литература роман лит блог первая глава песочница фантастика 

Заражение

Военный глайдер, похожий на наконечник стрелы, вошёл в атмосферу под острым углом. Рассёк кучевые облака и понёсся над гигантским остовом космического скитальца, лежащим вдалеке от океана, подобно выбросившемуся киту. Стальные рёбра торчат из земли, обвитые буйной растительностью, если присмотреться, можно увидеть остатки техники, не пригодившейся колонистам.

Глайдер снизился, начал заходить на посадку, дверца на боку съехала в бок, одинокий рейнджер в боевой броне, сел свесив ноги. С интересом посмотрел на мелькающий внизу пейзаж, голые серые скалы, окруженные молодым лесом. Свет звезды отражается от полусферы шлема, рейнджер вскинул винтовку, через прицел оглядывая точку посадки.

Площадка поросла сорной травой и мхом, прилегающий поселок первопроходцев заброшен и мёртв. Виднеющийся на горизонте город выглядит недостроенной гробницей, окруженной аккуратным лесом, больше похожим на парк. На самой границе города столпилась строительная техника, огромный кран лежит на земле, переломанная стрела подмяла два грузовика и проломила стену ближайшего дома.

Рейнджер забросил винтовку за спину, провёл пальцем по краю шлема, вызывая меню с картой местности. Заодно на всякий случай проверил работу систем брони и сервоприводов лёгкого экзоскелета. Все индикаторы загорелись мягким зелёным, а кислорода хватит ещё на несколько часов. Чего вполне хватит для завершения миссии.

Прокрутив стенограмму брифинга, нажал на иконку с записью полученного сигнала бедствия. В ушах захрустел белый шум, медленно начал пробиваться искаженный женский голос:

— Mayday, Mayday, Mayday! Говорит старший геолог Пиа Джустисен! Колония D-139 подверглась… — шум помех перебивает голос и постепенно затухает, превращая речь в инфернальное завывание — Множество погибших! Нам нужна помощь! Умоляем, спасите нас!

Помехи вновь заглушают женщину и перед обрывом связи проскакивает лишь одно слово: Эпидемия. Дальше сообщение повторяется, отправивший видимо использовал самый примитивный передатчик, сигналу потребовался год, чтобы достичь крайнего мира Метрополии. В целях минимизации рисков, на разведку отправили добровольца, снарядив глайдер маяком и глайдером с гипердрайвом. Экспериментальным, если будут выжившие, нужно просто активировать маяк и через считанные минуты здесь будет экспедиционный корпус рейнджеров Метрополии, усиленный медиками.

Рейнджер оглянулся на обглоданную тушу корабля поколений, вернул взгляд на далёкий город. Гибель колоний с таких кораблей дело обыденное, хоть чаще всего они гибнут на стадии приземления, тараня планеты на полной скорости. Экипаж романтичных идиотов за пару поколений вырождается в неграмотных дикарей, пляшущих вокруг костров, да охотящихся друг на друга.

Поморщился, вспомнив деформированный экипаж, десяток поколений пробывший в условиях минимальной гравитации. Тут невольно задумаешься, гибель от столкновения с планетой не самый плохой вариант.

А вот вирусы и эпидемии, достаточно редки, и Метрополия не упускает возможности собрать интересный штамм для изучения. А если удастся присвоить технологии Земли, так вообще можно объявлять национальный праздник. Ведь колонисты, не растерявшие мозгов, почему-то не хотят делиться ценными технологиями, с новым центром Человеческой цивилизации.

Глайдер плавно опустился на площадку, выпустил шасси, под весом машины жалобно затрещал бетон. Рейнджер смахнул все окошки с щитка шлема, взял винтовку и бодро спрыгнул, толстый слой мха приятно спружинил и заглушил удар подошв с металлическими вставками. Сверившись с картой, где заранее отмечен источник сигнала, мужчина потянулся всем телом и зашагал в заброшенный посёлок. Постройки явно строились на скорую руку, просто что бы не спать в осточертевших каютах. Бетонные коробки, зачастую без окон, расставленные как попало, иногда друг на друга. Улицы поросли густой травой, а края коробов начали крошиться под давлением времени.

Рейнджер остановился у травы, приглядевшись сел на корточки и осторожно раздвинул рукой.

— Проклятье…

В траве лежит выбеленный скелет, в обрывках одежды, рядом с ним другой, и другой… вся улица усыпана костями. Рейнджер осторожно коснулся костей, перевернул череп и отдёрнул руку, будто обжёгся. Лицевая сторона черепа покрыта наростами, похожими на колонию полипов, липнущих к днищам кораблей и лодок. Некоторые скелеты покрыты ими полностью. Желудок поднялся к горлу, стоило представить вид заражённых перед смертью.

А ещё на костях явственно видны обожжённые части, у одного часть черепа срезана выстрелом из лучемёта.

— Готов поспорить, остальные тоже не от болезни померли.

Рейнджера встал и осторожно пошёл к ближайшему «дому», поглядывая на высящуюся на другом конце посёлка бетонную башню. Если верить карте, сигнал идёт из неё. Бетонный короб внутри зарос травой, жирные стебли торчат из грудной клетки скелете, обнимающего скелет поменьше. Два крупных жука выскочили из глазниц, взбежали на лоб и активно зашевелили усиками повернувшись к рейнджеру.

Мужчина глухо выругался и отпрянул, повинуясь импульсу страха сорвал с пояса зажигательную гранату и выдернув чеку большим пальцем, швырнул на кости. Поспешно отошёл, стараясь успокоить бешено колотящиеся сердце и повторяя про себя:

«Спокойно, это просто два жука! Только два! Дыши глубже, они тебе ничего не сделают, они сами тебя бояться!»

В коробке гулко хлопнуло, из дверного проёма ударил всполох пламени, быстро сменился густым дымом. Шею укололо, по крови заструилось сверхмощное успокоительное, рейнджер поспешно привалился спиной к стене бетонного короба. Закрыв глаза начал глубоко дышать, пережидая внезапную слабость.

— Хорошо никто не видит, засмеют ведь, взрослый, а насекомых боится, как девка. Проклятье! Я в рейнджеры записался, дабы космос бороздить, подальше от этих тварей… Вашуж…

Успокоительное обволокло мозг, уверенно начло глушить страх. Рейнджер зажмурился, теперь эти жуки мерещатся у каждой травинки. Мотнув головой, оттолкнулся спиной и продолжил путь, стараясь держаться мест, где травы меньше всего.

В каждом «доме» одна и та же картина: выбитые двери, сломанная мебель и изуродованные скелеты. Чем ближе к башне, тем больше останков попадается под ногами, у многих в черепах аккуратные жжённые дырочки, точно в дереве от раскалённого гвоздя. Основание башни буквально завалено костями, будто заражённые перед смертью собирались в живую пирамиду стараясь добраться до верхних окон.

Окна первых двух этажей, как и дверь, выломаны, на бетоне вокруг видны бурые пятна, тянущиеся до земли. Рейнджер зябко передёрнул плечами, живо представив обезумевшую толпу «зомби», вдавливающуюся внутрь. Заглянув в дверь, отпрянул точно получив удар кувалдой в лоб, пола и лестницы невидно под слоем костей. Многие срослись в единую массу, покрытую полиповыми наростами, став гротескной пародией на коралловые рифы с родной планеты рейнджера.

Переборов естественное отвращение начал подниматься вверх, осторожно раздвигая ботинками костяной ковёр. Стук шагов смешивается с костяным хрустом, мечется по лестнице отражаясь от низкого потолка разносится по всему зданию. На первом лестничном пролёте в глаза бросился детский скелет, почти полностью покрытый полипом, деформированный череп проломлен над левым глазом.

Первый этаж разгромлен и щедро завален костями. Рейнджер внимательно осмотрел каждую комнату, успокоительное окончательно захватило сознание, задавило трепыхающийся страх. Движения рейнджера приобрели механическую отточенность, а кости чаще захрустели под подошвами.

— Ну и мерзость. Не хотел бы оказаться здесь, когда они гнить начали. Амбре должно быть то ещё стояло…

Сказал просто что бы услышать нечто кроме хруста и собственного дыхания. Второй этаж почти полностью уцелел, в ряде комнат с офисными креслами и стульями, почти нет скелетов. В последней нашел одетого в костюм охранника, чёрный комбинезон из кевларовой ткани, способный выдержать удар ножом и защитный жилет. Скелет скрючился на полу сунув в рот энергетический пистолет, на затылке аккуратная дыра, а на стене позади оплавленная точка. Рядом валяется шлем с пластиковым забралом.

— Интересно. — пробормотал рейнджер, обыскивая карманы мертвеца. — Это учудил вирус эндемик или местные яйцеголовые? Прямо даже не знаю, что хуже…ага!

Довольно воскликнув, достал из нагрудного кармана идентификационную карточку, сел рядом с мертвецом, прислонившись спиной к стене.

— Ну и кто же ты у нас был приятель?

С куска пластика на рейнджера с улыбкой смотрит широколицый крепыш с непослушной гривой волос цвета спелой пшеницы. Под фотографией идёт аккуратная надпись на датском и языке Метрополии: Ларс Йегер, старший офицер службы безопасности.

— Ну, приятно познакомиться Ларс, меня зовут Дан.

Рейнджер похлопал скелет по плечу и поднявшись пошёл к лестнице, замер у окна с видом на город. Интересно, а есть ли выжившие там? Повинуясь любопытству, вызвал меню базы данных, быстро ввёл номер колонии. Перед глазами побежали широкие столбики текста.

«Колония D-139, самоназвание Новая Дания. Основана тридцать лет назад по стандартному времени Метрополии. Население на момент первого сеанса связи, более трёх миллионов человек. В процессе обмена технологиями предоставили генномодифицированные плодовые растения и чертежи суборбитальных транспортников и космического лифта. Приоритет аннексии, четыре. Ведутся переговоры о постоянном посольстве и ненасильственном присоединении.»

Дан уважительно присвистнул, три миллиона за тридцать лет, при учёте максимальной вместительности кораблей поколений в пятьсот тысяч. Плодовитые ребята эти датчане, были. Оглядев скелеты спросил в пустоту:

— Да что же у вас приключилось?

***

Третий этаж встретил пневматической дверью, надёжно отрезающей помещение от лестницы. Судя по виду, её перенесли с корабля, металлическая плита с парой сенсоров и цифровой клавиатурой. Стоило подойти ближе, как по рейнджеру скользнула красная полоса, задержалась на эмблеме вооруженных сил Метрополии на груди. Дан почти услышал скрип электронных мозгов, перебирающих ворох инструкций.

Дверь, наконец приняв решение, дрогнула и створки с трудом разошлись в стороны, точно карикатурные челюсти. Рейнджер осторожно вошёл, держа винтовку наготове. С потолка льётся тусклый свет, окна закрыты широкими жалюзи, под стенами навалены горы вскрытых консервных банок и пустых пластиковых бутылок.

В дальней комнате послышался слабый шорох, Дан упёр приклад в плечо и медленно пошёл на звук, стараясь не наступать на валяющий тут и там мусор. Помещение хоть и захламлено, имеет весьма обжитый вид, как берлоги нищих на свалках. Сигнал усиливается, судя по всему, передатчик в той же комнате.

Рейнджер остановился перед входом, осторожно заглянул внутрь и одним движением закинул винтовку за спину. Клацнул магнитный захват и оружие прилипло к хребту, грозно высунув приклад над плечом, готовое в любой миг с радостью прыгнуть в руки хозяина. Комната, маленькая, заставлена множеством консерв и пухлыми бутылями с водой. На засаленном матрасе калачиком лежит человек, настолько тощий, что почти мертвец. Сальный волосы утратили цвет, спутаны в толстые колтуны. На несчастном грязная форма с эмблемой геологической службы, кайло, воткнутое в камень. Рядом на матрасе лежит точно такое же кайло, наверное, им и расшибли голову тому заражённому ребёнку на лестнице.

Человек дёрнулся и с удивительной скоростью обернулся, хватая кайло правой рукой, вместо левой завязанный в районе плеча рукав. На Дана взглянули безумные, полные страха глаза и грязное женское лицо. Увидев рейнджера Метрополии, женщина всхлипнула и выронила оружие, кайло стукнулось о матрас и соскочило на пол, лязгнув по бетону.

— Всё хорошо. — Сдавленно сказал Дан, протягивая руку. — Помощь уже здесь.

Внешний динамик слегка исказил голос, женщина зарыдала, судорожно размазывая слёзы по щекам тыльной стороной ладони. Слабо зашептала, часто срываясь и замолкая:

— Старший геолог… Джустисен…рада…рада приветствовать вас!

Под слоем грязи на кожи виден ряд острых бугорков, тянущихся от левой скулы к виску. Склера глаз запачкана кровью, видны толстые нити вен, окружающие серо-стальную радужку. Дан аккуратно обнял, повторил:

— Помощь уже здесь.

— Заберите меня… пожалуйста…вы ведь не сон… пожалуйста…

Дан бережно взял её на руки, сердце защемило от жалости, сколько же она натерпелась за год одиночества. Женщина прижалась к груди продолжая рыдать. У самой двери её затрясло, рейнджер, едва удерживая голос спокойным, сказал:

— Ничего не бойся, я с тобой.

— Хорошо…

Женщина и правда успокоилась, хотя скорее провалилась в спасительное забытье. Держа как спящего ребёнка, Дан спустился по лестнице стараясь не шуметь, вышел на улицу. Джустисен задрожала, почуяв прикосновение ветра к коже, открыла глаза глядя на шлем Дана с отражённым солнцем. Блики упали на лицо, и она робко улыбнулась.

Глайдер услужливо выдвинул трап, поднявшись Дан прошёл к медотсек и со всей бережностью положил выжившую в криокапсулу.

— Поспи, сейчас я отвезу тебя к лучшим врачам галактики.

Женщина послушно кивнула, ухватила Дана за руку и жалобно попросила:

— Вы можете…говорить со мной…пока летим?

— Конечно. — не колеблясь ответил Дан — Только отправлю сообщение и задам координаты полёта.

Сев в пилотское кресло быстро составил рапорт, нажал на кнопку отправки и быстро пробежал пальцами по панели навигации. Глайдер дрогнул и закрыв люк, начал плавно подниматься. На борту раненный и умная машина будет избегать резких ускорении до самого прыжка в гипер.

Дан вернулся к Джустисен, сел на скамью рядом и спросил:

— Что бы вы хотели послушать? У меня довольно много историй.

Женщина с трудом подняла руку, указала на шлем.

— Вы… можете снять это? Я столько не видела человеческого лица…

Дан покачала головой, ответил с искренним сожалением:

— Нет, вы можете быть заражены. Но по прибытии, я обязательно навещу вас в лазарете.

— Хорошо…

— Может включить криокамеру? Я опасаюсь, выдержите ли вы переход в гипер…

— Нет, прошу! Просто поговорите со мной!

— Ну, хорошо… С чего бы начать, ну, пожалуй. Меня зовут Дан Безродный. А вас?

— Пиа…

— Красивое имя, мне нравится.

Глайдер вышел за пределы атмосфер и выпущенной стрелой понёсся меж двух лун, стремительно набирая скорость для прыжка в гиперпространство.

Давным давно постил черновые первые главы из блога, но основной массив работ окончен, осталась только черная работа по доводке текста и шлифовке персонажей. Если кому будет интересно, загуглите Лит Блог, ну или попросите ссылку в комментариях.
литература,роман,лит блог,первая глава,песочница,фантастика
Развернуть

Resident evil 2 Resident Evil Игры JoJo's Bizarre Adventure Anime отсылки 

JoJo's Bizarre Biohazard

Resident evil 2,Resident Evil,Игры,JoJo's Bizarre Adventure,JoJo,Anime,Аниме,отсылки
Развернуть

пидоры помогите NSFW япония страны песочница 

Екнутая на всю голову "эротика".

Несколько лет назад, то ли видел где, то ли слышал. В общем по сюжету у одного парняги пинус превратился в тян. Есть ли такое или мне уже реально пора к психиатру?

Если есть, то как называется?
заапрувлено на риахтумге КУПОН НЯ ОДНУ БЕСПЛЯТНУЮ ПОМОШЬ ПИЯОРОВ 1,пидоры помогите,реактор помоги,NSFW,япония,страны,песочница
Развернуть

вампиры литература лит блог рассказ story песочница 

Вампир

Вампир поморщился, глядя на крест, склонив голову перевёл угрюмый взгляд на мужчину в чёрной водолазке. Он держит крест перед собой обеими руками и громко читает «Отче наш» на латыни. Кровосос тяжело вздохнул и спросил, закатывая глаза:

— Ты это серьёзно?

Мужчина запнулся, удивленно потряс крестом, кровь отхлынула от лица, сделав похожим на силиконовую маску.

— П…почему не работает?

— Ты серьёзно? — устало повторил вампир приближаясь.

— Я же верю! Истово! Почему крест не работает?!

Вампир накрыл лицо ладонью, страдальчески вздохнул мотая головой, точно не веря в происходящее.

— Тогда на православного креста!


Мужчина с победным криком выхватил из внутреннего кармана вычурное распятие с нелепыми плашками сверху и снизу. Вампир хохотнул в ладонь:

— Серьёзно? Dios mio…дай угадаю, ты ещё и осиновых кольев притащил? А серебряных пуль?

— Серебро против оборотней…

Вампир раздул щёки и взорвался истеричным гоготом, сгибаясь пополам и тыча пальцем в мужчину. Трясущимися от смеха руками достал телефон и включив камеру навёл на борца с нечистью:

— Подожди…ох…чуть не задохнулся…будь лапочкой и повтори, пожалуйста.

— Серебро против оборотней…

Вампир довольно кивнул и уткнулся в смартфон, через невероятно длинную минуту тренькнуло входящее сообщение. По комнате разнёсся лающий смех, от которого мелко завибрировали стёкла.

— Ох…давно меня так не корчило…даже ребра заболели. А ты молодец, хорошо…ахахахаха…подготовился.

Вампир широко улыбнулся, показывая клыки, выдвинувшиеся на пару сантиметров, медленно пошёл на вампироборца. Мужчина победно улыбнулся, сказал горделиво:

— Жрать меня собрался? А вот хрена тебе!

Упырь удивленно приподнял бровь, спросил с любопытством:

— Стальной воротник?

— Лучше! Я перед встречей сожрал пол кило чеснока! Выкуси тварь!

— О…Это же прекрасно!

— Ха…что!?

Улыбка вампира стала шире:

— Мальчик мой, чеснок прекрасный антикоагулянт…препятствует свёртыванию крови, делая её более…хм…жидкой. Пить такую одно удовольствие.

Вампир потянул носом и жадно облизал губы, в зрачках разгорается голодный огонёк. Мужчина попятился, пока не уперся спиной в стену.

— Чую…да, точно…скажи мне, ты ведь решил для верности выпить алкоголя?

— Д…да…церковного вина и водки…

— Чудно! Ты же просто ходячий деликатес!

— Но…почему…

Вампир подошел в плотную, заглянул в полные ужаса глаза, сказал хитро улыбаясь:

— Вы верите в любую чушь, прямо даже неловко становится. Зато как вкусно!
вампиры,литература,лит блог,рассказ,Истории,песочница
Развернуть

мистика рассказ story текст песочница 

Дверь

Никита ткнул локтем под рёбра, крикнул указывая на стену заброшенного заводского цеха:

— Гляди!

На голом, осыпающемся кирпиче с следами бирюзовой штукатурки висит новенькая красная дверь. Тусклый свет играет бликами на тяжелой латунной ручке, дверь утоплена в стену на уровне пояса. Оступаясь на месиве из колотого кирпича и мусора, мы осторожно подошли ближе. Никита закурил, протянул пачку с торчащей сигаретой, я поморщился, увидев бонд сотку, никотиновая жажда пересилила отвращение.


— Как думаешь, чо это?

— Дверь.

— Да не, я не о том. Вчера же ещё не было, мыж вона прямо вот тут и бухали вечерком. Вон даже бутылка валяется.

— Знаешь, кажется мы слишком часто тут зависаем.

— Посвуй, в этой дыре, — Никита сделал широкий жест рукой — пойти больше и некуда, кроме дискотеки, но это уж совсем зашквар. Так думаешь это просто дверь?

Дверь сколочена из широких досок, такие раньше видел у деда в мастерской, под яркой краской угадывается структура дерева. В верхней части крохотный витраж полумесяцем, поставленным на рога, цветные стекляшки источают свет, точно с той стороны светит яркий свет. Волосы на затылке зашевелились, по телу прокатился тревожный озноб, по ту сторону мелькнула тень.

— Ну нах…пошли отсюда.

— Струсил? Да там же дырка на в стене, вот и всё, пошли глянем!

Тяжелые тучи плывут над заброшенным заводом, огромная труба почти касается их, промозглый ветер бросил в лицо водяную пыль. Выйдя из цеха, короткими прыжками по кускам асфальта пересекли лужу и свернули за угол. Никита смачно выругался, сигарета выпала изо рта, коротко шикнула в грязи.

Стена целая, почти не тронутая временем, с тяжёлыми наростами мха и ползучего растения, похожего на виноград.

— Бред…просто бред…

Вернувшись внимательно осмотрели дверь, обычное дерево, обычная краска. Никита поскрёб ножом, на дереве осталась глубокая бороздка. Сев на куски бетона нервно закурили, глядя на дверь.

— Кто-то посреди ночи установил дверь в стену, да ещё поставил под витраж лампочки?

— Нафига?

— А я откуда?

— Может эта…ну художники…исталяция…во!

— Инсталляция, да и на кой в этой глуши её делать? Здесь ведь кроме нас и бомжей никто не ходит.

За витражом вновь мелькнуло, свет ослаб, будто некто встал перед дверью и внимательно наблюдает за нами. Волосы на руках встали дыбом, ледяной комок страха упёрся в сгиб коленей, вытягивая силу.

— Откроем её. — отрывисто сказал Никита.

Он подошёл к двери не выпуская сигарету изо рта, потянулся к латунной ручке. Я подобрал ноги, непроизвольно готовясь к рывку, звуки внешнего мира перекрывает гул крови в ушах.

Пальцы скользнули по латуни, ладонь обхватила ручку и начала проворачивать. Никита обернулся, сделал шаг назад и в сторону…

Дверь осталась на месте, Никита ругнулся и махнув рукой двинулся к выходу:

— Пошли, идиоты приколисты небось скрытую камеру поставили и стригут просмотры на ютубе.

Догнав друга пошел рядом стараясь не оборачиваться, меж лопаток печёт от чувства чужого взгляда. Разом вспомнились детские байки о Живоглоте, крадущемся за спиной и пожирающем обернувшихся…

Заскрипело, звук резанул через ропот начинающегося дождя, мы дёрнулись, как от удара током и обернулись.

Дверь медленно отворяется, на заваленный мусором пол падает расширяющийся конус света.
мистика,рассказ,Истории,текст,песочница
Развернуть

фантастика космос текст story песочница 

Предел

Всё завертелось в середине декабря, когда у правителей космических держав одновременно зазвонили телефоны. Границу солнечной системы пересекло нечто, рукотворного происхождения. Невероятно длинная «игла» движется к Земле, нацелившись в район экватора.

Я проснулся от воплей на улице, сумасшедшая старуха посреди детской площадки вещает о скором конце света, тыча пальцем в небо. Вокруг неё собралась внушительная толпа, внимательно слушает, время от времени отвечая согласными вскриками. Бабка, хмелея от внимания распаляется всё больше, предрекая всем адовы муки за неправедную жизнь. Ведь к Земле движется Перст Господень, да бы покарать всех неверующих.

То же мелют попы и имамы, ещё пара дней такой активной промывки мозгов и начнутся штурмы институтов, да сжигания ученых на кострах. На столе стоит початая бутылка рома, рядом перевернутая рюмка и пистолет с двумя запасными магазинами. Пойдя в ванную споткнулся о бронежилет и комплект боевой экипировки, купленный у прапора в ближайшей части. Мой родной, куда более навороченный и лёгкий, остался на базе чвк в тихом океане.


По привычке умывшись и даже почистив зубы, вознамерился продолжить вчерашние возлияния. Надо бы ещё соседку пригласить или позвонить какой из подруг. На улице раздались выстрелы, звон битого стекла и женские крики, мощно грохнуло. Выглянув наружу заметил, как от торгового центра через дорогу валит дым и разбегаются люди.

Видимо южный гость решил отправится в джанну своим ходом и с полной гарантией на обладание десятью тысячами отроков.

— Что как жемчуг рассыпной…— сквозь зубы процедил я.

Выйдя на балкон закурил, глядя на улицу и считая минуты до приезда скорой, медики прибыли к четвёртой сигарете. Пожарных не дождался, зазвонил закатившийся под кровать смартфон. С трудом достав, скрежеща зубами от рвущего перепонки звона, мазнул пальцем по экран и прижал к уху.

— Да.

— Привет Гал, это Живко.

— Я думал ты у себя, албанцев постреливаешь.

— Постреливал, да надоело, тем более тут кое-что наклюнулось, очень интересное!

— Ну просвяти, что может быть интереснее конца света и отстрела албанцев?

Живко ответил довольным смехом, от чего в голове взорвалась бомба, я простонал нечто нечленораздельное.

— Гал, ты что бухой?

— Похмельный, так что тон убавь, а то я кончусь.

— Ладно-ладно, слушай внимательно, апокалипсис отменяется, Игла начала торможение и угадай, где она должна приземлиться…

— Ну раз ты мне звонишь, это либо Сербия, либо в тихом океане.

— В яблочко! Комп включи, босс тебе уже всю почту заспамил и готовься к вылету.

— Сомневаюсь, что сейчас получится поймать попутный самолёт.

— Дурень, тебя с утра дожидается частный самолёт, так что давай поспеши в аэропорт, только смотри, не подорвись, бородачи нынче совсем с катушек слетели.

«Начал торможение», фраза не шла из головы всю дорогу, даже когда объезжал огромные аварии и митинги, требующие запрета любых технологий и казни атеистов. «Начал торможение» …значит вот он, первый контакт? Но тогда почему они хранили полное радио молчание? Почему молчит пресса? Где реакция властей?

Стоило выйти из машины, как охрана аэропорта взяла меня в прицел, быстро обыскали и извинившись перешли к следующему человеку. Подойдя к входу заметил на асфальте кровь и следы пуль, похоже кто-то проверки не прошёл.

Внутри малолюдно, только персонал и семья с грустными лицами, одетая в гавайские рубашки. Ребёнок бегает вокруг багажа разведя руки и издавая звуки, отдаленно напоминающие звук двигателя. Кого тут полно, так это военизированной охраны, у каждого боевая винтовка со снятым предохранителем и бронежилеты класса шесть-а. Такая не то что, пистолет выдержит, выстрел свд примет и не почешется.

При проверке документов милая девушка задрала бровки, посмотрела на меня и в паспорт.

— Что-то не так? Просто на фото я выспавшийся.

— Нет, нет, извините, просто впервые вижу такое имя, Галактион, ваши родители были фанатами звездных войн?

— Нет. Просто увлекались культурой эллинов.

— Кого?

Я тяжело вздохнул, взял протянутый паспорт.

— Греков, греческую культуру они любили.

— Извините, приятного вам полёта…
фантастика,космос,текст,Истории,песочница
Развернуть

рассказ story текст воспитание дети онижедети песочница 

А.У.Е.

Сын вернулся из школы с подбитым глазом и в порванной рубашке, держа портфель в опущенной руке. Глядя в пол прошёл мимо меня в ванную, хлопнув дверью нервно загремел щеколдой.

Судя по звукам, пробивающимся через шум воды, сын плачет и шипит от боли, пытаясь умыться. В груди растекается холодная ярость, хочется найти обидчиков и втоптать черепа в асфальт, а потом линчевать их родственников, до седьмого колена. Оглянувшись на зеркало, увидел на месте себя разъярённую гориллу, вместо лица бледная маска с губами, сжатыми в тонкую линию.

Глубоко вдохнув и быстро выдохнув в три подхода, постарался придать лицу спокойное выражение. Вроде бы получилось, ладно, пора разбираться. Поколебавшись постучал в дверь костяшкой указательного пальца, сказал с напускной уверенностью:

— Кирилл, открой дверь.

Повисла неловкая тишина, неуверенно щелкнуло и дверь чуть приоткрылась. Сын стоит у раковины, смотря в пол.

— Подними голову.

Он послушался, про себя я возблагодарил небеса, что ребёнок ещё не вошел в возраст отрицания любых авторитетов. Скрипнув зубами оглядел повреждения, правый глаз подбит, бровь опасно распухла, на верхней губе запеклась кровь. Нос заметно скошен на бок, ударивший был явно больше и сильнее.

— Так, потерпи и не дёргайся.

Нос встал на место с сочным хрустом, сын мелко затрясся и захныкал, я с трудом сдержался и не обнял.

— Так, а теперь рассказывай, кто это сделал.

Встав на одно колено внимательно выслушал, глядя сыну в глаза. Его избили трое старшаков ауешников из шестого класса. Один держал, заломив руки, а двое метелили за отказ отдать деньги на обед. Закончив порвали одежду и поставили на «счётчик» по понятиям. Если завтра не принесёт вдвое больше, изобьют вдвое сильнее. Ведь они чёткие, живут по понятиям, а мой сын для них «терпила» для выбивания денег.

Одиннадцатилетний против трёх четырнадцатилетних, шансов было меньше нуля.

— Знаешь… — начал я зло, и замолк вовремя одёрнувшись.

Толку от их имён нет. Если пойду в школу разбираться, сделаю только хуже. Родители у таких выродков, точно такие же выродки, только ростом больше. Полиция просто проигнорирует, только для виду допросив сына, а то и вовсе постарается перевести стрелки вины на него.

Плавали, знаем.

Проблемы на словах могут решать только взрослые и то не все, в школе же закон джунглей. Если он не даст отпора, можно менять школу…нет, это не вариант, может привыкнуть убегать… Так и будет бежать от проблем всю жизнь.

— Так, умойся, в аптечке лежит мазь от синяков. Маме скажешь, что споткнулся на лестницу, а порванную одежду выкинь. А я пока схожу, сделаю пару дел.

По дороге к гаражу зашел в аптеку и прикупил гомеопатических витаминок, выбрав те, что в капсулах. В гараже разгрёб давно неиспользованный токарный станок, убедившись в работоспособности, подобрал подходящую деревяшку из наваленных в углу. Руки ещё помнят старое увлечение, из деревяшки с потоком опилков появляется дубинка.

Дома успокоил жену шаблонными фразами, о том, что для мальчиков нормально и даже полезно получать травмы. Подумаешь пара синяков, вон бывало в детстве руку сломаешь, а через неделю как новенький.

Кажется, она не поверила.

Отведя сына на кухню передал ему дубинку, глаза мальчика расширились, он неверяще посмотрел на меня.

— Завтра, найдешь этих…ребят и изобьешь этим, без предупреждения, как диких зверей. Старайся бить по коленям, кистям или локтям, да и вообще по костям.

— Но…они же сильнее…как я их…

— А вот тебе, Озверин.

Я протянул ребёнку витаминки, заранее пересыпанные в стеклянный флакон.

— Примешь перед школой и в драке будешь куда сильнее!

Плацебо, а если со страху переест, то от гомеопатического ширпотреба ничего не случится.

— А как же…меня же накажут, полицаи заберут!

— Не так громко, мама услышит и нам обоим влетит по первое число. Не беспокойся ни о чём, с взрослыми я разберусь. Верь мне.
рассказ,Истории,текст,воспитание,дети,онижедети,песочница
Развернуть

сказка рассказ story текст фэнтези песочница 

Сказ

Сломанный меч цепляет траву, на блестящем металле остаются капли росы. Я обессиленно опустился на колени, выронил меч. Под наколенниками хрустнули и рассыпались в прах кости нежити. За спиной хрипит чародей, скребёт тонкими, как паучьи лапки, пальцами по груди, стараясь вырвать обломок клинка. Восходящая над лесом луна, играет бликами на железной короне с тремя зубцами.

— Ты…ты победил, сейчас…княжич… — Просипел чародей, корона соскользнула с головы, ударив по плечу скрылась в траве.

Голос истончился, чароплёт посерел и рассыпался невесомым пеплом. В лунном свете в траве блестят мечи, зажатый костяными ладонями, белеют десятки порубленных скелетов. Тяжело поднявшись поймал взглядом корону, вгляделся в отражение на отполированном металле. Лицо залито кровью, волосы слиплись в красные сосульки, от кольчуги остались жалкие лохмотья.

Корона манит к себе, как луна песиглавца, требует немедля водрузить на чело. С усилием, рвущим мышцы, отвернулся, сделал неловкий шаг к лесу. В ушах загудел голос старого чудовища, мотнул головой пытаясь прогнать морок. Пошатнулся, едва не упав сделал два быстрых шага, точно пьяный. Замер широко расставив ноги и держась за голову обеими руками, от голоса виски будто долотом проламывают.

— Я вернусь и заберу твою жизнь, или жизнь твоих потомков. А она, её ты никогда не получишь!

— Посмотрим. — сдавленно прохрипел я, во рту стало противно солоно.

Собственный голос, кажется чужим, блеклым и лишенным жизни.

Голос мертвеца.

Луна взошла над замком, осветила древний жертвенник впереди и толстую иглу на нём. Подойдя ближе разглядел на игле крохотные царапинки, следы моих ударов мечом. На краю слышимости засмеялся колдун. Смахнув иглу в траву, побрёл к лесу, хромая на обе ноги. Перед глазами плывёт, земля раскачивается, как ладья в бурю, норовит уйти из-под ног.

Нарастающий ветер треплет обрывки плаща за спиной, выбеленные временем лоскуты цепляются за низкие ветви, путаются в кустарнике. Над головой зловеще шуршат плотные кроны, раненым демоном завывает ветер.

Лес наполнен слабым, гнилушным светом, видно скрюченные деревья, с бурой листвой, полусгнившие валежины, поперёк тропы. Остатки жизни вытекают из ран, остаются за мной широким следом на опавшей листве. С левого плеча уверенно звучит голос:

«Ложись, отдохни, ты заслужил. Смотри, как удобно лежат листья, будто готовая перина в родном тереме. Отдохни, наберись сил перед встречей с Ней.»

Я иду.

Вой ветра складывается в злые голоса:

— Прочь! Она не твоя! Уходи!

Голоса сплетаются в протяжный визг, разрезающий черепа от виска до виска. Ветви, похожие на руки древних ведьм, тянутся к лицу, хватают за плечи и волосы. Трава оплетает сапоги, острые стебли тщатся порезать толстую кожу.

Я иду.

Впереди на достаточно низкую и толстую, для удара головой, ветку приземлилась огромная орлица с женской головой. Ветвь затрещала, нагнулась до самой земли. Лицо почти красивое, с тонкими, благородными чертами. Всё портят круглые глаза без зрачков, и жёсткие перья вместо волос. Сирин переступила с ноги на ногу, игнорирую жалобный треск, зло заклекотала:

— Уходи! Она никогда не будет твоей! Ни здесь, ни в Вирии! Ни даже в царстве Вийя!

Сирин приподнялась, развела крылья в стороны и громко закудахтала, как огромная курица.

Я иду.

Деревья стоят плотно, как дружина, укрывшаяся за щитами, ветви норовят выбить глаза. Впереди наметился просвет, точно дверной проём в светлый зал из тёмного коридора. Я прибавил шаг, застонал от боли меж рёбер.

Проход заслонила огромная, косматая, фигура. Чугайстер скалится, глаза горят желтым, звериным огнём. От него несёт мощью, жаждой крови и густой мускусной вонью, перебивающей прелые запахи леса. Смотрю в глаза вижу обещание скорой смерти. Чудовище нагло ухмыляется, намечая, как будет рвать и пожирать.

Я иду.

В последний миг чугайстер сжался, заскулил под взглядом и отпрыгнул в темноту испуганным зайцем. Забыв о нём вошёл в проход меж деревьев, сощурился спасая глаза. Поляна огромна, как ристалище у стольного града, залита осязаемым, точно паутина, лунным светом.

Густая трава под сапогами, как мягкий ковёр, заглушает шаги. Воздух наполняется яркими точками светлячков, они кружат вокруг в хаотичном танце. Впереди, на огромном куске чёрного гранита сидит огненно-рыжая девушка в сарафане. Она поёт, закрыв глаза и подставив лицо лунному свету. Босая, с распущенными волосами, похожая на затухающее пламя. От звука её голоса заныло в груди.

Затаив дыхание подошел ближе, стальная набойка предательски лязгнула о притаившийся в траве камень. Песня оборвалась, девушка распахнула глаза, огромные и манящие как два темных омута.

Всего мгновение смотрела на меня и побежала навстречу, путаясь в сарафане, почти падая. Перехватил на полпути, прижал к груди и зарылся носом в густые рыжие волосы, нос защекотало ароматом полыни. Сдерживая слёзы счастья прошептал, почти теряя сознание:

— Я же говорил, обязательно приду за тобой.
сказка,рассказ,Истории,текст,фэнтези,песочница
Развернуть

заражение лит блог фантастика рассказ story текст песочница 

Заражение 2

Вода давит на грудь многотонным прессом, Рейнджер отчаянно рванулся вверх. Конечности вяло шелохнулись, к далёкой поверхности устремилась серебристая цепочка пузырьков. Грудь полыхает острой болью, в подсознании мечется обезумевшая обезьяна, разрывает связные мысли, истерично требуя ВЗДОХНУТЬ.

Рваная бахрома темноты нарастает по краям зрения. Лучи света пронизывают толщу воды, истончаются и обрываются, едва не дойдя до Рейнджера. Свет медленно отдаляется, в ушах нарастает писк…

Рейнджер подскочил на койке, грудь часто вздымается, холодный пот стекает по спине. На левом запястье требовательно пищит широкий браслет, на экране мигает иконка входящего вызова. Сев на кровати утёр лицо ладонями и тяжело выдохнув, мазнул пальцем по экрану. Раздражённый голос командира сорвал остатки сна:

— Дан, быстро в мед отсек!

— Ч-что…случилось?

— Спасённая, Джусиен пришла в сознание, требует тебя.

— Джустисен…

— Что?

— Так её зовут…

— Плевать, дуй сюда!

Дан вяло натянул синтетические штаны, обувшись набросил на голый торс куртку вышел в коридор. За панорамным окном во всю стену, медленно вращается Аделина-9. В красной атмосфере бушует вечный термоядерный шторм, наследие империи. Говорят, под поверхностью процветают города имперцев, с военными заводами и прочими крупицами мощи. Только Метрополии плевать на эти слухи, с поверхности, в ближайшую тысячу лет, ничто не взлетит.

Проходящая мимо инструктор закатила глаза глянув на Дана, рейнджер мысленно отмахнулся и прошел к транспортному узлу. Командир сказал прибыть быстро, вот пусть теперь и отдувается.

Сев в кресло, небрежно набросил фиксирующие ремни и откинулся на спинку, любуясь видом из транспортной шахты. Огромный шторм величаво двигается с полюса Аделины к экватору, расширяясь на всё полушарие. Глядя на буйство стихи начал массировать висок большим пальцем. Спросонья мысли вяло стучатся о стенки черепа, точно рыбы в замерзающем озере.

«Зачем вызывать меня среди ночи? Раз датчанка пришла в сознание, что в принципе удивительно, учитывая её состояние…могли бы и утром вызвать.»

Капсула транспортёра залетела в закрытый туннель и начала плавно тормозить. Дан сбросил ремни и упираясь ладонью в потолок пошёл к выходу.

Больничный отсек встретил стерильной вонью и десятком людей в белых халатах, снующих меж кабинетов. Командир, появившись из ниоткуда, схватил Дана за локоть и потащил вдоль палат к сектору карантина. Мельком глянув на неуставной вид подчиненного поморщился, но ничего не сказал. Переодевшись в костюмы биозащиты, вошли в опечатанную палату. Дан непроизвольно выругался, в больничной робе датчанка похожа на скелет, обтянутый желтоватым пергаментом. Лицо обтянуто бинтами, пестрящими кровами пятнам, не закрытый глаз сверлит вошедших с интенсивностью боевого лазера.

— Откуда кровь?

Командир ответил с легкой заминкой, на лбу пролегли глубокие морщины:

— На костях черепа были чужеродные наросты, да и не только на черепушке. Они не росли, пока она не начала получать питание. Пришлось срезать, но регенераторы на ней почти не работают… В общем, будь у неё больше припасов в той башне, ты нашел бы ещё один труп.

Женщина слабо шевельнула рукой, точно ветер потревожил высохшую ветвь, начала говорить, путая язык метрополии с датскими словечками. Дан подошёл к кровати, стараясь расслышать блеклый шёпот.

— Er det dig? Я хотела… fortælle…что reddet mig…вы должны…должны…уничтожить эту проклятую планету…иначе они вырвутся!

Командир подошел ближе, заложив руки за спину, попросил чуть склонив голову:

— Пожалуйста, расскажите, что случилось с колонией.
4 A ■"^it V íM. « V,заражение,лит блог,фантастика,рассказ,Истории,текст,песочница
Развернуть

рассказ story текст лит блог фантастика песочница 

Заражение



Колония заброшена, постройки поросли буйной зеленью. С высоты видно торчащий из земли остов космического скитальца, беспощадно обглоданный временем. Легкий глайдер рассёк кучевое облако и полукругом пошел на снижение. Боковая дверца съехала в сторону, зеленой солнце отразилось от сферы боевого шлема, рейнджер сел, свесив ноги. По внутренней стороне шлема, снизу-вверх побежали короткие строки отчёта.


«Ковчег четыре, первый сеанс связи более тридцати циклов назад, молодая колония на основе корабля-поколений. Запрос на канал поставок с Метрополией удовлетворён. Последний сеанс связи, пятнадцать циклов назад. Сигнал S.O.S получен неделю назад по времени Земли…»


Рейнджер мельком глянул на тушу корабля, по спине пробежал холодок. Шедевр инженерного дела, тысячи лет бороздивший пучины космоса, медленно гниёт в молоденьких джунглях. Есть в этом мерзкий символизм.


Гибель колоний с кораблей-поколений довольно обыденное дело, мало кому удается сохранить приемлемей уровень знаний и не нахватать мутаций. Рейнджер поморщился, вспомнив деформированные тела дикарей, десяток тысячелетий, проживших в невесомости из-за поломки.


Глайдер медленно приземлился на окраине поселения из бетонных кубов и прямоугольников, плотно оплетённых лианами. Под кораблём подушкой прогнулся слой мха, Рейнджер осторожно спрыгнул, зелень под ботинками упруго спружинила. Взяв винтовку на изготовку медленно двинулся к ближайшему «дому». На шлем вывелась подробная карта скана, с отмеченными точками интереса.


Тридцать циклов назад здесь была процветающая колония, начинали закладку нормальных городов под бум рождаемости. Налаженная связь с Метрополией и…всё пропало по щелчку пальцев.


В первом «доме» всё заросло травой, пробивающейся из бетона. Во втором так же. В третьем…Рейнджер выругался, девять человеческих тел. Окаменевших, покрытых уродливыми наростами полипов, точно коралл. Толстые жуки выскочили из глазниц, пробежали по черепам и затаились в траве.


Сорвав с пояса зажигательную гранату, Рейнджер попятился к выходу, остановившись в проёме бросил на трупы. Поспешно вышел и поторопился по улице к источнику сигнала, за спиной грохнуло, из дверного проёма выметнулся вал жаркого пламени. По спине пробегают мурашки, чудится насекомые провожают взглядами из высокой травы и распахнутых дверей.


Сигнал идёт из трёхэтажного здания, на удивление почти не тронутого растениями. В траве вокруг белеют кости, обросшие наростами, как днища древних кораблей. У многих на черепах ровные отверстия с обугленными краями. Рейнджер обошёл здание, присматриваясь к костям в траве и окнам. Стёкла выбиты, на бетоне видны длинные борозды, точно долго скребли ногтями или куском арматуры. На втором этаже так же выбиты стёклам, из развороченного дверного проёма видно заваленную костями лестницу. Слабый ветерок гонит по траве изумрудные волны, завывает в пустых окнах и меж зданий.


У входа заметил детские кости, в конец изуродованные неведомой болезнью. Сев рядом поддел дулом автомата, пробормотал:


— Будем надеется, это уже посмертное…


В центре детского черепа проломленная дыра, кто-то со всей силы ударил чем-то на вроде кирки. Сигнал усилился, кто бы его не посылал, он явно на третьем этаже.


Стараясь не наступать на кости, поднялся на два этажа и остановился на пролёте третьего. Путь преграждает металлическая дверь, явно снятая с корабля, сенсор по центру ожил, по Рейнджеру прошелся широкий красный луч, остановился дойдя до шеврона Метрополии. Заскрипело, застоявшийся механизм пришёл в движение.


Третий этаж встретил валом пустых консервных банок, дверь захлопнулась за спиной. Широкое помещение почти лишено света, только пара лучей пробивается через грязь на окнах. В дальнем конце послышался всхлип и шорох, Рейнджер нацелился на звук. Медленно опустил винтовку и подошёл ближе, в углу сидит тощая женщина с сальными, растрёпанными волосами. В левой руке сжимает кайло с стандартной меткой геологической службы. Вместо правой, завязанный узлом рукав.


Женщина подняла голову, всхлипнула глядя в шлем. Вдоль скулы к виску, под кожей идёт сеть острых бугорков, глаза красные.


— Младший геолог… Джустисен…рада…приветствовать вас…


Рейнджер опустился на одно колено, заученно достал инъектор и сделал укол в шею. Женщина слабо дёрнулась, на глазах выступили слёзы.


— За…заберите меня…я должна…лекарство…


Глаза закатились, геолог бессильно уронила голову на грудь и начала заваливаться. Рейнджер подхватил, тело невесомое, как паутина, бережно понёс к выходу. Внутри глайдера есть криомодуль, как раз для перевозки тяжело раненных.


На базе разберутся.
4 A ■"^it V íM. « V,рассказ,Истории,текст,лит блог,фантастика,песочница
Развернуть