политика полиция Тюмень Россия страны много букв песочница 

《Вот тебе детектор лжи!》

Полицейские приковали женщину к ограде могилы наручниками

политика,полиция,Тюмень,Россия,страны,много букв,песочница

Оксану Аитову из села Ярково Тюменской области в конце октября полицейские увезли из собственного дома на кладбище. Там сотрудники МВД избили мать двоих детей, пристегнули наручниками к оградке одной из могил и угрожали бросить на ночь, если она не подпишет признание в краже телефона. Пытки на кладбище полицейские, смеясь, называли "детектором лжи"."Была уверена – с кладбища домой уже не вернусь"

24 октября Оксана была у знакомой, отмечали ее день рождения. Ушла она раньше всех, потому что нужно было уложить спать двух маленьких детей. В 9 часов вечера в дом без стука зашли двое полицейских.

– Двери у нас всегда открыты, но они даже не постучали. Один участковый и один оперативник. Это я позже узнала, в тот момент они не представились. Просто сказали, что я должна одеться и ехать с ними в отделение. Что у знакомой, которая праздновала день рождения, пропал телефон, а так как я ушла первая – подумали на меня. На расспросы мужа о том, разве этого достаточно, чтобы задерживать человека, что мать маленьких детей на ночь увозить не следует, – они заявили, что иначе "будет хуже".

Сказали, мол, если вы так уверены в невиновности, она быстренько пройдет детектор лжи и вернется домой, – вспоминает Оксана.

На самом деле полицейские, по словам Аитовой, повезли ее не в отделение, а на кладбище, где пристегнули наручниками к ограде.– Сестра – мусульманка, женщине на кладбище по исламу категорически нельзя заходить, – говорит брат Оксаны Артур Аитов. – Поэтому Оксана, когда поняла, куда они ее завели, попыталась выбежать за забор. Оперативник ее поймал и начал бить, от удара в грудь сестра чуть сознание не потеряла. Потом притащил к оградке могилы и пристегнул наручниками. Это каким изощренным садистом надо быть, чтобы с человеком так обращаться, тем более с женщиной?Сама Оксана признается, что в тот момент была уверена – с кладбища домой уже не вернется:

политика,полиция,Тюмень,Россия,страны,много букв,песочница

Следы от наручников на руке Оксаны Аитовой

– Этот оперативник угрожал, что так пристегнутой меня и оставит, а сами они уедут. Говорил: "А это и есть твой детектор лжи!" Если честно, я не знала, что страшнее – с этими бандитами оставаться или на кладбище на ночь привязанной. Но понимала, что в отделении я хотя бы других людей о помощи смогу попросить. В итоге где-то через час они все-таки привезли меня в полицию, но там вместо помощи меня продержали еще сутки. Ночью опрашивала следователь-женщина, на следующий день – другой следователь, мужчина. По кругу – одни и те же вопросы, потом – в камеру, слова про издевательства – мимо. Всю ночь, весь день в холоде, голодная. Отпустили только потому, что та знакомая на следующий день позвонила в полицию и сказала, что телефон нашла в одеяле на своей постели.

Домой Оксану отпустили только к вечеру следующего дня.– Когда я сказала, что так этого не оставлю, – тот наглый оперативник только посмеялся: "Ты ничего не докажешь!", а брату позже в лицо сказал, что меня же и обвинит по статье о клевете. Я даже засомневалась на время – меня же выпихнули из отделения, как будто меня там никогда и не было. Никаких документов, никакого подтверждения, что меня опрашивали, в чем-то подозревали. Даже в дежурке – ноль следов. Сначала даже никому не рассказала об этом – такое унижение и страх! Потом дядя, он бывший милиционер, тоже живет в Ярково, узнал, настоял, чтобы я в Следком заявила, успокоил, убедил, что только огласка поможет обезопаситься. Но оказалось все не совсем так.

политика,полиция,Тюмень,Россия,страны,много букв,песочница

Заявление Оксаны Аитовой в прокуратуру Тюменской области

В местном Следкоме у Аитовой отказались принять заявление на полицейских, заявив, что "не видят нарушения".– Они сказали, что дело против меня закрыли: "Так чего же еще расследовать?" Улыбнулись и выпроводили, – вспоминает Аитова. – На бумаге не отметили, только на словах. А я и не знала, что нужно требовать письменного отказа. Еще из-за этого я не получила сразу направление на судмедэкспертизу. Потому что в суде же примут только ту, что сделали по направлению от СК. Ничего этого не знала."Предлагают любые деньги"По словам Артура, дядя Аитовых настоял на том, чтобы Оксана поехала с ним в Тюмень (расстояние больше ста километров) и заявила о побоях и истязании полицейскими в СК области. Там заявление наконец приняли и дали направление на медэкспертизу спустя почти две недели после побоев.

– Дядя Альберт еще депутата знакомого подключил. Еще в сетях эту историю с кладбищем стали активно репостить. У них не было другого выхода – не могли не принять, – рассказывает Артур. – А в селе бесполезно – там же не полиция, а чистые бандиты, мафия. Они живут в этом поселке, тут же работают. Начальство "забыло" про них, толком никаких проверок. В советское время, когда была милиция, работали люди на совесть более-менее. А сейчас они чувствуют полную безнаказанность. Они в селе бесплатно где хотят, там и обедают. Люди обычные – все под ними. А их самих никто не трогает. Когда только пришел ковид, в селе закрыли все кафешки, но те, с которыми "общались" полицейские, работали.Я, когда узнал о случившемся с сестрой (на третий день только от чужих людей узнал), конечно, был шокирован, но не удивился.

Вы думаете, только с ней такое произошло? Да у каждого в районе есть родные или близкие друзья, попавшие вот под такой "детектор лжи". Но все молчат, потому что боятся – и не без оснований, ведь эти беспредельщики живут рядом, а полиция или Следком региона – далеко, до них еще достучаться надо. Если бы не дядя, сестра тоже повозмущалась бы в кругу семьи и затихла. Ходила бы только и вздрагивала. У нее и так эпилепсия, а сейчас вообще кошмар – панические атаки и приступы один за другим. Машина какая-то проедет или постоит возле дома, может, таксист адресом ошибся, а она уже мне звонит, боится.Оксана Аитова говорит, что даже сейчас после того, как Следком завел дело по факту превышения должностных полномочий (ст. 19.3 УК РФ), она боится выходить на улицу одна.

– Я до сих пор вздрагиваю от любого шума и не могу спать по ночам. Боюсь, что что-то случится с моими детьми. Они же мне угрожали, "уговаривая" забрать заявление. В красках расписали, что может случиться со мной, моими родными. Конечно, я эти угрозы восприняла всерьез, учитывая, что они сделали о мной, – говорит Оксана Аитова. – Ко мне напрямую и к родным обращались родственники и знакомые оперативника, который меня избил.

Приходила жена одного из них, предлагала деньги за то, чтобы я отказалась от заявления. Намекала, что, если не хочу "по-хорошему", пострадаю не только сама. Отказала. Пришла второй раз – сумма в два раза больше. Сейчас они вообще "любые деньги" готовы заплатить. Да, мы люди небогатые (когда полицейский "выбивал" показания, так и говорил: "Дом у тебя простенький, телефон старый – почему бы тебе и не украсть чужой?"), но и деньги нам такие не нужны. Я хочу добиться одного – чтобы они перестали избивать и угрожать людям. Хочу перестать бояться за себя, за детей.Брат и дядя Оксаны подтверждают – "намеки" и звонки продолжаются до сих пор.– Звонят люди всякие, например, бывшие начальники, действующие начальники: давай решим этот вопрос, любую сумму предлагали. Я говорю: "Нет. Не вам решать, не вашу сестру вывезли". – "Так они не знали, что это ваша сестра". – "Какая разница, чья сестра? Ни с кем нельзя так обращаться!" Сейчас уже и тон сменили: "Не хочешь договариваться – смотри", – рассказывает Артур. – Но мы уже уверены, что от наказания им не уйти.

Доказательства железобетонные нашли – они сами себе яму вырыли, когда оба заявили, что близко к кладбищу сестру не привозили. Мы живем в каком веке?! Есть же биллинг телефонов – данные операторов подтвердили, что в указанное сестрой время оба были на кладбище.В пресс-службе СК по региону редакции подтвердили, что по факту происшедшего в селе Ярково заведено уголовное дело о превышении должностных полномочий представителями власти. Назвать имена подозреваемых в ведомстве отказались.

Источник: https://www.sibreal.org/a/politseyskie-privezli-zhitelnitsu-tyumenskogo-sela-na-kladbische-i-prikovali-k-ograde-naruchnikami/31564397.html

Развернуть

Отличный комментарий!

*Я первый, я первый*
Как хорошо, что на дворе не девяностые!
Gvaaranz Gvaaranz24.11.202121:09ссылка
+70.4

врачи медицина политика Россия страны COVID-19 хакасия песочница много букв 

Ребенок умер из-за отсутствия в "красной зоне" хирурга

врачи,медицина,политика,Россия,страны,COVID-19,2019-nCoV, уханьский коронавирус, китайская чума,хакасия,песочница,много букв

Восьмилетняя девочка умерла в приемном покое детской больницы Абакана, не дождавшись, по словам матери, осмотра хирургом. Семья обвиняет в бездействии больницу, сами врачи винят систему и говорят об остром дефиците медперсонала. Родные умершей девочки рассказали Сибирь.Реалии, что несколько часов не могли добиться медицинской помощи из-за отсутствия хирурга в "красной зоне" детской больницы.

"Больше четырех часов прождали в больнице"

13 ноября примерно в 9 часов вечера у восьмилетней Сони резко заболел живот – скорая приехала быстро, фельдшер сообщила матери о высокой вероятности аппендицита.

– Скорую мы дождались очень быстро, все симптомы указывали на аппендицит. Но нас сначала повезли в республиканскую больницу – там сделали СКТ легких (спиральная компьютерная томография). Симптомов коронавируса у дочери не было, но нам сказали, что это такой стандарт сейчас – нужно узнать, есть ли коронавирус. Легкие оказались чистыми, так мне сказали. Но в самой больнице нас отказались принять – она для взрослых, а нужен был детский хирург. Поэтому нас повезли в детскую. В итоге где-то час спустя – в районе 22 часов – мы приехали на госпитализацию. Там первым делом взяли тест на ковид, ждали его результатов. Тест оказался положительным, хотя симптомов никаких не было, поэтому дочь направили в красную зону. И даже с этой потерей времени ее можно было успеть спасти! Но дальше мы сидели в приемном покое около трех часов и еще час – в процедурном. За это время у Сони даже анализ крови не взяли, хотя это же обычная процедура при госпитализации. Принимающий врач никак ее не осматривал. А хирурга мы так и не дождались – в два часа ночи 14 ноября моя Сонечка умерла, – рыдает Ирина.

По словам матери, все часы, что она с дочерью провела в приемном отделении, Соня жаловалась на резкую боль, а сама Ирина умоляла проходящий медперсонал о помощи.

врачи,медицина,политика,Россия,страны,COVID-19,2019-nCoV, уханьский коронавирус, китайская чума,хакасия,песочница,много букв


Я просила, ну где же врач, ее же оперировать нужно, раз подозрение на аппендицит. "Она уже сознание теряет!" Мне: "Мамаша, не мешайте нам работать! Мы знаем, что нужно делать". Хотя фельдшер скорой помощи, которая нас привезла, стояла рядом и подтверждала, что крайне вероятен перитонит: "Срочно вызовите хирурга!". Врач приемного отделения (видимо, терапевт), которая нас приняла, звонила в соседнее здание, вызывала оттуда детского хирурга – потом передавала нам, что тот отказывается заходить в "ковидное" отделение. Я не знаю, почему. Я не знаю, почему в "красной зоне" не было "своего" хирурга, и почему нас продержали там четыре(!) часа в отсутствие нужного врача. Я готова была на руках ее принести – знать бы куда! – вспоминает Ирина. – Соне в больнице почти сразу стало очень плохо, давление упало, а там даже прилечь негде было – пришлось просить кушетку какую-нибудь. Принесли лавочку.

По словам матери умершей девочки, врач ковидного отделения предлагала увезти больную в хирургическое здание детской больницы (соседнее здание) на машине скорой помощи, в которой ее привезли. Однако фельдшер якобы сказала, что в машине нет реанимационного набора, а состояние ребенка настолько ухудшилось, что везти ее без оборудования опасно.

– Тогда врач вызвала специальную реанимационную бригаду. Они приехали довольно быстро, но было уже поздно, – говорит тетя девочки Галина.

По ее словам, диагноз ребенку – перитонит – поставили только 15 ноября после вскрытия.

Мать умершей девочки Ирина написала заявление о несвоевременной медпомощи в Следственный комитет республики. По ее словам, домой к ним уже приходила полиция, чтобы проверить "условия содержания детей".

– К приезду полиции я нормально отнеслась, у них положено проверять в случае смерти маленьких детей. Меня возмутило отношение Минздрава: еще не разобравшись в ситуации, их пресс-служба заявила, что больница "приложила все усилия". Потом начались намеки на то, что, мол, медики получили сообщение из школы, в которой училась моя дочь, о том, что семья у нас неблагополучная. Тут уже возмутились родители одноклассников Сони, которые хорошо нас знают, наши соседи - они за нас вступились. В итоге дело приняло такой поворот, что министру здравоохранения пришлось публично объявить, мол, проверку еще ведем, найдем виновных и накажем, - говорит Ирина.

"Врачей остро не хватает"

В республиканской детской клинической больнице Хакасии прокомментировать ситуацию редакции Сибирь.Реалии отказались, сославшись на то, что главврач Людмила Топанова "на выезде в Минздраве". При этом секретарь главврача сообщила, что о гибели девочки в больнице ей ничего не известно.

В Минздраве региона сообщили о том, что по факту гибели девочки ведется проверка и напомнили об уголовной ответственности "за распространение заведомо ложных сведений".

– В ночь с 13 на 14 ноября в приемное отделение детской больницы поступил ребёнок в крайне тяжёлом состоянии, спасти которого не удалось, несмотря на все усилия врачей. Более подробную информацию предоставить не представляется возможным в силу действия Федерального закона "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" № 323-ФЗ (статья 13 – о врачебной тайне). 14 ноября Минздрав Хакасии начал служебную проверку, в ходе которой будет дана оценка действий медицинского персонала всех служб, причастных к данному случаю. Напоминаем, что распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию, преследуется в соответствии с уголовным кодексом Российской Федерации, – сообщила пресс-секретарь министерства Валерия Агафонова.

Родные умершей девочки предполагают, что отказ врача осмотреть девочку, был связан с тем, что у нее оказался положительный результат на коронавирус. Сами врачи считают, что причиной трагедии стал дефицит персонала, из-за которого в коронавирусном отделении республиканской детской больницы не оказалось хирурга.

– Из больницы месяц за месяцем уходят врачи и вообще медперсонал. Вы сами посудите, разве это дело, чтобы в республиканской больнице был всего один хирург?! К сожалению, на нынешние зарплаты сюда людей не заманишь. Условия тяжелые, а платят мало. Еще и обвинить лишний раз норовят, хотя медики тоже люди подневольные – есть регламент, нарушать его нельзя, – рассказывает одна из сотрудниц больницы на условиях анонимности. – Дополнительный отток пошел, когда люди поняли, что могут "кинуть" с ковидными выплатами, они стали повально отказываться от "коронавирусного обучения", а без него "в ковидных" отделениях вообще-то запрещено работать.

Хирург перинатального центра, врач ультразвуковой диагностики и глава иркутского отделения профсоюза "Альянс врачей" (в марте Минюст признал НКО "иноагентом") Сергей Ковальчук замечает, что по закону врач не имел права нарушать регламент посещения "красной зоны".

– Я бы в такой ситуации зашел, но это, вообще-то, подсудное дело. Так что думаю, обвинять врача неправильно. Виновата система – почему в "коронавирусном" отделении не было хирурга, который бы прошел аттестацию на работу с COVID-19?! – задается вопросом Ковальчук. – Нормативы при текущей ситуации с заражаемостью коронавирусом и смертностью от вируса следует соблюдать. Но где условия для этого? Почему регламент установили, а нужным количеством специалистов, оборудования (тот же аппарат СКТ нужен и в самой детской больнице!) не обеспечили?

Источник: https://www.severreal.org/a/rebenok-umer-iz-za-otsutstviya-v-krasnoy-zone-hirurga/31563680.html

Развернуть

Отличный комментарий!

>давайте заставим врачей работать в три смены?! они же давали клятву этого... гиппопотама!
>не хотят работать в три смены на халяву - назовём предателями, пообещаем премии (но не дадим).
>разгоним весь состав специалистов, под предлогом "на ваше место ещё 100500 человек в очереди стоит"
>люди мрут.
>обвиняем врачей за бездействие.
крокозябр крокозябр17.11.202111:47ссылка
+89.1

похуй пляшем coub танцы песочница 


Развернуть