oomizuao

oomizuao

Подписчиков: 50     Сообщений: 171     Рейтинг постов: 1,028.9
Развернуть

furry комиксы oomizuao furry artist Spike and Hatred Sam Saunders Charles перевел сам печенье рождество ...furry фэндомы пряники контраст 

СПАЙК мини-комикс: рождественский спешл

ТОГДА ТЫ ДОЛЖЕН ПОПРОБОВАТЬ ГпИМБИРНЫЕ ПРЯНИКИ ТОЛЬКО что СПАЙК.? .„АТЫ РАНЬШЕ ПР0Е08АЛ 8 МОЛОДО ПЕЧЕНЬЕ МАКАТЬ? ЗАЕДЕТ ТЕ ЕЯ ЗАБРАТЬ. ТВОИ ОТЕЦ ОПРЕДЕЛЕННО ЗНАЕТ ТОЛК В ПРИГОТОВЛЕНИИ ПЕНЕНЫ, СЭМ. СПАСИБО, НТО ЗАШЕЛ, ШКЕТ! 8СЕГО ХОРОШЕГО И СЧАСТЛИВОГО РОЖДЕСТВА! счастливого рождества,


Ссылка на оригинал (англ)
Развернуть

furry комиксы oomizuao furry artist Spike and Hatred Sam Saunders перевел сам пираты ностальгия детство ...фэндомы furry Terrance 

Развернуть

фэндомы furry комиксы furry oomizuao furry artist Spike and Hatred Sam перевел сам лето 

Развернуть

furry other furry фэндомы oomizuao furry artist Spike and Hatred Sam "SPIKE" - the novel перевел сам 

Глава 13 (Часть 2)

furry other,furry,фурри,фэндомы,oomizuao,furry artist,Spike and Hatred,Sam,"SPIKE" - the novel,перевел сам


      «Спайк, постой!»

      Спайк уходил прочь. Сэм попытался остановить его и схватил за руку.

      «Убери от меня свои блядские руки!» - закричал в ответ Спайк и оттолкнул Сэма так сильно, что тот почти потерял равновесие.

      «Прости, Спайк» - настаивал Сэм. – «Я не хотел, чтобы так случилось, я не знаю, почему я чувствую себя так, все так запутанно...»

      «Ты не можешь меня любить! Просто не можешь!» - взмолился Спайк.

      «Знаю, и мне жаль, но… Все так. Хотя я и не понимаю, почему.» - ответил Сэм, немного раскаиваясь.

      «Откуда ты знаешь, что влюблен в меня? Да и почему я?» - спросил Спайк тоном, полным разочарования.

      «Я не знаю. Просто… Каждый раз когда я на тебя смотрю, мне просто хочется быть к тебе ближе, быть рядом, я хочу быть с тобой…»

      «Хватит!» - закричал Спайк, и стал идти быстрее, чувствуя отвращение от всего, что сказал Сэм. Отвращение от воспоминаний о том, что Сэм делал, как той ночью, когда они спали вместе у него дома, как они вдвоем держались за руки, как Сэм нежно гладил Спайка. Его затошнило.

      «Пожалуйста, Спайк, пойми… Это не мой выбор…»

      Спайк развернулся, схватил Сэма за рубашку и заглянул тому в глаза.

      «Слушай, ты не можешь меня любить, понял? И единственное, что ты можешь сделать – найти способ справиться с этими эмоциями. Ты не влюблен в меня! Усёк?!»

      «Прости, но я не могу с этим справиться. Я пытался, поверь.»

      «Значит слабо пытался» - проворчал Спайк.

      Он вздохнул и отвернулся, чтобы уйти.

      «Куда ты?» - спросил Сэм и в отчаянии пошел за Спайком. – «Подожди!»

      Спайк не ответил, он просто пошел быстрее, желая очутиться так далеко от Сэма, как только можно.

      «Спайк.» - Сэм схватил Спайка за предплечье, пытаясь его остановить.

      Спайк остановился, но на Сэма не посмотрел.

      Одинокая слеза поползла по лицу Сэма.

      «Пожалуйста, подожди» - молил он. – «Не уходи.»

      «Отпусти меня Сэм.» - сказал Сэм мрачно, все еще стоя спиной к Сэму и не глядя на него.

      Сэм закрыл глаза, пытаясь сдержать реку слез, готовую хлынуть в любой момент. Он всхлипнул, но изо всех сил старался не заплакать. Его эмоции были просто слишком сильны, и причиняли такую боль, что просто не могли быть резко отвергнуты его лучшим другом, которого он так любил.

      «Сэм, предупреждаю тебя» - начал Спайк, медленно скрипя зубами – «Отпусти меня.»

      «Нет!» - вдруг закричал Сэм. Он схватил Спайка еще сильнее, и уже двумя руками. – «Не знаю, куда ты идешь, но я не позволю тебе вот просто так уйти из моей жизни!» - всхлипнул Сэм – «Прости, что я люблю тебя, хорошо? Прости, но я ничего не могу с этим поделать! Я не ожидал, что ты будешь так зол и расстроен из-за этого. Пожалуйста, Спайк, давай оставим все как было? Притворимся, что ничего не было? Не разрушай нашу дружбу из-за этого, Спайк. Пожалуйста. Мне… Ты мне нужен.»

      Спайк не ответил.

      «Давай, поговори со мной, Спайк» - давил Сэм.

      «Ну и что, блядь, ты хочешь, чтобы я тебе сказал, а?» - почти закричал Спайк Сэму в ответ, все еще не поворачивая головы. – «Хочешь, чтобы я сказал, что я рад тому, что мой лучший друг ебаный педик? Ты, блядь, такой эгоцентрист, Сэм! Никогда не хотел, хотя бы когда-нибудь перестать думать только, блин, о себе и посмотрел на все с чужой точки зрения?» - Спайк замолчал и разозлился на себя, когда позволил одинокой горькой слезе скатиться на землю. – «Ты хоть представляешь, как сильно тебе повезло?»

      Сэм сочувственно смотрел на Спайка. То, что сказал Спайк, не совсем относилось к их разговору, но смысл сказанного до Сэма дошел. Он хотел что-то сказать, но Спайк заговорил первым:

      «А теперь не мог бы ты убрать от меня свои гребаные руки?» - сказал он тише, но все еще серьезным тоном.

      Сэм слышал грусть в голосе Спайка, и на миг подумал, что может быть Спайк не то имел в виду, когда сказал Сэму отпустить. Поэтому он сказал

      «Нет» - и добавил – «Ты уйдешь, если я отпущу.»

      «Да ну ёб жеж твою, Сэм» - закричал Спайк. Он был сыт по самое горло. – «Пусти!»

      Он развернулся и запустил кулак прямо Сэму в лицо, но как раз перед ударом, Сэм поймал его руку за запястье и остановил мощный удар.

      Сэм выглядел одновременно и удивленным и испуганным, осознав, что Спайк, в самом деле хотел его ударить.

      По выражению лица Спайка, он был полностью сбит с толку, не понимая, как, черт возьми, Сэм смог вот так просто остановить его. Затем он разозлился, говоря себе, что в этот раз не промажет, и использовал свою свободную левую руку, чтобы ударить, но Сэм смог уклониться. Внезапно, Сэм стал из них самым быстрым. Точно так же как и всегда был самым сильным.

      Спайк бил и бил, пока, наконец, не попал Сэму по лицу.

      Сначала Сэм просто стоял, его лицо было отвернуто в сторону, и по нему трудно было что-либо прочесть. Когда он снова медленно повернулся к Спайку, на его лице застыло такое выражение, которого Сэм никогда не показывал. Он пылал чистой яростью. Спайк сглотнул. Сэма перемкнуло. И это могло быть опасным.

      Сэм был из тех, кто действуют на эмоциях и часто дают эмоциям собой управлять. Если он был счастлив - то он был просто вне себя от радости, если завидовал - то это была смертельная зависть, если злился - то был просто в ярости, а когда был в ярости… ну, рядом было просто опасно находиться.

      Сэм, вдруг, стал двигаться гораздо быстрее, чем обычно, а когда он сумел наотмашь ударить Спайка по лицу, Спайк отметил, что в удар было вложено куда больше силы, чем он когда-либо чувствовал, и удар опрокинул его на землю. Ему начало казаться, как будто он дрался с Чаком, но он отогнал наваждение, это просто Сэм, нечего бояться. Как минимум в этом Спайк пытался себя убедить, но он знал, что это и близко не правда. Когда Сэм был в таком состоянии – он явно был совсем не тем, кого не стоит бояться.

      Спайк отбивался, как мог. Ему удалось довольно сильно повредить Сэма, но ярость пылающая в Сэме сделала того нечувствительным к боли. Спайк уставал, и его, уже поврежденное ребро, от таких нагрузок нечеловечески болело. Сэм наступал на него как обезумевший слон, и это было устрашающе. Спайк не хотел бежать. Вместо этого он приготовился ударить Сэма, но как только Сэм приблизился к нему, он пригнулся, уклоняясь от удара, и схватил Спайка за талию, поднимая над головой.

      «Эй, поставь меня!» - закричал Спайк.

      Когда это Сэм стал таким сильным? И зачем он его поднимает. Потом, почти уже слишком поздно, Спайк осознал, что Сэм поднимает его, чтобы бросить о землю, головой вниз. «Он пытается мне шею сломать» - в панике подумал Спайк. Земля с ужасающей скоростью понеслась на него, и спайку почти удалось извернуться ровно настолько, чтобы удар не пришелся на голову. Он услышал громкий хруст, когда тяжело приземлился на плечо. Он громко вскрикнул от боли, но почти сразу же увидел Сэма стоящего над ним, почти прыгнувшего на него и мощный кулак Сэма, который, рассекая воздух, ударяется прямо о его челюсть с еще более громким хрустом, чем был от плеча.

      Сэм очнулся, когда услышал громкий, полный боли вскрик Спайка.

      Спайк извивался в агонии на земле, двумя руками прикрывая свой кровоточащий рот.

      «О, Господи… Спайк!» - потрясенно воскликнул Сэм и мигом упал на колени, пытаясь помочь Спайку.

      Спайк не понял, что Сэм уже снова пришел в себя, и пытался пинать его, чтобы держать подальше от себя.

      «Спайк, прости! О, Господи, что случилось? Мне так жаль! Не знаю, что на меня нашло» 

      Сэм был в ужасе. Он встал и во все горло позвал на помощь, но так глубоко в лесу их бы никто не услышал. Сэм начал плакать. Спайк выглядел серьезно, если не смертельно, раненным, и это была вина Сэма. Он снова сел на колени, рядом со Спайком, спрашивая, можно ли ему осмотреть рану. Спайк протестовал, но Сэм осторожно убрал его руки, чтобы посмотреть, во чтобы то ни стало. Увидев, он быстро осознал, что челюсть Спайка была совершенно не на месте, кости свободно болтаясь в том месте, куда пришелся удар. Она по всей видимости была сломана, чуть ниже того места, где, по всей видимости, крепилась к верхней челюсти.

      «Господи Боже» - ахнул Сэм, увидев все это. – «Спайк, нужно доставить тебя в больницу»

      Спайк издал звук, который звучал как категорическое «нет», но Сэм его пропустил мимо ушей. Спайку нужно было в больницу, и быстро.

      «Можешь идти?» - осторожно спросил Сэм.

      Рыдающий от боли Спайк ему ничего не ответил. Сэм решил нести его и поднял Спайка, положив его поврежденную правую руку вокруг своей шеи для поддержки. Сэм пошел из лесу в направлении трассы, на которой где-то должна быть автобусная остановка.

      Чтобы выбраться из лесу потребовался почти час, и за это время, Спайк потерял очень много крови. К счастью Сэм нашел автобусную остановку, и через пять минут подъехал автобус.

      Когда двери открылись, Сэм поспешно занес Спайка внутрь и положил его на первое свободное сидение.

      «Эй!» - обратилась к ним водитель автобуса – «автобус никуда не поедет, пока заплатите»

      Сэм разозлился и закричал водителю

      «Мать вашу, леди, вы не видите, что у нас тут чрезвычайная ситуация?»

      Он убеждал ее и говорил о том, насколько серьезны раны Спайка, пока, водитель, наконец, не согласилась бесплатно довезти их до больницы, хотя в больницу она вообще не должна была бы ехать.

      Сэм держал  руки вокруг плеч Спайка весь путь до больницы, чтобы его поддержать. Спайк был почти в обмороке, потеряв так много крови.

      Когда они, наконец, добрались до больницы, Сэму даже не пришлось звать на помощь: медсестра заметила их  и поспешила к Спайку.

      «Что случилось?» - Спросила она Сэма, и попыталась убрать руку Спайка.

      «Не трогайте!» - воскликнул Сэм.

      Медсестра посмотрела на него.

      «Не убирайте его руку. Она удерживает его челюсть.» - объяснил Сэм.

      Медсестра посмотрела на Сэма широко раскрытыми глазами.

      «Я позову доктора» - сказала она и поспешила к стойке, где по селектору назвала имя.

      Вскоре  появился врач, и ему объяснили ситуацию.

      «Сестра, помогите мне доставить этого мальчика в радиологическое отделение. Нужно сделать рентген его челюсти» - заявил доктор.

      «Спайк» - поправил доктора Сэм – «Его зовут Спайк.»

      Доктор кивнул.

      «Спасибо, парень. Можешь подождать в вестибюле, мы скоро к тебе подойдем.»

      Потом  они с медсестрой быстро забрали Спайка с собой и исчезли в лифте в конце длинного коридора.

      Сэма трясло. Он очень переживал за Спайка, и ему нужно было найти кресло и присесть, или он точно свалится в обморок

      Где-то через час к Сэму подошла другая медсестра. На ее лице была сострадательная улыбка, она, наверное, и не догадывалась, что выглядит как гонец с плохими новостями.

      «С ним все хорошо?» - тут же спросил Сэм.

      Медсестра улыбнулась ему.

      «С твоим другом все хорошо. Пока мы говорим, ему переливают кровь. Он много потерял.»

      «Я знаю» - извиняясь, сказал Сэм.

      «Рентген показал, что его челюсть разломлена на несколько фрагментов» - объяснила медсестра, забыв смягчить детали – «нам будет нужно скрепить фрагменты металлическими имплантами. Доктор как раз готовится к операции.» 

      «Металлические импланты?» - повторил Сэм – «Все так плохо?»

      «С ним все будет хорошо» - тепло улыбнулась медсестра.

      Сэма снова начало трясти. Это все его вина.

      «Слушай, нам нужно больше информации о Спайке. Сможешь помочь?»

      «Наверное» - ответил Сэм.

      «Отлично» - медсестра улыбнулась и показала, что хочет, чтобы Сэм пошел за ней.

      Сэм пошел за ней. Они остановились у большой стойки у входа. Медсестра вытащила из ящика бумажную форму и начала задавать Сэму вопросы.

      «Имя и фамилия?»

      «Спайк Шаффер» - ответил Сэм.

      Медсестра записала.

      «Дата рождения.»

      «Ух, эмм… я не знаю.»

      Медсестра недоверчиво на него посмотрела.

      «Я думала ты знаешь этого мальчика.»

      «Знаю, он мой лучший друг, но он никогда не говорил мне, когда родился.»

      Правда была в том, что Спайк и сам не знал даты своего рождения, никто не говорил ему с тех пор, как ему исполнилось четыре, а в четыре года не запомнишь любую дату, даже рождество. Так что, чтобы спасти Спайка от унижения, Сэм решил не говорить, что Спайк и сам не знает, когда родился.

      «Все что я знаю, мэм, это что его знак зодиака – скорпион, и что он родился осенью 1973, быть может, в ноябре? Это поможет?»

      «Ну, немного поможет.» - сказала медсестра. – «Так ему четырнадцать?»

      «Тринадцать с половиной» - сказал Сэм.

      «Адрес?»

      «Не знаю, простите.»

      «Имена родителей.»

      «Он сирота»

      Медсестра посмотрела на Сэма.

      «Жаль это слышать. Другие живые родственники, о которых ты знаешь, у него есть?»

      «Эмм… Чарльз Шаффер, не помню его второго имени.»

      «Но адреса не помнишь?»

      «Нет, простите. Зачем он вам?»

      «Мы должны куда-нибудь выслать счет» - объяснила медсестра.

      «Я думал больницы бесплатны.»

      «Добро пожаловать в реальность, малыш.»

      Сэм задумался и решил дать свой адрес. Он может использовать свои сбережения, а если их не хватит, он был уверен, что отец ему поможет.

      «Спасибо, на этом все.» - улыбнулась медсестра. – «ты можешь присесть на кресло и отдохнуть. Я скажу тебе, когда операция закончится.»

      «Благодарю Вас, мэм.» - сказал Сэм и ушел к креслу, на котором сидел.

      Операция длилась не один час, и у Сэма было время, чтобы поспать в кресле. Все произошедшее вымотало его, так что, даже не смотря на переживания о судьбе Спайка, у него просто не было сил на бодрствование.

      Та же медсестра, которая недавно говорила с ним, ласково разбудила Сэма. Был поздний вечер.

      «Эй» - сказала она мягко.

      Сэм сразу проснулся.

      «Спайк» - сказал он – «с ним все хорошо?»

      Медсестра кивнула.

      «Он в порядке. Он немного отдыхал, но сейчас в сознании. Ты можешь его навестить, если хочешь. Я проведу тебя.»

      «Спасибо» - сказал Сэм и пошел за ней. Он опасался снова увидеть Спайка, боялся его реакции.

      Они прошли несколько номерных палат с больными внутри, пока, наконец, не дошли до палаты 203 – палаты Спайка. Он получил свою собственную палату, маленькую комнату с кроватью под окном. Сэм заметил, что у всех остальных рядом на столе стояли большие букеты цветов. У Спайка был только стакан воды с соломинкой и древний женский журнал.

      «Привет» - осторожно сказал Сэм и присел на стул, стоящий возле кровати.

      Спайк не ответил, не посмотрел на него, но продолжал смотреть в окно. Он выглядел таким разбитым, слабым, и больше не похожим на себя. В его взгляде читалось, что он как будто полностью сдался. Он казался таким грустным, сидя со взлохмаченными волосами в белой больничной рубахе, трубками в правой руке… Из-за всего этого больничного антуража он больше не выглядел сильным. Это было печальное зрелище, и, по всей видимости, Спайк знал это очень хорошо.

      «Ну как ты?» - снова спросил Сэм.

      Наконец, Спайк медленно повернул голову и показал Сэму бинты и пластыри на левой части лица.

      «Оу, верно. Наверное, больно говорить, да?» - сказал Сэм осторожно.

      Спайк кивнул взглядом и снова уставился в окно.

      «Пить хочешь?» - спросил Сэм, пытаясь завязать разговор с мальчиком, который не может разговаривать. Спайк слегка помотал головой.

      «Слушай» - начал Сэм. – «Мне очень, очень жаль, что так получилось там в лесу.»

      Спайк угрюмо нахмурился и отвел взгляд.

      «Мы же все еще друзья, да? Я не хочу терять тебя, как друга. Я люблю тебя! В смысле – как друга.» - настаивал Сэм, но остановился, когда Спайк пригрозил ему, держа руку на выключателе над кроватью.

       Спайк зловеще уставился на Сэма и его глаза говорили, чтобы Сэм уходил, или он вызовет кого-нибудь, чтобы его забрали.

      «Спайк, прошу, послушай» - молил Сэм.

      Спайк нажал на кнопку, и скоро пришла медсестра.

      «Что случилось?» - спросила она.

      Спайк кивнул на Сэма, и медсестра поняла намек. Она повернулась к Сэму и осторожно взяла его за руку.

      «Думаю тебе нужно уйти.» - сказала она.

      «Хорошо» - вздохнул Сэм, но прежде чем его вывели за дверь, он повернулся и сказал Спайку – «Я вернусь завтра.»

      Когда Сэм ушел, медсестра вернулась к Спайку и спросила, не нужно ли ему еще воды.

      Спайк показал руками, что хочет что-нибудь, чтобы писать, и медсестра дала ему блокнот и ручку. Спайк написал: «Убедитесь, что он больше не придет. Я больше никогда не хочу его видеть.»

(с) Elise M. Syvertsen (oomizuao)

ссылка на оригинал (англ)

ссылка на страницу DA с картинкой


PS: Правка была, вычитки - не было, можете бросаться тапками.) Скорее всего так будет и дальше.
Развернуть

furry other furry фэндомы oomizuao furry artist Spike and Hatred Sam "SPIKE" - the novel перевел сам 

Глава 13 (Часть 1)

furry other,furry,фурри,фэндомы,oomizuao,furry artist,Spike and Hatred,Sam,"SPIKE" - the novel,перевел сам


      Было утро.

      Спайк шел за Сэмом, который то и дело поглядывал на повязку на левом запястье Спайка. Когда Сэм спросил, Спайк снова солгал и сказал, что обжегся, уронив кастрюлю с кипятком, когда готовил ужин. К удивлению Спайка, Сэм купился на это оправдание. Или так казалось.

      «Хочешь потусим вместе после школы?» - с надеждой спросил Сэм.

      Спайк пожал плечами.

      «Сперва, мне надо спросить у дяди Чака.»

      «Надеюсь, он тебя отпустит» - улыбнулся Сэм.

      «Ага, я тоже»

      Пока идущий перед ним Сэм мурлыкал какую-то песню, Спайк позволил себе утонуть в размышлениях. Спайк думал про визит к доктору, думал про драку с тупым Марко, думал про то, что вчера случилось в ванной и что сегодня вечером у этого будут последствия. Потом внезапное воспоминание  прорвалось в его размышления, заставив остановиться и вздрогнуть.

      «Что случилось?» - спросил Сэм, когда, наконец, заметил, что Спайк остановился. Он заметил, что его друг выглядит, как будто его сейчас вырвет.

      «Ничего» - запинаясь, проговорил Спайк. Он попытался как можно быстрее сменить тему разговора и спросил Сэма, что тому вчера ответил отец.

      «Да наврал он мне с три короба» - сказал Сэм угрюмо.

      «Правда? Зачем ему тебе врать?» - спросил Спайк.

      «Хорошо, может он и не врал, но мне очень сложно поверить, что он был в старшей школе, когда ему было тринадцать или типа того, и что восемнадцатилетняя мама бы… ну, ты понимаешь… если он был так молод, и что она не смогла определить его возраст. Я видел фотку тех лет, и он выглядел слишком взрослым для своего возраста, но я про то что, блин, ну это же смешно. Должно быть, врал.» - Сэм беспомощно посмотрел на Спайка. – «Так ведь?»

      «Не знаю» - пожал плечами Спайк – «Но я бы никогда бы не подумал что твой отец из тех, кто может такое учудить. Но, эй, если ты в нем сомневаешься, почему бы тебе не спросить Терренса, правда ли это?»

      «Мда, папа тоже такое предлагал. Спросить Терренса.» - сказал Сэм и запустил пальцы в свои короткие волосы. – «Думаю, нужно чтобы они оба, и папа и Терренс рассказали мне всю историю.»

      «А после - не забудь перерассказать ее мне» - осторожно улыбнулся Спайк – «Я очень хочу услышать историю жизни твоего отца.»

      Сэм счастливо кивнул.

      «Не забуду.»

      Они, наконец, дошли до школы и разделились, разойдясь каждый к своему классу. День Спайка начинался со физкультуры и плавания с мальчиками из В-класса, класса Сэма и Марко. Спайк туда даже и не собирался. Естественно, он смылся с физкультуры и плавания. Он бы ни в какую не пошел в раздевалку со всеми остальными.

      Вместо этого он пошел к лавочке возле одного из углов школы, и сел поразмышлять, глядя в облака. 

      Он сидел так где-то примерно с полчаса, просто глядя в небо, но его взор вновь вернулся на землю, когда некто, направляющийся прямо к нему, привлек его внимание.

      Это был Марко. Но в этот раз он был один.

      «Привет» - сказал Марко с самодовольной улыбкой.

      «А ты разве не должен быть сейчас в спортзале?» - напомнил Спайк.

      «Хотел спросить у тебя то же самое» - сказал Марко и сложил руки, глядя на спайка сверху вниз.

      Спайк просто фыркнул.

      «Тебе какое дело?»

      «Ну, твой парень там, так что я подумал, что и ты там будешь» - усмехнулся Марко. 

      «Че сказал?» - огрызнулся Спайк

      «Сэм, твой маленький любовничек, ждет тебя» - дразнился и пытался вывести из себя Спайка Марко.

      Спайк был раздражен, и сжал кулаки так сильно, что костяшки побелели. Марку засунул руку в карман и пытался вытащить что-то, отпуская всякие гейские шуточки про Спайка и Сэма.

      Спайк не дал ему возможности вытащить, что бы там, в кармане, ни было. Он бросился на Марко и ударил его в лицо.

      «Да что, блядь, у тебя за проблема?» - выкрикнул Марко и прикрыл лицо руками.

      «Ты моя ебучая проблема!» - закричал на него Спайк. – «Все эти годы ты достаешь меня ни за что, и с меня хватит! Ты и я, Марко, прямо сейчас! Дерись!»

      «Драться с тобой?» - засмеялся Марко, пытаясь не звучать запуганным.

      Он видел ярость в пылающих глазах Спайка. Казалось, он стал совсем другим. И у Марко не было ни малейшего желания драться со Спайком, когда он был в таком состоянии.

      «Давай!» - кричал Спайк на Марко – «Дерись со мной, трус!»

     

     

     

      Кровь капала с трясущихся рук Спайка. Широко раскрытыми глазами он смотрел на Марко, неподвижно лежащего перед ним.

      Марко принял вызов и полез драться. Они дрались свирепее, чем когда-либо: бились, пинались и кусались во всю силу. Сперва Марко был в ужасе, но потом начал получать удовольствие от драки, и даже кричал всякое, чтобы разъярить Спайка еще сильнее. А ярости у Спайка было через край, и дрался он жестоко. В конце концов, Спайку удалось увести Марко и их драку за школу, где никто не мог их увидеть и разнять. Спайк не мог вспомнить, что было дальше, его разум затмился, он ослеп от ярости. Он помнил, как увидел кирпичи, аккуратно сложенные под большой дырой в стене, как поднял кирпич и ударил кирпичом Марко по лицу так сильно, что тот упал на землю. Следующим воспоминанием было как он сидит на животе Марко, прижимая того к земле. Марко молит о пощаде, а Спайк вышибает ему мозги кирпичом. Когда Спайк пришел в себя, марко был мертв. Его череп был расколот и странная, сероватая жидкость, вытекала из разлома, смешиваясь с морем вытекающей крови. Лицо Марко было так сильно окровавлено, что сложно было сказать, откуда именно течет кровь, но, по всей видимости, она текла отовсюду. Рот, нос, глаза, уши, череп… было так много крови.

      С выражением неописуемого ужаса на лице, Спайк держал кирпич над головой и его руки бешено дрожали. Он опустил кирпич на землю, в ужасе глядя, как течет непрерывный красный поток, и отпрыгнул от тела, когда,  наконец, осознал: Марко был мертв, в самом деле, мертв. И он, Спайк, его убил.

      Он вновь посмотрел на тело и заметил клочок бумаги, торчащий из кармана Марко. Спайк сглотнул, и решил взять его. Он не посмел взглянуть на него, но быстро засунул себе в карман, потрясенный всем, что наделал, включая кражу у мертвого. У того, кого только что убил.

      Спайк в панике оглянулся, не видел ли его кто, затем заставил свои трясущиеся ноги нести его, чтобы убежать с места преступления так быстро, как только мог.

      Сэм, как всегда, был последним, кто уходил из спортзала. Спайк знал это и ждал его за углом, рядом с выходом.

      Сэм удивился, когда, как только он открыл дверь, перед ним внезапно появился Спайк, схватил его за руку и потащил с собой за здание.

      «Спайк, что за… » - Все что успел сказать Сэм перед тем, как быстро прикрыть рот двумя руками, чтобы не закричать.

      Спайк был покрыт кровавыми брызгами, с предплечий на землю капала кровь. Кровавые разводы были и на лице, но многие из них были смыты слезами, стекающими по лицу.

      «Спайк!» - пытался шептать Сэм – «Спайк, что случилось?!»

      Спайка душили рыдания, он не мог сказать ничего. Он сел на землю, обнял руками колени и заплакал.

      Сэм поставил свою сумку и сел рядом со Спайком, осторожно положив руки тому на плечи.

      «Эй» - начал Сэм – «Что случилось?»

      Он был все еще немного в шоке, от всей этой крови, но очень старался сохранять спокойствие. Кроме того, его лучший друг плакал, а плачущим он видел его очень редко. Сэм хотел утешить его. Его друг нуждался в нем.

      «Спайк, что случилось?» - осторожно повторил он.

      Спайк не мог ответить, он мог только рыдать.

      «Мне… мне нужна… твоя одежда» - смог выдавить он чуть позже.

      «Да, да, конечно…» - сказал Сэм и быстро достал из сумки свою тренировочную одежду и передал ее Спайку, который быстро в нее переоделся, забыв о своей стыдливости. Затем Сэм смочил водой полотенце, чтобы Спайк смог вытереть кровь.

      «Нам нужно уходить отсюда, Сэм» - шмыгнул носом Спайк.

      «Почему? Школа же еще не закончилась.»

      «Расскажу по дороге, но нам нужно уходить, и как можно быстрее.»

      Они убежали со школьного двора в лес, через который пришли. Спайк, впервые бежал впереди, а Сэм был прямо за ним.

      У Сэма было много вопросов. Почему они бегут? Что с их рюкзаками и вещами? Что насчет продленки? Их же оставят после школы еще на дольше, если они вот так убегут со школы, так ведь?

      Наконец, Спайк остановился.

      Сэм так сосредоточился на беге, что не обратил внимания на то, куда они бежали, но теперь он увидел, что они у их старого домика на дереве.

      «Почему мы остановились здесь.» - ошеломленно спросил Сэм.

      Спайк обернулся к нему лицом, нервно сомкнув пальцы.

      «Есть… кое-что, что я должен тебе сказать»

      Сэм терпеливо ждал.

      «Я… » - Спайк остановился, потом попытался продолжить, но понял, что ему очень трудно выговорить и слово.

      «Я… убил… Марко» - сказал он медленно каждое из трех слов.

      Глаза Сэма широко распахнулись, и как раз перед тем, как его лицо приобрело обеспокоенное выражение, он, не веря, начал смеяться.

      «Чего ты смеешься?» - горестно спросил Спайк – «Я не шучу! Я убил его, убил!»

      Сэм резко перестал смеяться, когда услышал рыдания Спайка и увидел, как слезы снова текут по его лицу.

      «Ты серьезно? В самом деле?» - спросил ошеломленный Сэм.

      Спайк кивнул и вытер слезы, но, несмотря на его усилия, они все равно продолжали течь.

      «Господи» - почти прошептал Сэм, его начинало подташнивать.

      «Я не хотел этого делать, не знаю, что на меня нашло, я просто…» - пытаясь сдержать слезы, проговорил Спайк голосом полным эмоций.

      Видеть Спайка настолько убитого виной было просто душераздирающе. Сэм хотел помочь ему, но он не мог поверить, что Спайк в самом деле кого-то убил.

      «Как ты его убил?» - спросил Сэм, пожалев о сказанном сразу, как только его губы сформировали слова. На самом деле он не хотел знать.

      «Кирпичом» - смог сказать Спайк, и от раскаяния снова разрыдался.

      Сэм не был уверен, сможет ли он принять еще какие-то подробности. Картинка, появившаяся у него в мозгу, и так была ужасной настолько, что у него скрутило желудок.

      Спайк медленно, но уверенно перестал плакать. Он глубоко вздохнул, чтобы успокоиться и откинул голову назад.

      «А еще у него была записка в кармане» - сказал Спайк, глядя в кроны деревьев.

      Он достал из кармана клочок бумаги.

      «И ты взял ее?» - уставился  на него Сэм.

      Спайк протянул клочок Сэму, чтобы тот прочел.

      Сэм нерешительно взял бумажку, осторожно развернул ее и прочел до боли знакомую записку.

      «Там сердечко и в нем мое имя.» - объяснил Спайк, показывая, что уже читал – «Что если он в меня влюбился? А я его убил.» - нахмурился Спайк.

      «Не думаю, что Марко в тебя влюбился, Спайк» - тихо сказал Сэм.

      Спайк повернулся к Сэму.

      «Что ты имеешь в виду?»

      «Эту записку не Марко писал» - Сэм покраснел.

      «А ты откуда знаешь?» - нахмурился Спайк.

      Сэм набрал воздуха и просто сказал:

      «Потому что это я – тот кто, ее написал.»

      Лицо Спайка побледнело, его глаза широко раскрылись, хотя все еще оставались немного нахмуренными. Затем, он нервно хихикнул, вытирая слезы.

      «Ты же шутишь, да? Зачем бы тебе такое писать?»

      Сэм крепко сжал бумажку.

      «Я думал, я ее выбросил» - сказал он, в основном сам себе. – «Марко, наверное, как-то ее нашел»

      «Сэм» - сказал Спайк – «Что, черт побери, происходит?»

      «Спайк, есть кое-что, что я должен тебе сказать» - нервничая начал Сэм – «Я не знаю, почему я так чувствую. Это не мое решение, и я пытался от него уйти, но я просто не могу. Все что я знаю, это что…»

      «О, блин» - вздохнул Спайк и запустил пальцы в свои нечесаные волосы, пытаясь приготовиться к тому, что точно знал что услышит.

      «Думаю, я в тебя влюбился» - сказал Сэм.

      Наконец он это сказал. Сэм осторожно взглянул на Спайка, чтобы увидеть его реакцию. Спайк ходил кругами, и похоже просто не знал как реагировать.

      «Это слишком.» - обескуражено сказал Спайк – «Это слишком для меня. Херня с Чаком, то, что убил Марко, а теперь еще это. Это какой-то глобальный пиздец!»

(с) Elise M. Syvertsen (oomizuao)

ссылка на оригинал (англ)

ссылка на страницу DA с картинкой


Развернуть

furry other furry фэндомы oomizuao furry artist Spike and Hatred Charles "SPIKE" - the novel перевел сам 

Глава 12

furry other,furry,фурри,фэндомы,oomizuao,furry artist,Spike and Hatred,Charles,"SPIKE" - the novel,перевел сам


Чак смотрел на мальчика, уже долго смотрел, как тот спит в кровати, лежа на спине.

      Такой красивый, такой чистый. Чак был очарован детской красотой, хотел захватить ее, запечатать ее, убить ее.

      Каким-то образом он влюбился в этого мальчика. Вначале он планировал использовать Спайка для мести. Наказать его за то, что сделал его отец, брат Чака. Но он удивился, когда понял, что вместо этого он влюбился в это дитя, в Спайка.

      Это была горько-сладкая, запретная любовь.

      Он ненавидел Спайка. Чак был так добр к нему, делал все, чтобы Спайку было комфортно, чтобы Спайк улыбался и смеялся, делал так, чтобы Спайк чувствовал, что между ними есть нечто особенное – и, в конце концов, и сам Чак начал так себя чувствовать.

      А потом, одним вечером, он это сделал.

      Это все изменило. И после нескольких таких ночей Спайк перестал улыбаться. И он никогда больше не смеялся, никогда не чувствовал себя в безопасности. Все что между ними было – было потеряно, и он больше никогда не прикасался к Чаку. Все что осталось Чаку – холодный прием и испуганный взгляд.

      Спайк был таким красивым мальчиком и Чак хотел его так сильно, так желал его. Но мальчик боялся его, и единственным способом, которым он мог получить любовь Спайка – это взять ее самому.

      И он взял. Взял силой, украл ее.

      Он был таким красивым мальчиком. О, он был божественным. «И он мой!» - подумал Чак про себя, скользнув пальцем по тощему торсу Спайка.

      Чак нахмурился. Он ненавидел глаза этого ребенка. Их взгляд, страх и сомнение, они были пусты и почти всегда не выражали ничего, они были как две маленькие черные бездны. Он ненавидел его глаза, НЕНАВИДЕЛ их! Он бы вырвал их, прямо сейчас. Глаза Спайка были слишком похожи на глаза Джереми.

      Чак смотрел на Спайка, неподвижно лежащего перед ним с закрытыми глазами. «Будь он безглазым – и он был бы идеален.» - подумал Чак.

      Он наклонился над мальчиком, вдохнул его запах, слабый, почти сладкий аромат, ощутимый, только если быть так близко, как был он.

      Он хотел проникнуть внутрь и вырвать его сердце.

      Он хотел сделать ему больно, защитить его, смотреть, как высыпаются его кишки, каждую ночь спать с ним рядом, вырвать его глаза, целовать его губы, смотреть, как он страдает, видеть его улыбку.

      Он хотел контролировать его и быть любимым им.

      «Но он никогда не будет любить меня» - горько подумал Чак и вышел из комнаты с взглядом полным ненависти.


(с) Elise M. Syvertsen (oomizuao)

ссылка на оригинал (англ)

ссылка на страницу DA с картинкой
Развернуть

furry other furry фэндомы oomizuao furry artist Spike and Hatred Charles "SPIKE" - the novel перевел сам artist furry 

Глава 11 (Часть 2)

furry other,furry,фурри,фэндомы,oomizuao,furry artist,Spike and Hatred,Charles,"SPIKE" - the novel,перевел сам,artist furry


      В другом месте, глубоко в лесу, в старом ветхом доме ужин – это последнее, о чем думал тринадцатилетний мальчик, сидящий на полу в ванной и зажимающий правой рукой кровоточащее левое запястье.

      Спайк думал, что странно было, что его дядя был настолько добр, что позволил остаться у Сэма. похоже у Чака были планы на ту ночь. Когда Спайк спросил, Чак прорычал, что это не его дело, но, тем не менее, оказалось, что Чак встречался с мужчиной, которого Чак просто называл «коллега». Он был в странном настроении, когда Спайк вернулся со школы, вел себя как будто пьяный (хотя пьяным он не был): он был зол, любая мелочь страшно его бесила, и он отрицал все, что говорил Спайк, включая и то, что он разрешил Спайку остаться на ночь у друга. Чак задавал Спайку всевозможные вопросы про этого «друга», и когда не получал ответа – избивал своего племянника в кашу.

      Спайк посмотрел мокрыми от слёз глазами на дядину бритву, лежащую у его ног. Она заставила его задуматься о своей попытке самоубийства и о том, зачем он это сделал.

      «Все, кого я встречал и о ком слышал» - подумал он про себя – «все они думали, что жизнь прекрасна. Даже если они были на краю крыши, готовые прыгнуть, они вдруг приходили к мысли, что жизнь, все же, стоит того, чтобы жить.»

      Новая теплая слеза потекла по его лицу.

      «Я же, я просто не вижу в жизни ничего прекрасного, совсем. В ней нет ничего, ради чего стоило бы жить. Все, что я мог бы назвать жизнью… По ощущениям – как будто я мертв с самого рождения. Так какой смысл жить, когда и жить-то мне не зачем. Какое будущее ждет такого как я?»

      Дверь, к которой прислонился Спайк затряслась от чьих-то ударов.

      «Спайк!» - взревел его дядя – «Какого черта ты там делаешь?»

      Спайк набрал в грудь воздуха и закричал в ответ:

      «Оставь меня в покое, ебаный сукин сын!»

      Мертвая тишина повисла на секунду. Сердце спайка ёкнуло, мгновенно и инстинктивно пережив страх от того что обозвал своего дядю, от знания того, какие последствия последуют за этим, но ему было все равно, на этот раз все равно. Как бы то ни было, он надеялся истечь кровью, так чего ему теперь бояться дядю?

      «Как ты смеешь так со мной разговаривать?» - заорал Чак – «Открой дверь, Спайк! Я то из тебя все говно повыбью!»

      К глубочайшему удивлению Чака, он услышал, как Спайк поворачивает ключ, отмыкая дверь. Чак распахнул ее и уставился прямо в пару темно-зеленых глаз.

      Спайк смотрел на него, смотрел яростно, делая все от него зависящее, чтобы сдержать свой страх.

      Чак, наконец, заметил кровь, капающую из сжатого кулака Спайка, а потом и бритву на окровавленном полу.

      «Ты что творишь, маленький говнюк?»

      «Заканчиваю все» - торжествующе ответил Спайк

      «О, так ты решил себя убить, так?» - сказал Чак, добавив смешок.

      «Да! Тебе то что?» - выкрикнул Спайк – «Ты все равно хочешь, чтобы я сдох!»

      «Так вперед! Дохни!» - заорал в ответ Чак, распростерши руки. – «Бестолочь, ты даже не смог вскрыть артерию побольше! Та, что ты вскрыл - тебя не убьет, разрез не такой, трусливый ты еблан! Вспори живот, проткни сердце, или как насчет взять ебаный пистолет?!» Он остановился, заметив как у Спайка закружилась голова и тот приклонился к раковине, прежде чем упал на подкосившиеся ноги. Чак смотрел на него, смотрел, как Спайк зажимает свое запястье и тяжело дышит, как пот струится по его лицу. Чак вздохнул.

      «Тупое дитя.» - сказал он внезапно мягким голосом и быстро снял свой ремень.

      Сперва Спайк ожидал, что Чак ударит его ремнем, но вместо этого, его дядя встал рядом с ним на колени и крепко затянул ремень на руке Спайка, как раз над его кровоточащим запястьем.

      «Почему вы мне помогаете?» - осторожно спросил Спайк.

      На миг, Чак выглядел, как будто собирался сказать что-то утешительное, или хотя бы что-то чуть более приятное, чем то, что он обычно говорит. Он взглянул на Спайка и выглядел действительно обеспокоенным его судьбой, сожалеющим, даже если только на секунду, обо всех тех вещах, которые он делал и которые толкнули Спайка на самоубийство. Но потом, Чак вдруг фыркнул и сказал:

      «Я не некрофил, малец, ты мне нужен живым.»

      Спайк с ненавистью посмотрел на него.

      «Я, блядь, тебя ненавижу!»

      «Эй, смотри мне, пострел! Как только эта рана перестанет кровоточить – тебя ждет порка.»

      Чак встал и подошел к шкафчику у раковины, ища какую-нибудь вату, бинт или что-нибудь еще полезное. Вскоре он сдался, и стал осматриваться вокруг. У грязного туалета он заметил почти пустой рулон туалетной бумаги. «Пойдет» - пробормотал он себе под нос. 

      Спайк смотрел, как его дядя вернулся к нему.

      «Стоять можешь?» - спросил Чак.

      Спайк помотал головой.

      «Так, малец» - сказал Чак, и закинул его руку себе на шею и взял его за талию. – «я помогу тебе встать.»

      Чак подвел Спайка к раковине, где водой промыл его рану. Спайк был удивлен внезапной добротой своего дяди. Это напомнило ему время, когда он был еще совсем ребенком, и он впервые попал к дяде в дом. В начале, Чак был так добр к Спайку, и несмотря на то, что ему было всего лишь пять лет, Спайк начал чувствовать, что Чак может стать отцом, которого у него никогда не было. Но это было перед тем, как началось насилие. И все же, Чак много раз показывал ему, что в самом деле может быть хорошим парнем, когда хотел, и что они были такими хорошими друзьями, когда Спайк был маленьким. Все это сбивало с толку, и вело к вопросу, который Спайк сам себе задавал неисчислимое количество раз: а действительно ли он ненавидел своего дядю всем сердцем, или остались еще какие-то ощущения, что он каким-то образом любил его за хорошее отношение в те времена. Глядя в глаза Чака прямо сейчас, Спайк думал, что может еще увидеть следы того доброго человека, которым тот когда-то был. «Когда же все пошло не так? Что случилось? Была ли вина Спайка в том, что его дядя это все делает». Спайк подумал, что он знает ответ на этот вопрос. Все вдруг пошло наперекосяк. Одной дождливой ночью, незадолго до шестого дня рождения Спайка. Он был очень мал, и не знал точно, что произошло и что заставило его дядю все это творить, но одно он знал точно – каким-то образом это была его вина.

      Чак обернул запястье Спайка туалетной бумагой и помог ему дойти до его комнаты, сказав, что Спайку необходим отдых.

      Спайк сел на край кровати. Он глянул на дядю, и решил спросить, пока тот не ушел.

      «Дядя?»

      «Чего тебе?» - сказал Чак.

      Спайк поколебался, а потом спросил вопрос, который спрашивал так много раз до того, но так и не получил нормального ответа:

      «Зачем вы делаете со мной все те вещи?»

      Серьезное выражение лица Чака превратилось в удивленное.

      «Какие вещи? Бью тебя? Ты знаешь ответ.»

      «Нет, я про… Про другие вещи. Про те… про те, которые я не хочу, чтобы вы со мной делали. Зачем вы продолжаешь?»

      «Дорогой мальчик» - сказал Чак и покачал головой, потом он подошел и сел рядом со Спайком – «не говори, что «эти вещи» тебе не приятны. Я же знаю, что тебе нравится.»

      «Но они не приятны, честно!» - осторожно запротестовал Спайк.

      «Да ну? Потому что, из того что я вижу, есть часть тебя, которой точно нравится, то, чем мы занимаемся, так что не лги мне, Спайк. Ты наслаждаешься всем тем, что я делаю, и ты это прекрасно знаешь.» 

      Спайк хотел еще что-то сказать, отрицая утверждение Чака, но ответ на вопрос он хотел получить больше, и он его повторил.

      «Ах ты ж настойчивый маленький жук» - усмехнулся Чак – «Ну, видишь ли, Спайк, есть несколько причин, почему я это делаю, причин которые ты можешь не понять, или понять.»

      «Не могли бы вы упомянуть одну из них?» - спросил Спайк.

      Чак вздохнул и его взгляд померк.

      Спайк ждал и смотрел дяде в глаза, снова подметив, как холодно выглядела его небесно голубая радужка. Чак всегда говорил, что ненавидит глаза Спайка, и Спайк тоже не мог сказать, что он в восторге от глаз Чака. Они пугали его. Казалось, его тело вмиг замерзнет, стоит только взглядам встретиться.

      «Хочешь причину, Спайк?» - начал Чак тихим голосом.

      Спайк кивнул и выждал, пока Чак снова заговорит.

      «Я делаю это…» - начал он и посмотрел Спайку в глаза. – «Я делаю это» - повторил он – «потому что люблю тебя.»

      Спайк широко раскрыл глаза, по большей части в замешательстве.

      «Говорил же, что не поймешь» - сказал Чак и встал с кровати, не глядя больше на Спайка, как будто смутился, или ему было стыдно. – «Оставляю тебя наедине, чтоб ты мог отдохнуть и набраться сил.»

      «Вы не будете меня бить, как говорили?» - спросил Спайк, сбитый с толку внезапной сменой поведения Чака.

      «Нет» - ответил Чак мягко. – «не сегодня.»

      Он вышел из комнаты и прикрыл за собой дверь, в этот раз не запирая ее.

      Спайк лежал на кровати с левой рукой на животе и правой под головой. Он смотрел в потолок и думал о том, что сказал его дядя. «Он любит меня?» - думал Спайк – «у него определенно странный способ это показывать, и если то, что он делает – это любовь, то я не хочу, чтобы меня любили.» Спайк заметил что у него до сих пор кружится голова, хотя ощущалось это как будто кровать качалась под ним, и потолок кружился. Он помотал головой, но от этого голова только стала болеть, потому он решил последовать удивительно доброму совету дяди и немного отдохнуть.

(с) Elise M. Syvertsen (oomizuao)

ссылка на оригинал (англ)

ссылка на страницу DA с картинкой


PS: Правка была, вычитки - не было, можете бросаться тапками.) Скорее всего так будет и дальше.
Развернуть

furry other oomizuao furry artist Spike and Hatred Sam Saunders Terrance Charles "SPIKE" - the novel перевел сам ...фэндомы furry Gregory 

Глава 10 (Часть 2)

furry other,furry,фурри,фэндомы,oomizuao,furry artist,Spike and Hatred,Sam,Saunders,Terrance,Gregory,Charles,"SPIKE" - the novel,перевел сам


     Йенни и Сандерс сидели и говорили там почти целый час. Сандерс раззадорился, от всего того вина, которое она уговорила его выпить. Она смеялась, улыбалась и хорошо оттянулась вместе с ним, но чувствовала, что пришло время увести его к себе, для того, что, как она надеялась, станет главным событием вечера.

      Она отбросила свои длинные каштановые волосы за спину, прежде чем через стол наклониться к Сандерсу и заставить его замолчать мягким поцелуем в губы.

      Сандерс удивленно уставился на нее и сильно покраснел, что осталось незамеченным в полумраке паба.

      Она улыбнулась и посмотрела на него томным взглядом, снова наклонилась вперед и прошептала ему на ухо:

      "Давай найдем местечко потише."

      Удаляясь от паба, они пошли вниз по улице. Йенни с курткой Сандерса на плечах, больше не виляла бедрами при ходьбе, боясь потерять равновесие и упасть из-за выпитого вина.

      Сандерс, обычно, не был любителем выпить и никогда не ставил себе целью напиться. Мог выпить пару рюмок, заскочив как-нибудь вечерком в бар вместе с Терренсом и Грегом, но он всегда старался убедиться, что полностью протрезвел, прежде чем отправляться домой. Как бы то ни было, вино, которое он, кстати говоря, даже не любил, часто оказывало на него более сильный эффект, чем то, что они обычно пили. Так что, все немножко вышло из под контроля, когда этим вечером Йенни заставила его выпить почти целую бутылку.

      Он еще не нализался, но выпил достаточно для того чтобы его время от времени качало.

      Йенни находила очаровательным то, как иногда он терял равновесие и падал перед ней, тут же извинялся снова и снова, и потом смеялся над тем, как же глупо он, наверное, выглядит.

      Они немного пошатались по улицам, пока Йенни не остановилась напротив отеля. Сандерс взглянул на вывеску: "Отель "Голубая луна". Четыре звезды". Йенни должно быть богата, раз живет здесь, подумал он. Но вскоре он подумал о возможности того, что она захочет, чтобы он оплатил номер, и это вырвало из него легкий вздох: он знал, что у него не будет денег, чтобы оплатить такой номер и им нужно будет искать другое романтическое и более дешевое решение.

      "У меня здесь номер" - внезапно сказала Йенни, к большому облегчению и восхищению Сандерса. - "Идем" - улыбнулась она, взяла его руку и повела сквозь стеклянные двери входа в отель.

      Сандерс разинул рот от потрясающего интерьера, тут же почувствовав, что он никогда не будет своим в таком месте. Пока он оглядывался, все богатые мужчины, сидящие там в своих дорогих костюмах, пьющие лучший кофе и читающие свои газеты, все они пялились на него. И все - с глубокой завистью в глазах, видя такого неряху, как он, рядом с такой роскошной женщиной как она. Его уверенность возросла, когда он увидел, что даже такие важные мужчины, как эти завидуют ему, так что он выпрямил спину и пошел более подобающей походкой. Он даже позволил себе положить руку на талию Йенни.

      Йенни это, похоже, понравилось, и своей рукой она скользнула на зад Сандерса. Затем она вскинула голову и глянула через плечо на всех остальных мужчин, как будто просто демонстрируя то, как она может заполучить любого, кого захочет, демонстрируя силу своей красоты. Тем не менее, он ей нравился, в свойственной ей странной манере, Йенни влекло к Сандерсу. Она была уверена, что если бы он только надел дорогой смокинг и привел в порядок волосы, то, быть может, стал бы неотразимым молодым человеком. Таким непохожим на то, как он выглядел сейчас и совсем не то, что бы одобрили бы ее друзья. Но ей нравилось. Он выглядел так... по-бунтарски, захватывающе, все еще невероятно нежным - и тем, кем так легко манипулировать.

      Наконец, они дошли до стойки администратора. Йенни вышла вперед и попросила ключ.

      "А вам, сер?" - спросил мужчина за стойкой, после того как передал ключ Йенни.

      "Мне, э..." - запнулся Сандерс, но Йенни пришла ему на помощь.

      "Он со мной" - улыбнулась она, положила руку ему на грудь и поцеловала в щеку.

      "Очень хорошо." - сказал мужчина - "приятного вечера, сэр"

      И вот снова. Тот самый завистливый взгляд. А вечер становился все лучше и лучше.

     

      Сэм крепко сжимал подушку, лежащую на его коленях, пытаясь не выглядеть слишком испуганным. Спайк сидел на диване возле него с этой жуткой, почти злорадной улыбкой на лице, которая, немного беспокоила Сэма, учитывая, что за фильм они смотрели: Пятница тринадцатое.

      Сэм вздрогнул на неприятной сцене и вжался в подушку еще сильнее. Он не любил такие фильмы, но никогда бы не признался в этом своему лучшему другу.

      Внезапный звук заставил Сэма почти подпрыгнуть над диваном, прежде чем он осознал, что это просто звонок телефона.

      "Й-й-я щас..." - прозаикался Сэм и пошел на кухню, где стоял телефон.

      "Мне на паузу поставить?" - спросил Спайк.

      "Не, не надо" - сказал Сэм, надеясь, что ему не придется смотреть все это до конца. Он снял трубку и осторожно спросил

      "Алло?"

      Он с облегчением выдохнул, услышав знакомый голос на другом конце.

      "Привет, пап."

      "Ты странно звучишь, Сэм. Все хорошо?" - спросил Сандерс.

      "Оу, да ничего" - заверил его Сэм - "Мы со Спайком смотрим тот ужастик, что он принес."

      "Понятно, а ты не так чтобы им сильно перепуган, как я слышу?" - усмехнулся Сандерс.

      "Все норм." - улыбнулся Сэм. - "Так, чего звонишь? Где ты? Как прошло свидание?"

      "Нормально прошло, я сейчас в отеле, могу немного задержаться, так что звоню, чтобы сказать, чтобы ты меня не ждал. Я приеду завтра утренним автобусом, хорошо?"

      "Оу, хорошо" - сказал Сэм. Потом он услышал какие-то хихикания на фоне. - "Кто у тебя там?"

      "Ух, слушай, Сэм, мне нужно идти, но не жди меня, хорошо? Спокойной ночи, сына, люблю тебя!" - и он повесил трубку.

      Сэм медленно положил трубку, какое-то время смотрел на телефон невидящими глазами, а потом медленно вернулся в гостиную.

      "Кто звонил?" - спросил Спайк, когда Сэм зашел в темную гостиную.

      "Папа" - ответил Сэм и сел на диван.

      "Так как прошло его свидание?" - полюбопытствовал Спайк.

      "Трахается" - сказал Сэм как ни в чем ни бывало.

      "Оу" - сказал Спайк и больше не задавал вопросов.

      В тишине они просидели до конца фильма. Сэм отворачивался на наиболее кровавых местах и в тайне наблюдал за Спайком. Сэм рассматривал Спайка, пока тот все равно был слишком поглощен фильмом и не замечал Сэма. Сэм рассматривал его с ног до головы. Было в Спайке что-то такое, от чего Сэму не мог глаз оторвать. Лицо спайка казалось таким мягким на ощупь. А потом ему стало интересно: почему Спайк не позволяет ему прикасаться к себе. Он знал, что Спайк ненавидит, когда его трогают, но они же были друзьями. Спайк же доверял Сэму, так? А может - не доверял. Эта последняя мысль огорчила Сэма. Может он совсем не нравился Спайку, может он казался Спайку отвратительным, и потому он не допускал никакого физического контакта с ним? Сэм посмотрел на руку Спайка, лежащую у того на колене. Ему хотелось узнать, что же на самом деле думает о нем Спайк, хотелось выяснить, доверяет ли ему Спайк настолько, чтобы позволить себя коснуться. Сэм протянул руку, положил поверх руки Спайка и стал ждать.

      Долго ждать не пришлось. Спайк отдернул руку, как только почувствовал сверху руку Сэма. Он удивленно воззрился на Сэма:

      "Ты чего это?"

      Сэм повернулся на диване и сел лицом к лицу со Спайком.

      "Почему ты не хочешь до меня дотронуться?" - спросил он грустным тоном.

      Спайк моргнул.

      "Ты знаешь почему. Я не люблю когда..."

      "тебя трогают?" - закончил Сэм. - "Я спросил: почему ТЫ САМ не хочешь дотронуться до меня?"

      Спайк не знал что ответить. И он не знал, почему не касался Сэма. Где-то внутри него просто был барьер, который не позволял ему кого-нибудь касаться. Он не знал. как еще это объяснить.

      "Ты... ты хочешь, чтобы я до тебя дотронулся?"

      От этого вопроса Сэм покраснел, и посмотрел вниз, чтобы Спайк этого не заметил.

      "Я был бы не против маленького физического контакта время от времени. Просто чтобы знать, что ты меня не ненавидишь"

      "Ты думаешь, я тебя ненавижу?"

      "Ну, должна же быть причина тому, что ты меня и пальцем коснуться не хочешь. Иногда я чувствую себя так, как будто ты думаешь, что я отвратительный или еще чего. Ты ведешь себя, как будто я заразный!"

      На Спайка, вдруг, накатило мощное чувство вины.

      "Все не так." - сказал он искренне.

      Сэм вытянул обе руки по направлению к Спайку.

      "Ты мне доверяешь?"

      "Ну-у, да." - сказал Спайк.

      "Докажи" - осмелился Сэм - "возьми меня за руки."

      Спайк посмотрел на Сэма. Улыбка Сэма померкла, и он смотрел ему в глаза с мольбой во взгляде. Спайк снова посмотрел на руки Сэма. Почему он не может  прикоснуться к Сэму. Это беспокоило его. Почему ему так неловко даже представить, что он берет Сема за руку?. Он нахмурился. Это глупо - думать так. Конечно, он может прикоснуться к Сэму. Он доверяет ему, он знает, что Сэм никогда не сделает ничего, что причинило бы ему боль. И то, что Сэм думает - не правда. Он не считает Сэма отвратительным. Но, с другой стороны, он действительно вел себя с Сэмом так, как будто тот был заразным, хотя и никогда этого в виду не имел. Очевидно, это ранило Сэма, и наименьшее, что Спайк мог сделать, чтобы это исправить - это взять его за руки.

      Сэм тепло улыбнулся, пока Спайк медленно и осторожно положил свои ладони поверх его.

      "Видишь? Не так уж плохо."

      Спайк потряс головой, улыбаясь Сэму. Они посидели так некоторое время, глядя друг на друга и держась за руки, а потом Спайк спросил:

      "Что теперь? Нужно отпустить?"

      "Не то, чтобы мы прям должны" - сказал Сэм, предлагая посидеть, держась за руки, чуть подольше, пока не досмотрят остаток фильма.

      Спайк пожал плечами.

      "Я не против."

      Ему, вообще-то, нравилось так сидеть, это было приятное ощущение, и его удивило, что он может держать Сэма за руки, не чувствуя неловкости и ли угрозы. Напротив, он ощущал себя в безопасности.

      Сэм почувствовал, как его лицо теплеет, и повернулся смотреть фильм, чтобы скрыть, как сильно он покраснел. Он чувствовал тепло рук Спайка в своих, и чувствовал странное покалывающее ощущение в животе, от близости к Спайку. Сэм улыбнулся, надеясь, что так они могут сидеть вечно.

      По экрану пошли титры и фильм закончился.

      "Ну," - начал Спайк - "Я лучше пойду домой."

      "Ауу, уже?" - еще крепче сжал его руки Сэм. - "А ты не можешь остаться?"

      "Остаться? Ты имеешь в виду - на ночь?"

      Сэм кивнул.

      Спайк вздохнул

      "Я бы с радостью, но ты забываешь одну важную вещь."

      "Какую?"

      "Чарльз."

      Сэм надулся.

      "Этот гребаный Чак никогда не дает тебе повеселится."

      "Он будет в бешенстве, если я приду поздно. Я лучше пойду."

      "А ты не можешь позвонить ему?" - с надеждой предложил Сэм - "Можешь воспользоваться нашим телефоном. Давай, спроси: разрешит ли он тебе остаться на ночь, ну хоть разок. Было бы так классно!"

      "Сэм, у меня рука болит" - сказал Спайк.

      "Ой, прости!" - ослабил хватку Сэм. - "Но ты можешь ему позвонить?"

      Спайк вздохнул.

      "Ладно." - согласился он - "но я не могу обещать, что он позволит мне остаться. В смысле - зачем ему это делать?"

      "Идем." - Сэм встал с дивана, все еще держа Спайка за руку, и потащил его с собой на кухню к телефону. - "Звони!" - сказал он, почти подпрыгивая от нетерпения.

      Спайк снял трубку. Он посмотрел на Сэма, стоящего у него за плечом.

      "Ты не против..."

      "Только за!"

      "Сэм... Пожалуйста, можно я немножко побуду наедине?"

      "Оу! Да, конечно. Есть другой телефон, у папы в комнате, можешь позвонить оттуда. Я подожду тебя в гостиной. Прости." - Сэм неохотно отпустил руку Спайка и дал ему пройти.

      Спайк открыл дверь в комнату Сандерса и зашел внутрь. Он принялся ходить по кругу, глядя на свои трясущиеся руки. Потом он подошел к телефону, набрал номер и приложил трубку к уху. Прошло много времени, пока Чак ответил.

      "Алло?" - сказал сварливый голос.

      "А-алло? Сэр Чарльз?" - тревожно сглотнул Спайк.

      "Спайк. Откуда ты, черт тебя дери, звонишь? Уже поздно, ты давно должен быть дома!"

      "Простите, Сэр." - сказал Спайк - "я звоню из дома друга и..."

      "Друга? У тебя же нет друзей?"

      Спайк никогда не говорил своему дядя о Сэме, не желая, чтобы Сэм попал в неприятности.

      "У меня есть один друг" - пробормотал Спайк.

      "Это же не та девочка, да?" - сказал Чак угрожающим тоном.

      "Нет, это мальчик."

      "Он тебе нравится?"

      "Как друг, да."

      Чак фыркнул.

      "Тебе лучше не встречаться с другими парнями, малец. Тебе только Бог поможет, если встречаешься."

      "Я ни с кем не встречаюсь, мы просто друзья. Я просто хотел спросить... Можно я останусь здесь, только на одну ночь?"

      Чак замолчал.

      Спайк скрестил пальцы.

      "Только на одну ночь?"

      "Только на одну ночь, сэр."

      Он снова замолчал, а потом сказал Спайку, что он все равно уходит гулять и до утра его не будет дома.

      "Так что ты, навреное, можешь остаться" - заключил Чак.

      У Спайка отпала челюсть, затем его рот растянулся в широкой улыбке.

      "Вы не пожалеете! Спасибо вам, сэр, большое спасибо!"

      "Но завтра сразу после школы чтобы был дома, ты понял меня?"

      "Да, сэр." - улыбнулся Спайк.

      Больше ничего не сказав, Чак повесил трубку.

      Спайк смотрел на телефон, не веря своей удаче. Он выкрикнул тихое победное "ДА!", перед тем, как выйти из комнаты. В дверях его встретило знакомое лицо.

      "Сэм? А ты не должен ждать меня в гостиной?"

      "Знаю, прости." - извинился Сэм - "Так что он сказал?"

      Спайк не смог сдержать улыбку.

      "Ты шутишь?" - сказал Сэм тоже разулыбавшись - "Он разрешил тебе остаться?"

      Сэм воскликнул громкое "ДА!" и счастливо обнял Спайка. Прошло какое-то время, прежде чем он осознал, что делает, и, извиняясь, отпустил Спайка.

      "Не страшно." - сказал Спайк и осмелился положить руку Сэму на плечо.

      Сэм улыбнулся, и снова взял Спайка за руку, невинно держась за нее, пока они возвращались в гостиную, решив посмотреть второй фильм - "Чужие".



(с) Elise M. Syvertsen (oomizuao)

ссылка на оригинал (англ)

ссылка на страницу DA с картинкой

PS: Правка была, вычитки - не было, можете бросаться тапками.) Скорее всего так будет и дальше.
Развернуть

furry other oomizuao furry artist Spike and Hatred Sam Saunders Terrance Charles "SPIKE" - the novel перевел сам ...фэндомы furry Gregory 

Глава 10 (Часть1)

furry other,furry,фурри,фэндомы,oomizuao,furry artist,Spike and Hatred,Sam,Saunders,Terrance,Gregory,Charles,"SPIKE" - the novel,перевел сам


     

     

      Сандерс взглянул на себя в зеркало и вздохнул.

      Он прокрутил в голове то, что Терренс сказал ему по телефону, прежде чем он повесил трубку: "оденься поприличнее, Пит. Зачем - узнаешь в пабе."

      Сандерс сдался - у него не было одежды для особых случаев, или вообще чего-нибудь, что выглядело бы "прилично". Все что у него было - клетчатые рубашки, красные или синие, футболки с логотипами групп, и джинсы, большинство из котрых были либо ношенными, либо с дырками на коленях

      Он только что вышел из душа и был одет только лишь в полотенце вокруг талии и так беспокоился о том, что бы ему надеть, что даже еще не решил какого цвета надевать трусы.

      "Да ну ё моё..." - простонал он, понимая, что сам с этим не справится. Когда дело касалось одежды, ему нужен был кто-то, способный дать хороший совет. Он быстро надел черные трусы, джинсы, те же, что носил до душа и вышел из ванной.

      Вошедшего в гостиную Сандерса, встретили взгляды двух мальчиков, сидящих на диване и играющих в покер.

      "Привет, парни" - улыбнулся он обоим, затем повернулся к своему сыну, нервно потирая шею. - "эмм... Сэм? Мне нужен твой совет."

      "Конечно, в чем дело?" - улыбнулся Сэм, найдя забавным и немного милым то, как его отец пришел к нему за советом.

      "Я собираюсь проветриться вечером. Терренс пригласил меня в паб и сказал мне одеть что-нибудь поприличнее. Штука в том, что у меня ничего такого нет."

      Сандерс выглядел немного смущенным.

      Спайк положил карты и осторожно бросил взгляд на Сандерса, пока тот был занят разговором с сыном. Он осторожно посмотрел на голый торс Сандерса. Спайк часто ловил себя на том, что пялится на тела других мужчин, сравнивая себя с ними. Не важно, какими они были: сильными, толстыми или тощими, в итоге - Спайк всегда им завидовал, и чувствовал себя еще более подавленным. Все выглядели лучше, чем он. Потому впервые увидев Сандерса без рубашки, он, с близка и внимательно, рассмотрел его торс и сравнил со своим собственным телом: Сандерс был стройным, хотя и не из тех, кого можно назвать худым или тощим. У него не было кубиков пресса, или живота, как у тех, кто делает много упражнений, Спайк очень хорошо знал, что Сандерс никогда не качался. И даже не смотря на это - у него был хороший крепкий плоский живот и он отлично выглядел. Одно в Сандерсе Спайку особенно нравилось - у него не было волосатой груди. Волосатые мужчины стали казаться Спайку какими-то противными, так как его дядя был покрыт белыми курчавыми волосами. Но у Сандерса на груди был только лишь пушок, приемлемый, и, вероятно, нормальный для его возраста. Сколько же ему лет, двадцать пять? Спайку было всегда интересно, но он не смел спросить. Как бы то ни было, Спайк считал Сандерса поразительно молодым, чтобы быть отцом подростка, и если бы Спайк не знал Сэма и его отца, но случайно встретил их на улице - он бы, скорее всего, подумал что они братья.

      Спайк бросил еще один быстрый взгляд на торс Сандерса, и про себя вздохнул - даже не смотря на то, что Сандерс не был очень мускулистым, Спайк завидовал тому, как хорошо Сандерс выглядит.

      "Так вот если бы я был тобой, папа, я бы не надевал твою футболку с Led Zeppelin, если Терренс планирует тебя с кем-нибудь познакомить"

      "Мдэ, ты прав" - усмехнулся Сандерс. Потом он повернулся к Спайку, заметив, что тот на него смотрит, и спросил его, просто чтобы включить в разговор - "Что думаешь, Спайк?"

      Спайк моргнул, немного удивленный таким вопросом, и попытался не покраснеть, будучи пойманным на разглядывании.

      "Я, ух.." - начал он, пытаясь что-то придумать - "Я не знаю, может, если вы оденете черную рубашку? Будет, типа, нейтральный и утонченный вид, так?"

      Сэм шире открыл глаза глядя на Спайка, удивляясь, когда это он, вдруг, стал разбираться в одежде.

      Сандерс подумал об этом и удовлетворенно улыбнулся

      "Угу, думаю ты прав, черная рубашка будет в самый раз."

      "Паап, единственная черная одежда, которая у тебя есть - это футболки" - напомнил ему Сэм.

      "Я в курсе, но думаю, что у меня наверняка осталась черная рубашка с того дня, когда мы ходили в суд" - оптимистично сказал Сандерс.

      "Это ж не один год назад было, ты уверен, что в нее влезешь?" - сказал Сэм неуверенно.

      "Посмотрим. Если я смогу ее найти, то примерю " - весело улыбнулся Сандерс и ушел к себе в комнату, чтобы узнать сможет ли он отрыть забытую одежду из прошлого.

      Спайк посмотрел на Сэма и заговорил, перед тем, как тот успел снова взять карты.

      "Так вы в были в суде?" - удивленно спросил он.

      "Ну, да, однажды, когда мне было четыре" - нерешительно ответил Сэм.

      "Почему?" - спросил Спайк.

      Сэм вздохнул. "Да ничего такого" - просто улыбнулся он.

      "Твой отец попал в неприятности?" - заинтересованно спросил Спайк.

      "О, Господи, нет! Нет, нет" - клялся Сэм - "что-то связанное с мамой."

      "А что с ней? Если подумать, то ты мне про нее никогда толком и не рассказывал."

      Спайк откинулся на спинку дивана и выжидающе посмотрел на Сэма.

      "Ну, да, потому что рассказывать о ней особо то и нечего, честно: она ушла, когда мне было четыре, а потом, где-то через год, появилась и заявила что хочет взять надо мной опеку. Отец не позволил ей, потому что думал, что она не подходит для того чтобы заботиться обо мне, особенно после того как она бросила нас и сказала что не хочет иметь со мной ничего общего. Так что она подала на папу иск, и мы вынуждены были идти в суд, о котором я не много помню, но в итоге папа выиграл дело, и мама оставила нас навсегда." - Сэм сделал паузу.

      "Грустно слышать, что она так с вами поступила, но это же хорошо, что твой отец выиграл дело, так ведь?" - сказал Спайк, пытаясь как-то утешить Сэма.

      "Угу, хорошо. Мне действительно очень повезло, что он со мной" - широко улыбнулся Сэм, но затем его улыбка поблекла. - "Хотя мне его жалко. Он действительно любил ее, не смотря на то, как она была с ним груба, и на то, как он  злился на нее, за то, что она каждую ночь гуляла по вечеринкам, вместо того, чтобы ему помогать. И когда она, наконец, ушла - это разбило ему сердце. С тех пор он не был ни на одном свидании. Но, думается мне, Терренс подыскал ему кого-то на сегодняшний вечер."

      "Тебя не пугает, что он ищет для тебя новую маму?" - спросил Спайк.

      "Да я в ужасе!" - признал Сэм - "Но он так много сделал для меня, и он мой отец... Я хочу, чтобы он был счастлив. И если он найдет кого-то, кто сделает его счастливым, ну... тогда, наверное, я не против." -  Сэм пожал плечами.

      Спайк улыбнулся уголками губ. Он знал Сэма достаточно хорошо, чтобы сказать, что тот говорит правду. Сэм не хотел делить отца ни с кем, и мог быть смертельно ревнивым, что, возможно, было одной из причин, почему Сандерс не был готов встречаться с новой женщиной, беспокоясь, что Сэм этого не одобрит, что Сэму она не понравится. И услышать такое от Сэма, означало, что он сильно вырос, и было приятно слышать, что он начинает смотреть на вещи под другим углом.

      "Кроме того" - прошептал Сэм - "папа часто просто ужасен на свиданиях, так что сомневаюсь, что он сегодня найдет мне новую маму."

      Спайк вздохнул. Сэм так вырос, но, очевидно, все еще не был готов делить отца с кем-то еще.

      Сандерс вошел в гостиную, и выглядел скорее подавленным.

      "Ты был прав Сэм, она уже мне действительно не подходит. Она так облегает, что я в ней геем выгляжу."

      "Ну... тогда почему бы тебе не пойти в том, что ты носишь всегда?" - предложил Сэм - "Просто одень лучшую рубашку из тех что есть и джинсы без дырок, заправь рубашку и иди как есть. Как тебе идея?"

      "Мда, ну ладно." - сказал Сандерс, не вполне уверенный, что это сработает, но согласный попробовать - "Но заправлять рубашку я не буду, мне еще тридцать не стукнуло!"

      Сэм усмехнулся.

      "Делай как хочешь"

      Сандерс улыбнулся и вернулся в ванную.

      "И, ради Бога, расчешись!" - крикнул ему вслед Сэм и улыбнулся.

      Сандерс просто рассмеялся и взъерошил волосы, распущенные и еще не собранные в хвостик.

      Через пятнадцать минут Сэм и Спайк доиграли в покер, а Сандерс, наконец-таки, в последний раз вышел из ванной. Он хорошо пах и его волосы пришли в норму, то есть, два светлых локона свисало по обе стороны от его лица, а все остальное было собрано сзади в короткий хвостик. Бородка была аккуратно подстрижена, а лицо украшала нервная улыбка.

      "Нервничаешь?" - спросил Сэм, заметив улыбку.

      "Угу" - признался Сандерс - "Ну так? Как я выгляжу?"

      Сэм взглянул на отца. На том была красная клетчатая рубашка, застегнутая, но не заправленная. Это была одна из новых рубашек, еще не растянутых и не мятых, так что она выглядела хорошо, но не слишком формально. На джинсах не было дырок, но концы штанин были немного затерты от того что Сандерс наступал на них при ходьбе. И он, скорее всего, собирался надеть свои конверсы - единственная пара обуви, которая у него имелась. В целом он выглядел... обычно.

      "Ты выглядишь как будто... ты, только чуть чище, типа того."

      "Чище?" - повторил Сандерс и вопросительно наклонил голову.

      "Ты весьма чистоплотный мужчина, да, но вот теперь ты действительно так и выглядишь, если ты понимаешь, о чем я."

      Спайк решил помочь Сэму выразить мысль:

      "Вы хорошо выглядите, сэр, если можно так сказать. Если Вас представят девушке, она будет знать, что она получит ровно то, что видит, и Вам не придется притворяться кем-то еще, чтобы впечатлить ее. Кроме того, вы же идете только в паб, верно? Не в модный ресторан. Вам не о чем волноваться, сэр."

      Они оба посмотрели на Спайка и моргнули. Потом Сандерс вдохнул, с облегчением выдохнул и улыбнулся Спайку.

      "Спасибо, чувак. Ты прав, мне гораздо удобнее просто быть самим собой."

      "Удачи, сэр." - быстро сказал Спайк и спрятал свое смущение, от того что сделал кому-то комплимент и от того что так много наговорил, а еще от того что выглядел как немой, который вдруг произнес свои первые слова.

      "Да, удачи, пап!" - тоже сказал Сэм и улыбнулся.

      "Спасибо" - улыбнулся Сандерс в ответ.

      Вскоре послышался звук подъезжающей машины, и Сандерс понял, что это Терренс заехал за ним. Он надел обувь, куртку, и открыл дверь, готовый уйти.

      "Ну, хорошего вам вечера, мальчики" - покричал он от выхода - "Сэм, если Спайк захочет остаться на ночь - в сушилке постиранное постельное белье. Ключи со мной, так что просто запрешь дверь, перед тем как пойти спать, хорошо? А, и еще есть две пиццы в холодильнике, если проголодаетесь. Не курите, и если я задержусь - я позвоню. Веселитесь. Увидимся!"

      Он улыбнулся им, прежде чем застегнуть куртку, и выглядел одновременно и нервничающим и предвкушающим.

      "Пока, пап!" - крикнул в ответ Сэм, но Сандерс уже вышел за дверь. Сэм чуть улыбнулся "Бедный папа, он как ребенок, первый раз идущий в школу."

      "Кстати о школе" - начал Спайк - "разве не странно, что Марко сегодня в школе не появился?"

      "Да, знаю! Ты не думаешь, что он нас испугался? В смысле: это было бы таким облегчением!"

      "Неа, вангую, что он не появился совсем по другой причине" - сказал Спайк - "Может его родители разрешили ему остаться дома из-за его ноги?"

      "Да вроде бы она и не сломана, ничего такого" - напомнил Сэм - "Ну, шут с ним... Еще одну партию в покер?"

      "Сдавай!"

     

      "Так что там за такой заманчивый сюрприз ты для меня приготовил, Терр?" - спросил Сандерс, когда они вошли в бар.

      "Ты ему не сказал?" - сказал Грегори Терренсу.

      "Конечно нет" - ответил Терренс своему парню, Грегу, повернулся к Сандерсу и сказал - "Думаю это тебе понравится."

      "Значит сюрприз - "это". Это "что-то"?" - угадывал Сандерс.

      Терренс усмехнулся.

      "Говоришь как ребенок, Сандерс. Давай найдем столик."

      Они заказали себе по напитку, прежде чем, наконец, нашли и сели за хороший столик. Столик был на четверых. Было свободно несколько столиков на троих, но Терренс настоял, чтобы они заняли тот, который был на четыре места. Это вселило в Сандерса уверенность в том, что сюрприз Терренса не "что-то", а "кто-то".

      "Терренс, надеюсь, ты не собираешься свести меня с каким-нибудь парнем" - сказал Сандерс, и притворился, что сверлит Терренса глазами.

      "Расслабься, мужик, я же сказал, что тебе понравится мой маленький сюрприз." - сказал Терренс и потыкал Сандерса локтем.

      Затем, вдруг Грегори ткнул локтем Терренса:

      "Кстати о птичках" - начал он - "это не она?"

      Грегори кивнул в направлении, о котором говорил, и Терренс улыбнулся.

      "Угу, все верно, это Йенни" - улыбнулся Терренс. Он посмотрел на Сандерса и хотел сказать, что к нему идет его сюрприз, но увидел, что тот уже заметил ее. Она была настоящей отрадой для глаз. Все остальные мужчины в пабе одарили Сандерса самыми завистливыми взглядами в его жизни, когда заметили, как она, покачивая бедрами, направляется прямо к нему.

      Сандерсу пришлось постараться не скиснуть, когда он ее увидел. Она выглядела, как будто сошла со страниц журнала, с ее длинными стройными ножками, тонкой талией и довольно пышной грудью, покачивающейся в такт ее шагам за вырезом в кроваво-красном платье.

      Увидев Сандерса, она обольстительно ему улыбнулась, и Сандерс был просто ошеломлен, осознанием того, как легко ей удалось его соблазнить.

      Терренс и Грегори встали со своих мест и поприветствовали ее, по очереди обняв. Она мило им улыбнулась и поболтала с ними немного, прежде чем Терренс представил ее Сандерсу.

      "Йенни, это мой лучший друг - Сандерс."

      Сандерс встал, чуть быстрее, чем намеревался, из-за волнения и неуклюжести ударился о свой стул так, что тот почти упал на пол.

      "Привет." - он улыбнулся, и почувствовал что краснеет, вспомнив, что протянул руку, чтобы ее поприветствовать.

      "Я - Йенни." - улыбнулась она, когда Сандерс забыл представиться.

      "Рад познакомиться, Йенни" - сказал Сандерс и осторожно пожал ей руку - "А я - Сандерс."

      Она легонько хихикнула.

      "А имя у тебя есть, Сандерс?"

      "Оу, да, конечно, прошу прощения" - пробормотал Сандерс - "Я, эмм... Питер."

      "Так тебя зовут Питер Сандерс?" - спросила Йенни.

      "И это его не полное имя" - прервал их Терренс. - "Ну же, Питер, скажи ей свое полное имя."

      Сандерс взглядом сказал ему заткнуться, но, видимо, Йенни заинтересовало его имя.

      "Скажи мне" - настаивала она и улыбалась, вглядываясь в его глаза.

      На миг Сандерс забыл обо всем и был просто сражен ее лазурными глазами. Терренс заметил и ткнул его, чтобы Сандерс пришел в себя.

      "Ну так скажи же ей, Сандерс" - усмехнулся он.

      Сандерс осторожно послал ему злобный взгляд, но потом вздохнул и сказал ей свое полное имя:

      "Питер Невин Куивин Сандерс"*

      Терренсу пришлось прикрыть рот, чтобы спрятать хихикания. Он знал, что Сандерс не любил произносить свое полное имя, в основном потому, что над ним смеялись, когда он его называл. Хотя Йенни не смеялась. Она попыталась повторить его имя, но быстро сдалась и Сандерсу пришлось повторить его снова.

      "Это ирландское имя" - сказал Сандерс.

      "Так ты ирландец?" - сказала Йенни, внезапно, если такое возможно, еще более заинтересованная Сандерсом.

      "Ну, да, но я уже какое то время живу здесь." - сказал Сандерс.

      Его время от времени немного стебали и примеряли к нему стереотипы, за то что он был ирландцем и он надеялся что Йенни так не поступит.

      "Вот, после того, как ты об этом сказал" - произнесла Йенни оживленно - "я, вроде как, даже это услышала, когда ты говорил. У тебя акцент. И это, вообще-то клево."

      Сандерс раскрыл глаза.

      "Т-ты так думаешь?"

      Она засмеялась.

      "Ну, да! Ну, так как же мне тебя звать? Киви... Как там твое третье имя?"

      "Куивин" - сказал Сандерс, осторожно улыбнувшись.

      "Зови его Кевин" - вдруг сказал Терренс. - "это почти то же самое. Мы звали его Кевином в старших классах, хотя чаще всего его зовут Сандерсом, но и Питер тоже сойдет."

      "Понятно" - кивнула Йенни, и снова рассмеялась - "Не странно носить такое длинное имя?"

      "Ну, что я могу сказать? Моя мать долго не могла решить." - нервно пожал плечами Сандерс.

      Йенни улыбнулась и снова окатила Сандерса обворожительным взглядом.

      "Ты милый." - мягко сказала она.

      Сандерс сглотнул и почувствовал, что сейчас снова покраснеет.

      "Ну так, мужик с ужасающе длинным именем," - сказал Сандерсу Терренс - "Может уже пригласишь девушку сесть?"

      "А? О! Ох, прости, конечно, эмм... прошу." - Сандерс быстро пододвинул для нее стул.

      Он смотрел, как грациозно она опустилась на стул и скрестила ноги, затем, наконец, сел сам.

      Терренс заметил, что Йенни была полностью поглощена Сандерсом, и Сандерс просто не мог оторвать глаз от Йенни. Он прошептал Грегори, что самое время оставить этих двоих наедине, и они пересели за другой столик, где сидели какие-то друзья Грегори.

      "Бедный Сандерс" - усмехнулся Терренс, пока они шли к другому столику - "он всегда нервничает в присутствии девушек."

      "Он такой милый" - улыбнулся Грегори.

      "Эй, эй, ты мой, помнишь?"

      Грегори рассмеялся и обнял Терренса за талию.

      "Господи, я бы никогда не смог сказать этого ему в лицо, он бы покончил с собой, бедняжка. Он так пытается не казаться геем, что кто-то может подумать, что он что-то скрывает."

      Терренс посмотрел на Грегори.

      "Что ты подразумеваешь?"

      Грегори снова засмеялся.

      "Да шучу я, я знаю, что он не гей."

      Терренс оглянулся через плечо на Йенни и Сандерса, все еще сидящих за столиком и оживленно болтающих. Сандерс просто исходил нервозностью, в то время, как Йенни, казалось, не могла оторвать от него глаз.

      "Ты не думаешь, что я совершил ошибку, познакомив его с Йенни?" - спросил Терренс

      "Что? Нет, да ты посмотри на них! Они явно увлечены друг другом."

      "Мда, но ты же знаешь, какая бывает Йенни..." - сказал с сомнением Терренс. - "Боюсь, она его просто использует. Я не думал, что Сандерс в нее втрескается, я просто хотел его немного подразнить."

      "И что в этом плохого?" - мягко улыбнулся Грегори, глядя на двух голубков.

      "В чем?"

      "В том, что она ему нравится. В смысле, он был в депрессии из-за жены целых десять лет, и это первая девушка с тех пор, к которой он проявил интерес. Может ему удастся ее наконец отпустить? Хорошо же ведь?"

      Терренс задумался.

      "Да, типа того, но я все еще не уверен, что поступил правильно."

      Грегори вопросительно посмотрел на него.

      Терренс взглянул сквозь дреды на своего высокого парня.

      "Как я и говорил: боюсь, она его просто использует, как и всех остальных. Я не хочу, чтобы он снова страдал."



* Peter Nevin Caeoimhin Saunders.

Звучит как-то ТАКПотому у Йенни и возникли некоторые проблемы)) У ирландцев с именами вообще кошмар.

«Коэмген» – в нашей литературе про ирландского святого Кэвина пишут именно так, хотя произношению это отвечает не вполне.

(с) Elise M. Syvertsen (oomizuao)

ссылка на оригинал (англ)

ссылка на страницу DA с картинкой


Развернуть

furry other furry фэндомы oomizuao furry artist Spike and Hatred "SPIKE" - the novel перевел сам 

Глава 9

furry other,furry,фурри,фэндомы,oomizuao,furry artist,Spike and Hatred,"SPIKE" - the novel,перевел сам


    Этой ночью мне снова приснился тот странный сон.

    Свернувшись калачиком, невесомый, я плыл сквозь пустоту.

    Во сне я был животным. Волком. Моя морда зашита и я не мог говорить, но я и не чувствовал что хочу. На моих пустых, кровоточащих глазницах повязка, и я ничего не видел. Но даже если бы ее и не было, я не чувствовал, что могу видеть.

    Я слышал звуки вокруг, жуткие звуки, незнакомые звуки, шумы, которых до этого не слышал никогда. Они плавали вокруг меня со всех сторон. Я пытался дотянуться, чтобы дотронуться до звуков, но не мог пошевелить руками.

    И хоть у меня не было глаз, во сне я медленно начинал различать, что творится вокруг меня, ЗНАТЬ, что творится вокруг меня.

    Я укутан в смирительную рубашку. Она вся в пятнах и пахнет смертью. Символ безумия. И я его надел.

    Я замечаю ошейник, плотно охватывающий мою шею, с привязанной к нему хрупкой цепью. Я в позе эмбриона и кажется, что она символизирует пуповину. Особенно учитывая колючую проволоку, формирующую шар вокруг меня, удерживающую меня, как будто я внутри утробы.

    Но я чувствую себя в безопасности. Во сне она бережет меня от монстров снаружи.

    Затем, вдруг, я слышу голос в голове, визжащий, бранящий и обзывающий меня последними словами. Напоминающий мне, кто я есть.

    Я не отвечаю. Я просто сворачиваюсь еще плотнее.

    Это неправильно. Волки не бояться, волки – бесстрашны. Но если так, тогда тот волк – не я. Так что же я? Я перепуганный, одинокий изгой без семьи, побитый пес. Я не достоин быть волком, но, тем не менее, во сне – я волк, я просто знаю это. Я одинокий волк, который подавляет свои силы полнейшей трусостью, недостойный своей жизни.

    Проволока стягивает меня, и больше не ощущается безопасной. Теперь она сжимается вокруг меня.

    Я хочу позвать на помощь, но не могу издать ни звука.

    И тогда я просыпаюсь, просыпаюсь в своей жизни, моем кошмаре: я лежу на кровати, без одежды и все еще связан смирительной рубашкой. Я начинаю плакать, вспоминая, что случилось до того как я уснул.

    Я плачу, пока, наконец, не проваливаюсь в глубокий сон, и сновидение повторяется.


(с) Elise M. Syvertsen (oomizuao)

ссылка на оригинал (англ)

ссылка на страницу DA с картинкой (это тоже oomizao, если кто не знал)

PS:Правка была, вычитки - не было, можете бросаться тапками.) Скорее всего так будет и дальше.

PPS: Иияп, прошло 1,5 года с переведенной 8-й главы. Многие уже и забыли о чем вообще речь и кто такая oomizao. Сожалею. Так уж получалось, что не получалось, в силу самых разных причин. Не волнуйтесь, у меня есть совесть и она меня неистово грызла все это время, так что есть и хорошие новости. Например то, что 10-ю главу я выложу на этих выходных. А остальное (11...15) - планирую выложить до апреля месяца <u>ЭТОГО</u> года, хехе.


Развернуть
В этом разделе мы собираем самые смешные приколы (комиксы и картинки) по теме oomizuao (+171 картинка, рейтинг 1,028.9 - oomizuao)