчивости, к нему неожиданно обратились.

- Простите, молодой человек, - послышался очень вежливый и приятный мужской голос.

- А?! - слегка испугался парень, оторвавшись от копания в своих вещах. Он почему-то считал, что кроме него и водителя никого больше в троллейбусе нет.

- Я говорю, извините, это же пятый маршрут? - всё также вежливо спросил голос откуда-то сзади.

Только теперь парень повернул голову и заметил в самом конце троллейбуса человека. Это оказался приятный на вид мужчина. Одет он был достаточно солидно, как для того, кто пользуется троллейбусом. Парню сразу же стала понятна и причина вопроса. Ночной троллейбус ездил лишь с одной табличкой, - «Ночной», поэтому те кто им ни разу не пользовались, не знали точно какой это маршрут.

- Да, пятый, - наконец придя в себя, ответил парень. Он ещё некоторое время посмотрел на мужчину, с виду тот не казался пьяным, поэтому он не мог понять, почему тот не воспользуется такси. Затем он вернулся к прерванному копанию в вещах.

- Я люблю кататься на троллейбусах, особенно в такие предрассветные часы, - каким-то мечтательным голосом произнёс мужчина.

- Понятно, - опять повернувшись к нему сказал парень, хотя ему уже немного надоел столь разговорчивый спутник.

- Вы же об этом подумали? - со странной улыбкой спросил он. - Что такой мужчина как я, делает в троллейбусе? Не так ли? - парень только и мог что кивнуть. Ему хотелось не только побыстрее закончить этот разговор, но и чтобы троллейбус наконец поехал. - А вы едете домой? - продолжал задавать вопросы мужчина.

- Я извиняюсь, но это не ваше дело, - начиная выходить из себя ответил парень.

- Простите, не хотел вас как-то оскорбить. Можете не отвечать на этот вопрос, - всё не замолкал мужчина. - Куда же ещё можно ехать с работы. Вы каждый день пользуетесь именно ночным троллейбусом, не любите когда много народа.

Парень очень подозрительно посмотрел на мужчину. Это всё было слишком странно. Этот человек начинал его пугать. Откуда он вообще всё это знает? Парень даже подумывал выйти из троллейбуса и пойти домой пешком, несмотря на мороз и очень большое расстояние до дома. Не хотелось ему оставаться в одном месте с этим человеком.

- Извините, я больше не буду, - странно улыбнувшись сказал мужчина. - Я же уже говорил, что люблю кататься на троллейбусах. Вы меня просто не замечали раньше, а я часто ездил вместе с вами, на этом самом троллейбусе.

- Неужели? - не веря словам мужчины, с подозрением спросил парень.

- Да, очень часто ездил, - улыбнувшись одновременно и дружелюбной, и пугающей улыбкой ответил тот. - Вы просто не обращали внимание на других пассажиров троллейбуса.

- Каких других? - удивился парень, за всё время что он ездил на этом троллейбусе, ему ни разу не приходилось уезжать с этой остановки ещё с кем-то.

- Ну как же, - улыбка на лице мужчины стала ещё шире, - вот эта дама, - он кивнул, указывая в начало троллейбуса, - ездит этим же транспортным средством каждый день. Вы не единожды с ней пересекались, - уверенным тоном закончил мужчина. Он говорил так, будто знал лучше молодого человека, с кем тот мог встречаться и кого встречал ежедневно.

Парень очень серьёзно посмотрел на столь странного собеседника. Поскольку он был на все сто уверен, что там, куда указывал мужчина никого нет, он пытался понять шутка ли это? Или может ему страшно повезло в этот ранний час столкнутся с ненормальным человеком? Он внимательно изучил внешний вид мужчины. Тот нисколько не походил на умалишённого, но так чаще всего и бывает. Сумасшедшие редко на первый взгляд отличаются от нормальных людей. Точнее их ненормальность редко бросается в глаза окружающих. Мужчина выглядел очень презентабельно, изысканное пальто, кожаные, начищенные до блеска ботинки и выглядывающие из-под рукава, дорогие на вид часы. Вряд ли психи ходят в таком виде. Да и его лицо не выглядело странно. Самое обычное, разве что слишком дружелюбное, лицо.

Внимательно изучив этого необычного пассажира, молодой человек повернулся туда, куда указал мужчина. К своему собственному удивлению, он увидел там женщину. Она с явным недовольством на своём строгом лице, сидела прямо за стенкой отделявшей водителя от пассажиров. В первый момент он не поверил увиденному. Парень мог поклясться, что когда он заходил в троллейбус, тот был абсолютно пуст, не считая водителя. Конечно он мог не заметить сидевшего в самом конце мужчину, но женщину он точно увидел бы, ведь он проходил как раз мимо того места, где она теперь сидела.

- Странно, да?

Эта фраза заставила молодого человека подпрыгнуть на месте. Его сердце в тот же миг стало бешено колотиться, а тело на мгновение парализовало. Теперь к нему обращался третий, не замеченный им ранее пассажир. Это оказался мальчик, не старше двенадцати лет судя по голосу, он сидел с другой стороны прохода от парня.

- Я тоже в самом начале испугался, - продолжал говорить мальчик. - Все эти появляющиеся из ниоткуда люди. Странно, конечно, но потом как-то успокаиваешься, привыкаешь. Тем более что это не самое страшное, что находится в этом троллейбусе.

Парень не сумел сдержать вырвавшийся у него смешок. Что может быть страшнее появляющихся из ниоткуда людей?

- Только реальные люди, - ответил на прозвучавший в его голове вопрос мальчик.

Обычный человек в такой ситуации наверно тут же бы сорвался с места и постарался убежать куда подальше, но молодой человек почему-то не мог так сделать. Нет, его тело не парализовало страхом или ещё чем-то подобным, наоборот, ему стало интересно. Это был странный интерес, его подпитывали и любопытство, и страх. Парень медленно стал поворачивать голову в сторону мальчика. Честно говоря, после услышанного он боялся что у него перед глазами предстанет не самая приятная картина. Так и оказалось. На одном из сидений напротив парня сидел мальчик, слишком высокий, как для своего возраста, да и одет он оказался не по погоде. Шорты и футболка явно говорили о том, что он слишком долго катается на этом троллейбусе и уже пора бы отправляться домой. Но домой ему видимо не суждено было попасть. Мальчик весь, с головы до ног, оказался покрыт запёкшейся кровью. Сложно было понять принадлежит эта кровь ему или кому-то другому.

- Чего же мне бояться реальных людей? - еле выдавил из своего пересохшего рта молодой человек.

- Что они сделают с тобой то же, что сделали со мной, - как-то криво улыбнулся мальчик. Парень в начале подумал, что это он так улыбается странно, а потом сумел рассмотреть небольшую дырку в нижней челюсти мальчика, не позволявшая тому нормально управляться с собственным лицом.

- А откуда я знаю, что вы не сделаете это со мной? - с ужасом на лице спросил парень. Другие два пассажира преобразились, и не в лучшую сторону. Женщина повернула свою голову как сова и смотрела своими мутными глазами на парня. Её лицо оказалось синим. Посмотрев же на мужчину, молодой человек ужаснулся ещё больше. Его роскошный наряд оказался измазанным грязью со следами протектора в районе груди. Точнее того что теперь там находилось. Туловище мужчины оказалось сплющенным огромным весом. А его лицо покрывали кровавые подтёки, шедшие из глаз, носа и рта.

- Мы уже мертвы, нам нет дела до живых, - улыбнувшись кровавой улыбкой, ответил мужчина. - Точнее нам нет дела до других живых, нам интересен лишь один.

- Кто? - со страхом и любопытством в голосе тут же спросил молодой человек.

- А ты подумай сам, почему мы все сидим в этом троллейбусе? Вспомни, как часто ты встречал других водителей на этом, «Ночном», маршруте?

Парень задумался. Ведь он и вправду всё время ездил с одним и тем же водителем троллейбуса. А это очень странно. Как может один и тот же водитель каждую ночь выезжать на маршрут? Такое очень маловероятно, ни один начальник не допустит подобного, каким-бы ужасным он не был.

- Что там такое? - послышался сонный голос водителя троллейбуса. Видимо разговор пассажиров разбудил его.

Молодого человека охватил животный ужас. Ведь не может же быть, чтобы обычный водитель троллейбуса... На него же подумают в первую очередь. Но потом, какой-то голос внутри напомнил ему истории многих маньяков, которых не просто не могли поймать очень долгое время, но даже отпускали не найдя никаких доказательств против них.

- С кем ты там говоришь? - вновь раздался голос водителя и он стал подниматься со своего места.

- Сам с собой говорю, наверно слишком заработался, - нервно усмехнулся в ответ парень.

- Бывает, - устало пробурчал водитель двигаясь в направлении пассажира.

- Куда это он идёт? - начал шептать прямо на ухо молодого человека мужчина. - Может в направлении своей очередной жертвы? Что это у него в руках?

Только после этих слов парень увидел в руках направлявшегося в его сторону водителя отвёртку. Он бросил быстрый взгляд на мальчика. Тот с жуткой, ехидной ухмылкой, указывал пальцем на дырку в своей челюсти. Молодой человек сглотнул и по его спине пробежали мурашки. Ему очень не нравилась сложившаяся ситуация. Что вообще происходит? Это не поддавалось никакой логике. Неужели эти люди, - призраки жертв водителя этого троллейбуса? Если так, то не станет ли он следующей его жертвой? Не он один рассуждал подобным образом. Неожиданно оказавшийся прямо за спиной парня мужчина, рассуждал точно также. Даже больше, он предлагал решение.

- Ты должен атаковать первым, - уверенно произнёс прямо в ухо молодого человека он.

- Он любит нападать со спины, - всё также усмехаясь, добавил мальчик.

- Не дай ему зайти тебе за спину! - закричал в ухо парня мужчина. Это случилось именно в тот момент, когда водитель поравнялся с его сидением, и у молодого человека не оставалось другого варианта, кроме как действовать. Более того, сами слова мужчины прозвучали как приказ, которому тело молодого человека подчинилось беспрекословно. Парень накинулся на водителя. В его голове звучали голоса, дававшие ему советы, указывавшие ему, приказывавшие ему. Он не мог им не подчинится.

Хоть водитель и оказался захвачен врасплох, он, тем не менее, не сдавался. Он был силен и опытен в различного вида разборках и драках, поэтому не уступил своему противнику. Они стали бороться. Молодой человек пытался вырвать у водителя отвёртку, в то время как тот, в первую очередь старался просто вырваться, чтобы суметь нанести хороший удар в ответ и утихомирить буйного пассажира. Из-за этого они перемещались по всему троллейбусу и врезались во все возможные препятствия, нанося урон не только себе и своему оппоненту, но и троллейбусу. Наконец удача улыбнулась молодому человеку. Одной ногой водитель неудачно зацепился за сидение и рухнул на спину в проходе. Следом на него упал и парень. При этом отвёртка в тот момент уже находилась у него в руках. Ещё мгновение и водитель перестал сопротивляться. На его лице застыла гримаса удивления, а в неожиданно остекленевших глазах читался страх.

Молодой человек тут же поднялся. Он был цел и даже чист. Немного отдышавшись он посмотрел на лежавшего у него под ногами водителя. Тот больше не шевелился. В углу его рта появилась маленькая капля красной жидкости, которая сразу же начала стекать вниз по его замершему в вечном удивлении лицу. Из груди водителя, прямо там, где находится сердце, торчала ручка его же отвёртки. Парень смотрел на мёртвое тело у себя под ногами и ничего не понимал.

- Ты убил его, - прошептал голос мужчины ему на ухо.

Это оказалось настолько неожиданно, что молодой человек резко обернулся. Но к его удивлению рядом с ним никого не оказалось. Как, впрочем, и в троллейбусе вообще.

- Что? - шокировано спросил он.

- Ты убил его, - повторил голос мальчика в его голове, - как и хотел.

- Я этого не хотел, - испугано закричал парень. Наконец осознав всё произошедшее, он понял. Он стал убийцей! Он убил человека! Почему он его убил?! Зачем?!

- Потому что ты всегда мечтал его убить, - продолжил шептать демоническим голосом мужчина.

- Я? - шокировано, еле слышно, произнёс парень.

- Да, ты, - голос мужчины начинал нарастать в его голове и становится всё более демоническим. - В своей голове ты из раза в раз повторял сценарий того, как будешь убивать. Как потом скроешь все следы и уйдёшь гордо задрав голову, как победитель. Ты снова и снова представлял, как все будут говорить об этом убийстве и никто даже не задумается о том, что ты, стоящий рядом с ними, и являешься тем самым убийцей. Это прекрасное чувство превосходства над всеми этими низкими людишками. ТЫ ЛУЧШЕ ИХ! А теперь вставай, дело ещё не окончено. Тебе пора уходить.

- Нет, - забившись между сидениями и обхватив руками колени, прошептал молодой человек. Всё произошедшее казалось страшным сном. И как ему хотелось, чтобы всё и оказалось страшным сном. Чтобы его потрепали по плечу и разбудили, ведь он уснул и проехал свою остановку, а троллейбус уже добрался до другой конечной на маршруте. Но этого не случится. Он убил человека, и теперь он убийца. Как ему с этим жить?

- Вставай, - послышался голос мужчины. Он казался напуганным. - Вставай тебе говорят! - он кричал.

Что могло так напугать до сих пор спокойного мужчину? Молодой человек не мог понять, пока не почувствовал запах гари. Наконец он сумел немного собраться и оглядеться. Троллейбус горел. Неожиданно он рассмеялся.

- Чего ты веселишься? Ещё рано, ты не выбрался, - продолжал испуганно кричать мужчина.

Но парень и не думал выбираться. Он встал в полный рост и начал смеяться, настолько громко, насколько мог. К этому моменту троллейбус уже полностью оказался охвачен огнём и выбраться из него стало невозможно. А молодой человек стоял над телом невинного водителя и смеялся. Смеялся всё громче, чтобы заглушить крики раздававшиеся у него в голове. Смеялся громче, чтобы не дать желанию спастись возобладать. Смеялся громче, чтобы иметь смелость. Иметь смелость остаться стоять на месте, даже когда станет сложно дышать, когда пламя начнёт пожирать его тело. Он смеялся, чтобы исполнить вынесенный самому себе приговор. Заплатить своей жизнью, за невинно отнятую жизнь.

На шум исходивший от горящего троллейбуса сбежались зеваки. Именно они стали свидетелями этого ужасного происшествия. И ещё долго по городу гуляла история о демоническом смехе звучавшем в пламени горящего троллейбуса.
Развернуть

#Гильдия Писателей разное рассказ story #Реактор литературный #Лит-клуб написал сам 

Ожидание

В дверь раздался стук. Мои ладони были влажные от пота и волнения. Стук был именно таким, как мы условились с Лехой 20 лет назад. Я посмотрел в дверной глазок, молодой парень, брюнет, острые черты лица, он помахал мне и улыбнулся. Я вздохнул, повернул ключ в замочной скважине, открыл дверь.

– Привет, дружище! – сказал парень и протянул мне руку...

***

– Видел… ык!!! и ночь, гуль… ык!!! ляли всю но-о-о-очь до ык!!! утра!!!

Пьяные, шатаясь мы брели вдоль набережной Обводного. Я и мой друг детства Леха. После рок-клуба мы шли ко мне домой, мои родители, в отличии от Лехиных, меня не заругают за пьянство и поздние гулянки.

– Я тебе говорил, будет а-а-ах… ык!!! ренительный ка-а-ан… ык!!! ох ептыть… церт! – прокричал он мне в ухо.

– Это точно… хык!!! Хорошо нажрались.

Икота одолела нас обоих, что делало наши пьяные песни еще смешнее и веселее. Кое-кто орал нам заткнутся, но мы им орали в ответ «Мама анархия» и ржали как кони. Мимо проезжали редкие машины, прохожих не было. Ветер обдувал нас легкой прохладой, настроение было шикарное.

– Ого, зырь туда… - Леха указал пальцем прямо.

Я всмотрелся - облокотившись на перила, стоял мужик в оборванной одежде.

– Бомжара какой то, – сказал я Лехе.

– Ага… – Леха ухмыльнулся мне. – Хочешь кулаки размять?

Я удивленно посмотрел на него.

– Ты… ык!!! чего, – я постучал по груди кулаком, чтобы немного унять икоту. – Это ж не спортивно.

– Да ну тебя нахрен! – Леха толкнул меня в плечо. – Чего ты такой правильный? Анархия еб… хык!!! ть… Пошли.

Мы направились к мужику. Подойдя ближе, мы услышали что он плачет. Боевой настрой Лехи тут же улетучился.

– Эй! Муж… ык!!! – Леха усмехнулся совпадению. – Ты в порядке?

– Тебе помощь нужна? – спросил я.

Бомж повернулся к нам. Худое заросшее лицо, серая от грязи кожа и удивительно яркие голубые глаза. Одет он был в какой-то коричневый плащ и рваные брюки с черным свитером. По его щекам текли слезы, в руках он держал грязную тряпку, в нее он сморкнулся несколько раз и убрал в карман.

– Да не, пацаны, все нормально, горюю о своей проебаной жизни, – сказал он, повернувшись к нам.

– Ха… удивил дед. Мы свою жизнь проебываем уже с ранних лет. – Леха заржал, я поддержал.

Бомж посмотрел на нас, вытер слезы рукой.

– Да нет, пацаны, я проебал такую жизнь. Я мог стать крупным человеком, бизнесменом. Ездить на лимузине, жрать ананасы. Но всего одна ошибка и пиздец. Отобрали квартиру, деньги, самого на помойку. Я просрал потенциал этой жизни.

Леха заржал.

– Э… Х…ле ты хотел? Бизнес наебизьнес… У нас соседу голову проломили и квартиру отобрали за ящик бананов. Считай, тебе повезло.

– О, да. Жив и ладно! – Сказал я. – Может тебе водки в ларьке взять?

– Ты че, епты, – Леха отвесил мне подзатыльник. – Ахуенно добрый что ли?

Бомж смотрел на нас. Леха обхватил меня за шею и грубо поволок дальше.

– Живи, бомжара, уж больно твоя история жалостливая! – крикнул Леха ему через плечо.

– Ага, и не просри потенциал оставшейся! – Крикнул я.

– Поверьте мне, пацаны, эта жизнь просрана, а ваша – еще нет. – ответил бомж.

Леха остановился и развернулся к нему.

– Че ты сказал, бомжара? Ты чего, нас учить вздумал? – Леха сжал кулаки и пошел на бомжа.

– Лех, ты чего, брось… – только успел произнести я.

Дальше произошло то, о чем я до сих пор вспоминаю с содроганием.

Бомж резким движением сбил Леху на землю. Пару раз ударил его по голове и развернул лицом к себе. Леха был без сознания.

– Э! Ты чего творишь?! – Крикнул я и пошел на помощь.

Бомж вскочил и двинул мне в пузо рукой. Боль была адская, как будто железной трубой вдарили, в глазах потемнело, я согнувшись упал на асфальт. Бомж добавил мне еще раз с ноги. Я закашлял и проблевался.

– Эту жизнь я может и проебал, но эту нет – сказал он и направился к Лехе.

Он сел возле него на корточки и снял перчатки. В свете фонаря я увидел острые когти.

– Леха… - Зашептал я и попытался подняться.

Бомж вскинул правую руку вверх, а левой схватил Леху за волосы. Я второй раз попытался встать – не получилось. Бомж неожиданно громко стал говорить какой-то странный текст, при этом делая рукой в воздухе странные пасы.

– Отойди от него… - прошептал я и встал на колени.

Бомж не обращал на меня внимания, продолжая говорить. Я откашлялся и пополз в его сторону, пузо болело, перед глазами плавали белые точки. Бомж обратил на меня внимание, когда я был в метре от него, он прекратил говорить и наотмашь ударил меня по лицу, я упал на бок. На некоторое время потерял сознание.

Я перевернулся, голова гудела, из носа текла кровь. Осмотрелся: бомж продолжал говорить, вздернув правую руку в небо. Я поднялся, и вдруг бомж резким движением схватил Леху за лицо своими когтями. Леха очнулся и заорал от боли, я увидел как потекла кровь. Бомж продолжил говорить. Леха уже не орал, а визжал, бомж резко дернул правой рукой и сорвал у Лехи лицо, обнажив беззубый череп, покрытый остатками мышц и кровью. Так же резко левой рукой он сорвал свое лицо. Я в ужасе смотрел на происходящее и не мог отвести глаза. Бомж аккуратно приложил лицо Лехи к своему черепу и оно стало прирастать. Свое лицо он грубо шлепнул на Лехин череп, оно тоже стало прирастать, но криво. Бомж встал, вытер кровь с Лехин… уже своего лица. Тут я заметил, что одежда на них тоже поменялась местами, то, что раньше было бомжом, теперь было Лехой.

– Вот, теперь полный порядок, - произнес «Леха». – Жизнь с чистым потенциалом и с неопределенной судьбой.

Он посмотрел на меня, достал из кармана куртки сигарету и закурил.

– Запомни, пацан, попытаешься мне помешать – изуродую тебя так, что никто не опознает, даже твой пес Томас. – Сказал он мне.

Я не мог ответить, в горле пересохло, только кивнул.

То, что было Лехой, с диким криком вскочило. Лицо было перекошено от боли и ужаса, не обращая на нас внимания, оно вскочило и побежало во дворы. «Леха» засунул два пальца в рот и засвистел ему вслед. После посмотрел на меня и засмеялся. Схватив за шиворот, он поставил меня на ноги.

– На чем мы там остановились? – спросил «Леха». – Видели ночь, гуляли всю ночь до утра-а-а-а-а-а-а…

Очнулся я утром у себя в комнате на диване. Голова гудела, скорее от удара, чем от похмелья.

– Вы с кем-то вчера подрались что ли? – отец стоял на пороге моей комнаты.

– Подрались?

– Тебя Лешка притащил, ты был в отключке, сказал, что вы с гопарями поцапались.

Я сел. Пощупал живот, по телу прошла волна боли, я зашипел.

– Ладно, отдыхай. Тебе пива дать? – спросил отец

– Нет, я обойдусь.

С Лехой я больше не общался. Через неделю он устроился на работу в какую то компанию. Мама его была очень рада этой перемене. Через полгода вся семья переехала в центр. Говорили, что Леха быстро поднялся по карьерной лестнице, стал хорошо зарабатывать. Отец пытался меня уговорить устроится к нему, но я наотрез отказался.

Прошло еще полгода.

– Наконец-то я тебя нашел. – Бомж с грязным, заплывшим и перекошенным лицом направился ко мне.

Я сидел на лавке во дворе пил пиво. Бомж прихрамывая, подошел и сел рядом. Я узнал его. Это был…

– Леха? Это ты?

Бомж усмехнулся.

– Узнал, да. Дай закурить.

Я достал пачку, протянул Лехе. Он взял дрожащей рукой одну, достал из кармана спички и прикурил.

– Моя семья переехала.

Я посмотрел на него.

– Да полгода назад. Ты… Точнее тот, купил хату в центре.

Леха усмехнулся.

– Знаешь, а ведь людей, таких, каким был я, очень мало.

Я посмотрел на него.

– С чистым потенциалом и неопределенной судьбой?

– Именно – Леха шумно затянулся и закашлял в рукав.

Когда кашель прекратился, я увидел кровь.

– Я подыхаю, причем очень скверно, у него печень больная и рак легких.

– И что ты делать будешь?

Леха посмотрел на меня.

– Я хочу вернуть свою жизнь.

– Как?

– Чистым потенциалом и неопределенной судьбой обладают все новорожденные младенцы.

– Что?

– Мне с этим телом передались некоторые воспоминания этого ублюдка. Я знаю все о том, что он со мной сделал. Даже то заклинание.

Я достал из пачки сигарету и закурил.

– То есть, ты хочешь найти человека…

– Я уже нашел. Вчера в парке я украл из коляски младенца.

Руки у меня затряслись.

– Что ты задумал?

– Я хочу вернуть свою жизнь, но в этом теле я не смогу это сделать, а искать взрослого человека с неопределенной судьбой… это бесполезно. Поэтому я заберу жизнь того младенца.

Я в ужасе смотрел на Леху.

– Это неправильно, есть же другой способ наверняка.

– Нет, если бы был, я бы им воспользовался – Леха докурил и выбросил окурок – Мне самому хреново от этой мысли, но выбора у меня нет.

– А я тебе зачем?

– Я поменяюсь местами с тем младенцем, а ты вернешь его семье. Станешь героем.

– Ты охренел, так нельзя поступать.

Леха усмехнулся.

– Какой же ты сыкливый, все, времени нет, пошли.

Леха встал и захромал к выходу из двора.

– Ты идешь? – крикнул он мне, не оборачиваясь.

Я пошел за ним. Леха вел меня дворами, пока мы не пришли к заброшенному дому. Мы залезли внутрь, спустились в подвал. Я услышал как плачет младенец. Мы вошли в небольшую комнату. На полу лежал ребенок, закутанный в одеяло. Он громко и надрывно плакал. Леха сказал «вчера», значит ребенок голодный.

– Так. Как только я закончу, ты отнесешь младенца в ментовку.

– Нет, Леха, так нельзя, это же просто ребенок.

– Хватит уже ныть. Отнесешь в ментовку, скажешь нашел, укажешь на это место, они найдут тут ополоумевшего бомжа и дело закроют. Потом ты устроишься на работу к тому уроду, и будешь следить за ним.

– Нет, нет, это неправильно, я не могу.

– Это надо сделать, иначе как я верну себе свою жизнь? Я найду тебя через 20 лет, чтобы было проще, поддерживай связь с семьей этого младенца. Я найду тебя, и тогда мы придумаем как прищучить этого ублюдка.

– Леха, погоди…

Он схватил меня за грудки и отвесил пощечину.

– Сделай как я тебе сказал, и никаких отговорок! Ты мой друг, понял? И запомни, когда придет время я постучу тебе – три раза, два раза, четыре раза и два раза. Запомнил?

Я молча кивнул.

Леха отпустил меня и направился к младенцу. Я в ужасе смотрел на происходящее. Он положил левую руку младенцу на лицо, правую поднял вверх и стал читать заклинание. От ужаса я не мог пошевелиться. Леха продолжал читать, младенец плакал. Я зажмурился и закрыл уши руками, но даже так я услышал дикий визг младенца, которому оторвали лицо. Я сам закричал, чтобы не слышать этого ужаса. Вдруг я услышал крик бомжа, открыл глаза и увидел как тот катается по полу, хватаясь руками за воздух. Рядом я увидел плачущего младенца. Трясущимися руками я схватил ребенка и побежал к выходу. На мгновение остановился и оглянулся. Бомж сидел в углу, по его лицу текли слезы, он тянул ко мне руки.

– Боже мой… – прошептал я.

Бомж пытался что то сказать, но я уже бежал к выходу.

Следующая неделя для меня прошла как в трансе. Милиция, допросы, встреча с семьей похищенного младенца. Плачущая от радости мать и отец ребенка, гордый взгляд моего отца. Я был героем. Правда нашлись несколько людей, видевших меня и бомжа, как я уходил с ним, но им никто не верил. Я еще очень долго отходил от произошедшего.

Через месяц жизнь вернулась в прежнее русло, моя семья и семья того ребенка стали лучшими друзьями. Я видел, как взрослеет «Леха», точнее Артем. Как он пошел в детский садик, в школу. Потом я переехал от родителей, женился. Устроиться на работу к тому человеку было немного проблематично, но я напомнил ему, что мы были друзьями, и он нехотя меня оставил. Правда, близко к себе не подпускал. Видимо поначалу что-то подозревал, но потом забыл о моем существовании,ч ему я был несомненно рад. Вот так и прошли эти 20 лет – в ожидании, когда Леха появится на пороге моей квартиры.

Я сидел дома, жена с дочерью ушли покупать платье для выпускного. Я разбирал бумаги по работе. В дверь постучали, хотя звонок работал. Три раза. Пауза. Два раза. Пауза. Мое сердце забилось с бешеной скоростью. Четыре раза. Пауза. Два раза. Ладони стали влажными, руки стали дрожать. Я подошёл к двери и посмотрел в глазок. Брюнет с острыми чертами лица улыбался. Я узнал повзрослевшего Артема. Руки не слушались, но я смог отпереть замок, снять цепочку и открыть дверь. Парень посмотрел на меня, его улыбка стала еще шире.

- Привет, дружище! – сказал он и протянул мне руку.

Я пожал ее.

- А ты постарел.

- А ты вырос.

И он вошел в квартиру…
Развернуть

рассказ story Рассказы на ночь песочница #Гильдия Писателей разное Сам написал #Реактор литературный #Лит-клуб 

На озере.


Не хотела Марина ехать. Вот сразу не хотела. Надо было послушаться себя, интуицию свою.

Но Сашка… Он умел уговаривать в целом, любого мог уговорить. Как говорит его шеф – продажник от Бога. Море, мол, целый сезон под боком, а тут – озеро, лес. И искупаться можно в пресной воде, и шашлыки на берегу, и компания отличная. Маринка и согласилась, через вот это свое не хочу.

Зато новые дороги посмотрели, сто лет в тех краях за дороги никто не брался, а вот поди ж ты.

И ведь хорошо было, на самом деле. Приехали, не заблудились, хотя последние километры не по беспомощным навигаторам ехали, а просто наобум, Димка (коллега Сашин) говорил, что был давно в этих краях, но все помнит. Палатки поставили, мангалы раскочегарили, первые бутылки от крышек и пробок освобождены.

Хорошо было. Лес, озеро, с мангала мясо дымком манит.

- Марин, иди пока скупнись, а то все вертишься как пчелка в колесе, а скоро уже и стемнеет. Я салат доделаю и с Таней на стол накрою. Иди уж. – Люська ей улыбнулась и кивнула на озеро.

Аккуратно наступив босой ногой на берег, Марина тут же передумала снимать тапочки, пошла в воду прямо в них.

И правда, было здорово. Дно под ногами поначалу пугало неровностями и какой-то неизведанной жизнью, не было в нем морской пустынности, каменистой или песчаной. Но в модных американских тапочках-сланцах было терпимо. Другой была и вода - Марина сразу поняла, сравнивать ее с морской просто бессмысленно, глупо. Другая и точка. Кто пробовал – поймет, а остальным объяснить не получится. Взмахнув крепкими, помнящими как завоевывался юношеский разряд по плаванию, руками, Марина в пару гребков оказалась далеко от берега. Перевернулась на спину, посмотрела вверх и в одну секунду поняла, что всё это того стоило. Заглушенная, но ворчащая интуиция, хлопоты на сборах, пыльная дорога, переживания по поводу пары лишних карантинных килограмм. Все это надулось ярким шаром и лопнуло, чуть коснулось острого луча закатного солнца, что успел пробиться сквозь верхушки деревьев, зеленым венком обрамлявших небо.

Немного полежав на спине, половив этот замечательный нежданный кайф, Марина поплыла чуть в сторону от их лагеря.

Плыла не спеша, рассматривая берег этого чудного озера. И сразу заметила ее. Незнакомка сидела на берегу, спиной к Марине.

«Ого, озеро-то популярное, еще компания лагерем встала» - подумала Марина и решила подплыть чуть ближе, поздороваться. Но почти тут же почему-то поплыла медленнее и… тише.

Незнакомка чем-то настораживала, Марина не могла сначала понять, чем, но, подплыв ближе и приглядевшись, поняла. Та была голой. Обнаженной. Без одежды. В чем мать родила она сидела на бревне, которое одним концом уходило в воды озера и расчесывала волосы. Видимо, нудистка сама недавно только вылезла из воды, потому что при движении руки с гребешком вода стекала с ее волос, струйками бежала по голой спине.

Молча плыть к ней было уже невежливо, Марина нащупала ногами дно, остановилась и откашлялась.

- Здравствуйте.

Незнакомка рыбкой нырнула за бревно, в воду. Это было даже забавно. и Марина ухмыльнулась – видимо, решившая искупаться в костюме Евы дамочка думала, что кроме их компании на берегу озера никого нет.

- Вы простите, не хотела Вас напугать. Просто мы тут с друзьями тоже отдыхаем.

Незнакомка выглянула из-за бревна, посмотрела в ту сторону, куда махнула рукой Марина. Кивнула. А потом, словно бы в ответ на ободряющую, дружелюбную улыбку Марины, нырнула на глубину.

И исчезла. Марина оглянулась. Почему-то ей показалось, что незнакомка сейчас плывет под водой прямо к ней и ей стало очень неуютно. Быстрым шагом, преодолевая сопротивление озерной воды, Марина пошла к берегу, оглядываясь, ожидая, когда вынырнет незнакомка и всматриваясь себе за спину, под ноги ожидая увидеть ее и там. Странной голой женщины не было нигде.

В растерянности выскочив на берег, Марина какое-то время постояла, всматриваясь в поверхность озера, постепенно исчезающую в надвигающихся сумерках. Покачала головой и пошла к своим.

Ей было зябко и тревожно-странно, как бывает иногда у человека, который столкнулся с тем, что объяснить он не может. Поэтому она с радостью услышала веселый гомон ребят, без возражений приняла как факт то, что она слишком долго плавала и теперь официально считается опоздавшей. Приняла штрафную рюмку в виде пластикового стакана, почти доверху наполненного любимым Таниным вермутом. А уж потом, отдышавшись душой, рассказала о странной встрече с какой-то шизофреничкой из другой компании. Друзья восприняли это все со смехом, посоветовали не забивать голову ерундой – скорее всего, и правда чересчур скромная нудистка попалась, а то что ушла под воду с концами, так то Маринка просто не увидела где она вынырнула, в каких-нибудь кустах дальше по берегу. Люська только, зараза мелкая, сказала таинственным голосом, что это, мол, русалка была, и что теперь Марине надо подарить ей свой лифчик, ибо падки водяные девы на одежду человеческую. К этой идее с интересом отнесся неженатый Вадим, но продолжение идеи на корню зарубил её Сашка, сказав, что заинтересованным лицам он может подарить свои плавки.

Шашлыки удались, вермут и пиво были вкусными и их было много. Болтали до самой полуночи, лишь после нее разойдясь по палаткам и машинам.

Марина заснула сразу, как только улеглась, даже на не очень настойчивые притязания пьяного Саши не отреагировала. И, она была уверена в этом, проснулась она тоже почти сразу, спала недолго.

Было так тихо, как может быть тихо в лесу. Лесная летняя тишина состоит из ровного фона звучания сверчков, который ты воспринимаешь именно как фон, не выделяя его, игнорируя его ухом. Марина повернулась, Сашки рядом не было. «Наверное, пиво подошло к концу» - улыбнулась немудрящей старой глуповатой шутке Марина и тоже полезла из палатки.

Потом тут же в нее вернулась и схватила лежащую возле входа рубашку. Конец августа радует жаркими днями, но ночью напоминает о том, что впереди, уже скоро, осень.

Лагерь из их палаток и машин был тихим, спящим, безлюдным. Из тойоты Вадим доносился приглушенно его храп и Марина тихо порадовалась тому, что он решил не заморачиваться палаткой и поспать в машине – из палатки его храп было бы слышно гораздо лучше.

Чуть посидев возле уже потухшего мангала, Марина так и не дождалась возвращения Саши. Встревожилась.

Зачем-то набрала его на мобильный и тут же сбросила, как только услышала начальные аккорды «В Питере пить» из палатки. Сашка ушел без телефона. Но куда?

Марина, ступая аккуратно и бесшумно, зачем-то стала пробираться к берегу. Дернулась от резкого звука за спиной, обернулась.

Позади нее стояла выбравшаяся из своей палатки Люся, отчаянно зевая.

- Марин? А ты куда?

- Тс-с-с – прошипела Марина. – Сашка куда-то пропал, пройдусь, гляну.

- Ага – кивнула Люська и пошла к ней – Я с тобой. А потом в кустики. Посторожишь?

- Хорошо – обрадованно кивнула Марина. Она только сейчас поняла, что бродить ночью по берегу одной ей было страшно.

Вышли к берегу, постояли там. Марина пару раз окликнула мужа, сначала тихо, потом громче.

Не дождавшись ответа, Марина свернула в ту сторону, где встретила вечером ту чудачку.

Странное дело, ей казалось, что это было недалеко от их стоянки и что она довольно быстро тогда дошла до своих. А вот сейчас они с зевающей Люськой шли уже целых 10 минут, а местность все была не той. Но, когда Маринка решила было уже возвращаться и разбудить кого-нибудь из парней, она услышала голоса.

Мужской и женской.

- Иди. Не бойся. Ты никогда не боялся меня.

- Я… Не боялся. Я… Но…

- Иди же, ну!

Марина резко выскочила из-за кустов, у нее была причина для резкий движений, она узнала мужской голос.

- Саша!

Берег, ствол поваленного дерева, уходящий одним концом в воду, за ним стоит нудистка. А перед ней, на берегу, ее Саша. Но не стоит, а делает один шаг за другим по направлению к ней.

- Что здесь происходит? Ты кто такая, блядь?

Марина шипела как кошка, глаза ее сверкали, в душе не было ни малейшего следа былых страхов.

«Нудистка» повернула голову к ней, и Саша тут же остановился.

- Я помню тебя, дева. Ты купалась в моем озере, и я отпустила тебя с миром.

- В твоём озере? Ты его приватизировала?! Что тебе нужно от моего мужа?

Стоящая в воде женщина улыбнулась.

- Озеро – мое, пока никто сильнее меня не заявил и не отстоял это право. А это мой суженный, я искала его долгие годы, долгие…. Иди ко мне, любимый.

Ее взгляд встретился с Сашиным и тот тут же сделал еще один шаг, ноги его коснулись воды.

- Ах ты дрянь!

Марина кинулась было в воду, но ее схватила за руку Люська, затормозила.

- Маринка, стой, погоди!

- Что? – с неразбирающей адресатов яростью та повернулась к подруге.

- Это… Это и правда русалка. Стой!

Марина непонимающим взглядом посмотрела на Люську.

- Люсь, что за бред. Я понимаю твою повернутость на этой теме. Но это просто блядь, которая лезет к моему Сашке!

Она рванулась обратно, Люська схватила ее за рукав рубашки. Рывок был настолько сильным, что рукав оторвался, оставшись в руках Люськи.

Та тут же швырнула его в сторону странной незнакомки.

- Бери! Эта одежда твоя!

Та поймала рукав, осмотрела его. Потом повернулась к Люське.

- Благодарю, незнакомка. Но мне это не нужно, я ведь не глупая речная дева.

Оторванный рукав поплыл по воде, отпущенный ею. Марина, чуть ли не рыча, шагала по мелководью прямо к "этой потаскухе".

Незнакомка улыбнулась и стало заметно, как меняются ее зубы, становясь игольчатыми, остро-опасными даже на вид. Но это не остановило Марину. Ее не остановило бы даже если она увидела бы, как вытягиваются пальцы этого существа, как стальным отблеском играют с луной когти на них, увеличиваясь в размерах.

Марину остановил окрик. Уверенный. Злой. Полный силы. Прозвучало то же слово, что кричала Люська, но теперь наполнилось оно чем-то, чему сопротивляться не было никакой возможности.

- Стой!

На берег вышел… мужичок. Одетый в серую плащ-палатку, на голове его была почему-то теплая зимняя шапка, на ногах сапоги, за плечом висела двустволка. То ли охотник, то ли егерь. В целом, вид у него был.. забавный.

Но незнакомка тут же вполне серьезно среагировала на него - когти исчезли, пальцы стали обычными, и зубы, скорее всего, снова приняли вид обычных человеческих зубов.

- Стой, Кострома… Не он это.

Незнакомка покачнулась в воде.

- Правда?

- Точно тебе говорю. Не он.

Молча, не говоря более ни слова, та развернулась и нырнула в воду. И не вынырнула. А может и вынырнула. Просто, на этот раз Марина не высматривала ее, она сразу бросилась к растерянно оглядывающемуся Сашке, обернулась к мужичку.

- Вы кто? Что, вообще, здесь происходит? Кто эта тварь?

Мужик улыбнулся, простецкой такой, но очень душевной улыбкой.

— Это не тварь. Это мавка. Ты, дева, правильно рукавом откупалась, только это на русалок действует. Гребнем отдариваться еще хорошо. А это, повторюсь, мавка. Мужа твоей подружки за суженного своего приняла. Кажный раз такая беда. Она же их тянет на глубину и только там видит наконец-то, что это не он.

- И что потом? – подала голос любопытная и жадная до мистики Люська.

- Так, а что потом? Успеет вынырнуть и не задохнуться – живут с провалами в памяти. Только почти никто не успевает.

Саша приходил в себя, он покачивал головой, как будто бы только проснулся после очень плохого сна. Марина повернулась к мужичку.

- Получается, спасли Вы нас? А Вы кто? Как Вас звать?

Мужик снова улыбнулся, поправил двустволку.

- А как только не звали. И Александром Павловичем с придыханием величали. И Фёдором Козьмичем с уважением и любовью. Ну и Кузьмичём, вестимо. Егерь я, из лесной стражи. Сюда из-за мавки этой заглядываю. Уж больно любопытный экземпляр. Русалок-то и у меня на кордоне хватает, а тут… Мавка!

Он прошелся по берегу, вернулся к бревну, сел на него, снял, кряхтя, сапоги и поджал ноги под себя, усевшись по-турецки.

Потом повернул голову к ним. Посмотрел строго, былого веселья в его взгляде уже не было, а в голосе было снова то, сопротивляться чему было никак.

- Идите, молодежь. Я луной любоваться буду, а вы идите. Утром собирайтесь и езжайте домой. Мусор только весь с собой приберите, не любит лес мусорных людей. Сюда больше не надо приезжать. Это помните. А остальное – забывайте. Был отдых, средненький, но дорога дальняя, пыльная, плохая. Идите.

И они ушли, оставив его на бревне, один конец которого уходил в воду лесного озера.

(с) Алексей Григорьев
рассказ,Истории,Рассказы на ночь,песочница,Гильдия Писателей,разное,Сам написал,Реактор литературный,Лит-клуб,литклуб, литературный клуб, литературныйклуб,
Развернуть

#Гильдия Писателей разное длиннопост рассказ story Сам написал 

Гильдия Писателей,разное,длиннопост,рассказ,Истории,Сам написал

Арт, NECROZOR.


Мне кажется, что со временем мы перестаем замечать то удивительное, что окружает нас. Оно,однако, прочно влилось в нашу жизнь, став суевериями, сказками, страшилками,которыми пугают друг друга дети в лагерях перед сном. Об этом рассказывают друг другу взрослые, чтобы посмеяться ночью в лесу у костра. Об этом шепчут старики,прежде чем закрыть за собой дверь и покинуть этот мир. Но если мы не замечаем–  это не значит, что оно исчезло. Люди больше не видят жар-птиц, несущихся с первыми лучами солнца в небе. Люди больше не просят помощи у лешего в поиске ягод и грибов. Не слышат весенних песен русалок на реке, когда сходит лед. Но это не значит, что всего этого не существует.

  Я любил ночевать в доме моей бабушки. Дом был кирпичный, с большой печкой. Мой дедушка хорошо постарался, чтобы дом был крепким и уютным. Никогда не забуду запах, который пропитал этот дом. Запах сгоревших в печке дров и угля вперемешку с запахом борща, который так любил мой дедушка. Когда я ложился спать, бабушка всегда читала мне на ночь сказки про домовых, леших и прочих сказочных существ. Как они помогали путникам отыскать сокровища или спасти любимых.  Бабушка говорила, что я засыпал под эти истории с улыбкой.

  Деревня, в которой жила бабушка, была относительно небольшой – домов сорок. Некоторые из них пустовали, почти везде жили такие же старики, но было и несколько молодых семей. Все друг друга знали.И когда я с сестрой приезжал в гости на выходные – это всегда был небольшой праздник: пирог с капустой и картошкой, беляши и лепешки. Но, в отличии от меня, сестра не любила ночевать в доме бабушки, она говорила, что по ночам ее пугает домовой. Я в это не верил, бабушка тоже, иногда посмеивалась над внучкой, называя ее трусихой. В общем, мы подросли и сестра перестала ночевать вместе со мной в бабушкином доме.

  Однажды я сидел на кухне, помогая бабушке раскатывать лепешки к ужину. И вдруг услышал завывания в печке. Он были похож на вой собаки, только более низкий и похожий на плач. Этот вой даже заглушал треск поленьев в печи.

  – Бабушка, а что это воет? – спросил я.

  Она прислушалась, посмотрела на меня,затем закрыла заслонкой печку.

  – Ветер в трубе воет, – сказала бабушка и потрепала мои волосы.

  За ужином мы ели щи с лепешками и сметаной. Вдруг дедушка прислушался.

  – Никак домовой воет, – сказал он бабушке,– к беде.

  – Типун тебе на язык дед, что ты несешь?Ветер это.

  – Глянь в окно, нет ветра на улице! Точно тебе говорю – домовой это.

  – Хватит внука пугать! – рявкнула на деда бабушка.

  – Да кто его пугает, он же взрослый уже!Ты же не боишься? – спросил меня дедушка.

  Я отрицательно покачал головой. Мы закончили ужин, и пошли с дедом поливать огород.

  – Деда, а какая беда может случиться, если воет домовой? – спросил я.

  Дед затянулся папиросой.

  – Всякое может случиться – дом сгорит или хлев рухнет. Или что похуже.

  – А что может быть хуже?

  – Помрет кто-нибудь.

  – Кто?

  – Не знаю. – Дедушка почесал затылок. –Давай-ка поливай вишню получше.

  Я направил воду из шланга, чтобы поливать кусты вишни как меня учили. Закончив полив, мы смотали шланги, сложили все в сарай и пошли в дом. Бабушка напомнила дедушке, что они собирались на день рожденья к соседке. Они переоделись в праздничное и пошли, оставив меня одного дома.

  – Ты уже взрослый, бояться не должен, –сказала мне бабушка. – Следи за домом и ложись спать в одиннадцать, мы придем поздно.

  Я кивнул.

  – Смирно! – скомандовал дедушка

  Я вытянулся по стойке смирно.

  – Дом охранять! Бабушкины указания выполнять! И не пакостить! Понял!

  – Так точно!

  – Вольно, салага, – улыбнулся дедушка и ткнул меня пальцем в бок.

  Мы все засмеялись. Я проводил их до калитки, помахал вслед и вернулся в дом. По телеку шли мультики. Я взял из вазына холодильнике пару конфет – так, чтобы бабушка не заметила, и устроился на диване. После мультиков стали показывать какой-то боевик. Я долго-долго жевал первую конфету, когда услышал знакомый вой. «Домовой воет», –вспомнил я слова дедушки. Проглотив конфету, я встал с дивана и пошел к печке. Вой был похож на ветер в трубах, я посмотрел в окно. Черемуха не колыхалась от ветра. Я включил свет, отодвинул заслонку в печи, посмотрел внутрь. Вой прекратился. Поставив заслонку на место, я сел на диван, продолжив смотреть боевик.

  Незаметно прошли два часа, стемнело.Спрятав фантики от конфет, я застелил себе кровать, умылся, почистил зубы,переоделся в пижаму. Взяв с полки свою любимую книжку, лег в кровать и стал читать. И вот, спустя пару страниц, я вновь услышал вой из печки. Мурашки пробежали по спине. Я продолжил читать, стараясь не обращать внимания на вой.Но не получалось. Я закрыл книгу и уставился в потолок. «Помрет кто-нибудь»,услышал я в голове слова дедушки. Руки задрожали. Отложив книгу, я встал,обернувшись одеялом. Не знаю, что меня больше беспокоило – сам вой или слова дедушки о смерти. Я протянул руку к заслонке, пальцы дрожали, по спине опять пробежали мурашки. Вздохнув, я отодвинул заслонку. Вой прекратился.Всматриваясь в темноту печки, я пытался сообразить, что делать дальше.

  – Почему вы воете? – спросил я. – Кто то должен умереть?

  Несколько секунд я помолчал.

  – Я не хочу, что бы кто-то умер.

  В печке раздалось тихое шуршание и ко мне повернулись две красные точки. Их форма напоминала глаза кошки. Я еле сдержался, чтобы не закричать от ужаса, по спине пробежали мурашки. Глаза посмотрели на меня и медленно моргнули.

  – Я нех… хочу… чт… чтобы…

  Из печки раздался низкий голос.

  – В этом доме никто не умрет, дитя, –глаза медленно моргнули, – в ближайшие годы.

  Я сглотнул, чтобы прочистить горло.

  – А почему вы воете?

  Глаза отвернулись от меня, раздался тяжелый вздох. Затем шмыганье, и глаза вновь повернулись ко мне.

  – Смерть настигла моего брата. Я оплакиваю его.

  – П… примите мои соболезнования, –зачем-то сказал я.

  – Ох… дитя… – прошептал голос.

  Я сглотнул.

  – А почему он умер?

  – Дом опустел, он умер.

  – Какой дом?

  – На краю деревни.

  – Дом Куликовых? Но они же приезжают раз в месяц, – сказал я.

  – Больше они не будут приезжать, свет погас.

  – Какой свет?

  – Жизни. Когда гаснет жизнь хозяев дома,гаснет жизнь домового, – раздался вздох.

  Я пытался понять сказанное.

  – Куликовы умерли?

  – К сожалению.

  – Я могу вам как-нибудь помочь?

  Глаза не моргая смотрели на меня. По спине скатилась капля холодного пота, колени задрожали.

  – Сходи в тот дом, ключ ты найдешь у калитки под камнем. Когда придет время и в дверь постучат, открой ее и впусти того кто будет за ней. Главное – не бойся и не заговаривай с ним, не отвечай на его вопросы. Понял меня, дитя?

  Я кивнул.

  – А теперь ступай. И закрой печь. Я должен закончить свою песню.

  Я закрыл заслонку печи и пошел одеваться.Руки дрожали, ноги подкашивались, все внутри сопротивлялось тому, что мне предстояло сделать. Я взял дедушкин фонарик, ключи и вышел из дома. Запирая дверь, я услышал как изнутри вновь раздался вой.

  Я быстро побежал через деревню к дому Куликовых. Было темно, но светила луна, дорогу было хорошо видно. И вдруг,пробегая мимо соседнего дома, я опять услышал вой.  Остановившись, я прислушался. Выло несколько голосов. В доме напротив тоже раздавался вой. «Неужели во всех домах домовые оплакивают потерю?», подумал я и побежал дальше.

  Через 10 минут я уже стоял возле дома Куликовых. «Когда придет время и в дверь постучат, открой ее и впусти того кто будет за ней», вспомнил я фразу домового. Я нашел камень у калитки, подобрал ключ и, отперев дверь, вошел в дом, освещая себе путь фнариком.

  Дом был небольшой, две комнаты и прихожая.В большой комнате была печка. Здесь же стояли стол, стулья и диван. Свет я решил не включать. Сев на диван, я выключил фонарик и стал ждать. Руки дрожали,мурашки бегали по спине от каждого шороха в доме. Чего ждать или кого ждать я не знал. «Когда придет время и в дверь постучат», звучал низкий голос домового в голове. Когда это время придет? Кого я должен впустить? Почему я не должен с ним разговаривать? Столько было вопросов. И ни одного ответа. Я посмотрел в окно, луна светило ярко, облаков не было. Я посмотрел на пол – лунный свет пятном медленно полз через комнату в сторону печи. Прошло минут 30, я ждал.Немного успокоившись, я стал рассматривать обстановку в доме: на стене ковер,старый телевизор в углу комнаты, накрытый покрывалом. Цветов не было. Куликовы приезжали в дом раз в месяц, все цветы бы тут быстро завяли. В другом углу комнаты я заметил полочку, на ней стояла икона, «Дева Мария с младенцем». У бабушки в доме тоже была полочка с иконкой, но рисунок на ней был другой. Лунный свет уже дошел до печи, отметил я про себя. Мое внимание привлекли две книжные полки, я встал с дивана и подошел посмотреть, какие книги на них стоят. Я прошел по пятну света от луны и стал рассматривать книги, глаза уже привыкли к темноте и я смог прочитать называния. Какие-то детективы.

  От стука в дверь я чуть не заорал от ужаса. Стук был громким, мне даже показалось, что в окнах зазвенели стекла. Я смотрел на дверь, не в силах пошевелиться. Стук раздался еще раз, по спине пробежали мурашки. Я медленно направился к двери, лунный свет полностью освещал печь. Когда я подошел к двери, постучали еще раз. «Не бойся и не заговаривай с ним», прозвучал в голове голос домового. Я взялся за ручку, глубоко вдохнул и открыл дверь.

  Желтые глаза уставились на меня сверху вниз. От существа, нависшего надо мной в дверном проеме, пахло застоялой водойи плесенью. Оно было в два раза выше меня, лица я разглядеть не мог из-за темноты, да мне и не хотелось этого.

  – Дитя, – раздался скрипучий голос, – я пришла забрать своего сына.

  Я отошел в сторону и сделал жест рукой,приглашая существо внутрь. Оно слегка наклонилось, чтобы войти. Я закрыл за ним дверь. Существо осмотрело комнату и повернулось ко мне, от его взгляда хотелось убежать. Оно тяжело выдохнуло, обдав меня запахом болота.

  – Ты знаешь, почему мой сын умер, дитя?

  Я смотрел вверх на существо, оно медленно моргнуло. Я кивнул, существо тяжело вздохнуло еще раз.

  – Ты не хозяин дома, верно? – существо склонилось надо мной.

  Колени дрожали, я отрицательно замотал головой.

  – Что ты здесь делаешь?

  Существо смотрело на меня, я смотрел ему в глаза. Внутри меня все кричало от страха, внутренний голос говорил мне бежать без оглядки, но я понимал, что от существа не убежать, как бы я не старался.  Оно ждало ответа от меня. Я медленно отошел и направился к печке, в спину ударило теплое дыхание. Руки дрожали, пальцы свело судорогой. Дойдя до печки, я снял заслонку и отошел,прикрываясь заслонкой как щитом. Существо наклонило голову. Несколько секунд оно смотрело на меня, затем вытянулось, насколько позволяла высота потолков, и направилось к печке. Подойдя к печи, существо, оперевшись на шесток, заглянуло внутрь.Раздался громкий вой, от которого задрожали стены в доме, стекла вибрировали,иконка в углу на полке упала на пол. Я пятился от страха назад, пока не уперся спиной в стену, все еще прикрываясь заслонкой как щитом. Когда существо прекратило выть, оно вылезло из печи, держа на руках чье-то тело. В свете луны я разглядел худые бледные руки, спутавшиеся длинные волосы, худые плечи.Существо повернулось ко мне и, задрав голову, снова завыло. Я выронил заслонку,закрыл ладонями уши и зажмурился. Неожиданно в доме поднялся ветер, меня сбило резким порывом, и я упал на пол, ударившись локтем. Боли я не почувствовал.Ветер стих так же внезапно, как и начался. Открыв глаза, я увидел, что существо все еще смотрит на меня. Я убрал ладони от ушей и медленно встал.

  – Жизнь его угасла, как и жизнь хозяев дома. Мы будем оплакивать их и его, пока новая заря не придет к нам. Спасибо,дитя.

  Существо поклонилось мне, я поклонился в ответ. Развернувшись, оно направилось к выходу. Я поднял заслонку и пошел следом. Существо вышло во двор и направилось к калитке. Я смотрел, как оно медленно вышло за забор и, обогнув деревья, скрылось в лесу. Через мгновение я вдруг, неожиданно для самого себя, громко закричал. Ноги подкосились, я сел на порог дома и расплакался, обхватив голову руками. Во мне смешалось все – ужас,грусть, радость от всего, что я пережил. Прошло минут сорок, прежде чем я успокоился и смог встать. Поставив заслонку на место, вернув икону на полочку и прибравшись, я наконец запер дом на ключ. Руки все еще дрожали, но дыхание было ровным. Спрятав ключ там, где он был, под камнем у калитки, я побежал домой.

  Когда я почти добежал, до меня донесся тот вой, который издавало существо, ему вторили голоса домовых изо всех домов. Я побежал еще быстрее. Прибежав домой, я быстро переоделся в пижаму и лег в кровать, накрывшись одеялом с головой. Съежившись, я старался не думать о домовых, о существе, о том жутком вое, что раздавался в лесу и в печи. Но ничего не получалось. Где-то через час я услышал как вернулись дедушка с бабушкой. Они о чем-то тихо спорили. Я не стал вылезать из кровати, чтобы поговорить с ними о случившемся. Старался не двигаться, чтобы они подумали, что я давно сплю. Аккуратно выглянув из под одеяла, я увидел как они шли к себе в комнату.

  – Говорю тебе, волки так не воют, – тихо с раздражением шептал дедушка.

  – Да волки это были, что ты брешешь!

  – У волков вой другой, это что-то другое было.

  – Молчи ты уже, волки это были.

  Свет в их комнате погас, заскрипела кровать, они легли спать. Я все еще лежал в темноте под одеялом, слушал свое дыхание. Когда уже совсем нечем было дышать, я приподнимал край одеяла, чтобы впустить свежего воздуха. Так прошло полчаса, и вдруг я почувствовал, что одеяло кто-то осторожно трогает со стороны ног. Я замер, сердце бешено забилось, по спине пробежал холодок ужаса. Тот, кто трогал одеяло, аккуратно постучал сверху, со стороны головы.

  – Дитя, – услышал я знакомый низкий голос домового.

  Я медленно высунулся, на меня смотрели два красных глаза.

  – Ты храброе дитя, –  прошептал домовой, – ты не испугался матери.

  Я смотрел на домового.

  – Спасибо тебе! – сказал он и направился к печке.

  Я вдохнул.

  – Ск… Ска… Скажите.

  Домовой повернулся ко мне.

  – Что? Дитя.

  – Почему вы пугали мою сестру, когда мы ночевали в доме?

  Домовой смотрел на меня, пару раз моргнул.

  – Потому что, она не твоего родства, –сказал он и скрылся в печи.

  Я лежал в кровати и обдумывал все произошедшее. Утром бабушка меня отругала, что я лег спать, не помыв ноги «как следна». Дедушка заступился за меня, но за ухо для виду подергал. Позже я поговорил с дедушкой, про домового я ему не рассказал, но спросил про сестру.Он нахмурился и сказал больше не говорить с ним об этом и, пока не подросту,лучше эту тему не трогать.

  Через несколько лет мои родители развелись, я узнал, что мама изменяла папе и что моя сестра мне не родная.Отношения сестры с мамой испортились, они постоянно ругались из-за всякого.Позже сестра поступила в институт в другом городе и переехала. Она периодически навещала нас, но отношения с папой у нее так и не наладились. Я продолжал приезжать к бабушке, домовой больше не показывался. Иногда я слышал вой из печи и прислушивался к нему. Когда бабушки с дедушкой не было рядом, я снимал заслонку и тихонько спрашивал «Почему вы плачете?». Но мне уже никто не отвечал. Потом я вырос и постепенно, как и все взрослые, перестал обращать внимание. Но я никогда не забуду домового и то существо, что оплакивало погасшую жизнь.

 


Развернуть

#Гильдия Писателей разное 

Каждому нравится свой типаж девушек. Попробуйте описать девушку вашей мечты (физ. характеристики, характер) как можно детальнее, как будто бы она находится у вас на глазах.
Развернуть

#Гильдия Писателей разное 

Попробуйте описать жизнь человека который променял использование различных современных технологий на богатство (т.е он поклялся не использовать ни мобильники, ни компы и ничто, что связано с электричеством. Он также не может попросить об этом постороннего)
Развернуть

#Гильдия Писателей разное писательство История 

Продолжите историю, но следите за тем чтобы продолжить одну цепочку истории.


"Вечер. Тихо посвистывал ветер, колыша павшие по приказу Осени листья. Вся улица была окутана мраком, но лишь в окне Грэгори все еще горел свет. Его силуэт то наклонялся чтобы написать что-то, то ходил по комнате. Грэгори мучали вопросы, на которые он не мог ответить..."

Развернуть

#Гильдия Писателей разное писатель ужасы 

"Клара не знала куда деваться. Эрик подмигнул ей и улыбнулся. Она скромно потупила глаза и ее щеки покрылись алой краской..."


Теперь продолжите историю в стиле ужаса.

Развернуть

#Гильдия Писателей разное продолжение писательство 

"Антонио грозно посмотрел в его сторону. Кен не знал как себя вести в этой ситуации, он выглядел растерянным. Антонио медленно поднял свой ствол и направил на него. Кен зажмурил глаза..."


Попробуйте написать продолжение с романтичным оттенком


Развернуть
Пользовательское сообщество Гильдия Писателей (+13 картинок, рейтинг 18.8 - Гильдия Писателей)