ничего не меняется

Подписчиков: 0     Сообщений: 12     Рейтинг постов: 83.3

#всё плохо фэндомы Искусство ничего не меняется 

ТРИ УДАРА НОЖА...
Уничтожена картина И. Е. PtnHHa.
Одинъ изъ посетителей Третьяковской галлереи изрезале ножомъ знаменитую нартину И. Е. Репина: „Иване Грозный и сыне его Иване 16-го ноября 1581 г.“.
w» ИзтуЪаянттяя каптина И. Е. РЬпина.
ГУ4ГШГ£|Ш||
садили, держа «а руки, ьл диканк

	Jf . f' 4 - • 9' i • Щ¡¿r/fr* v^taá¿>A 5 *1		► Jpr
tíа '	.* Г /' ' *' 4j/?*''/,		
	j \ 'V.«j,:j ¿» -	, ** ’• || ^,	\ w [i /JÈ- Л^/ЙЯ / ■ ■:w í г 7Л ЯЛВШ
•" i r « 1	С ' T . fe'//' I		
fe.'	aL/.' 1	К .лВУ f V	ya,всё плохо,все плохо (и саловатно),фэндомы,Искусство,ничего не меняется


Развернуть

#всё плохо фэндомы ничего не меняется боинг 

На одном фото - генерал-майор РФ Игорь Конашенков, на другом - маршал Советского Союза Огарков. 2014 год и 1983. А тема одна и та же - "мы Боинг не сбивали".

всё плохо,все плохо (и саловатно),фэндомы,ничего не меняется,боинг

WA Л f?
i c mm,
Ь-&‘ч.'ПШф
JIM»
И-Ь^,У-8{Ю<«|ч
МВСШГ86 ШОИЮ
i ч 'i-пттт %жщкш,всё плохо,все плохо (и саловатно),фэндомы,ничего не меняется,боинг


Развернуть
Комментарии 2 28.05.201811:16 ссылка 10.9

#всё плохо разное архангельск ничего не меняется 

В Архангельске горит торговый центр «Фокус».

тщ у**	П '	- у i*	
	у шш	1 Ч V	
	
	4»v. .2 * \
V Nw	\
¡¿*3	Ч^\ 1
• Д	у''. ^ ' V7/’
Er- -	Ш№**Г. L 1
il В	■WHS В Щ с. В*. В
i *5 1	рта
ИГ> ’ Л_, ■	
	1
’ . )гвъдо	
"щЫ i— пНН,всё плохо,все плохо (и саловатно),разное,архангельск,ничего не меняется
		T‘ .CI	
		_ fjj	
			
			
1. 1 1,всё плохо,все плохо (и саловатно),разное,архангельск,ничего не меняется
Развернуть

елкин политическая карикатура политика Путин ничего не меняется 

пеР^Аача %лэс.т* Быстрее/,елкин,политическая карикатура,политика,Путин,ничего не меняется
Развернуть

anon двач ничего не меняется 

□ У меня в районе был ВЕИП ШОП, за 2017Й год он закрылся Аноним # ОР 15/11/17 Срд 18:24:25 №25490253	□ О О □ О
[Ответ] Ь Двачую 63 АРРАСЕ! 2
У меня в районе был ВЕЙП ШОП, за 2017Й год он закрылся и на месте его теперь ВЕЕ^а магазин разливного пиваса по экономным ценам.
У меня в районе был
Развернуть

гифки болливуд ничего не меняется Индийское кино 

Развернуть

#всё плохо фэндомы ничего не меняется менталитет Куприн 

Рассказ А. Куприна 1908 года о путешествии в Финляндию


Рассказ А. Куприна 1908 года о путешествии в Финляндию

- Помню, лет пять тому назад мне пришлось с писателями Буниным и Федоровым приехать на один день на Иматру. Назад мы возвращались поздно ночью. Около одиннадцати часов поезд остановился на станции Антреа, и мы вышли закусить.

Длинный стол был уставлен горячими кушаньями и холодными закусками. Тут была свежая лососина, жареная форель, холодный ростбиф, какая-то дичь, маленькие, очень вкусные биточки и тому подобное. Все это было необычайно чисто, аппетитно и нарядно. И тут же по краям стола возвышались горками маленькие тарелки, лежали грудами ножи и вилки и стояли корзиночки с хлебом.

Каждый подходил, выбирал, что ему нравилось, закусывал, сколько ему хотелось, затем подходил к буфету и по собственной доброй воле платил за ужин ровно одну марку (тридцать семь копеек). Никакого надзора, никакого недоверия. Наши русские сердца, так глубоко привыкшие к паспорту, участку, принудительному попечению старшего дворника, ко всеобщему мошенничеству и подозрительности, былисовершенно подавлены этой широкой взаимной верой.

Но когда мы возвратились в вагон, то нас ждала прелестная картина в истинно русском жанре. Дело в том, что с нами ехали два подрядчика по каменным работам. Всем известен этот тип кулака из Мещовского уезда Калужской губернии: широкая, лоснящаяся, скуластая красная морда, рыжие волосы, вьющиеся из-под картуза, реденькая бороденка, плутоватый взгляд, набожность на пятиалтынный, горячий патриотизм и презрение ко всему нерусскому - словом, хорошо знакомое истиннорусское лицо. Надо было послушать, как они издевались над бедными финнами.

- Вот дурачье так дурачье. Ведь этакие болваны, черт их знает! Да ведь я, ежели подсчитать, на три рубля на семь гривен съел у них, у подлецов... Эх, сволочь! Мало их бьют, сукиных сынов! Одно слово - чухонцы.

А другой подхватил, давясь от смеха:

- А я... нарочно стакан кокнул, а потом взял в рыбину и плюнул.

- Так их и надо, сволочей! Распустили анафем! Их надо во держать! 
____________________ 
На фото: Александр Куприн. 1910-е годы.

всё плохо,все плохо (и саловатно),фэндомы,ничего не меняется,менталитет,Куприн


Развернуть

скриншот ничего не меняется 

Screenshots then

x—/ v—/ \IWbZ)'reSg 9-Sto rJWJK—XK— * w-mtmw^m.om\±o ^ RAPHAEL MICHAELANGELO DONATELLO WTM.N.T |,скриншот,ничего не меняется

Screenshotsnow

В аду есть отдельный котел для людей, которые фотографируют монитор,скриншот,ничего не меняется

Развернуть

политота песочница политоты не распространяйте непроверенное все мы люди песочница солженицын ничего не меняется 

Когда-то мы не смели и шёпотом шелестеть. Теперь вот пишем и читаем Самиздат, а уж друг другу-то, сойдясь в курилках НИИ, от души нажалуемся: чего только они не накуролесят, куда только не тянут нас! И ненужное космическое хвастовство при разорении и бедности дома; и укрепление дальних диких режимов; и разжигание гражданских войн; и безрассудно вырастили Мао Цзедуна (на наши средства) - и нас же на него погонят, и придётся идти, куда денешься? и судят, кого хотят, и здоровых загоняют в умалишённые - все "они", а мы - бессильны.
Уже до донышка доходит, уже всеобщая духовная гибель насунулась на всех нас, и физическая вот-вот запылает и сожжёт и нас, и наших детей, - а мы по-прежнему всё улыбаемся трусливо и лепечем косноязычно:

- А чем же мы помешаем? У нас нет сил. Мы так безнадёжно расчеловечились, что за сегодняшнюю скромную кормушку отдадим все принципы, душу свою, все усилия наших предков, все возможности для потомков - только бы не расстроить своего утлого существования. Не осталось у нас ни твердости, ни гордости, ни сердечного жара. Мы даже всеобщей атомной смерти не боимся, третьей мировой войны не боимся (может, в щёлочку спрячемся), - мы только боимся шагов гражданского мужества! Нам только бы не оторваться от стада, не сделать шага в одиночку - и вдруг оказаться без белых батонов, без газовой колонки, без московской прописки.

Уж как долбили нам на политкружках, так в нас и вросло, удобно жить, на весь век хорошо: среда, социальные условия, из них не выскочишь, бытие определяет сознание, мы-то при чём? мы ничего не можем.

А мы можем - всё! - но сами себе лжём, чтобы себя успокоить. Никакие не "они" во всём виноваты - мы сами, только мы!

Возразят: но ведь действительно ничего не придумаешь! Нам закляпили рты, нас не слушают, не спрашивают. Как же заставить их послушать нас?

Переубедить их - невозможно.

Естественно было бы их переизбрать! - но перевыборов не бывает в нашей стране.

На Западе люди знают забастовки, демонстрации протеста, - но мы слишком забиты, нам это страшно: как это вдруг - отказаться от работы, как это вдруг - выйти на улицу?

Все же другие роковые пути, за последний век отпробованные в горькой русской истории, - тем более не для нас, и вправду - не надо! Теперь, когда все топоры своего дорубились, когда всё посеянное взошло, - видно нам, как заблудились, как зачадились те молодые, самонадеянные, кто думали террором, кровавым восстанием и гражданской войной сделать страну справедливой и счастливой. Нет, спасибо, отцы просвещения! Теперь-то знаем мы, что гнусность методов распложается в гнусности результатов. Наши руки - да будут чистыми!

Так круг - замкнулся? И выхода - действительно нет? И остаётся нам только бездейственно ждать: вдруг случится что-нибудь само?

Но никогда оно от нас не отлипнет само, если все мы все дни будем его признавать, прославлять и упрочнять, если не оттолкнёмся хотя б от самой его чувствительной точки.

От - лжи.

Когда насилие врывается в мирную людскую жизнь - его лицо пылает от самоуверенности, оно так и на флаге несёт, и кричит: "Я - Насилие! Разойдись, расступись - раздавлю!" Но насилие быстро стареет, немного лет - оно уже не уверено в себе, и, чтобы держаться, чтобы выглядеть прилично, - непременно вызывает себе в союзники Ложь. Ибо: насилию нечем прикрыться, кроме лжи, а ложь может держаться только насилием. И не каждый день, не на каждое плечо кладёт насилие свою тяжелую лапу: оно требует от нас только покорности лжи, ежедневного участия во лжи - и в этом вся верноподданность.

И здесь-то лежит пренебрегаемый нами, самый простой, самый доступный ключ к нашему освобождению: личное неучастие во лжи! Пусть ложь всё покрыла, пусть ложь всем владеет, но в самом малом упрёмся: пусть владеет не через меня!

И это - прорез во мнимом кольце нашего бездействия! - самый лёгкий для нас и самый разрушительный для лжи. Ибо когда люди отшатываются ото лжи - она просто перестаёт существовать. Как зараза, она может существовать только на людях.

Не призываемся, не созрели мы идти на площади и громогласить правду, высказывать вслух, что думаем, - не надо, это страшно. Но хоть откажемся говорить то, чего не думаем!

Вот это и есть наш путь, самый лёгкий и доступный при нашей проросшей органической трусости, гораздо легче (страшно выговорить) гражданского неповиновения по Ганди.

Наш путь: ни в чём не поддерживать лжи сознательно!. Осознав, где граница лжи (для каждого она ещё по-разному видна), - отступиться от этой гангренной границы! Не подклеивать мёртвых косточек и чешуек Идеологии, не сшивать гнилого тряпья - и мы поражены будем, как быстро и беспомощно ложь опадёт, и чему надлежит быть голым - то явится миру голым.

Итак, через робость нашу пусть каждый выберет: остаётся ли он сознательным слугою лжи (о, разумеется, не по склонности, но для прокормления семьи, для воспитания детей в духе лжи!), или пришла ему пора отряхнуться честным человеком, достойным уважения и детей своих и современников. И с этого дня он:

- впредь не напишет, не подпишет, не напечатает никаким способом ни единой фразы, искривляющей, по его мнению, правду;

- такой фразы ни в частной беседе, ни многолюдно не выскажет ни от себя, ни по шпаргалке, ни в роли агитатора, учителя, воспитателя, ни по театральной роли;

- живописно, скульптурно, фотографически, технически, музыкально не изобразит, не сопроводит, не протранслирует ни одной ложной мысли, ни одного искажения истины, которое различает;

- не приведёт ни устно, ни письменно ни одной "руководящей" цитаты из угождения, для страховки, для успеха своей работы, если цитируемой мысли не разделяет полностью или она не относится точно сюда;

- не даст принудить себя идти на демонстрацию или митинг, если это против его желания и воли; не возьмёт в руки, не подымет транспаранта, лозунга, которого не разделяет полностью;

- не поднимет голосующей руки за предложение, которому не сочувствует искренне; не проголосует ни явно, ни тайно за лицо, которое считает недостойным или сомнительным;

- не даст загнать себя на собрание, где ожидается принудительное, искажённое обсуждение вопроса;

- тотчас покинет заседание, собрание, лекцию, спектакль, киносеанс, как только услышит от оратора ложь, идеологический вздор или беззастенчивую пропаганду;

- не подпишется и не купит в рознице такую газету или журнал, где информация искажается, первосущные факты скрываются.

Мы перечислили, разумеется, не все возможные и необходимые уклонения ото лжи. Но тот, кто станет очищаться, - взором очищенным легко различит и другие случаи.

Да, на первых порах выйдет не равно. Кому-то на время лишиться работы. Молодым, желающим жить по правде, это очень осложнит их молодую жизнь при начале: ведь и отвечаемые уроки набиты ложью, надо выбирать. Но и ни для кого, кто хочет быть честным, здесь не осталось лазейки: никакой день никому из нас даже в самых безопасных технических науках не обминуть хоть одного из названных шагов - в сторону правды или в сторону лжи; в сторону духовной независимости или духовного лакейства. И тот, у кого недостанет смелости даже на защиту своей души, - пусть не гордится своими передовыми взглядами, не кичится, что он академик или народный артист, заслуженный деятель или генерал, - так пусть и скажет себе: я - быдло и трус, мне лишь бы сытно и тепло.

Даже этот путь - самый умеренный изо всех путей сопротивления - для засидевшихся нас будет нелёгок. Но насколько же легче самосожжения или даже голодовки: пламя не охватит твоего туловища, глаза не лопнут от жара, и чёрный-то хлеб с чистой водою всегда найдётся для твоей семьи.

Преданный нами, обманутый нами великий народ Европы - чехословацкий - неужели не показал нам, как даже против танков выстаивает незащищенная грудь, если в ней достойное сердце?

Это будет нелёгкий путь? - но самый лёгкий из возможных. Нелёгкий выбор для тела, - но единственный для души. Нелёгкий путь, - однако есть уже у нас люди, даже десятки их, кто годами выдерживает все эти пункты, живёт по правде.

Итак: не первыми вступить на этот путь, а - присоединиться! Тем легче и тем короче окажется всем нам этот путь, чем дружнее, чем гуще мы на него вступим! Будут нас тысячи - и не управятся ни с кем ничего поделать. Станут нас десятки тысяч - и мы не узнаем нашей страны!

Если ж мы струсим, то довольно жаловаться, что кто-то нам не даёт дышать - это мы сами себе не даём! Пригнёмся ещё, подождём, а наши братья биологи помогут приблизить чтение наших мыслей и переделку наших генов.

Если и в этом мы струсим, то мы - ничтожны, безнадёжны, и это к нам пушкинское презрение:

К чему стадам дары свободы?

Наследство их из рода в роды

Ярмо с гремушками да бич.

12 февраля 1974

"Жить не по лжи" Солженицын
Развернуть

ничего не меняется коты formatica космос песочница 

ничего не меняется,коты,formatica,космос,песочница
Развернуть
В этом разделе мы собираем самые смешные приколы (комиксы и картинки) по теме ничего не меняется (+12 картинок, рейтинг 83.3 - ничего не меняется)