Штурм-ветеринары

Подписчиков: 27     Сообщений: 8     Рейтинг постов: 20.0

Штурм-ветеринары дополнение 

Штурмовые ветеиринары. Понимание экономики.

Преподавали нам на ветеринарном факультете на третьем курсе очень важный предмет. Экономика - называется. Лекции читала Александра Николаевна - красивая женщина лет тридцати. Она любила свой предмет и предпочитала, что бы студенты вникали в суть, а не заучивали как молитвы термины и определения.
Об этом она прямо и заявила на первой лекции:
- На экзамене я приму любой ответ правильный по сути, пусть даже он будет изложен на примерах и своими словами. Самое главное - понимание!
Пришла зимняя сессия и наступило время экзаменов. Мой одногруппник, Юра, вытянул билет и садится отвечать. Остальные, человек семь, в аудитории готовятся.
Юра торжественно начинает:
- Первый вопрос "Основные и оборотные средства"! Александра Николаевна, можно я на примерах и своими словами.
Александра Николаевна, измученная студентами-ветерина­рами сдающими 4 января экзамен с жутким перегаром, устало кивает:
- Давай, Сергеев, начинай.
- Вот был бы я, к примеру, фермер. И вот я, фермер, имею корову. Имею, имею и осеменил...
По аудитории проносится легкий смешок. Юра оглядывается и продолжает:
- Ну не в том смысле. Имею я её в коровнике и это... Ну в смысле рукой с пипеткой осеменил. И вот теперь корова у меня основное средство. А сперма у ней внутри. Ну то есть не сперма, а зародыш, ну который теленок - это оборотное. Теперь как она отелится, у меня стало быть две коровы, обе основные...
Смех в аудитории продолжает нарастать. Александра Николаевна устало прикрывает лицо рукой и тяжело произносит:
- Сергеев тройки хватит?
- Александра Николаевна, мне стипендия нужна, вы меня как экономист экономиста поймите - без денег никуда! Я знаю, учил, сейчас дорасскажу. Вот скажем если этот теленок бычок окажется. И вот его выращиваю, выращиваю и решаю извлечь из него дополнительные оборотные средства. Значит беру я его...
- Четыре! Давай зачетку и иди с глаз моих! - не выдержала Александра Николаевна.
- Спасибо! В экономике ж главное понимание. Экономист - экономиста всегда поймет...

С тех пор и до пятого курса Юра приобрел кличку - ЭКОНОМИСТ!
Развернуть

Штурм-ветеринары История песочница 

Штурмовые ветеиринары 6.

Эта история основана на реальных событиях, но многие моменты изменены, по различным причинам. Прошлая часть тут http://joyreactor.cc/post/3431057

План побега

Я зашел в доильный корпус и постучался в дверь лаборатории.
— Открыто там, чего тарабанишь? — звонко крикнула из-за двери Аня-лаборант.
Я последовал приглашению и вошел. В небольшой и ну очень чистой комнате стояли экспресс анализаторы, микроскоп, центрифуга и холодильники. Хозяйка сидела на вращающемся лабораторном стуле и сушила волосы феном. Короткий белый халат шел ей куда больше, чем замызганная спецовка.
— Так торопилась работать, что после душа с мокрой головой кинулась, прямо в полотенце, ничего тут не успеваю! — пожаловалась она. — Подожди минутку, сейчас пойдём.
— Можешь не спешить, я выслал вперед Тоху, он нам столик займет.
— Отличная идея, а он быстро бегает? — рассмеялась Аня.
— Очень, я его точно не догоню. Давно ты тут работаешь?
— Нет, официально месяца четыре только. А неофициально давно. То на практике, то просто. Я ведь местная, у меня мать главбухом тут работает, а отец завгар. Ну, все, я закончила, побежали! — Аня сбросила халат, рванула с вешалки куртку и буквально выбежала из лаборатории.
— Я техникум закончила, в райцентре. Хотела в город учиться поехать, или хотя бы к вам в ВУЗ. Но родители против, говорят, что я потом не вернусь и брошу их.
Может они и правы, мне тут не нравится, я бы в городе хотела жить. Тусить, в клубы ходить. Ну и танцами я хочу всерьез заниматься. Это круто! А ты сам откуда?
— Из города. К сожалению, в городе на ветеринара не учат, пришлось в деревню перебираться.
— И ты правда сам решил переехать в деревню? Или тоже родители настояли?
— Сам решил. Антоха, кстати, тоже городской. Он мой земляк и тоже сам решил.
— Фигасе вы долбанутые! Это же уму непостижимо! — Аня замахала в воздухе руками. — У тебя все возможности в городе. Учись, туси, все в доступе, ехать никуда не надо – а он в деревню ломанулся. Не понимаю!
— Ну вот так получилось. Я не знаю, где буду после окончания работать. Может быть, в город вернусь и в клинику пойду кошечек-собачек лечить. А может быть, и правда в какой-нибудь тихой деревне осяду. Тут есть своя прелесть… — мечтательно произнес я.
— Говна тут до хрена – вот что тут есть точно! — возмущенно отрезала моя спутница. – Вон, пойди в навозной лакуне поплавай, проникнись деревенским духом по самые уши. Я прямо возмущена, это надо таким идиотом быть, а?!
— Знаешь в городе тоже не сахар. Пыль, грязь, толпы, давка в автобусах, шум. Хорошо там, где нас нет, — возразил я.
— Ладно, давай к делу. Я тут сама по клипам учусь танцевать потихоньку, но телевизор у нас показывает так себе, смотрю что на видеокассетах есть. Уже затерла все до дыр, хочу новое раздобыть. Ты сможешь мне с этим помочь?
— Вот в современной музыке шарю чуть хуже чем никак, — честно признался я. — Я по русскому року больше спец, и то по-старому все-таки.
— Металлист значит? «Рэп – кал», косухи-цепи, все дела… — надула губки Аня. — А ну-ка покажи, кто у тебя на пузе нарисован?
Она неожиданно подскочила ко мне и дернула молнию куртки, открыв рисунок с группой "Король и Шут" на моем балахоне.
— Ого, это еще кто? Я таких не знаю, — удивилась она.
— Так, сказочники одни… — отмахнулся я. — Пошли быстрее, что-то кушать очень хочется.
Мы вошли в столовую. Антон уже «забронировал» столик на четверых у окна и даже притащил три тарелки борща. Мы с Тохой накинулись на еду, а Аня лениво ковыряла ложкой свою порцию.
— Худею, — пояснила она. — Надо форму держать.
— Куда тебе худеть? — возмутился Тоха. — Ветром будет уносить.
— Много ты понимаешь, — обиделась Аня. — Вы в город когда поедете-то?
— Без понятия, нам не сообщили, — отозвался я. – Ты хочешь, чтобы мы тебе кассет новых привезли?
— Нет, я хочу выбраться туда и сама купить. Мне нужен гид-проводник, я там совершенно не ориентируюсь. Один раз с родителями была, да и то давным-давно. Вы же там знаете какие где музыкальные магазины? А в идеале и еще в клуб сходить — потусить. Но с работы, блин, надолго не отпустят, а рейсовый автобус напрямую раз в два дня ходит. Можно конечно с пересадкой через райцентр, но это просто трындец как долго, полдня туда, полдня обратно – крюк-то большой. Короче… Я хочу к вам на хвост упасть, когда вы поедете, а потом на рейсовом вернуться. Если вдруг не успею, у вас есть где в городе переночевать?
Я несколько обалдел от такого напора, а Тоха быстро сориентировался:
— Конечно же есть. У моей бабушки в квартире одна комната всегда свободна, там легко поместимся. Буду рад показать тебе достопримечательности. Клубы, правда, только рокерские знаю, но там тоже очень круто. Радиорынок есть опять же, там любые кассеты в наличии, не хуже, чем в Москве.
— Вот и отлично! – обрадовалась Аня. – Говорят, через неделю должны новые специалисты приехать, как минимум ветврач-акушер и пара зоотехников. Тогда работать полегче станет и выходной можно будет взять. А то я уже третью неделю пашу как лошадь, без выходных.
— Сколько? – переспросил я. – Ты, что не в курсе, что крепостное право еще в девятнадцатом веке отменили?
— В некоторых местах еще и восемнадцатый не закончился, – мрачно отозвалась зоотехник. – Но здесь не лучшее место, что бы об этом беседовать. Спасибо за компанию, ребята, а мне еще надо домой сбегать.
— Может у тебя какое-нибудь задание для нас есть? – заискивающим тоном поинтересовался Антон. – Что бы мы с тобой после обеда поработали.
— После обеда я сперму подготовлю, осеменаторам раздам и домой побегу поспать. У меня сегодня дежурство в ночь. Перед утренней дойкой молоковозы придут большие, а кроме этого по документации недоделанной куча работы. Ты как насчет коров поосеменять? – обратилась Аня к Тохе. — У тебя руки длинные, хорошо получится.
— У меня с этим делом как-то не очень… – честно признался тот.
— Тогда лучше Сане помогите, он прямо с ног валится, жалко его.
— А ты не знаешь, почему он с другими специалистами не уволился? – поинтересовался я.— Он ведь тоже не местный?
— Знаю, – ответила Аня. – Но сейчас не самое лучшее время об этом беседовать. Вам вот, кстати, ночью нечего ведь делать? Приходите, нам с Сашей дежурить поможете. У него отелы ожидаются и журналов незаполненных гора, да и мне может помощь кое-какая понадобится.
— Обязательно придем! – обрадовался Тоха. – Саша говорил, что у вас по сетке можно на компах порубиться, в порядке передыха?
— Блин, да нам бы поспать просто, – зевая, промямлила Аня. – Но да, раньше, когда поспокойнее было, мы баттлы устраивали «двое на двое». Мне особенно одна стрелялка нравилась. «Что-то там» – «Ренегады» называется. Там можно было еще на танке рассекать очень круто. Если поможете нам, может и развеемся часок-другой.
— А у нас еще есть отличное домашнее вино. Мой отец по древнему рецепту делает, – похвастался я. – Может, захватить бутылочку, что бы дежурить веселее было?
— А вот этого не нужно, – резко посерьезнела Аня. – Я алкоголь ни в каком виде не употребляю. Просто терпеть не могу! Ладно, чуваки, мне пора, увидимся!
— Пока.
— До встречи.
Когда она ушла, Тоха обратился ко мне.
— Тебе не кажется, что она какая-то странная?
— Не более чем остальные, в этом диком местечке. Но мне очень понравилась, – признался я.
— Конечно, встретить в глухой деревне прекрасную девушку-геймера… Ууу, такого даже сценаристы в аниме не придумают! – согласился Антон. – Но нам тоже рассиживаться не стоит, давай Анину порцию поделим и айда на комплекс обратно.
Мы доели и пошли работать. На санпропускнике нас уже ждал Саша с целым списком важных дел:
— Так хлопцы, трошки некогда бездельничать. Ты, Слава, бери ведро и дуй ко второму складу. Там внутри справа за деревянной загородкой мешки с каустиком стоят. Приедет ДУК – сделай в нем 2% раствор и поезжайте дезинфицировать четвертый корпус. А ты, Антон, держи шприц, иглы и антибиотик. Иди в карантинный корпус и проколи животных из этого списка, – Саня протянул ему густо исписанный лист А4 с номерами животных.
Как закончите, я в кабинете, в доильном корпусе. Давайте, двигайтесь, не стойте.
— Сэр! Есть, сэр! – рявкнул Тоха и побежал выполнять задачу.
Я вяло поплелся следом. Бездействие первого дня нас несколько расслабило и поэтому обрушившийся на нас после обеда град заданий воспринимался довольно-таки тяжело.
Второй склад представлял собой длинное кирпичное здание с железными воротами, высотой в стандартных два этажа. Внутри было темно, можно было различить, что основную часть склада занимает разнообразное оборудование. Поилки, кормушки, трубы, секции ограждений, калитки и прочий непонятный металлолом. Я разыскал каустик, аккуратно набрал ведро и вышел из склада. Помня замечательный фильм «Бойцовский клуб», я старался совсем не трогать волшебных кристаллов. Вскоре со стороны санпропускника подкатил сияющей свежей краской ДУК(дезинфекционная установка Комарова) на базе грузовика ГАЗ. Из него выбрался улыбчивый парень крепкого телосложения.
— Вадим! – представился он – Открывать кубышку?
— Ярослав, рад знакомству! – ответил я, пожимая здоровенную ладонь. – Да, открывай, засыплю и сразу поедем.
Я засыпал требуемое количество едкого натра и мы поехали в четвертый корпус. Тут Вадим начал разматывать шланг и собрался включить насос. Я остановил его.
— Подожди, ты что, холодной собрался заливать?
— А что не так? — удивился Вадим. – Я всегда так делаю. Знаешь сколько возни этот самовар раскочегаривать? А я, между прочим, не только на ДУКе работаю, мне еще в город на КАМАЗе семечку везти. Так что не выеживайся, бери шланг и поливай, а я буду по проходу ехать потихонечку. Хорошо, что тебя в помощь выделили. Одному это мандец, как неудобно.
— Ты дебил что ли? Обработка холодным раствором снижает эффективность в разы. Понятно, почему вы тут болезни победить не можете.
— Ты самый умный тут что ли, бля? – Вадим навис надо мной и в гневе замахал руками. – Делать тебе нехрен?
— Нет смысла так обрабатывать, – сопротивлялся я, — Если хочешь, то пойдем, с директором комплекса это обсудим.
— Хрен с тобой, чмо очкастое… – процедил Вадим, схватил ведро и вышел из корпуса.
Вскоре он возвратился с ведром соляры, видимо, добытой с одного из рабочих тракторов. Он принялся заливать солярку в бачок нагревателя, и мне стала понятна причина его раздражения. Очевидно, солярка, предназначенная для нагрева раствора, расходовалась на другие нужды, а из-за отсутствия контроля, водителю это сходило с рук. Для того чтобы разжечь нагреватель потребовалось довольно много усилий, но наконец, нужная температура была достигнута, и я принялся за обработку. Дело продвигалось достаточно быстро, ДУК выдавал мощную струю, я быстро и обильно орошал требуемую площадь. Вскоре работа была выполнена, и ДУК укатил восвояси. Вадим на прощание еще раз обматерил меня, а я посоветовал в следующий раз приезжать уже с соляркой, во избежание лишней потери времени.
Придя в кабинет, я застал там Тоху, который стоял посреди комнаты с аппаратом Шилова. Саша сидел за столом и извлекал из оберточной бумаги какой-то прибор.
— Ты как раз во время, – обрадовался Саша. – Вот бери термокаутер, будешь у младших телят рога прижигать, а Антон пока вакцинацию будет делать тем, что постарше.
Все коровы на комплексе были комолые (безрогие) для предотвращения травматизма. Удаление рогов производили в возрасте примерно трех недель, чем мне и предстояло заняться.
Телятник представлял собой ряды небольших сарайчиков со скошенной крышей, где в отдельных узких загончиках содержались телята. Крыша в них была такой низкой, что мне приходилось серьезно наклоняться, проникая внутрь.
Бычков со временем переводили на площадку откорма, расположенную в соседнем селе. Перспективных же телочек оставляли на комплексе и переводили в корпус ремонтного молодняка, для пополнения основного стада. Мы разделились и принялись за работу. Антону приходилось чуть проще – сделал укол и вышел, а мне приходилось повозиться, вдобавок приходилось таскать за собой удлинитель термокаутера. Сама операция была несложной, фиксируешь ногами и левой рукой теленка, а правой прикладываешь «паяльник» к зоне роста рогов.
Но некоторые телята сильно дергались и приложить ровно не получалось, иногда случалось задеть паяльником кожу и тогда телята еще сильнее дергались и жалобно мычали.
— Ну ты и живодер! – неожиданно обратилась ко мне зоотехник Аня. Видимо, она незаметно подошла и наблюдала за мной несколько минут. – Тебе их не жалко?
— Жалко, но такова их судьба, — ответил я.
— Знаешь, никак не привыкну к этой мысли, – призналась Аня. – Я быстро привязываюсь к животным и довольно давно перестала помогать родителям с хозяйством. Тяжело смотреть, как любимца на бойню тащат. Мать меня заставляла кур резать и щипать, до сих пор тошнит при мысли, что я это делала.
— Ты не веган часом? – настороженно спросил я. – Не борешься за права коров?
— Нет, но мне их очень жалко, – сказала она. — Часто хочется сменить профессию, что бы этого не видеть.
— Да с такими представлениями в зоотехники лучше не идти, – согласился я. – У нас на втором курсе девушка была, Настя, её отчислили за то, что отказалась мышей и лягушек резать.
— Прямо с такой формулировкой? – удивилась Аня.
— Нет, просто профессор до экзамена не допустил. Сказал: слабакам в ветеринарии не место. А еще сказал, что вы должны работать ради людей, а не ради животных. Ибо ветеринарные врачи стоят на страже человечества. После этого от опытов больше никто не отказывался.
— Сурово у вас там, хорошо, что я на ветеринара не пошла… – отозвалась Аня. – Я поговорила с заведующей, она разрешила ваше ночное дежурство. Приходите к полуночи, вас пропустят.
— Непременно будем! Ты права, надо мне поаккуратней работать с телятами, Пойду Тоху позову, чтобы помог держать, – сказал я выключая термокаутер.
— Вот и хорошо! – улыбнулась Аня – Увидимся ночью…
Развернуть

Штурм-ветеринары История песочница 

Штурмовые ветеринары 5.

Эта история основана на реальных событиях, но многие моменты изменены, по различным причинам. Прошлая часть тут http://joyreactor.cc/post/3431054

Принцесса и тракторотерапия

— Некробактериоз?
Мы на минуту задумались, а потом я сказал:
— Подожди, но это не особо-то опасное заболевание! Оно вполне лечится. Это же обычная копытная гниль!
— Обычная гниль, говоришь? Да у нас от неё три-четыре коровы в день погибало, дорезать не успевали. Да и если бы успевали – мясо в пищу не пригодно. Тут все одно на другое наложилось и покатилось, как снежный ком.
— Расскажи все по порядку. Если ты хочешь, чтобы мы здесь эффективно работали, сообщи нам все как есть! – обосновано предложил я.
Саша согласно кивнул.
— Все началось с того, что завезенные из Голландии телки не были приспособлены к закрытому содержанию на промышленном комплексе. Их закупали на разных мелких фермах, где они содержались на травке, в идеальных условиях. А у нас тут смена кормления, климата, да еще и бетонные полы. Видимо на фоне стресса и произошло снижение иммунитета, и у нескольких животных проявился некробактериоз. Наверняка они были носителями, то есть мы завезли его на комплекс вместе со скотом. Но это были единичные случаи и мы с ними относительно легко справились. Проблемы начались позже. Из-за недостаточной подвижности у коров начали отрастать копыта. У некоторых прямо до состояния лыж. И при этом массово. У нас не хватало специалистов для обрезки у такого количества животных. И тогда Курдюченко нанял где-то в Подмосковье бригаду шабашников-обрезчиков. Человек десять их было, то ли турки то ли казахи, хрен их разберешь. Они резво за дело взялись, за пару недель нам всех коров почикали, взяли деньги и свалили. А потом у нас сломалась подстанция и на два дня остановилась система навозоудаления. И тут полыхнуло будь здоров. Почти половина поголовья захромала разом, у многих болезнь с копыт по ноге стала подниматься с очень быстрым развитием. Падеж начался такой, что скотомогильники рыть не успевали. Мы, конечно, приняли меры, но напряг просто адский был, сутками никто не спал. Так вот теперь и выкручиваемся кое-как. Больных животных стало меньше, но победить полностью никак не удается. То тут вылезет, то там. А еще и маститы пошли, как назло, на телятах падеж. А уж как народ увольняться стал, то и обычная плановая дезинфекция в серьезную проблему превратилась, – Саша махнул рукой. — В карантином корпусе под сотню голов лечения по копытам ожидают, колоть-то я их колю, а вот обработать и зачищать копыта совсем не успеваю.
— Так, а что конкретно требуется от нас? – прагматичный Тоха решил перейти к делу.
— От вас требуется помочь с текущим лечением, массовым взятием крови, ночными дежурствами в родилке, дезинфекциями, отбором проб для лаборатории, – загибал пальцы главный ветврач.
— Короче говоря – поработать ветврачами, но без диплома, – подытожил я. – Какие будут задания на сегодня?
— Пойдемте, я вас с остальными познакомлю, а там разберемся. Директор комплекса на вас свои планы имеет, у неё сперва спросим.
— Ясно, пошли! – резюмировал Тоха.
Мы поднялись на второй этаж доильного корпуса. Здесь располагался центр управления, из-за большого количества окон и полукруглой формы помещения чем-то напоминавший рубку корабля. Внутренние окна в стене выходили в доильный зал, а вдоль стояли три стола с компьютерами. За одним из них сидела массивная женщина средних лет в коричневом берете из-под которого торчали в разные стороны нечесаные волосы.
— Здравствуйте, Жанна Григорьевна. А вот и наше пополнение наконец прибыло, – поприветствовал женщину Саша.
— Привет, ребята, я Жанна Григорьевна, директор этого комплекса, — радушно представилась она, крутанувшись на стуле.
— Ярослав.
— Антон.
— Очень приятно, – продолжила директор. – Ну и как вам у нас?
— Очень впечатляет! – честно признался Тоха. — Мы такого нигде не видели.
— Это все равно, как если бы вы в Европу съездили! – гордо сказала директор. – Вам Александр объяснил ваши обязанности?
Меня подмывало спросить, а нельзя ли нам лучше в Европу поехать, но я сказал вместо этого:
— В общих чертах, но конкретики не хватает.
— Если предельно конкретно – вам выпал шанс сразу попробовать работать в полную силу, без придирок и ограничений. Вы теперь не практиканты «принеси-подай», вы сразу настоящие врачи! — вдохновенно произнесла Жанна Григорьевна.
— А зарплата у нас тоже будет настоящая? – резонно осведомился Тоха.
— Мы еще обсуждаем этот вопрос, – резко сменила тон директор. – Если будете хорошо работать, вам что-то заплатят в конце. Но главная зарплата для вас – тот бесценный европейский опыт, который вы получите здесь!
— Спасибо, мы очень рады! – дипломатично заявил я. — Быть может, Вы нам расскажите, как тут что устроено и дадите воспользоваться уникальным оборудованием как в Европе?
Мой вопрос вызвал у директора резкое снижение энтузиазма. Она с грустью посмотрела на компьютер, а затем полезла в ящик стола.
— Самое главное, что вы должны знать об оборудовании – оно может быть очень опасно! Особенно система навозоудаления, тракторы с кормораздатчиками, электросистема и так далее. Так что первым делам распишитесь мне в журналах о технике безопасности. Вот здесь и здесь, – Жанна Григорьевна ткнула пальцем в раскрытые страницы. – А дальше вам Александр все в кабинете врачей объяснит!
— Жанна Григорьевна! Можно я им тут покажу систему отделения больных животных после дойки? – заискивающе спросил Александр.
— Хорошо, я пойду, покурю пока, только осторожно, – милостиво согласилась директор.
Она удалилась, а Саша сел на её место, набрал пароль и открыл какую-то программу.
— Глядите, хлопцы, вот оно – будущее! – гордо ткнул он пальцем в экран, оставив грязный след. – Тут у нас статистика на все поголовье. Можно каждую корову открыть и посмотреть: какой удой, когда болела, когда осеменена – все как на ладони! Можно добавлять заметки, вести историю болезни… и еще тут куча всяких других функции. Но главное вот – автоматическое отбивание от стада и фиксация в индивидуальном станке. У каждой коровы, кроме ушных бирок, на есть ошейник с магнитным чипом и индивидуальным номером. Вот тут я ввожу номер нужной мне коровы. Когда она будет идти с дойки, сработает датчик. Проход перед ней перекроет автоматическая калитка, а сбоку откроется вход в индивидуальный станок-раскол. Как только она туда зайдет, калитка откроется и остальные коровы пойдут дальше в корпус, а выбранная останется ждать пока придет врач и сделает необходимые манипуляции. Вот смотрите!
Александр ввел четыре цифры и позвал нас к окну. Внизу был виден широкий проход, по которому автоматические движущиеся ворота загоняли коров в доильный зал и два узких прохода с боковыми станками и воротцами, по которым коровы выходили из зала.
— Вон видите, молодая коровка справа пошла? – показал рукой Саша. – Я её номер ввел, сейчас она в отдельный станок попадет!
В этот момент упомянутая корова прошла под датчиком и перед ней с лязгом захлопнулась металлическая калитка. Однако вместо того, чтобы спокойно зайти в отдельный станок, корова перепугалась и резко рванула назад. В результате шедшая следом корова рванула вперед, сзади подперли остальные и в станке оказались две коровы вместо одной.
— Вот сучка! – воскликнул Саша. – И такие хитрожопые попадаются. Иной раз вообще не ту отбивает, что заказывал. Тут просто корпус строила одна компания, а оборудование другая монтировала, получились с размерами нестыковки. Проходы шире, чем надо, и теперь такое иногда случается. Пошли, выпустим их, пока Жанна не заметила.
Мы спустились вниз и вышли во внутреннюю галерею, откуда коровы заходили в доильный зал. Александр открыл калитку и пинками выгнал коров из станка.
— Пошли отседова, заразы!
— Ты мне зачем удои снижаешь, говнюк? – сказал скотник, стоявший с другой стороны зала. — У ей стресс и так, а ты еще подсрачник. Вот я тебя ща тяпкой огрею!
— Бля, не умничай, Михалыч, ты их и сам тяпкой охаживаешь так что «мама, не горюй»! – огрызнулся ветврач. – Видишь, к нам студенты-ветеринары приехали, теперь с лечением получше станет, не придется тебе уколы ставить!
Михалыч подошел поближе. Это был худой мужичок лет пятидесяти, с кучерявыми волосами, торчащими из-под грязной кепки-бейсболки, и живыми хитрыми глазами. Он с поклоном подал нам руку и представился:
— Михал Михалыч, заведующий правым базом третьего корпуса.
— Ярослав.
— Антон.
— О, Антонио, а я вас где-то видел. Быть может, ваша матушка была из здешних мест? – хитрым тоном поинтересовался скотник.
— Да нет, вроде она в городе родилась, – несколько смутился Тоха.
— Ну, я и в городе в молодости шалил, – признался Михаил. – Быть может, Вы мой давно потерянный сын?
— Иди работай, ушлепок! – резко оборвал излияния скотника Саша. – Уже следующий баз давно должен идти, ты все сроки срываешь.
— А студентов-скотников у вас там не водится? – как ни в чем не бывало продолжил Михалыч. — А то у нас народа не хватает. Галя не вышла, следующий баз сейчас Анютка-малая сюда погонит, больше некому.
— Вот и двигай свою жопу отсюда! – рявкнул Саня – Или мне Жанну позвать?
Михалыч закинул свою тяпку на плечо и громко свистнув, погнал остаток своих коров по галерее обратно в корпус. Через несколько минут на другом конце галереи открылись ворота и масса животных затрусила по привычному маршруту в доильный зал. Неожиданно одна из коров вырвалась вперед и буквально галопом понеслась вперед. Через пару секунд она была рядом с нами и я с удивлением заметил, что на спине коровы сидит молодая девушка, на вид совсем школьница.
— Йоу, парни! Камон эврибади! – воскликнула она и ловко спрыгнула на пол.
— Аня, сколько раз тебя просили не кататься на коровах! – возмущенно воскликнул Саша.
Девушка поправила бандану и произнесла с очаровательной улыбкой:
— Сашенька, ну прости, так быстрее. Я и так за скотника вкалываю, а у меня и в лаборатории дел полно, и на пункте со спермой куча возни. Ты когда за азотом в райцентр? А эти мальчики кто? – скороговоркой произнесла она и лопнула большой пузырь из розовой жвачки.
— Это из института студентов нам в подмогу прислали, – пояснил Александр. – Знакомьтесь, это Антон, а это Ярослав.
— О, привет! Вы в город когда поедете, у меня к вам дело есть! Меня Аней зовут. Я тут зоотехник-лаборант типа, после техникума. Вы мне с города видеокассеты привезете с клипами? Только чтоб самые последние, с танцами, я хип-хоп люблю, танцевать хочу! У меня уже круто получается. Смотрите! Йоу, дэнс! Дэнс экшен! – она принялась танцевать на месте сама себе напевая ритм. – Вы каких исполнителей слушаете? У вас аудиокассеты свежие есть?
Шквал вопросов не прекращался и совершенно непонятно было в какой момент Аня предполагала получить ответ. Она была невысокого роста, с длинными прямыми волосами, торчащими из-под банданы. Особенное умиление вызывала ей обувь, в виде резиновых галош, надетых поверх кроссовок.
— Хватит мне парней отвлекать, не видишь – они челюсти с пола никак поднять не могут, – резко прервал её Саша. – У тебя, между прочим, парень есть, нечего тут соблазнением заниматься.
— Фу, какой ты невоспитанный, лезть девушке в личную жизнь! – обиделась Аня. – Мальчики, а вы в столовой обедаете да? Как пойдете, загляните в лабораторию. Тут на первом этаже справа, я с вами на обед пойду, поговорим спокойно. Не забудьте, ладно?
— Конечно, не забудем! – хором рявкнули мы и отправились догонять Александра.
На выходе из корпуса нас уже поджидала Жанна Григорьевна.
— Так ребята, у меня для вас важное дело. Вон, видите родильный корпус? – директор указала рукой направление. – Там уже вторую неделю корова лежит и не встает. Саша думал, что у неё послеродовой парез, но ничего не помогает, видимо там перелом таза или еще что-то такое. В общем, возьмите в аптеке веревки, найдите трактор-стогомет, он где-то возле кормосклада. Помогите трактористу подцепить корову, вытащить из корпуса и отвезти на бойню. Да не возитесь долго, у меня для вас еще дела есть. А ты, Саша, пойдем со мной, поговорить нужно.
Мы отправились на поиски стогомета.
— Опять какой-то квест! – возмутился Тоха. – Ей только в конце осталось добавить что-то типа «когда выполните, возвращайтесь ко мне за наградой!»
— Зато какие тут зоотехники водятся! – восхищенно произнес я – С такими данными ей фотомоделью надо быть и на «Феррари» рассекать, а не на корове!
— А мне она напомнила принцессу Мононоке из аниме… – задумчиво проговорил Антон. – Там правда она на волках ездила, но сходство точно есть.
За кормоскладом действительно обнаружился трактор-стогомет, бодро таскавший тюки соломы от задней стены к телятнику.
— Давай, дуй за трактором, а я побежал за веревками, встретимся в родилке, – предложил я.
Тоха кивнул и побежал догонять машину. Выйдя из аптеки с парой подходящих, как мне показалось, веревок, я увидел, что Антон уже мчит, стоя на подножке трактора, в сторону родилки. Я поспешил следом. Войдя внутрь, мы обнаружили скотницу, которая убиралась в станках. Антон обратился к ней:
— Скажите пожалуйста, которая корова не встает? Директор сказала её на бойню оттянуть.
— Где только таких забойщиков понабирают страшных? Вон она, во втором справа базу, бедняжка. Такая хорошая была и тут… – женщина обреченно махнула рукой.
— Давай я пока веревки продену и узлы навяжу, – скомандовал Тоха. — У меня-то опыта в узлах – ого-го! А ты трактористу покажи куда подъезжать, пусть сразу к корове клещи стогомета опустит, мы там за зубья веревки и зацепим. Тут, я думаю, главное её из загона вытянуть, а дальше по проходу легко!
— Тебе не кажется, что ты слишком самоуверен? – усомнился в товарище я и пошел к трактористу.
За штурвалом трактора сидел толстый мужик в потертой кепке и драной спецовке.
— Серега, – представился он.
— Ярослав, – ответил я, пожимая руку. – Подъезжайте ко второму базу и опускайте клещи сразу внутрь.
— Сделаем!
Я пошел вслед за трактором. Антон уже обвязал корову через туловище и вытянул наверх две петли, что бы зацепить их за зубья стогомета. Чуть поднапрягшись, мы сделали это и Тоха махнул трактористу. Тот принялся медленно поднимать клещи к потолку и корова стала потихоньку отрываться от земли. Когда она поднялась сантиметров на тридцать, то вдруг стала ерзать и, выскользнув из веревок, шлепнулась на бетон.
— Вот зараза! – выдохнул Тоха.
— Это просто ты рукожоп, – констатировал я. — Давай заново.
Во второй раз мы обвязали корову гораздо тщательнее и трактор, приподняв её, почти вытащил на проход. В этот момент одна из веревок лопнула и корова снова рухнула на землю.
— Чую, мясо будет с гематомами… – мрачно предположил я.
— И так сожрут! – отмахнулся Тоха. – Пора уже заканчивать.
Дважды перепроверив, мы снова махнули трактористу: «Давай!». Корова плавно выплыла по воздуху из корпуса и стогомет приподнял её повыше, чтобы погрузить в стоящую рядом тележку. В этот ответственный момент раздался металлический хруст и зуб захвата, к которому были привязаны веревки, отломился. Корова третий раз свалилась на бетон, но уже с полутораметровой высоты. Неожиданно она вскочила на ноги и галопом понеслась в сторону основных корпусов. Мы так и замерли, разинув рты.
— Ни хрена себе лежачая! – воскликнул тракторист, пораженный не меньше нас. – Ловите её, хлопцы, нас же с ней на бойне ждут!
Мы подхватили веревки и бросились в погоню. Но после перенесенного стресса буренка явно решила подороже продать свою жизнь. Мы около часа гоняли её по комплексу, однако даже приблизиться так и не смогли. Пришлось идти с повинной к директору и просить помощи.
— Где вы лазаете? – возмутилась Жанна Григорьевна – Мне уже с бойни звонили, они скоро на обед уйдут, а коровы нет.
— Мы это, хм… как бы её вылечили… – промямлил я. – Она на ноги встала и бегает теперь, а мы поймать не можем.
— Как вылечили? — удивилась директор. — Саша сказал, там бесполезно все…
— Шоковая тракторотерапия! – бодро ответил Тоха. – Экспериментальный метод, мы в универе разрабатываем, это научная работа!
— Я вам пошучу, идиоты, а ну пошли за мной!
Директор мобилизовала нескольких скотников на операцию по поимке удивительной коровы и общими усилиями мы не сразу, но загнали беглянку в карантинный корпус. Я взглянул на часы и сказал:
— Жанна Григорьевна, можно мы на обед пойдем, десять минут осталось, а то в прошлый раз мы свободный столик еле нашли.
— Ладно, идите, целители херовы. С обеда не опаздывать, дел у вас дуром, – смягчилась директор.
Мы пошли в сторону столовой, но я вдруг вспомнил обещание «принцессе».
— Тоха, раз уж мы застряли в этой то ли игре, то ли фильме, нам следует поступить как настоящим героям! – воодушевленно начал я.
— Не понял?
— Говорю – нам надо разделиться. Обычно герои всегда так делают, – начал я. – Ты беги в столовую – столик занимать, а я за Аней в лабораторию вернусь.
— А чего это не наоборот? — обиделся Тоха.
— Ты бегаешь в разы быстрее, а свой прошлый тематический квест ты сам позорно провалил. Теперь моя очередь!
Развернуть

Штурм-ветеринары История песочница 

Штурмовые ветеринары 4.

Эта история основана на реальных событиях, но многие моменты изменены, по различным причинам. Прошлая часть тут http://joyreactor.cc/post/3430871


Трудоустройство методом изнасилования


После ужина мы вернулись в гостиницу и застали нашего соседа за странными приготовлениями. Агроном Василий стоял перед зеркалом и тщательно причесывался. Скрупулёзно и последовательно он укладывал каждый волос на голове. Закончив с этой процедурой, он принялся с такой же тщательностью подрезать маникюрными ножницами усы. Обернувшись на нас, Василий на секунду прервался и произнес виноватым тоном:

— Я тут это, на дискотеку собрался. Всю неделю хотел, да все как-то некогда. А сейчас дай, думаю, пойду. Девчата тут в поселке вроде ничего, потанцую, познакомлюсь. Со мной не хотите?

— Нет, спасибо, — отозвался я. — В другой раз как-нибудь.

— Ну ладно, хлопцы, тут такое дело, — засопел Василий. — Комендантша часов в десять сваливает и дверь входную запирает. Ежели я после приду в окно постучусь, пустите, а?

— Пустим, все свои, — успокоил семеновода Тоха. — Иди, оторвись хорошенько, расскажешь потом что к чему!

— Отлично! Спасибо, хлопцы! — обрадовался Василий.

Он полез под кровать и выудил оттуда две бутылки водки. Потом надел висевший на спинке стула лихой клетчатый пиджак, взял бутылки на манер гранат и вышел в наступающую ночь.

— Лихой чувак. Я бы не стал один на сельскую дискотеку отправляться, — восхищенно заметил Тоха.

— Я бы и втроем не стал, пока не заведем достаточно знакомств среди местных. Кроме отвратительной музыки там и проблем можно заиметь.

— Ты это наверное нюхом чуешь? — съязвил товарищ, намекая на мой сломанный в деревенской драке нос.

— Там не дискотека была, а эпическая битва на день колхоза. И вообще, я как рыцарь сражался за честь прекрасных дам, — гордо ответил я.

— Ну, тебе там в итоге все равно не дали, только помогли огородами драпать, — не унимался Тоха. — Мне Катя с Ниной во всех подробностях рассказывали.

— Хватит тут вечер воспоминаний устраивать. Кто ночью за хлебушком пойдет?

— Давай жребий кинем? — предложил Тоха. — Хотя если честно, ты бы в гостинице лучше посидел, вон уже сколько хапнуть пытаешься, здоровья не хватит. Посиди, стихи по сочиняй, может и мне пригодится.

— Жребий, так жребий, — согласился я, доставая монету — выбираю орла.

Пятирублевка взмыла к потолку и шлепнулась на пол цифрой вверх.

— Я передам Евгении твой пламенный привет! — радостно сообщил Антон.

— Булочек с повидлом притащи! — огрызнулся я.

Тоха привел себя в порядок и, захватив литр вина в бутылке из под минералки, отправился "за хлебом". Я решил выпить чайку, взял банку для воды и отправился в коридор. Открыв дверь, я чуть не задел высокого худого парня в очках, видимо одного из монтажников, живших в комнате по соседству. Неожиданно тот остановился и обратился ко мне:

— Варвар, ты?

— О, Леха-эльф, вот уж не ждал тебя тут встретить! — удивился я городскому знакомому. Мы несколько раз участвовали в турнирах по настольной игре Magic the Gathering в моем городе. Я тогда играл колодой построенной на варварах, а Леха на эльфах (отсюда и обращения). — Откуда ты в этой дыре?

— Да я тут в командировке, мы с ребятами тут противопожарную сигнализацию меняли на элеваторе и еще кое-какое оборудование ставили. В общем, возимся уже три дня и еще на три осталось. А сам-то ты откуда? — поинтересовался Алексей.

— Нас с другом сюда типа «на практику» прислали на молочный комплекс. Вчера приехали, осваиваемся потихоньку. Эх, знал бы, что ты тут будешь, я бы колоды захватил, — посетовал я.

— Ну да, было бы неплохо, а то скучновато тут, — согласился Леха — Мои товарищи по вечерам прибухнуть не прочь, а я как-то не любитель. О! У меня же шахматы есть, сыграем?

— Давай, тащи в мою комнату, а я пока чайку сделаю, — обрадовался я.

Мы уселись в комнате и принялись играть в шахматы, неторопливо беседуя о тактике и стратегии настольных интеллектуальных игр. Минут через сорок вернулся недовольный Тоха, с буханкой хлеба, непочатой бутылкой вина и стеклянной литровой банкой, наполненной неизвестной жидкостью.

— О, знакомься – это Алексей, мой приятель по Magic-клубу из нашего города. Он тут оборудование монтирует на элеваторе, — представил я гостя.

— Приятно познакомится, Антон – почти ветеринарный врач.

— Взаимно. Алексей – почти инженер.

— Ну и как твой поход? — ехидно поинтересовался я.

— Никак, там бабка какая то работает сегодня. А я мог бы и догадаться, что две ночные смены подряд никто не работает, — посетовал Тоха. — Зато я узнал, где приличным самогоном разжиться и даже вот литрушку на пробу прикупил.

— Молодец, но я что-то бухать не настроен, еще неизвестно что там завтра за работа нас ждет. Давай повременим пока, он же не испортится, — предложил я.

— Ну давай, — согласился Тоха и взглянул на доску. — Кто тут у вас побеждает?

— Позиционная ничья, — прокомментировал я. — С переменным успехом.

— Понятно. Алексей, а ты давно тут со своими коллегами? Может хоть ты расскажешь, чего у них тут твориться, почему народ такой подозрительный и неразговорчивый? — обратился Антон к гостю.

— Да мы и не общались особо с местными, так, только по рабочим вопросам. В первый день к нам генеральный директор всей агрофирмы приезжал, Я его фамилию забыл, работу смотрел. Предлагал остаться на постоянную, дескать ему специалистов не хватает. Зарплату хорошую обещал, новый дом с участком, подъемные. Потом только с Андреем, главным инженером беседовали в основном. Толковый парень, из города сюда перебрался. Может видели, рыжий такой с веснушками, мой ВУЗ заканчивал лет семь назад, — поведал Леха.

— В эту дыру с города перебрался? — удивился я. — Это надо сильно сельское хозяйство любить.

— В том то и дело, что он то не сильно любит, похоже, — продолжил рассказ Алексей. – Видно, что работу делает, но через силу как-то, без огонька. Мне потом наш начальник рассказал причину, там интересная история.

— Ну так и нам расскажи, — заинтересовался Антон.

— Меня Виталий Викторович, наш бригадир, предупредил в первый день, что бы я тут с местными девушками поосторожнее был. Типа дело молодое, всякое бывает. Тут когда элеватор новый строили, этот самый Андрей-инженер установкой оборудования занимался. Ну и подружился с местной девушкой. Полевые цветы, романтика, любовь в бытовке, с кем не бывает? А в предпоследний день приезжают из райцентра менты и забирают его за изнасилование. Оказалось барышня заявление на него накатала и справка из местной больницы есть и свидетели, того как они по полю возле посадки гуляли. Полный комплект короче. Парень думает все, вляпался песец. А к нему через день приезжает в КПЗ этот Кундрюченко. Ну этот самый, который директор агрофирмы, я фамилию его вспомнил. Пришел на свидание и говорит: «Я, дескать, все с барышней улажу и с прокуратурой тоже. Женишься, я вам дом выделю, должность главного инженера, зарплату хорошую. А не захочешь — в тюрьму тебе дорога, по нехорошей статье». Ну, Андрей, делать нечего, согласился. Живет теперь, инженером работает, дочку с женой воспитывает. Только что-то сильно счастливым не выглядит. Я, честно говоря, охренел с этого рассказа. Ничего себе, — думаю, — подстава какая. Так что лишний раз никуда, не хожу, сижу в гостинице, книжки читаю.

— Может это единичный случай? Совпадение просто? — возразил я. — Откуда твой бригадир все узнал, он что, свечку держал?

— Ему инженер сам по пьянке рассказал, в прошлый приезд, — пояснил Алексей. – По-моему, вполне правдоподобно.

— А может им и правда двигала настоящая любовь, — романтично потянул Тоха. — Чего только в жизни не случается.

— В любом случае спасибо за предупреждение, — подытожил я. — Может быть ты, Антон, наоборот удачно только за хлебушком сходил?

— Вы что, девушку из пекарни обсуждаете? — проявил феноменальную догадливость Алексей — Такая высокая с длинной косой, да? Она еще днем в магазинчике подрабатывает, на той стороне поселка.

— Про магазинчик не знали, но да, видимо про неё, — ответил я. — А ты её знаешь?

— Видел пару раз, с ней еще один наш монтажник, Костя, хотел замутить, но она его отшила.

— Может быть, она замужем? — предположил Тоха.

— Или им инженеры больше в колхоз не нужны, — пошутил я. — Леха, тебе шах, если что. И даже мат сразу, вроде.

— Действительно… — Леха задумчиво поправил очки. – Я, пожалуй, пойду, устал сегодня, спать хочу. До свидания, парни.

— Пока.

— Увидимся.

Мы остались одни. С улицы через форточку доносилась музыка сельской дискотеки. Что-то давно забытое, еще со школьных времен – то ли "Отпетые мошенники", то ли "Иванушки интернешнл". Иногда музыку прерывал рев пролетавшего по дороге мотоцикла без глушителя или яростные пьяные вопли, требовавшие продолжение банкета.

— Хорошая деревенька… И люди душевные, — задумчиво потянул Тоха. — Че-то я ничего не делал, а устал. Короче, я спать.

— Я тоже, — зевнул я. — Утро вечера мудренее...


Ночь прошла на удивление спокойно. Агроном Василий так и не вернулся, видимо, на дискотеке у него все сложилось удачно. После завтрака на выходе из столовой нас уже поджидал Александр, главный врач молочного комплекса.

— Доброе утро, ребята. Мы комиссию спровадили, наконец, теперь спокойно можем поговорить и все посмотреть.

— Отлично! – обрадовался я. – А то мы уже устали теряться в догадках.

По дороге к комплексу Саша начал свое повествование:

— У нас тут в советские годы была пара крепких МТФ с местной красной степной породой. Худо-бедно, но даже в самые тяжелые годы, под нож поголовье не пускали и молоко давали исправно. А четыре года назад бывший председатель наш колхоз в агрофирму преобразовал. И соседний колхоз в её состав вошел, так что теперь это в районе самое мощное хозяйство. Тогда же Семен Георгиевич – так директора нашего зовут, но скотники все больше его прозвищем Курдюк называют – решил молочный комплекс построить по европейскому образцу. Он как раз из поездки по Европе вернулся, нашел каких-то инвесторов из Москвы, нам этот комплекс и отгрохали.

Мы как раз миновали санпропускник и Александр продолжил рассказ уже в формате экскурсии.

— Тут у нас справа четыре основных корпуса дойного стада. Все соединены общей крытой галереей, которая ведет в доильный корпус. Там у нас кабинеты директора, ветврача, зоотехника, пункт управления, там же лаборатория и пункт охлаждения и хранения молока. Ну и собственно автоматизированный доильный зал, один из самых больших в России! Слева у нас корпус ремонтного молодняка, карантинный корпус, родильный корпус и телятник. К родилке ветаптека примыкает, а возле корпуса рем. молодняка пристроен пункт искусственного осеменения. Коровы у нас все голштино-фризской породы, высокоудойные, стельными телками завезены год назад из Голландии. Содержание круглогодично на комплексе, безвыгульное, но и беспривязное. Тут же у нас на территории два кормосклада, четыре бетонированные силосные ямы. В корпусах автоматизированная система навозоудаления, а стены корпусов выполнены из специальной тентовой ткани, позволяющей открывать их в солнечные дни и компенсировать отсутствие выгула.

— Да у вас тут прямо наступивший коммунизм какой-то, – удивлялся Тоха, разглядывая великолепно выкрашенное здание доильного корпуса. Оборудование импортное, коровы породные. Я одного не могу понять, зачем вам студенты-недоучки здесь?

— Ну это… — Александр замер и нервно оглянулся. – Пойдемте в кабинет, я вам там все расскажу…

Мы вошли в здание, Саша дернул дверь слева и мы вошли в довольно просторный кабинет ветеринарных врачей. Он был просто великолепно обставлен. Кроме удобных столов и шкафов тут имелось ДВА компьютера с жидкокристаллическими мониторами. Мы с Антоном были практически шокированы. Александр закрыл дверь на ключ, уселся за стол и продолжил рассказ.

— Тут такое дело, хлопцы. Специалистов нам не хватает. По штату тут три ветврача должно быть и отдельно еще ветврач-акушер, это не считая фельдшеров. А я сейчас один остался, скотники за фельдшеров помогают. У нас разом все врачи и зоотехники уволились. Я один остался, а в зоотехники Аньку из осеменаторов перевели. За главного зоотехника сейчас директор комплекса, Жанна Григорьевна, но и ей тяжело – приходиться все совмещать.

— А почему это так внезапно случилось? – спросил я с немалым любопытством. — У вас тут просто шикарные условия работы. Новый комплекс, поголовье, оборудование. Жилье предоставляют, зарплату, подъемные. Чего еще в деревне нужно?

Александр замялся. По лицу его пробежала тень, а пальцы правой руки легонько забарабанили по столу.

— Как бы вам, ребята, это попроще объяснить. Тут проблемы с мелочей начались. С первичного звена сотрудников так сказать. Сначала толковые скотники и фельдшера поуходили. Наверное, главная причина в том, что не смогли работать по европейским стандартам, кое-кого даже уволили со скандалом. В итоге помощников не стало, начали проблемы копиться мелкие, потом уже и крупные пошли. Нагрузка на специалистов сильно выросла. Затем начался падеж, маститы, репродуктивные проблемы и с осеменением. Все накапливалось как снежный ком, по два-три специалиста на каждой должности менялось. Пока две недели назад почти все разом отсюда не свалили. Теперь вроде уволиться пытаются – дистанционно, по переписке. Тогда Семен Горгивич вызвал из райцентра госветслужбу. И потребовал, чтобы сотрудники станции по борьбе с болезнями животных обслуживали поголовье, пока он не наберет новых специалистов. Но районным тут киснуть тоже резона нет, это вам не на бойни справки выписывать. Вот главврач района похоже вас на подмогу и выпросил, уж не знаю какими правдами и неправдами. Такие дела, хлопцы. Только смотрите, никому ни слова, что я вам рассказал. На совещании Курдюк строго-настрого запретил рассказывать приезжим о ситуации, говорит «вспугнёте мне специалистов, до конца жизни без выходных пахать будете по 18 часов!». А я вот и так третий месяц без выходных, задолбался писец как.

— А почему ты тоже не свалил? – удивился я, – вместе со всеми?

— Это долгая история, парни, я потом как-нибудь расскажу.

Повисло неприятное молчание. Тоха прошелся по комнате и заглянул под стол, осматривая системный блок.

— Машинки-то мощные наверно? Сеть тут имеется? – деловито поинтересовался он.

Саша обрадовался перемене темы:

— Да, есть, есть и игры кое-какие. Мы тут с Максом-зоотехником когда дежурили, рубали по ночам в Warcraft и Need for Speed. Там в пункте управления еще три компа в сети и два у зоотехников, так что можно ночью оторваться!

— А мне нравится ваш колхоз! – оживился Тоха. — Не знаю, как работать, но производственную практику я бы тут прошел!

— Александр, а какое тут у вас бактериальное заболевание вспыхнуло? – спросил я настороженно. – Наш декан упомянул протекцию Владимира Петровича, директора областной лаборатории, а он точно бы не стал этим заниматься только что бы заткнуть ваши кадровые дыры. Что вызывало падеж?

Саша снова помрачнел и нехотя выдавил:

— Некробактериоз…

p.s. продолжение тут http://joyreactor.cc/post/3431057
Развернуть

Штурм-ветеринары История песочница 

Штурмовые ветеринары 3.

Эта история основана на реальных событиях, но многие моменты изменены, по различным причинам. Прошлая часть тут http://joyreactor.cc/post/3430790

Колхоз имени Индианы Джонса

Супер Марио и опасная связь

Мы отправились обедать. В обед столовая была не такой пустынной, как во время завтрака. Толпились какие-то рабочие, водители-камазисты,¬ скотники и еще какие-то люди.
Мы с трудом разыскали свободный столик и принялись за еду. Кормили по-прежнему сытно, однако в этот раз из-за обилия людей, дополнительную порцию выпросить не удалось.
— Интересно, почему за завтраком тут столько народу не было? Почему в обед набежали? — полюбопытствовал Тоха.
— Видимо тут, на центральной усадьбе, работают люди из соседних мелких деревень и хуторов. Их утром собирают дежурные автобусы, а вечером развозят по домам. Соответственно завтракают и ужинают они дома, а обед в столовой. Мы когда в междуреченском колхозе на втором курсе практику батрачили – такая же фигня была.
— А, это когда я с вами не поехал и клиники красил весь месяц.
— Ну и зря, очень весело было.
— Ага, весело – это ведь там тебе нос сломали, ты потом еще два месяца гнусавил ходил.
— Зато какой жизненный опыт и есть что вспомнить!
Мы доели и отправились в гостиницу. Подремав пару часов, соорудили чаю из кипятильника и принялись решать, что будем делать дальше.
— Я чего-то не пойму, что мы здесь забыли? В каком мы юридическом статусе? У нас ни документы никто не спрашивал, ни оформлял никак, это не практика – у нас нет ни договоров, ни дневников, вообще звездец какой-то! — лениво возмущался Тоха, развалившись на кровати.
— Не говоря уже о том, что уже скоро сутки, как никто точно не знает где мы, — согласился я. – «МТС» тут не ловит, похоже из связи тут только «Мегафон», да и то не везде. Я видел, как пара человек возле столовой с сотовыми "привидений " ловили.
— Твоим родителям не пофиг где ты пропадаешь? Ты и в обычные дни им звонишь чуть реже, чем никогда.
— Родители, допустим, не переживают, а вот Света, Наташа и Ася от меня вечерние и утренние смс со стихами не дождались и обидятся наверняка.
— От бля, сначала создал проблему, а теперь решаешь героически. И чо?
— Я думаю надо спросить местных, может где-то возможно позвонить? Из конторы например, должна же тут быть проводная связь. А вообще может быть тут и МТС где-нибудь ловит? Мы в междуречье на крышу элеватора забирались и оттуда звонили, а на земле не ловило совсем.
— Раз они комиссию ждут, в контору лучше пока не соваться. А у аборигенов, конечно, надо спросить. И вообще, я предлагаю прогуляться при свете дня, рассмотреть окрестности, карту стратегических пунктов набросать. Где тут у них бухлом можно разжиться и вообще. Винища-то твоего нам надолго не хватит.
— Я вино брал не тебя, дармоеда, поить, а на какой-нибудь особый случай.
— Как бы то ни было, без связи грустно. А еще хотелось бы понять, что мы будем здесь делать и как долго.
— Давай с заведующей гостиницы начнем сбор информации? Она должна хоть приблизительно знать, сколько у неё времени комната будет занята.
Мы постучались в дверь комнаты заведующей.
— Войдите! — крикнула Роза Петровна, не открывая дверь.
— Добрый день, мы хотели Вас про поселок расспросить, где тут чего расположено. Ну, аптека там, магазины.
— А вы сами слепые что ль? Ну выйди по улице два шага пройди вон те аптека, вот те магазин. Еще бар есть, он сбоку в магазине, за столовкой который, но он только вечером работает. Днем магазин, вечером бухаловка. Ежели скучно вам, вон в клуб на дискотеку сходите. Или в кино, ежели четверг. По четвергам у нас тама кино крутят. Хорошее кино, импортное, мы вот недавно с мужем ходили "Матриксу" смотрели – ох уж интересное кино, поназакручено – страсть!
— А вы не в курсе случайно, мы надолго к вам? Ну, в смысле знаете может, когда комнату освободить нужно, — Тоха несколько замялся из-за неудобной постановки вопроса.
— Да кто ж вас знает? До обеда Жанна Григорьевна, заведующая комплексом, заходила, говорит — как комната монтажников освободится, вас туды переселить. Она большая, вроде на следующей неделе еще ваши приедут. Вы у начальства в конторе спрашивайте.
— А как тут со связью? Нам бы позвонить, а сотовые у нас тут не ловят.
— Че это не ловят? У меня работает все. Только мне звонить некуда, я карточку не запускала давно. Лежит дома на крайний случай. Ну пойдите с конторы позвоните, там у секретаря есть проводной. Еще на почте можно, но сегодня вы не успеете, она до трех работает.
— Спасибо, Роза Петровна. Мы пойдем, осмотримся.
Мы вышли из гостиницы и остановились на "центральной площади".
— Куда двинем? – осведомился Тоха?
— Я думаю начать стоит с магазинов. Если мы тут застряли на неопределенный срок – отовариваться точно придется. Лично меня очень заинтересовал местный магазин-бар. Пойдем, поглядим на это чудо?
Отправившись в указанном направлении, мы обнаружили тот самый магазин-бар, который был ничем не примечательным вытянутым в длину домом с двускатной крышей и парой вкопанных в землю столов с лавочками перед входом. Вывеска над входом гласила «Магазин-Бар Надежда». Мы поднялись по ступенькам и вошли внутрь. Обстановка внутри сильно напоминала колхозную столовую (столы и стулья во всяком случае были точно такие). Отличие было только в висевшей на стене елочной гирлянде и видавшем виды музыкальном центре, висевшем напротив входа. Там же была расположена стойка-прилавок, за которой скучала женщина средних лет с прической а-ля молодая Пугачева. Когда мы вошли, продавщица окинула нас настороженным взглядом и неожиданно спросила:
— Мобильники есть?
— А что, отобрать хотите? – с удивлением спросил Тоха.
«Пугачева» молча ткнула в надпись висевшую на стене напротив входа:
«ВХОД СО ВКЛЮЧЕННЫМИ СОТОВЫМИ ТЕЛЕФОНАМИ И ПЭЙДЖЕРАМИ СТРОГО ВОСПРЕЩЕН!!!»
— Это почему так? – удивился я.
— У нас тут элеватор рядом. На нем антенна для этих телефонов висит. Когда человек сюда к нам заходит, антенна вслед за ним поворачивается и на его телефон излучением светит, чтобы его телефон звонил, когда нужно. А от этого излучения у нас кассовый аппарат размагничивается и потом неверные данные выдает. К нам проверка из райцентра приезжала и за это оштрафовали, мы теперь объявление повесили. Я по вам вижу, вы не местные, с сотовыми сто пудов. А ну быстро выключили, а то я вам ничего не продам!
— Херасе! – потянул Тоха и полез в карман за телефоном.
Я последовал его примеру. Держа телефоны над головой, мы продемонстрировали Пугачевой выключенные экраны и подошли к прилавку. Ассортимент магазина был идентичен любому ларьку: жвачка, сигареты, сникерсы, пиво, водка и презервативы. На особом месте лежала вяленая рыба, а возле стены были заметны бутылки без этикеток – видимо местный спец-напиток.
— Чего хотели? – по-прежнему недружелюбно спросила продавщица.
— Дайте пачку «Донской Табак» – «светлый» и зажигалку, – отозвался я.
— Ты ж год как бросил?! – удивился мой товарищ.
— Заткнись! Тебя забыл спросить, – огрызнулся я. – Скажите, Любезная, а вы не в курсе, откуда здесь можно позвонить? А то у нас связь МТС и она тут, похоже, не ловит совсем, а у местных только Мегафон, видимо. Может, дадите нам связью воспользоваться?
— Да я ж вам говорю, тут с сотовыми нельзя, мой телефон вообще дома лежит выключенный. Как эту антенну повесили вообще жизни не стало, люди на головную боль жалуются от этой гадости.
— Извините за беспокойство, мы, пожалуй, пойдем.
— Заходите вечерком, тут хорошо, музыка, девчата заходят. Дискотека в клубе только до 11, а потом все тут у нас. Все дни, кроме понедельника и вторника.
— Спасибо, как-нибудь обязательно заглянем!
Мы вышли на улицу и Тоха обратился ко мне:
— У тебя чего денег лишних много? Если много лучше бы мне пивка взял.
— Много ты понимаешь. Нам сейчас не пиво, а информация нужна. А за неё чем-то платить нужно. Дуй за мной, сейчас научу.
Я перешел дорогу и направился к въезду на элеватор. Справа от него располагалась весовая для грузовых машин. У входа в весовую будку скучал пожилой мужичок в кепке. Я обратился к нему:
— Мужик, у тебя огоньку не найдется? — я достал пачку сигарет и принялся демонстративно распаковывать.
— А чего ж, спички имеются, — оживился мужик и юркнул в весовую, а через секунду вернулся с коробком. – Может и меня сигареткой угостите?
— Конечно, не вопрос, бери две! – я гостеприимно протянул пачку и мужик, не стесняясь, потянул сразу четыре штуки.
— А вы сами, ребята, кто будете? – подозрительно поинтересовался мужик, пряча добытые сигареты.
— А мы студенты-ветеринары, к вам на МТФ на практику приехали, — влез в разговор Тоха.
— Понятно, ну тута вы хорошо поучитесь. Комплекс-то у нас как в Европе, кады построили, аж с Москвы телевидение приезжало снимать. А коровы-то какие – вы видели? С уазик-буханку размером. А зал доильный? Даже в Подмосковье такого нет! – мужик довольно ухмыльнулся и затянулся сигареткой.
— Что ж они тогда у вас дох…— я ткнул Тоху локтем в бок, и он немедленно заткнулся, а я продолжил.
— А не найдется ли у вас мобильного телефона, позвонить? У нас просто связь МТС, а у вас, похоже, в поселке такой нет. Мы бы оплатили потраченные единицы.
— Да телефон-то есть, только не с собой. Но единиц нету на нем. Тут у нас с карточками на телефон проблема, привозят редко, вот народ и экономит. Не знаю у кого взять. О, кстати, водилы говорили, что на кривом хуторе нормально ловит эти ваши машино-тракторные телефоны, – мужик махнул рукой куда-то на север. — Но там-то хутор к трассе ближе и на пригорке, а мы, вишь, в ямке-то. Вы залезьте куда повыше, может и дозвонитесь. Ну или в контору сходите, коли срочно, там у секретаря проводной.
— Спасибо! Как вас величать? Меня Ярослав зовут, а это Антон.
— Михаил Георгиевич, можно дядя Миша. Я тут учетчик, на элеваторе.
— Очень приятно, спасибо за совет!
Мы развернулись и пошли к гостинице. Тоха спросил у меня недовольным тоном:
— Ты чего пихаешься? Может он бы внятно нам рассказал, что у них тут за дела творятся?
— Друг мой, если ты не заметил, местное население к пришлым относиться очень…настороженно и не слишком радушно. Этот дядя Миша не работник молочного комплекса, не ветеринар и не зоотехник. Точный диагноз ему вряд ли известен, а от слухов и домыслов нам мало проку. Что убийственной заразы тут нет — это и так понятно, а зачем мы тут оказались ему тем более неизвестно. Предлагаю пойти в указанную им сторону и поискать высокое место. Может быть, действительно удастся позвонить Магистру.
— Хорошо, пошли.
Выйдя по северной дороге за околицу, мы увидели на холме какое-то строение, примерно двухэтажной высоты, похожее на склад или ангар. Рядом были уложены тюки соломы и длиннющая скирда сена. Людей поблизости не наблюдалось.
— Это что-то типа кормосклада, – предположил я. – Как раз молочный комплекс рядом, возить не далеко. Как думаешь, сможешь на крышу забраться?
— Как два пальца об асфальт! – уверенно заявил Тоха – А ты?
— А я пока на шухере внизу постою. На телефоне три смс-ки наберу и в черновики сохраню, тебе только послать останется. Если, конечно, связь будет. А Магистру ты и со своего позвонишь.
— Хорошо, я полез.
Он разбежался и принялся ловко взбираться, прыгая на тюки соломы, потом на какие-то ящики и вскоре, подпрыгнув, зацепился за край крыши и подтянулся наверх. «Опять на компьютерную игру похоже, но теперь это уже какой-то Супер-Марио начался» — подумал я про себя. Тоха между тем достал из кармана оба наших телефона и принялся «охотится на привидения» — водить телефонами в воздухе, в надежде поймать хоть одну «палку» сигнала.
— Есть контакт! – радостно крикнул Тоха – Ого, тебе тут смс-ки посыпались, семь, нет, уже восемь, что, мне их тебе читать?
— Магистру сперва позвони и родакам своим, а моим пусть они передадут! — сложив руки рупором крикнул я. – С смс-ками потом разберемся!
Тоха принялся звонить, но слов с такого расстояния было не разобрать. Минут через пять он закончил и закричал мне сверху:
— С родаками все нормально! Магистр говорит, слушать местного врача и не совать свой нос куда не надо, сказал, что нам в конце заплатят как фельдшерам. Когда конец не сказал, но вроде через неделю и правда еще ребят пришлют! Твои смс-ки послал, тебе еще пара штук пришло. Может, я тебе прочту, а ты крикнешь что в ответ послать? Я второй раз сюда уже не полезу!
— Хрен с тобой, давай!
— Вован пишет, что взял твой магнитофон с кассетами, обещает в целости вернуть. Катя про какую-то книгу спрашивает, что бы ты отдал, Ася три смс-ки стихов накатала. О-о, вот это нихрена себе! ОГО-ГО! ЧУВАК, ТУТ СВЕТА ПИШЕТ, ЧТО ПОСЛЕДНИЙ РАЗ ТЫ БЫЛ ЧЕРТОВСКИ ХОРОШ! И ПИШЕТ, ЧТО ТЫ СКОРО СТАНЕШЬ ПАПОЙ!!!
Мне на секунду стало дурно. Света была очень хорошей девушкой, но вот становиться отцом в мои планы пока не входило. Я несколько раз глубоко вздохнул, сложил руки рупором и заорал:
— НЕ ЗВЕЗДИ, УРОДЕЦ! МЫ ПРОСТО В КИНО ХОДИЛИ!
— А я почем знаю, тут написано, что она хочет повторить, – весело заржал Тоха – Слушай, ты фотик взял?
— Да, тут он, в кармане, а что?
— Сфоткай меня на крыше, я сейчас майку сниму и помашу, как флагом! Типа захватил высоту! – Тоха сбросил куртку и принялся снимать майку. Я тем временем извлек из кармана видавшую виды пленочную мыльницу «кодак» и принялся наводить на Тоху. Он развернул свою знаменитую красную футболку с Че Геварой и принялся махать над головой. Я щелкнул фотоаппаратом и махнул рукой, мол, сделано. Тоха кивнул и с разбегу прыгнул на солому. Через минуту он стоял рядом со мной.
— Держи! – он протянул мне телефон. – Пока майкой махал, еще пара смс-ок пришла.
Я заглянул в сообщения. Последнее выглядело весьма зловеще:
«ЕСЛИ ТЫ ДУМАЕШЬ, ЧТО СМОЖЕШЬ ТАМ СКРЫТЬСЯ ОТ ВЫПОЛНЕНИЯ СВОИХ ОБЕЩАНИЙ, ТО ГЛУБОКО ОШИБАЕШЬСЯ, Я ДО ТЕБЯ ДОБЕРУСЬ!» — сообщал мне абонент «Беговая». Я поёжился, а Тоха задорно ухмыльнулся:
— Тут ты смс-кой со стихами не отделаешься, эта точно доберется, уж не сомневайся.
— Не лезь не в свое дело! – огрызнулся я – И что теперь дальше?
— Ночь надвигается, я предлагаю вернуться в гостинцу и хорошенько отдохнуть. По-любому комиссия из Москвы тут надолго не задержится, значит нас завтра задействуют по полной и сегодняшний простой припомнят. Думаю сейчас в столовой уже ужин должны давать. Давай туда поспешим. А вот попозже вечером, я бы взял у тебя бутылку вина, да за хлебушком сходил.
— Ишь, хитрый какой! Может, мне тоже булочки понравились и я бы не прочь их употребить!
— У тебя уже передоз скоро будет от сладкого, а если сюда Беговая доберется, то ты рискуешь скоропостижно скончаться от асфиксии!
— Ладно, будем решать проблемы по мере их поступления. Пошли быстрей, а то без ужина останемся.
— Пошли! Блин, а все равно я не могу отделаться от чувства, что мы в компьютерной игре. Вот сейчас мы пока квестовый предмет не нашли, пока нужному персу не отнесли, мы на связь выйти не могли. Все точно, как в рпг хардкорном!
— Ну, давай тогда во все бочки ящики по дороге заглядывать? Там наверняка найдем дробовик, броню и журнал «Кошачья лапка»!
Штурм-ветеринары,История,песочница
Развернуть

Штурм-ветеринары История дополнение песочница 

Штурмовые ветеринары. Мастер боевых искусств.

Однажды, на втором курсе, отдыхали мы компанией студентов в небольшом городке. Ехали вечером на трамвае и зашёл у нас спор о боевых искусствах. Какое девушке изучать для самообороны эффективнее всего. И одна из девушек по прозвищу Пчёлка (от фамилии Пчеловодова) говорит:
— Я владею самым эффективным боевым искусством для девушки – бегом! Могу защититься от большего количества противников, чем любая рукопашница.
Парни ей возражают:
— Ну для бега много ума не нужно, беги да и всё! Им и так все владеют.
Пчелка взвилась:
— Ах, не нужно? А вы сами часто бегаете? Разве что на остановку за трамваем, да и то не догоните. А я, если на одной не догоню, до следующей остановки добегу и там на него сяду!
— Врешь!
— Поспорим на бутылку шампанского?
— Идет!
На остановке Пчелка вышла из трамвая, стала вровень с кабиной и как только он тронулся – побежала по тротуару. А на следующей остановке зашла в трамвай как ни в чем не бывало, даже дыхание почти ровное было.
— Цимлянское красное, парни, или Абрау-Дюрсо на крайний случай, — заявила она.
— Как тебе это удалось? Это же мировой рекорд, наверное!
— Это мозг, мальчики. Следующая остановка на проспекте, справа за поворотом. Трамвай не будет разгоняться перед поворотом и пересечением проезжей части на проспекте. А за поворотом и остановка недалеко — тоже незачем гнать, тормозить потом. Мне же на тротуаре ничего не мешало бежать во всю прыть. А титул чемпионки среди юниоров помогал только!
С тех пор Пчеловодову мы звали Беговая...


P.S. Эта история дополнение к вот этому повествованию http://joyreactor.cc/post/3429716
Штурм-ветеринары,История,дополнение,песочница
Развернуть

Штурм-ветеринары История песочница 

Штурмовые ветеринары 2.

Эта история основана на реальных событиях, но многие моменты изменены, по различным причинам. Начало истории тут http://joyreactor.cc/post/3429716

Колхоз имени Индианы Джонса

Огни поселка приближались. По краям дороги простирались перепаханные поля, на краю села виднелась старая еще советская АЗС освещенная одиноким фонарем на столбе. Неожиданно через дорогу ломанулась буквально целая стая полевых мышей. Их было штук 30 или 40, не меньше. От неожиданности мы резко остановились.
— Ты такое видел когда-нибудь? — спросил Тоха, напряженно вглядываясь во тьму на обочине, где исчезли мыши.
— Первый раз. Не думал, что они стадами мигрируют. Может у них тут чума?
— Ага, и её силами двух могучих студентов ликвидируют, скажешь тоже. Разве что бешенство, но тогда они бы на нас наверняка набросились.
От мысли о сражении со стаей бешеных полевых мышей стало как-то не по себе и дальше мы зашагали молча. Подойдя к фонарю у заправки, Тоха остановился:
— Знаешь, что странно?
— Что?
— Нет санпропускника на въезде в поселок. Если тут вспышка опасной инфекции, настоящая эпизоотия, то должен быть санпропускник, чтобы колеса машин дезинфицировать, пост санитарный и объявление о карантине. Тут ничего такого нет.
— Может этот чудак на своём пепелаце нас не там высадил?
— Но как можно перепутать, асфальт тут заканчивается, дальше, похоже, ехать уже некуда.
— С чего ты взял? Может тут сквозной проезд и за этим поселком еще есть? Что, дорога через поселок проходить не может? Сколько у нас поворотов по дороге было, может он и свернул не туда?
— Пойдем дальше, в любом случае все сейчас разузнаем.
— Пошли.
Мы миновали пустую заправку и попали на "центральную улицу поселка", которая пересекала шоссе, по которому мы шли. Было на удивление тихо и пустынно, даже собаки особо не лаяли. Слева виднелось какое-то высокое сооружение, видимо элеватор, а дальше за ним что-то вроде дворца культуры или деревенского клуба. Пройдя еще немного вперед по центральной улице, мы заметили двухэтажное здание с флагштоком и радиовышкой, окруженное голубыми елями. Похоже, это и была "контора" — административное здание хозяйства. Напротив обнаружилось одноэтажное здание, окруженное газоном, густо поросшим сорняками. Мы предположили, что это и есть искомая гостиница. Внутри не горела ни одна лампочка, а дверь была наглухо закрыта. Мы некоторое время стучали в дверь и окна, но никакой реакции не последовало.
— Зашибись! — резюмировал Тоха. — Как думаешь, Магистру не поздно еще звонить?
— Магистр студентам всегда рад как родной отец, помнишь, он сам говорил на лекции, — ответил я и взглянул на сотовый. — Только звонить ты ему будешь разве что в рельсу, тут связь не ловит от слова «совсем».
— Ну ничего, давай отойдем от поселка в посадку, разведем костер и там переночуем. А с рассветом уже сюда вернемся, — бодро предложил Тоха.
— Иди ты в жопу со своими туристическими штучками, я хочу спать на нормальной кровати, а не в лесопосадке в компании бешеных полевых мышей. Пойдем, поищем кого-нибудь из местных.
— И что ты предлагаешь? Постучаться в первый попавшийся дом? Пустите, люди добрые, переночевать? Как в сказках добры молодцы делают?
— Просто найдем дом где окна светятся и спросим где найти кого-нибудь из руководства, например главного ветврача или зоотехника. В конце концов раз нас сюда послали, значит нас здесь ждут?
— Или они все нахрен вымерли вместе с собаками...
Мы пошли по "центральной улице". Обнаружилось, что улиц в поселке примерно три: одна центральная, и две поменьше, а их пересекают несколько "переулков". Дома в основном кирпичные и деревянные (или саманные, обшитые досками). На краю деревни виднелось несколько новостроек — коттеджей, обшитых сайдингом. Пройдя "центральную улицу" почти до конца мы заметили свет в окне небольшого дома, расположенного в проулке. Это было, по-видимому, нежилое строение, так как выходило окнами прямо на улицу и не имело забора и палисадника. Подойдя чуть поближе, мы почувствовали аппетитный запах. Это явно была колхозная пекарня, работавшая в ночную смену, чтобы обеспечить поселок свежим хлебом. Антон собрался постучать в окно, но я его остановил.
— Ты кепку-то сними, а то решат, что ты дезертир какой — сказал я, сбрасывая капюшон. — Может лучше я?
— Ты себя в зеркале видел? — огрызнулся Тоха, — да с твоей бородой они решат, что к ним террористы пожаловали.
И он постучал в окно. Приоткрылась форточка и недовольный женский голос произнес:
— Кто тут шастает по ночам? Хлеб утром будет, сейчас не дам ничего, чем хотите закусывайте.
— Мы не за хлебом, мы студенты-ветеринары¬, нас на практику прислали, а гостиница закрыта. Вы не подскажете, как нам в гостиницу попасть?
За дверью послышалась какая-то возня и через секунду она отворилась. На пороге стояла высокая плотная женщина лет 30 в белом халате и косынке. В руке она держала устрашающих размеров самодельный тесак с деревянной ручкой. Судя по толщине лезвия, нож был сделан из рессоры от трактора или еще чего-то такого и больше походил на короткий меч.
— Студенты? Вы-то чего здесь забыли?
— Декан нас снял с занятий и послал к вам, оказать помощь в ликвидации заболевания. Говорят у вас тут на ферме падеж коров, вот нас в помощь и определили, — я старался говорить как можно более спокойно и убедительно. — Нас ваш местный, колхозный водитель вез, на уазике, дядя Коля зовут. Уазик в полях заглох, мы дальше пешком пошли.
— Хорёк что ли? — недоверчиво спросила хозяйка пекарни.
— Кто хорёк? — не понял я.
— Коля-хорек - водила, — пояснила женщина. — Ладно, заходите, внутри поговорим.
Она повернулась и шагнула в помещение. Мне бросилось в глаза, что косынка на её голове топорщиться странным образом, будто скрывая какого-то неведомого инопланетного паразита, голова из-за этого казалось неестественно большой, несколько вытянутой назад. Мы вошли в помещение пекарни. Оно состояло из двух комнат, без двери, но отделенных друг от друга неким подобием прилавка. Видимо сюда заходили посетители, для получения хлеба. Во втором помещении стояла печь для хлеба, тестомес, тележка с лотками, формы и прочее оборудование. На тележке с лотками "отдыхала" партия свежего хлеба, наполняя помещение густым ароматом, который мы и почувствовали на улице. Женщина подошла к печи, заглянула через дверь вовнутрь, а затем обернулась к нам.
— Меня Женя зовут. Я пекарем тут в ночную. Извините, сейчас не смогу отойти, минут через тридцать хлеб доставать надо. А потом я вас отведу к Розе Петровне, она тут гостиницей заведует. Наверное, она гостиницу закрыла и домой спать ушла, а постояльцы там если спят, то открывать не станут. Вы чай будете?
— Спасибо, непременно будем, — радостно отозвался Тоха и принялся шурудить в походной сумке в поисках припасов. Вскоре он выудил плитку шоколада и протянул Жене. — Вот! Мы тоже не с пустыми руками.
— Замечательно, — улыбнулась Женя. — Вот булочки мои попробуйте с яблочным повидлом. Я для детского садика пекла.
Мы уселись за маленький столик и принялись пить ароматный чай "принцесса Дури". Женя развязала косынку и мы увидели её секрет. Это была пышная коса невероятной длинны, её кончик был где-то в районе щиколоток.
— Завязываю на работе, но так долго тяжело ходить, — пояснила пекарь. — Я со средней школы волосы не стригу, такая вот отросла.
Женя принялась расспрашивать нас о жизни, об учебе, откуда мы родом, о новостях и вообще. Мы тоже пытались задавать вопросы о странном поселке, но они сразу же тонули в пучине Жениного любопытства. Мы поняли только, что в хозяйстве построен новый молочный комплекс и все проблемы заключаются в нем, в самой деревне падежа скота не было и лично её, Женина, корова чувствует себя хорошо. Наконец, запищал электрический будильник и Женя принялась доставать из печи хлеб. Закончив, она сбросила халат и стало понятно, что и тучность ее была обманчивым следствием большого размера груди. Женя надела куртку и мы вышли на улицу.
Роза Петровна жила в проулке неподалеку от гостинцы, но так как номера домов тут были не в чести, найти самим нам было бы очень непросто. Пекарь вошла во двор и громко постучала в окошко. Минут через пять открылась форточка и оттуда послышался недовольный возглас:
— Кому тута не спится?
— Роза Петровна, это Женя, тут к вам постояльцы приехали, студенты. Хотят в гостиницу попасть.
— Ветеринары что-ль? Сашка лопоухий в обед забегал, сказал к вечеру будут. Ну я посидела до восьми, да и домой пошла, тута сериал посмотрю – думаю, ежели приедут, так водила знает где меня искать. А вы чой ли на собачьих упряжках добирались, чо поздно так?
— Машина сломалась, ответил я, — Нам бы разместится, да поспать, на работу завтра.
— Отдельной комнаты нету, я вас к Степке – новому агроному – подселю. Там кровать одна, да я еще раскладушку дам, чай, разместитесь.
Женя отправилась обратно в пекарню, а мы поплелись за Розой Петровной в гостиницу. Номер оказался узким как пенал. У окна вдоль стен стояло две кровати, на одной из которых под одеялом храпело грузное тело, не обратившее на наше появление никакого внимания. Кроме кроватей в комнате имелось две тумбочки, два стула и более ничего. Я притащил из чулана раскладушку, а Роза Петровна выдала нам комплект чистого, но очень ветхого постельного белья.
— Размещайтеся, – сортир в углу по коридору, душ с раковиной в нем же. Утром Санек прибежит, расскажет, че вам дальше делать, — сообщила Роза Петровна, закрывая дверь.
Мы улеглись: я на раскладушку, а Тоха на кровать. Поворочавшись с полминуты он спросил у меня:
— Ну и как твои впечатления? Сервис на уровне?
— Хрен с ними с впечатлениями, я не могу отделаться от ощущения, что мы в компьютерную рпг попали. Прямо «фоллаут» какой-то. Неизвестная локация, закрытая дверь, которую не откроешь, пока не найдешь нужного персонажа и не пройдешь проверку на красноречие.
— Завязывай уже с компьютерными играми, а то ты сейчас начнешь в каждой новой комнате первым делом по шкафам шерстить. Местные в компьютер не играли, они не так поймут, а дробовик с самоходной броней ты, как я вижу, не захватил.
Утром мы проснулись под отвратительные звуки какого-то блатного шансонье. Звуки изрыгал видавший виды кассетный магнитофон, стоявший на полу у стены. У окна под это подобие музыки делал нечто отдаленно напоминающее зарядку мордатый молодой человек с пивным брюшком и рыжими усами.
— Здорово, пацаны, – дружелюбно поприветствовал нас усач. – Меня Василий зовут, я новый семеновод, неделю как устроился. Дом еще не выделили, пока здесь чалюсь. А вы кто будете?
— Ветеринары будем, – сухо отозвался Тоха. – Я Антон, а он Ярослав.
— Сами-то откудова? Я с Ленинградской вот.
— Мы с Нахичевани.
— С самой Нахичевани?
— Самее некуда.
В этот момент раздался громкий стук в дверь. Я открыл и в комнату быстро вошел невысокий худой парень в кепке-бейсболке, на вид чуть старше нас. Он заговорил пулеметной скороговоркой:
— Драсте хлопцы, я Саша, главный ветврач молочного комплекса, хорошо, что приехали. Я вас очень ждал, но не встретил, устал – работы много, тут отелы, вакцинацию надо. Вот разместились – молодцы, трошки поторопитеся, тама на против въезда в элеватор столовая, я предупрежу – вас завтраком-то накормят. Потом по дороге на выход, идите прямо, за ставком комплекс увидите, мимо-то не пройдете, тама дорога одна. Я на пункте предупрежу, как придете – меня позовут, я как чо покажу…
— А что, у вас случилось? Наша какая работа?
— Ребята, трошки бегу, нет времени объяснять, надо молоковозы отправлять, – выпалил Санек напоследок и тут же исчез за дверью.
— Что это было, бля? – задумчиво произнес Тоха.
— Это Саня – главный ветврач с фермы, – изобразил капитана очевидность семеновод Вася. – Он суетный такой, все бежит куда-то, я с ним и не говорил почти никогда.
— Главное я уловил – в столовой нам дадут пожрать, остальное вторично, — резюмировал я. — Не знаю, как ты, а лично я очень проголодался.
Мы на скорую руку собрались и двинули в столовую. Это было типовое кирпичное здание советской постройки с классически рукомойниками и плакатами «Мойте руки перед едой». Персонал столовой тоже был взят из палаты мер и весов – две толстенные поварихи неопределенного возраста, с лицами, поразительно напоминавшими крышки от кастрюль. Ушлый Тоха сумел добиться их благосклонности, уверенно нахваливая капусту и макароны, благодаря чему мы сумели раздобыть удвоенную порцию вполне приличной тушеной свинины. Запивая сытный ужин бледным чаем, он изрек:
— А жизнь-то налаживается. В общаге мы бы лапшой из бич-пакета давились, а тут мяса на халяву хоть обожрись. Мне здесь определенно нравится.
— Тебе лишь бы пожрать, заводчик глистов – чемпионов. Ты о еде можешь круглосуточно мечтать.
— У меня организм такой, я энергии много трачу!
— Вот и пошли тратить, а то бесплатный сыр только в мышеловках.
Мы сдали грязную посуду и, поблагодарив поварих, отправились на ферму.
Молочный комплекс был обнесен сплошным бетонным забором с колючей егозой, фонарными столбами и даже (что выглядело невероятно) видеокамерами. Главный вход представлял собой вагончик санпропускник, а рядом с ним огромный бассейн с дезраствором, столь широкий, что в нем свободно могли разъехаться два «кировца» и глубокий настолько, что его не смог бы преодолеть легковой автомобиль. На санпропускнике нас встретила недоверчивая бабулька, представившаяся Марией Семеновной и заявившая, что ни о каких ветврачах её не предупреждали и без начальства нас никуда не пустят. Она принялась звонить по вполне современному внутреннему телефону. И вскоре на санпропускнике появился уже известный нам Саня-главврач. Он тащил с собой два ведра с какой-то странной субстанцией. Из каждого ведра торчала палка, толщиной в палец и длинной около полуметра.
— Хлопцы. Нет времени объяснять. У нас тут с мышами совсем капец, склады кормовые грызут – аж треск стоит. Берите ведра и идите с наружной стены отраву раскладывайте, через каждый метр. Один налево, другой направо. Как закончите, приходите сюда, я тута еще ведра оставлю.
Произнеся эту скороговорку, Саня оставил ведра и тут же умчался прочь. Он мне сильно напомнил тасманского дьявола – персонажа американского мультфильма, перемещавшегося в виде маленького смерча. Мы взяли ведра. К концу каждой палки была примотана проволокой обыкновенная столовая ложка, а в ведрах оказалась пшеница, видимо сваренная или вымоченная в растворе какого-то химиката.
— Да уж, тяжелая у них ситуация, без нас не справятся, – протянул я. – Пошли, чо! Дератизируем местность.
Мы разделились и направились в разные стороны. Работа оказалась совсем не такой простой как на первый взгляд. Дорожек вдоль забора не было и местами приходилось продираться через густые кушири. Кроме того сам комплекс занимал внушительную площадь, поэтому мы встретились с обратной стороны уже ближе к обеду.
— Я тут кое-что интересное нашел, пошли, покажу, – заинтриговал меня Тоха. – Следы местной партизанской войны.
Вскоре мы приблизились к небольшому оврагу, проходившему вдоль стены. От края оврага была прокопана тщательно замаскированная траншея, уходившая под бетонную стену. Все было сделано настолько аккуратно и тщательно, что я вероятно прошел бы мимо и не заметил, но Антон со своим мастерством следопыта, обнаружил ход сразу.
— Видимо это местная тропа Хо-Ши-Мина, по которой выносят ресурсы расхитители колхозной собственности, – предположил юный разведчик. — Что делать будем?
— Ничего не будем, ни ты, ни я этого не видели, – коротко ответил я. – За оперативную информацию нам вряд ли медаль дадут, а вот звездюлей от местных наверняка по полной огребем. Пошли быстрей, пока нас тут не заметили.
Мы вернулись на санпропускник, где нас уже ждал Саша.
— Парни давайте за мной, надо нам сегодня срочно телят провакцинировать.
— Что у вас тут вообще происходит? Что за вспышка заболевания?
Мы еле поспевали за ураганным Сашей, который рысцой бежал между крупных корпусов, явно построенных по европейскому стандарту. Вообще комплекс был впечатляющим, но мы толком ничего не успевали рассмотреть. Саша на ходу продолжал:
— Хлопцы, трошки некогда отвечать. Вы «шилки» чинить умеете?
— Аппараты Шилова? А что там чинить?
— Да у меня дуры побросали немытыми, не работают все, надо штуки четыре перебрать, промыть, проверить. Я вас на пункте оставлю, вы сделайте, а я потом с вакциной прибегу.
С этими словами Саша остановился возле синего строительного вагончика, прилепившегося сбоку какого-то корпуса, явно еще старой советской постройки.
— Там внутри все найдете, на стене висят, занимайтеся. – выпалил он и растворился в пространстве.
— Бля, точно компьютерная игра какая-то, – угрюмо сказал Тоха. – Дают квест, нихера не объясняют, только выполнил – следующий. И ни сюжета тебе, ни свободы действий.
— Зато графика 10 из 10, – пошутил я. — Пошли оружие готовить.
Мы зашли в вагончик. Это был некий филиал ветаптеки. В шкафах стояли препараты, на полу мешки с какими-то витаминными добавками. На одной стене висели веревки и приспособления для родовспоможения, а на другой, небольшая коллекция инъекторов разных марок, причем, не только классические аппараты Шилова, но и что-то более современное и даже импортное. Ближе к окну стоял стол, заваленный бланками и журналами, которыми явно никто давно не занимался. Тоха снял со стены пару «шилок», которые на вид были наиболее работоспособны, и подал один инъектор мне. Ремонт этого простого инструмента не представлял ничего сложного, нужно было только разобрать и вымыть все детали от засохших остатков препаратов, которые нерадивые работники из них не удалили. У меня дело шло хорошо, а вот в Антохином аппарате кто-то забыл какую-то маслянистую субстанцию, и водой его отмыть не получалось. Для этой цели хорошо подошел бы спирт, но хранение его в открытом доступе было совершенно исключено. Внезапно дверь распахнулась и в вагончик вихрем ворвался Санек.
— Хлопцы, бросайте все и в столовку живо! Как пожрете, сидите в гостинице, ща сюда комиссия с Москвы приедет, тута вас быть совсем не должно! Бегом, быстрей давайте!
Мы поспешили выполнить распоряжение. По дороге в столовую я размышлял вслух:
— Как-то сюжет у игры линейный слишком. Мы и осмотреться толком не успеваем, как нас уже послали еще куда-нибудь. Прямо уже не рпг, а натуральный квейк.
— Только дробовика по прежнему нема, — согласился Тоха. – Пошли к конторе подойдем, узнаем, как хоть это хозяйство называется.
Мы свернули к спрятавшемуся за елками административному зданию. Вычурная черная табличка с золотыми буквами гласила: «ЗАО Агрофирима ИНДИАНА».
— Да уж. «Колхоз имени Индианы Джонса» – интересно, почему его так назвали? – задумчиво произнес Тоха.
— Жрать пошли – оборвал я его размышления. – ТРОШКИ НЕКОГДА ОБЪЯСНЯТЬ…
Штурм-ветеринары,История,песочница
Развернуть

Штурм-ветеринары песочница 

Штурмовые ветеринары.


Высадка в неизвестной локации.


Как-то на четвертом курсе мы скучали на первой лекции, в большой аудитории ветеринарных клиник – отдельного комплекса зданий, расположенного на отшибе университетского городка. Был понедельник, осень, конец сентября. Еще не слишком похолодало, но бабье лето стремилось к концу, стояла теплая, влажная погода с мелким моросящим дождем. Сам университет был весьма необычным, он располагался не в городе, а в самой настоящей деревне, с колхозом и прочими атрибутами. Утопая в зелени, на огромной территории вольготно раскинулись старинные корпуса. Многим из них уже было хорошо под сотню лет, а сама история ВУЗа насчитывала на момент повествования больше 160 лет.

Лекция была монотонной и скучной, что-то о болезнях пчел и плановых диагностических мероприятиях по их выявлению. Неожиданно дверь распахнулась и в аудиторию вошел наш декан. Студенты мгновенно вскочили со своих мест, приветствуя «Великого Магистра».

Примечательно, что это прозвище Федор Николаевич получил за мелодию звонка своего сотового – тему из известного кинофильма «Mortal Kombat». На первой лекции по паразитологии, когда у него в кармане пиджака под халатом заиграла это мелодия, кто-то из студентов крикнул с заднего ряда.

— Ничего себе музычка!

— А какая еще должна быть у предводителя ордена светлых сил? – резонно спросил Федор Николаевич. С тех пор его стали звать Великим Магистром Светлого Ордена или просто Магистром. Федор Николаевич пользовался уважением студентов за справедливое и объективное отношение и простоту в общении. А еще он отличался оригинальным чувством юмора, многим запомнилось его первое обращение к первокурсникам на общем собрании всех факультетов. Перед дворцом культуры стояла внушительная толпа из студентов и их родителей. Выступали деканы всех факультетов, на разные лады расхваливая свои специальности и правильность сделанного абитуриентами выбора. Последним выступал декан ветеринаров:

— Ветеринары умирают последними! – громогласно объявил он собравшимся. – Благодаря своей стойкости, подготовке и небрезгливости! Когда агрономы, зоотехники и экономисты помрут с голоду, ветеринары смогут добыть себе пищу и выстоять!

Хорошо что от уточнения, где ветеринары будут добывать пищу, декан воздержался…

Сегодня Федор Николаевич был явно чем-то взволнован. Он сделал жест, призывая садиться, и сразу перешел к делу:

— Коллеги! Скучно на лекции, небось? Особенно после выходных. Ну ничего, для важного задания мне нужно два крепких добровольца!

Аудитория настороженно загудела. Подобным образом снимали с занятий для выполнения каких-нибудь общественно-полезных поручений, типа вкапывания скамеек или разгрузки машины с занозистыми досками. Но обычно этими делами ведал завхоз или заместители декана, но не Магистр лично. Таскать тяжести под моросящим дождем никто не рвался и декан с минуту продолжал обводить взглядом аудиторию в поисках смельчаков. «Все лучше, чем со сном бороться» — подумал я и поднял руку: «авось под это дело удастся слинять пораньше». Сидевший справа Тоха, мой друг и земляк, видимо подумал о том же, и потянул руку вверх.

— Отлично! Бойцы, собирайте барахло и бегом ко мне в кабинет, – бодро сказал декан и покинул аудиторию. Мы забросили тетради в рюкзаки и двинули следом.

В кабинете Федор Николаевич подошел к большой карте области, висевшей на стене, и ткнул пальцем куда-то в южную её часть.

— Ребята, в крупном хозяйстве расположенном здесь – хутор «Правдивый путь» Нижне-Донского района произошла вспышка бактериальной инфекции. Для ликвидации не хватает специалистов. Вчера мне звонил Петрович из ОблВетЛаборатории и просил оказать содействие в ликвидации и проведении адекватной диагностики, в частности отбора проб крови и патологического материала. Мы будем формировать специальный отряд из лучших студентов для участия в этом важном деле. Я мог выбрать сам и назначить, но думаю, что добровольцы всегда лучше. Вы готовы по-настоящему поработать?

Упоминание Петровича произвело серьезный эффект. Опытный эпизоотолог, директор лаборатории, личный друг Фиделя Кастро, руководивший ликвидацией африканской чумы свиней на Кубе и имевший множество других заслуг – он был живой легендой ветеринарной службы. Одно упоминание его имени окружало задание ореолом опасных романтических приключений. Мы, не раздумывая, кивнули, после чего Тоха все же решился задать вопрос:

— А как с занятиями быть? Пропуски практики, все дела… Мы надолго туда едем?

— На две недели точно, потом оценим ситуацию. Скорее всего пошлем и еще бойцов, вам на усиление, ситуация достаточно сложная. Все прогулы вам будут закрыты, к сессии автоматический допуск, но уж экзамены извольте сами сдать, как и полагается.

— Мы готовы, Федор Николаевич. Когда отправляться? — я ответил сразу за двоих.

— Сюда на клиники к 20-00 приедет уазик за вами. Соберите вещи и будьте готовы к этому времени. Полевая форма, резиновые сапоги, сами знаете. Вопросы есть?

— Девушек можно попросить на усиление прислать? Чтобы не скучно было, – Тоха вытянулся во фрунт с ехидной улыбкой.

— Рассчитывайте на местные ресурсы пока что, – усмехнулся декан. – А там посмотрим.

Мы вышли из кабинета и остановились у входа на клиники.

— Куда теперь? — спросил Тоха – в общагу?

— Я бы в облцентр, домой сгонял, – ответил я, взглянув на часы. – Если поспешим, успеем на утренний автобус, а потом на «четырехчасовом» успеем вернуться. У меня не вся экипировка в наличии, плюс запас одежды хотел взять.

— Ты лучше вина у своего бати возьми, оно у него знатное, нам наверняка пригодится. Едем ведь надолго, бери литра три, а лучше четыре. Я с тобой не поеду, у меня в общаге все есть. Я посплю лучше, – зевнул Антон.

— Ишь, какой хитрый, вина ему. Ты тоже чем-нибудь полезным разживись раз такое дело. Что я один должен лишнюю тяжесть тянуть.

— Заметано. Встретимся на «Персике» в полвосьмого, как раз автобус придет. Я поспешил на автобус и через несколько часов уже был дома. Собрал вещи и выпросил у отца две бутылки домашнего вина, а так же небольшой запас денег «на всякий случай». Из-за вина сумка вышла довольно объемной, но это не слишком расстраивало. Впереди маячили приключения, и это согревало душу не меньше, чем мысли о запасе отличного вина.

Несмотря на то, что видавший виды автобус припоздал, я прибыл в срок на место встречи. Тоха, одетый в военную форму, уже скучал, сидя на перилах пивной веранды.

— Семечки будешь? – щедро предложил он при моем появлении.

— Давай. Сколько там на твоих часах?

— Полчаса еще, сейчас в магаз зайдем и двинем. Ты пожрал чего?

— Дома обедал, но да, запас карман не тянет. Ты угощаешь?

— А то! Если ты вино взял…

— Взял, четыре литра, лучшее с прошлого года.

— Отлично, тогда двинули.

Мы купили консервированного паштета, кильку в томатном соусе и хлеба. Потом пошли и уселись напротив входа в клиники в ожидании машины. Форма на Тохе сидела слегка мешковато, так как была куплена по случаю у солдат одной из близлежащих частей, и размер был подобран примерно. Сам Антон был высокого роста, очень худой и гораздо спортивней меня. Всегда очень веселый, подтянутый и оптимистичный, Тоха увлекался альпинизмом, походами и выживанием в дикой природе. Он мог организовать ночлег из подручных материалов. Найти в лесу лечебные травы и съедобные (или не очень) полезные корешки, развести костер трением и многое другое. Я же, в отличие от него, был несколько тяжелее, спорт не любил и довольно много времени проводил за компом или книгами. Мы оба были из областного центра и тяжело адаптировались к деревенской среде, но к четвертому курсу все сложности были вполне успешно преодолены и мы стали практически настоящими сельскими жителями – могли доить коров, ездить верхом, разговаривать матом и потреблять самогон без закуски.

Мы сидели под фонарем в темноте, лузгали семечки, а обещанного уазика все не было. Когда уже собирались достать паштет и открыть вино, то вдруг услышали оглушительный грохот. К клиникам подкатил потертый уазик, местами прогнивший до дыр, явно не имевший глушителя как такового. Из него выскочил небольшой небритый мужичок и выпалил скороговоркой:

— Вы что ли, хлопцы, к нам докторами? Сажайтесь быстрей нам еще ехать далеко. А я уж сломался раз, глушак подлюка отгнил, потярялся де то…

— Зашибись, — резюмировал Тоха. – Приключения начинаются!

Мы погрузились в пепелац и отправились в путь. Водитель представился как Дядя Коля и принялся что-то рассказывать про «нашинский колхоз». Но благодаря отсутствующему глушителю слышно было чуть меньше, чем ничего. Ехали мы долго, часа через три свернули с трассы на какие-то проселки и довольно скоро вообще потеряли понятие, где находимся в данный момент. Уазик по-прежнему грохотал со страшной силой, Дядя Коля что-то вещал размахивая руками и периодически бросая руль. Из обрывков его рассказов я понял только то, что коровы дохнут, врачей сменилось много, начальство приезжает, но все как-то плохо. Наконец, мы объехали последнюю лесопосадку, и впереди показались редкие огоньки какого-то поселения. С чувством исполненного долга уазик чихнул последний раз и заглох. Дядя Коля виртуозно выругался, после чего обратился к нам:

— Хлопцы, ну приехали ужо. Я тут этот гребаный карбюратор пиздошить буду, вам-то че сидеть? Топайте вон на огни, тут с километр всего, там увидите – контора двухэтажная, напротив ней гостиница. Там вам комнату должны были приготовить, постучитесь, должна дежурная быть.

Было где-то около часа ночи. Мы взяли сумки и зашагали по узкой асфальтовой дороге в указанном направлении.

— Знаешь на что это похоже? – устало спросил меня Тоха.

— Нет.

— На начало компьютерной игры. Высаживают в неизвестную локацию. Кругом темно, карты нет, квест выдали приблизительный – разбирайся как хочешь.

— Точно! И из оружия в наличии только пара ножей.

— Нет, я еще топорик захватил.

— Ну, тогда точно не пропадем! Но лучше бы у Вована дробовик взяли.

— Так он тебе его и дал. Но с дробовиком да, любая игра веселей становится.

Мы продолжали двигаться по краю неизвестной локации, уровень реализма поражал, жаль, сохраниться было нельзя…



P.S.

Это повествование основано на реальных событиях, но некоторые моменты изменены по разным причинам. Если будет интересно, опубликую здесь продолжение.
Штурм-ветеринары,песочница
Развернуть
В этом разделе мы собираем самые смешные приколы (комиксы и картинки) по теме Штурм-ветеринары (+8 картинок, рейтинг 20.0 - Штурм-ветеринары)