песочница История стихи 

Война

Был долгий мир. Народы были сыты

И лоснились: довольные собой,

Обилием и общим миролюбьем.

Лишь изредка, переглянувшись, все

Кидались на слабейшего и, разом

Его пожравши, пятились, рыча

И челюсти ощеривая набок, —

И снова успокаивались.

В мире

Всё шло как следует:

Трильон колес

Работал молотами, рычагами,

Ковали сталь,

Сверлили пушки,

Химик

Изготовлял лиддит и мелинит;

Ученые изобретали способ

За способом для истребленья масс;

Политики чертили карты новых

Колониальных рынков и дорог;

Мыслители писали о всеобщем

Ненарушимом мире на земле,

А женщины качались в гибких танго

И обнажали пудреную плоть.

Манометр культуры достигал

До высочайшей точки напряженья.

Тогда из бездны внутренних пространств

Раздался голос, возвестивший: «Время

Топтать точило ярости! За то,

Что люди демонам,

Им посланным служить,

Тела построили

И создали престолы,

За то, что гневу

Огня раскрыли волю

В разбеге жерл и в сжатости ядра,

За то, что безразличью

Текущих вод и жаркого тумана

Дали мускул

Бегущих ног и вихри колеса,

За то, что в своевольных

Теченьях воздуха

Сплели гнездо мятежным духам взрыва,

За то, что жадность руд

В рать пауков железных превратили,

Неумолимо ткущих

Сосущие и душащие нити, —

За то освобождаю

Плененных демонов

От клятв покорности,

А хаос, сжатый в вихрях вещества,

От строя музыки!

Даю им власть над миром,

Покамест люди

Не победят их вновь,

В себе самих смирив и поборов

Гнев, жадность, своеволье, безразличье…»

И видел я: разверзлись двери неба

В созвездьи Льва, и бесы

На землю ринулись…

Сгрудились люди по речным долинам,

Означившим великих царств межи,

И, вырывши в земле

Ходы змеиные и мышьи тропы,

Пасли стада прожорливых чудовищ:

Сами

И пастыри, и пища.

Время как будто опрокинулось,

И некрещенным водою Потопа

Казался мир: из тины выползали

Огромные коленчатые гады,

Железные кишели пауки,

Змеи глотали молнии,

Драконы извергали

Снопы огня и жалили хвостом;

В морях и реках рыбы

Метали

Икру смертельную,

От ящеров крылатых

Свет застилался, сыпались на землю

Разрывные и огненные яйца,

Тучи насекомых,

Чудовищных строеньем и размером,

В телах людей

Горючие личинки оставляли, —

И эти полчища исчадий,

Получивших

И гнев, и страсть, и злобу от людей,

Снедь человеческую жалили, когтили,

Давили, рвали, жгли,

Жевали, пожирали,

А города, подобно жерновам,

Без устали вращались и мололи

Зерно отборное

Из первенцев семейств

На пищу демонам.

И тысячи людей

Кидались с вдохновенным исступленьем

И радостью под обода колес.

Всё новые и новые народы

Сбегались и сплетались в хороводы

Под гром и лязг ликующих машин.

И никогда подобной пляски смерти

Не видел исступленный мир!

Еще! еще! И всё казалось мало…

Тогда раздался новый клич: «Долой

Войну племен, и армии, и фронты:

Да здравствует гражданская война!»

И армии, смешав ряды, в восторге

С врагами целовались, а потом

Кидались на своих, рубили, били,

Расстреливали, вешали, пытали,

Питались человечиной,

Детей засаливали впрок, —

Была разруха,

Был голод.

Наконец пришла чума.

Безглазые настали времена,

Земля казалась шире и просторней,

Людей же стало меньше,

Но для них

Среди пустынь недоставало места,

Они горели только об одном:

Скорей построить новые машины

И вновь начать такую же войну.

Так кончилась предродовая схватка,

Но в этой бойне не уразумели,

Не выучились люди ничему.

Максимилиан Волошин.

29 января 1923

Коктебель

Развернуть

песочница стихи 

Не сказка

Дракон повержен. Юный Принц омыл в крови клинок.
Огромный ящер издыхал у тонких детских ног.
Над Чёрной башней ликовал свет будущей зари.
Зверь умирая, прошептал: «Она твоя, бери…».

И Принц вошёл. Она ждала так долго – век иль два.
Их взгляды слились, мир звенел и не нужны слова.
День наступил, и мутный мрак уполз за окоём.
Принц улыбнулся и сказал: «Ну, что ты ждёшь? Пойдём!».

Король, встречая, не жалел природы красоты.
От въезда в город до дворца - цветы, цветы, цветы.
И юный Принц вступил в врата, сияя, словно Бог.
Крестьянин робко целовал траву у конских ног.

Король сказал: «Мой младший сын, ты одолел Врага.
И в честь Принцессы красоты пускай трубят рога!
Опорой брату будешь ты, когда взойдёт на трон,
И лучшей помощи в беде не может жаждать он!».

Принц повернулся, отошёл. К нему прильнула ты,
В уме мешались сон и явь, сбывались все мечты.
Но что же с ним? Иной прищур, в глазах – стальной покой.
Проливши кровь, увидев смерть, он стал… он был... другой?

Беда!… Отравлен старший брат известнейшим врачом.
Ревёт толпа, и врач кричит. О чем? О чём?? О чём???
«Мой Принц! Но вы же сами мне…» - и крики прервались,
И только пламя всё страшней швыряет искры ввысь.

Уже не Принц. Уже – король. Венец блестит огнём.
Ты рядом, ты – его жена… Но вам не быть вдвоём.
Трубят рога, и чёток марш шагающих полков.
И тихий плач во тьме дворца заглушит звон подков.

Он возвратился! Ты ждала у бездны, на стене.
Он впереди, живой, живой! Не павший на войне!
Вот он! Но он ли? Шрам на лбу, кольчуги пуст рукав…
Молчит, и пусть он проиграл… Ведь всё равно он прав!

Он прав? Ворвавшись в твой покой, огромен, зол и пьян?
«Ведь вам по нраву тот юнец, проклятый де Бриан,
Тот, что решился бросить вам цветущих роз букет?
Ну, коль не так, то что вам в том, что он…». О нет! О нет!!

За похоронной чередой ты - в чёрном. Ты – вдова.
Но слёз не будет, лишь губа дрожит едва – едва.
Готов к атаке верный полк, волнуется народ.
«Король отравлен! Младший брат – изменник! Полк, вперёд!».

От виселиц рябит в глазах и не хватает дров.
В стране порядок, тишина, лишь душит дым костров.
Уже подросток старший сын. О, как же он похож…
«Она теперь – моя жена!». Она? Вот эта? Что-ж…

Как весел пир! Как ты мила, любезна. Холодна.
Из перстня бледной струйкой яд стекает в дрожь вина.
С твоей руки! Твоей руки, той тонкой, неземной,
Что целовал когда-то Принц предутренней порой…

Вновь над притихшею страной печальный долгий звон.
У ложа дочки, сыновья. Их дети, братья жён.
«Гасконь моя!». «А мне – Прованс!». «Нет мне!». Звенят клинки.
И ты, устало смежив взгляд, идёшь на дно тоски.

И там, на дне, у чёрных Врат, в могильной тишине,
О чём ты вспомнишь, что поймешь в предсмертном тяжком сне?
О том ли, для чего же был твой замок возведён,
И от чего тебя хранил твой верный страж – дракон?
Развернуть

политика песочница политоты История давим красное вранье 

Образование в РИ и СССР - расставляем точки

Нет, наверное, более мифологизированной темы, чем состояние образования в Российской империи перед революцией. Даже, вроде бы, вполне мыслящие и политически не ангажированные люди зачастую воспроизводят, в данном вопросе, просто набор замшелых штампов большевицкой пропаганды про "темную отсталую Россию", которую к свету образования вытащила, конечно же, коммунистическая партия. Больше некому ж...

При этом в качестве источника, как правило, теребят несчастную перепись 1897 года, с ее официальными данными о 30 % грамотных среди жителей России старше 9 лет. Забывая при этом простой факт - с 1897 по 1917 прошло 20 лет. И лет очень активного развития во всех сферах страны, в том числе - и в образовательной.

Ладно, начнем, помолясь. По переписи 1897 года в стране имелось примерно 11,4 миллиона детей в возрасте 8 - 11 лет. Из них грамотных - только 2,6 миллиона, или 23%. Таков, очевидно, и процент учащихся в начальных школах на этот год. Всего в стране тогда было примерно 30 тысяч начальных школ.

В 1910 году, из 14 миллионов детей 8-11 лет в начальных школах РИ учатся 6,2 миллиона человек, или 44%.

К 1 января 1915 года в стране из 15,2 миллиона детей 8-11 лет - 7,8 миллиона учащихся во всех видах школ (МНП, церковно-приходских и т.д.), т.е. больше 50%. Фактически, за 18 лет с 1897 по 1914 гг, количество учащихся в начальных школах увеличилось ВТРОЕ. Число начальных школ превысило 80 тысяч. То есть в среднем, каждый год по стране строилось по 3 тысячи новых начальных школ.

На 1 января 1915 года в Московской губернии обучалось в школах 85% детей 8-11- летнего возраста. Столько же и в Петроградской. В Тульской - 78%, в Калужской - 75%, в той же самой Тверской - 72%. Чтоб никто не начал верещать, сразу перечислю десяток самых отстающих в этом плане губерний - Сахалинская, Эриванская, Закаспийская, Семиреченская, Якутская, Сырдарьинская, Закатальский округ, Дагестанская, Самаркандская, Ферганская (от 13,5% до 1,9%).

В целом по РИ (без Финляндии) из 93 губерний Империи в 48 процент учащихся детей 8-11 лет составлял от 50 и выше, а остальные - это, в основном, Сибирь, Средняя Азия, Дальний Восток, Закавказье. Источник - "Начальные училища Министерства народного просвещения в 1914 году", В сети есть.

Что из всего этого следует? А то, что именно при царе был заложен фундамент пресловутого "всеобщего образования". Такими темпами (+1,6 миллиона учащихся за четыре года в 1911 - 14 гг) всеобщее начальное обучение детей в стране было бы достигнуто к началу 30-х годов.

Для сравнения - по переписи 1939 года в СССР из более чем 16 миллионов детей 8-11 летнего возраста неграмотными были больше полутора миллионов - десятая часть. То есть даже к КОНЦУ 30-х обеспечить всеобщее начальное образование большевики так и не смогли.

Работа царского Минпросвещения велась по плану с четко осознаваемой целью - обеспечить всеобщее начальное образование в стране, причем уже в самом обозримом будущем.

"Въ послѣднія 8 лѣтъ дѣятельность Министерства Народнаго Просвѣщѳнія и земскихъ и городскихъ учрежденій въ области начальнаго образованія была направлена на осуществленіе всеобщаго обученія для дѣтей въ возрастѣ 8— 11 лѣтъ.

Для планомѣрнаго осуществления поставленной задачи земскія и городскія управленія, главнымъ образомъ въ періодъ 1908 — 1910 гг., составили сѣти школъ, разсчитанныя на то, чтобы всѣ дѣти указанныхъ выше возрастовъ даннаго уѣзда или города имѣли возможность посѣщать школу, которая должна находиться отъ ихъ мѣстожитѳльства въ разстояніи не свыше 3-хъ верстъ.

Выполненіе такихъ школьныхъ сѣтей большинство земскихъ управлений предполагало произвести въ течѳніе 10 лѣтъ. Во многихъ уѣздахъ они уже осуществляются отъ 5 до 8 лѣтъ...", - сообщает уже цитировавшийся сборник "Начальные училища Министерства народного просвещения в 1914 году".

Именно благодаря произошедшим при Николае II изменениям, кстати, тот самый пресловутый процент неграмотных среди призывников упал с 78% в 1875г., до 28% в 1912 г. См. сборник "Россия 1913 г."

Кстати говоря, фактор, про который многие забывают - армия. В 1902 году в пехоте царской армии были введены обязательные занятия "словесностью" с рядовыми. Ибо неграмотный не справился бы с тогдашним оружием - он, банально, прицел правильно на винтовке выставить бы не смог. Поэтому, по сути, царская армия сама по себе была громадной школой грамотности для крестьянских парней, "выпускавшей" каждый год по 300 и более тысяч человек.

А что же насчет пресловутой большевицкой "ликвидации безграмотности"?

Снова обращаемся к переписи 1939 года - она, поистине, кладезь бесценных знаний, которым почему-то почти никто не пользуется (зато в перепись 1897 впились как упыри). Из нее, мы, например, можем узнать, что в возрастной категории от 7 до 59 лет из 86 миллионов сельчан в 1939 году в СССР было неграмотно 17,6 миллионов человек, или 20,5%.

В том числе из 29 миллионов 948 тысяч сельских жительниц СССР в возрасте 17 - 59 лет неграмотных было 10 миллионов 656 тысяч, или 35%.

В возрастной категории от 7 до 59 лет из 45,5 миллионов горожан в СССР было неграмотно 4,3 миллиона человек, или 9,5%. Заметьте - стариков во всех случаях исключаем. Если считать и их, цифры выйдут еще более грустными.

Кроме того, стоит помнить, что между 1914 и 1939 годами прошло добрых четверть века. За этот срок неграмотные дореволюционные старшие поколения попросту вымерли (чему во многом способствовали спровоцированные большевиками гражданская война и голодоморы 1921 и 1932-33 годов). В расцвете жизненной силы в это время находились люди как раз поколений 1900 - 1906 годов рождения, обученные грамоте именно в царских начальных школах.

Вот такая вот "ликвидация безграмотности" по-большевицки. О качестве же этого "просвещения" поговорить стоит отдельно. И мы это обязательно сделаем.
Развернуть

политика песочница политоты песочница История 

Сделай сам себя в игре «Жизнь при крепостном праве»

Как прокачать своего персонажа от крестьянина до миллионера? 

 Ты 12-летний мальчишка, сын экономического крестьянина*- ремесленника из калужской деревушки. Тебе даже фамилии не положено, и зовут тебя никто и никак Михайло Яковлев (потому, что отца твоего когда-то окрестили Яковом).Фиговые стартовые позиции, верно? Неважно, игра начинается.

 Ты «мальчик на побегушках» при торговой лавке в Москве начала XIX века, потом – владелец мелкой лавчонки. Скупка  дешевого сукна у окрестных крестьян, продажа в городе, копейка там, копейка здесь, пять старушек – уже рубль, и так десяток лет подряд. За несколько лет ты скопил кое-что и даже выгодно женился на дочери богатого купца-старовера. В графе навыков «Удача» стоит плюсик, однозначно. 

Но… большая подлянка от мировой истории обращает все твое состояние в пепел в огне московского пожара 1812 года.Сцепив зубы и проклиная Наполеона с Кутузовым одновременно ты начинаешь все заново. Сначала приказчиком в чужой лавке, потом вновь открываешь свою. Помогает плюсик в графе «Упрямство». Да, я забыл отметить переход в старообрядчество? В графе «Предусмотрительность» тоже, кажется, есть плюсик. А то и два.

 Купцы-староверы с Рогожки помогают тебе вновь войти в дело, но большую часть всей работы выносить приходится на собственном горбу. И пока декабристы будят Герцена, а тот спросонья кричит и отбрыкивается (ему, кажется, грезится что-то страшное) – нужно самому вести переговоры, арендовать лавку и торговать, торговать, торговать, буквально зубами выгрызая каждый лишний рубль… 

 В маленьком семейном бизнесе все при деле - жена с малым ребенком скупает сукно у крестьян по деревням. Пускай наследник приучается к настоящему занятию. 

Примечание к списку дел на завтра:

 1) Купить товар.

 2) Продать товар. 

 3) Найти у сына на чердаке спрятанную скрипку, разбить об голову об стропило, ибо нефиг.В графе «Суровость» маячат сразу три плюса. Жирных. 

 Дальше дел будет все больше. Выкупить арендованную лавку, потом прикупить к ней еще четыре, развернуть торговлю аж сотней (!) сортов тканей. На любой вкус. Господам славянофилам - «Бумазея» или «Мухояр», господам западникам – «Гро де Сандр», или , прости Господи, «Ляньзи-Вульзи»! («Креативность» – три плюсика). Но чего-то не хватает…Точно! Будем делать ткани сами!

 Где? У себя дома, конечно. В 1846 году твоя «домашняя» мануфактура в Голутвинском переулке начинает работу. Одиннадцать лет спустя, в 1857 году, про тебя уже напишут: ««Московский купец Рябушинский построил фабрику близ Малого Ярославца на 200 станков с паровым двигателем в 45 сил; станки выписаны из заведения Гика в Манчестере». Это твоя четвертая по счету фабрика, и запущена она тобой уже в более чем семидесятилетнем возрасте («Энергия» - четыре плюсика).

Это последнее большое дело в жизни – за год до смерти. Где-то между всеми этими занятиями ты успел накопить более двух миллионов рублей (умножить примерно на тысячу и получить сумму в современных рублях). А также породить на свет целый клан из трех сыновей, двух дочерей и пятнадцати внуков («Плодовитость» - сплошные плюсы). 

Ну и, самое главное, суметь обзавестись, наконец, «нормальной» фамилией, в честь родного села Ребушки в Калужской губернии**. Положив начало купеческой династии Рябушинских, которые к 1914 году будут входить в десятку богатейших предпринимателей России.Страны, из которой твоим внукам придется в итоге бежать. Но ты в этом уже будешь не виноват. Ты сделал все что мог, Михаил Яковлевич Рябушинский. Ты сделал – сам себя. 

 *Экономические крестьяне – это бывшие крепостные крестьяне монастырей. В 1764 году бывшая лютеранка Софья Августа Фредерика Ангальт-Цербстская, на полставки русская православная императрица Екатерина Великая, решила, что владеть монастырям крепостными как-то не по-христиански… Освободившееся «имущество» в итоге получило права «государственных крестьян»: они платили подати в казну, но лично были свободны. Чем, как видим, наш герой и воспользовался. 

 **Где-то между 1820-ми и 50-ми «е» в фамилии перешло в «я». Может все-таки без рябчиков не обошлось? Ну, тех самых, которых каждый порядочный «буржуй» должен жевать вперемешку с ананасами? 

Прим. к фото. Фотографий Михаила Яковлевича не сохранилось, но вот так выглядел его сын, Павел Михайлович. Лицо, согласитесь, довольно жесткого и сильного человека. Видимо, весь в отца. Так и не скажешь, что в детстве на скрипочке играл, правда? 

политика,песочница политоты,песочница,История
Развернуть

политика песочница политоты 

Простите, не удержался.
/^1		fm щ	ДПд
	w i		ш,политика,песочница политоты
Развернуть

политика песочница политоты песочница 

В связи с известной инициативой Илона Маска предлагаю Москву переименовать в Маскву.

Все равно ее все именно так и называют....
Развернуть

политика песочница политоты История давим красное вранье 

Документ убойный. И вдвойне убойным его делает то, что все это написано большевистским чиновником, которого Ленин охарактеризовал как "честного человека и партийца".

Итак, «Доклад о положении в Курской губернии», написанный в начале 1919 года членом военной инспекции Б. Майзелем. Орфография и пунктуация автора сохранены.

«Общее положение в Курской губернии очень плохое. Наблюдается массовое недовольство Советской властью, причем это недовольство прогрессирует. В некоторых уездах частые восстания, коммунистов ненавидят и во многих местах ищут случая убить советского работника. Причины такого печального явления различны. Главные следующие:

1) продовольственный вопрос, 2) чрезвычайный налог, 3) мобилизации, 4) отсутствие литературы и плохая постановка агитации на местах и 5), самое главное, это хулиганство негодяев, называющих себя коммунистами.

Не касаясь продовольственной системы, одобренной ЦИК, я опишу несколько картинок, которым я был свидетелем.

Слишком больно истому коммунисту видеть несчастную плачущую женщину, у которой отобрали 20 фунтов муки, она умоляет, падает на колени, обливается слезами, а её грубо отталкивают. Таких случаев я видел много. Трудно себе представить, что переживает вдова, имеющая пятеро детей, отдавшая последнюю подушку и пустившаяся в далёкие края, чтобы купить немного хлеба для
голодающих детей.

Этот хлеб у неё грубо отбирают и всякие мольбы о пощаде высмеиваются. Заградительные отряды бесчинствуют, действуют далеко не в том духе, как красноармеец, о котором тов. Ленин говорил, что он взял винтовку для защиты женщины, собирающей в лесу хворост. Понятно, что эти женщины никогда не поверят в прекрасный идеал коммунизма.

Но самое главное не в физических страданиях этих женщин, а в том, что среди них и вообще среди голодающих распускаются слухи, к сожалению, большей частью не лишённые оснований, что «комиссары и коммунисты» имеют всего вдоволь.

Везде лица, стоящие у власти и близко к
продкомам и ЧК, злоупотребляют продуктами. Я был свидетелем, как после того, когда, несмотря на мольбы и слёзы, отбирали у несчастной вдовы 20 фунтов муки, а через десять минут писали ордер знакомым на 5–6 пудов.

Когда я агитирую за продовольственную
политику Совнаркома, меня засыпают тысячами примеров злоупотреблений ответственных работников. В Московских больницах больные не получают даже золотника масла или сахара, а заведующий Московским продкомом Соль выписывает себе ордера на масло, сахар, яйца и рис. Я знаю случай, когда из больницы г. Ярославля выписывали знакомым рис, а больные, наверное, не получают
его.

Вот в чём ужас положения. Как может относиться голодный
к нашей агитации за тепершнюю систему продовольственной политики,
когда он знает, что тот, кто проповедует необходимость
лишений и голода, сам сыт.

Если в Курской губернии продовольственный вопрос так остр, что же тогда в Олонецкой, Вологодской
и тому подобных. В этом отношении необходимо что–то предпринять. А то мы превратимся в людей, засевших в тёплые местечки, и постепенно перестанем чутко относиться к народным бедствиям.

Чрезвычайный налог обречён на неудачу, но восстаний и недовольства он вызывает чрезвычайно много. 10 миллиардов было бы трудно выкачать, если аппарат взыскательный был налажен, но теперь налог изыскивается самыми примитивными мерами. Понят-
но, что ничего хорошего из этого выйти не может. Какой–нибудь крестьянин в пьяном виде похвастался богатством, и на него накладывается громадный налог, а кто действительно богат, бывает не обложен.

Большей частью в деревнях налоги накладываются
на личной почве. Понятно, что при таких условиях в Тимском, например, уезде не удастся взыскать 37 миллионов, а восстания там каждый день два–три, причём нередки расстрелы.

В Новооскольском уезде имеется громадное село Великая Михайловка с 26 000 жителями. Большинство из жителей кустарники [кустари], теперь там занятий никаких нет, ибо Курский Совнархоз, несмотря на неоднократные просьбы дать селу заказы на изделия из кожи, дерева
и т.п., не обращает внимания на эти просьбы. Даже кожа, получаемая на месте, тоже увозится в Курск. На этой почве очень сильное недовольство Советской властью.

К этому присоединился чрезвычайный налог на село 4 000 000. Взыскание шло с натяжкой, тогда исполком посадил 200 человек в тёмный и сырой погреб, многие
просидели до 22–х дней, тогда удалось взыскать ещё немного. Теперь несколько из сидевших заболело.

Но по окрестным сёлам на расстоянии 50–ти вёрст эта история рассказывается ещё с прибавлениями, будто в погреб накачивали воду и несколько из сидевших
утонуло. Но если бы не было случая, то не было бы и прибавлений.

Я осматривал этот погреб и не знаю, как можно в нём высидеть 22 дня. Всего до погреба и после взыскано 800 000 рублей, больше не удастся уже ни в коем случае. И вот за пары сот тысяч мы возбудили против себя целое село, по величине равное некоторым губернским городам, населённое рабочими.*

Хулиганы, посадившие в погреб, и исполком говорили, что это они делают по декрету, что Курск и Москва виноваты, а не они.Курск пишет: примените строгие меры, но инструкций не прислали, а Москва Курску не прислала.

Во всех деревнях чрезвычайный налог испортил наладившиеся было отношения с крестьянами, везде началось сильное недовольство, чреватое опасностями. Весьма понятно, что крестьянство не хочет воевать. Исходя из этого, мы должны осторожно производить мобилизации и учитывать
психологию масс. А Орёл и Курск действуют как раз в противоположном направлении.

Например, объявляется мобилизация 97–го года, а затем 99–го, а не 98–го. На этой почве произошло в Тиму восстание. Толпа хотела растерзать комиссара, говоря, что он лично заинтересован не призывать 98 год. Только спустя некоторое
время был призван и этот год. По приказу из Орла произведена мобилизация унтер–офице-
ров, прошедшая с громадным трудом. Их послали в Орёл, но оттуда они были отосланы обратно за ненужностью. То же самое было и с мобилизацией офицеров и чиновников военного ведомства. Не говоря уже о расходах и прочее, [это] страшно подрывает авторитет уездвоенкомов. В Тимском и Новооскольском уездах на этой почве были серьёзные вспышки.

При мобилизации лошадей не принимается во внимание, что жеребец нужен для завода или что кобыла должна скоро принести плод. Что особенно важно теперь, когда, к сожалению, все наши конские заводы разрушены и хорошие породы лошадей заметно уменьшаются в количестве.[…].

Но самое страшное зло, которое творится на местах, это то, что люди, стоящие у власти, вместо того, чтобы успокаивать население и объяснять животрепещущие вопросы, в большинстве слу-
чаев действуют наоборот. Особенно вредят нам негодяи, которые, действуя под флагом коммунизма, дискредитируют Советскую власть. Вместо коммунизма и братства и защиты угнетённых они вызывают кровь и стоны. Фабрика контрреволюционеров не миф
и не выдумка, а, к сожалению, она работает на всех парах, её деятельность прогрессирует с каждым днём. Фабрикантами являются разные «комиссары и коммунисты», из которых часть действует сознательно, а другая часть поняла коммунизм, как господство насилия и хулиганства. Понятно, что в деревнях есть и наши враги, но повод для контрреволюционной агитации дают «свои».

Более 90 % крестьян были бы настроены за советскую власть, но они темны, газет не получают и не знают, что Центральное правительство против хулиганств. Почему мы имеем в деревнях 90 % врагов вместо друзей. Их заставляют браться за оружие, а потом расстреливают за «контрреволюцию». Неудивительно поэтому, что деревня становится контрреволюционной и что каждый день бывают восстания.

Когда я был в Тиму, ко мне явилась женщина, дрожащая, и рассказала следующее: в деревне Пузачах к ней на квартиру комбед поселил «коммуниста». Она вдова, имеет четырёх детей и старых родителей.Этот негодяй терроризирует всю семью, расхищает всё имущество, каждую минуту угрожает убийством или при криках всей семьи бросается на мать, эту вдову, с ножом, угрожая зарезать. Она обратилась по этому поводу к председателю уисполкома, но
он ответил, что исполком «такими пустяками не занимается». Случайно она узнала про нашу комиссию, и я передал это дело в ЧК с просьбой расследовать это дело, что мне обещано. Но если бы она сама обратилась в ЧК, её даже не выслушали бы, а может и про-
гнали бы. […]

Председатель партии Кретов пьянствует. Председатель ЧК Крышкевич тоже не прочь выпить, вообще весь исполком пьянствует. […] Раздоры, дрязги на личной почве между всеми от-
ветственными работниками доминируют над всем. Всякие государственные интересы отступают на задний план. Кроме заведующего агитационно–просветительным отделом Терехова нет ни одного настоящего коммуниста (Терехов — ученик Горина). Но и его выжи-
вают оттуда.

Заведующий земельным отделом бывш. председатель партии Афанасьев приказал военному комиссару уволить в 24 часа сотрудника военкома за то, что последний попросил Афанасьева
снять в комиссариате шапку по установленному правилу. Бывший военком Мосалов терроризировал население. Он выселил из квартиры целую семью из 7–ми человек в декабрьские морозы и поселился один, а потом водил к себе девушек и устраивал вакха-
налию. Когда выселенная семья пошла жаловаться в ЧК на действия Мосалова, им пригрозили арестом за «жалобы на начальство».

Дошло до того, что караульная рота постоянно волнуется на почве хулиганства и пьянства членов исполкома. Председатель ячейки роты пришёл к Терехову и плакал. Красноармейцы даже угрожали арестовать исполком. […]

Вот картинка Советской власти в Тиму. Таковы главари, что же делали в деревнях рядовые «коммунисты»? Они терроризируют всё крестьянство уезда, они довели до того, что крестьянин боится красноармейца и коммуниста хуже огня. В деревнях сплошное хулиганство и грабёж со стороны «коммунистов». К сожалению, в Тимском уезде целых 4000 коммунистов (там принимают
в партию всех желающих). Неудивительно, что в уезде бывают 2–3 «восстания» в день. Какой–нибудь хулиган доводит крестьян до того, что они принуждены его выгнать или поколотить. Сейчас же вызывается ряд красноармейцев для усмирения «восстания» и нередко кончается расстрелами там, где надо сказать пару разумных слов. […]

Следует добавить, что из всех 4000 коммунистов ни один не обучается военному искусству наравне с другими гражданами и все уклонились от мобилизации,
хотя сверстники многих из них призваны.

В Новооскольском уезде в селе Ольшанке комбеду надо было перевезти кассу из одного места в другое, запрягли 2 попов в телегу и заставили их перевезти. Это мне рассказал председатель уисполкома. Когда я спросил, что предпринято по этому поводу, он мне ска-
зал, что это частное дело комбеда. Между прочим, этот председатель самый лучший из всех уездных работников.[…]

Председатель исполкома рассказывал мне, что многие комбеды занимаются спекуляцией, выделкой самогонки и что на партийных съездах коммунисты критикуют центральную власть, почему хлеб и масло вывозится в центр и т.п.

Село В. Михайловка, где посадили в подвал, тоже Новооскольского уезда. Общее настроение уезда не очень хорошее. Литературы совершенно нет. У крестьян производятся незаконные рек-
визиции. Часто берут лошадей, но ничего не дают. Иногда берут 400–500 подвод для перевозки дров к железной дороге и ничего не дают за это.

Во всех уездах наблюдается страшная грызня между коммунистами на личной почве, борьба за власть. Почти везде есть две партии и между ними происходит форменная война, которая приво-
дит к ужасным результатам. Такую войну я наблюдал в Рыльске, в Тиму, в Новом Осколе. Но особенно жестока она в Короче. Всяки государственные и общественные интересы пошли насмарку. На каждом шагу интриги, доносы и подкопы. […]

В сущности говоря, я не знаю, кто из 2–х партий прав и кто нет. Обе партии настолько обсыпали друг друга грязью, столько донесли, что трудно разобрать что–либо. Но, как видно, и те, и другие— негодяи, мечтающие о взаимной гибели и забывающие серьёзность переживаемого момента. Единственный истинный работник и настоящий коммунист — это бывший комиссар и теперешний помощник военрука Кривчиков.

Секретарь партии Островская является полным диктатором в уезде, её муж Зенченко — председатель исполкома. Арбузов, председатель ЧК, — личность весьма подозрительная. Месяц тому назад полными диктаторами в уезде являлись Реутов и Подпорин — 1–й заведующий агитационно–просветительским отделом, 2–й исполкомом. Таких хулиганов и пьяниц очень мало, и они терроризировали уезд. Теперь один арестован, а другой сбежал с деньгами.

Впрочем, не он один: в Короче десятки лиц сбежали с деньгами, кто 100, кто 30, кто 50 тысяч [украл], на всех хватило, потому что Орёл отпустил 6 миллионов, а отчёта и не думал просить. Вышло так, что Корочанский уезвоенкомиссариат израсходовал больше
5–ти миллионов, а соседний уезд 300–400 тысяч. Этот–то Реутов и Подпорин присудили коменданта города Герасимова к расстрелу и хотели привести приговор в исполнение, только вмешательство Кривчикова спасло жизнь Герасимову.

Военком Краснокутский объявил свободную торговлю для красноармейцев. На этой почве чуть не произошли серьёзные события. Член исполкома Селюков колотит крестьян, производит незакон-
ные реквизиции лошадей в деревнях. Ко мне приходили крестьяне жаловаться, что Селюков приехал, забрал 4–х лошадей и увёл за два дня до мобилизации.

У Кривчикова я читал целую кипу заявлений на действия ЧК (к Кривчикову обращаются все обносимые, больше не к кому). Одна бедная вдова жалуется, что у неё забрали пять пар чулок, другая — две пары панталон и т.п. У одного ЧК отобрала охотничье ружьё и отдала его своему сотруднику. Как раз в дни нашего приезда в городе был маскарад. ЧК оцепила здание, начала обыскивать всех присутствующих. На маскараде искали оружие.

Месяца 1 1/2 тому назад [ЧК] наложила контрибуцию на попов, взыскала 14 000 рублей —
это вызвало сильное недовольство крестьян.Вообще ЧК служит предметом ужаса по всей России. Про председателя Новооскольской Чрезвычайной комиссии рассказывали,
что женщины получают от него записочки: «если не придёшь сегодня ночью, завтра арестую».

И не только ЧК, вообще большевиков и красноармейцев очень боятся во многих местах. Приведу случай, когда мы приехали в Новый Оскол, по нераспорядительности военкома и заведующе-
го квартирным отделом нам не отвели квартиры. Когда они почувствовали, что за это они могут ответить, они начали в 10 часов ночи рыскать по городу. В 11 часов прибегает запыхавшийся
квартирным отделом Шуленко и говорит: «Квартира есть, но там боятся впустить вас, плач, вой». Тогда тов. Дроздов пошёл узнать в чём дело.

Оказывается, что там живут 4–е женщины, 2 учительницы, старушка и ещё одна. Когда они уже спали, ворвался Шуленко и объявил, что он пришлёт к ним на квартиру 4–х большевиков. Когда они начали умолять не делать этого, он закричал: «Ну так я всё–таки пришлю большевиков, и они вас зарежут!» Можно себе представить, что там творилось. Вот какое мнение о большевиках прививают господа «коммунисты» вроде Шуленко. Обывателей пугают большевиками, как детей чертями и волками.
..Что эти женщины такого мнения о большевиках — неудивительно. Они газет не читают, что делается в Москве, в Петербурге не знают и всех большевиков мерят на Корочанский аршин. А в Короче со стороны большевиков могли видеть только хулиганство, убийства и пьянство. […]

Вот каково положение в той части Курской губернии, где я был. Причины, вызвавшие эти явления, не являются специфическими для Курской губернии. […] Пребывание в Ливенском уезде только подтвердило мою мысль о том, что это печальное явление не носит местного характера, а оно общероссийское.

Я смело могу сказать, что всё крестьянство Ливенского уезда стонет, и что если не будут приняты самые срочные меры, неминуемо страшное восстание крестьянства. Настроение страшно подавленное, крестьянство задавлено. Власть держится исключительно на штыках. Крестьянство страшно напугано. Для того чтобы этот
страх поддерживать, время от времени производятся расстрелы. На каждом шагу слышишь ужасы. В сёлах всеобщее пьянство «коммунистов».

Разные комиссары заставляют крестьян шить сапоги, обирают их. На каждом шагу реквизиции по твёрдой цене, раз в пять ниже установленной (сало, например. 2 руб. фунт), и это практикуется в широком масштабе, но в подавляющем большинстве случаев и этого не платят, да и крестьяне сами боятся брать деньги, опасаясь
мести.

Крестьяне ненавидят коммунистов. У них существует различие между коммунистами и большевиками. При большевиках было хорошо, а при коммунистах — хуже, чем при царе.

Чрезвычайный налог ещё больше обострил отношения. Я знаю очень многие случаи, когда продаются дома, амбары на снос, т.е. постройка разрушается, а материалы продаются (это называется социалистическое строительство). Крестьян заставляют продавать скот. Часто крестьянин облагался большими суммами для того, чтобы он продал лошадь или корову, а коммунисты и комиссары покупали их и потом спекулировали. Такие явления почти везде. Это особенно вызывает возбуждение.

В Вышнеольшанской волости председатель комбеда пьянствует с другими коммунистами, стреляют. Присланную мануфактуру забрали себе. В одной волости (забыл название) военком забрал себе за бесценок жеребца, который оценивался в 6000 рублей. Поэтому волновалась вся деревня, так как этот жеребец служил для завода.

В селе Речица (Речицкой волости) председатель комбеда Зацепилин накупил продававшегося имущества на многие тысячи, такие картины почти во всех сёлах. Затем существует обычай обмена своей плохой лошади или коровы на чужую хорошую (например, в д. Набережной Урицкой волости). В Болошевской волости председатель совета Руднев, Евлакиев, Черников и другие устраивают пьяные пирушки
и катаются на рысаках в пьяном виде. То же самое в Вышнедолжанской волости. Эти факты — частица в море. […]

Член Ливенского комитета РКП Радзевич–Белевич говорит, что глядя на всё это ей
хочется умирать, только надежды на то, что центр примет меры против этого, придают ей силы для работы.

Председатель Совдепа Октябрьский (прежняя фамилия Приказчиков) позорит свою новую фамилию. Раньше он был хорошим революционером, но власть его испортила. Теперь он пьянствует, появляется в театре и в других публичных местах весь увешанный золотом (откуда он его взял столько — неизвестно), по этому поводу по всему городу сплетни. Красноармейский клуб ходатайствовал о проведении электричества, в этом отказано за отсутствием энергии, а Октябрьский к себе на квартиру провёл. Когда я проходил мимо его квартиры, в столовой горели две большие люстры и стенные лампочки.

Все речи ливенских работников носят такой характер: «Мы вас перевешаем, мы зальём реку Ливенку кровью, мы сотрём вас с лица земли». Положение в уезде страшно подавленное. Малейшая возможность — и в уезде восстание, и если в августе в восстании принимало участие 15 тысяч, то теперь число недовольных во много раз
больше.

Вот как оскверняют коммунизм наши «коммунисты» на местах и вот как укрепляют Советскую власть. Когда я указал Сафонову (тов. председателя исполкома) на недопустимость держаться исключительно на силе штыка, не имея почти ни одного сочувствующего и будучи окружённым сотнями тысяч врагов, он сказал: «У нас нет
бедноты, у нас только кулаки, а с ними иначе действовать нельзя и не нужно».

На самом деле истинно кулацкие элементы составляют небольшой процент. Хуже всего то, что население до того напугано, что боится даже рассказывать о похождениях начальства. Многие боялись сказать свою фамилию. Неопытная комиссия может быть введена в заблуждение, так как крестьяне боятся рассказывать,
опасаясь мести всесильных «комиссаров», а месть будет жестокая, гораздо страшнее мести городничего. На всякую подлость они умеют находить оправдание, это я сам наблюдал. […]

Во время пребывания в Орле приходили два агитатора из Ливенского уезда. Со
слезами на глазах они умоляли меня содействовать спасению уезда. Они недавно из уезда и говорят, что назревает страшное восстание, крестьянство не в силах больше выносить этого».
НА КОКМ. Д. 38. Л. 327–343 (машинописная копия документа из: ЦГАКА СССР
(ЦАМО РФ), ф. 10, оп. 1, д. 110, л. 113–121).
цит. по: Курский край в Гражданской войне 1917–1921 гг. (очерк военно–политической истории).
Развернуть

политика богданов-бельский нацизм давим красное вранье 

политика,богданов-бельский,нацизм,давим красное вранье

политика,богданов-бельский,нацизм,давим красное вранье
АНТИСОВЕТСКАЯ ЖИЗНЬ РУССКОГО ХУДОЖНИКА

70 с лишним лет назад прервалась жизнь человека, наверное, самой антисоветской судьбы, которая только могла быть. Потому что сама его биография опровергает целую массу базовых большевицких идеологических мифов просто фактом своего существования. Стоит ли удивляться, что при совке имя этого выдающегося человека, мягко скажем, не особо афишировалось?

И по сей день многие ли в России знают о том, кто такой Николай Петрович Богданов-Бельский? Вот-то то же. А знать о нем надо. Просто необходимо. Потому что это знание разоблачает многое из того вранья, которым до сих пор не устают дурить русских людей.

Родившийся в 1868 году мальчик по имени Николай был незаконным сыном крестьянки-батрачки из Смоленской губернии. Его мать не имела даже своего угла и из милости жила в доме брата. Отец ребенка остался неизвестным для истории, а в книге о крещении мальчику написали фамилию Богданов - мол, "Богом данный".

По всем большевицким канонам маленького Колю Богданова обязана была ждать мрачная, полная тягот и лишений жизнь в нищете. Ведь до захвата власти коммунистами было еще далеко, а, как известно, только при них безродный бедняк мог чего-то добиться в жизни. А раньше не давали царь, помещики и капиталисты.

Однако Коля Богданов был совсем темный и не знал, что живет в "отсталой и дикой царской России". Поэтому, подрастая, он поступил в народную школу в селе Татеве, которой руководил талантливый педагог и ученый, дворянин Сергей Александрович Рачинский (этот выдающийся человек достоин отдельной статьи). Рачинский приметил, что смышленый крестьянский паренек отлично рисует и в 13 лет отдал его в иконописную школу при Троице-Сергиевой лавре.

Окончив ее, с помощью своего учителя Коля Богданов поступает в Московское училище живописи, ваяния и зодчества. Его дипломную работу в этом училище, картину под названием "Будущий инок", впоследствии приобрела императрица Мария Федоровна, жена Александра III.

Ну а угнетенный помещичьим самодержавием крестьянский сын Николай Богданов, между тем, закончил Императорскую академию художеств. В 1905 году он стал академиком живописи. Тогда же новоиспеченный академик заполучил вторую половину своей фамилии, в честь родного Бельского уезда Смоленской губернии. «Мою простонародную фамилию как бы облагородил сам государь, вписав ее собственноручно в диплом через дефис – “Бельский”», - вспоминал впоследствии художник.

В 1914 году Богданов-Бельский стал действительным членом Академии художеств. Он лично встречался с государем императором Николаем II, написав портрет царя. Также в его активе портреты других "больших людей" тогдашней России, аристократов и знаменитостей, например, Федора Шаляпина.

Но основную известность художнику принесли картины как раз из народной. крестьянской жизни, которую он знал не по наслышке. Репродукции его работ, например, "Устный счет" или "На пороге школы" впоследствии украшали страницы даже советских учебников. Правда о биографии художника, что написал эти картины, учебники скромно умалчивали...

И неудивительно. Как учат нас коммунистические фальсификаторы истории, народ с радостью воспринял приход к власти большевиков. Богданов-Бельский уже в силу своего происхождения имел куда больше оснований причислять себя к народу, чем, скажем, сын симбирского дворянина Ульянов-Ленин.

Но художник, мягко говоря, не обрадовался произошедшим в России переменам. Настолько, что в 1921 году уехал за границу, поселившись в Риге. Тем самым недвусмысленно дав понять, где он видал в белых тапках "народную власть".

Двадцатилетие между 1921 и 1941 годами вышло очень плодотворным для Богданова-Бельского. Его картины имеют успех на европейских выставках, знаменитости, например сербский патриарх Варнава, приглашают его писать свои портреты. Но в 1940 году большевики входят в Латвию, а год спустя начинается война.

Художник остался в занятой немцами Риге. И... Богданова-Бельского никто не тронул. Мало того, по некоторым сведениям, Николай Петрович написал три портрета... Гитлера! В Риге проходят его регулярные выставки, а в "...первом январском номере за 1944 год власовской газеты "Русский вестник", выходившей в Риге, - поздравление с новым годом и от Богданова-Бельского. Художник верит в силу немецкого оружия...".

Когда в 1944 году здоровье 76-летнего старика пошатнулось, его жена, прибалтийская немка, смогла отправить мужа-"унтерменша"... на лечение в берлинскую клинику! Немецкие врачи сделали ему операцию.

Но Берлин 1945 года - не лучшее место для поправки здоровья. 19 февраля 1945 года, во время очередной бомбежки, Николай Петрович Богданов-Бельский умирает. Несмотря на мировую известность, в Совдепии, по понятным причинам, его имя особой популярностью не пользовалось. Первый его музей в России открылся только в 2000 году, в том самом селе Татеве, где талантливый сын "темной и отсталой России" получил когда-то путевку в жизнь...

политика,богданов-бельский,нацизм,давим красное вранье

Развернуть

политика песочница политоты песочница 

Метафизика русской истории

Бытует мнение, что на Руси есть только два извечных вопроса: "Кто виноват?" и "Что делать?". На самом деле это трагическая ошибка. Вопросов не два, а четыре:
1) Кто виноват?
2) Что делать?
3) Ну и ЧТО мы сделали?
4) Ну и НАХРЕНА мы это сделали?
Внимательный читатель заметит, что четвертый вопрос замыкает логический круг, автоматически подводя к первому. В этом кругу и заключен метафизический смысл русской истории, который никогда не сможет постигнуть бездуховный запад.
Развернуть

давим красное вранье песочница политика много букв 

Мда... Пост со смищными картинками набрал плюсов в разы больше, чем аналитика.... Ну что-ж, я знал, куда шел )Продолжаем политпросвещение. На этот раз процитирую докУмент целиком, а то в комментах уже выискались товарищи, обвиняющие меня в "выборочном цитировании". Но этот материал абсолютно стоит того, чтобы прочитать его полностью...

"Спецсообщение НКВД БССР о перегибах и нарушениях революционной законности в отношении единоличников. 20 апреля 1937 г. 

 Прокурору СССР — т. ВышинскомуСельхозотдел ЦК ВКП(б) т. Яковлеву 

 В Мозырском, Домановичском, Дрисенском, Горецком, Речицком, Любаньском, Ельском, Полоцком, Копыльском и ряде других районов БССР выявлены факты грубейших перегибов и нарушений революционной законности в отношении единоличников: избиения, аресты, незаконное изъятие имущества, вплоть до предметов домашнего обихода, неправильное начисление налогов, массовое штрафование и т.п.

 В феврале 1937 г. председатель колхоза Каменского сельсовета Мозырского района Панфиленко, изобличив в краже у него овцы единоличника Качана, избил его, затем привязал к его плечам шкуру овцы и в таком виде гнал его впереди запряженной лошади по трем населенным пунктам, причем при встречах с крестьянами заставлял его кричать: «Я украл и зарезал овечку у председателя колхоза Панфиленко»

 Председатель Каменского сельсовета Мозырского района Мордусевич, явившись во время отсутствия главы семьи в дом гражданина дер. Севериновка Ковшарова с целью изъятия имущества, в связи с протестами матери Ковшарова бросил ее на пол и избил. Мордусевичем также была избита 17-летняя дочь Ковшарова, которая заступилась за старуху

При изъятии имущества у единоличника-инвалида Клюковского сельсовета Богушевского района Коржицкого председатель сельсовета Шушкевич выбил у него из рук костыли, и когда Коржицкий стал протестовать, Шушкевич набросил ему на голову мешок, вышел из квартиры и запер снаружи дверь

Председатель Каменского сельсовета Уздейского района Ананич арестовал колхозника Колединского Михаила за то, что последний выступил на собрании с разоблачением безобразий, творимых в колхозе, продержал его целую ночь в сельсовете и наутро отпустил. 

В Шкловском районе сумма штрафов, наложенных на единоличников за 1935 г., исчислялась в 7000 руб., а в 1936 г. она возросла до 25 тыс. руб.В Могилевском районе за 1936 г. уполкомзагом СНК наложены штрафы на 141 хозяйство единоличников в сумме 45 тыс. руб. 

Уполкомзаг Горецкого района применял массовые штрафы до 1500 руб. на хозяйство, подчас не оформляя их соответствующими постановлениями, а отдавая распоряжение сельсоветам о наложении штрафов по телефону. Четырнадцати единоличникам Кривоселковского сельсовета Копыльского пограничного района вместо действительных неземледельческих доходов в сумме 7574 руб. сельской налоговой комиссией установлена доходность в сумме 45 037 руб. 

У единоличника дер. Щепотово Мозырского приграничного района Кулего Тимофея изъято 30 предметов домашнего обихода, вплоть до полметра кружева, тарелок и т.д. У демобилизованного красноармейца Киселевича (Глусский район) за невыполнение трудповинности изъяты брюки, рубаха и один ботинок. У единоличника Чечко Адама (Лельчицкий пограничный район) за невыполнение хлебопоставок в количестве 41 кг изъяты: лошадь, корова, телка, сарай и гумно. Ему оставлен только жилой дом

Председатель Милошевского сельсовета Лельчицкого пограничного района Гриб в 18 единоличных хозяйствах деревень Милошевичи и Приболовичи производил изъятие скота в ночное время. Зам. председателя РИКа Старобинского района Протасеня, зав. районо Усик и парторг Ногостского сельсовета Хинич изъяли имущество у жителя дер. Кутня Барановского, взломав двери и окна в квартире, без описи изъяли корову, телку, швейную машину и др. 

 Изымаемое имущество почти повсеместно оценивалось но очень низким ценам. Лошади стоимостью в 400-500 руб. оценивались и продавались по 100-150 руб., коровы стоимостью в 1000-1200 руб. обычно оценивались в 400-600 руб.Председатель Золотушского сельсовета Речицкого района Пашкевич, член КП(б)Б, изъял в феврале 1937 г. у единоличника 2 коровы, продал их зам. пред[седателя] и члену сельсовета по 430 руб., в то время как стоимость коровы 1200-1300 руб.

 Изъятая у единоличника Быховского района Мельникова корова была продана колхозу «Октябрь» за 350 руб., колхоз же эту корову через несколько дней продал на базаре за 650 руб. В Зборском сельсовете Осиповичского района насчитывается 50 единоличных хозяйств, из которых только 6 имеют землю и сенокос. Все остальные земли совершенно не имеют, т.к. при землеустройстве их земля отошла колхозам. Этим же хозяйствам райЗО отводил сенокос на 20-25 км в болоте, где кроме клюквы ничего не растет. 

В дер. Слобода Сметанинского сельсовета Петриковского приграничного района земля 14 единоличных хозяйств отошла колхозам. Однако план сева им был доведен. Райзо предложил производить посевы в лесу, а леспромхоз не разрешил. Аналогичные факты имели место в ряде других районов республики. 

Зафиксировано много случаев доведения плана заготовок и с/х налога хозяйствам, не имеющим посевов и не имеющим в своем составе трудоспособных. 80-летнему старику Мозырского приграничного района Сулько, не имеющему в семье трудоспособных, не производившему посева, начислено с/х налога 405 руб. Жителю дер. Граховичи Мозырского района Жуковскому Михаилу 70 лет, не занимающемуся сельским хозяйством в течение 3 лет, доведены госпоставки и налоги из плана засева 2,5 га. Единоличнику Лабецкому Антону (Ветринский пограничный район), имеющему 0,4 га огорода, начислены налог и зернопоставки из расчета 5 га. За невыполнение Лабецкий оштрафован уполкомзагом на 1 тыс. руб. с последующим изъятием всего имущества.

Райпрокуроры некоторых районов не реагировали на жалобы единоличников о незаконных действиях работников сельсоветов, не приняли необходимых мер в отношении лиц, нарушавших революционную законность.24 февраля 1937 г. гражданка Гурская, имея на руках справку врача, подала жалобу Речицкому прокурору Краснослободуеву о нанесении ей побоев председателем Василевичского сельсовета Аникеевым при изъятии имущества. Прокурор ее не принял, заявив, что ему некогда, и направил ее к следователю Новикову. Последний также жалобы не принял. Жалоба осталась без реагирования. 

Райпрокурором Краснослободского района не было принято никаких мер в отношении председателя Мокрянского сельсовета Беляя и члена того же сельсовета Жука, избивших гражданина дер. Задворье Косача Петра при изъятии и продаже имущества последнего.В Краснослободском районе имели место аналогичные нарушения революционной законности и в Желиховском, Старчецком сельсоветах, о которых было известно прокурору, но последний никаких мер не принял.

Житель дер. Долбарево Заславльского района Каминский неоднократно обращался с жалобами к райпрокурору Лойко в связи с незаконным начислением налога. Каминскому, вовсе не имеющему земли, было начислено с/х налога — 1414 руб., самообложения — 848 руб., культсбора — 1566 руб. и страховки — 82 руб. На жалобы Каминского Лойко никакого внимания не обращал и никаких мер не принял. 

Прокурор Старобинского района Гискин (ныне прокурор Копыльского района) дал распоряжение председателю Краснодворского сельсовета Орешко произвести поголовное изъятие сена у единоличников для колхозов. Когда единоличник Клижевин отказался дать свое сено, Гискин создал фиктивное следственное дело, незаконно арестовал его и содержал под стражей в тюрьме. 20 февраля 1937 г. райпрокурор Россонского района Каганович купил за 30 руб. 20 пуд. сена, изъятого у единоличника дер. Прудок Горбачевского сельсовета Косаревского".

давим красное вранье,песочница,политика,много букв
Развернуть